Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[R] Songs Of The Ocean

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[R] Songs Of The Ocean

NIK PAGE - Voices From Outer Space

время действия: будущее
место действия: космос, потом - полностью покрытая водой планета

участники: Val (Симона Виеру),
Greider (Зангар Валентайн)
Emily (Алкеми Фарита)
Изабелла (Брок Софорд & Мария Гордон)
Spellcaster (Нуви Лардлейв)

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
После обнаружения группой энтузиастов странных звуков, исходящих из глубин космоса, у человечества появилась настоящая возможность отыскать внеземной разум. Были найдены спонсоры, была получена поддержка правительства - экспедиция активно готовилась и, наконец-то, корабль со специально подобранным экипажем отправился в далёкое путешествие на планету, что полностью покрыта водой.
Корабль подошёл к двойной звёздной системе: у неё два солнца в одном гравитационном поле и 12 планет, 8-я из которых и есть пунктом назначения. До неё всего несколько дней пути: чтоб подготовиться к посадке, экипаж выходит из анабиоза, длившегося несколько лет. 

дополнительно:

Состав экспедиции (нпс)
Работники лаборатории

Химик (лаборант) – Калеб Джонс 33-х лет, который проводит все необходимые исследования и определяет химико-физический состав веществ.
Океанолог – Джина Уилсон, 41 год, занята изучением воды и её особенностей. Специалист в водной флоре и фауне.
Ихтиолог – Мария Гордон, 30 лет, зоолог, изучающий подводных животных – рыб, готова исследовать представителей фауны экспедируемой планеты (Изабелла).

Другие учёные

Археолог – Барт Аллен, один из инициаторов экспедиции (неактивен ввиду отсутствия игрока).
Нейропсихолог – Кристофер Линден, 45. Исследует связи структуры и функционирования головного мозга с психическими процессами и поведением живых существ.
Морской геолог – Николас Фер, 29. Изучает дно морей и океанов.
*может быть ещё кто-то, так же некоторые члены экспедиции не покидали находящийся на орбите корабль*

Прочий состав

Командир экспедиции – Джонатан Беркер, 43, главный на шаттле, ответственен за организацию всей экспедиции и координирует передвижение группы, когда та покидает шаттл. К нему в любой момент можно обращаться через средство связи в лодке/динамик в шлеме скафандра.
Главный техник – Артур Блэк, 35, отвечает за исправность шаттла, лодки, всех автоматизированных механизмов.
Пилот – Джош Голд, 30, садит/поднимает шаттл, управляет подводной лодкой.

Военные

Элитный отряд солдат, состоящий из четырёх человек, в том числе командующий отрядом Зангар Валентайн. Высококвалифицированные военные, обладающие высочайшими навыками в обращении боевыми орудиями различной огневой мощи, холодным оружием, ближним рукопашным боем. Люди с физическими показателями выше человеческой нормы. В рамках экспедиции выполняют миссию по сохранению жизней членов экипажа, и, в случае необходимости, устранения инопланетной угрозы.

Шаттл и корабль
Корабль

http://gamegpu.ru/images/remote/http--www.gamegpu.ru-images-stories-Test_GPU-Action-Alien_Isolation_-cach-cach-4k_1.jpg
http://content.hwigroup.net/images/products_xl/206527/4/alien-isolation-pc.jpg
http://media.kotaku.foxtrot.future.net.uk/wp-content/uploads/sites/52/2014/09/k5iIoS8.jpg
http://im.ziffdavisinternational.com/ign_dk/screenshot/default/1_1404833866_sqbz.jpg
--
http://gameway.com.ua/wp-content/uploads/2014/10/Alien-Isolation-1.jpg
http://www.overclockers.ua/games/alien-isolation/20-big-alien-isolation.jpg
http://www.itsartmag.com/features/itsart/wp-content/uploads/2014/10/Alien-Isolation-Concept-Art-30.jpg
http://www.itsartmag.com/features/itsart/wp-content/uploads/2014/10/Alien-Isolation-Concept-Art-41.jpg
http://i.ytimg.com/vi/ZphX42ZdqHI/maxresdefault.jpg
http://st-im.kinopoisk.ru/im/kadr/1/9/7/kinopoisk.ru-Prometheus-1975366.jpg

Шаттл

Сам шаттл, опустившийся под воду, выглядит примерно так:
http://hsto.org/getpro/habr/post_images/134/cb2/b89/134cb2b89ac813ec32088523874e1e3d.png Он достаточно крупный для того, чтобы служить базой, но никаких изысков внутри нет: коридоры узкие, потолки невысокие, каюты экипажа вмещают в себя почти одну только койку. Имеется общая комната (кают-компания), по совместительству столовая и совещальная (поваров нет, за еду отвечает автоматизация шаттла), лаборатория.
http://savepic.su/5956819.png
http://i.imgur.com/octzYPX.jpg
http://img1.ali213.net/picfile/News/2014/10/08/20141008100453868.jpg
http://www.overclockers.ua/games/alien-isolation/05-big-alien-isolation.jpg
http://gameway.com.ua/wp-content/uploads/2014/10/Alien-Isolation-1.jpg
http://gmbox.ru/files/images/64664/2_1.jpg
http://36646d87786feafc0611-0338bbbce19fc98919c6293def4c5554.r0.cf1.rackcdn.com/images/mB89RQQaT3Kc.png
http://0cb8dd5d2dc142d08f0f-eb3b436d25971e5860b39e72b0600342.r94.cf1.rackcdn.com/images/HwY0jmd6MNrk.840x0.Vdef9Kkm.jpg
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/27/25/42/272542295f1206506dde1c43d0641987.jpg
http://edcn.free.fr/alien/radioshow.jpg
http://edcn.free.fr/alien/chiefoffice.jpg

+2

2

Когда Симона ложилась в капсулу, в которой ей предстояло провести самый длинный сон в жизни, она даже не представляла, каким коротким он окажется. Не было ни сновидений, ни воспоминаний об утраченном времени: ты только закрыл глаза, и вот уже корабль выводит тебя из анабиоза.

Как же долго она этого ждала. С того самого момента, как на одной, наполненной скептиками, конференции молодой и никому не известные тогда учёный показал ей записанный сигнал из космоса. Песнь, что так напоминала мелодичное пение китов. Тогда это казалось почти невозможным. Инопланетяне? Человечество устало от их поисков! Внеземная "трансляция" в космосе? Да это грубая подделка! Да, найти поддержку получилось не сразу...
Но, тем не менее, она нашлась. Сначала осторожно и недоверчиво, но вера людей в существование разума за пределами их солнечной системы росла, выделялись деньги, приглашались люди. Вера, или просто надежда?

Симоне говорили, что выходить из анабиоза - такой же быстрый процесс, как и вход в него. Но никто не уточнил, что после быстрого выхода последует длинный отходняк. Самым первым осознанным желанием было как следует прокашляться, но у Виеру с трудом получалось хотя бы втянуть в лёгкие воздух. Они ходили ходуном и казалось, будто хотят выпрыгнуть прямо через грудь. Почему-то вспомнился курс медицины, где рассказывали, что агония начинается с глубокого и полного вдоха.

На подготовку ушло два года с того момента, как проект был официально утверждён и экспедиция - одобрена. Симона старалась участвовать во всех аспектах этой подготовки, она наблюдала, как делается чертёж корабля и как под него усовершенствуется уже готовый аппарат, ранее предназначавшийся для другой планеты и другого задания, впоследствии посчитавшееся менее значительным. Корабль оборудовали всем необходимым, но больше времени ушло на создание "шаттла" - он отделится от основного корабля, когда они войдут на орбиту Аркелион П-2029, и опустится на дно его сплошного океана, став для команды исследователей базой.

"Умираю", - хотелось сказать Симоне, но воздух так и оставался где-то вокруг открытых капсул с приходящими в себя анабиозниками, всё никак не желая проникать в её лёгкие. В этот самый момент, задыхаясь и изнывая от боли, Симоне хотелось впервые пожалеть обо всей этой затеи. Насколько глупо получается: мечта всей её жизни уже настолько близко, что нужно только протянуть руку, а Симона утонула даже не в бескрайней воде Аркелиона, а в жидкости этой глупой капсулы!..

Перед отлётом и её, и всех остальных участников экспедиции много тренировали. Им рассказывали о таких банальных вещах, как безопасность на космическом корабле, поведение в случае непредвиденных обстоятельств, дали краткий экскурс в то, что и как работает. Все прошли курс оказания медицинской помощи, прослушали множество лекций о жизни на дне океана, с ними даже проводили занятия профессиональные дайверы. Далёкая от космических дел Симона даже в тайне опасалась, что её запакуют в центрифугу и устроят ознакомительный аттракцион, но оказалось, что это совсем не обязательно. А ещё с ними говорили психологи, психиатры, их морально подготовили к тому, что на планете могут поджидать опасности, или, наоборот, что экспедиция может обернуться провальной: условия на планете окажутся совсем непригодными для того, чтобы на неё садиться, никаких живых организмов в воде не окажется и так далее. Признаться, этот вариант казался Симоне куда страшнее опасностей.

Лёгкие всё же впустили в себя космический воздух, но Симоне легче не стало. В груди по прежнему жгло, в горле першило, а ещё подкатывала отвратительная сильная тошнота. Наконец-то сев, Симона всё-таки зашлась в сильном кашле, желая то ли избавиться от оставшейся жидкости в лёгких, то ли от них самих. Спустив босые ноги на холодный металлический пол, она согнулась пополам и постаралась просто не замечать все неприятные ощущения. Может, если их игнорировать, они пройдут.
Когда стало чуть легче, он подняла голову и окинула взглядом просторное помещение корабля. Кто-то уже встал и прохаживался, разминаясь, кто-то барахтался в капсуле, вероятно, как и Симона ранее, считая, что умирает, а кого-то шумно рвало.
- Доброе утро? - голос оказался севшим и хриплым, и за бодрый его выдать не удалось. Но ведь "утро" и правда доброе? [NIC]Simona Vieru[/NIC][AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/aafcd8c46073cb6a94d89984a315fcea.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

+4

3

Он проснулся первым на корабле. Зажигая сигнальные огни, включая мониторы и части операционных систем, находящихся в режиме «сна», корабль оживал, выходя из долгого пятилетнего анабиоза вместе с ним, получеловеком-полуроботом. Словно среднее звено между людским родом и веком машин. Система запускалась с шумом, характерным автоматическим шорохом, щёлканьем, подготавливая к работе не только себя и активные резервы жизнеобеспечения экспедиционного межзвёздного корабля, но и автоматизированные частицы тела киборга. Жидкость, наполняющая его капсулу, так же, как и все прочие, начала стремительно убывать, и когда кожа на влажном лице почувствовала холодок наполняющего пространство корабля кислорода, Зангар открыл глаза. Тёмно-красные, напоминание об инопланетном облучении и его доказательство, они моргнули пару раз, чтобы чётко видеть картину перед собой. Снова тот же самый корабль, как девять раз до этого, каждые полгода.
Те, кто настоял на участии Валентайна в экспедиции, полагали, что наличие киборга на борту корабля позволит лучше проконтролировать работу всех систем при таком длительном перелёте. Ведь ещё до того страшного взрыва во время Галапагосских сражений Зангар был намного выносливее и сильнее обычных людей. Стоит ли говорить об этом теперь, когда одно из его лёгких было роботизировано? На протяжении всех пяти лет система выводила его из сна через каждые шесть месяцев, чтобы он собрал данные о полёте, установил связь с Федерацией в новой точке космоса и отправил все необходимые данные. Для всех них, кто сейчас просыпался вместе с ним, полёт прошёл за одно мгновение, покрытое глухим, непроглядным забытьём. Для него же всё было гораздо дольше.
Зангар подался вперёд, выныривая из остатков анабиозного раствора. Длинные чёрные волосы липли к спине, а поток кислорода немного распирал грудь. Он знал, что переносит пробуждение гораздо легче, чем все прочие астронавты. И всё же наличие одного вполне человеческого лёгкого требовало уделить ему несколько минут равномерных коротких вдохов и выдохов и выравнивания дыхания. Над головой зажегся свет и багровый взгляд метнулся к роботизированной руке. Её сплав особой прочности мог пробыть в подобных условиях в целом около пятисот лет, после чего следовало заменить внешнее покрытие и несколько основных компонентов, отвечающих за совместимость с мышечной тканью – так говорили Валентайну техники из военного корпуса, тоже работавшие над подготовкой к экспедиции. Подумаешь, всего-то пятьсот лет. Ну, может быть, плюс-минус сто. Рука была присоединена к специальным кабелям, уходившим в подшивку его капсулы. Через них операционная система корабля поддерживала в работоспособном состоянии все искусственные составляющие организма. Удостоверившись, что активация успешно завершена, Зангар вынул кабели из руки, и подвигал пальцами. Рука слушалась в привычном режиме. Будто была своей собственной.
Капсула капитана была во главе прочих, и система выводила его из сна вслед за Валентайном. Джонатан Беркер был первым человеком на этом корабле. Что ж, возможно киборга корабль воспринимал частью самого себя. Вырвавшись из раствора, Беркер ожидаемо начал задыхаться, вцепившись руками в края капсулы. Резкий вдох оглушил помещение хрипом. Его рука соскользнула, но во время подоспевший Валентайн удержал Джонатан от удара о капсулу.
- С пробуждением, капитан, - как всегда ровным и бесстрастным тоном произнёс Зангар, помогая Беркеру прийти в себя. – Все системы корабля приведены в активное состояние и работают в штатном режиме. За время полёта отклонений от курса и сбоев в режиме энергообеспечения, жизнеобеспечения не наблюдалось. Процедура выхода из анабиозного раствора всех членов экипажа будет завершена через десять минут.
Валентайна не беспокоило то, что в первые минуты Беркер слабо понимает всю суть его слов. Киборг не собирался вести себя иначе. С самого детства его воспитывали определённым образом, приучая к определённому поведению как в боевых условиях, так и в обычных жизненных ситуациях. И немаловажным во всех смыслах было то, что солдаты Федерации, будь то обычные подразделения или элитные отряды, никогда не отличались особым состраданием и пониманием. На первом месте всегда был приказ. У Валентайна приказов было несколько и каждый из них был довольно чётким. Они были его обязанностью, как, к примеру, вот этот: немедленно доложить командующему кораблём и ответственному за операцию о состоянии экспедиционного межзвёздного космического судна Федерации при его пробуждении.
- Благодарю, Валентайн, - ответил Джонатан через полминуты, наконец, справившись с собственным организмом, и заставив себя поднять глаза на бесстрастное лицо киборга. Это всегда удивляло его: при том, что даже искусственные части тела Валентайна были сконструированы так, что могли воспроизводить эмоциональные реакции, их владелец, кажется, совсем забыл о том, что ещё способен на них.
Зангар кивнул в ответ, и удалился, направляясь дальше по кораблю. Следовало проконтролировать пробуждение остальных астронавтов, в особенности медицинского персонала, способного, в случае необходимости, оказать помощь. Ко всему разминка была полезна его телу, как никому другому: чтобы искусственные органы функционировали в норме, необходимо восстановить циркуляцию крови. На все эти сложности Валентайну требовалось около двух минут: если одна часть его была детищем робототехники, вторая была более усовершенствованной моделью человеческого тела с самого рождения.
Огромное помещение, уставленное капсулами с астронавтами, уже было полностью освещено, а на индивидуальных мониторах над их головами, мельтешили данные о частоте сердцебиения, давлении и прочих важных аспектах здоровья. Зангар остановился рядом с ними, разглядывая выныривающих из капсул людей. Пять лет, проходя мимо них, он видел их умиротворённые лица и думал, видят ли они свои сны или же сон глубок настолько, что поглощает всю работу сознания. Теперь они просыпались. Зангар поймал себя на том, что за время перелёта пытался представить, каким будет этот самый момент. Что ж, его фантазия преподносила ему вполне правдоподобные варианты. Он мог бы многое рассказать им, что видел по ту сторону иллюминаторов, когда корабль преодолевал одну звёздную систему за другой. Но говорить было не с кем: практически никого из всех них Зангар не знал.
За исключением двоих, одна из которых проснулась совсем рядом с ним. Симона Виеру вдыхала слишком резко, будто пыталась научиться дышать в чужеродной атмосфере. Зангар не двинулся с места. Он не мог ничем помочь. Реакция была вполне естественной и ожидаемой. Как только господин Врач будет в состоянии помогать другим, лингвист Виеру сможет обратиться к нему за помощью, если понадобиться. А пока Валентайн окинул помещение ещё одним взглядом, фиксируя тех, чья реакция была значительно хуже. Все подобные случаи должны были быть запротоколированы, чтобы в будущем командование могло рассчитывать на выносливых людей. Конечно же, каждый из астронавтов проходил специальные тесты, но практическая ситуация всегда могла сказать намного больше, чем даже самая максимально приближенная к реалистичности теория.
- Доброе утро? – послышался слабый голосок Симоны.
Зангар снова устремил на неё свой багровый взгляд, оценивая её состояние. Спазмы заметно поубавились, возможно, оставив женщине некоторую резь в лёгких, но и она вскоре утихнет. Виеру была ценным кадром, потому что из всего состава команды могла хоть как-то различать поступившие семь лет назад на Землю сигналы. Возможно, именно ей было суждено попытаться наладить первый диалог с населением Аркелеона. Если, конечно, все расчёты и выводы действительно верны и надежды Федерации на контакт с разумными существами оправдается. А если нет, то… То тогда все эти люди потеряют в пустую десять лет своей жизни. Если, конечно, высадка на Аркелеон не принесёт ещё более худших результатов, чем известная высадка похожей экспедиции на планету Друин тридцать четыре года назад.
Валентайн взял лежащий рядом с Симоной, специально приготовленный для неё пакет первых необходимых вещей, разрывая его, и вытаскивая оттуда полотенце.
- Доброго, мисс Виеру, - ответил Зангар, протягивая ей полотенце, попытавшись при этом чуть смягчить собственный голос. Женская нервная система, как известно, более уязвима и восприимчива к внешним раздражителям. Не стоило увеличивать итак пережитый только что стресс холодным отстранённым тоном. – С пробуждением. Мы на орбите Аркелеона. Капитан будет на мостике через четверть часа. У вас есть силы подняться? Позвольте помочь вам, - вежливо закончил киборг и протянул женщине свою стальную руку.

[NIC]Zangar Valentine[/NIC][STA]The Soul Is In the Software[/STA][AVA]http://savepic.su/5749598.png[/AVA][SGN]http://savepic.su/5753694.gif[/SGN]

+3

4

[NIC]Alkemi Farita[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/t/UlG8a.png[/AVA][SGN]  [/SGN]

   С великим энтузиазмом Алкеми погружалась в анабиоз, который казался богачке своего рода аттракционом. Она вообще имела самое поверхностное представление о том, что вообще будет происходить. Беспечность могла бы сыграть с ней плохую шутку в дальнейшем, пусть и все курсы были пройдены... кое-как пройдены. Анабиозом Фарита считала своего рода средством для бессмертия. Все эти капсулы, прямо, как в старых фильмах! И выглядел их корабль эпично - не то слово! Дизайнеры постарались на славу.
   Но вот всё-таки очнулась Фарита в жутком состоянии... не вдохнуть, не продохнуть! Вместе с Симоной, к которой наш спонсор программы привыкла обращаться, просто, как к Симе, она в унисон кашляла и думала о смерти. В смысле, не о самоубийстве, а о том, что сейчас вот-вот умрёт. Она скорее вынырнула из остатков раствора, разразившись в кашле. Как ни странно, она ещё пыталась к тому же жертвенно улыбаться, рукой махая охранникам, мол всё в порядке, чтобы все отошли от неё. Алка попыталась встать на ноги, но упала, не совладав с равновесием. Голова кружилась, а в глазах мутнело.
   "Не могу..." - её рука прислонилась к губам, закрыв половину лица с прилипшими чёрными мокрыми волосами к нему. Она прижимала пальцы ко рту, словно это поможет сдержать рвоту. И знаете, помогло. Медленно проведя всё той же рукой по лбу, Алкеми опиралась второй о пол. Сидеть на нём было куда приятнее, чем барахтаться в капсуле. Она минуту пялилась в одну точку на полу, просто восстанавливая в себе жизнь и способность дышать.
   - Все в порядке? - именно эти слова Фарита произнесла первыми, когда поняла, что более или менее приспособилась к условиям.
   Алкеми Фарита была одной из самых бесполезных, любопытных и добродушных на этом корабле. Одним словом - человеком. Причём самым обычным и самой богатой в шатле. Конечно, всем от неё нужны были только лишь деньги и всех бесит непросвещённость девушки и кажущаяся несерьёзность в отношении к делу. Однако ничего уж тут не поделать, если деньги в жизни всё-таки могут что-то решать, что уже не раз доказывалось опытом.
   А ведь именно необыкновенная тяга к соприкосновению с внеземными объектами толкнула брюнетку оплатить колоссальную часть по спонсированию экспедиции. И именно это объединяло её с учёными. Она хотела контакта с НЛО. А они знали, как это сделать.
   Девушку укрыли полотенцем, после чего она огляделась.
   - Сима, ты чувствовала подходящую к горлу тошноту? Это ужас, еле сдержала! - с каждым словом голос девушки звучал всё лучше и лучше. Иногда приходилось откашливаться и сглатывать какие-то непонятные комки в горле, - Я такая голодная!
   Стало даже смешно. Пять лет не жевать... ничего.

Отредактировано Emily (2015-06-29 06:49:13)

+3

5

Брок вышел из анабиоза вслед за капитаном. Сердце начинало биться быстрей, противная липкая жидкость уходила из капсулы, легкие медленно заполнялись кислородом. Брок все еще лежал в своей капсуле с закрытыми глазами. Про себя он отсчитывал до 60. Потребовалась минута, чтобы все сошло на нет. Наконец, он открыл глаза. Это не первый полет Брока, когда он проходил через эту неприятную процедуру анабиоза и выхода из нее. Многих тошнило, кого-то по-настоящему выворачивало наизнанку. Но Брок был врачом, к тому же он пользовался особой дыхательной техникой. Перед уходом в "сон" он оповестил весь состав экспедиции как следует вести себя при пробуждении. Такие, как капитан Джонатан Беркер, был не первыми, кто проходил через это неприятное дело, но даже тот всякий раз чувствовал себя отвратительно.
Крышка капсулы Брока раскрылась, и он сел. Зеленая лампочка над головой сменилась красной, оповещая компьютер, что  Брок пробудился окончательно и может выходить. На какое-то время им владела дезориентация. Голова слегка кружилась от резкого подъема корпуса. Он замер на пару секунд. Взгляд сфокусировался на Зангаре. Тот помогал капитану. Ничего удивительного в том, что этот вояка пробудился первым вместо капитана, он же лишь вполовину человек. На поддержание его организма требуется меньше, чем для остальных членов экипажа. Кажется, это даже лучше. Зангар чувствовал себя в форме. Он еще не успел переодеться, находясь в нижнем белье. Это белье было изготовлено из специального материала, который в анабиозной жидкости не намокал и оставался сухим, плотно прилегая к телу, чего не скажешь о волосах на теле и коже. Брок терпеть не мог эту слизь. Ему хотелось поскорее принять душ.   
Все системы корабля уже включились и работали. Зангар оповещал капитана, что все хорошо, а Брок тем временем ступил на холодный пол босыми ногами, оставляя слизь на полу. Роботу-уборщику теперь придется потрудиться, после того, как пробудиться весь экипаж. Софорд подумал, что надо было оставить рядом со своей капсулой тапки. Он сгорбился, посмотрев на свои ноги. Ногти на ногах заметно отросли, да и на руках тоже. Он протянул руку, которая все еще плохо слушалась, к волосам. Они тоже отросли. Не смотря на то, что в анабиозе весь метаболизм человека замедляется, ногти и волосы продолжают расти. Странное свойство.
Мужчина кивнул Зангару, пока тот  возился с капитаном, затем поднялся на ноги. Голова все еще немного кружилась, но зато тошноты не предвиделось. Брок прошлепал к железному шкафчику со своим именем и достал оттуда свой халат. Простой, белый, один из рабочих. Там же и шлепанцы были. Как бы ни хотелось в душ, ему следовало бы проверить остальных.
Люди один за другим выходили из анабиоза. Кто-то легче, кто-то тяжелей. Брок накинул на Марию Гордон махровое полотенце, когда та с трудом села и спустила ноги на пол. Ее сильно тошнило, и Софорд подал девушке пластиковый пакет на всякий случай. В другом конце комнаты очнулась Симона Виеру. Она выглядела зеленой, потому Брок поспешил к девушке. Это она стала одним из инициаторов экспедиции, кто первый обнаружил нечто похожее на голоса далеких планет. Сначала она сильно закашлялась. Это все от того, что она слишком резко втянула воздух в легкие. Надо было маленькими воздушными глотками.
- Доброе утро? - прохрипела девушка.
Брок окинул ее своим профессиональным взглядом, Зангар рядом открывал пакет и передавал девушке полотенце. Кто-то уже блевал. Эти звуки неприятно раздавались в комнате.
- В дальнем космосе непонятно, утро это или вечер... - произнес Брок, а сам поспешил к геологу, который как раз и блевал. Брок перед уходом в анабиоз всех оповестил, что нужно ложиться с пустым желудком, но кто-то, видимо, его не послушал. Рядом приходила в сознание их "денежный мешок", а точнее Алкеми Фарита. Она кашляла вместе с Симоной в унисон. Софорд одним глазом смотрел на девушку, вторым - на блюющего бедолагу. Вышедшие из анабиоза военные, приставленные к Алкеми, отошли по ее требованию. Глупая девчонка, раздраженно подумал Брок, когда брюнетка встала на ноги и тут же упала, свалив на пол пакет и некоторые вещи. Софорд подхватил пакет с пола, быстро разорвав его. Он достал оттуда полотенце и накинул его на плечи Алкеми. Ее волосы прилипли к коже, и он аккуратно убрал их. Мужчина взял ее за плечи и заговорил:
- Мисс Фарита, встаньте или вот, возьмите пакет.
Брок протягивал девушке пакет, но та сидела с тупым взглядом на полу, зажав рот рукой. Через пару минут ее, должно быть, отпустило. Для первопроходчицы девушка довольно хорошо справилось, подумал врач. Алкеми уже во всю балаболила, а ее охрана помогла ей встать. Брок скептически глянул на девушку:
- После выхода из анабиоза пищу следует принимать не позже, чем через час. Ваш организм еще не стабилен. Вы не можете ощущать чувство голода, потому что жизненный процесс вашего организма был сильно замедлен.
Брок заметил, что все члены экипажа вышли из анабиоза. Некоторые уже подходили к своим шкафчикам и надевали халаты, брали чистые вещи и уходили в душевую комнату. На корабле душевая была одна с рядом кабинок, которые разделялись и закрывались на дверцы. Туалет тоже был один. Софорд последовал тому же примеру, убедившись, что теперь все в порядке. Захватив вещи, он направился в душ.
Кабинки закрывались дверцами, которые в открытом состоянии  просвечивали, но как только их запирали, стекло становилось матовым. Ох, как же он мечтал о горячей воде, которая легко и быстро смыла противную слизь. Мужчина подставлял лицо струям воды, с блаженством расслабившись и окончательно приходя в себя. Позже одевшись, он направился в медицинский отсек. Там следовало провести ряд работ, подготовить инструменты, документы, просмотреть базу компьютера. Обычная занудная работа. С ним были два медработника., братья-близнецы, которые останутся на корабле на орбите Аркелеона, когда шатл спустится на планету.
[NIC]Brock Soford[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/EOoux.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Изабелла (2015-07-07 14:22:22)

+3

6

Пробуждение выдалось не из приятных. Мария до анабиоза все ожидала, что будет видеть красочные сны, смеялась вместе с Джиной Уилсон и воображала, как же это будет. Конечно, их предупредили, что выход из анабиоза станет не самым из приятных впечатлений в жизни, но Мария точно не думала, что настолько. Легкие разрывало на части, когда кислород начал их заполнять. Вода, которая заполняла капсулу, с самого начала не понравилась Марии. Она все боялась, что утонет и задохнется. Когда она ложилась в нее, у женщины началась клаустрофобия. Доктору Софроду потребовалось некоторое время, чтобы уложить испуганную женщину в капсулу. Но все произошло за какой-то миг. Вот, вроде бы она только вчера ложилась сюда, а уже встала. Она кашляла и хрипела. Все ее тело дрожало, а сердце колотилось, как бешеное. 
Что и говорить, Мария испытывала подобное впервые. Она даже начинала жалеть, что согласилась на эту авантюру. Какой бы та ни была. Но все же у нее хватило сил сесть и медленно опустить ноги на пол. Длинные светлые волосы прилипли к лицу. Ей было так плохо, что женщина готова была расплакаться. Кто-то накинул на нее полотенце.
- Спасибо, - хрипло прошептала Мария.
Ей не нравилось абсолютно все: пробуждение, липкая слизь, одежда, которая так плотно облегала тело, прилипшие волосы, тошнота и общее состояние. Она хотела бы кому-то пожаловаться, но доктор уже ушел к следующему человеку. Симона Виеру, которую их нанимательница Алкеми Фарита называла Симой, чувствовала себя явно лучше. Сама же богачка только что очнулась, тоже зашлась в кашле, а позже свалилась на пол. Мария тупым взглядом смотрела на нее.
- Да уж, доброе, - мрачно произнесла Мария. Ее трясло, но не от холода. Николаса Фера активно тошнило, врач занимался им. Мария решила, что ей лучше какое-то время посидеть тут. Кто-то уже вставал со своих "кроватей" и подходил к шкафчикам, забирал одежду и проходил в душевую. Но Мари не чувствовала себя настолько окрепшей. При словах о еде ее почему-то затошнило, а врач решил отчитать спонсора их экспедиции. Ей подумалось, не зря ли доктор Софорд так поступает. Она все-таки оплачивает тут все. Любое слово Алкеми Фариты, и поток неиссякаемых денег окончится. Впрочем, кто знает, что там творится на земле. Может быть, девочка уже стала финансовым банкротом?
Мария подумала о своих родных. Хорошо, что у нее не было детей. Иначе бы они сейчас стали на 5 лет старше, и неизвестно, как долго  будет проходить экспедиция.
Калеб, сидящий напротив в точно такой же позе, улыбнулся Марии. Она невольно ответила ему такой же улыбкой. Парень нравился ей. Даже больше, чем просто человек... Но она боялась ему об этом сказать.
[NIC]Mary Gordon[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/Vb4Qz.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Изабелла (2015-07-07 14:25:22)

+2

7

- В дальнем космосе непонятно, утро это или вечер... - вероятно, оптимистический и бодрый настрой Симоны был свойственен только Симоне.
Женщина немного насупилась от равнодушного и не очень-то воодушевлённого ответа доктора Софорда. Они на пороге нового мира, нужно радоваться и излучать счастье. Счастье, мать вашу!
- Когда проснулся - тогда и утро, - тихо прохрипела Симона, но доктор уже отправился помогать другим членам  экспедиции, которым явно пришлось несколько хуже. Вот, Алкеми уже валяется на полу.
К богатенькой девчонки у Симоны было двоякое отношение: во-первых, она, в отличие от всех других, не обладала какими-либо практическими навыками или теоретическими знаниями, что могли бы пригодиться в экспедиции. Во-вторых, она грозила стать самой настоящей помехой работе учёных умов, путаясь под ногами и желая развлечений, которых в процессе может и не предвидеться. В-третьих, она называла Симону "Симой". Но именно благодаря её щедрым взносам экспедиция свершилась, так что можно и не возмущаться. Тем более, что девушка производила впечатление позитивного и неплохого человека.
- Доброго, мисс Виеру, - глядя вслед доктору и наблюдая за валяющейся на полу Алкеми, а так же пытаясь совладать с новым приступом тошноты, Симона не сразу заметила подошедшего к ней Зангара Валентайна.
Киборг явно переносил все прелести и недостатки стазиса совсем по-другому, чем люди более... простые. Насколько Симона знала, он периодически должен был покидать свою капсулу и проверять жизнеобеспечение. Интересно, какого это: самому бродить по большому и полуживому кораблю, зная, что за толстыми железными стенами - безграничный и холодный космос?.. Хотелось спросить, но Виеру решила отложить вопрос на потом.
Собственно, осознание того, что её саму от холодного и безжизненного космического пространства сейчас отделяют лишь только те самые железные стены слегка встрепенуло Симону. А слова Зангара о их местонахождении - орбита Аркелиона - заставило наконец-то в полной мере осознать происходящее.
- Спасибо, - она взяла протянутое полотенце и быстро в него завернулось. Было приятно стереть с тела вязкую жидкость капсулы.
Предложением помощи от киборга Виеру тоже поспешила воспользоваться. Всё же не хотелось не устоять на ногах и повалиться на пол вслед за Алкеми, но точно так же Симоне было приятно внимание со стороны солдата. Металлическая рука оказалась не такой холодной на ощупь, как изначально ожидала Симона. Или же её тело ещё не успело нагреться до обычного состояния после пониженной температуры капсулы. Лингвист, забыв про минимальную тактичность, уже хотела бы продолжить ощупывание необычной конечности, но её отвлекло, во-первых, желание срочно отправиться в душ и избавиться от остатков капсульной жидкости, а во-вторых, голосок Алкеми.
- Да и сейчас её чувствую... - призналась Симона. Тошнота действительно никак не желала полностью отпускать женщину, то и дело напоминая о себе. А потому голода она не чувствовала совсем, даже осознавая, что не ела уже целых несколько лет. Тошнота и голод - понятия взаимоисключающие, как ни крути.
Во второй раз поблагодарив Зангара и схватив свои вещи, Симона направилась в душевую, мысленно сказав "спасибо" проектировщику корабля: он очень правильно поступил, сделав её прямо рядом с капсулами. Пилять через весь корабль в таком состоянии и виде было бы как минимум неприятно.

Несколько кабинок уже были заняты. За матовым стеклом шумела вода и в воздухе чувствовался приятный и тёплый пар. Симона с превеликим удовольствием подставила своё тело под тёплые струи, чувствуя, как силы постепенно к ней возвращаются. Не смотря на несколько уставшее и неприятное состояние (странно, столько лет спать и проснуться уставшим), Симона была полностью довольна. Совсем скоро они отправятся на планету, которой она так долго грезила...
Насухо вытеревшись полотенцем и просушив волосы, Симона оделась в лёгкую белую одежду и покинула душевую. С каждой минутой бодрости становилось всё больше и больше, ей даже показалось, что упомянутое Алкеми чувство голода уже даёт о себе знать.
Виеру прямым ходом направилась в кают-кампанию, очень просторное и аккуратное помещение, где уже собралось несколько человек. Аналогичное место на шаттле, который вскоре станет членам экспедиции новым пристанищем, будет несколько меньше. Во время подготовок к вылету они провели пару пробных дней, живя в полностью повторяющей шаттл постройке. Правда, не все вместе, а группами поочерёдно.
- Как самоощущение? Есть тревожность, грусть, тоска? - не успела Симона как следует осмотреться, как с ней тут же заговорил нейропсихолог Кристофер Линден. "Нейро", стоит заметить, а не просто психолог. Видимо, заметив несколько удивлённый и скептический взгляд Симоны, мужчина тяжело вздохнул и сказал: - Я тут не только для того, чтобы опыты над местной аркелионской живностью ставить.
Но у Симоны не было ни малейших причин чувствовать себя тревожно или испытывать хоть малейший намёк на депрессию. О чём она поспешила сообщить и направилась в сторону невысоких белых диванчиков, которые вдобавок оказались и очень мягкими. Ей уже не терпелось дождаться того времени, как всех участников экспедиции попросят взять свои вещи и спуститься в шаттл, ожидая погружения... Но этого ещё предстоит подождать.
- Шампанское на борту есть? Было бы самое время откупорить.[NIC]Simona Vieru[/NIC][AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/aafcd8c46073cb6a94d89984a315fcea.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

+4

8

Мари предложил помощь кто-то из военных, что в подчинении у командира отряда Зангара Валентайна. Мари снова бросила взгляд на Калеб и, в конце концов, приняла помощь. Женщина с трудом ковыляла до своего шкафчика, но с каждым шагом в ноги возвращалась уверенность и сила. Хорошо, что она не стала сразу подниматься, как это сделала мисс Фарита. Гордон еле-еле справилась с жуткой тошнотой, но хотя бы ее организм был сильнее, чем у некоторых.
- Дальше сами? - спросил солдат.
Мария кивнула. Он открыла дверцу шкафчика, на которой было ее имя, и достала заранее приготовленные вещи: простое хлопковое нижнее белье (да, тут не удастся щеголять в кружевных трусиках...хотя она их все же захватила), серые мешковатые штаны из хлопка, берцовые сапоги женской модели и белая футболка с бежевой жилеткой. Вот и все. Все это у нее уже было приготовлено в пакете. Вместе со своими вещами она направилась вслед за Симоной Виеру в душевые.
Душ ей показался настоящим блаженством. Она подумала, каково это - проспать 5 лет беспробудным сном. Но так и не могла поверить в происходящее. Что же там сейчас на Земле? Она задумалась о том, а вдруг бы что случилось, пока они летели? По телу пробежала дрожь, хотя вода в душе была огненная. Мария тщательно терла себя щеткой. Она все еще чувствовала неприятную слизь. Теперь руки и тело будут красными, как вареный рак. 
Через какое-то время женщина вышла из душа, завернувшись полотенцем. Рядом сушила волосы Симона. Мария улыбнулась в отражении Симоне и взяла другой свободный фен. Вскоре брюнетка ушла и Гордон осталась одна. Кто-то еще принимал душ, кто-то переодевался. Где-то через полчаса волосы были полностью сухими, и Мария переоделась. Первым делом она зашла в комнату, которую занимала еще с тремя людьми. Здесь были четыре так называемые кровати, встроенные в стену, несколько шкафчиков, парочка панелей, которые в данный момент отключены, средство связи, портативные компьютер и небольшой стол, на котором кто-то уже успел разложить свои чертежи и какие-то карты с записями. На одной из коек лежал свитер и пара журналов Плейбой. Мария хмыкнула. Она прошла к своему месту и присела на корточки. Под кроватью находились ящики, где можно содержать свой багаж. Оттуда Мария достала очки и повесила их на шею. Также выудила книгу и несколько тетрадей. Все это она оставила на своей постели, и направилась в кают-компанию. Кажется, она все-таки хотела есть, несмотря на предупреждения доктора Софорда. Женщина прихватила с собой любимую книгу "Моби Дик, или Белый Кит".
В кают-компании уже сидели люди. Кто-то заварил кофе, кто-то зевал. Нейропсихолог Линден уже приставал к Виеру. Однако он явно напал не на ту жертву. Вот лучше бы Джине помог. Она сидела сама не своя. Обычно подруга была веселой и шумной, а тут сидела вся зеленая и подавленная. Она смотрела в свою чашку, которую обнимала обеими руками, кофе в нем было не тронутым.
- Джини, все нормально? - тронула ее за плечо Мария.
Подруга молча мотнула головой, мол, все в порядке, и Гордон не стала к ней приставать. Она заняла место рядом с ней и оглядела присутствующих. Виеру заговорила о шампанском. Ихтиолог лишь натянуто улыбнулась. Да, шампанское самое время... Кроме того они просто добрались до планеты. Не факт же, что там действительно что-то есть. Может быть эти волны, которые она уловила, издавали вовсе не существа, населяющие планету.
- Погодите вы так радоваться, - снисходительно улыбнулась ей в ответ Мария. - Еще толком ничего не известно. Вот как только спустимся на планету, тогда можно было бы поговорить о празднике. 
Она положила книгу на стол, а затем отошла к освободившемуся аппарату-раздатчику еды. Аппарат налил ей кофе в белые пластиковый стакан, который не разобьется и наложил в тарелку гречку с мясом. Можно сказать час уже прошел. Мария вернулась с едой к столу.
[NIC]Mary Gordon[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/Vb4Qz.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Изабелла (2015-07-12 17:44:09)

+3

9

Симона была особенной. Может быть, она сама не замечала этого, может быть, никто не говорил ей, но это было так. Она выделялась среди всех, с самого того момента, как впервые заявилась в один из военно-научных корпусов Федерации с заявлением о том, что пойман какой-то сигнал, возможно свидетельствующий о разумной жизни на другой планете. Киборг познакомился с ней лично многим позже, когда экспедиция уже активно финансировалась, подготавливалась, а Федерация приняла решение отправить вместе с учёными несколько солдат из специализированного элитного отряда. Зангар участвовал почти во всех подготовительных работах, проводимых над будущим экипажем. Каждая процедура давалась ему значительно проще, каждая задача удавалась значительно быстрее. А он – он ловил себя на том, что следит за тем, как справляется со всем этим удачливый лингвист.
Когда женщина подняла на него свои глаза, Зангар встретился с её взглядом. Этот взгляд был совершенно отличный от всех, которые солдату приходилось видеть. По привычке составляя характеристики, он мысленно подбирал подходящее слово, чтобы описать то, что видел. «Глубокий, глубинный.» С этими словами Валентайн всегда ассоциировал океан: великую толщу воды, хранившую в себе жизнь, но и с лёгкостью приносящую смерть. Стихия, способная поглотить, навсегда лишив света, сгубить внутри своей потемневшей, померкнувшей во мраке красоте. Но, сознавая опасность, любой, кто смотрел в океанские воды, не мог оторваться от безграничной красоты. Глаза Симоны Виера были будто отражением тех водных массивов, с чьей мощью приходилось сталкиваться киборгу. Но отражением не угрозы, а другой, оборотной стороны.
Она приняла его помощь. Её рука была такой миниатюрной, хрупкой поверх его стальной ладони. Сплав, что дополнил собой утраченные части тела при взрыве военного корабля, был наделён возможностью поддержания половины температуры тела своего владельца при вживлении в плоть. За это и ещё ряд некоторых свойств, вне научных кругов его именовали «полуорганической сталью», ведь было доказано, что, находясь в симбиозе с живым организмом, физический код сплава постепенно становился похожим на генетический код носителя. Оттого рука киборга не была холодной на ощупь и любые его прикосновения не так сильно походили на леденящие касания обыкновенного робота. И всё же она была не живой, его рука. Заострённые пальцы, бережно поддерживающие женщину, принимая на себя её вес, служа дополнительной опорой, были из мира войн и смертей, соприкасающегося с миром Симоны, состоящим из бесконечного разнообразия звуков, новых открытий, лишь тогда, когда он мог воплотить в жизни новое оружие. Зангар Валентайн был таким оружием. Даже здесь, сейчас, на этом корабле.
Он помогал ей столько, сколько ей было нужно. За состоянием остальных членов экипажа следил Брок, и в этом случае Валентайн был уверен в результате. При всех своих особенностях, Софорд был первоклассным специалистом, умеющим стопроцентно выполнять свою работу, не смотря ни на какие препятствия, будь они проявлениям внешних обстоятельств или внутренних настроений. Валентайн рекомендовал его Федерации, когда экспедиции потребовались опытные медики, способные действовать в неизученных и, возможно, экстремальных, форс-мажорных условиях. К тому же, Брок Софорд был, пожалуй, единственным человеком в жизни киборга, которого он мог бы отнести к этой странной, до сих пор до конца не охарактеризованной категории «друзей». Больше не было людей в окружении Валентайна, которым был бы нужен он настоящий, а не тот, кого являли его сверхчеловеческие возможности. Собирая его по частям несколько лет назад, Брок, сам того не зная, иногда умело соединял не только обломки его физического тела.

До душевых Зангар добрался последним. Корабль был полностью запущен, без оговорок, ошибок системы и неисправностей. Зангар стоял в душевой, уперевшись стальной рукой в стену и опустив голову. Вода стекала по изгибам мышц, рельефам сильного тела, проделывая длинный путь от макушки головы к ступням. Длинные чёрные волосы понуро свисали вниз, прилипая к голове под напором воды, скрывая его лицо. Глаза Зангара были закрыты. Перед внутренним взором мелькали десятки картин-воспоминаний. Утратившие свои цвета, но всё ещё будоражившие его разум, они возвращали его в прошлое, напоминая о том, что он был бы рад забыть. За эти пять лет полёта он видел сны. Перед погружением в анабиоз на Земле, им говорили, что искусственный сон будет настолько глубоким, что не запомнится участникам экспедиции. Но, как оказалось, Валентайн стал исключением. Как и всегда, что не удивительно. Возможно, всё дело было в его частых пробуждениях, но сам он склонялся к особенностям собственного генома. Зангар провёл рукой по лицу, и запрокинул голову, чтобы вода попадала прямо на него. Нужно было разогнать от себя назойливые видения. Нужно было заставить своё сознание перестать возвращаться к прошлому. Он уставал от этого. Кажется, за эти пять лет он так и не смог выспаться.
Выйдя из душевой, Зангар облачился в тёмно-красный костюм и чёрные сапоги. Повседневная военная форма, которую он и его люди были обязано носить, ведь в экспедиции участвовали гражданские. Верх был сшит с запахом направо, а на груди, на самом сердце, виднелась тёмная эмблема Федерации. Не изменяя своей привычке, Валентайн повязал на лоб тёмно-красный платок-бандану, убирая таким образом от лица длинные до плеч волосы. В полной амуниции, бодр и серьёзен, как всегда, он поднялся на капитанский мостик. Беркер уже занимал своё место, пристально глядя на мониторы и открывающийся вид на Аркелион через огромное панорамное стекло корабля.
- Валентайн, вы вовремя! – отзывается Беркер, не сводя глаз с одного из планшетных экранов, который поднёс ему один из офицеров.
- Капитан, - демонстрируя военную выправку, Зангар коротко кивнул и встал рядом, сцепив руки за спиной.
- Я бегло просмотрел все отправленные вами отчёты и ответы, пришедшие от Федерации, - капитан, наконец, повернулся, бесцветно взглянув на киборга своими ярко-голубыми глазами. – Отличная работа, Валентайн! Но мне хотелось бы услышать ваше личное мнение.
На лице Зангара не выразилось ни одной эмоции. Разве что в голове мелькнула мысль, что, в общем и целом, его отчёты и есть его личное мнение.
- Полёт прошёл успешно, - ровно ответил он. – Все препятствия, которые отмечались Федерацией с учётом уже пройденной карты космического пространства, были преодолены без особых задержек. Переход на сверхсветовую скорость осуществлялся так же успешно. С момента преодоления квадранта B-24f в системе Альфа Центавра ответы с Земли стали приходить с опозданием на десять часов.
- И как, было красиво? – Джонатан усмехнулся, снова отвлекаясь на какой-то отчёт.
- Простите, сэр, не понял вопроса, - в том же тоне проговорил Валентайн.
- Альфа Центавра, - пояснил тот, - она красивая? Всё детство я мечтал увидеть её, ещё с того дня, как узнал, что моего отца перевели в отдел проекции космических кораблей дальнего полёта.
Валентайн уловил налёт недоверчивости в голосе капитана, но, как и всегда, свою догадку не выдал даже взглядом.
- Чрезвычайно красивая, сэр, - ответил киборг, не сводя с Беркера багровых глаз.
- Какая жалость, - Беркер улыбнулся, но, поняв, что его эмоции не разделят и не поддержат, посерьёзнел. Всё-таки с киборгом было довольно сложно вести себя открыто и искренне.
- Каков следующий шаг, сэр? – Валентайн позволил себе задать вопрос. Ему не хотелось больше обсуждать чьи-либо воспоминания и впечатления, следовало вернуться к работе. – Следует ли мне начать подготовку своих людей?
- Я решил отправить четыре разведывательных зонда, чтобы снова обследовать поверхность планеты. Возможно, при более близком рассмотрении, с использованием более точной техники, мы сможет найти хоть какой-нибудь клочок суши. Так что, можете дать своим людям ещё несколько часов отдыха. Хотя, на ваше усмотрение.
- Благодарю, сэр, - Зангар кивнул и направился к дверям.
- Валентайн! – окликнул его Беркер у самого выхода. Дождавшись, когда киборг обернётся, капитан встал на ноги, не отрывая посуровевшего взгляда от багровых глаз. – Зачем вы здесь?
- Сэр?
- Это обыкновенная исследовательская экспедиция, - Джонатан чеканил каждое слово, что делал лишь в тех ситуациях, когда ситуация его действительно настораживала. – И за последние тридцать лет с Земли улетело около сотни космических кораблей с подобной миссией. С нами могли отправить представителей любого обыкновенного военного подразделения, но отправили вас – солдатов специализированного элитного отряда, не занимающегося, насколько мне известно, решением заурядных задач. Так для чего вы здесь, Валентайн?
Пронзительный взгляд Зангара блеснул. Его раздражали подобные разговоры и выяснения отношений. Благо он был далеко не из тех людей, которым было интересно заниматься подобными глупостями.
- Чтобы защитить вас и вашу команду, - стальным тоном ответил киборг, чётко проговаривая каждое слово, и добавил отдельно, ставя точку в этом разговоре: - Сэр.

Его люди были в кают-компании, как и многие представители экипажа в это время. Все и каждый ожидали дальнейшего развития событий, но в большей степени просто отходили от анабиозного состояния. Долгих пять лет анабиозный раствор питал их организмы, насыщая всем необходимым. Нужно было время, чтобы адаптироваться к прежним, почти привычным условиям. Когда Зангар вошёл, в кают-компании собралось уже достаточно много людей. Среди них он заметил Симону, однако отвёл взгляд, когда та взглянула на него. Было ли это вызвано разговором с Беркером, предпосылки которого Валентайн отмечал ещё на Земле, или просто признаки такого же постанабиозного состояния, но киборг пребывал в мрачном настроении духа, при котором есть лишь одно желание: побыть одному. В общем-то, он и зашёл сюда лишь для того, чтобы чего-нибудь выпить и речь совсем не шла об алкоголе. Взяв себе лишь один кофе, Валентайн прошёл в самый дальний, никем не занятый угол.

[NIC]Zangar Valentine[/NIC][STA]The Soul Is In the Software[/STA][AVA]http://savepic.su/5749598.png[/AVA][SGN]http://savepic.su/5753694.gif[/SGN]

Отредактировано Greider (2015-07-28 21:40:40)

+3

10

[NIC]Alkemi Farita[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/t/UlG8a.png[/AVA][SGN]  [/SGN]

   Что ж, энтузиазм и позитив Алки был не оценён командой, отчего богачка только и делала, что надувала губки. Особенно тяжело было ей, когда она была в душе. Тёплая вода текла по её телу, пока она грустно сидела на плитке, вздыхая и уже сразу начав скучать по Земле. Она смотрела на жуткую и противную слизь, которую смывала струя воды и подумала, что зря полетела вместе с командой учёных. Ну какой от неё здесь, извините, толк? Деньги в космосе нахрен никому не сдались, молодая девушка тоже. Была бы она накаченным мужиком, толку было бы от неё больше, действительно. Недовольно выплюнув изо рта какую-то гадость, попавшую ей в рот, Фарита поднялась на ноги и начала тереть своё тело губкой, по сто раз выливая на себя душ-гель.
   После продолжительной водной процедуры, Алкеми покинула кабину самой последней. Она высушила чёрные волосы на голове, одела свой белый топ и шорты-комбинезон со съёмными лямками, натянув их на свои плечи. Приведя себя в порядок, она двинула туда, где собралась команда. Нервно выдохнув воздух, брюнетка попыталась незаметно пройти по помещению, остановившись у иллюминатора, разглядывая бесконечный космос, пытаясь найти взглядом Землю.
   "Найдут ли они здесь хотя бы что-нибудь?" - беспокоилась спонсор, сложив руки на груди и не слыша разговоров участников экспедиции.
   Охранник, приставленный к девушке, молча поднёс ей кофе, который она также молча взяла в ладошку, подув перед тем, как попробовать. Всё, как она любила - латте с двумя чайными ложками сахара.
   "Дома вкуснее", - сама себе моргнула Алкеми, снова выдохнув.

+2

11

Пять лет. Странно, почему Симона не задумалась об этом сразу по выходу из глубокого пятилетнего сна. Пятилетнего… Сколько всего произошло за это время на Земле? Симона с вдруг навалившейся грустью вспомнила о всех своих родных и близких, задаваясь немым вопросом о том, живи ли они, в порядке ли?..
Впрочем, не было странно, что Симона долго об этом не задумывалась, а вспомнив, резко отложила размышления на задний план. Как и любой помешанный на чём-то конкретном человек, она почти не видела ничего за пределами этого помешательства.  И сейчас, когда Аркелион находился в поле её зрения, всё остальное теряло в важности.
- Почему же не время? – отозвалась Симона на предположение ихтиолога. – Самое оно! Мы пролетели сотни тысяч миль, мы преодолели одно из самых далёких космических путешествий в истории человечества, мы вышли из пятилетнего анабиоза и за иллюминаторами нашего корабля видим новую, неизведанную, но явно стоящую того планету! Чем не повод для шампанского?
Можно было сказать, что Симона видит радость в мелочах, если бы Аркелион и многолетнее космическое путешествие можно было назвать мелочью. К слову, выход из анабиоза стоит отдельных поводов для празднования: они вполне могли бы и не проснуться!
Не смотря на пятилетнее голодании, от еды Симона всё же решила воздержаться. Взяв себе стакан воды (всё-таки, с шампанским решено повременить), она собиралась было вернуться за своё прежнее место, но взгляд упал на находящегося в кают-кампании Зангара. Впервые об участии военных в экспедиции Симона услышала на ранних стадиях подготовки: это показалось закономерным и само собой разумеющимся. Не смотря на свой оптимизм и воодушевление, Симона целиком и полностью осознавала, что планета может быть враждебной. Если её действительно населяют разумные существа, что самое время задуматься о подтверждающей себя теории о том, что разум порождает агрессию.
С Зангаром Симона была знакома весьма поверхностно: им редко удавалось долго поговорить или получше узнать друг друга. Единственное, что об этом человеке Симона могла сказать с точностью, так это его умение вызывать доверие. Локальное, вероятно, доверие: только у Симоны. Отчего-то именно Зангар был в глазах лингвиста тем человеком, с которым стоит обсуждать важные вещи и к кому в случае чего можно обратиться. Было в нём что-то… вызывающее симпатию.
С минуту Симона колебалась. Если солдат выбрал столь дальний угол в стремлении побыть в одиночестве - негоже нарушать это желание. Она может обратиться к кому угодно из собравшихся в кают-компании со своим предложением проверить, поёт ли Аркелион до сих пор. Впрочем, попытка - не пытка.
- Зангар, - Симона села напротив него, оглянулась и еле поборола желание свести голос до шёпота, будто кто-то нежеланный мог услышать её слова. Впрочем, таковых на борту всё равно не было. – Корабль ловит только сигналы с Земли, верно? Я имею в виду, все приборы – на одной чистоте?.. – с таким вопросом было бы уместней обращаться сразу к капитану, но прерогатива выбора в списке приоритетов Симоны оказалась не на его стороне. – Если с Аркелиона всё ещё исходят те сигналы, из-за которых мы здесь, мы можем услышать их и определить, с какой именно точки планеты они исходят.
То, что все уши корабля обращены к Земле, Симона даже не сомневалась. С момента обнаружения, чистки, обработки и определения планеты-источника сигнала его никто кроме компьютера обнаружителя не ловил: группа учёных трудилась только над качественной записью. Барту Аллену, поймавшему сигнал, удалось найти почти микроскопическую лазейку к его обнаружению. Неизвестно, как долго сигнал транслировался до того, как был им услышан. И плюс долгие годы преодоления расстояние от Аркелиона до Земли, никто теперь не сможет с точностью сказать, продолжается ли трансляция по сей день, или уже давно закончилась. Есть только один способ проверить – настроить приёмник корабля по инструкции Барта Аллена и… слушать.

После недолгого отдыха все участники экспедиции должны будут встать со своих мест, коек и бросить неважные дела, занявшись подготовкой. Химики пойдут разбираться в изобилии химических элементов, которые определит сканер, решая тем самым безопасность воды для человека; техники будут подготавливать шаттл для отстыковки, а все остальные – дожидаться отправления.

В тайне Симона боялась, что сейчас Аркелион нем. И пуст. И что они ошиблись.
Этот страх был странным, его одновременно хотелось замкнуть в себе и в то же время - поделиться с кем-то. [NIC]Simona Vieru[/NIC][AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/aafcd8c46073cb6a94d89984a315fcea.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

+4

12

Нуви стояла в стеклянной кабинке душа, закрыв глаза, запрокинув лицо. Теплые водяные струи падали и падали на нее сверху. Она давно уже согрелась, тело и горло перестали скручивать спазмы, а анабиационный гель утек в отверстия в полу, но она никак не могла заставить себя поднять руку и выключить воду. Душ всегда был для нее самым действенным из быстрых способов снятия стресса. А стресс был.
Он начался еще задолго до погружения в анабиоз. Нуви рассчитывала, что пятилетний сон избавит ее от него, но сон закончился, а стресс все еще оставался при ней.
Поводов было предостаточно. Кроме общих факторов, действующих на всех одинаково, вроде последствий выхода из анабиоза и осознания того, что они находятся в герметичной металлической коробке посреди необъятного безвоздушного пространства, у нее были еще свои собственные.
Она была одной из самых младших, если не самой младшей из ученых. Ей постоянно казалось, а может быть так и было, что прочие участники экспедиции смотрят на нее, как на выскочку. Виной тому было убийственное сочетание ее возраста и той фамилии, которую она носила. Лардлейв. Из тех самых Лардлейвов, которые хватают нобелевские премии с той же легкостью, с какой человек срывает с дерева спелое яблоко. С видимой легкостью. Сама Нуви хорошо знала историю своей семьи, знала, чего стоило каждое из этих открытий. Колоссальных вложений времени, нервов, бессонных ночей, крови и боли, часто в самом прямом смысле этого слова. Но попробуй объяснить это тем, кто защитил свою диссертацию не покидая уютного кабинета в НИИ.
Нуви была не первым ребенком в семье. Еще был Том. Тот самый Том, который остался на Земле и который считался официальным продолжателем ученой династии. Серьезно, ее родители предпочли бы, чтобы Нуви не занималась наукой вовсе. В раннем детстве родители пытались пихать ее во всяческие кружки - в спортивные, музыкальные, какие угодно, только чтобы у их ребенка была "нормальная жизнь". Но что поделать, если сама Нуви считала нормальной жизнью - жизнь ученого. Не карьеру, хотя все ученые, конечно, тщеславны в большей или меньшей степени, и Нуви совсем не была против того, чтобы войти в историю. Но на одном тщеславии далеко не уедешь. Ученому, настоящему ученому, нужно еще любопытство, граничащее со страстью, и живое воображение. Хоть и считается в широких кругах, что воображение необходимо больше актеру или художнику. Это не так. Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы. А настоящий ученый должен быть дерзким, должен рисковать, доверять своей интуиции. Только так совершаются открытия.
Разумеется, нужна еще и академическая база, и материальная, и финансовая. Но это все приходящее. Ни образование, ни деньги, ни связи, не сделают из человека ученого, если у него нет врожденных качеств.
Все они были у Нуви, но родители все равно сдались не сразу. Нет, они не считали ее неспособной. Слава богу, свою состоятельность ей не приходилось доказывать. Именно по этому, по отношению к своим родителям Нуви не испытывала никакой обиды, как это часто бывает у младших отпрысков ученых семейств. Их взаимоотношения больше походили на перетягивание каната: сильное желание ее родителей и упрямство, упрямство, упрямство, с ее стороны. И природа взяла свое, родители сдались. Они хоть и не одобряли ее желания лететь в эту экспедицию, но признавали за ней право самостоятельно выбирать для себя судьбу. И Нуви выбрала.
А теперь ее тошнило, и она не знала от чего больше - от последствий анабиоза или от страха и волнения.
Нуви боялась открытого космоса. Она боялась того, что кто-то из них или все они могут не вернуться. Боялась экстремальных условий, боялась жить в помещении с тоннами воды, нависающими над головой. Все эти страхи были нормальными, человеческими. Все они были в пределах нормы и все их можно было контролировать. Все они в совокупности вызывали у нее дискомфорт, но не такой, как ее самый главный страх - ничего не найти. В смысле, не найти ничего, что сделало бы нахождение астробиолога в этой экспедиции осмысленным. Нет, даже не так. Ведь для науки, отсутствие результата - это тоже результат. Для науки, но не для нее. Нуви боялась, что они не найдут здесь Жизнь. Ту самую, с большой буквы, которая ползает, плавает или летает, а не просто лежит в чашке Петри, "обладая признаками органической материи".
Те аммиачные микроорганизмы, которые были найдены на Круснике-9, разумеется, были сенсацией. Они навсегда опровергли гипотезу уникальной Земли. Гигантские папоротники, чуть позже обнаруженные сразу на двух планетах едва ли не одновременно, окончательно убедили людей в том, что жизнь, подобная жизни на Земле, может и должна существовать. Нуви поставила для себя целью следующий шаг - обнаружить и изучить животных. Хотя бы беспозвоночных. На большее она не рассчитывала. С этой позиции, наличие в команде лингвиста, казалось ей просто фантастическим оптимизмом.
Впрочем, сама Симона ей нравилась. Что касается остальных членов экспедиции, то со своим отношением к ним она еще не определилась до конца. Только надеялась, что каждый из них будет делать свою работу и не мешать остальным.

Она все-таки вышла из душа (и, кажется, даже, не последняя), оделась и присоединилась к остальным в кают-компании. Преодолела процедуру взаимного обмена приветствиями и поздравлениями, взяла себе протеиновый коктейль в пищевом автомате, искренне подозревая, что твердую пищу ее организм сейчас еще не готов принять, и засела в стороне, вооружившись планшетом и доступом к научной сети корабля, выуживая из нее свежие данные. Так она узнала, что с корабля на планету уже отправлено четыре зонда.
Задав программе команду оповестить ее, как только зонды вернуться, и, вообще, как только будут получены какие-либо новые данные, Нуви отложила планшет и подсела поближе к остальным. Не то, чтобы она всерьез рассчитывала заручиться здесь дружескими связями, но когда работаешь в коллективе, всегда полезно иногда общаться с его представителями.

[NIC]Нуви Лардлейв[/NIC][STA]Астробиолог[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/Rk1or.png[/AVA][SGN]
В отношении жизни нужно допустить некоторое дерзновение и риск, тем более, что в худшем, как и в лучшем случае мы всё равно её потеряем.
Фридрих Вильгельм Ницше
[/SGN]

Отредактировано Spellcaster (2015-08-18 09:51:37)

+4

13

Пища по началу показалась безвкусной, но позже она распознала вкус овсянки и кофе. Наверное, это последствия длительного анабиоза. Мария как-то даже не думала о том, что вовсе могут не проснуться. Старалась не думать. И пить шампанское в данный момент ей тоже не хотелось. Она нервничала, но старалась не подавать вида. На ответ Симоны Мария только пожала плечами, охота ей пить, так пусть пьет. Сама она негативно относилась как к сигаретам, так к алкоголю.
В кают-компанию продолжали заходить остальные члены экспедиции. Вот она заметила Валентайна, что украдкой посматривал на Виеру. Та, к слову, поспешила отойти к нему, и уже была вне зоны общения Марии. В уголке примостилась мисс Фарита, она смотрела в иллюминатор, разглядывая бесконечный космос. Она еще планету не видела, подумала Гордон. Что нельзя было отрицать, планета наверняка выглядит красивой. Надо будет пройти в другую часть корабля, откуда можно будет увидеть этот прекрасный голубой шарик. Почему-то именно голубым представлялся Аркелион.
Доев, Мария отнесла грязную посуду в посудомоечную машину. Точнее ее аналог, при помощи которого тратилось гораздо меньше воды. Именно в этот момент в кают-компанию вошел Артур Блэк, остановившись перед дверью и заговорил громким, четким голосом, при этом улыбаясь:
- Дамы и господа, все системы работают в обычном режиме. Сейчас каждый может пройти в комнату связи, принять видеосообщения с Земли, накопившиеся за последние 5 лет, а также при желании отправить ответ.
Мария знала, что ответ дойдет до дома не раньше, чем через пару лет. Но хоть какая-то связь с родными. В комнате связи были диванчики и столики, на которых кто-то разложил журналы. Женщина села, заняв очередь и взяв в руки журнал. Ждать теперь довольно долго. Наверное, был смысл остаться в кают-компании, подождать, когда очередь рассосется. Вскоре перед комнатой связи накопилась много человек. Видеофонов на корабле находилось три, и все они были уже заняты. Мария заняла очередь вслед за Калебом, и пока они ждали, разговорилась с ним.
- Так у вас на Земле осталась дочка, - протянула Мария, в этот самый миг понимая, что вряд ли ей что-то теперь светит. Мария заставила себя добродушно улыбнуться. - Наверное, подросла уже?
- Ей уже должно быть восемь, - кивнул Калеб. А тут как раз его очередь подошла. Гордон обняла себя руками за плечи. Вот сейчас она чувствовала себя такой одинокой и потерянной на этом большом корабле. В какой-то миг ей подумалось, не лучше было бы остаться на Земле? Зачем она вообще отправилась в это путешествие... Глупая авантюра. По правде сказать, она даже не верила в существование инопланетных существ, о которых твердила Симона. Последние лет 40 они ищут подтверждение того, что во Вселенной есть иные разумные существа, но как не было доказательств, так и нет. Вряд ли тут будет что-то иное. Может быть то, что слышала Виеру вовсе что-то иное. В общем, она была скептически настроена ко всей этой экспедиции.
Под эти размышления подошла ее очередь. Калеб улыбался во весь рот, выходя из кабинки. Мария улыбнулась ему в ответ и вошла внутрь, закрыв за собой дверь. Женщина набрала свое имя, кодовый номер, присвоенный перед отлетом на корабле и принялась слушать 85 видеосообщений с Земли. От матери, отца, старших родственников, сестры. Она вышла замуж и уже успела родить племянника Марии. Та с прискорбием подумала, что своих детей ей уже не видать. И снова разозлилась сама на себя, что отправилась в это путешествие. Когда же она отправила все сообщения, которые хотела, и сверилась с часами, она поняла, что сидела тут больше часа. Хотя время в космосе все равно казалось ей бесполезным. Выйдя из комнаты связи, женщина направилась в лабораторию. Все равно до того, как они спустятся на планету, ей делать было нечего.

[NIC]Mary Gordon[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/Vb4Qz.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Изабелла (2015-07-29 18:41:09)

+3

14

Спустя всего несколько минут Симона и Зангар шли по пустому коридору корабля к рубке пилота. Виеру с трудом скрывала волнение, то и дело пытаясь чем-то занять руки: теребила рукава одежды, сплетала пальцы между собой, трогала воротник. "Идет ли сигнал с планеты?.." - негромко спросила она, когда они только встали из-за стола; "Это легко проверить", - ответил Зангар. Потом Симона быстро забежала в свою каюту, прихватив копию заметок Аллена о частоте сигнала, а затем они вдвоём отправились слушать песни аркелионского океана. Если он ещё поёт. Если...
Шанс того, что сигналов нет и планета в тишине - минимален, иначе, будь риск ошибки слишком велик, никто не собрал бы экспедицию, никто бы не воспринял это всерьёз. Симона понимала и всё равно волновалась.
- Это же сколько лет... - она вслух выплескивала свои беспокойные мысли. - Когда он только начался транслироваться - многие десятки лет, столетия, может и вовсе?.. Кто знает? Столько лет!.. Одно только расстояние заняло длительное время, но транслироваться он мог уже долгие годы до этого. Мы ведь так и не поняли, что он может значить. Конечно, не поняли, этот язык - настолько чужд нашим... Мы могли бы судить, если бы было, с чем сравнивать, но у нас есть только эта запись. И мы без понятия, о чём в ней говорится, но мне казалось, что о чём-то тревожном, тональности слишком...
Симона осеклась и замолчала. Длинный коридор закончился, Зангар тронул сенсорный замок и дверь отъехала в сторону. Виеру ахнула от увиденного: в рубке пилота было огромное стекло, через которое во всей своей красе виднелся Аркелион. Огромный голубой шар с расплывчатыми белыми пятнами облаков. А они Землю называют "голубой планетой"...
Сразу за ними зашёл капитан Беркер.
- Это почти так же красиво как Альфа Центавра, Зангар? - с усмешкой спросил он. - Вы чем-то обеспокоены, Симона? - капитан перевёл взгляд на неё.
- Скорее взволнована, - поправила Симона. - Я хочу убедиться, что сигналы с Аркелиона всё ещё поступают. За года анабиоза не было времени проверить, - улыбнулась она.
Капитан хмыкнул и взял из её рук инструкцию по настройкам.
- Говорите, сигнал поймала группа энтузиастов? - спросил он, направляясь к приёмнику.
- Не совсем, у них был определённый... профессионализм, просто не было достойного финансирования.
Командир экспедиции покачал головой, что-то настраивая и подкручивая в приёмнике. Симона разбиралась в этих делах чуть меньше, чем никак, поэтому тонкости приёма инопланетных сигналов были ей совершенно неизвестны. Единственное, что она знала наверняка, так это что поймать некоторые сигналы любым взятым наугад приёмником - невозможно. И даже любым взятым из тех, которыми снабжают космические корабли. Может, шифровка? Или неизвестные частоты? Впрочем, разбираться в этом лучше Джонатану Беркеру. Который тем временем зажал кнопку связи и запросил техника:
- Блэк, в рубку пилота, - а обернувшись к Симоне и Зангару, пожал плечами: - Сложный механизм.
Артур не заставил себя долго ждать, прибыв в поспешном темпе. Для техника настройка приёмника заняла всего пару минут, после чего он увеличил громкость и... сигнал, приведший их сюда, был. Он всё так же исходил из Аркелиона и разносился настолько далеко, что смог достигнуть Земли.
- Мы можем определить точку на планете, из которой он исходит? - Симона обеими руками вцепилась в спинку кресла пилота. Радость, которую она испытала от услышанного сигнала, быстро сменилась любопытством.
- Конечно, - ответил Беркер. - Их... несколько. - Он вывел на экран трёхмерное изображение Аркелиона, на котором яркими точками светились источники. Они находились близко друг к другу.
- Мы сможем подобраться близко к одному из них?
Капитан вывел на экран результаты предварительного сканирования планеты.
- Они оба находятся во впадине, слишком глубоко, чтобы размещать шаттл, - сказал он, не отводя взгляда от колонки расчётов, что велась рядом с изображением планеты. - Но мы можем высадиться вот на этом участке, - он указал возвышенность, расстояние от которой до источников сигнала было не очень и большим. - Думаю, непосредственная близость с местом, из которого исходит сигнал - не совсем нам на руку, так что некая отдалённость даже лучше. Кто его знает...
Впрочем, не согласиться Симона не могла. Ещё рано судить, что может быть под водой этой незнакомой пока что планеты, но одно можно сказать с точностью - она не пуста. И никто не знает, что именно будет ожидать их под толщей воды.
- Я отправляю химикам отчёт о составе воды и атмосферы, полученный в ходе сканирования, - сказал командир. - Вскоре мы узнаем, насколько велик риск быть разъеденными в местной кислоте.
Симона свела брови к переносице, недовольно глядя на Беркера.
- Шутка, Виеру. Это шутка.

Не смотря на то, что Симона готова была отправиться на Аркелион хоть прямо сейчас, это не предоставлялось возможным. Ожидая отчёта от химиков, результатов проверки шаттла к готовности погружения и прочих других жизненно важных вещей, она направилась в комнату связи. У Симоны не было мужа или детей, что именно сейчас радовало её вдвойне: нет причины переживать из-за того, что ты пропустишь столько лет их жизни. Но, тем не менее, сообщений у неё накопилось достаточно: от родителей, от сестры, от множества друзей. Просмотр и запись ответа заняла немалое количество времени, по прошествии которого Симона почувствовала вернувшуюся после анабиоза усталость. Отправившись к своей койке, Симона повалилась на неё и заснула - нормальным сном, не пятилетним, со сновидениями... Из которого её вывело сообщение командира.
- К вниманию экипажа. Сообщаю, что сигнал с планеты всё ещё транслируется и что состав воды и атмосферы полностью безопасен для шаттла и человека... Шаттл проверен и неполадок не обнаружено... Всё готово к погружению, членам экспедиции - собраться и быть готовым к отправке. Отстыковка произойдёт через пять часов. Просьба не медлить с переходом из корабля в шаттл.[NIC]Simona Vieru[/NIC][AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/10/aafcd8c46073cb6a94d89984a315fcea.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

офф

Если кто ещё не знает, Greider (Зангар Валентайн) покинул форум. Его персонаж переносится в ряд НПС.

С игрой в корабле уже пора бы заканчивать, следующий круг постов будет уже с переходом шаттл, отстыковкой и погружением в воду. Напомню, что флору и фауну Аркелиона мы пишем все вместе на равных, поэтому если вам хочется описать какое-то местное животное - описывайте, не стесняйтесь.

+2

15

Сообщений от родственников было немного. Все они отличались лаконичностью, информативностью и регулярностью. И в этом вся ее семья. Никто не рыдал навзрыд, не утирал платочком глаза. Мама спокойно улыбалась. Отец деловито рассказывал о своем последнем проекте, уделяя внимание именно тем деталям, о которых непременно спросила бы сама Нуви. Они оба хорошо знали ее, свою дочь. Просматривая эти сообщения, она улыбалась тоже и остро чувствовала связь с этими людьми. Быть может, даже острее, чем чувствовала ее на Земле.
Брат показывал фотографии, сделанные им в разных уголках планеты. Вообще-то, это именно он всегда считался самым непоседливым в семье, авантюристом, легким на подъем, способным посреди ночи сорваться по первому звонку коллеги или приятеля и улететь на другой конец земного шара. А Нуви, гляди-ка, взяла и переплюнула его в этот раз. Брат смеялся и говорил, что у нее проснулся ген авантюризма, который якобы есть у всех Лардлейвов.
А еще брат показывал ей фотографию своей девушки и по тому, как именно это было сделано - так, словно он привел ее за руку и представил семье лично, Нуви поняла, что у них все серьезно. Она тоже чертовски хорошо знала своего брата.
Нуви осознавала, что не скоро сможет сделать то же самое - представить родным своего избранника. В составе экспедиции было совсем мало молодых неженатых мужчин, а она и на земле-то отличалась повышенными запросами, так что, шанс встретить кого-то здесь и сблизится с ним, лежал где-то в области за третьим нулем после запятой. Но это совсем не огорчало ее. Быть может, и от того еще, что здесь не было доброжелательных приятельниц, которые всегда интересуются твоей личной жизни куда больше, чем ты сама и некому сделать из этого настоящую трагедию.
Сообщения от приятельниц, кстати, тоже были. И два от настоящей подруги. Кейт не имела с наукой ничего общего, так что Нуви хорошо представляла себе, чего той стоило целенаправленно поехать в центр управления полетами и сесть перед камерой, чтобы оставить эти сообщения. И ценила это. Многие... да нет, почти никто не понимал, что связывает этих двоих. Кейт была, что называется, настоящей женщиной. Ее жизненной целью всегда было найти подходящего мужа, правильного отца для своих будущих детей. Их, детей, Кейт планировала завести не меньше троих и планомерно свои планы осуществляла. Во втором сообщении она как-раз рассказала, что вскоре ждет появления сразу двоих.
Было еще несколько сообщений от коллег, с которыми Нуви работала до того, как примкнуть к экспедиции. Разумеется, она обстоятельно ответила на все, а закончив, почувствовала усталость. Не столько физическую, сколько моральную. Такая форма общения оказалась чертовски утомительным занятием.
Выбравшись из комнаты связи, Нуви еще раз запросила данные по планете. Все, что поступило за время, пока она была занята. Данных было немало. Они поступали и поступали планомерно - все предварительные оценки состава атмосферы и воды из разных участков планеты, сканирование подводного рельефа и прочая, и прочая. Нуви полюбовалась снимками голубой планеты и ее видом из космоса, со смотровой площадки, еще раз прослушала те самые звуки, которые привели их сюда - "песня Аркелиона". Запись была свежая. Нуви не сомневалась, что это Симона заставила экипаж настроить приемники на нужную волну.
Сделав все, что от нее зависело, Нуви ушла в закрепленную за ней каюту и улеглась спать, а по пробуждении застала суматоху - члены экспедиции переселялись в шаттл.
У нее самой личных вещей было всего ничего - небольшая спортивная сумка. Нуви ограничилась тем, что перенесла ее в каюту на шаттл и оставила лежать на кровати. Позже будет предостаточно времени, чтобы разобрать ее. Сейчас ее внимания требовала лаборатория. В астробиологическом модуле находилось множество оборудования, которое необходимо было расконсервировать, проверить, закрепить, подготовить к работе. При формировании состава руководствовались простым принципом: всех, без кого можно обойтись - не брать. Так что с лаборантами было негусто. Большую часть работы приходилось делать самой.

[NIC]Нуви Лардлейв[/NIC][STA]Астробиолог[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/Rk1or.png[/AVA][SGN]
В отношении жизни нужно допустить некоторое дерзновение и риск, тем более, что в худшем, как и в лучшем случае мы всё равно её потеряем.
Фридрих Вильгельм Ницше
[/SGN]

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC