Выбрать дизайн


http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/28663.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/72916.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/15594.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/81247.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.

11.09. - 17.09.
ПОСТОПИСЦЫ НЕДЕЛИ
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив законченных отыгрышей » [18+] Судьба моя – звёздный иней


[18+] Судьба моя – звёздный иней

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

[18+] Судьба моя – звёздный иней

Судьба моя – звёздный иней,
Звезда над дорогой дальней,
Звезда над долиной синей,
Звезда на холодной стали.
Мой друг, я в закат вгляделся,
Звездой летя в бесконечность…
Мой друг, я в закат вгляделся,
И я рассвета не встречу….

http://img12.nnm.me/e/5/4/b/4/48588c10d42dd28509c85e954ce.jpg

время действия: хронология уточняется
место действия: мир вымышленного королевства Бретонии, покрытый снегом

участники: Ri Unicorn (Серый волк), Изабелла (Красная шапочка)

описание эпизода:
Из рукописей Генриетты:

«Трон вот уже как 20 лет возглавляет Император-узурпатор, захватив и объединив земли великих королей, создав могучее государство Бретонию. Но нет покоя простому люду на земле этой. Жестокость Императора не знает границ. Земля более не впитывает кровь убиенных младенцев и невинных душ! 
Мой клан «Красной Розы» состоит из самых искусных и сильных бойцов. Нас обучали только одному - выживать. С молоком матери мы впитывали лишь одно желание - смерть Императора.
18 зима пришла со дня моего появления на свет. Мои братья и сестры по клану возлагают на меня большие надежды, ведь только я несу в сердце своем гены великой Праматери. Я не знаю, где границы моей силы. Я боюсь эту силу! Но Старейшины научили ее подавлять.
***
Наконец это свершилось! Старейшины считают, что я готова. Мое сердце не ведает страха. Я живу лишь ради одного – уничтожить Императора, умерев самой. 
Я и мой отряд проникнем в замок Императора, чтобы уничтожить его во славу Господа, и тогда мир наступит на землях Бретонии!
***
Мы провалили задание! Все погибли! Марк, мой возлюбленный названный брат, умер, прикрывая своим телом меня! Теперь я одна… Только мне одной удалось выжить.  Да помоги мне Господь!  Если кто-то найдет эту рукопись, знайте: меня больше нет.
Но придут непременно новые люди на смену нам! И власть Императора, наконец, падет!
»

Из рукописей Грэя Вульфа:

«Соединенное королевство Бретония, эпоха правления династии Гримболд.
Орден Черного Лебедя, последователем которого я являюсь, засылает меня в Северные земли, к Моррианскому лесу возле Великой стены. Братство Серых Плащей бьет тревогу: в лесу зашевелились повстанцы, загнанные туда много лет назад. Эти крестьянские выродки однажды собрались свергнуть с трона Его величество, но королевская армия подавила восстание. С тех пор революционеры сидели тихо в северных лесах. Но спустя девятнадцать лет что-то заставило их передумать, и они, собрав все свои силы, организовали новую армию, теперь уже более серьезную и опасную. Разведчики доложили, что на этот раз у них есть какое-то оружие, неведомое войскам королевства, потому-то они так уверены в победе. Убийство генерала, приехавшего к Великой стене - их рук дело. Одно восстание повлечет за собой другое: у лесных дикарей обязательно найдутся подражатели в столице и других городах Бретонии, так что мне поручено задавить дело повстанцев на корню. И я отправляюсь в путь, чтобы возглавить братство Серых Плащей, хранителей Великой стены, и разобраться с дикарями в темных лесах Морриана.
»

[AVA]http://s9.uploads.ru/ZTgKL.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Изабелла (2016-02-07 12:55:50)

+1

2

Генриетта трусцой бежала по тонкому слою снега, изо рта ее вырывался пар. Легкий хлопчатобумажный красный плащ, от колен и до пят ставший просто лохмотьями, хлестал по обнаженным бедрам. Его драли собаки, верные псы их главного Волка. Генриетте пришлось их убить, мечом перерубить пушистые шеи и кости позвоночника. Потом она долго оттирала руки и лицо в ледяной колодезной воде. Но эти звери оказались не первыми, кто принял смерть от рук Красной Шапочки. И не последними. Медленными хлопьями падал снег. Небо затянули серые тучи. Этой ночью обещала быть метель. До темноты еще пара часов. За это время Генриетте надо было найти укрытие, иначе ее поймают ищейки Императора. Ночью в метель ее следы заметут сугробы. Ледяные ножны длинного меча неприятно холодили ногу.
Они провалили дело. Генриетта чувствовала теперь себя совершенно ненужной, недостойной. После быстрой казни ее соратников прямо на ее глазах она даже считала себя виноватой в их крови. Это из-за нее они провалились. Им было приказано убить Императора, но они даже близко не смогли добраться до него, угодив в ловушку. Будто стража знала. Знала, что сегодня, в день, когда все планеты выстроятся в одну линию…
- Черт! – выругалась девушка, остановившись и повернувшись на север, где виднелись пики башен императорского замка.
Сегодня праздник Гхера, Бога, которому поклоняется этот язычник Император. Именно поэтому охрану в замке утроили. Но не только… Среди сообщников Генриетты был предатель. Она это знала. Когда их поймали, она поняла сразу, что все это было запланировано. И ей пришлось смотреть, как ее друзьям выпускают кишки. Слезы наполнили очи. Девушка тряхнула головой, и слезинки упали на снег. Ей надо идти дальше. Она найдет своих, и они предпримут еще одну попытку. Но ей никогда не избавиться от чувства вины.
Через пару дней должно быть полнолуние. Генриетта это точно знала. Тучи скрыли луну, словно желая обмануть. Проходя сквозь заросли, голыми руками касаясь обледенелых ветвей, чуть погодя девушка вышла к реке, которая еще не успела замерзнуть. Плащ зацепился за корягу, пришлось его потянуть на себя. Она и не заметила, что оставила небольшой кусок красной ткани. Обычно она не настолько рассеяна. Она всегда заметала свои следы, но не сейчас. За пару дней из нее чуть не выбили дух под пытками в подвалах имперской инквизиции. Хорошо, что не сломали ей конечности, и то радует. Как ей удалось сбежать, одному Богу известно. Свой плащ и меч она нашла у Инквизитора в покоях. Ей оставалось всего пара шагов до опочивальни Императора, но шавки Волка учуяли ее и подняли лай.
Речка доходила только до щиколотки. Но холодная вода пробирала до костей. Но так будет лучше, ее след затеряется в лесу, и тогда найти ее будет гораздо трудней. Превозмогая боль, она пошла вдоль по реке, углубляясь дальше в лес. Бежать она уже не могла. Но надо спешить. До темноты ей ничего не угрожает, а вот после…
Генриетта постаралась ускорить шаг настолько, насколько могла. Через несколько часов разбирать дорогу стало все трудней. Вдалеке замаячила пещера, в которую упиралась река. Похоже, река начинала свое начало оттуда. Силы покидали Красную шапочку, но она собрала их в последний раз в кулак и скрылась от начавшейся метели в черной дыре скалы, прислонившись к холодным камням. В набедренном походном мешочке был волшебный порошок. Нужен был свет. Когда зрение понемногу стало привыкать к темноте, девушка углубилась дальше в пещеру. Буквально на ощупь она нашла еще какое-то отверстие недалеко от входа, заползла туда и уже здесь, теряя сознание, рухнула на камни.

[NIC]Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][SGN][/SGN]

+1

3

Он идет по её следам уже не первый день, он наступает ей на пятки, он преследует её, он хочет её схватить и уничтожить. Он палач, и у него есть цель. Он не видит препятствий, он просто знает каким должен быть результат. Он уже чувствует её запах, его мозг будоражит её страх, её паника, её бессилие. Его сводит с ума возможность скорой расправы.
Он в ярких красках представляет её разорванный ярко красный плащ, светлую кожу и кровь, заливающую белоснежный снег... Как же прекрасно смотрятся алые горячие ручьи на снежном ковре леса. Мммм, его собственная кровь начинает закипать, он сжимает в руке меч, которым вырубал ветки перед собой, очищая путь. Но рано терять самообладание - глупо надеяться, что она сдастся так просто.
Эта девчонка настоящее исчадие Ада, хотя так говорят и про Волка, но она не лучше, или не хуже. Это уже как посмотреть. Она убивает с одного удара. Яростно и упоительно. Она любит причинять боль не меньше самого Грея. По-крайней мере, ему так кажется. Ох, если бы её переманить к себе...Каким ценным кадром она могла бы быть! Может дать ей шанс? Может предложить? Хотя приказ один - смерть. И тут уж выбирать не приходится. Но никто не говорил как именно её убивать...Волк это будет делать медленно, с упоением, он будет мстить за своих псов, за свои нервы, за эту "милую" прогулку по зимнему лесу, где все облепил мокрый снег, где земля то и дело скользит под ногами.
Да, он отыграется на этой грязной, мерзкой девчонке, которая посмела покуситься на Императора! Такого нельзя прощать! Все эти бунтари и повстанцы...их давно уже пора уничтожить! Стереть с лица земли, выкосить, как траву по-осени. На корм скоту.
Эти мерзкие муравьи бегают по лесу и думают, что у них все выйдет ,что скоро грядет светлое будущее, ха! Конечно! Единственное будущее, которое их ждет - это пики около ворот города, на которых будут красоваться их головы! Вот какая судьба им уготована, и Волк сделает все возможное, чтобы именно так и случилось. Он не упустит ни одного повстанца, который встретиться ему на пути...Но это все после. Сейчас ему нужно догнать Шапку. Ах, наивное дитя, она думала, что сможет прикончить Императора, обойти его защиту. Святое провидение, как она к этому пришла? Сколько ей лет-то? Его охрану невозможно обойти. Одно только интересно, как она сбежала?! Нужно словить её, спросить, а потом прикончить.
Покрыть её тело красивыми кровавыми узорами, красочными розами ран и царапин, пионами гематом и синяков, а потом свернуть её прекрасную, тонкую шейку, или вскрыть сонную артерию, показав миру фонтан крови.
Вульф судорожно глотнул воздуха, замирая на месте. Его ноздри шевелились подобно звериным, даже в образе человека он был похож на волка - острые черты лица, почти животные повадки, уши улавливающие самый тихий звук, глаза, которые видят даже в темноте. Он был настоящим орудием для убийств, лишенным чувств. Сострадание и милосердие были чужды ему.
- Вперед!- крикнул он своим псам, сминая в руке кусок красной ткани, сомнений нет, откуда она тут появилась...Никто другой не носит такой яркой одежды.
На устах палача заиграла кровожадная улыбка.
- Я же говорил, что ты будешь моей. - прошептал Волк, отправляясь вслед за своими ищейками.
На лес опускалась темнота, там где проходил Грей все замирало - обитатели прятались в свои норы, птицы улетали прочь, а он шел уверенным шагом, напевая под нос смешную песенку в духе "раз, два, три, четыре, пять - я иду искать".
Он знал, что его цель рядом, что еще немного и он её настигнет, он чувствовал её тепло, её кровь, бегущую по венам, её усталость и её боль, он почти ощущал её чувства, только не мог понять, что это такое, ведь сам не чувствовал ничего, кроме жажды...
[NIC]Грэй Вульф[/NIC]
[STA]Это дикая охота на тебя[/STA]х
[AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

Отредактировано Ri Unicorn (2016-02-14 12:27:50)

+1

4

Звук ломающихся веток ее разбудил, она вздрогнула, поднявшись с места. Она ощущала сильный холод, а еще испытывала страх. Она не боялась так даже тогда, когда попалась страже. Красная Шапочка бесшумно достала боевые топоры: два тонких и острых топорика на длинной рукоятки. Когда-то она получила их в знак того, что обучилась боевому искусству и теперь может убивать врагов. Генриетта хранила эти топоры до поры, до времени, пока оно не настало. Хорошо, что ей удалось украсть свое оружие, когда она сбегала из темницы.
Спина промокла от пота, в голове стучали молоточки. Бам. Бам. Бам. Она по-тихоньку привыкала к темноте. Снова шелест, хруст веток. Она видела лишь белый снег по-близости и темноту дальше. Черные деревья, черные ветви, словно черные руки, которые протягивали к ней свои кривые пальцы. Затем два красных огонька. В нос ударил характерный запах мокрой псины. Воняло жутко. Два ярких огонька, словно кровавые рубины. Сдавленно рычание, слюна вскипела в пасти у чудовища. Она буквально ощущала зловонное дыхание волка-переродка. Это всего лишь ищейка, а с ней она справится. Красная Шапочка втянула воздух носом, наполнив легкие запахом волка. Сука. Всего лишь жалкая сука, у которой к тому же еще и течка.
Представив, как оборотень трахает своих волчиц, ей стало от этого омерзительно. Ничего удивительного, что его ненавидят даже свои. Чужой среди своих, чужак среди чужих. Как это отродье вообще еще живо. 
Генриетта поудобнее схватила топоры, подкинув их в воздух. Волчица прыгнула на нее. В темноте у ищейки преимущество, надо пробраться ближе ко входу в пещеру, там будет легче. Красная Шапочка прыгнула на камень, отталкиваясь от него одной ногой, и перекувыркнулась в воздухе. Волчица только откусила часть ее красного плаща. Упав на землю, сука только помотала мордой, кусая огрызок плаща, а затем сплюнула его и повернулась вновь к Красной Шапочке. Впрочем, та теперь находилась у входа. Она собрала все остатки своей силы. Один топор полетел в волчицу, но та успела увернуться. Однако это была лишь обманка. Второй топор вонзился промеж глаз ищейки. Волчица жалобна пискнула и в тот же миг издохла. Генриетта вырвала топор из трупа, а затем несколько раз прошлась им по пушистой шее, отделив голову от туловища. Теперь все. Теперь он будет знать, с кем имеет дело. Она надеялась. Он не знал, кто она. Он никогда не видел ее. Но она не сомневалась, что он почувствует ее запах и узнает.
Что ж, пора уходить, уносить ноги. Где одна ищейка, там и остальные скоро будут. Остальные волки наверняка почувствовали смерть своей соратницы. И он тоже.  Генриетта вытерла топоры о шкуру убитой волчицы, убрала их за пояс и вышла прочь из пещеры.
Тучи скрывали месяц. Через полторы недели будет полнолуние. Ночь, когда палач сможет обратиться и догнать ее быстрее своих ищеек, но сейчас он такой же человек. Нет, он не человек, а лишь жалкая пародия на человека. Девушка закуталась в свой тонкий плащ. Ночью в этих лесах стоит ужасный холод, а на ней даже теплой одежды нет. Так она скорее умрет от холода, чем от рук своего преследователя. Тем более у нее напрочь промокли ноги. Сон немного восстановил силы, но лишь немного. Она не понимала, то ли это ее лихорадило, то ли это от холода пробирала дрожь. Ей приходилось прикладывать неимоверные усилия, чтобы перебирать ногами, шагать по небольшим сугробам. Но она подгоняла себя, заставляла делать каждый шаг, хотя кости ломило. Ощущения были такими, будто она вовсе шла по снегу босяком.

[NIC]Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][SGN][/SGN]

+1

5

Когда у тебя есть цель, жить становится куда проще. Ты знаешь к чему идешь и чего хочешь добиться, и совершенно не важно что это за цель. Направлена она на становление лучшего будущего, или это просто мелочное, единоличное желание добыть себе пищу. Все мы бываем эгоистами, которые думают только о себе. Все мы периодически жаждем только одного - собственного благополучия. Или же наоборот: хотим счастья для всех. Ставим себе великие цели, достойные вождей государства.
Все.
Но не Волк.
Он в принципе не знает что такое "благополучие", "счастье", "добро", "зло". У него нет морали. В общепринятых понятиях конечно. Для него счастье - это кусок сырого мяса с которого капает кровь; это когда вонзаешь зубы в живую плоть, а она трепещет и рот наполняется металлическим вкусом. Это когда течная сука лижет твои пятки и пресмыкается, поджав хвост.
Да. Грэй не знает, что такое обычное человеческое счастье и обычные человеческие чувства. Он знает только желание убивать, страсть погони, азарт охоты, радость получения добычи.
Он не знает что такое скорбь жены, мужа которой вздернули на виселице. Он не знает, что такое горе детей, оставшихся без отца. Он не понимает этого, и не хочет понять.
Под его ногами хрустят ветки, кажется весь лес оглушен его шагами, кажется, что он трепещет и дрожит от одного дыхания Серого. Кажется, что вся живность умерла от страха, или притворилась бездыханной, только бы ее не коснулись лапы и зубы страшного, ужасного, кошмарного, злобного, беспощадного Серого Волка, с которым не может совладать ни один охотник. (Ведь сам Вульф и есть главный охотник)
Многие в государстве думают, зачем вообще держать этого монстра на службе, как вообще это создание может жить, но кто если не он будет выполнять самую грязную работу, кто если не он будет охотится на покусившихся на Императора? Кто будет держать всю Империю в страхе?
Ищейки бежали впереди, они шевелили носами, улавливая своими рецепторами хоть малейший намек на запах жертвы, они искали. Искали лучше, чем кто-либо другой. Их лапы резво ступали по мягкой земле, оставляя на ней характерные следы. Палач шел следом, зная, что он не опоздает, что вскоре настигнет цель и ей некуда будет деваться.
Лес молчал, на открытых опушках лежал снег, под ветвями чернела земля, деревья мертвыми скрученными, изломанными руками раскидывали в стороны свои ветви, и ничего не шевелилось. Даже ветер унесся прочь.
Грэй остановился, его ноздри трепетали, а глаза были прищурены. По телу пробежала мелкая дрожь, кулаки сжались в немой злобе - жертва решила примерить на себя роль охотника. Она убила одну из ищеек. Нет, Волку не было больно, он не почувствовал ровным счетом ничего, кроме злобы. Всепоглощающей, черной злобы, которая накрыла его волной.
Кроль не может съесть ласку, так же и девчонка не может убить Палача. А она кажется решила, что стоит попробовать. Но она все еще бежит от него, она не стоит на месте, а значит, не так уверенна в своих силах. Интересно, где она хочется скрыться? На что надеется?
Вульф резко выдохнул. Одна ищейка ничего не значит, у него их предостаточно. Разменные монеты. Пушечное мясо, хоть и часть стаи.
В его голове снова закружились сцены расправы. Мозг захлестнули потоки крови, а на губах заиграла улыбка.
Достигнув пещеры, в которой пряталась Шапка, Волк брезгливо пнул голову одной из своих волчиц, та покатилась по полу, пачкая его кровью. На лице палача красовался животный оскал. Воздух был пропитан запахом смерти, запахом страха. Этот аромат опьянял, сводил с ума.
Пусть жертва не так проста как думалось сначала, но от этого охота становится только веселее.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC]
[STA]Это дикая охота на тебя[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

Отредактировано Ri Unicorn (2016-03-07 13:27:31)

+1

6

Спустя час она добралась до старой мельницы. Полусгоревшее строение с заколоченными ставнями и полуразрушенными лопастями стояло на окраине леса. За ним шли бескрайние заснеженные поля. Мельницу не сносили вот уже много десятилетий, и она успела порасти мелкими кустарниками, а перед ее входом разрослись молодые деревца. Снегом завалило вход, но Генриетта не стала его расчищать, она нашла окно, где доски наполовину сгнили. Отодрав их, девушка влезла внутрь. Казалось, здесь холоднее, чем снаружи, но хотя бы нет снега. Неожиданный шорох где-то сверху заставил девушку взяться за топоры. Звуки топающих ног. Похоже было на то, что кто-то пытался затушить огонь. С первого раза не сожгли, решили добить, думала Красная шапочка.
- Эй, кто бы ты ни был, мы не хотим ссориться! - послышалось из дыры под самой крышей мельницы.
Голос принадлежал молодому простуженному парню. Он сильно хрипел, и тяжело дышал. В ответ ему кто-то шептал. Кажется, они совсем не были рады незваному путнику и тому, что кто-то из них заговорил первым.
- Я с миром, - ответила им Генриетта, убрав руки с оружия. - Мне лишь бы погреться немного, и быть может перекусить.
Секундная заминка, снова жаркий спор шепотом, и тот же парень снова заговорил с ней.
- Хорошо, поднимайся!
Спустя десять минут она уже находилась в просторном помещении. Когда ей открыли дверь, Генриетта смогла насчитать человек пять. В основном это были дети-беспризорники от шести до пятнадцати лет. Одета они были кое-как, у одного оказался рваный ботинок. Прямо посреди комнаты они разожгли небольшой костер, на котором до ее прихода жарился пойманный кролик. Один из мальчишек держал в руках самодельный лук и такие же стрелы. Видимо, он и поймал кролика. Она кучкой ютились у противоположной стороны стены, настороженно поглядывая на девушку в красном плаще. Один из мальчиков снова разжигал костерок, периодически поглядывая на Шапку. Девушка молча села ближе к костру и стала греться.
Ей хотелось укутаться огнем, как покрывалом. Там, куда доходило тепло, начинало нестерпимо ломить кости. Генриетта боялась, что получила обморожение ног. Нужно было бы снять ботинки и просушить их, но она не торопилась этого делать, все еще не доверяя этим пацанята. Кто они такие и почему тут сидят? Вдруг это воронята-анимаги, которых посылает Архимаг вслед за ней. Не Оборотень со своими волками-переродками, так воронята ее настигнут, а может кто еще похуже.
- Что вы тут делаете? - наконец, нарушила молчание Шапочка, смотря на каждого мальчика по очереди.
- Скрываемся, - как-то странно ответил старший. Именно он первый заговорил с ней, когда Генриетта вошла в мельницу.
- От кого же? - девушка устало поинтересовалась. Ей не было действительно интересно, но надо все-таки получше узнать тех, с кем она находится.
- А тебе что за нужда знать? - воинственно произнес мальчишка по-младше.
- Просто хочу узнать, с кем нахожусь в одной лодке, - пожала плечами девушка, снимая топоры и откладывая их в сторону.
Пока она это делала, мальчики все как один следили за ее движением. Должно быть их немного пугали подобные штуки.
- Причем тут лодка? - прошептал один из мальчиков, пытаясь получить ответ от друга.
В общем-то, на этом и закончился разговор. Ребята больше не разговаривали с Красной Шапочкой, хотя она прекрасно видела, насколько им интересно. Особенно часто они посматривали на ее плащ и ее оружие, а также на кровь на ее одеянии. Как удобно, когда крови не заметно на красном плаще.
Спустя полчаса ей предложили лапку кролика, на что Генриетта с благодарностью согласилась. Ели все молча. Больше никаких вопросов не задавали. В том числе она. Если мальчики не шли на контакт, то и не зачем из них что-то пытаться вытянуть. Очень сильно хотелось спать, но Генриетта не смела. Трое самых младших из детей уже спали, лежа спина к спине. Другие двое сидели и о чем-то шушукались. В какой-то момент девушка заметила, что один из мальчиков, что якобы спал, пристально смотрит на нее. Красной шапочке очень сильно захотелось потянуться к своим топорам. Двое из старших стояли у забитого досками окна, смотря куда-то в сторону полей.
- Зачем тебе такое оружие? - спросил, наконец, мальчик.
- Чтобы защищаться, - ответила ему девушка.
- А от кого?
- От злого человека.
Генриетта все-таки придвинула к себе топоры, любовно погладив их по резной рукоятке. 
- Ты от него прячешься? - задал следующий вопрос ребенок, на который девушка кивнула. - Мы тоже прячемся от злых дядечек.
Неожиданно к ним подошли двое взрослых мальчишек. Один из них встал перед Красной шапочкой и довольно резко заговорил:
- Мы поговорили, и решили, что ты должна уйти.
- Хорошо, - спокойно ответила Генриетта. Она и сама уже собиралась уходить.
Мальчик как будто не был готов к подобному быстрому согласию, он неуверенно отступил в сторону, когда незваная гостья поднялась с места и стала убирать топоры обратно в свои чехлы. Он хотел казаться взрослым, но все равно был ребенком. Пусть на пару-тройку лет младше нее, но ребенок, у которого еще молоко на губах не обсохло. В отличие от нее, они не знали, каково это убивать. Они еще по-детски невинны и наивны. Она знала, что на утро все пятеро будут мертвы, и все равно ничего не предприняла. Эти дети, скорее всего, сбежали из ближайшей деревни, где подворовывали и занимались мелким разбоев на рядом проходящем королевском тракте. Они жили здесь, в старой мельнице, о чем свидетельствовали различные вещи, припрятанные по углам. Всего лишь беспризорники без будущего и без прошлого. Должно быть у кого-то война забрала мать и отца, а может чума настигла их дома. Просто так не убежишь из дома в такую стужу.
Когда она покидала мельницу, сердце ее никак не отозвалось. Хотя Генриетта отчетливо осознавала, что привела вслед за собой смерть. Пару часов передышки, и Оборотень оказался еще ближе. Через поля идти бессмысленно. Красная Шапочка направилась вдоль леса. Быть может по дороге ей даже встретиться ищейка. Так она его убьет. Мальчики указали, где находится тракт и как далеко до него идти. Они даже показали как сократить путь. И уже через час она бежала по расчищенной дороге. Ночь близилась к завершению, начинало светать. Набравшись сил в мельнице, немного подкрепившись, Красная шапочка чувствовала себя куда бодрее. Жаль, что по пути ей не встретилась ни одна захудалая телега. По крайней мере, она знала, что деревня уже близко. Зрение Красной шапочки было куда лучше, чем у обычного человека. Она бежала, тяжело дыша. Изо рта валил густой пар. Чем ближе, тем отчетливее она могла разглядеть частокол. Должно быть с недавних пор деревню стали хорошо охранять. Она чуяла даже с такого расстояния, что бревна свежие, спиленные и ошкуренные совсем недавно. За воротами она и спрячется. Оборотень со своими ищейками не проникнет во внутрь. Его просто не пустят, пусть он покажет хоть сто штук разных грамот от Императора.
Генриетта знала, что там она будет в безопасности. Чем севернее от столицы, чем ближе к Великой стене, тем больше встречается людей лояльных по отношению к повстанцам. Все устали от правления Императора. Особенно обычный люд.

[NIC]Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Изабелла (2016-03-19 18:06:10)

+2

7

Их разделяло всего ничего - пару часов, не более. Они идут след в след. Нога в ногу. Движутся почти с одинаковой скоростью. Измотанные и изнеможенные. У нее есть фора, и всепоглощающая усталость и, наверняка, страх. У него есть свора ищеек, и дикое желание убить наглую девчонку, и такая же усталость. Да, они не простые люди, у них больше сил, чем у обычных смертных, но это так уж радикально спасает положение. Все устают. И эти тоже.
После посещения пещеры Волк движется с меньшей скоростью. Он утомлен и голоден, единственное, что движет его вперед, это азарт охоты, стремление настигнуть жертву. И злость. Много-много злости.
Холодное, бледное солнце уже показывается из-за веток. Оно лижет промерзшую землю, пытается обнять заледенелый мир, но это его не согревает. Зима слишком ревностно относится к своим обязанностям и правам.
Грэю открывается вид на мельницу. Старую, захудалую, почти развалившуюся и сгнившую мельницу, из которой так и несет запахом людей, и Красной Шапки. Она наверняка здесь была. Да. Несомненно.
Волк разминает шею, вытягивает из ножен меч, тот отзывается приятной тяжестью в руке. Он знает своего хозяина и уверен, что бездельничать не придется, теперь ему доверят не только рубить ветки, мешающие пройти. Меч ласково звенит, и вибрирует.
Нужно узнать что делала здесь эта девчонка и может она проболталась куда пошла. Нет, наверняка она не настолько глупа, хотя если бы было так, то она и вовсе должна была убить всех свидетелей. Она не сделала этого. Зря. А так эта сомнительная "честь" перепала Грэю.
Ищейки бесшумными тенями движутся в холодном рассвете, они пролазят меж полусгнивших досок, заскакивают в разбитые окна, любая щель для них вход. Они не убьют без команды, но могут здорово напугать. Их всего три, остальные уже далеко впереди - ведут погоню, но кажется, что волков не меньше десятка. Полумрак помещения делает свое дело, скрывая и размывая контуры тварей.
Волк заходит следом, он не скрывается и не таится, ему вовсе не страшно. Наверху уже слышны шорохи - кто бы там не находится, ему страшно. Ищейки издают предупреждающий вой. Копошение наверху становится более резким и громким. Грэй чувствует запах страха, переходящего в панику. Он поднимается в просторное помещение. Да, Шапка тут была. Он брезгливым взглядом окидывает пятерых ребят, в панике жмущихся друг к другу, те что постарше стоят впереди, закрывая малышню.
- Расскажите, куда отправилась Красная шапка, и я вас пощажу. - спокойно и тихо говорит Волк, от его голоса по коже пробегают мурашки. Конечно же он врет. Он убьет их всех.
Паренёк постарше пытается потянуться к самодельному луку, но ищейки предостерегающе рычат, делая шаг в сторону детей, и тот замирает как каменное изваяние. Никто не может промолвить и звука.
Вульф подходит вплотную к малышне, меч в его руке пускает зайчиков, отражая солнечный луч, пробравшийся в мельницу через дырявую крышу. Их разделяет расстояние равное длине меча, достаточное для того, чтобы нанести удар.
- Ну, вы будете говорить, или как? - ледяной тон палача нагоняет еще больший страх - Эй, сосунки, вы небось глухие?
- Мы...мы, мы не вид-д-д-едели никаких шапок - заикаясь, произносит, видимо, самый смелый.
- Да что вы говорите, - оборотень хватает своей рукой его подбородок. - А теперь повтори это, смотря мне в глаза. - его лицо наполнено презрением и злостью, от него несет мокрой псиной, он отвратителен и страшен. У пацаненка от страха дрожат колени, лицо стремительно бледнеет, и кажется еще немного и он потеряет сознание. - Ну?
Одно быстрое движение рукой, жизнь паренька закончена. В его глазах отражается страх, обмякшее тело падает на пол, а с угла рта стекает струйка алой крови. Остальные дети в ужасе отскакивают от уж мертвого товарища, но рискуют напороться на зубы ищеек, которые оскаливаются в злом рыке.
- И так? Может кто-то хочет что-то сказать? - палач вытирает свое оружие о какую-то тряпку, поднятую с пола. Дети в панике жмутся друг к другу, нервно смотрят по сторонам, надеясь сбежать. Но, они обречены. Этот день останется для них холодным, белым рассветом, обрамленным потоками алой крови.
- Она была здесь вчера. - выкрикивает самый маленький из компании - Заходила ночью. А потом ушла. - он думает, что это и вправду их спасет. - Мы рассказали ей, как выйти на тракт. Хотите, и вам расскажем. Мы знаем короткий путь - палач и сам знал, он узнал все, что ему было нужно. Дети ему больше были не нужны. На его губах заиграл кровожадный оскал.
- Убить. - приказал он своим псам, пачкать руки самому не было нужды, это Красная шапка могла убить волчицу из его стаи, а что могут эти дети? Ровным счетом ничего.
Вульф вышел из мельницы и направился по следам Шапки, теперь он точно знал куда та направляется.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC]
[STA]Это дикая охота на тебя[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

+1

8

Она долбила в дубовые ворота битых десять минут, пока, наконец, ей не соизволили ответить. Прямо перед вратами находилась небольшая смотровая башня. Кто-то ругался и чертыхался, взбираясь на нее. Вскоре показался бородатый детина с заспанными глазами. Про себя Красная Шапочка позавидовала этому человеку.
- Чего стучишь в такую рань? Чего надо? - недобро рявкнул воин.
- Комнату хочу, - коротко и лаконично ответила Красная шапочка.
Воин уже было хотел прогнать ее прочь, но почему-то внезапно передумал: "Ладно, так и быть впущу, но только за мзду.". Генриетта даже не сомневалась, потому заблаговременно подготовила две серебряные монетки. Она показала деньги, и детина замолчал, снова ругая всех за то, что ему приходится тут сидеть и лазить каждый раз по этой лестнице. Заодно и по ней прошелся недобро. Отперев ворота, он первым делом сунул свою огромную ручищу вперед, куда легли деньги. За Генриеттой снова заперли ворота. Она посмотрела на тяжелый деревянный засов. Этого будет недостаточно, когда явится ее палач.
- Где постоялый двор? - поинтересовалась напоследок девушка.
Воин махнул куда-то на север и ушел в свой сарайчик, где у него была разобрана небольшая койка. Генриетта не стала задавать лишних вопросов и направилась в указанную сторону. Народ по-тихоньку начинал просыпаться, но все равно еще было слишком рано. Пушистый черный кот сидел на одном из заборов, пристально следил за Генриеттой. Улица, по которой она шла, была довольно длинная. Это поселение хоть и маленькое, но имело хорошую дорогу из булыжника. Какая-то старуха набирала воды из колодца. Она как и давече кот пристально следила за незнакомкой в красном плаще. Топоры Генриетта убрала за спину и укуталась плащом. Он их скрывал и не давал мирному поселению развести ненужную панику. Вскоре девушка дошла до постоялого двора. Прежде, чем заходить во внутрь, она обернулась. Призадумавшись, Генриетта решила, что кроме воина у ворот, кота да бабки у колодца, она больше живых людей так и не увидела. Свет в окошках был - да, даже дым в нескольких избах из труб валил. Но все равно как-то слишком тихо.
Над головой каркнул один ворон, затем второй. Где-то внутри нее что-то завибрировало. Грудную клетку начало распирать, и девушка буквально прочувствовало, как все здесь пропахло черной магией. Ее буквально выворачивало от этого чувства. Генриетта более не стесняясь распахнула свой плащ и выхватила топоры из своих ножен. Над головой уже густело черной облако ворон. Гомон стоял невозможный. В один миг иллюзия сошла, и Генриетта оказалась на выжженном пепелище. Кругом лежали трупы людей, снег стал красным от крови. Как она не заметила этот еле уловимый запах гари?! Когда она бежала, она же ощущала его, но не придала даже значения.
Один за одним вороны кидались на землю, бились об нее и превращались в мерзких черных человечков с клювами вместо ртов. Вместо кожи они были покрыты черными перьями, с которых капала жидкость вроде смолы. Они произносили жуткие звуки и смотрели на Генриетту своими большими желтыми глазами. Один из анимагов отвлекся и принялся пожирать остатки трупа, а этих монстров становилось все больше и больше. Они ее задержат, дождутся, когда придет палач со своими ищейками и передадут ее им. Но не бывать такому. Красная Шапочка снова вступила в бой.
У этих созданий страшны клювы, да когти на их кривых руках, но больше ничем они одолеть не смогут. Разве что только своей многочисленностью. Генриетта не знала, сколько их вокруг, но кажется сюда слетелась вся стая. Неужели ради одного беглеца нужно отправлять в погоню стольких? Она убивала их, но когти ее царапали, клювы отрывали куски от ее плаща. Топоры отрубали головы, руки, но от этого анимагов меньше не становилось. Когда один из топоров застрял, пришлось оставить второй и вытащить свой длинный меч из-за спины. Она помнила главное - не оставлять свое оружие. Меч скользил, как по маслу. Царапины кровоточили. В какой-то момент пришлось распрощаться с красным плащом.
Генриетта понимала, что она лишь тратит драгоценные минуты в попытке отвоевать себе путь прочь отсюда. Там, дальше огромная стена. Ей надо туда. рядом с ней ее братья, ее сестры, и ее спасение. Но ей просто так не справиться с анимагами здесь сейчас в одиночку. Есть только одно средство. Но она держала его на самый крайний случай. Как глупо, что она не использовала его еще тогда, когда ее и ее братьев поймали в королевском замке. Со слезами на глазах Генриетта запустила руку в набедренный мешочек и вытащила небольшую склянку с фиолетовой жидкостью, бросив ее себе под ноги.
Время замедлилось. Легкий фиолетовый туман за один миг окутал все поселение: дома, деревья, всех анимагов. Тех, что уже превратились в людей, и тех, что еще кружили в небе. Красная шапочка выдернула свои топоры из трупов воронят и спрятала оружие обратно в чехлы. Время замедлилось только тут, а палач ее уже настигает. Это пространство еще час будет обездвижено, и любой кто сюда войдет окажется в такой же ситуации. Кроме нее.
Она перебралась через павшие ворота на севере поселения. Сжечь бы это место, да некогда. Снова бежать. Снова прочь. В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? Но это лишь мелочи.
Война продолжается. Генриетта будет помнить погибших в той деревне. Ей будут сниться кошмары с телами мужчин, женщин, стариков и детей... Она будет помнить, как анимаг пожирал маленькое тельце мертвого младенца. Она никогда не забудет, и убьет их всех.

[NIC]Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][SGN][/SGN]

+2

9

По расчетам Волка, Шапка сейчас должна была как раз угодить в его ловушку. Он оставил её на всякий случай, про запас, вдруг она все-таки выйти на открытую местность, вдруг ей хватит безумия пойти в деревню, в надежде спастись и получить защиту, вдруг ей вздумается выйти из-под укрытия леса и показаться людям... Грэй продумал этот вариант. В какой-то мере он даже рассчитывал на её собственную глупость, используя анимагов, поймать эту ощипанную курицу будет куда проще, чем бегать за ей по лесу.
Конечно, можно было и не поступать столь радикально, даже в деревне полной людей, не столь велика вероятность спастись - никто не хочет лезть на рожон и подписывать себе смертный приговор. Императора бояться, и его гнев страшнее всего, что можно себе представить. Поэтому, шанс, что Красную Шапку укрыли бы от Волка, дали кров, и самое главное, потом не выдали - была ничтожно мала...Но перестраховаться стоило. Тем более, одной деревней больше - одной меньше...Такие мелочи нисколько не заботили палача.
Его прихвостни в один счет уничтожили всех жителей, и сожгли всё до основания, а маскировке Грэй побеспокоился заранее - небольшой шар-морок был вручен подданным еще вначале погони. Боль, страх и ужас пропитали всё вокруг, и дым, ужасающе воняющий жжеными домами и телами, тонким покрывалом укутывал землю на несколько миль вокруг. Как только Шапка этого не заметила!
Вульф сбавил темп, не боясь опоздать, или упустить беглянку, всё уже было сделано заранее. Тупоголовые, практически лишенные интеллекта анимаги задержат ее настолько, насколько будет нужно.
Настроение мужчины было просто превосходным - утро выдалось столько чудесным и приятным (ничто так не радовало его, как убийство, запугивание и причинение боли), а еще он думал о скором завершении всего этого мероприятия, он так устал гоняться за этой мелкой пакостницей, что даже пообещал себе убивать ее медленно, с присущей ему жестокостью и азартом. Сначала, он думал убить ее быстро, но сейчас не-е-е-ет. Не будет ей такого снисхождения.
Волк размышлял о всякого рода пытках, о мрачном подвале, где будет некоторое время обитать его жертва, о том, как он прикует её цепями в сыром, холодном подвале, как влажные, покрытые грибком стены, будут обжигать её кожу, как будут царапать и сжимать её запястья тяжелые кандалы, как она будет молить о прощении, а он любоваться её страданиями. Как её израненное, в синяках и ссадинах тельце будет извиваться, когда он будет прижимать к её бедру раскаленную кочергу. Мммм, за такими мыслями, он даже не почувствовал, что что-то не так...
В воздухе ощутимо пахло магией, только мужчина этого не заметил.
Он неспешным шагом добрался до разрушенной деревни, морок благополучия был уже снял, вокруг кружили стервятники-анимаги, только вот как-то о-о-очень медленно, как-будто кто-то замедлил скорость в три, а то и четыре раза. Волк попробовал сделать несколько шагов, один, еще один, казалось, что он шагает через густой-густой кисель, крайне задерживающий движения. Даже воздух вокруг практически не двигался.
- Что за черт ?!- произнес палач, и слова утонули в тягучей пустоте. Он замер на месте, двигаться не было смысла - на это уходило слишком много сил, он просто решил ждать, это не может продолжаться слишком много времени - на продолжительно заклинание такого рода у Шапки просто не хватило бы сил.
- Вот же дрянь! - выкрикнул мужчина, добавляя в список пыток еще несколько. Ох, как же он отыграется, когда догонит эту суку!
В томном ожидании прошло около получаса, Волк был прав, что недолго ему ждать освобождения из оков времени.
- Тебе конец! - прорычал он, разминая затекшие ноги и шею.
Он пнул обрывки красного плаща, валяющегося под ногами и пошел прочь.
Судя по всему, Шапка направлялась к Стене, ограждавшей Империю, вот туда за ней и последовал Вульф, ускоряя шаг и почти переходя на бег. Впереди бежали его волки-ищейки, а часть анимагов летела за жертвой по воздуху.
- Теперь ты точно никуда не денешься, - прошипел палач, их разделяло меньше часа, он немного отстал, из-за временного кольца вокруг сожженной деревни, но это его не пугало, до Стены добрать раньше, чем за сутки было невозможно, а значит, он догонит её раньше. Внутри разлилось тепло - он снова представил, ее голое, почти мертвое тело в своем подвале, как же эта сука будет страдать! Внутри разгоралась страсть и желание, но убийца придержал свои чувства, пока еще было рано давать им волю. Это будет позволительно только тогда, когда наглая девчонка будет прикована толстыми цепями, на ее руках будут красоваться железные браслеты-оковы, а ее тело будут украшать смертельные узоры порезов, синяков, ожогов.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC]
[STA]Это дикая охота на тебя[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

Отредактировано Ri Unicorn (2016-04-09 12:54:45)

+1

10

...

Анимаги сильно задержали ее. Она знала, что палач нагонял ее, чувствовала это. Девушка мчалась по снежному лесу, тяжело дыша. Так она может привести его к повстанцам. Она не может этого сделать. Все это время она бежала назад, домой, но сейчас Генриетта поняла, что ей теперь нет дороги назад. Девушка остановилась, постояв несколько минут на одном месте, а затем повернула совершенно в другую сторону, прочь от стены на восток. 

- Вы отправляетесь в последнее задание, - тихий голос жреца раздавался за их спинами. - Результаты вашего похода могут решить всю судьбу государства.
Женщина с обритой головой и одетая в серые лохмотья ходила вокруг них босяком, качая в руках небольшую лампадку. Дым окружал всех семерых человек. Девушка с иссиня-черными волосами стояла прямо и не шевелилась. Она не боялась, она ощущала прилив духа, и верила, что их дело благословлено, и они совершат то, к чему повстанцы столько лет стремились.
Чужая рука коснулась ее пальцев и слегка сжала. Генриетта лишь слегка улыбнулась, почувствовав жар пальцев ее возлюбленного брата. Сегодня или никогда они обвенчаются. Жрец обвенчает их в сени деревьев на белоснежном снегу. И в тот же миг они отправятся в зимнюю резиденцию Императора, где низложат его, и поведут земли Бретонии под высшим руководством повстанцев. Дети не будут нищенствовать, народ голодать, аристократия падет, инквизиция уничтожится.

- Ты боишься? - спросил Марк, стоя перед Генриеттой.
С неба падал снег. Огромными хлопьями он ложился на голую черную землю. Этой ночью они отправляются, и даже не смотря на снегопад или метель, они все равно пойдут.
- Нет, - ответила девушка, подставляя руки. Снежинки падали на них и тут же таяли.
- Мне страшно, Генриетта, - Марк обнял свою жену. Он не любил ее красный плащ, но она всегда и везде его носила. Он не хотел отправляться туда, где его могла ждать смерть.
- Все будет хорошо, - улыбнулась девушка, повернувшись в объятиях любимого и нежно поцеловала его в губы.

В постели был не Император. Это была кукла. Всего лишь кукла, которая тут же ожила и превратилась в жуткое существо. Нижняя часть туловища фарфоровой куклы развалилась на мелкие кусочки, и из него вылезло мохнатое тело паука со множеством отвратительных ножек. Верхняя половина куклы словно являлась продолжением паука. Фарфоровый рот открывался и раздавался жуткий смех. Из всех щелей полезли пауки.
Огонь в камине внезапно загорелся зеленым огнем, зловеще осветив опочивальню Императора. Он взревел, и в тот же миг поглотил одного из отряда. Мужчина закричал, падая на пол. Кто-то попытался сбить с него огонь, но ничего не получалось. Бедняга продолжал гореть зеленым огнем и кричать. Одна из женщин с воплем кинулась к окну, но то захлопнулось. Она попыталась разбить его стоящим рядом стулом, но кукла-паук выпустила изо рта толстую белую паутину, стремглав бросившись к женщине и принявшись заворачивать ее в кокон, как какую-то букашку.
Генриетта достала свои топоры. Марк стоял рядом с ней с обнаженным мечом. Они с детства тренировались. Они умели убивать. Но никогда им не приходилось иметь дело с чудовищами. Они убивали пауков, больших и маленьких. Давили их, рубили на части, но их не становилось меньше.
Из дымохода внезапно повалили анимаги-воронята. Один из членов команды смог выбить дверь и выбежать из комнаты, но анимаги помчались за ним.
- Ринардо! - воскликнула Генриетта, обернувшись к своему соратнику, но что-то тяжелое ударило ее по затылку, и Красная Шапочка потеряла сознание.

Кто-то выплеснул холодную воду ей в лицо. Красная шапочка заморгала и, наконец, пришла в себя. От увиденного ей приходилось выпучивать глаза. Ее поглотил страх и отчаяние. За один миг. Генриетта дернула руками и ногами, но цепи, на которых ее подвесили не поддавались. В одном углу висел Марк, в другом - Персефона. Больше никого. Посреди мрачной и грязной темницы, освещенной лишь луной, стоял каменный стол. Увидев, что на нем, Генриетту затошнило. Слезы брызнули из глаз. На столе лежал Ринардо. Точнее все, что от него осталось. Кто наживо отрубили ему руки и ноги. Она не могла понять, жив ли ее соратник или нет. Она мысленно помолилась Богам, чтобы Ринардо оказался мертв. Один из палачей стоял рядом со столом, на котором лежали всевозможные предметы для пыток. Наконец, девушка сфокусировала взгляд на тех, кто облил ее водой. Перед ней стояли несколько мужчин. Кто-то одет в богатые одежды и прикрывал нос надушенным носовым платком, кто-то одет попроще.
- Вы думаете, нам стоит допрашивать их до прибытия главного инквизитора? - видимо, в который раз поинтересовался тот в парике с платком. Ему явно было противно находиться в этом месте, он каждый раз бросал взгляд на то, что осталось от Ринардо.
- Мы можем и сами расспросить этих оборванцев, Ароктур! Нечего нам ждать этого урода, королевскую шавку! Император, наоборот, вознаградит нас за сведения, которые мы из них вытащим! - рявкнул на него жирный господин. - Итак, спросите ее, где логово повстанцев!

Горькие слезы текли из ее глаз. Она смогла вырваться, но понятия не имела как. Они убили Марк и Персефону у нее на глазах. Она не знала, что произошло там в камере, когда ее мужа начали пытать. Просто в какой-то миг она очнулась на полу, залитом кровью и ошметками живой плоти. Под ее рукой была часть чьего-то лица: глаз, нос и даже уголок рта. Генриетта заорала, заметалась. Она нашла то, что осталось от Марка, в углу. Это была его голова. Ей было настолько страшно... Но превозмогая страх, девушка коснулась пальцами открытых глаз возлюбленного, прикрыв их навеки. Размазывая по щекам чужую кровь и слезы, она выбежала из темницы, вскоре нашла свое оружие и выход из Зимнего замка Императора. Спустя некоторое время, когда огни замка виднелись вдалеке, она услышала множественный вой стаи. Это прибыл Палач. Значит охота началась.

Восток удалял ее от стены все дальше и дальше. Она помнила эти леса и хорошо ориентировалась в них. Генриетта вспомнила и странную поляну, на которой часто любила бывать в детстве. Однажды случилось чудо, когда она там стояла и кружилась. Это был самый счастливый день в ее жизни. Огромные каменные глыбы, что возвышались на той поляне по кругу, засветились желтыми, красными, голубыми и другими огнями. В тот миг множественный свет огней направился в центр, где была она и вознес ее высоко над поляной.
Теперь она знала, что делать. Спустя столько лет она хорошо изучила каменные изваяния и даже научилась ими немного управлять. Генриетта мчалась именно туда.
Но вот из леса выпрыгнул волк. Девушка ахнула. С другой стороны второй. За ними третий, четвертый. И вот сам Палач мчался за ее спиной. Только добраться до священного круга. Скорее, быстрее. Она слышит его голос за спиной.
Генриетта в одном прыжке оказалась в кругу, и разнообразное сияние камней в тот же миг снова заискрилось. Круг из света будто бы образовал купол. Волки кидались на свет и в один миг сгорали. Красная шапочка тяжело дышала, в упор глядя на черную фигуру за пределами круга.

[NIC]Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][SGN][/SGN]

+2

11

Следовать по пятам за этой несмышленой девчонкой не составляло труда - Волку уже давно стало ясно куда конкретно она направляется, тем более во всей этой погоне появлялся еще один плюс: Шапка покажет где сейчас находится лагерь повстанцев. Интересно, она сама-то понимает, что ведет Палача прямо к врагам Императора? Это несомненно облегчало службу самого Вульфа и здорово упрощало работу службы безопасности Империи. Впрочем, под пытками, которые уже давно готовы в голове у мужчины, девушка вряд ли сможет держать свой рот закрытым.
Так или иначе, информация о том, где располагаются вражеские силы, будет получена.
Волк чувствовал свою жертву как никогда рядом, за все время погони он приблизился к ней вплотную, ему было слышно ее дыхание, он чувствовал ее запах, ощущал ее страх и горечь ее воспоминаний.
Она изменила курс, она бежала прочь от стены, это не порадовало Волка, впрочем, какая разница, главное догнать ее, раскромсать ее тело на маленькие кусочки. Плевать на все. На повстанцев, на императора, на покушение...Главное, это догнать ее и вонзить зубы в ее плоть. Мужчиной завладел дикий азарт, его сознание затянулось дымкой ярко-алого цвета, он больше не был собой.
Перед глазами уже стоят сцены расправы, а все тело зудит от предвкушения.
Сегодня полнолуние. Еще немного, и его тело будет ломаться и изгибаться во всевозможных странных фигурах, но ему не будет больно или страшно. По венам и артериям потечет кровь в разы горячее той, что сейчас. Сердце начнет сокращаться быстрее. Зрение, обоняние и слух станут острее. Руки и ноги превратятся в могучие лапы, завершающиеся длинными, смертоносными когтями. Один удар его лапы убивает оленя, что уже говорить про маленькую, испуганную девчонку, бегущую от него, что есть сил? Из его пасти будут торчать острые зубы, готовые в любой момент разорвать плоть на миллион маленьких кусочков, готовые впиться в тело, дробить кости, кромсать мышцы, рвать сухожилия.
Стая, бегущая впереди, радостно взвыла, над лесом разнесся призывный клич - волки нагнали добычу, вот они уже совсем рядом, совсем близко, еще несколько шагов, и она будет в их лапах.
- Тебе не скрыться - его голос больше похож на рык, слова не совсем понятны, он больше не тот, чем был всего час назад. Его лицо приобрело дикий, неестественный оскал, его нос удлинился, а ногти на руках стали в разы крепче и острее. Трансформация началась.
- Хочешь спрятаться от меня, маленькая разбойница? - рычит он, останавливаясь возле святящегося круга. Его соратники гибнут, бросаясь прямо в яркие огни, но его это не волнует. Сейчас ему все равно.
По телу мужчины пробегает мелкая дрожь. Еще несколько минут и мир узреет вторую ипостась Грэя Вульфа.
Палач смотрит на Шапку и улыбается. Его тело изгибается в невероятную дугу. Одежда разрывается на мелкие кусочки и разлетается в стороны. На обнаженном теле прорастает густая темная шерсть, уши становятся больше и покрываются мелким ворсом. Видно, как под кожей двигаются кости: они ломаются и срастаются заново. Из пасти оборотня раздается дикий вой. Лицо больше не имеет ничего общего с правильными и резкими чертами Грэя Вульфа - теперь это волчья морда. Только вот глаза на ней человечьи.
- Ты думаешь, эти камни спасут тебя? - слова неестественные, они больше похожи на лай собаки. - Глупая, наивная девчонка - палач опускается на все 4 лапы, он раза в 2-3 выше обычного волка из своей стаи.
Оборотень смеется, на его морде появляется оскал. Все это выглядит страшно и гротескно. Хочется выкрикнуть "такого не бывает".
- Мне рассказали, как убывали твоих друзей. Это сделали быстро и почти безболезненно.  Хочешь, я могу убить тебя так же? Или ты не согласна? Ты не хочешь умирать? - волк медленно движется по контуру сферы, не прикасаясь к ней. Его стая, несколько поредевшая, собралась в стороне, не предпринимая попыток к наступлению.
- Хочешь, я тебя пожалею, - из его пасти снова вырывается непонятный смешок. - Ты же боишься меня, ты же боишься смерти. - он чувствует это, чувствует запах, исходящий от Красной Шапки, и он борется с желание броситься прямо в центр круга и раскромсать ее на кусочки. Ему так хочется вонзить в ее нежную плоть свою зубы, почувствовать в пасти вкус ее крови - горячей, свежей крови. - Ты только выйди ко мне, и я тебя пощажу. Я сделаю все быстро. Для тебя нет спасения, ты же знаешь это. - человеческие глаза оборотня смотрят прямо на девушку, им не мешает яркий разноцветный свет, исходящий от камней. Его взгляд гипнотизирует, он притягивает к себе. - Ну же. Всего один шаг.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC]
[STA]Это дикая охота на тебя[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

+1

12

Ethos Music Ltd - The Other Side

Картинка дурацкая, главное музыка.

Они стояли почти вплотную друг к другу. Его волки, кажется, поняли, что бесполезно бросаться на этот искрящийся всеми цветами радуги купол. Они отползли за спину хозяина, продолжая вгибать спину и показывать зубы. Генриетта по-настоящему была испугана, она смотрела, как ядовитая слюна стекает из пасти этих животных, как их глаза загораются желтыми, красными и зелеными огнями. Она совершенно не представляла, что ей сейчас делать. Духи защитили ее сейчас, но не на вечно же ей оставаться среди этих камней.
Девушка резко поворачивает голову на человека. Но человека ли? Его голос уже изменяется, по телу его пробегает мелкая дрожь. Его ухмылка страшная и кровожадная не сулит Красной Шапочке ничего хорошего, только боль и смерть. Мучительную и медленную смерть. Если он поймает ее, то быстро она никогда не умрет. Только если сама не завершит свою жизнь. Генриетта достала из набедренной сумки маленький пузырек с черной жидкостью и сжала его в ладони. Это ее единственный выход.
Она смотрит, как человек стал видоизменяться. Его кости ломались под невероятными углами, слышались вой и рычание волков и треск тела палача. Он словно кукла, которая сломалась. Генриетту охватил леденящий ужас. Ничего подобного она еще никогда не видела. Ее братья рассказывали о подобных существах, она читала из древних книг. Когда-то клан "Красной Розы" боролся с порождениями тьмы, такими, как палач, но те времена давно канули в лету. Подобных палачу уже не осталось в мире. Как такое существо могло появится на свет?..
Кости лица удлинялись, превращаясь в звериный оскал. Когти на лапах походили на острые кинжалы. Все в нем - существо не этого мира. Только глаза, которые пугали больше всего остального. Черные льдинки на морде монстра. Генриетта спрятала флакончик с живой смертью и достала свое оружие, удобнее взяв его за рукояти. Пока она тут, ей ничего не должно угрожать. Ведь так, Боги?
Оборотень пытается задеть ее за живое, рассказывая о том, как убивали ее соратников. Если то, что она видела, было быстро и безболезненно, то каким же образом он собирается убить ее? Генриетта стискивает зубы. Она сильна духом, который вот-вот падет. Ей надо собраться, отрешиться от всего, забыть свои воспоминания. Она - всего лишь оружие ее клана. Так ей всегда говорили, но она никогда об этом не думала. Она не верила, что может являться избранницей. У нее ничего не было, кроме магических зелий и порошков их верховной ведьмы.
Да, она боялась. Ее страх, казалось бы, просачивался через кожу, витая в округе. Его можно было почувствовать, ощутить аромат ее плоти. Когда человек боится, он начинает пахнуть по-другому. Она словно под гипнозом этих черных глаз. Что ей делать?

Ethos Music Ltd - Memento

Мама...

Папа...

Марк...

Аруна...

Аруна. Верховная ведьма и ее бабушка. Как она раньше не вспомнила о ней! Лицо Генриетты осветилось неожиданной мыслью. Девушка достала из мешочка на бедре маленький уголек и быстро начертала на ладони руну, имя ее бабушки на древнем языке. Это сила призыва, которая была дарована перед уходом бабушкой.
- Аруна, верховная ведьма клана "Красной Розы", явись перед ликом моим! Призываю тебя именем твоим, Аруна Кхан Закхар Номи! Да прибудет со мной сила твоя, божественно одаренная! Помоги мне, бабушка! - крикнула Генриетта, задрав голову к небу.
Первые лучи солнца пробились из-за черных туч. Казалось, пойдет метель, но солнце озарило поляну, нежить и священные камни. Земля завибрировала, Красная Шапочка покачнулась, но устояла на ногах. Солнечные лучи касались волков-переродков, и те в тот же миг сгорали, словно в огне. Девушка бросила взгляд на оборотня. Ему же будет лучше, если он сейчас скроется в чаще леса, спрячется в черноту, где скроется от огня солнца. Это еще раз доказывало, что Император прибегает к черным силам тогда, как повстанцы за свет и солнце.
Солнечный луч упал на оборотня, затронув его плечо. В тот же миг там, где упал свет, шерсть и плоть обуглились, обнажив кровавую кость. Генриетта выпучила глаза на волка, выпрямив спину. Неожиданно она резко выдохнула, воспарив от земли на некотором расстоянии. Ее волосы волной всколыхнулись в воздухе, а глаза заискрились белым светом. Устами Генриетты говорила верховная ведьма, от того два голос исходило из ее горла.
- Пошел прочь, исчадье ада! - воскликнула девушка. -  Убирайся к своему господину, поджав хвост, и не возвращайся!

[NIC]Генриетта[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][SGN][/SGN]

+1

13

Казалось бы, что силы далеко не равны, и Красная Шапка обречена, но ей явно помогали какие-то древние боги, незнакомые Волку. Он вообще не верил ни в каких богов. Для зверя нет веры, нет ничего святого, нет морали, правил, жалости, сострадания, любви... Он чтит только силу, и предан только ей.  Да, преданность - это все, что испытывает Волк из людского спектра чувств. Да, он знает боль, он знает голод, он знает жажду, он знает стремление убивать...Но не любовь, не привязанность. Только преданность. Преданность стае. Преданность командиру. Преданность своему долгу. Не более того.
Волк шипит и корчится, когда, словно по велению Генриетты, из неба вырывается яркий луч света. Нет, ему не становится страшно, ему не жаль ни одного волка из своей стаи, они умерли, выполняя задание, ему не больно за них, нет. Единственное, что его волнует - это то, сможет ли он сам выполнить задание?
Лучи, пробиваясь сквозь плотные тучи, до этого момента застилавшие все небо, касаются волков и те, умирают, сгорая в чистом пламени. Святой огонь? Небесная благодать? Волк не верит в это. Для него все едино - тьма, свет. Любая магия - магия, что бы она не делала, на чтобы направлена не была.
Вульф - порождение тьмы? Шапка - посланник света? Он плохой? Она хорошая? Он убийца, она спасительница? Сейчас убивает она, и не важно во благо ли. Смерть - есть смерть, не более, и не менее.
Грей кривится, стискивает челюсти, его зубы скрипят друг о друга, глаза сверкают пламенем, в котором сгорает его стая.
- Ты не лучше меня - рычит он, и из его пасти вырывается визг боли - по плечу расползается огонь, пожирая шерсть и плоть. Его тело горит, небесный свет прожигает все ткани до кости. Волк зло смотрит на свою жертву, с которой они, кажется, только что поменялись ролями. Его глаза полны ненависти, ему хочется раскромсать ее на части. Да, это желание теплилось в нем и раньше, но сейчас оно подкреплено болью, неимоверной болью, которая раздирает его, пробирает до самого нутра.
Да. Боль. Боль чувствуют все. И праведники, и грешники. И посланники света, и слуги тьмы, если разделение все же имеется. Все чувствуют боль. Все поклоняются боли, все молятся, чтобы боли не было. Все боятся боли. Все бегут от боли.
Боль.
Вот что по истине должно править миром.
- Ты нашла способ сражаться со мной, но это не гарантирует тебе победу. Не я, так кто-то другой тебя уничтожит. Я не самое страшное, что может случиться в твоей жизни. - оборотень демонтирует уродливый оскал, из его рта течет отвратительно-вязкая слюна. Он говорит правду, если в мире есть оборотни, почему бы в нем не водиться и кому-нибудь еще более отвратительному и кровожадному? Он все же, в некоторой мере, еще человек, но у Императора на службе есть такое, что об отсутствии у них разума и вопроса-то не стоит...Есть ищейки, и не те, которые гонялись вместе с Волком за Шапкой нет. Те спрятаны глубоко в подвалах, их не выпускают просто так. Есть отряд наемных убийц, не имеющих сердца, они не люди, они духи, демоны. Их не остановишь простым лучом небесного света. Да, у императора еще много "подданных", способных убить Шапку. Только вот у Вульфа с ней теперь особые счеты...
- Да, я сейчас уйду, но знай, это не последняя наша встреча - Грэй решает позорно удалиться с поля боя, чтобы не полечь здесь, рядом со свой своей стаей.
Он несколько труслив, но все в этом мире трусливы, просто некоторым удается сбежать, а некоторым нет.
Волк скрывается в чаще леса, Шапка не побежит за ним, вне круга духов она вряд ли будет обладать столько ошеломляющей силой. Ему трудно бегать - плечо раздирает неимоверная, не поддающаяся описанию, боль. Он хромает, он падает, на снегу остаются кровавые пятна. Да, у оборотней хорошая регенерации, но не когда твоё плечо ранено до самой кости. На восстановление уйдут недели, это точно...Если только кто-нибудь не поможет ему. Но кого можно встретить в глухом лесу, так далеко от столицы?
- Не дождешься, чтобы я подох, Шапка. Ты все равно умрешь раньше! - сквозь зубы рычит оборотень, припадая к стволу дерева, он обессилен, но не может идти дальше. Его веки смыкаются и на него опускается тяжелый, беспокойный сон.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC] [STA]Это дикая охота на тебя[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

Отредактировано Ri Unicorn (2016-06-15 17:02:06)

+1

14

Человек пнул носком ботинка бездыханное тело. Казалось, оно лежит и не дышит, но от толчка зверь слегка дернулся. Человек обернулся назад и поманил кого-то рукой. Маленькие воронята черные и склизкие ростом с тринадцатилетнего ребенка подкрались на полусогнутых ногах, смешно крутя головой по сторонам, словно птицы. Их было штук десять, а-то и больше.
- Поднимите его и несите за мной, - велел человек, укутавшись в плащ.
От существа отвратительно пахло. В том числе горелой плотью и кровью. Это не считая жуткого запаха немытой псины. Человек приложил к носу свой плащ, и пошел вперед. Воронята пыхтя от натуги вдесятером подняли тяжелое тело оборотня и семеня потащили за своим хозяином к порталу. Темно-зеленый овал повисал прямо в пространстве. Когда хозяин прошел через него, тот заискрился. Затем слуги-воронята, а когда все исчезли, от портала не осталось и следа. Только легкий дымок. О том, что тут кто-то был, напоминала лишь кровавая дорожка на снегу и место, пропитанное кровью, где лежал оборотень.
Портал вновь открылся уже в башне колдуна в просторной комнатке, где находилась кровать и стол. Воронята протащили оборотня к кровати и с облегчением уложила на нее.
- Подите прочь, - махнул им рукой человек. Когда его слуги исчезли, оставляя за собой пару перьев и следы черной смолы, колдун подошел ближе к оборотню.
Рана, которую нанес свет, оказалась ужасающей. Он бы оставил подыхать это существо, но не мог. Император ясно дал понять, что при любых обстоятельствах, колдун должен помочь имперскому палачу. И чем эта шавка заслужила такую благодарность? Колдун протянул руку, но та зависла над оборотнем. Человек посмотрел в лицо волка, однако тот находился без сознания. Тогда колдун коснулся раны, надавив на нее. Оборотень дернулся, и колдун убрал руку. Огонь проник до кости, залечивать рану придется долго. Лучше бы он к этому моменту выслеживал Красную шапку. Да, он присутствовал на месте их столкновения, но решил не ввязываться в этот бой. Он узнал магию древних. Ввязываться в драку при таком раскладе было бы безумством. А уж когда верховная ведьма стала помогать девчонки, подавно.
Оставив оборотня, колдун направился в лабораторию, где принялся изготавливать порошок. Существо не могло вернуться в свое человеческое тело, пока у него была такая серьезная рана. Человек изготовит палачу целебный порошок, который приостановит разложение, однако залечивать его придется не меньше трех дней. Расталчивая корни мандрагоры, колдун подозвал двух своих слуг. Маленькие воронята, переваливаясь с ноги на ногу, подошли к нему.
- Отправляйтесь к тем камням, исследуйте то место, но к ним не подходите, - дал приказание хозяин. - Разузнайте, куда направилась Шапка.
- Да, господин, - кивнули воронята, говоря с жутким акцентом, будто их язык мешал им говорить.

Колдун проводил много времени в башне прорицания. Стоя над магическим кристаллом, опустив на него свои ладони, колдун смотрел в пустоту. Его глаза искали тени грядущего, но те были от него скрыты. Кто-то более сильный заслонял его взор и не давал увидеть будущее. Император посылал своих гонцов, дабы узнать, как продвигаются дела. Колдуну приходилось врать. Через неделю после того, как он притащил это отродье в свою башню, его рана, наконец, начала затягиваться, а все благодаря порошкам и припаркам. Оборотень постепенно начал обретать свой человеческий лик, однако его руки и ноги все еще напоминали звериные. По крайней мере, он начал восстанавливаться. Слуги хорошенько вымыли оборотня, придав ему куда менее безобразный вид, да и пах он теперь не грязной шавкой. Его перебинтовали и даже переодели в легкую черную рубаху и штаны.
Это время колдун потратил не только на лечение волка, но и на его изучение. Таких как этот оборотень более не осталось во всем мире. Император жаждал получить армию подобных существ. Колдун отрезал кончик волос и взял плоть из раны для изучения. Правда, его опыты мало в чем помогли. Он не жалел своих слуг, прививая им кровь оборотня. Те в тот же миг превращались в жутких существ, помесь анимагов и волка, однако сразу же дохли. Это заставляло прекратить эксперименты, иначе таким образом погибнут все его слуги. Впрочем, оставались существа в темницах Императора. А тот все ж отдавал предпочтение своему Палачу.
Поговаривали, что Император неравнодушен к Грею, и испытывает к нему извращенную симпатию. Некоторые придворные высказывали мнение, что у них с Императором даже противоестественная связь. Конечно, все это слухи. Как и то, что Грей совокупляется со своими волками. Они всего лишь слуги, как и анимаги колдуна.
Над башней алело зарево заката. Словно кровь богов разлилась в небе. Гилиан сидел на террасе, наблюдая за стаей воронят, что резвились высоко в небе. Из бокала человек без возраста пил красное вино. Одна из человеческих слабостей, которой он любил предаваться.
Почувствовав, что оборотень впервые за долгое время очнулся и поднялся с кровати, Гилиан знал, что тот обнаружит колдуна тут на террасе и придет к нему. На кой ему тогда звериное чутье. Что скажет, неизвестно. Они давние враги, ненавидящие друг друга и жаждущие от Императора признательности. По крайней мере, именно этого хотел Гилиан, но удавалось ему это с переменным успехом. 

[NIC]Гилиан Темный колдун[/NIC] [STA]Тот, кто видел однажды тьму, не сумеет ее забыть[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/Yaopn.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

+2

15

Беспамятство казалось сейчас лучшим в мире состоянием - ничего не ныло, не раздирало адовой болью, не беспокоило, не тянуло, не дергало, не мешало. Ничего не заставляло сражаться, убивать, мучить, душить, рвать на части. Не было ничего. Полное абсолютное ничто владело тобой и все. Никаких забот и волнений. Н-И-Ч-Е-Г-О. Волк и подумать не мог, это это состояние столь прекрасно. Он обожал владеть собой, своим телом, у него была мания контроля, мания сознания, он ненавидел состояние алкогольного опьянения, наркотического бреда, но это...Его измученное погоней, раненное тело пело, когда он опустился на землю и провалился в сон, а затем в беспамятство. Он уже готов был отправиться к чертям в ад, прекратить свою долгую борьбу, ему было все равно, лишь бы не открывать глаза, не пробуждаться от этого сладостного состояния. Его дыхание успокоилось, стало тихим и практически неслышным, тело размякло и растянулось на снегу, казалось, что все - он мертв. Бой окончен.

***
Грэй просыпался от мятежных снов, ему снова казалось, что он маленький мальчик, что его тело - тело ребенка, что он бежит по лесу, ищет свою мать, которая ушла на охоту, и уже так долго не возвращалась. Он не знал своего отца, не знал иной семьи, кроме той светловолосой женщины, которую ему так и не удалось найти...Порой, он думал, что она бросила его, убежала, оставив на произвол судьбы, так ли это было, сейчас уже не узнать.
Вульф метался на кровати, порой издавая нечеловеческие вопли, его тело то пылало, то было холодно, словно лёд. С его чела стекали литры пота, все тело покрывалось испариной, но в иные вечера, казалось, что иней застыл на его кустистых бровях.
В своих снах палач отправлялся в детство, в те времена, когда он только получил проклятье волка, в те времена, когда он не был королевским любимчиком, королевским оружием, в те времена, когда у него, возможно, еще была душа. По велению высших сил он оказывался в своем старом домишке, где отчетливо слышался запах свежесвареной каши, где все пропахлось сушеной мятой, чебрецом и чертополохом - мама все это заготавливала на зиму, для целебных отваров.
Он чувствовал, как трава щекочет его пятки, как ветки малины царапают голые плечи.
Он чувствовал, как он растет, как остается один, как к его дому начинают приходить волки, как в его венах начинает бурлить и кипеть кровь, которую раньше так стремилась успокоить мама...Но ее больше нет рядом, и сущность, живущая внутри, остается бесконтрольной. Она вырывается, проситься наружу, она не хочет сидеть смирно, она хочет...убивать, она хочет крови. И Грей чувствует то, что чувствовал тогда - он чувствует, как ломается. Как сдается, как поддается тому зверю, что живет внутри него.
А потом перед его глазами пролетают годы в армии, годы служения на благо родины, он вспоминает, как попал на глаза королю, как его заметили, привели в императорские покои, как император стребовал с него клятву. И он ее дал. Он поддался. Он снова прогнулся перед сильнейшим. Не таким его учила быть мать. Не таким. Но ее больше нет. Некого слушаться. Память о маме больно хлестает по щекам, оставляет кровавые полосы, которые рубцуются, превращаясь в шрамы, а потом и они растворяются - мама забывается.
Палач не помнит детства, палач не помнит как попал к императору, палач не помнит ничего. И не знает никаких других желаний и целей, кроме службы. Он знает как убивать, он верит, что это его цель, его призвание. Он умеет это делать.
В своем беспамятстве он вспомнил все, и тут же забыл. Воспоминания покрылись едким дымом, затянулись плотной пленкой, и на них наложили печать.

***
- Это ты меня спас?! - с губ Грэя срывается возглас удивления, он ошарашено смотрит на колдуна, слишком уж неожиданной стала для него эта встреча. Когда он очнулся в незнакомом помещении, живой, заметно подлеченный, в его голове возникли нехорошие мысли, но он не дал им волю расползтись, как сорняку, по огороду.
- Зачем ты меня вылечил? - оборотень выплевывал слова, словно они были отравой. - Выпусти меня, я на задании - прошипел он решительно, однако, его решительность поубавилась, когда сделав несколько шагов, его голова снова закружилась, как тогда, когда он только поднялся с кровати. - Сколько времени я тут провел? - вдруг тебя озаряет мысль, что задание уже может быть давным-давно провалено, или выполнено кем-то другим, эта мысль недает тебе покоя, зудит, как назойливый комар на ухо.
Мужчина опирается на косяк арки, которая ведет на террасу, подходить к чародею ближе он не хотел, возможно несколько боялся, возможно опасался, возможно просто из пренебрежения.
- Я жду ответов, Гилиан, - волк снова подал голос, несколько более терпеливо, чем раньше.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC] [STA]Это дикая охота на тебя[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

+1

16

Вместо слов благодарности (хотя какая благодарность может исходить от оборотня?!), на Гилиана обрушился поток гнева и недовольства. Он даже задумался, действительно, зачем спас это мерзкое существо. Колдун спокойно допил свое вино, не удостоив и взгляда Грея. Волк сделал пару шагов к Гилиану и угрожающе пошатнулся. Колдун глянул на парня, а затем демонстративно поковырялся ногтем пальца в зубах. Да этот волчишка даже стоять еще на ногах толком не может, не говоря о том, что ему надо выполнить задание.
- Ждет он ответа, - хмыкнул человек, поднимаясь с места. - Больше от меня ничего не ждешь?
Он прошел мимо, не удостаивая императорского палача своим взглядом. Лишь задевая полами своего черного плаща за ноги недобитой шавки. Пусть они и враги, но он его подобрал, вылечил и почти поставил на ноги.
Гилиан прошествовал в комнату, где налил в бокал еще вина из красивого стеклянного графина с позолоченной ручкой. Вино было чуть терпким со вкусом корицы и каких-то пряностей. Его поставлили с Императорских погребов, как одна из каприз колдуна. 
- Ты тут чуть больше недели, - наконец, ответил Гилиан, пригубив вино и подойдя к оборотню. - И как видишь, до сих пор похож на вялый овощ.
С этими словами колдун провел указательным пальцем по вискам Грея, с которых тек пот. Палачу явно с трудом удавалось стоять на ногах, он применял усилие, чтобы не упасть.
- Поверь, твоя драгоценная Красная шапка никуда не денется, - вытер он пальцы о свой плащ. - Повстанцы как сидели в горах и лесах, так и сидят. Покушение на нашего венценосного господина провалилось, можем спать спокойно до следующего раза. По крайней мере, они сто раз подумают прежде, чем засылать своих людей к Императору.
В комнату вошла сексуальная девушка в тонком полупрозрачном платице. Она несла поднос с яствами. Однако приглядевшись, можно было понять, что это один из анимагов. Глаза полностью черные, а в белых волосах пробивались черные перья. Ногти на ногах и руках походили на вороньи когти. Женщины боялись Гилиана, и никто не хотел иметь с ним дел. Хотя красивые девушки - вторая слабость колдуна. Конечно, можно было найти крестьянскую девку и приказать ей прислуживать, но девицы в этом королевстве чересчур своевольны или забиты. Так и меньше времени тратиться и сил.

[NIC]Гилиан Темный колдун[/NIC] [STA]Тот, кто видел однажды тьму, не сумеет ее забыть[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/Yaopn.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

+1

17

Урон нанесенный Красной Шапкой, заметно ослаблял оборотня, он и правда еле стоял на ногах, но ровная стена позади спины поддерживала, и не давала упасть. Опирать на нее было несколько унизительным, но это лучше, чем падать на пол.
- А стоило бы еще чего-то ждать? - Грэй фыркнул, да, в некоторых ситуациях он не умел сдерживаться. - Вообще я крайне удивлен оказаться здесь. Не пойми меня превратно, колдун, но ты явно не тот, кого бы мне хотелось увидеть после побуждения. - по губам мужчины проскользнула едкая ухмылочка.
Замечание про овоща не хотелось пропускать мимо ушей, но это было самым мудрым решением, Вульф и сам знал, что сейчас пребывает далеко не в самой лучшей форме, но вот вынести прикосновение Гилиана было выше его сил - по лицу пробежала судорога отвращения.
- Она не моя, как ты выразился "драгоценная", - сквозь зубы процедил Волк. После упоминания этой мерзкой ведьмы мужчину несколько перекосила - по лицу пробежали желваки, все тело его напряглось, казалось, что даже в столь немощном состоянии он готов перегрызть девчонке глотку. Человеческими зубами.
Зацикленность палача на юной особи женского полу удивляла, обычно он таким не страдал, если бы кто узнал, могли бы даже неуместно пошутить, только вот какова бы была цена такой шутки? Впрочем, Грэй отдавал себе отчет в том, что его "повернутость" на Шапке - временное состояние, вызванное тем, что его миссия в некотором роде провалена, после длительной охоты, после массы приложенных усилий. Все слухи и догадки, которые могли бы возникнуть, с треском провалились бы - императорского палача нельзя представить в роли героя романтической истории где охотник влюбляется в жертву, щадит ее и случается хеппи энд. Это сказочка для детей, Империя - далеко не сказочный мир, и Шапка с Волком - далеко не книжные герои.
- Следующего раза не будет. - практически прорычал мужчина. - Мы должны сделать все, что бы его не произошло. - "долг", "служба", "обязанности" - и все такие прочие слова, это то, что хорошо было известно Вульфу, и было тем, что он уважал и чтил более всего остального. - Тебе ли не знать, что борьба с повстанцами - наша первоочередная задача, мы ОБЯЗАНЫ искоренить их мерзкое движение! - на самом деле, у различного рода служб безопасности его Императорского Величества, была отнюдь не одна обязанность, но это совсем уже другой вопрос.
- Разве они умеют думать? Попытка была заранее провальной, но они ее предприняли. Я не верю в их разумность, но даже тупая сила может иметь успех, именно поэтому нам не стоит сидеть сложа руки, ожидая их шагов. - палач все не унимался. На самом-то деле все повстанцы его мало интересовали, ему была нужна Красная Шапка, и никто другой. Остальные шли, как бонус, как приятное дополнение, как возможность размяться.
- Долго мне еще тут быть? - адекватно оценивая своё состояние, Грэй понимал, что уйти сейчас будет равнозначно смерти, если не сразу, то несколько позже.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC] [STA]Это дикая охота на тебя[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

+1

18

Вино пахло отлично. Многовековая выдержка, рубиновый цвет, да и вкус превосходный. Вот только в самой комнате запах шел отвратный. Воняло немытой псиной. Палачу не мешало бы принять горячую ванну и использовать шампунь. Для собак. Иначе Гилиан потом не вытравит эту вонь из своей обители.
В комнате он вновь уселся в мягкое кресло, в котором буквально утонул. Он любил комфорт и уют. Голые стены и полы для него были каким-то варварством. Картины на стенах, тяжелые портьеры, мягкий ковер - он любил все это. Гилиан прямо представлял, в какой дыре может обить волк.
- Ты недооцениваешь людей, - наконец, произнес колдун. - Они на многое способны. К тому же ты забываешь об их верховной ведьме и как она чуть кожу с мясом не содрала с тебя. Тебе еще повезло, что я оказался поблизости. - Нет, он никогда не перестанет напоминать волку об этом. - И кстати, я никому ни в чем не обязан. Я не состою на СЛУЖБЕ у Императора. Он пользуется моими услугами. А вот ты иное, фактически его верный пес.
Гилиан поднял взгляд на Грея. Каково ему такое прозвище? Обидно или нет?
- Ты можешь уйти в любой момент, - пожал мужчина плечами. - Я тебя здесь не держу. Я только рад, если ты наконец исчезнешь.
Затем он встал и прошел к одному из шкафов, достав оттуда какой-то камень, а потом вручил его оборотню.
- Когда тебе понадобиться моя помощь, ну мало ли, лишишься руки или ноги, просто разломай этот камень в ладони. Только аккуратнее с ним, он довольно хрупкий, - колдун заметил, как оборотень презрительно смотрит на камень. - Эй-эй, кто отвергает помощь, когда ее любезно предоставляют? Твоя одежда уже лежит в комнате. Сиди лучше там и не показывайся мне на глаза, я буду занят делом в своей лаборатории.
С этими словами колдун оставил своего собеседника и отправился в подвал, где во всю продолжил эксперименты по созданию ликанов из крови своего гостя и любезно представленных тел своих анимагов.

В комнату, где находился Грей, постучались и вместе с подносом и едой вошла обворожительная красотка с грудью третьего или четвертого размера. Да только все равно были заметны признаки того, что перед волком не человек, а анимаг. Впрочем, одета она была очень даже откровенно. Платье почти просвечивало все формы, а глаза так и посматривали на палача. Поставив поднос на столик, существо заговорило с легким акцентом:
- Хочешь меня? Мой хозяин велел ублажить господина так, как он желает.   

[NIC]Гилиан Темный колдун[/NIC] [STA]Тот, кто видел однажды тьму, не сумеет ее забыть[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/Yaopn.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

+1

19

"Ты недооцениваешь людей" - мысленно оборотень перекривлял эту фразочку, но в слух не рискнул сказать что-либо, спорить с колдуном не хотелось, на самом-то деле дико хотелось спать. Усталость с каждым ударом сердца разливалась по венам и артериям, заполняя все до последней клеточку тела.
- Я не пес - огрызнулся Вульф, не выдержав такого оскорбления. Да, он верен своему правителю, но он точно не собака!
- Почему ты предлагаешь мне свою помощь и в тоже время мечтаешь, чтобы я по-быстрее избавил тебя от своего присутствия? -Грэй скептически вздернул одну бровь, - Ты противоречишь сам себе. - с этими словами оборотень взял из рук колдуна камень и молча удалился в так любезно выделенную ему комнату.
Предоставленный сам себе Вульф лег на кровать и уставился в потолок - его мысли были далеко не здесь, оборотень размышлял над тем, что сейчас делает Шапка, живали она, или кто-то все таки смог ее прикончить. Его кулаки непроизвольно сжались от этой мысли - лона его, и никто больше не может на нее претендовать.
В комнату постучались. В дверях показалась обнаженная девушка, с подносом. Она была красива, вот только магией воняло от нее за километр, да и некоторые черты выдавали в ней анимага - прислужника колдуна.
Грэй поднялся с кровати и прошествовал к "юной особе", его глаза сверкнули недоброй искрой.
- Конечно хочу, крошка - руки оборотня приобняли существо за талию, и притянули к себе, больно сжимая бока. Его когти впились в кожу анимага. Одна рука больно ухватила "девушку" за волосы на затылке, потянув вниз, заставляя выгнуть шею. - Как такую можно не хотеть...-его горячее дыхание обожгло ее кожу.
- Пошла вон! - тихо, гортанно прорычал Вульф, резко отталкивая анимага, отчего тот ударился о стену комнаты. - И передай своему хозяину, что такие как ты меня не интересуют. - он был раздражен и зол, ему явно хотелось стукнуть сию "прелестную леди" еще раз, но он же в гостях, а значит это непозволительно.
Когда служанка удалилась Грэй вновь предался размышлениям о том, что же сделать с Шапкой, когда он ее наконец-то словит.

***

Спустя несколько дней, а наверное даже спустя неделю, оборотень уже почувствовал, что жизнь не так уж и жестоко с ним обошлась . Кровь в его жилах бежала быстрее, мышцы не были так слабы. Он чувствовал себя практически здоровым, а это значило, что можно хватать ноги в руки и сбегать отсюда, пока колдун не решил пустить его на свои магические эликсирчики. Нет, он не боялся Гилиана, но опасался. Это разные вещи, но второе, пожалуй, еще более ужасающее, чем первое. Страх - он от незнания, он природный, а опасения - это от переизбытка знаний, от понимания человека.
Весна здесь уже практически вступила в свои права, на улице стремительно теплело, и оборотень решил не временить с отъездом из столь "гостеприимного" места, только вот уйти не попрощавшись он не мог, как бы не относился к колдуну. Именно с этой целью Грэй вышел из своей комнаты и отправился на поиски мага, которого как назло нигде не было. Побродив по мрачным коридорам волк набрел на лестницу в подвал, и пойти туда показалось крайне правильным, он ведь что-то слышал, про лаборатории, которые именно там и располагаются.
- Эй, Гилиан, ты здесь? - его слова эхом разлетелись по подвальным коридорам - Я попрощаться хотел - мужчина заглянул в несколько незапертых дверей, за которыми, увы, колдуна не оказалось.
Из отдаленного коридора доносился какой-то шум, и Грэй решил пойти именно туда, хотя, непохоже это было на мага - вряд ли бы он стал скулить, как свора собак, или волков? Но мужчиной уже руководил интерес, который невозможно было остановить.
- А это что еще за черт...- куда более отвратительные словечки не успели сорваться с уст оборотня, потому что дар речи ему попросту отняло. Он молча, с каменным выражением лица наблюдал за возней не то людей, не то волков - какое-то промежуточное звено, что-то непонятное и противоестественное.
Первая мысль, которая посетила Вульфа, это "уходи". Уходи, убегай, сваливай, без прощания, без объяснений, но только вот не суждено им было сбыться - по коридорам уже разносилось эхо шагов, явно не таких же существ, за которыми сейчас наблюдал оборотень.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC] [STA]Это дикая охота на тебя[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

+1

20

Прошло достаточно времени, чтобы волк ушел из обители Гилиана, а он все никак не уходил. Колдун старался как можно меньше встречаться со своим гостем и почти не пересекался с ним. Однако однажды его домашние "крысы" доложили, что Грей одевается и кажется собирается попрощаться напоследок с колдуном.
В этот момент тот находился в одной из оранжерей своего замка. Ему нужно было запастись травами и кореньями для различных зелий в своих экспериментах. Стоя с корзинкой в руках, словно добропорядочная домохозяйка, Гилиан и застал не самые приятные новости. Он буквально почувствовал, как ноги оборотня ступают по лестнице, ведущей в подвал. Анимаги, превращенные практически в черные точки-угольки, передавали информацию телепатически по цепочке, пока, наконец, она не дошла до темного колдуна.
- Гхар* тебя побери! - выругался колдун и выронил корзинку прямо на землю. 
С этими словами маг стремглав отправился обратно в замок, чтобы поймать волка, пока тот не обнаружит опытные образцы трудов Гилиана. Вряд ли зверь будет рад, что колдун пытается создать существо, напоминающее оборотня. Анимаги не были людьми. Они являлись созданиями самого колдуна. Мрачными и уродливыми существами, которые не могли размножаться, но зато прекрасно умели принимать облик любого создания в природе. Однако этого было не достаточно, дабы противостоять более сильному противнику, чем они сами. Гилиан смешивал их кровь с кровью оборотня и других существ. Тем самым создавая мерзких монстров, но не достигая результата. Что-то нужно было еще. И вот однажды ему пришла мысль добавить человеческой крови.
Даже сам колдун испытал странные смешанные чувства к тому созданию, которое у него родилось. Он ощущал себя почти что богом, который создал жизнь. Но эта жизнь вызывала в нем чувство отторжения. Гилиан также и не ненавидел его. Мужчина изучал повадки созданных им существ, их реакцию на различные раздражители и пришел к выводу, что им нравится вкус человеческой крови и плоти. Они не реагировали на лунный цикл так, как это было с Греем. Но все еще оставались хрупкими, как человек, и достаточно слабыми, как анимаги. Впрочем, они также могли взять своей численностью, как и те.
Колдун спускался по лестнице в подвал и уже предчувствовал реакцию палача. Он был недоволен, хотя это слабо сказано. Наконец, Гилиан оказался в дверях лаборатории и встретился лицом к лицу с волком. Его вопрос он расслышал, подходя к дверям.
- Скажем так, это указ Императора, - произнес колдун, проходя внутрь комнаты. - Он хотел, чтобы я создал армию, подобных тебе. Но я не привык использовать человеческий материал, полагаясь скорее на собственные руки и мозг. Пока ты любезно пользовался моим гостеприимством в отключке, я провел некоторые исследования касательно тебя, взял немного твоей крови, плоти. Ты знал, что ты мало чем отличаешься от людей? - Гилиан потрес одной из своих колбочек с красной жидкостью внутри, а затем сквозь нее взглянул на оборотня. - Как ты стал волком? Расскажи свой секрет. Ты такой же человек, как какой-нибудь вельможа Императора, как обычный крестьянин. Только твоя сила, способности выделяют тебя среди них. Ты знал? - Глаза колдуна сверкнули холодным голубым пламенем. - Лучше открой мне секрет по хорошему, Грей Вульф... И без шуток. Я не человек, как тебе кажется. По крайней мере, не человек в обычном понимании.

*имя одного из демонов местного пантеона; демон боли и отчаяния
[NIC]Гилиан Темный колдун[/NIC] [STA]Тот, кто видел однажды тьму, не сумеет ее забыть[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/Yaopn.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

+1

21

Вульф с отвращением смотрел на то, что когда-то, кажется, было людьми. По его лицу скользила гримаса, выражающая, все, что он чувствовал. Ему как можно скорее хотелось покинуть эти неприветливые подвалы, находиться здесь было невыносимо. Нет, Грей не был слабонервным, это уж точно, но эти существа казались столь мерзкими, что выносить их вид было выше его сил...
- Указ Императора? - на лице оборотня отразилось непонимание. - Зачем ему это? Зачем ему армия таких, как я? - мужчина все еще изображал святую невинность, хотя все было яснее ясного, тем более для него. - И ты решил ему любезно помочь...Ха, и это еще я - шавка императорская - Вульф оскалился.
Вот значит как...Императору нужны еще слуги. Ха, армия, армия таких как я! Подумать только! Нет, я подозревал, я знал, что так может случиться, но почему именно сейчас? Повстанцы практически уничтожены, оттеснены к границам, покушение провалилось. Хм, это несколько меняет ситуацию...
Волк внимательно следил за движениями колдуна. Его глаза цеплялись за каждую мелочь, за все эти странные колбочки-баночки, за все цветные и прозрачные жидкости, которыми были заполнены все ближайшие емкости.
Экспериментатор чертов! зло подумал он.
- Кто тебе позволял брать мою кровь?!- его лицо исказилось, приобрело звериные черты, все тело напряглось, казалось, что еще секунда и мужчина ринется-прыгнет прямо на колдуна, разорвав его в клочья...Но он этого не сделал.
- У меня нет никакого секрета. - оборотень тряхнул головой, прогоняя желание впиться зубами в шею Гилиану, запустить когти в его плоть и раскромсать на части. - Ты не человек. Хм. Такой же "нечеловек", как и я. - Вульф усмехнулся.
-"Лучше открой мне секрет по хорошему" - Грей перекривлял его слова и засмеялся. - Как бы не так. -на его лице застыло не то радость не то, удовлетворение. - А что если я сам не знаю своего секрета? - а именно так оно и было, палач сколько себя помнил всегда был таким. - Ты хочешь услышать что-то в духе: "меня выкормила волчица, я рос в лесу и пил ее молоко, как шестеро других волчат. Я считал их своими братьями, а ее своей матерью"?!- он снова рассмеялся. - Так знай, такого не было. Я рос в обычной семье, мои родители были людьми, хоть я их и не помню. Я рано стал сиротой, и не знал своей семьи, но это не имеет никакого отношения к моим способностям и моей силе.- глаза мужчины сверкнули - Тебе не удастся сотворить таких, как я. Я последний, из ныне живущих оборотней. Раньше были еще, так пишут в древних преданиях, они уничтожили не одну сотню, и даже тысячу людей. но сейчас их нет. И не будет. - усмешка снова исказила тонкие губы Грея.
- Я не человек, я чудовище. - волк кивнул в сторону творений колдуна - А это всего лишь жалкие подобия. В любом случае, сейчас мне пора тебя покинуть, Шапка все еще жива, и ручаюсь, ждет не дождется, когда же я ее прикончу. Ей наверняка без меня очень скучно.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC] [STA]Это дикая охота на тебя[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

+1

22

Пока волк залечивал раны, Красная шапочка оплакивала своих братьев, что погибли при исполнении задания. Аруна ее не винила, да и никто не винил в случившемся. Что в живых осталась лишь она, что в назначенный час силы, на которые полагались повстанцы в Генриетте так и не пробудились. Девушка на долго впала в жуткую депрессию, не желая ни пить, ни есть. Днями и ночами она лишь смотрела в окно своей комнаты. Дичайшая тоска сжигала ее изнутри.
Старая крепость, в которой скрывались повстанцы, охранялась высоко в диких горах за Великой стеной. Об этом укрепленном месте знал лишь клан Красной розы. Своего рода городок с небольшим населением. В этом замке рождались, жили и умирали. Словно крепость-государство.
Мать, что произвела проклятое дитя на свет, сама же вскоре отдала богу душу. Воспитала Генриетту приемная матушка, в лице которой ее отец нашел новую любовь и поддержку. Сколько раз рассказывала бабушка Аруна историю рождения девушки, что та знала все подробности так, словно помнила этот день.
В миг ее рождения на небе загорелась звезда. Она осветила холодное зимнее небо ярким огнем, а потом стала стремительно падать вниз на землю. Как только звезда упала, замок оглушил пронзительный детский плач. И в тот же миг родная мама вздохнула, раскрыла свои ярко-голубые глаза и в немом крике умерла. Затем ее тело почернело само по себе и превратилось в пепел. Ворвавшийся в комнату ветер унес пепел с собой. Генриетту страшились, но бабушка столь сильно любила ее, что ей удалось настроить жителей замка положительно по отношению к Красной шапочке.
Впрочем, детство ее обычным никогда не было. Ее готовили лишь к одной миссии - уничтожить узурпатора. Повстанцы нашли в девочке свою надежду на свободу. День и ночь она тренировалась, обучалась различным искусствам. Пока однажды не наступил тот самый день.
Предсказатели предрекли, что им благоволят боги, что именно в этот день свершится правосудие. Но ничего так и не произошло. Отряд потерпел неудачу. Когда Красная шапочка вернулась в замок, она осталась наедине с Аруной. Они вместе согласились, что среди них есть предатель. Странно, что он не собирался ударить в самое сердце повстанцев, в их крепость-город.
Да еще волк. Генриетта знала, что он никогда не успокоится. Будет всю жизнь преследовать ее, и быть может найдет. Ему в этом может помочь королевский чародей. Она знала, что братья и сестры ее защитят, что в замке она в укрытии. Но ей было нужно самолично уничтожить волка. Это была кровавая месть.
Потому поздно ночью она прихватила вещи, накинула красный плащ и улизнула из замка. Сейчас она полна сил и должна убить его.

[NIC]Генриетта Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][SGN][/SGN]

+1

23

Вдохнуть холодный воздух полной грудью, почувствовать на коже обжигающий ветер, прикоснуться рукой к белоснежному снегу, услышать как он хрустит под подошвой сапогов - это то блаженство, которого так давно не чувствовал Волк.
Он вышел под открытое небо и чуть не захлебнулся от ощущения свободы, наполнившей его до краев, то безграничное чувство, что шевелилось у него внутри было прекрасным, но не столь прекрасным, как предвкушение очередной охоты...
Перерыв, передышка, отдых, вынужденный тайм-аут, все это так надоело Грею, что он с молниеносной скоростью уходил от обители колдуна. Это могло напоминать побег, возможно таковым и было, но он не бежал от чего-то, он бежал за чем-то. А именно за Красной Шапкой, одно существование которой не давало ему покоя.
Он желал ее, он хотел ее, он вожделел ее.
Все повторялось, все шло по-кругу, как казалось палачу. Это уже было, это уже случалось.
Он снова бежал за ней.
Снова выслеживал.
Снова пытался словить.
Только, выйдет ли на этот раз? Не случится ли снова что-нибудь непоправимое? Что-нибудь, что помешает ему? И вдруг, колдуна не окажется рядом еще раз...Нет. Мужчина запретил себе думать об этом!
Я сильнее ее, я Палач, а кто она? Жалкая девчонка, накинувшая красный плащ, и возомнившая себя главным мстителем обиженных и обездоленных? в голове оборотня раздался смех, он представил как Шапка вдохновляет людей на борьбу, как она читает им проповеди, зовет за собой, обрекая на верную смерть..Делала ли она так на самом деле, или была всего лишь пешкой, Волк не знал. Ему было неважно. Он видел ее как цель. Как свою добычу, не более того.
Грей бежал так, как не бегал никогда в жизни, он преодолевал леса, переплывал реки, он двигался по направлению к стене, он был уверен, Шапка именно там.
Близилось полнолуние. Силы оборотня росли. Он чувствовал, как потоки темной энергии заполняю его, как они струятся по его телу, как они текут по сосудам, смешиваясь с кровью.
Он бежал, зная, что Шапка сама ищет встречи с ним. Он был уверен, что она чувствует тоже самое что он. По телу его пробегали волны нетерпения, он готов был убить, разорвать, придушить, загрызть любого, кто хоть на секунду отстрочит его встречу с девчонкой.
Разум Волка состоял теперь из одной единой мысли, других не было, и не могло бы быть. Он хотел заполучить ЕЁ. И все. Больше ничего. Пустота.
Он передумал убивать её сразу. Теперь она нужна была ему живой. Он хотел наслаждаться ее мучениями, смотреть на ее боль. Он в полной мере высвободил всего внутреннего "палача", который наконец-то взял верх над рациональностью и сдержанностью.
Где-то внутри что-то неистово стучало "да, да, да, беги, спеши, ты на верном пути!". И оборотень бежал, спешил, он знал, что направляется именно туда, куда нужно. Его не волновали ни другие повстанцы, ни император, ни его новая недо-армия. Его не волновало ничего. Сейчас волнение ушло. Осталось только желание.
Жгучее и всепоглощающее. Которое никак не заглушить, только исполнить.
- Как же я скучал! - прорычал Волк, когда почувствовал в воздухе знакомый запах. Шапка была далеко, но он уже точно знал, что их встреча неизбежна, что еще немного и он ее увидит. По телу мужчины пробежала дрожь нетерпения, он уже не мог себя контролировать, такое бывает у животных, это как инстинкт, это нельзя предотвратить...
[NIC]Грэй Вульф[/NIC] [STA]Это дикая охота на тебя[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/AVA]

+1

24

Scorched Earth - Epic Score

Сила, которая таилась в ее душе, бушевала. Она пробуждалась с каждым шагом девушки. Холод опалял ее легкие с каждым вздохом. Она чувствовала, что все ближе к своему самому главному врагу. Когда-то она считала своим единственным врагом Императора, но теперь понимала, что ее цель - ее Палач. Единственное, против кого она должна сразиться. Она верила, что и он это чувствует. И даже если Аруна считала иначе, что ее внучка обязана сразиться с Императором, Генриетта знала наверняка, что не он ее противник.
Каждый шаг придавал ей храбрости и силы. Она целенаправленно бежала вперед, зная, что ее ждет впереди. Ее возлюбленный враг и, скорее всего, смерть.

Пламя пылает, льется свет. Прошлое тает и надежд больше нет. Горн раскален, гудит в печи огонь лихих сердец. Сквозь дым пройдешь и сам, войдя в огонь, поймешь, что есть тьма и свет!   


Ноги утопали в снегу, но это не мешало бежать дальше. Генриетта за долгие годы, что ей говорили о ее предназначении, впервые почувствовала ту силу, что таилась в ней. Она понимала, что если выпустить сейчас ее, то пламя тысяч солнц зажжет ее дотла. Сердце разрывалось от осознания того, что она уже близко. Ее глаза сияли ярче звезд, руки холодила сталь двуручного меча.
- Я пламя! Я дракон! - шептала себе Красная шапочка. - Серый волк, твоя тьма ничто перед моим светом.
Она его чувствовала. Он почти рядом. Кажется, они выбежали вместе в один миг из своих укрытий. Генриетта понимала, что этот бой последний. Ведь она лишилась поддержки Аруны в тот миг, как покинула убежище повстанцев. Кроме как на себя, ей больше не на кого положиться. Даже живя в крепости, она была лишь слепым оружием. Ее воспринимали как меч, которым они свергнут Императора. Но теперь Генриетта понимала, что тот не так уж плох. Да, вместе с ним, пришла война, но он объединил разрозненные земли Бретонии. Он дал кров тысячам погорельцев, взял в свои войска сирот, дал им тепла и хлеба. Против кого воевали повстанцы? Их война была пустой. Но палач - другое. Он тьма, дитя тьмы. Таким, как он, жить в этом мире нельзя, и Генриетта это понимала.

Я хозяин всех путей межу днём и тьмой ночей, прокуратор пантеона. В ночь идёте вы ко мне по одной большой тропе, что под сводом небосклона. Вы должны пройти огонь, либо сгинуть, либо вновь возродиться у истока.


И вот Он. И вот Она. Красная шапочка задыхаясь смотрит на своего единственного врага. Воздух сгущается вокруг них. Неведомые силы играют пляску в ночи. Вокруг нее сияет яркий свет. Красная накидка слетает с ее плеч, а волосы начинают развиваться. Глаза горят огнем. Рука настойчиво сжимает меч.
- Ты умрешь сегодня, Волк! - кричит ему Красная шапочка. - Судьба больше не повернет твои часы. Когда последняя песчинка упадет, ты испустишь свой дух.

[NIC]Генриетта Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][SGN][/SGN]

+1

25

Волк увидел ее красный плащ, ее развевающиеся волосы, ее горящие глаза и чуть не задохнулся от восторга. Да, восторг - это именно то, что он сейчас испытывал. Он чувствовал что вот он - его достойный противник, тот, с кем не стыдно сразиться, тот, кого хочется победить, тот, кто может потягаться с ним. И это заводило его, добавляло нетерпения, азарта.
Это все, как сцена из несуществующего пророчества, как давно предначертанное, как то, что должно было быть наверняка...
Грей смотрел на это все словно со стороны, он видел себя, видел Шапку и понимал, что это последняя точка, что скоро конец и ему так хотелось растянуть минуты ожидания, предвкушения еще немного, хотя бы на несколько мгновений...Но ждать было нельзя - секунда промедления и он труп, оборотень отчетливо это осознавал. Сначала он недооценивал девчонку, но сейчас пришло понимание того, что она не так проста.
- Не переживай, я заберу тебя с собой - почти ласково прорычал мужчина, - Наши судьбы переплетены, ты не сможешь жить без меня. - его лающий смех пронесся по заснеженной поляне.
Сталь меча горела в его руке, он он знал, что сегодня его верный товарищ ему не пригодиться, как только выглянет луна, острые когти и зубы заменят ему оружие.
Волк больше не хотел говорить, слова были лишними, воздух звенел от напряжения, любые фразы только испортили бы торжественность момента.
Безоблачное небо стремительно темнеет, но серебристый круг луны поднимается вверх, озаряя все призрачным светом, снег отражает ее лучи, искрится, противники ясно видят друг друга, глаза-в-глаза.
Палач роняет свой меч, по его телу пробегает волна судорог, он опускается на колени, затем на все четыре конечности, его лицо приобретает звериные черты. Это жутко, это страшно, это зловеще, это непостижимо, это ужасно...это завораживающе.
Оборотень издает протяжный вой, он благодарит луну, он взывает к ней, он боготворит ее. Но это только короткая секунда промедления еще одна, и он вновь смотрит на свою противницу, на свою любовь, на свою жизнь, на свою смерть.
Несколько неспешных шагов, Волк приближается к Шапке, Волк играет с ней, Волк не торопится, Волк хочет насладиться происходящим.
- Я старый-старый Серый Волк, в поросятах знаю толк - шутя произносит оборотень, его пасть неестественно движется, когда он говорит. Он смеется, обнажая огромные клыки.
Вульф поднимается на задние лапы, издает еще один протяжный вой, готовится к прыжку. Его зубы и когти сверкают в ярких лучах луны.
- Бойся меня. - рычит он, пугая свою жертву.
И двое пускаются в свой смертоносный танец. У него зубы и когти, способные разорвать плоть в одно мгновение, у нее меч, унесший не одну волчью жизнь.
Чем же все закончится?
На снегу расцветают алые розы, кровавые розы. Царапины, порезы, укусы так же зацветают на телах верных врагов.
Волк прыгает прямо на Шапку, он валит ее на снег, придавливая лапами к земле. Его лицо меняется, приобретает человеческие черты.
- Ты так близка и так далека, твоя кровь такая сладкая, а сердце так сильно стучит, - он слизывает капли алой росы с ее щеки, - Ты сводишь с ума. - оборотень отскакивает, дает девчонке встать на ноги...и ждет ответного шага.
[NIC]Грэй Вульф[/NIC] [STA]Это дикая охота на тебя[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c837629/v837629616/274f2/NfOTaqe5ULA.jpg[/AVA]

+1

26

Two Steps From Hell - Victory


Он был прав. Их судьбы слишком тесно переплелись. Генриетта стиснула зубы, когда волк откинул в сторону меч. Лунный диск осветил место, где должна была пролиться кровь. При лунном свете девушка смотрела, как рвется одежда и ломаются кости, удлиняются конечности и вырастает жесткая шерсть. Она смотрела на то, как блестят в подлунном свете острые когти и длинные зубы. Получив серьезную рану, Грей уже давно оправился от нее, показывая себя во всей свой ужасающей красе.
Она слегка вздрагивает, когда обращение заканчивается, и волк воет, задрав морду к черному небу. Но медлить нельзя. Генриетта выходит из оцепенения и шепчет короткие магические слова, посылая огненные импульсы. Искрящиеся всеми цветами солнца огненные шары разного размера летают по поляне. Они не имеют определенной траектории, но коль коснуться живого, моментально сжигают это на своем пути. Но после этого исчезают навсегда.
Шапочка крепче сжимает эфес своего меча. Она серьезна как никогда. Девушка смотрит, как существо медленно приближается к ней, виляя длинным хвостом. Генриетта встряхивает меч, и лезвие загорается синим пламенем. На ее стороне огонь. На ее стороне магия, которой сотворили мир. Из пламени был рожден он. На ее стороне первородная, живая магия, подстихийная.
Когда Палач вздымается на задние лапы, Красная Шапочка широко раскрывает глаза. Ее поражают размеры волка, она задирает голову кверху, чтобы посмотреть на него. Где-то в глубине души зарождается семя страха, боязнь, что она не справится. Но Генриетта сердится сама на себя и старается запрятать это чувство глубоко в душу.
И вот момент истины. Волк набрасывается на нее. Красная шапочка защищается мечом. Когти, словно ножи, ударяются о тонкое лезвие. Звуки рыка, крика и металлического скрежета разносятся по поляне. Девушка уходит в глухую оборону, но в конце концов, она находит слабое место волка и принимается за контратаку. Снег давно утоптан, кровь обагрила белизну. Но красная шапочка и не смотрит на многочисленные порезы и раны. Огненные шары почти потрачены, некоторые знатно подпалили шкуру волка, оставив ожоги на теле.
В какой-то миг Генриетта оступается, теряя равновесие, чем пользуется волк. Он прижимает ее хрупкое тело к земле. На миг морда оборотня превращается в человечью. Девушка в изумлении открывает рот, пытаясь дотянуться до меча. Наконец, тот вновь в ее руке. Генриетта размахивается, но волк отпрыгивает, и она вновь вскакивает на ноги. Ей не до слов. Только одна мысль: убить.
Сегодня все должно свершится. Все, что было исчезает во мраке. Будущее? Скорее всего, для него нет надежды. Даже если она умрет сейчас, она не пожалеет ни о чем. И вот в один миг все заканчивается. Острый меч протыкает брюхо волка. Кровь брызжет из раны. Генриетта отпускает меч и отходит, пошатываясь. Она чувствует слабость и боль. Она смертельно устала. Красная Шапочка опускает голову и видит, как острые когти с хлюпаньем выходят из ее живота. Она кашляет кровью и падает на землю. Ей становится холодно. Из последних сил Генриетта открывает глаза и видит человека, одетого в белое. Он стоит над ней. Он что-то говорит, но она не понимает слов. А после сознание покидает ее.

Когда Генриетта снова приходит в себя, она не чувствует ни холода, ни боли. Ее глаза медленно раскрываются, и она видит, что находится в какой-то темном пустынном месте. И лишь где-то впереди горит факел. Она одета в белое одеяние. Такое же, как мужчина, который смотрел на нее перед... Перед смертью? Она в Раю? Но тут девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад?
[NIC]Генриетта Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA][sign][/sign]

+1

27

Этот бой мог бы длится вечность, но судьбе угодно было, чтобы он закончился. Это было предначертано, предопределено.
Со стороны это наверняка выглядит красиво, пугающе красиво: огненные шары, кровь, огромный оборотень и его маленькая противница. Все это завораживает. Да и сами враги были заворожены. Они знают, чем все это кончится и не сдаются, не отступают. Они знают, что еще немного и можно будет отдохнуть...Только сперва...Закончить то, что было начато так давно.
Грэй не чувствует боли, его мозг слишком занят стремлением победить, он не обращает внимания не на огненные искры, прожигающие его шерсть, не на удары меча Красной Шапки, он не чувствует , что его собственная кровь уже окрасила снег.
Он танцует. Танцует так, как никогда не танцевал. Он борется так, как никогда этого не делал. Он получает удовольствие, такое, которого никогда не получал.
Металлический скрежет словно музыка разносится над лесом, всего обитатели в страхе разбегаются, они не хотят видеть эту схватку, она не для них.
В глазах девчонки плещется жажда. Жажда убийства. Волк ликует, он хотел это видеть, хотел знать, что она чувствует тоже, что и он. Но только ликование его длится недолго...
Всему приходит конец и волчьей жизни, и такому прекрасному, смертоносному танцу. Противники знали, что их противостояние закончится именно этим.
Одним ловким движением меч входит в тело оборотня, протыкает его кожу, разрезает кишки, повреждает сосуды. Кровь потоком хлыщет на грязный снег. Морда оборотня приобретает человечьи черты, с его тела пропадает шерсть, он вновь становится человеком.
Вульф пытается устоять на ногах, пустым взглядом смотрит он на Шапку, которая неуверенно отходит от него, на ее животе расцветает огромная кровавая роза. Острые когти зверя приобретают нормальные очертания, но все равно они покрыты кровью, ее кровью.
- Я же говорил, что заберу тебя с собой - из его рта вырывается предсмертное бульканье, смешанное с кровью.
Мужчина медленно оседает на землю, на лице его застывает улыбка, он смеется, перед самой смертью он смеется. Звук выходит страшный, пугающий, неестественный.
Глаза чудовища закрываются. В лесу становится мертвецки тихо.

Он с трудом пытается разлепить глаза, ему тяжело, нет, не больно, боли вообще нет, просто трудно. Волк чувствует усталость, как будто его только что убили и ему пришлось воскреснуть, восстать из мертвых...И тут он начинает вспоминать - разве оно было не так?
Грей пытается встать, но ноги не слушаются, он ощупывает себя - ран нет, нет ни крови, ни грязи...Что же с ним произошло? Белое одеяние приятно пахнет чистотой. Все это кажется слишком странным. Взгляд Волка улавливает какое-то движение сбоку, он поворачивается и видит...Шапку! Ему хочется вскочить и вонзить в нее свои зубы, но сделать этого он не может. Тело не слушается, не поддается.
Сколько времени прошло и где они?
Где-то вдалеке горит одинокий факел, он явно манит, зовет к себе. Только стоит ли идти?
Вульф неуверенно встает, опирается на стену. Их окутывает полумрак, и ничего нет вокруг, кроме манящего огонька.
Он смотрит на девчонку, которая как и он, одета в белые одежды и все так же читает в ее глазах желание убить.
Что за чертовщина? спрашивает он себя, и рука его непроизвольно тянется к животу, в котором должна быть зияющая дыра от ее меча.
[nick]Грэй Вульф[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c837629/v837629616/274f2/NfOTaqe5ULA.jpg[/icon][status]Это дикая охота на тебя[/status][sign][/sign]

+1

28

Wonderland Woods - Wonderland Woods

Похоже, волк тоже не мало удивлен. Он касается живота и даже смотрит, но как ни крути, дыры от ее меча на нем нет. Как нет и смертельных ран от острых когтей монстра на ее теле. В молчание они смотрят друг на друга. Генриетта даже сжимает кулаки. Она была готова наброситься на него и победить в рукопашную. Она вполне может дать ему отпор. Но ведь это взрослый рослый мужчина, куда сильнее нее. И он может превращаться в жуткое чудовище, о чем не стоило забывать. Впрочем, она все это время следила за ним, за его эмоциями. До нее начинает доходить, что он не может превратиться в волка. Это уже хорошо!
Красная шапочка не думая более ни о чем, кидается на палача, начиная наносить удары руками и ногами. Она валит его с ног и уже было собирается нанести удар по лицу, как ее руку неожиданно перехватывают в воздухе. На миг она застывает, изумленно поворачиваясь к незнакомцу, который ее остановил. Позади над ними стоял мужчина неопределенного возраста. На нем был такой же балахон, но черного цвета. Его волосы были под стать его же одеянию. Лоб его перехватывал серебряный обруч с огромным камнем посередине. Камень сверкал и переливался, казалось, от него исходит свет, хотя в месте, где оказались Грей и Шапка по-прежнему было темно и холодно.  Черты лица мужчины были грубыми и жесткими, а глаза сияли вековой мудростью. Хотя в них сквозило одиночество и усталость.
- Хватит, - громогласно и сурово произнес человек. - Остановись. Ты проиграла и выиграла свой бой. Это место создано не для сражений, а для свершения судьбы, тебе предначертанной.
Мужчина рывком поднял за руку Генриетту, от чего девушка охнула. Хотя она и не почувствовала боли как таковой. Это было остаточное явление. Мужчина  толкнул в сторону девушку, но подал руку Грею. Это возмутило Красную шапочку. Неужели волк нашел себе союзника, а она оказалась здесь в меньшинстве? 
- Вы должны пройти по этой дороге к факелу, - продолжил говорить незнакомец. - Там вас ждет испытание огнем, и вы либо обретете новую жизнь, либо сгините в вечности. 
- Кто ты? Что это за место? - впервые подала голос Красная шапочка, не особо веря его словам.
Мужчина повернулся к ней, оглядывая хрупкую девчонку жестким взглядом. От нее она даже поежилась, ей показалось, что стало еще холодней.   
- Я судья, - наконец, ответил человек. - А теперь идите.
После этих слов он исчез в дымке, будто его и не бывало. Генриетта скрипнула зубами. Никаких ответов, никаких разъяснений, куда она попала. Почему здесь волк. Ничего. Просто идите. Причем она должна идти с этим существом, мерзким убийцей и монстром! Красная шапочка не сомневалась, что волк должен сгинуть в вечности. Не иначе.
Другого не было пути. Оставаться на месте и молотить кулаками друг друга был не вариант. Им пришлось пойти вперед к факелам. Генриетта старалась держаться подальше от волка, идя на приличном расстоянии от него. Но чем они дольше шли, тем дальше казался факел.
- Я тебя убила, - через несколько минут произнесла девушка, когда тишина стала давить на нее. - Ты должен быть мертв, и уж точно не имеешь никакого права получить перерождение после смерти...   
В конце концов, после размышлений она пришла к выводу, что они находятся в каком-то месте, похожем на чистилище, где собираются умершие души и им дается второй шанс на жизнь. Хотя она и не особо верила в подобное, но другого варианта у нее не было.
[NIC]Генриетта Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA]
[sign][/sign]

+1

29

Пространство вокруг не было привычным миром, Волк понял это спустя всего несколько секунд после того, как открыл глаза. Только вот что это тогда было? Вопрос повис бы в воздухе, задай он его вслух.
В этом месте тело не слушалось, когти не удлинялись, кости не ломались и не росла шерсть...Сколько раз в жизни юный Грей мечтал о том, чтобы перестать быть чудовищем? Сколько раз он молил об этом высшие силы? Сколько ночей провел рыдая в подушку, и колотя ее в немом отчаянии? Ох..Их всех и не счесть. Только вот палач уже давно перестал быть маленьким мальчиком, он смирился со своей участью, научился подчинять зверя себе, научился жить с этим проклятием, обратив его в свой дар...И вот, почувствовав, что зверя больше нет, он безмолвно взвыл. У него как будто отобрали часть себя, важную, неотъемлемую часть.
Шапка кинулась на него с кулаками, мужчина не мог этого предвидеть и от первого же удара упал на землю. Черт!, думает пытаясь предупредить ее удары, защитить себя, но сильно разгуляться девчонке не дали - кто-то словил ее за руку и оттащил прочь, Грей даже не успел атаковать в ответ, только бессильно оскалил зубы. 
Ему подали руку, он встал, с удивлением окинув взглядом незнакомца. Его черный балахон резко контрастировал с одеянием Шапки и самого оборотня. Волк хотел было сказать что-то в благодарность, но во рту неприятно пересохло, и слова как будто прилипли к языку.
...испытание огнем...- эхом отдалось в голове у Волка, сгорать совсем не хотелось, впрочем, он уже был готов к тому, что его жизнь кончена, когда началось их противостояние с Генриеттой, но этот подвал, подземелье, туннель, катакомбы...что бы это ни было, совершенно не входил в его планы. Все это пробуждение после смерти казалось ему странным и неправильным. Для него и Шапки все должно было закончится там, наверху, посреди снега, окрашенного красным. Да, все должно было завершиться среди кровавых цветов, расцветших под полной луной...Но видимо, у кого-то были другие планы, или у Смерти свои правила, свои ритуалы? Волк озадачено посмотрел на такой манящий огонек, горевший где-то вдалеке.
Путь их начался молча, и это казалось правильным: о чем говорить с человеком, которому хочешь перегрызть глотку? Только вот за что? Волк уже и не понимал, почему ему так отчаянно нужно было убить Шапку. Все его воспоминания были покрыты едкой дымкой, которая не пускала в память дальше чем на несколько дней назад. Именно поэтому Волк и не мог вспомнить причину их ненависти, хотя сейчас даже это чувство притупилось. Чувств не стало вообще, весь он перестал существовать как таковой. Остался только образ, и это было странно, очень странно.
- Не забывай, что ты тоже мертва. - заметил оборотень. - И это я убил тебя - раньше эти слова принесли бы Грею наслаждение, сейчас же не было ничего, хотя что-то внутри отозвалось приятным теплом, угасающим угольком страсти, жажды погони, что-то он все-таки чувствовал и помнил...
- А может мне дадут шанс все исправить, - мужчина еле заметно улыбнулся. - Может мне предоставят возможность прожить нормальную жизнь, не такую, как та, что была. Может мне позволят не быть чудовищем. - Волк остановился, и схватил девушку за руку. - Ты думаешь я всегда хотел убивать? Думаешь, я всегда хотел наслаждался предсмертным трепетом своих жертв, вдыхать аромат страха, исходивший от них, запугивать их, заставлять сердце бешено колотиться в груди? - он прижал ее к себе, и провел кончиками пальцев по щеке, удержать ее было непросто, он все же был мужчиной, сильным мужчиной, да и длилось это все всего несколько секунд. Волк заглянул в глаза Красной Шапки и выпустил ее из своих рук, отскочив на несколько шагов. - Я не всегда вспарывал животы и разрывал на части...- бросил он напоследок, возобновляя свой путь к мерцающему вдалеке огоньку, который казалось ни на сантиметр не стал ближе.
[nick]Грэй Вульф[/nick][status]Это дикая охота на тебя[/status][icon]https://pp.vk.me/c633921/v633921616/1393d/v0mYnroabmo.jpg[/icon][sign][/sign]

+1

30

Kenji Kawai - Floating Museum

Она не хотела слушать ничего из того, что говорил волк. Он враг и точка. Она ни за что бы не поверила, что не существует справедливости за те поступки, что он совершил. Она хмыкнула, даже не посмотрев на мужчину. Но когда он резко схватил ее за руку, развернув к себе лицом, Генриетта разозлилась не на шутку.
Она попыталась вырваться, но крепкая сильная хватка не давала этого сделать. Она всматривалась в черные глаза и не могла ничего сказать. Точнее она не знала, что вообще говорить. На какой-то миг она потеряла дар речи, лишь продолжая в упор смотреть на Грея. По телу пробежала волна дрожи от того, как он касался пальцами ее лица.
Генриетта сжала пальцы, от чего ногти больно впились в кожу и это привело ее в чувство. Наконец, он ослабил хватку, отпустив ее. Красная шапочка сама отпрыгнула в сторону, отряхивая свой балахон, будто к нему прилипла какая-то грязь. Всего пару секунд она вдыхала запах мужчины и ощущала свои телом его, когда волк прижимал ее к себе. Но она не раскраснелась, нет. Наоборот, вся краска сошла с лица, напоминая мертвенную бледность.
- Но ты упивался тем, что делал, - прошептала Генриетта. - Не нужно мне заливать про сказки, когда ты был добряком! - Генриетта крикнула мужчине в спину. - Ты убийца! Монстр! И ничем не исправить то, сколько горя ты принес! Ты и твои волки.
Конец пути они преодолели в полной тишине. Красная шапочка жалела, что при ней нет ее любимого топора и двуручного меча. Иначе бы он повторно проткнула живот врагу и отрубила ему голову. Она сверлила спину Грея глазами и люто ненавидела его.
Наконец, факел горел прямо перед ними, но ничего не происходило. Кругом как была темнота, так она и оставалась. Генриетта покружила вокруг себя, оглядывая пространство, а затем неожиданно охнула, когда все тот же незнакомец возник из ниоткуда прямо перед ней. Она отошла на пару шагов назад, чувствуя себя глупо.
Незнакомец неожиданно поднял руку в жесте, когда люди пропускают гостей в свой дом. И только тогда перед Генриеттой возникли очертания огромной огненной арки. Они медленно проявлялись в темноте, заполняя окружающее пространство светом. Посреди арки находился фонтан, но лилась из него не вода, а огонь.
- Каждый из вас должен взять ковшик и зачерпнуть огонь из фонтана, а затем испить его, - произнес громким голосом незнакомец. - Кого поглотит огонь изнутри, ждут новые испытания. А кого он не тронет, что ж, значит так тому и быть... Приступайте же, дети Γαῖα!
- Что будет с тем, кого не тронет огонь? - переспросила девушка, но ответа не последовало. Незнакомец лишь повторно казал на ковшики. Девушка постояла еще пару секунд дожидаясь ответа. - А если я не буду пить? - наконец, спросила она.
- Заставим, - многозначительно ответил человек в черном балахоне.
Другого выхода все равно не было. Генриетта с недоверием взяла деревянный ковшик, посмотрев на волка, и зачерпнула огня из фонтана. Огонь плескался и искрился, переливаясь всеми цветами красного. Казалось, что он живой. Он манил и гипнотизировал. Девушка боялась, она чувствовала, что дрожит от страха. Все тело было натянуто словно тугая тетива. Красная шапочка в последний раз посмотрела на Грея, испытывая к нему лишь жгучую ненависть, и сделала глоток одновременно с волком.

И ничего не произошло. Она выпила свой огонь до дна. Он даже не обжег ее нутро. Рядом раздался звук упавшего ковшика. Генриетта обернулась. Враг стоял с пару секунд, ничего не понимая, а затем начал корчиться в страшных муках. Он кричал, а затем упал наземь. Секунда, и он уже полыхал, словно факел. Он истошно кричал, видимо, испытывая нечеловеческие муки. Ковшик выпал из рук девушки. А вскоре на месте волка уже ничего не было. Как будто и его не было. Человек прошел вперед, наклоняясь и подбирая упавшие ковшики.
- Что с ним стало? - дрожащим голосом спросила Генриетта, смотря все еще на то место, где только что корчился от боли человек, поглощенный пламенем.
[NIC]Генриетта Красная Шапочка[/NIC][STA]Звезда на холодной стали[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/BxaVQ.png[/AVA]
[sign][/sign]

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив законченных отыгрышей » [18+] Судьба моя – звёздный иней


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC