Выбрать дизайн


http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/28663.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/17983.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/15594.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/81247.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/17634.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/16067.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.
На форуме содержится контент 18+

11.09. - 17.09.
ПОСТОПИСЦЫ НЕДЕЛИ
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [R] Спаси меня, если хочешь


[R] Спаси меня, если хочешь

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

[R] Спаси меня, если хочешь

время действия: осень
место действия: город

участники: Spellcaster, Lel

Ночь шуршит над головой как вампира черный плащ,
Мы проходим стороной — эти игры не для нас.
Пусть в объятьях темноты бьется кто-нибудь другой,
Мы свободны и чисты, мы проходим стороной.


[AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA]

Отредактировано Spellcaster (2016-10-02 11:29:22)

0

2

Он поздно проснулся, и еще некоторое время просто лежал, бездумно обводя взглядом зеленые угловатые цифры, как будто безо всякой опоры парящие посреди комнаты. Говорят, вампиры могут видеть даже в полной темноте. Бред собачий. Другое дело, что чтобы ориентироваться в темноте, ему и не надо видеть. Тем более, в собственном доме, где каждый угол огибается уже по наитию.
Зеленые цифры мигнули и показали 00.00.
Он спустил руку с кровати, нашарил брошенные возле нее джинсы, и в их карманах - пачку сигарет и зажигалку. Чиркнул несколько раз, вызывая к жизни крохотный пугливый огонек. Зажигалка была практически на нуле.
Шлепая по холодному полу босыми ногами, он вышел в другую комнату. Здесь было окно, хоть и занавешенное, но оно впускало в квартиру город, со всеми его неоновыми вывесками круглосуточных заведений, уцелевшими уличными фонарями, фарами автомобилей, шоркающих туда и сюда по разбитому шоссе, так что здесь темнота была не такой ревнивой. Он остановился напротив окна, куря и стряхивая пепел в стоящий на подоконнике цветочный горшок. 
- Мау! - Сказала оставленная за спиной темнота, низко и требовательно.
- Поди к дьяволу.
Но темнота не хотела никуда уходить. Она подошла и потерлась о ноги теплым шерстяным телом. Пришлось тушить сигарету, идти на кухню и открывать холодильник. В холодильнике лежал свитер с прилипшей к локтю жвачкой, несколько початых бутылок и последний пакет кошачьего корма.

В маленьком супермаркете за кассовой стойкой боролась со сном татуированная блондинка с немытыми волосами, выкрашенными по прядям в розовый и зеленый. Он взял зажигалку, десяток пакетов с кошачьим кормом и букет хризантем. Расплатился, распихал пакеты по карманам куртки и вышел на улицу.
Круглосуточная благотворительная клиника на углу мигала подбитой вывеской, сообщая всем и каждому, что здесь можно получить бесплатную неотложную помощь, при наличии страхового полиса. Он обошел клинику со двора, и забрался в незапертое окно на первом этаже, легко перемахнув через подоконник.
- Привет, Мом.
Объемная пожилая негритянка в медицинском халате крупно вздрогнула, едва не выпустив из рук стопку пластиковых контейнеров, которые как раз прятала в шкафчик, и принялась громко ругаться.
- Мать твою, Заккери! Когда ты уже научишься стучаться? А еще лучше, ходить как все - через дверь!
- Не злись, - он подошел и совершенно по семейному облапил ее, чмокнул в щеку и сунул в руки слегка помятый букет. - Я соскучился.
- Ври больше, - проворчала она, но не от врожденной склочности, а от некстати накатившего смущения. - Жрать хочешь, небось.
Он трогательно улыбнулся и пожал плечом.
- Я кто, по-твоему? Ресторан быстрого питания? Сам возьмешь в холодильнике.
- О чем речь, Мом.
Пока он придирчиво перебирал немногочисленные пакеты, в кабинет из приемной заглянула ассистентка, совсем еще молоденькая девушка.
- Миссис Хиддс, там покусанный. С полисом.
На Зака она не обращала никакого внимания.
- Бродячими собаками?
- Если бы.
- Давай его сюда. Нет, ну что за время нынче пошло! - Пожаловалась она потолку, едва за ассистенткой закрылась дверь. - Приличного мужика встретить меньше шансов, чем кого-то из вашей братии. Да, да, не смотри так, это я про тебя говорю.
- А как же я, Мом? - Заккери уже вскрыл упаковку с кровью и взгромоздился на кушетку для осмотров, болтая ногами. - Я же приличный мужчина.
- Поговори у меня! А ну, брысь за ширму! Нечего мне тут пациентов нервировать.
Пациент был из тех, кто сами кого хочешь взнервируют. Здоровенный бритоголовый детина. Он морщился и прижимал к шее окровавленную салфетку с логотипом известного ночного клуба.
- Эта сучка меня укусила! - Пожаловался он, едва войдя в кабинет.
- Полис, - безжалостным тоном потребовала Мэйбл Хиддс, и получив озвученное, села заполнять формуляр. - Пьете, курите?
- Ну... как все, - пациент, все еще болезненно морщась, смущенно опустился на краешек стула.
- Прививки?
- Обязательные, в детстве. От гриппа, прошлой весной.
- Имя.
- Питер Моррис. Там же написано.
Мом оторвала взгляд от формуляра и посмотрела на Питера Морриса, как на тяжело больного ребенка.
- Имя вампира, который вас укусил, я спрашиваю.
- Что!? - Взвился пациент. - Откуда я знаю? Я что, паспорт у нее спрашивал?
Мом неодобрительно покачала головой и вернулась к заполнению формуляра.
- Сучка, - еще раз сквозь зубы, с ненавистью, прошипел бритый. - Поганая су... - и осекся, встретившись глазами с Заккери.
Тот дисциплинированно сидел за ширмочкой, как ему и было велено, и не его вина, что она стояла так, что посетитель видел его почти целиком. Увидев, что на него смотрят, Зак оторвался от наполовину допитого пакета, доброжелательно улыбнулся и кивнул.
Тишина висела в кабинете до самого конца посещения, все время, пока миссис Хиддс обрабатывала укушенному шею и колола антибиотик с гем-стимулятором.

Ворота парковой ограды стояли распахнутыми настежь. За ними полуголые липы тянули к холодным звездам узловатые скрюченные пальцы, как будто вопрошая: "За что!?" Махина колеса обозрения чужеродной конструкцией выпирала на фоне неба.
Зак прошелся по скрипучему гравию пустынной аллеи, провел пальцами по влажным спинкам деревянных скамеек, - то ли дождь недавно прошел, то ли роса осела, - и устроился там, где было относительно сухо благодаря нависающей крыше, на дощатом помосте заснувшей до весны карусели. Закурил. За его спиной застыли в нескончаемом беге облезлые деревянные лошадки. В нескольких шагах, хилый осенний ветер трепал, тщась унести, отяжелевшую от влаги рекламную листовку.
Зов сплелся сам. Взвился вокруг надрывными гитарными аккордами, потек над землей широкими колышущимися лентами, раскрасил ночь в цвета перекошенной реальности. Зов не давал дышать и не давал спорить. Только соглашаться, только позволять вести себя за руку. Ближе, ближе, еще...
Заккери выбил из оцепенения только скрип гравия под чужими ногами. Он смотрел на того, кто нарушил его уединение, немигающим взглядом. Удивленным. Будто сам не понимал причинно-следственной связи своего недавнего действия.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-10-06 15:27:03)

+1

3

   Находится по ночам на улице для него нонсенс, хотя ничего против этого времени суток он не имеет. Наоборот. Ночь прекрасна. Спокойна, шепчет ласково, играет огнями. Она волшебно хороша. Если бы не опасность, что несет в себе темнота, пожалуй, Сэм гулял бы почаще, но он не любит бояться, не любит ощущение подступающего страха, не любит адреналин в крови, уходит от этого, огибает стороной, любуется ночью из окна.
   Сегодня особый случай. Корпоратив на работе, присутствовать на котором его обязали – в целом эти люди хорошо к нему относятся и нет причин отказывать, кроме нежелания выходить из дома, но это ни для кого не уважительная причина, даже для него самого. А после его уговаривают пойти в ночной клуб, и он не может сказать "нет". Громкая музыка, много людей и слишком накурено. Сэм всю ночь пьет безалкогольные напитки, исследуя в этой области, кажется, все, на что способно это заведение, разговаривает с коллегами у стойки, напрягая непривычно голос и выжидая момента, когда можно уйти. В целом все было довольно неплохо, но он не уверен, что захочет повторить подобное скоро.
   Такси одно на двоих и поэтому высаживает юношу в начале парка, чтобы не делать крюк - они договорились так с самого начала - быстрое прощание и, наконец, одиночество. Сэмюэль ступает по шуршащему под ногами гравию, дорога до дома так хорошо знакома, что можно дойти и с закрытыми глазами. И он закрывает их, подставляя лицо осеннему ветру. Одежда пропитана табачным дымом и чужими запахами, хочется скинуть ее поскорей, вымыть себя, оставляя только запах мыла. А пока распахнуть рубашку, джемпер под ней легко пропускает воздух, что холодит кожу, растрепать волосы, позволяя отгонять душность его сегодняшней ночи, оставлять ее позади.
   Сегодня прекрасная ночь. Даже музыка в наушниках, прослушанная тысячу раз, знакомая до аккорда, звучит сегодня по-особенному. Она вдруг отзывается в груди сладким трепетом, хочется заныть блаженно, улыбаться и идти. Нет причин сопротивляться. Ноги идут сами, а сердце бьется гулко в груди. Сладко. И не с кем разделить это ощущение. Никто не поймет, что за чувство заставляет быть счастливым без причины и идти, доверяя ни разуму, а желанию. Ему направо у этого фонаря, потом свернуть налево и прямо по узкой дорожке – вот и дом. Но Сэм сворачивает ни туда. Ну и что, небольшой крюк, просто хорошее настроение даже для того, чтобы идти домой – ему все кажется логичным и он идет. Музыка, да, определенно, это музыка виновата в этом, и он не понимает, что его путь предопределен, что это далеко не просто прогулка, а ликование в груди неслучайно.
- Это не зависит от пути. – Думает он. – Это продлится до утра. Вот бы и завтра! – Ему нравится, очень. Но как он ошибается. Его путь окончен, как только взгляд упирается в чужой, пристальный, удивленный. Как глупо остановиться в парке, в ночном и безлюдном, напротив человека и молча смотреть на него. В ушах звучит знакомая музыка, но она теперь кажется пустой и неважной, не зовущей куда-то, теперь она не нужна, и он не обращает на нее внимание, как бы она не старалась заглушить посторонние звуки. Стоит и смотрит. Глупо, невыносимо нелепо, но Сэм не может уйти, и как же будет ругать себя позже за такое поведение. Но нет мысли в голове, только этот взгляд.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

Отредактировано Lel (2016-10-05 13:17:22)

+1

4

Спроси его, нахрена он это сотворил, и Зак не смог бы ответить. Вернее, не так. Чтобы Заку и нечего было ответить, так не бывает. Он наверняка отмазался бы. Сослался на волшебство этой ночи, на особенное настроение, на желание развлечься. Наверняка, его ответ удовлетворил бы спрашивающего. Вот только не самого Зака.
Мальчишка стоял перед ним, переминался с ноги на ногу. Взгляд у него был потерянный. Наверняка сам не понимает что происходит, почему пришел сюда, почему остановился здесь. Глаза его будто спрашивали: "Дяденька, можно я пойду?" И Заку бы ответить: "Да, можно. Иди. Вали отсюда на все четыре стороны." Но он сказал совершенно другое:
- Ну... садись, - и кивнул на деревянный настил карусели возле себя.
Мальчишка остался стоять на месте. Не потому что ослушался. Дурман Зова все еще явственно плескался в его глазах и должно было пройти время, прежде чем он развеется окончательно. Но кажется, пришедший просто не понимал чего от него хотят.
Тогда Зак подался вперед и взял его за руку, потянул к себе, заставляя усесться рядом. Рука была теплой, хоть пришелец и не носил перчаток. Куда теплее, чем у самого Зака, даже несмотря на то, что он недавно поел.
Зак отпустил руку мальчишки и закурил. Гостю он не предложил, несмотря на то что куртка его насквозь пропахла сигаретным дымом. Это был не его собственный запах, чуждый. А его собственный пробивался сквозь эту какофонию слабым ручейком, и был пожалуй приятен для обоняния Заккери. Отмыть бы его.
Зак чуть было всерьез не задумался о том, чтобы привести мальчишку к себе домой и отмыть хорошенько, но сам же и усмехнулся нелепости своей мысли. Ну сделает он это, а что потом? Есть сейчас он все равно не хотел. Отпустить? Эдак по городу скоро поползут слухи о ненормальном парне, который ловит по подворотням симпатичных прохожих и... моет их. Маньяк-извращенец, наверное. Немытые, остерегайтесь выходить из дома!
Шалость выглядела забавно и была в его духе. Вот только светиться сейчас было бы совершенно некстати.
Он усмехнулся и затушил сигарету о металлический край настила. Так зачем, все-таки, он позвал? Чтобы разогнать одиночество? Глупости. Куклы, оплетенные Зовом неспособны разгонять одиночество. А вот сделать его еще глубже и оглушительнее могут запросто. Вон какие стеклянные глаза. Впрочем, нет. Мальчишка отходил быстро. Уже и румянец играет на щеках. С секунды на секунду начнет непонимающе хлопать ресницами и спрашивать: "Где я? И кто вы?"
Ну, пусть спрашивает. Подождем. Кто знает, может быть разговор с незнакомцем в ночном простуженном парке, это именно то, что нужно сейчас Заккери? Если только пришелец захочет беседовать, а не кинется прочь с воплями: "Караул! Убивают!" Ну или что там кричат люди в таком случае?
- Раз, два, три, четыре, пять... - прошептал Заккери одними губами. - Я решил тебя поймать. Я решил тебе дать шанс, оправдать в моих глазах все человечество. Ну же, давай, разочаруй меня.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-10-06 15:26:47)

+1

5

   "Садись" - он стоит на месте, смотрит зачарованно, не понимает себя, не понимает ничего вокруг. Только взгляд внимательно изучает молодого мужчину напротив, черту за чертой, сантиметр за сантиметром, отмечает холод его рук, но это не кажется странным, на улице осень, он и сам постоянно мерзнет, только сегодня странно разгорячен, даже щеки начинают гореть. Поведение Сэма настолько странно и необъяснимо для него, что он не сопротивляется, садится, оставляя за полем зрения винтажных лошадок. Он так растерян и не уверен в своих действиях, что готов поддаваться, отдавать решение, даже такие элементарные, в чужие руки. Но только сейчас – в этом он уверен. Возможно, закуривший рядом прав, ему виднее и стоит сказать "спасибо". Снимает наушники, оставляя висеть их на шее, музыку все еще слышно, приглушенно, искаженно, но вполне узнаваемо – кому она сейчас нужна.
   Голова становится яснее, трет висок одной рукой, моргает часто. Это и правда помогло и он готов поблагодарить того, кто говорит странные слова.
   Да очнись же, Сэм! Перед тобой лунатик!
   Но он так мало о них знает и считает, что никогда в жизни не встречал. Возможно, он и прав, а может просто никто до этого не заинтересовывался им. Да и отношение юноши к ним такое, что о существовании Сэм, конечно, знает, но вот он здесь, а они, странные, пугающие, где-то там, где его быть не может. Поэтому он почти спокойно сидит рядом, его волнует  больше сама ситуация, но и то не так сильно, как могла бы. Вдыхает запах табачного дыма, что струйкой пролетает мимо него, и отмечает, что тот ему даже нравится, силиться разобрать марку на белой бумаге сигареты, что зажата в чужой руке, но в темноте, даже освещенной желтыми фонарями, ее не увидеть. Проводит пятерней по волосам, ерошит их, зачесывает назад – бесполезно, непослушные локоны тут же возвращаются на место, что только они считают правильным. Что ж, пора и ему прервать молчание. Прежде, чем идти домой. Он смотрит вновь, склоняя чуть голову, теперь иначе, осознано, растягивает губы в мягкой улыбке, в которой так хорошо читается вина за всю ситуацию – неловко, говорит негромко, кажется, громкие звуки не для этой ночи более, хватит.
- Привет. Я Сэм. – И просто протягивает руку. – Как дела?
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

6

Зак смотрит, как человек потихонечку приходит в себя. Смотрит внимательно, чуть насмешливо, сощурив глаза, наклонив голову к плечу. Он выглядит расслабленным и совсем не опасным, но готов подорваться с места в мгновение ока, если человек побежит, догнать в три прыжка, зажать рот жесткой прохладной ладонью и впиться зубами в шею. Тогда уже будет все равно, голоден он или нет. Это просто инстинкт охотника - преследовать убегающую добычу. Но человек не бежит. Смешно и нелепо моргает, теребя свисающую каплю наушника. Миг, и в его глазах вспыхивает понимание. Такое глубокое, такое... всеобъемлющее, как будто перед ним за минуту промотали всю его жизнь, а в конце еще и ее смысл разложили по полочкам. И что угодно Заккери ожидает услышать, вот только не то, что наконец произносится. Все-таки человеку удалось его удивить.
Ну что же. Зак тоже умеет поддерживать светскую беседу. Неслышным щелчком пальцев тлеющая сигарета упархивает куда-то в кусты.
- Привет, Сэм, - отвечает он, мягко пожимая протянутую ладонь. - Да ты знаешь, дела хреново. Причем главным образом, сдается мне, у тебя.
И хватка его пальцев становится чуть жестче, давая понять - отпускать он не собирается.
- Тебе что, мама с папой никогда не рассказывали, что хорошие мальчики с наступлением ночи должны запираться дома и ложиться спать, а не шляться по подворотням, где всякие непонятные личности могут научить их плохому?
Вообще-то говоря, Заккери откровенным садистом не был. Ну почти. Он мог иногда прицельно и очень больно кусать словами. Особенно когда был уверен что собеседник этого заслуживает. Но тут было другое. Вместо того, чтобы цепенеть от ужаса, тем самым упрочняя его и без того невысокое мнение о людях, человеческий детеныш "поднял его перчатку". Как будто они были равными. Это было неправильно, так что следовало как можно скорее поставить его на место и популярно объяснить что "мы не одной крови."

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-10-06 15:26:34)

+1

7

"Вечер перестает быть томным." (с)

   Мужчина рядом с ним совершенно точно старше него, но Сэмюэлю кажется, что не так на много. Вообще с определением возраста по внешним данным у него всегда были проблемы. Например, сидящему рядом он дал бы точно… меньше 30. И больше 23. Немаленький разброс и предмет шуток над ним, он особо и не пытается угадать. Но тот, рядом, старше. И сильнее. И кажется, опасней, чем хотелось бы. Теперь к неловкости прибавляется зарождающаяся опаска. Пора домой.
- Еще, что курить вредно, надо мыть руки перед едой и хорошо учиться в школе. – Сэм кивает, тихо поддакивает очевидным вещам, парирует, сводя брови на переносице, рисуя неглубокую морщинку меж ними, смотрит на сцепленные руки – рукопожатия, что должно было давно закончиться. – В этом они не были оригинальными и выполняли свой родительский долг на отлично.
   Холод от чужих рук остужает разгоряченного юношу, вот уже мурашки ползут тонкой полосой по плечам, прокравшись от ладони вверх под рукав, и хочется скорей в тепло, он поднимает взгляд, такой же внимательный, чуть хмурый, на него, не вырывая руку, но молчаливо спрашивая – что это значит? В какую ловушку я угодил, после которой мои дела – прекрасные, чудесные дела – станут хреновыми. Объясни. Объясните.
   Страх закрадывается не менее быстро, чем любопытство. Кто он? Человек в ночном парке, так легко принявшей его причуды. Во всем виновата их странная встреча. Если бы не она, Сэм прошел бы стороной незнакомца в темноте, опасливо убыстряя шаг, пытаясь и правда как можно быстрее попасть домой, закрыться и… отмыться. Так проще, не замечать чужих, незнакомых. Они не нуждаются в нем, а он в них. Теперь все иначе, все непросто, он не может просто встать и уйти, необходимо логично завершить это – достаточно и слова, просто слова, но оно должно быть. Как не вовремя проснулся… Что это? Болезненный перфекционизм? Возможно. Вот только обострившееся чувство самосохранения сейчас было бы куда более кстати.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

Отредактировано Lel (2016-10-07 15:12:01)

+1

8

Это было возмутительно. Мальчишка был необоснованно нагл, дерзок и пытался даже острить. И что самое скверное - не было в его словах или поведении ничего такого, что заставило бы Зака по-настоящему разозлиться и обрушить на голову звереныша справедливое возмездие. Не то, чтобы он не мог быть жесток. Он мог, и иногда даже перегибал палку и на взгляд его окружения и даже себя самого. Но для этого он должен был находиться в подходящем настроении. Он должен был испытывать ненависть, холодную слепящую ярость или, наоборот, клокочущую обжигающую злость, но сейчас ни для чего из этого не было повода. Поэтому щенок просто тявкал, напрыгивая и пытаясь укусить за хвост, как будто чувствовал - этот большой и выглядящий грозно зверь ничего не сделает ему. И от этого Зак почувствовал себя каким-то совсем старым и чуточку обиженным.
Впрочем, нельзя сказать, чтобы чудный (или чудной?) ребенок совсем уж его не боялся. Страх имеет свой запах и Зак ни с чем не мог его перепутать. Вот только страх был какой-то не интенсивный, вялый. Неправильный, в общем. Мальчишка был либо очень храбр (и это заслуживало восхищения), либо очень глуп, и до сих пор не сообразил с кем имеет дело.
Нужно было сказать что-то в ответ. Что-то такое хлесткое, злое. Что-то, что стерло бы с лица парня это дурацкое выражение любопытства (так смотрят на неразвернутый рождественский подарок, ей богу!) Нужно было, но в этот момент ветер переменился и донес до обоняния Заккери совсем другой запах. Запах, которого здесь не должно было быть.
Он резко вскинул руку, предупреждая все, что могло быть сказано после этого, и замер, напряженным взглядом вглядываясь во тьму между деревьями. Тьма была неподвижна. Слишком уж неподвижна, и это ему не понравилось.
- Сейчас ты встанешь и быстро пойдешь отсюда, - сказал Зак тихо и серьезно, все еще не глядя на Сэма. - А лучше, побежишь.
Тьма все еще была неподвижна. У них под ногами ветер трогал непослушными пальцами рекламный листок и перебирал Заку волосы. Но там, между деревьями, ветра как будто не было. За все то время, что Зак смотрел туда, там не дрогнул ни один листок, не шелохнулась ни одна травинка.
- Ты пойдешь домой или в то место, которое считаешь безопасным. Запрешься. Включишь свет во всех комнатах...
Он рассчитывал только на то, что Зов все еще не окончательно выветрился из сознания человека, и что его, Зака, голос, все еще имеет какую-то власть над ним. Обернулся, посмотрел в глаза.
- Ну? Что ты смотришь? Пошел!
Последнее слово криком разметалось над парком, и в тот же миг обманчивая неподвижность лопнула, как мыльный пузырь, и из нее поперли с полдюжины самых неприглядных существ, каких только нарождал этот мир. У них были худые дистрофичные тела, длинные пальцы, с неправильным количеством суставов, серая кожа. Узкие ноздри жадно трепетали в предвкушении добычи, провалы ртов полнились острыми треугольными зубами. За их спинами неопрятными тряпками хлопали на ветру кожистые складки нерасправленных крыльев.
Побежал Сэм или нет, Зак уже не видел. Он только и успевал, что принять на подставленный кулак падающее на него тело. Бил туда, где упруго натянутая кожа рельефно обрисовывала выемку под грудной клеткой - в солнечное сплетение. Потом отпихнул рукой уродливую голову, раззявленной пастью тянущуюся к горлу, впечатал локоть во что-то противно хрустнувшее.
- Совсем стррах потерряли, тварри!?
В одиночку феи не представляют опасности не то что для перерожденного, но даже и для взрослого человека среднего телосложения, но этих было шестеро и на площадке перед каруселями быстро образовался катающийся клубок из рук, когтей и зубов.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-10-08 10:31:50)

+1

9

   Голос и тон того, что напротив - Сэм почти уверен, что не стоит называть того человеком - меняется так быстро, что о непринужденном знакомстве не может быть и речи. Возможно, его и не хотелось, скорее всего и не хотелось и вовсе, но такого стремительного поворота событий ему не захотелось бы ни за что и никогда. Теперь и он видит. Ожившие кошмары, появившиеся из неоткуда, из пустоты, так близко, что крик застревает в горле, так и не озвучивший то, что юноша испытывал. Слова незнакомца, вкрадчивая и простая инструкция, как "на старт, внимание", и "пошел!", как "марш!" Сэм срывается с места словно выдрессированный с детства спортсмен, ноги бы дрожали и подкашивались, если у них был бы хоть единый шанс, но несут вперед на двадцать шагов, пока в голове не вспыхивает: "А он?!" Тормозит, вцепляется пальцами в фонарь, оборачивается, прячась за железный столб, будто тот может его укрыть хоть от кого-то, не задумывается о том, что опасность может быть повсюду, с любой стороны, и нигде нет для него безопасного места здесь, в ночи. Только бежать и тогда есть шанс, если повезет. Он один, а их много. Сэмюэль совсем не смелый, но это ничего не значит. Оказывается, у него завышено чувство справедливости. А еще он идиот. Взгляд судорожно бегает по земле, ищет и находит. Палка, почти дубинка, очень удачно. Откуда в ухоженном парке? Очень просто - упавшая ветка, небыстрый смотритель и собаки утаскивают поиграть, сгрызая с двух сторон. Бывшая ветка вся в зазубринах и торчащих занозах, добротно обслюнявлена и покрыта грязью, и как нельзя подходит ему. Потому что одна тварь обходит его незнакомца стороной, крадется со спины, чтобы напасть и иметь большие шансы на успех. Тварь не успевает, твари на голову, ее ужасную голову с отвратительными нечеловеческими глазами и дырой пасти, опускается тяжелая ветка с силой, на которую только способен Сэм. Ему несказанно повезло, что это была хрупкая фея - это он узнает потом, когда перероет интернет в поисках объяснений - они хрупки и слабы, и существо со странным крякающим звуком оседает на асфальт, замирает в нелепой позе неподвижно. Ошарашенно любоваться своей победой нет времени, мальчишка переводит взгляд на незнакомца, видит его и теперь очень четко знает, что с оставшимися двумя противниками тот справится легко, он видит, как тот бьет, он знает - тот один из них. Нечеловек. Пальцы обессиленно разжимаются, палка падает, и теперь Сэм несется что есть сил к дому, больше не оборачиваясь, больше не останавливаясь, так быстро, как только может, и даже быстрее.
   Захлопывает дверь подъезда, борясь с упрямым доводчиком, взлетает на седьмой этаж, не дожидаясь лифта, отпирает дверь, быстро и на все замки запирает ее. Свет во всей квартире горит через минуту, основной и все дополнительные, шторы закрываются рывками, потому что за окном ночь, а в ночи ужас, даже здесь, на высоте седьмого этажа - нескоро похоже он будет любоваться огнями города из своего окна. Сэм только по инерции оставляет ботинки у порога, потому что о том, чтобы переодеться, помыться, не может быть и речи, не сейчас, не сегодня - думает он, слишком страшно, опасно, нельзя позволить себе расслабиться. Да он бы и не смог это сделать, даже если бы приложил усилия.
   В шесть утра Сэм очень благодарен соседям сверху за ранний подъем и тонкие потолки в здании, что пропускают звуки тяжелых шагов. Страх немного отпускает и можно почувствовать, как саднят ладони, в которых впились занозы, толстые и тонкие, глубокие и нет. Руки слишком дрожат, чтобы вытянуть хоть одну и он оставляет попытки вплоть до душа, что он все же принимает, когда на улице рассветает достаточно. Теперь немного легче. После душа закутаться в длинную пижаму, одеяло, плед и все же смочь уснуть тревожным сном, в котором настоящее теперь становится кошмаром.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

10

Свалка посреди парка закончилась почти так же быстро, как и завязалась. В какой-то момент Зак просто понял, что его больше не атакуют. Феи стремительно покидали поле боя, уволакивая за собой раненых собратьев. Или сестер? Эти лунатики размножаются посредством партеногенеза. Однажды знакомый кандидат околомедицинских наук пытался объяснить Заку, что если у вида отсутствуют особи, выполняющие репродуктивную функцию самцов, то и оставшиеся не могут считаться самками. Моногендерный вид. Но половая принадлежность фей сейчас интересовала его наименьшим образом. Его интересовало другое. Почему они вообще напали?
Он вернулся на прежнее место, к карусели, сел и нашарил в карманах джинсов сигареты и зажигалку. Закурил, осматривая место побоища. Одна из тварей так и осталась лежать на гравийной дорожке. Феи всегда до последнего защищают своих живых, но к мертвым теряют интерес тотчас же. Ну или съедают их. Никаких моральных принципов в этом отношении у них нет. Так что это тело утром подберут стражи правопорядка. Как она умерла, кстати? Зак был почему-то совершенно уверен, что ни один из нанесенных им ударов не был смертелен.
У твари оказалась разбита голова. Орудие убийства валялось тут же, рядом. Зак восхищенно усмехнулся. Вот же везучий сукин сын! И храбрый, до безрассудства. И с глупыми моральными принципами. Любой бы на его месте удрал. И совершенно правильно бы сделал, между прочим. Ну, во всяком случае, Зак бы его не осудил.
И все таки, почему они напали? Обычно чувство самосохранения у этих тварей необычайно сильно. Они могут подолгу терпеть голод, но ни за что не полезут лапой в мышеловку, или туда где хоть что-то кажется им малость подозрительным. А тут... Их было шестеро. Да, пожалуй, вшестером взрослого человека они могли бы забороть. Но именно, что человека. Сам Заккери отделался парой неглубоких царапин и в лохмотья порванной курткой. При этом кто-то из тварей располосовал когтями и пакеты с кошачьим кормом, так что Зак теперь пах так, что будь он сам мохнатого роду-племени, то уже несся бы сюда через полквартала.
Вспомнив про то, что вообще-то собирался кормить кошку, он поднялся и побрел в сторону дома. Пакеты в правом кармане не пострадали, так что на пару дней хватит. Надо будет не забыть рассказать хвостатой бестии, на какие жертвы ему пришлось пойти ради нее. Впрочем, вряд ли она это оценит. А с феями пускай теперь разбирается кто-нибудь другой.

У него были свои способы получать нужную ему информацию, так что две ночи спустя Заккери стоял под фонарем, через дорогу от спальной многоэтажки, в которой жил Сэм. Он выглядел как обычный праздношатающийся гуляка. Синие потертые джинсы, серая футболка, с разбросанными по ней белыми и красными надписями, из которых можно было уловить только что кто-то, куда-то шел (или был послан?), черная кожаная куртка с заклепками и молниями, стоптанные кроссовки. Немногочисленные прохожие бросали на него незаинтересованный взгляд и шли мимо.
Указанное осведомителем окно на седьмом этаже слабо светилось. Там либо горела настольная лампа, либо тлел экран монитора, отсюда было не разобрать.
Дождавшись, пока мимо протащится громыхающая коробка мусоровоза, Зак перешел дорогу. Тихий райончик. Тихий и беззаботный. Можно было обойти дом, спокойно зайти в подъезд и в прокуренном изрисованном лифте подняться на седьмой этаж, по расположению окон заранее угадав квартиру, но Зак не стал. Это было бы не интересно. У дома была пожарная лестница. О, он обожал такие пожарные лестницы! Для кого их делают, непонятно. Потому что кем нужно быть, чтобы даже в критической ситуации согласиться прогуляться по узенькому карнизу или в прыжке преодолеть пять метров до ближайшего балкона, он не знал. Должно быть, гребаным Нео. Впрочем, Нео помнится тоже оказался неспособен на такой подвиг.
А вот Зак мог. И поэтому уже через десяток минут он стоял на неостекленном балконе и заглядывал в комнату, оценивал обстановку в мягком, чуть желтоватом ламповом свете. Сэм тоже был там.
Зак облокотился плечом о косяк балконной двери, и стал с заговорщической улыбкой наблюдать за обитателем комнаты, ожидая пока тот сам его заметит. Но Сэму похоже и в голову не приходило, что от окна за ним может хоть кто-нибудь наблюдать. Наивный ребенок. На этом свете нет безопасных мест.
Полностью насладившись моментом и устав ждать, Зак сам легонько постучал пальцами по оконному стеклу.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-10-12 14:40:12)

+1

11

   На следующий день Самюэль Гаррет сказался на работе больным, впрочем, как и немалая часть сотрудников после вчерашнего, и отпросился минимум на неделю. Температура, насморк и говорит с трудом, нет, к врачу не пойдет, обычный вирус, а у него дома полно лекарств. Взяв себе отсрочку и имея возможность не выходить на улицу довольно долгое время, Сэм приступил к изучению того, что произошло ночью. Лучший способ избавиться или хотя бы немного обуздать страх - а юноша за короткое время в парке этой ночью обзавелся ого-го каким страхом - понять его и узнать как можно больше. Скудный завтрак в первом часу дня проходит уже за плоским монитором компьютера. Работая на издательство, молодой человек имеет доступы к информации, скрытой от обывателей, ничего сверхсекретного, но просто так не наткнешься, лазая во всемирной сети. Вскоре в браузере было открыто с десяток вкладок и это было только началом, любопытным, немного пугающим началом.
   Прошло двое суток и Сэм уже знал, что за "чудовищ" он встретил в парке, как они называются, их сильные и слабые стороны. Наверняка, не все, что было найдено, было правдой, наверняка, было не всей правдой, но между тем информации было не мало. Они различались по видам - но это было и так известно, проблема "детей ночи" была на слуху и актуальна всегда, пресса их любила, точнее тему о них. Но юноша никогда не заострял на них внимание, столкнувшись нос к носу впервые. Итак, их было несколько видов. О каждом он прочел общую информацию, постепенно углубляться. Ее было много и на изучение хотя бы небольшой части потребовалось бы немало времени, но он никуда не спешил, считая, что повторная встреча маловероятна. Конечно, основное внимание он сосредоточил на феях, тех, кто вызывал основной страх. Оказывается, они были меньшим из бед, что могли с ним приключиться, они были одни из самых слабых представителей лунатиков, плюс узнал насколько вероятно стать таким же, где чаще они обитают, а вот их численность в городе была неизвестна, впрочем, как и других ночных жителей. Скорее всего информация была более засекречена, чем остальное, а сообщения на форумах кишели слишком ненадежными данными. А так же он узнал о том, с кем чуть не познакомился в парке по доброй воле. По всем описаниям он идеально походил на вампира, но сомнения оставались, и Сэм искал вновь и вновь, и все больше убеждался в этом варианте. Тогда и слова незнакомца становились логичными, и его действия, кроме одного - зачем он пытался уберечь человеческую жизнь? Добродетель? Жалость? Нравственность? Все то, что писали о характере вампиров не подходит ни к одному из этих качеств. Конечно, он попытался сделать скидку на то, что всех "под одну гребенку грести" нельзя, характер это черта индивидуальная и все такое, но неоднократные факты на экране говорили об обратном.
   Вопрос причины такого поступка оставался открытым, когда поздним вечером Сэм не услышал позвякивание стекла, слишком хорошо узнаваемый, чтобы сомневаться - к нему гости, что игнорируют дверь. Переведя дыхание, он выжидал, очень надеясь, что все же, когда он все-таки повернет голову в сторону балкона, там никого не будет, максимум птица. Но уже боковым зрением видит, что это не так. Незнакомец. Взгляд серо-зеленых глаз уперся в следящий взгляд за стеклом, точно такой же, что был в парке.
- Вот черт.
   Без паники. Главное без паники. Сэмюэль поднимается, стараясь чтобы его движения были плавными, удалить дерганность - волнуется - включает верхний свет и небольшая квартира освещается ярко, приветливо, стирая уютные тени по углам, которые, впрочем, он уже опять не боится. В отличие от того кто стоит на его балконе, ждет.
- Что тебе нужно? Уходи. - Буркает неприветливо, хмурится сурово, пытается быть хозяином ситуации, хотя теперь знает точно, не просто чувствуя, а подковав себя информацией, что рядом с ними он только еда, ничто, стоит им только захотеть.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

12

Вспыхнувший свет заставляет Зака на секунду прикрыть глаза, пока чувствительный "кошачий" зрачок привыкает к смене уровня яркости, а когда он снова их открывает, на лицо невольно наползает улыбка. Ну и чего человечек добился? Теперь он там, за стеклом, будто рыбка в аквариуме. Закери теперь видит его хорошо, во всех мельчайших подробностях, а вот он Зака - намного хуже, как и всегда, когда человек смотрит на темную улицу из освещенной комнаты.
Улыбка становится шире, когда он понимает, что открывать балконную дверь парнишка не собирается. Осторожничает. Интересно, он боится того, что гость схватит его за руку и вытащит на балкон, или просто не знает о том, что вампир не может войти в дом, пока его не пригласят? Впрочем, все правильно делает, потому что в противном случае Зак сам же первый и поругал бы за неосмотрительность, даже несмотря на то, что теперь он может просто Позвать. Ведь теперь он точно знает какие струны этой души нужно перебрать прохладными чуткими пальцами, чтобы человек сам распахнул ненадежную стеклянную дверцу и шагнул на улицу.
Но он этого делать не собирается. Потому что это было бы слишком просто и неизящно. И потому еще, что пришел сюда совсем не за этим. Не за кровью Сэма, а за чем-то совсем другим. За чем-то, что находилось все время рядом, пока они сидели на скрипучем остове карусели там, в парке, а потом ушло.
И он делает шаг назад, отступая еще дальше в темноту, прислоняется спиной к невысокому ограждению балкона, неторопливо лезет в карман, достает сигареты и зажигалку, неспешно закуривает, выпуская наверх струящиеся клубы дыма. Не спешит ответить на вопрос, начать разговор. Дает время осознать, что уходить не собирается. По крайней мере до тех пор, пока не получит то, зачем пришел.
Он может себе позволить не торопиться. Он знает что собеседник даст ему это время и никуда не денется отсюда, из собственной квартиры. И не уйдет от разговора, просто отойдя от окна и наглухо задернув шторы. Потому что природа умно сконструировала человека. Так, чтобы тот никогда не оставлял опасность у себя за спиной.
- Ну а если я не уйду, тогда что? - Задает он наконец вопрос, который человек и сам мог бы себе задать, если бы захотел. - Или если я сейчас уйду, а завтра опять вернусь? И так каждую ночь? Что ты будешь делать тогда? Жить в постоянном страхе?
Крошечный огонек на конце сигареты тускло мерцает в темноте, не разгоняя, а кажется только концентрируя мрак вокруг себя.
- Конечно, ты можешь вызвать полицию. Или позвонить друзьям. Или переехать. Но все это будет лишь временным решением проблемы. Не настоящим.
Зак знает, о чем говорит. Он знает, что у этой проблемы есть только два настоящих решения. Можно убить того, кто вызывает страх, и можно убить сам страх. Но он охотно бы выслушал мнение Сэма на этот счет, как будто бы время, место и набор собеседников как нельзя лучше располагают для ведения неспешных философских диспутов. И оттого сказанное звучит так обыденно, как продолжение давно начатого разговора.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-10-17 16:53:11)

+1

13

   Незнакомец делает шаг назад, и Сэм послушно делает шаг за ним, будто натянув между ними невидимую нить, что тянет за собой. Всматривается внимательно, пристально, осторожно. Тонкий дым тянется от красного кончика сигареты, вырывается густым облаком с губ – Сэм помнит этот запах, не чувствуя сейчас, но храня в памяти с той ночи, невольно втягивает носом воздух, но чувствует только нотки свежесваренного кофе и соленного мяса, бесхитростного вечернего перекуса.
- Жить в постоянном страхе. – Отвечает его же словами, кивает согласно, нет смысла спорить с очевидным. – Пока не сойду с ума, попаду в психушку или покончу с собой. Или не перестану бояться.
   Между ними стеклянная преграда и его собственное прозрачное отражение, что мешает видеть. Сэм наклоняет голову на бок, стараясь обогнуть взглядом препятствие, но глупое отражение зеркалит движение, заставляет досадливо поджать губы – он хочет видеть незваного гостя. Вздыхает тихо, ладно.
- Зачем ты пришел? Зачем тебе это нужно? – Повторяет первый вопрос, которым встретил его вместо приветствия. Он хочет услышать это, убедиться, что это такая веселая вампирская игра – сводить человека с ума, преследуя и вселяя страх, пока тот не поедет крышей.
   Момент о том, что вампиры не пересекают порог без приглашения, он помнит, но это кажется какой-то шуткой. Как такое сильное существо может сдержать линия? Как и дверь, и стекло. Но так ему чуточку спокойней, хотя он совершенно не чувствует себя в безопасности. То есть самолично столкнувшись с этими существами, он еще верит в отсутствие сверхъестественного и ищет только логику. А и правда, что ему делать? Кого звать на помощь? Где искать спасения? Слова незнакомца верны, все перечисленное лишь временная мера.
- Ответь. – Просит. Ему интересно многое, но он не спросит, нелепо удовлетворять свое любопытство у своего страха, он и так считает себя зарвавшимся, разговаривая, а не в панике хватающимся за телефон, дрожащими руками набирая 911. Теоретически, лунатики живут среди людей полноценной жизнью, официально, получая пропитание в специализированных пунктах. Они могут быть не опасны, и правительство пытается сделать их существование полноценным и нескрываемым. "Все мы разные". Это все верно и вроде бы до последнего сам Сэм в это верил. До того знакомства на спящей карусели. Теперь он совсем не уверен. Вообще во всем.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

Отредактировано Lel (2016-10-21 13:30:50)

+1

14

- Не сойдешь.
Он отрицательно качает головой и стряхивает пепел прямо на балконный пол.
- Такие как ты, не сходят с ума и не убивают себя.
Он знает это наверняка, как если бы сам заказал для себя у мира этого парня. Да так ведь оно и было, на самом-то деле. Зак питает отвращение к сумасшедшим и самоубийцам, к наркоманам и извращенцам всех мастей. К сломанным внутри. К людям с гнильцой. Такой человечек никогда не пришел бы на его Зов. А значит, Сэм - не такой.
- Но крови себе попортить можешь немерено.
Он усмехается, запоздало оценивая сорвавшуюся с губ игру слов. Случайная шутка. Мир любит такие шутки. У мира вообще особенное чувство юмора. Специфическое. Но Заку нравится. И кажется, у них это даже взаимное.
- Ты знаешь, почему я пришел. Ты ведь тоже чувствуешь это.
Конечно он чувствует, уж в этом-то Зак уверен. Это как незаконченное дело, невыполненное обещание. Как нитка, натянутая между ними, как петля на шее, как ноющий зуб. С этим можно жить, можно спать. Можно даже сделать вид, что забыл... на время. Но это как отрава. Потому что пока это не закончено, Зак чувствует себя несвободным. А несвободу он ненавидит еще сильнее... чем все, наверное.
- Хочешь, чтобы я сказал это вслух?
Щелчком пальцев сигарета улетает за спину, в темноту. Маленькая падающая звездочка. Желание на одного.
- Нам нужно закончить это. Впусти меня. Обещаю, что не причиню тебе зла.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

+1

15

   Ему, этому наглому незнакомцу, вопреки хочется сойти с ума, обезуметь, красиво, люто, прошибая стены и смеясь жутким эхом. Просто чтобы доказать, что он, такой самоуверенный, может быть не прав. Чертово чувство противоречия, оно разгорается в мальчишке всегда и когда-нибудь непременно погубит. Но вампир за стеклом знает, что говорит, Сэм и правда чувствует это. Еще с той ночи, оно не проходит, сидит в нем, ластится, зовет, просит. Сначала заглушаемое страхом, потом вступает в игру с новой силой. Он пробует понять, слушает ту самую музыку, но в этот раз она пуста, лишь раздражает своей бесполезностью. Пробует анализировать, но в том, что касается чувств, ощущений и эмоций, Сэм полный профан, хотя живет, ведомый именно ими – странное нелепое сочетание, опасное.
   Делает еще шаг, второй, третий, прижимает ладонь к холодному стеклу, смотрит пристально. Ноздри подрагивают в неровном дыхании, сердце сладко и обеспокоенно бьется в груди, видно, как подрагивают пальцы, не от страха, от волнения, хотя первый не ушел от него, нет.
- Хочу. Скажи. – Кивает замедленно. – И я впущу тебя. – Обещает сам себе. Сэм не доверяет себе, тому, что ощущает. Он впустит его все равно, теперь не может быть иначе, он не сможет сопротивляться этому, слишком… щемит. Хочется нестерпимо. Но вдруг в этот раз чувства обретут слова и он пойдет на поступок осознанно, а не глупо повинуясь своему желанию. Уже и вторая рука лежит на ручке балконной двери, еще чуть-чуть и он не дождется ответа, что так хочет получить.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

16

Зак следит за действиями Сэма невозмутимо, не двигаясь с места, лишь выпуская на уголки губ слабую самоуверенную ухмылку. "Конечно же, ты откроешь, - говорит она. - Конечно же, ты впустишь меня." Но внутри у него все ходуном ходит. Чертов мальчишка! Неужели не понимает, что так вести себя, все равно что махать перед лицом у вампира красной тряпкой. Красной? Быки не различают цветов, зато Заккери - даже слишком хорошо. Цвет тумана, который сейчас плещется у него перед глазами, именно такой. А на вкус он как кровь, а на запах - как горячая кожа.
Он на секунду прикрывает глаза, медленно вдыхая через нос, прогоняя через себя холодный осенний воздух, с тонким запахом ржавчины и дождевой воды. Заставляет туман уйти, сознание проясниться. Да, он охотник, и эта игра в кошки-мышки доставляет ему удовольствие, но он не позволит себе потерять голову. В его мире безрассудные умирают быстро. А Зак хочет жить долго. Вечно, возможно. И у этого человечка тоже есть право жить. И Зак не собирается забирать себе его жизнь, нет. Только расставить точки. Только освободиться от последствий своей ошибки там, в парке. Только избавится от этого тягучего, тянущего, сосущего под ложечкой  чувства. Зависимость? Да, наверное, так это называется. Зак никогда не пробовал наркотики до того, как переродился, но именно так представляет себе это состояние. И он не может позволить себе быть зависимым. А значит нужно покончить с этим здесь и сейчас. Оборвать эти ниточки, пусть даже это и будет болезненным. Для него, и для человека тоже. Но человек потом тоже скажет ему спасибо. Или не скажет, но так все равно будет лучше для них обоих. И Зак должен сделать то, что должен. А для этого нужно сначала доломать парня.
И он делает шаг вперед. Стремительно, мягко, перетекает из одной стойки в другую. Вот он стоит у края балкона, облокотившись спиной о перила, а вот он уже рядом с дверью, и его ладонь лежит на окне, аккурат напротив растопыренной ладошки Сэма. И он чувствует перепад температуры там, где живая ладонь согрела стекло. Смотрит в глаза и улыбается. И спокойно говорит вслух:
- Потому что ты хочешь этого.
И это почти правда. Или совсем правда? Эмоции Сэма сейчас такие яркие, что буквально бьются в стекло. И Зак поощряет их. "Открой, - шепчет ночь его голосом. - Открой, и я дам тебе то, чего ты сам никогда не осмелишься попросить."

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-10-25 18:35:54)

+1

17

   Сэм зачарованно ждет, не сводя взгляд болотных глаз. Его слова должны, обязаны все прояснить, после них та тяжесть, скованность в груди, сладкая нега должна уйти. Он в это верит. Движения незнакомца нечеловечески быстры, вот он стоит в темноте у кованых перил, а вот в следующий миг у стекла, прижимая ладонь к его через прозрачную преграду, но при этом он перемещается так плавно, что быстрота не пугает, кажется естественной, необходимой. И Сэм выдыхает, оставляя белесый след от жаркого дыхания на стекле, разрастающийся с каждым выдохом, смотрит на чужую руку, пытаясь почувствовать ее, шевелит чуть пальцами - тщетно, между ними двойной стеклопакет, а прикосновение вампира холодно, словно осенний ветер. Наверное. Он не уверен.
   Как все просто. Незнакомец пришел сюда, потому что Сэм этого хотел. О, если бы в жизни было всегда именно так, повинуясь страстному желанию все сбывалось. А может быть так действительно и есть, а он просто не проводил таких параллелей? Философия, на нее еще будет время. Если он проживет для этого достаточно долго, чтобы его хватило на анализ. Сэмюель поворачивает ручку на 90 градусов по часовой стрелке, дверь отзывается щелчком, вздрагивает, открывается. Он хочет этого – это ли не достойная причина для любого поступка? Особенно такого опасного и безрассудного. Но сейчас это кажется таким правильным и логичным, что остается только мысленно произносить "конечно" и раскрыть дверь, впуская холодный воздух, порывом влетевший в его небольшой дом, по-хозяйски прошерстив бумаги на столе с распечатками того, что он читает последние два дня.
- Я так хочу. Очень.
   Отходит на шаг в сторону, освобождая путь тому, кто никогда мог не появиться в его жизни, если бы… Если бы ни что? Пожалуй, только случай. В судьбу Сэм верит, верит во многое, самое невероятное, но только не касательно себя. Такое с ним произойти не может.
- Будь моим гостем. - Голос тих и взгляд наконец-то опускается вниз, кажется, покоряется.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

18

Балконная дверь распахивается, и Зака обдает потоком теплого воздуха из квартиры. Но он все еще не может войти, ждет приглашения. И оно приходит. "Будь моим гостем", вот как. Говорят, о человеке можно многое сказать по тому, как он формулирует свои мысли. Особенно в такие вот, ключевые моменты. Не "входи", не "приглашаю тебя", а "будь моим гостем". Мол, входи, но не чувствуй себя как дома.
Зак усмехается. Переступает порог. Теперь в спину дует и он не глядя запускает руку за спину и прикрывает балконную дверь. В глазах Сэма застыло ожидание. Он все еще не верит, что поступил правильно. Он все еще не верит, что Заккери даст ему то, что пообещал.
- Умница, - одобрительно говорит вампир, - но больше никогда так не делай.
Его движения все еще тягучи. Он двигается намного быстрее, чем человеческий разум успевает осознать, испугаться и запаниковать. Растопыренная ладонь мягко толкает в грудь к противоположной стене. Другая тянет за рукав футболки с широким воротом, заставляя ее сползти на одно плечо, обнажая шею. И Зак припадает к ней. Без прелюдии, без предупреждения. Заострившиеся верхние клыки прокалывают кожу неглубоко, скорее обозначая укус, но кровь все равно выступает. Тело в его руках инстинктивно дергается, и, кажется, пищит, но Зак прижимает его к стене всем своим весом.
Сэму, конечно, больно, но только в первый момент. Не одна только кровь вампира действует на человека, как наркотик. Слюна содержит хорошее обезболивающее и легкую дозу эйфоринов. С каждым толчком сердца кровь, подстегнутая собственным адреналином Сэма, разносит эту смесь все дальше, и от укушенной шеи по телу расползается приятное тепло.
А Зак бережно зализывает нанесенные ранки, чувствуя как медленно отпускает, рассеивается, наведенное Зовом наваждение, умиротворенно вздыхает и пристраивает подбородок на теплое плечо. В этот самый момент он почти нежен, почти влюблен в человека в своих объятьях.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

+1

19

   Как вести себя, когда у тебя в гостях лунатик, вампир? Он бы прикрыл дверь балкона, довольно холодному воздуху хозяйничать здесь, он и так все время мерзнет, потом сделал бы движение рукой, приглашая располагаться, и предложил бы чай. Тот наверняка отказался бы, но Сэм все равно бы заварил, хотя бы себе, просто чтобы занять себя чем-то привычным. И непременно предложил бы тапочки - сам категорически не признавая их, он считал, что это необходимо другим. Но с подобными гостями все не так просто.
   Движения непривычно неуловимо быстры, Сэм не успевает даже выставить руку, преграда путь ему - он и сам не знает, на что соглашался, что именно он хотел, и готов сопротивляться, как бы бессмысленно это не было. И без того растянутый ворот домашней футболки оттягивается, обнажая плечо, а острые клыки протыкают кожу. Сэм сдавленно выкрикивает, вздрагивает, но страх сковывает сильнее рук вампира, и он не может сопротивляться. Дай ему немного, малость времени, и он будет брыкаться, делая себе же больнее, но кто сегодня поручит ему хоть полминуты? Не успевает. Сердце толкает по телу кровь, наполненную совершенно новым, невиданным и знакомыми одновременно. Это оно. Именно это жило в нем эти дни, страстно желая большего, ноя, съедая. Это оно. Болезненной сладостью расползается по венам, вызывает тихий стон с губ - так стонут в постели, а не испуганные и беспомощные. Именно оно наполняет его, опьяняет в считанные секунды без привычной алкоголю дурноты в голове, легко и полностью, делая счастливым настолько, что он и не представляет, что такое возможно. Но ждал. Да, он хотел этого. И теперь чужие руки не отпускают даже после того, как гость сделал последний глоток, а оно покидает его, не оставляя более за собой желания, привязанности.
   Сэм более никогда так не сделает, последовав совету того, кто так и не назвал своего имени. Потому что теперь знает, как пуст был до той ночи в парке, и что это место теперь навсегда останется дырой в нем, потому что такое не повторяется. Зов уходит вместе с тем, как проходит наваждение от укуса нечеловека, и он готов сползти по стене на пол, уткнуться лбом в колени, обнять себя, вздохнуть прерывисто. Пусто. Но он не позволит себе подобной слабости при нем, нет, он сильный. Вцепившиеся было судорожно в чужие плечи пальцы, сползают беспомощно на грудь, смотрит перед собой в пространство комнаты, ощущает чужое дыхание возле уха и готов поднять руку, запуская пальцы в его волосы, перебирая. Этот момент кажется интимным. Если бы не горечь в сердце - этого не повториться.
- Лучше бы я тебя никогда не встретил. - Логичное заключение, пожалуй, любой жертвы лунатика, но есть в его голосе какая-то нотка, толика печали, досады и... нежности. Но лучше бы он его никогда не встретил.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

20

- Лучше бы я тебя никогда не встретил, - говорит Сэм.
После момента покоя и иллюзорного ощущения близости, которому так легкомысленно доверился Зак, слова эти звучат как пощечина, как камень, брошенный меткой ожесточенной рукой, разбивающий окно его комнаты. И самое страшное, самое беспощадное в этих словах то, что сам он тоже так думает. Люди... да и не люди тоже, видят и слышат окружающий мир через призму своего восприятия, своего жизненного опыта. И жизненный опыт Заккери искажает смысл сказанного. "Лучше бы тебя не было, - слышит он. - Совсем."
И кто-то внутри него, циничный и язвительный, закутанный во все черное так, что торчат наружу одни только вынимающие душу глаза, понимающе усмехается.
"Да, Зак, - говорит он. - Лучше бы тебя не было. Лучше бы было, для всех."
И Заккери прикрывает глаза. За веками идет снег. Ветер швыряет в лицо колючие мокрые пригоршни. Качается на тонком проводе тусклая лампочка в грязной обгаженной подворотне. Скрип, скрип... Это все - его. Это, а не мягкий уютный свет маленькой чистой квартирки. Не запах кофе из кухни. И уж конечно, не человек. Не его человек.
Мир так устроен, что для каждого в нем кто-то есть. Кто-то свой. Мудро устроен мир, рационально. Все в этом мире делится на... да просто, делится. А все, что не делится - то остаток. Но мир не любит остатков, уж слишком они неудобные, и округляет себя.
"Ты прав, Сэм. - Думает Заккери. - Ты кругом прав. Не нужно было нам встречаться. Но я собираюсь это исправить."
- Тебе лучше приложить к шее лед, - говорит он, отступая на шаг и опуская руки. Выпуская человека из рук.
Голос звучит равнодушно, как будто ему плевать. Чего Зак точно не собирается делать, так это упиваться жалостью к себе.
- Я ухожу. Запри окно.
"Мы больше никогда не увидимся," - повисает в воздухе, невысказанное. Но он это знает, человек это тоже знает, так к чему сотрясать воздух?
На улице стало холоднее? Нет, не стало. Это Зак отогрелся в комнате. Это тепло тела Сэма передалось ему, и теперь облачками пара вырывается изо рта при дыхании. Ночь встречает тишиной, и в молчании ее чудится перерожденному укоризна.
Что!? Нет, не стыдно. Чего ему стыдиться, кого? Ну подумаешь, немножко поиграл с человеком. Не убил же, не изнасиловал, в конце-то концов. Да если бы и убил. Разве он - не истинный хозяин ночи, не высшая ступень эволюции? Найдется ли в целом мире судия для него, кто осмелится бросить в него камень?
И ночь расступается перед ним, вздыхает, покорно смотрит влажными янтарными глазами, отражениями уличных фонарей. И Заккери движется в ней, через нее, раздвигая густую осеннюю темноту, как воду, своим телом. Он право имеет. Сам мир задолжал ему, и давно, и Зак собирается вытрясти из него этот долг, выжать насухо. Он движется прочь от тихих спальных районов. Туда, где ночь имеет совсем другое лицо. Туда, где у нее насурьмленные веки блудницы, пока еще упругие груди, податливые тела. Туда, где громкая музыка штопором ввинчивается в мозг, а лазерный свет режет вдоль и поперек густой прокуренный воздух ночного клуба. Это - другой мир, и там можно раздобыть все: девочку на ночь, мальчика на час, виски, обжигающий глотку, дозу героина, ледяным электричеством растекающегося во венам. Все есть в этом мире. Все, кроме души и будущего. Тем лучше. Нет риска что-нибудь случайно сломать.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

+1

21

   Сэм более не проронил не слова, провожает гостя вновь до балкона, даже не подумав предложить выйти через дверь. Упирается лбом в стекло закрытой двери, прижимается к холодной гладкой поверхности лбом и долго провожает взглядом. Очень долго. Вампир исчезает из поля видимости очень быстро, но он все смотрит, вглядывается в темноту улицы, жадно, несчастно, пока ноги не подгибаются и он все же не сползает на пол, сворачиваясь клубком. Дотрагивается рукой до шеи. Пока что ничего не болит, местное "обезболивающее" еще действует, но наверняка это место будет сильно болеть уже на утро. У него дома нет льда, ему он просто никогда не был нужен, но теперь, кажется, появится.
   Утром Сэм решает, что поход в магазин - неплохая идея после бессонной ночи, особенно за ненужными пока покупками, забирая с полок лед, заваливая его другими продуктами, постыдно пряча, как свои мысли, коим не место в голове. Теперь в его морозилке его предостаточно для того, чтобы устроить мини-вечеринку с коктейлями, и он думает, что скоро выкинет его опять за ненадобностью. А пока смотрит в балконную дверь то и дело весь вечер, вздрагивает от любого шума на улице, и сердце начинает колотится, как у испуганного кролика. Но это не страх, это что-то совсем иное. В конце концов он не выдерживает и вновь упирается лбом в стекло, вглядывается в ночь — бесполезно. Сам не хочет признавать, чего ждет, кого ждет, отгоняя любую мысль об этом прочь, как бы настойчива она не была, но тело оказывается обмануть еще сложнее, оно тянет пустотой в груди, позорно заставляет ныть, кусать губы. Это ночь вновь отогнала сон, наполняя дурными переживаниями, что вызывает ненависть и пренебрежении к себе: Сэм, ты придурок… - Окончательный вердикт. Зов прошел и его тянет теперь иначе, но не менее сильно, будто трезво, будто без посторонней помощи. Добровольный страдалец. Он хочет избавиться от этого, хочет быть прежним и не знает как. Этот чертов вампир стал наваждением, но юноша сопротивляется себе из-за всех сил.
   Сон затягивает вымотанного только на рассвете, и так день за днем. Бессонная ночь всегда хорошо способствовала работе, но в этот раз в голове нет ни одной мысли для этого и настроится совершенно не получается, и он окончательно бросает эту затею на третью ночь. Говорят, алкоголь хорошо помогает забыться — то, что ему нужно сейчас — но ему вечно так плохо от него по утрам, что он оттягивает момент запоя до последнего, мысленно уже к нему готовый. Говорят, со временем должно отпустить. Говорят, что стоит поговорить с близким человеком — это помогает. Говорят, надо себя максимально занять, отвлечься. И Сэм, лежа на кровати, завернувшись в одеяло, отстранено думает, что может быть стоит попробовать, только взять себя в руки, подняться, начать, пнуть себя. Ну к черту, кода-нибудь потом, не сейчас, просто нет сил, по больше части моральных. И он злиться на свою слабость, ненавидит и бездействует.
   Пинок для действия приходит в виде телефонного звонка, что будит его в пол девятого вечера однажды несколькими днями позже. Это Софи, подруга его матери, быстро затараторившая на сонное "алло". Сэм знает ее с рождения, она врывается в жизнь его семьи ураганом, наводит свои порядки и вновь исчезает надолго, она назойлива и приставуча, с ней невозможно спорить и сопротивляться, она невыносима, но бесконечно любима всеми тремя представителями Гаррет. Ничего не изменилось, когда у нее появилась дочь, за одним добавлением — когда малышка Элиза подросла, Софи непременно (а по-другому с ее идеями быть и не может) решила, что Сэм идеальная для нее пара, тихий, спокойный, не строптивый, самостоятельный и "вообще лапочка". Вот только самому юноше это совершенно не хотелось, Элиза была, конечно, очень красивой, харизматичной и характерной девушкой, вот только при всем его хорошем отношении к ней, не вызывала в нем необходимого для отношений отклика в душе. Софи все равно продолжала настаивать, но пока что безрезультатно. Сегодня же она звонила крайне возбужденной, говорила громко и сбивчиво — ну конечно, они опять повздорили и дочь заявила, что сама решит, что ей делать со своей жизнью, и вот прям сейчас пойдет в клуб и переспит с первым попавшимся, раз мать считает не способной без ее помощи найти себе кого-то даже для этого. К слову Эли было 16. Почему-то Софи решила, что именно Сэм должен выручать ее и идти за девочкой ("ведь он ее герой и должен спасти"). Он бы отказался, тысячу раз ходит и тысячу отказывался, подобная история повторялась из раза в раз, но Элиза была девочкой очень разумной и к тому же везучей, все всегда кончалось хорошо, а вот спорила она с матерью и уходила из дома стабильно. Если бы не одно "но" сегодня. Клуб, в который она грозилась пойти сегодня, был местом, в котором собиралась не малая часть лунатиков, его название юноша хорошо запомнил, изучая этот вопрос на днях. Без лишних уговоров он соглашается.
   Черная водолазка, закрывающая горло, надежно прятала два прокола на шее и синяк, растекающийся вокруг синим узором, рубашка сверху и привычные джинсы. В таком виде бы его ни за что не пустили в клуб, он совершенно не проходил по дресс-коду в это место, но охранник бесцеремонно оттягивает ворот его водолазки, смотрит, кивает и, более не задавая вопросов, впускает. Внутри шумно и людно, свет приглушен, мигая иногда в такт музыки — привычная обстановка, только… круче. Как тут найти хоть кого-то? Здесь себя-то потерять проще простого.
   Ладно. Надо с чего-то начать, и, вдохнув-выдохнув, Сэм проталкивается к бару, юркая на свободное место, протягивает бармену телефон с фотографией на нем, но в ответ получает только отрицание — он ее не видел. Проблема. Что ж, значит начнем с прочесывания клуба, вот только решить, откуда именно и как-то смочь не нажить себе самому новых неприятностей.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

22

Клуб "evoL"... да, да, если прочитать это слово наоборот, получится "Love". Так вот, этот клуб - популярное место для сборищ лунатиков всех мастей. Хоть люди и не считают их людьми, а вернее - себя не считают такими же, как они, все равно большинство человеческих качеств ночным существам не чужды. И речь идет не только о всевозможных пороках, как высокомерно могли бы заметить лучшие представители человечества, хотя пороков тоже хватает.
Подобное всегда притягивает подобное. Лунатики приходят в Эвол, чтобы побыть среди своих. А люди приходят в него, чтобы побыть среди лунатиков. В основном это молодежь, жаждущая приключений и запретных плодов. В подростковой среде образ нелюдей вообще сильно романтизирован. К сожалению, слишком часто он быстро меркнет от столкновения с суровой действительностью, становясь причиной резкого и преждевременного взросления, все сильнее увеличивая пропасть между теми и этими.
В ту ночь, в Эволе было все, как обычно. Визжала музыка и грохотала низкими басами на перекатах. Слишком громко, чтобы расслышать чьи-то слова, но в таких местах все равно принято говорить на языке разгоряченного тела. Насыщенная темнота прорезывалась вспышками такого же насыщенного света, заставляя движения силуэтов на танцполе казаться одинаково ломаными и дергаными. Впрочем, где-то половина из них и в самом деле двигалась так, находясь под впечатлением от местного фирменного коктейля, который людям, особенно еще не примелькавшимся здесь, наливали бесплатно, за счет заведения.
- Покажи мне! - Прокричал в ухо Сэма приятный женский голос, обдав его шею теплым дыханием и запахом чего-то конфетно-мятного. Изящная рука с наманикюренными пальчиками взяла его за запястье и неожиданно сильно для такой внешней хрупкости развернула телефон экраном к себе. - Хаа... нет! - Качнулась голова с крупными висячими сережками. - Не видела ее. А она что, твоя подружка?
Посетительница клуба выглядела здешним завсегдатаем. Приятное личико, обрамленное светлыми кудряшками, большие глаза какого-то неестественно-василькового цвета. Линзы? На ней была короткая маечка, обтягивающая сочную упругую грудь, такая же короткая юбка и туфли с высоченными каблуками, такими тонкими, что страшно становилось смотреть как она на них ходит.
- Ищешь ее? Не ищи. Пойдем потанцуем. Хочешь выпить? Как тебя зовут?
Девушка говорила очень громко, короткими отрывистыми фразами. Может быть здесь все так общались, а может быть ей просто было трудно строить более длинные предложения. Заполучив руку Сэма в свою, она так и не отпускала ее. Наоборот, тесно прижалась к нему горячим бедром и говоря, едва ли не губами касалась его уха. Хватка у нее была железная. К тому же она как будто не слышала ничего, что пытался сказать ей Сэм, и не обращала никакого внимания на его собственные планы на вечер.
Уже через пару секунд их знакомства, он снова оказался у барной стойки, и девушка настойчиво пихала ему в руки высокий стакан с соломинкой.
- Пей. Это вкусно. Я угощаю.
Сама она ничего не ела и не пила.
- Матильда, - раздался над головой Сэма еще один голос. Его обладатель был смугл, темноволос, покрыт какими-то светящимися то ли татуировками, то ли просто рисунками, и возвышался над Сэмом на две головы. Вот уж кто не пытался перекричать музыку. Ему это было просто не нужно. Объема его нечеловеческих легких с лихвой хватало, чтобы перекрывать ее, просто говоря. - Опять с-спаиваш-шь новичка? - И он подмигнул Сэму желтым глазом с вертикальным зрачком.
- Уйди, Хисс! - Названная Матильдой зашипела как кошка, и постаралась закрыть. Сэма собой. - Уйди! Я его первая нашла.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

+1

23

   Привыкший быть "серой мышью", Сэм никак не рассчитывает привлечь к себе внимание, хотя, признается, в это раз этого даже побаивается — не та публика, внимание которой он пока хотел бы получить, слишком уязвимым и слабым он себя ощущает среди них. Он делает несколько шагов от барной стойки и тут же оказывается пойман цепкой, хрупкой ручкой. Неловко приставать к людям (и нелюдям) с расспросами, они просто пришли отдохнуть, и Сэм этого очень не любит — надоедать. Но она появляется сама, сама смотрит фотографию на телефоне, сама отвечает на не заданный вопрос.
- Спасибо. - Отвечает он, хотя ей, кажется, все равно, что тот говорит, пытается отвечать, но быстро замолкает, понимая, что слова бесполезны. Как бесполезно пытаться освободиться из железной хватки, что имеет такая хрупкая на вид девушка. Сэм не пытается сопротивляться, вырывать руку, но все же пытается освободиться мягко, не желая обидеть. Она красива и будто неживая. Кукла. Куколка. Это первое, что приходит на ум, наблюдая за ней то время, что он вынужденно проводит рядом. Она лунатик, он почти уверен, хотя видит их в живую третий раз в жизни, просто ощущает и доверяет своему внутреннему голосу. И все он не хочет ее обидеть, не смотря на то, что на девяносто процентов уверен, что и для нее он не более, чем предмет пропитания, живая игрушка в руках хищника. Но десять процентов он дает ей на ее специфику — а вдруг у них (кто бы она не была, кто именно пока понять не может) такое поведение норма, вдруг это настойчивое удержание руки у своего бедра, поспешные движения и выпивка за ее счет, наглость и настойчивость, в порядке вещей и проявление доброжелательности. Он не хочет обидеть, хотя ему ужасно не комфортно. Качает головой, отодвигает предложенную выпивку от себя - никогда не пить ничего в незнакомых клубах, в непроверенных местах, только принесенную с собой воду и ту не выпускать из руки ни на миг, не оставляя без присмотра, вдруг что подсыпят. Пожалуй, он параноик в этом, но в данном случае это, наверное, даже неплохо. Где-то в перерывах между вниманием, что обязан уделять куколке, и попыток уйти в сторону, Сэм пытается дозвониться до Элизы, телефон одинаково раз за разом отвечает, что "абонент не доступен", и в результате отправляет сообщение, что он в клубе "Evol" и ищет ее, пусть откликнется.
   Убираться бы ему самому поскорее отсюда, не испытывая судьбу, не играя в спасителя — Сэм все больше склоняется к этому, но совесть не позволяет бросить девчонку в беде, если она здесь, он должен ее увести. Обязан. Фантазия подкидывает красочные фантазии на предмет того, что с ней здесь может происходить, заставляет волноваться все сильнее. К тому же и убраться отсюда может оказаться не так просто.
- Матильда. - Звук, от которого юноша вздрагивает, почти подпрыгивает на месте от силы голоса, оборачивается и тянет потрясенное и вообще-то не очень вежливое при знакомстве "о-о-о". Он огромен! Необычен и в отличии от куколки с кошачьим именем располагает к себе сразу же, даже не смотря на вертикальные зрачки в глазах. Хотя может быть временно. И проверять, пожалуй, не стоит, оставим такие знакомства какому-нибудь любителю приключений. Сэм слишком труслив для этого, не смотря на то, что это уже начинает ему нравиться: Дурак.
- Я его первая нашла. - Куколка встревает шипящей преградой, одной фразой подсказывая решение. Правильное или нет — посмотрим.
- Простите. - Сэм улыбается дружелюбно, виновато, говорит громко, чтобы услышали оба. - Но я уже занят. - Оттягивает ворот черной водолазки (она трет укус и вообще уже страшно раздражает, он вообще-то терпеть не может воротники), показывает метку на шее, быстро прячет вновь. Если это что-то значило на входе, может и здесь это сработает, правда как, он не знает, но надеется на лучшее.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

24

На лице Матильды, которая все-таки соизволила обратить внимание на слова Сэма, возмущение сменяется разочарованием, затем напряженной работой мысли. Кажется эта девушка совершенно не умеет скрывать свои чувства.
- Вот видишь, Матильда, - добродушно усмехается Хисс, - он не твой. Он уже занят.
И смуглый гигант сгребает со стойки бокал, который до этого так осмотрительно отверг Сэм. О содержимом он прекрасно осведомлен, но нет такого яда или наркотика, который неспособен был бы переварить организм нага, кроме разве что яда самки, вступившей в брачный период.
- Но это же ничего не значит, - возражает, наконец, Матильда, очевидно приняв для себя какое-то решение.
- Разве?
С Сэмом они не разговаривают. Весь диалог проходит только между ними двумя, так, как будто бы его самого вообще здесь нет.
Но ответить Матильда не успевает, потому что на плечо Сэма ложится рука. Мягко, небрежно и по-хозяйски.
- Вот ты где, - говорит, конечно же, Зак. - А я тебя повсюду ищу.
Он выглядит странно. Странно и для этого места, и для того безымянного ночного гостя, которого запомнил Сэм. На нем белое пальто и серый костюм-тройка, сидящий подозрительно хорошо для того, у кого нет привычки носить такие вещи. Зак пахнет дорогой туалетной водой и большими деньгами, а еще - неприятностями, для любого кто поимеет нахальства и глупости перебежать ему дорогу.
- Твои друзья? - Спрашивает он у Сэма, подбородком указывая на насупившуюся Матильду и широко улыбающегося Хисса, единственного, кого эта ситуация похоже по-настоящему забавляет. - Не возражаете, если я умыкну у вас своего мальчика?
И, не дожидаясь ответа, тянет за Собой Сэма, а хватка у него такая же железная, как у Матильды. И они идут, но не к выходу, а к неприметной двери для персонала в дальнем конце зала. За дверью черная лестница с исписанными граффити стенами, тусклый плафон, откуда-то тянет запахом кислятины и сквозняком. Там Зак останавливается, разворачивает Сэма лицом к себе и кладет обе руки ему на плечи, смотрит. Смотрит без выражения, хотя еще секунду назад на лице его властвовала самоуверенная, но вежливая улыбка.
- Сдохнуть хочешь? - Ровным голосом спрашивает он, и из глубины потемневших глаз поднимается, затапливая до краев, слепая, незамутненная ярость. - Сдохнуть. Хочешь!?
А вот теперь он рычит, и грубо встряхивает Сэма за плечи.
- Так попросил бы меня!
Ну да, он зол. Или как еще можно передать всю ту гамму чувств, которую испытал, когда увидел там Сэма? Там, за стойкой этого проклятого бара, любезничающего с этим сбродом, с этими... с этой...
Эхо от его голоса гулко бьется о лестницу двумя пролетами выше и симпатичная официантка, выскочившая было перекурить, испуганно вздрагивает и шмыгает обратно за дверь, от греха подальше.
А Зак толкает Сэма к стене и заносит руку, чтобы отхлестать мальчишку по лицу, чтобы хотя бы так вбить в его голову хоть немножечко понимания. Заносит, а потом сжимает пальцы в кулак и отворачивается.
- О чем ты только думал? - Спрашивает он у стены, на которой неизвестный художник изобразил, и не без таланта, двухголовую обнаженную женщину с расставленными ногами. - О чем ты, мать твою, думал!?
И дыхание срывается предательским вздохом, потому что не хочет верить.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

+1

25

  Сэм перенимает настроение Хисса, губы расплываются в веселой улыбке. Значит, он угадал. Везение на его стороне пока что. До окончания миссии, что он сегодня возложил на себя, еще долго, но начало неплохое и хочется мыслить позитивно даже в таком месте, где ему находиться опасно - наверное, пока это тоже только догадки, его информация об их мире по-прежнему скудна и он смотрит на все через призму своего восприятия и веры. Но рука ложиться на плечо и знакомый голос звучит холодом над ухом. Он. Сэм вздрагивает, поворачивается и удивленно приподнимает брови. Это определенно его вампир. Но он разительно отличается от того, каким юноша видел того перед этим. Странно было бы говорить, что он привык к иному, нельзя сказать, что ему нравиться больше первый облик или он покорен новым, таким чистым, изысканным. Он сильно удивлен именно такой громадной разницей, что видит перед собой. И улыбается. Тихо и благодарно.
- Спасибо.
   Тот совсем не рассчитывал, что встретит именно его в этом клубе, не за тем шел, он и вовсе не верил, что встретит еще раз. Хотел, ждал, но не верил. И спасибо больше, что поддержал игру, кто знает, чем обернулось бы раскрытие обмана. Сэм не знает ничего. Не в какой опасности находится, не о том, что грозит за тот или иной поступок, как правильно вести себя, что делать, как поступать. У него есть цель, к которой он идет на ощупь, доверяясь только интуиции.
- Твои друзья? – Мальчишка кивает – да, конечно. Друзья. Так бы он их и представил, если бы его спросили, возможно, избежав самого этого слова, но вложив в объяснения примерно такой смысл. Но безропотно позволяет утянуть, идет, еле успевает следом, цепляет плечами гостей клуба, спотыкается о ноги, извиняется, чуть не падает, но хватка сильная, крепкая, упасть тоже не так просто.
   И вот одни. В ушах звенит немного после оглушающей музыки, но слышит он хорошо, слышат даже то, как глухо стучит сердце в груди. Вампир рядом, близко, не злой - это слишком слабое слово. Безразличие голоса быстро наполняется гневом, а такое существо не стоит злить, понятно всем. Но вот странно, Сэмюэль глотает страх так быстро, глаза, было испуганно распахнулись, смотрят спокойно, забрав весь холод от нечеловека, голос ровный, спокойный, даже слишком.
- Но тебя не было рядом.Даже если бы я звал, кричал, орал… Тебя не было рядом. – Это не может быть равнодушием, оно не звенит так ледышками, оно не бывает таким ровным и правильным. Только боль и обида, слишком сильные, пережитые, проглочены, переваренные и теперь просто факт. Нет, конечно, за несколько дней такого просто невозможно, но ему кажется, что прошла вечность! Он жмурится, инстинктивно боясь удара, он помнить, он видел, как тот силен – страшно. Приходит в себя, отступает, хмурится.
- Какое тебе дело?  Я здесь не из-за тебя и не собирался разыскивать, беспокоить. И тебе… Что тебе дело до меня? – Сердитый тон, защитная агрессия в ответ это уже не звонкий холод. Буравит спину отчаянным взглядом, дышит часто. - Какое твое дело… Скажи… – И сдается, опускает взгляд в грязь под ногами, ерошит волосы, отгоняет эмоции, дурные, ненужные, лишние. В конце концов он и сам не имеет право ничего предъявлять.
- Прости.- Голос вновь тих, немного растерян, больше уставший. – Я не хотел тебя как-то задевать, затрагивать. Так получилось. Я и правда здесь не из-за тебя и у меня есть одно дело, которое непременно надо решить. Мне нужно вернуться. Прости еще раз.
  Кивает в его сторону, еще раз пробегая взглядом по фигуре, запоминая каждую ниточку, позу, вдох и отворачивается к двери, нажимает на широкую отполированную ручку, открывает, шаг внутрь – ему нужно вернуться.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

26

В этом "тебя не было рядом" Заку слышится упрек. Он тихо хмыкает. Надо же, какие мы обидчивые. Обидчивые, но глупые, как и большинство подростков. Господи, ну почему!? Почему большинство из вас думает, что познакомиться с лунатиком - это круто? Что если кто-то из полуночной братии заметил вас, положил на вас глаз, то это делает вас особенными, избранными. Что это открывает для вас двери в какую-то совершенно невероятную, лучшую жизнь. А для лунатиков вы все - игрушки. Даже если кто-то из вас действительно, в самом деле, замечательный.
И Заккери недалеко от них ушел, на самом-то деле. Он тоже мог бы сделать Сэмюэля своей игрушкой. Как тех, других, которые были у него раньше. Которые мотыльками вились вокруг и непременно все равно обожгли бы крылья, не об него, так об кого-то другого. Вот только с Сэмюэлем поступать так ему почему-то не хотелось. Было какое-то ощущение у Зака внутри, что-то вроде того, что Сэм этого не заслуживает. Тем страннее и неожиданнее было увидеть мальчишку здесь. Почти обидно. Неужели Зак в нем ошибся?
- Я здесь не из-за тебя и не собирался разыскивать, - заявил Сэм.
Наверное подразумевалось, что Зак на это должен обидеться. Но получилось все до точности наоборот. Он испытал облегчение и успокоился. Гнев улегся в нем, свернувшись клубком на дне живота. Все в порядке. Мир не сошел с ума. Это он сам на минуточку погряз в тщеславии. Humani nihil a me alienum puto.
- Ты прав, - рука вампира ложится на ручку двери поверх руки человека. - Мне нет до тебя никакого дела. Но одного я тебя туда не пущу. Рассказывай. Что у тебя стряслось?

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Мы нашли себе дело на целую ночь[/STA]

+1

27

   Сэм опять вздрагивает. Интересно, когда он перестанет так делать при каждом прикосновении, привыкнет? И стоит ли привыкать. Стоит, кусая губы, смотрит на прохладную руку поверх своей, решает, стоит ли горделиво взбрыкнуть, послать к черту, поставить все точки над "и" - они друг другу ничем не обязаны, у каждого своя дорога, да Сэм его имени даже не знает! Или гордость не самое лучшее чувство, у которого стоит идти на поводу, тем более, когда тебе реально нужна помощь, а она сама предлагается голосом вампира пусть не очень-то хорошо, но все же чуть-чуть знакомого?.. Эмоции всегда были не лучшими помощниками во всем (исключением давайте оставим творчество), но от них безумно трудно отказаться.
- Там, в клубе… - Тихо, нерешительно, они так и стоят в странной позе. – Должна быть девочка, моя очень хорошая знакомая, почти сестра.- Все же поворачивается, упирается спиной в дверь, прячет руки в карманах, сутулится. – И если это правда и она действительно там, я не могу ее оставить. Я не уйду, пока не найду или не узнаю, что ее там нет. – Опомнился, быстро, слишком суетливо достает телефон, чуть не роняет, находит фотографию, показывает, руки немного подрагивают, но Сэм надеется, что на это просто не обратят внимание. – Посмотри, может быть видел ее?
   На фото Элиза стоит в профиль, она серьезна, морщинка чуть пролегает между бровей, она совсем не похожа на 16-летнюю девчонку, серьезна, изящна, самостоятельна. Но Сэмюэль пролистывает фото и показывает вторую. На ней она совсем иная – они стоят вместе и портят все фото, что должно было стать семейным, вставленным в рамку, смеются открыто, еще чуть-чуть и до слез, по бокам от них родители Сэма и мать Лизы, смотрят недовольно, но этим двое, кажется все равно. Именно тут она юна и как никогда привлекательна, он очень любит эту фотку, хотя себя на фото не любит в принципе, но не о нем сейчас. Сейчас он показывает, какой разной она может быть, и здесь, в клубе, она может быть разной.
   Этот вампир должен понять его желание помочь. Он ведь и сам не хотел пускать его в клуб, его – совершенно чужого человека, до которого ему совершенно нет дела – проговаривает мысленно словно мазохист, болезненно смакуя смысл раз за разом. Тем более должен понять нежелание мальчишки оставлять близкого человека в возможной беде.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

28

Почти сестра, значит. Ясно.
- Я понял. Покажи.
Он берет телефон и пристально рассматривает фото. Сначала одно, потом другое, перебирая в памяти все лица, виденные сегодня в клубе. Девочки среди них нет. Он бы запомнил. Слишком уж примечательное лицо. Симпатичная, но очень безбашенная. Сэм прав, что волнуется из-за нее. Такие в первую очередь попадают в неприятности. Особенно здесь.
Других людей на второй фотографии он примечает тоже. Наверное это родственники Сэма и этой девочки. Родители, скорее всего. Все они не вызывают у него никакой реакции. Люди любят делать странные семейные фото.
- Я все улажу, - говорит он, наконец. - Пойдем.
Конечно, он все уладит. Постарается, во всяком случае. В этом ведь и заключается его работа. Только Сэму он этого не объясняет. Ему совершенно не обязательно знать, чем занимается Зак, почему он сегодня в этом клубе. Не обязательно знать о том, что за последнее время в городе слишком много таинственных исчезновений. Пропадают люди... и лунатики. И все ниточки ведут сюда, в Evol.
И он берет Сэма за руку, - на этот раз совершенно иначе - не тащит за собой, а ведет, - и снова окунается в просвеченную темноту клуба. За время их недолгого отсутствия, там ровным счетом ничего не изменилось. Все так же лютует музыка, все так же извиваются на танцполе тела. Они просачиваются сквозь толпу к барной стойке, на то же самое место, откуда всего несколько минут назад Заккери увел Сэма.
- Коди! - вампир перегибается через стойку, дергая за рукав одного из барменов, ритмично трясущего что-то в шейкере и одновременно перешучивающегося с пухленькой рыжеватой девицей. Это тот самый бармен, которого минут тридцать назад уже пытался расспрашивать Сэм. - Да отвлекись ты! Ты мне нужен. Гляди. Видел эту девчонку?
Бармен оборачивается, смотрит сначала на экранчик повернутого к нему телефона, потом на Зака, и наконец замечает возле него Сэма. Моргает. Лицо его становится виноватым.
- Ой, Зак, я... Извини! Если бы я знал, что это ты ее ищешь...
Заккери давит в себе глухой порыв раздражения.
- Говори.
- Она ушла с ребятами Харви. Минут так двадцать-тридцать назад.
- Сама ушла?
- Что? А, нет, никто ее силком не волок, если ты об этом.
И снова виноватый взгляд в сторону Сэма.
- Ты знаешь, куда они могли поехать?
- Ну...
Бармен переступает с ноги на ногу, трясет в руках шейкер, но уже совершенно машинально, совсем забыв про него.
- Коди!
- Ладно, ладно! Я напишу тебе адрес. Но ты же понимаешь, ты же все понимаешь, да? - и такая мольба в глазах, что становится сразу ясно, что бармен до усрачки боится, причем как Зака, так и неведомых "ребят Харви".
- Разберемся.
И вампир протягивает руку.
Бармен что-то быстро пишет тупым карандашом на подвернувшемся клочке бумаги, протягивает Заку, но в последний момент не отдает, отдергивает руку.
- Заккери, я же не шучу. Я никогда не шучу. Если что...
- Зубов бояться - в рот не давать, - коверкает он известную поговорку, намекая, что тот сам выбрал для себя такую работу. - Утешься тем, что ты делаешь благое дело. - и вытягивает бумажку из скрюченных, напряженных пальцев. - Идем.
Последнее сказано уже Сэму.
Они выходят на улицу, но не успевают сесть в машину, потому что от входа в клуб доносится истошное:
- За-ак!
И по ступенькам, придерживая на плечах дорогую но бесполезную шубку, сбегает девушка. Красивая, но совершенно другой красотой, чем Матильда. Мулатка, с выбритыми висками и парой сотен тонких косичек, от быстрого бега хлопающих ее по спине.
Зак стоит спиной к девушке, лицом к Сэму, и на лице этом написано все, что он думает о своевременности ее появления, а губы беззвучно шевелятся, выговаривая витиеватое ругательство. Он всерьез задумывается о том, чтобы сделать вид что не слышит, быстро сесть в машину и уехать, но отметает эту мысль почти тотчас же, потому что у этой хватит безумия выскочить на проезжую часть и перегородить путь машине, размахивая руками. Когда он, наконец, оборачивается, лицо его снова непроницаемое.
- Джелайя, давай не сейчас, я сейчас очень занят.
Но она добегает и вцепляется в его руку, как клещ.
- Нет-нет, Зак, пожалуйста! Это не займет много времени. Но это срочно, и важно! И я тебя повсюду искала.
Последнюю фразу она говорит очень тихо, потому что замечает, наконец Сэма. И черти-что там сейчас творится у нее в голове, какие-то далекоидущие выводы она делает. И Заккери снова беззвучно ругается, и наконец, не сдержавшись, рявкает:
- В машину! Оба! Сэм, ты на переднее сиденье. Поехали.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Целовать тебя в шею. Целовать тебя всласть.[/STA]

+1

29

   Вот такое простое "Я все улажу" и рука в руке. Не верится. Иногда приятно переложить свои проблемы на чужие плечи или, иначе говоря, принять помощь от кого-то. Но Сэм чувствует себя ущемленным, жалким, беспомощным, слушая бармена, что только недавно соврал ему лично, а сейчас заискивающе выкладывает все, что знал его знакомому. Вот так. Он здесь никто и звать его никак, если бы он даже в лепешку расшибся, расспросил всех и каждого, излазил весь клуб вдоль и поперек, не навлекая гнев здешних обитателей, не пробуждая их аппетит к себе, Элизе он не помог бы ничем. Унизительно, неприятно чувствовать себя так. Подобное с ним не в первые — его родители преуспевающие люди и он мог бы быть вхож в определенные круги, но в них ему не уютно, примерно по той же причине. Элита и здесь элита, только этот мир совсем чужд, совсем непонятен и нереален, и ему тут не место. Так гадко это осознавать, и не потому что хочется быть среди них, они Сэмюэлю не нужны (хотя их загадки и полный отличий мир манят, не спорю), и он знает, что на самом деле не пустое место, что все у него хорошо и ему нравится то место, что он занимает в этой жизни и… И все равно гордость задевает чувство беспомощности. Когда же он перестанет так глупо верить людям (и не людям), распознавать ложь, быть хитрее и изворотливее? Наверное, никогда. И пожалуй впервые от этого настолько большой вред, а главное, что не ему, а той, за которой пришел. Рука непроизвольно сжимается сильнее на руке, Сэм сглатывает, смотрит, хмурясь, на бармена, "затаивает на него зуб". Мальчишка все прекрасно понимает, он не дурачок, хоть довольно юн и эмоции частенько занимают главенствующее место в принятии решения, и все же разум не молчит, пытается достучаться — у бармена есть причина для такого, логично, и он не в том положении, чтобы строить из себя обиженного, более того, пока что все складывается неплохо, хоть в этом нет его заслуги, он должен быть благодарен вампиру в белоснежном костюме за помощь, благодарен обстоятельствам и удаче, отбросив глупую гордость.
- Хватит страдать полной чушью, Сэм! Угомонись! Уймись! И заткнись! Тш-ш.
   И все же он смотрит волчонком на девушку, что бежит к ним по лестнице. Что этой еще надо? Одергивает себя, садится на переднее сидение, застегивает ремень слева от себя, стягивая поперек грудь. Вдох-выдох. Заткнись. Нашел время для ревности. Лиза сейчас в беде, идиот. Он и правда идиот, понимает, знает и ненавидит себя всей душой. Твердит имя подруги про себя и постепенно, кажется, переключается со своей первой влюбленности и сопутствующей слишком яркой эмоциональности на беспокойство, искреннее и сильное. Беспокоится есть о чем. И очень сильно. Сэм бросает быстрый взгляд на Зака (теперь он хотя бы знает его имя) — хмур, серьезен, кажется обеспокоенным, все о-о-очень серьезно. Хорошо, не сказать, что чудно, что он начинает волноваться все сильнее, даже когда это и правда заглушает всю личную дурь.
- Хоть бы жива, хоть бы здорова, хоть бы с ней все было в порядке. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.
[NIC]Сэмюэль Эмери Гаррет[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/3RMUz.png[/AVA]

+1

30

От Зака невозможно скрыть состояние Сэма. Он видит и сжатые в тонкую линию губы, и складочку между бровей. Он видит подавленность и тревогу, но чужая душа все-таки потемки, поэтому он не знает истинных причин и делает свои собственные выводы.
- Мы обязательно спасем ее. Слышишь? Не волнуйся.
Глупо давать обещание вот так. Не зная, сможешь ли его исполнить. Не зная, успели ли причинить этой девочке, Элизе, какой-то вред, и не успеют ли причинить его за то время, которое нужно машине, чтобы пересечь половину города, а Заку сориентироваться в лабиринте незнакомых подворотен. Но Заккери все равно произносит это вслух. Это больше чем обещание. Зарок. Потому что если не получится сделать это, если с девушкой что-то случится, он никогда больше не сможет спокойно смотреть в глаза Сэму... и себе.
Еще прежде, чем он успевает наказать Сэмюэлю застегнуть ремень безопасности, тот догадывается сделать это сам, и машина срывается в ночь, размазывая по стеклам тлеющие городские огни. Успела ли пристегнуться Джелайя, он даже не смотрит. Ей это не нужно. В зеркале заднего вида Зак ловит ее взгляд. В нем тоже тревога и нетерпение, а еще упрямство. Наверное она уже поняла, как некстати оказалось ее вмешательство в их сегодняшнее дела, но наверняка слишком долго готовила себя к этому разговору, чтобы теперь упустить шанс.
- Говори.
- Джет, - бойко начинает она, но под его пристальным взглядом сникает, ее решимость затухает, - опять попал в неприятности.
И глубоко вздыхает.
- И почему я не удивлен?
- Ты не понимаешь! На этот раз все не так. Это очень серьезно.
- А в прошлый раз, выходит, мы в игрушки играли.
- Да!.. Нет. - она соображает, что сказала что-то не то. - Ты не думай, мы правда тебе очень благодарны.
- Мы?
- Я.
Она точно знает, о чем он сейчас думает. Он думает о том, что если у Джета неприятности, то это он, а не она, должен сейчас сидеть в этой машине, и просить. Но ее парень слишком горд для этого. Или слишком глуп. Или то и другое вместе. А еще, разумеется, о том что он ее не достоин. Но это-то как раз встречается в жизни сплошь и рядом.
- Кому он должен денег на этот раз?
- Харви.
Громким свистом Зак обозначает свое отношение к ситуации вообще, и к судьбе Джета, в частности.
- Его убьют!
- Несомненно. - он не видит смысла врать или успокаивать ее. - Ну а чего ты хотела? Рано или поздно, это должно было случиться.
У Джелайи, кажется, начинается истерика. Это понятно хотя бы по тому, как судорожно она пытается прикурить, забыв о том что Зак вообще-то не любит, когда курят у него в машине. Наманикюренный палец снова и снова чиркает по колесику зажигалки, с тихим щелчком высекающей только бесполезные искры.
- Сэм, - ровным голосом говорит Зак, вместо того чтобы запретить ей курить. - Там зажигалка в бардачке.
И указывает подбородком.
Гораздо сильнее его волнует сейчас именно его состояние. Сэма. А еще странная пробка, непонятно откуда скопившаяся перед светофором. "Господи, куда едут все эти люди!? И почему именно сейчас?" Пальцы нетерпеливо барабанят по рулю.

[NIC]Зак[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/t/MhQc7.png[/AVA][STA]Целовать тебя в шею. Целовать тебя всласть.[/STA]

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [R] Спаси меня, если хочешь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC