Выбрать дизайн


http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/28663.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/72916.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/15594.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/81247.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.

11.09. - 17.09.
ПОСТОПИСЦЫ НЕДЕЛИ
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Комиксы и Игры » [R, Waha40k] Падение Ястреба


[R, Waha40k] Падение Ястреба

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[NC-21, Waha40k] Падение Ястреба

https://pp.userapi.com/c622718/v622718740/8d4c/YfZnfDlHBhM.jpg

время действия: Когда-то в М41.(потом обозначим более точную дату)
место действия: Сегментиум Ультима, Восточный Предел.

участники: Горт, Hentai Hunter.

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
Мир сорок первого тысячелетия - мир безумия, невежества, безысходности и почти непостижимой растраты жизней и надежд. Нету света познания, есть лишь бесконечные ужасы этой кошмарной Вселенной. Где бы вы ни были, никто не узнает о еще одной смерти и бесчестного множества, что омывают звезды кровью во время тысячелетий нескончаемой бойни под хохот жаждущих богов.
"Смерь – слуга справедливости. Смерть послужит тебе компасом. Смерть – слуга добродетели"

Отредактировано Горт (2017-05-07 11:28:58)

+1

2

Они стояли во полумраке. Если бы не тусклые сферы высвечивающие жалкий свет над каждой из стоящих в тесном кругу массивных фигур. Остальной зал тонул в бархатной, наполненной ароматами благовоний, темноте. Внутренний санктум караульной крепости «Парфеон Примарис» традиционно использовался для совещаний и брифингов. Не только в угоду догматам имперского культа, сколько из-за того, что зал был огражден от любой попытки вокс или пси-прослушивания. Даже самые мощные ауспики отразят лишь помехи на своих экранах. Это место идеально подходило для тайных собраний высшего командования и информативной подготовке команд Караула для предстоящего задания.
Восемь Астартес в черной с серебром броне молча занимали свои места в центре зала, чье освещение при таких немноголюдных собраниях обычно сводили к минимуму. Каждый космодесантник нес на себе зловещие символы Святой Имперской Инквизиции, символизирующий древний договор магистров Адептус Астартес с Ордо Ксенос. На правом наплечнике красовались различные гербы разных орденов Космодесанта. Лишь это говорило о происхождении воинов. У вех кроме одного, чей правый наплечник силовой брони был выкрашен в матовый черный цвет без каких-либо знаков отличия. «Черный Щит», чье подлинное имя и прошлое было неизвестно никому, возможно разве что только командорам и капитанам Караула.
Деантники образовывали замкнутый круг, посредине которого находился тщедушный старик, с встроенной в рот и горло вокс-решеткой. Его темные одеяния в виде мантии и алого кушака отличались простотой и практичностью. Чин инквизитора Горгиуса Нутерция выдавала лишь его священная инсигния, являвшейся одновременно ключом, открывающим практически любые двери. В лысую голову инквизитора было подключено множество поблескивающих проводов, уходящих за ворот его одежд. Лицо представляло собой мешанину морщин и шрамов, нос был муляжом, а глаза давно заменили бионикой. Инквизитор был высок, но опирался на искусно изготовленную трость из темного дерева с набалдашником в виде черепа. Рядом парил сервочереп, с мигающими огоньками в оптических линзах глазниц.
- Начнем, пожалуй, если вы не против господа. – заговорил Горгиус, нарушая тишину
Голос инквизитора скрежетал, словно кто-то водил пилой по ржавой железной сетке. Увы, восстановить голосовые связки не смогли даже лучшие адепты Магос Биологис. Яд тиранид слишком глубоко поразил ткани и нервные окончания. Аугментика встроенная в грудь и горло Горгиуса лишь блокировали пораженные участки, не позволяя заразе распространиться дальше. Инквизитор отказался от модификатора голоса, он гордился своими увечьями, полученными в схватке с чудовищем улья и не собирался этого скрывать.
- Истребительная команда «Корвус», ваша цель лежит за пределами священных владений Империума Человечества. – голос инквизитора оставался таким же неприятным, и звучал монотонно, без проявления эмоций. Нутерций с давних пор работал с Астартес и привык иметь с ними дело.
- Мир Лотрак, на данный момент числиться, как утерянный. Бывший добывающий мир на окраине Сегментиум Ультима. По имеющимся данным потерян для Империума сто шестьдесят стандартных лет назад. Известно, что планета была важна для Адептус Механикус и проводимые там добывающие работы структурировались техножрецами чуть более чем полностью. Возможно они планировали обустроить там кузню, но фактом очень мало. Однако нам удалось выяснить, что последний раз Лотрак выходил на связь шестьдесят два стандартных года назад. Занятно, не так ли?..
Горгиус позволил себе легкий смешок, прозвучавший скорее, как предсмертный хрип.
- Я вышел на след деятельности ксенаритов и в той скудной информации, что удалось добыть моим, агентам фигурировал Лотрак. Также удалось выяснить, что у магосов был закрытый комплекс лабораториума, вдали от основных мест обитания населения. Отряд высадиться на поверхность и произведет разведку. И если, обнаружите кого-то из техножрецов немедленно эвакуируйте. Возможно, что нам также удастся пролить свет на судьбу Лотрака.
Караульный сержант Астомар, из ордена Новамаринов выслушал вводную с каменным выражением лица. Пока что он не видел какого-либо стоящего повода для развертывания истребительной команды Караула Смерти. У него складывались подозрения, в которых он не был до конца уверен и не был готов озвучить. Он бы не стал сержантом Караула, если бы поддавался эмоциям, как Теале из Обагренных Ангелов или был бы столь же склонен к паранойе, как Гидеон из Темных Ангелов. И хотя эти качества братьев по отряду не раз способствовали успешному ходу операции, командир должен быть более гибким. Даже более, чем это диктует Кодекс Астартес. Будучи выходцем из ортодоксального ордена, Астомар не сразу мог принять такой подход, однако он был готов учиться. Все они учились друг у друга, но Новадесантник уже при вступлении в Караул обладал гораздо большим опытом в битвах с ксеносами, ибо его орден превозносил уничтожение чужаков в абсолют, считая, что лишь так Человечество сможет спокойно осваивать просторы космоса. Астомар быстро приспосабливался к разным условиям и тактическим задачам, а братья по отряду поделились с ним своим бесценным боевым опытом и воинскими умениями.
Однако сержант оставил свои мысли при себе. В конце концов у Инквизиции свои тайны, а Караулу нужны были лишь тактические данные и цель. И все это было предоставлено. Впереди отряд ждали две недели путешествия через варп и Лотрак…
Лотрак, мир павший во тьму, индустриальный ад, чей механизм давно остановился. Леса труб, ржавеющих мануфакторий, кое-где до сих пор коптящих небо болезненного желто-зеленного цвета. Постепенно обрушающиеся готические строения и прочие здания, походили на скелет огромного некогда живого существа. Суровые холодные ветры гоняли горсти пепла по загаженным шлаком пустошам. Землю окутывал туман из испарений ядохимикатов от отходов производства. Кислотные дожди медленно, но верно разъедали камень и сталь. Черные зиккураты некогда величественных сооружений Механикус зловеще темнели на горизонте. Лучи скудного солнца лениво переливались на потускневшей шестерне Марса. Падший, отравленный мир.
Тандерхок замер над ровной площадкой крыши неизвестного строения, паря на антигравитационной тяге своих двигателей. Сопла машины извергали потоки плазмы, опаляя рокритовую поверхность крыши. Погрузочная рампа открылась, подобно пасти чудовища из прошлого древней Терры, и отряд «Корвус» десантировался на планету, просто спрыгнув с рампы. Восемь массивных фигур, закованных в черную с серебром керамитовую броню, рассредоточились полукругом водя болтерами из стороны в сторону.
- Все чисто, караульный сержант. – пророкотал технодесантник Скраал из Сынов Медузы, сверившись с показаниями ауспика.
В воксе Астомара раздались щелчки-подтверждения от остальных братьев по отряду, использовавших только визуальные данные.
- Пилот, возвращайся на «Рубрус Редиктиум». Эвакуация через четыре стандартных часа в точке «Альфа-Примус». – обратился сержант к пилоту тандерхока.
- Вас понял, сержант. Да пребудет с вами Император. – раздался ответ.
Тандерхок заложив крутой вираж стал набирать высоту, постепенно удаляясь из вида.
Проводив машину взглядом, Астомар всеми мыслями сосредоточился на предстоящей миссии.
- Выдвигаемся по указанному маршруту, братья. – приказал сержант, перехватывая болтер в «походное» положение.
Они должны были пробраться по руинам до монорельсовой дороги, что вела из городского массива к очистительному заводу в горах, где располагался комплекс лабораторий техножрецов. Местность в низинах и на равнинах была заражена, и человек без скафандра или силовой брони умер бы в считанные минуты от удушья и отравления токсичными газами. По имеющимся данным в горах воздух был чище и подходил для дыхания, хотя для обычного человека в конечном итоге это все равно бы привело к большому количеству болезней и последующей смерти от рака дыхательных путей.
- Добро пожаловать на Лотрак… - прокомментировал безрадостный пейзаж Аквила.
- Ты что-то хочешь сказать, «Черный Щит»? – спросил Теале.
- Просто шутка, брат… - угрюмо ответил Аквила.
Сын Сангвиния хмыкнул, но ничего не сказал. Возможно дело было в немногословности самого Аквилы или само место было не особо смешным.
Астомар повел космодесантников вниз, к лабиринту из руин. Отряд «Корвус» был экипирован лучше, чем любое стандартное тактическое отделение Адептус Астартес, все были вооружены модифицированными болтерами, цепным и силовым оружием, а брат Волдон из Звездных Фантомов нес массивный тяжелый болтер, подсоединенный к его ранцу. Они были готовы к встрече с любым врагом, однако сержант Астомар предпочел бы обойтись в этой миссии без потерь и столкновений. Быстро добраться до точки, разведать местность, собрать данные и исчезнуть из этого Императором забытого места.
Члены отряда «Корвус» один за другим растворялись в зеленоватом тумане.
[icon]https://pp.userapi.com/c403931/v403931887/c4cc/Vry-pmfc0UU.jpg[/icon][nick]Астомар[/nick][status]Сержант Караула Смерти[/status]

Отредактировано Горт (2017-05-07 00:19:36)

0

3

...Ее время разделялось между «нельзя» и «можно». Все доступное, допустимое и недопустимое, спектр эмоций, чувств, одержимой ярости и жалости, жгучей как яд, помещалось между двух полюсов-состояний. В одном содержалось все, в другом не было ничего, только пустота и темнота, ожидание, подобное выстраданному терпению оружия в ножнах.
Ей безудержно нравилось «можно» и болезненно сковывало «нельзя».

Обнаженная, она сидела на полу, и в колени, в нежную кожу, не привыкшую знать ничего, кроме обволакивающей защиты силовой брони, вонзались мелкие камешки. Холодно. Там было темно и холодно, но так ей было легче сжиться с мучительными запретами, что стискивали свои челюсти, что смыкались над головой, покрывали всю ее скрежещущим панцирем. Тусклый свет датчика в дверях – кругом так темно, что даже он освещает тесный зал, сплетения выдранных из стены кабелей и пробитую стену. В этом свете колени и руки, упирающиеся в пол, кажутся бледными и призрачными, почти прозрачными, и в том удивительная тождественность видимости и содержания. Когда «нельзя», ее почти что нет на свете.
И полужизнь была похожа на удушье. Чтобы не вцепиться себе в горло, она обхватила себя за плечи, где на светлой коже были видны странные пятна, коротко обрезанными ногтями снова пыталась расцарапать себя, разодрать, наконец, то, что зудит и болит, и тянет нестерпимо, ночами и днями. Когда кровь поползла по рукам, Андрева, тихо выдохнув, легла на пол, свернувшись от холода калачиком, как животное. Она знала тщетность своих попыток, знала, что это не то, это не принесет облегчения надолго, и лорд был бы недоволен, если бы увидел... И так странно чувствовать, как, оказывается, может недоставать рядом кого-то. Кого-то непостижимого и, вроде бы, ужасно чужого и чуждого, но единственного, кто умел понимать каждую из них и точно знал, когда наступит «можно».
Только лорд был где-то под комплексом, работал, и у них тоже была работа. Не такая сложная, но ответственная – присмотреть, чтобы ему никто не мешал, и даже обидно, что мешать особо никто и не лез, местные были доверчивы и безобидны как дети. Если бы Андрева захотела, сестры бы уничтожили их всех за часовую операцию, и она хотела, очень хотела, но этого делать тоже было нельзя.

Сколько-то часов прошло, она потеряла счет времени, кровь успела свернуться, а слезы – высохнуть. Странным образом она не боялась холода, точно так же как ее повелитель, и в этом было что-то неестественное, дарованное извне и жуткое, хотя и не более жуткое, чем неровные роговые наросты, что проступали на плечах и левой руке прямо сквозь кожу. Иногда это нестерпимо чесалось и ныло, что-то менялось внутри, и можно было только перетерпеть, как терпела она навязчивую, болезненную заботу сестры, промакивающей расцарапанные плечи жгучей дрянью. Она сидела на кушетке, как нашкодивший подросток, низко опустив голову, вцепляясь руками в застеленный пленкой край, и это был островок привычного, нормального мира среди грязных сколотых стен, мертвых машин и мертвого камня. Они привезли с собой не так много, самый минимум, достаточный для того, чтобы как-нибудь просуществовать десять месяцев, из которых осталось еще больше половины.
- Посиди пока. Подсохнет и можно одеваться.
Она безжизненно кивнула – поняла. Светлые, лишенные пигмента волосы чуть колыхнулись. Когда тебя совсем немного, очень легко ждать, и время как вода, течет рядом и вокруг, ничего не задевая внутри. И она сидела, не меняя позы, словно оцепенела во льду, ждала, когда обещанное «пока» истоньшится и истечет. Но раньше, чем это случилось, что-то переменилось, прошуршала пленка, которой, за неимением лучшего, завешивался проем.
- Андрева! В нижнем городе кто-то щебечет в воксе, сообщения зашифрованы не так, как у местных.
Она медленно подняла голову. Кажется, с этим движением хрустнул лед, или просто скрежетнули части проступающего сквозь кожу зарождающегося панциря. Казалось, в светлых глазах вообще ничего не изменилось, не появилось никакой осмысленности, и женщина все так же смотрит внутрь себя, но спустя несколько секунд размышлений раздался низкий тягучий голос:
- Радиотишина. Четверых из тех, кто свободен, на разведку.
Сестра выбежала в коридор, в отдалении скоро раздалось дребезжание металлической лестницы, ведущей наверх, к узлу связи. Спустя несколько минут после приказа в воксе раздался отчетливый и знакомый всем щелчок, как звук снятого предохранителя, и, почти ощутимо в немногих обжитых коридорах и залах заброшенной крепости стала накапливаться незримая и неощутимая, но исподволь знакомая всем мутная красная пелена. Так выглядит их надежда, на всех одна, вдруг сейчас закончится опостылевшее «нельзя» и настанет потрясающее и ужасное «можно».

Из-за отсутствия связи суеты стало больше; сестры, как и обычные женщины, были любопытны и передавали новости друг дружке шепотом, морщась на неизбывное эхо выстроенных механикусами коридоров. Андрева узнавала почти все первой, и не столько потому, что была назначена присматривать за всеми остальными, пока нет лорда и Эрики, сколько потому, что стояла на верхнем этаже крепости, где они установили свои ауспики.
В черной траурной броне, которая так не шла ей, светлоглазой и светловолосой, Андрева уже ничем не отличалась от любой другой сороритас, что сотнями и тысячами сражаются под знаменами Экклезиархии. Священные лики-черепа, инсигния, точно так же напичканная чипами и ключами, символы лилий и роз... И никто никогда не догадался бы, что там, под черными пластинами, под сочленениями и фибромышцами, ноет и болит, прорастает наружу остриями цвета спекшейся крови. Они оборотни, такие же, как чудовища из старинных легенд, что подбирались к людям, к теплу и крову, жили рядом, пряча свою хищную сущность, свою скверну. Поразительный контраст между внешностью и содержанием.
А она никогда в жизни не видела ни лилий, ни роз и даже смутно представляла себе, что такое цветы, знала только значение метки на своей щеке, куда более значимое, чем какое-то нелепое растение, рисунок из древней книги. Флер-де-лис, клеймо позора, отметившего каждую из них. Позора происхождения, слепоты и уродства раздробленности внутри, с которым живут они все. Андрева очень смутно помнила, что когда-то не было столь болезненной и острой грани, не было ни пустоты, ни сдерживаемой ярости, не было жажды что-то делать, нечто такое, что для той, прошлой нее было бы страшным и невозможным... Теперь же просто стыдно перед лордом, его немым и бесконечно повторяющимся вопросом – «Зачем?», хотя и знает, зачем, и знает, почему.
Теперь только стыдно, и со стыдом этим жить уже всегда, до самого конца.
...Даже со склона город было почти невозможно просмотреть весь, обветшавший и заброшенный, он все равно оставался густым лесом шпилей и улиц, и четверым почти невозможно было бы обойти его весь, но, если это раньше срока вернулся Сехес, они непременно свяжутся и найдут его людей и транспорт, а, может, и его самого. Противоестественное любопытство колдуна к цели лорда не укрылось от внимания сестер, хотя оно и было закономерным. Все они, в конце концов, друг другу конкуренты и соперники.
Но тишина продолжалась и продолжалась. Двое сестер глазами крепости рассматривали панораму вдали, одна сидела в наушниках, пытаясь отыскать еще разговоры, кроме тех, которые уже записали – бессмысленный информационный хлам, если только у лорда в кармане вдруг не отыщется механикум, который сможет все расшифровать.
- Вижу троих... шестерых... нет, восемь человек!
Андрева наклонилась к обзорному экрану и, облокотившись на подлокотник кресла, аккуратно отвела в сторону длинные всклокоченные волосы сидящей перед ней сестры,  шумно вдохнула через фильтры.
- Дай увеличение... почисть помехи.
- Пыль, бесполезно.
- Это астартес.
- Наши?
И она медленно покачала головой.
С некоторых пор «наши» и «не наши» поменялись для них всех местами, и это было так давно, что уже стало практически нормальным полагать союзниками пугающих и зачастую довольно мерзких тварей, которых можно было только терпеть. А вот эти, чистенькие выродки, были чужими. Чужими не столько потому, что отвратительно себя ведут или представляют собой скопище пороков и мутаций, а потому что внутри у них  гниль, противоречащая всему этому напыщенному виду. Вывернутый психодоктринизацией  рассудок и имперское дерьмо в головах, так говорил лорд и в этом вопросе она была с ним полностью согласна.
Андрева коснулась рукой плеча сестры в наушниках, жестом попросила снять.
- Дай их частоту. Шифрование отключи.
- С вами говорит Андрева Феррана, палатина Адепта Сороритас, назовитесь, сообщите цель прибытия. Подтвердите прием.
[icon]http://savepic.net/9295913.jpg[/icon][status]из темноты[/status]

+1

4

[nick]Астомар[/nick][status]Сержант Караула Смерти[/status][icon]https://pp.userapi.com/c403931/v403931887/c4cc/Vry-pmfc0UU.jpg[/icon]

Марш-бросок через руины городских комплексов и ядовитые пустоши не предвещал чего-либо знаменательного. Стандартное походное построение, определяющее векторы стрельбы каждого десантника в случае возможного нападения. Обычные протоколы сухих докладов по закрытому вокс-каналу отряда «Корвус». Действия, отточенные на физических и психо-тренировках, доведенные до автоматизма. Совершенное орудие войны в руке Империума, кинжал и рапира, бьющие в самое сердце врага. Но Караул Смерти ставил себя и свои задачи на порядок выше тех, что лежали перед остальными Адептус Астартес. Спектр их возможностей и сил был поистине внушающим. Ордена Космодесанта отправляли в Караул лучших из тех, кто отличился в битвах с иными формами жизни. Караул брал этих воинов и совершенствовал, ибо его воины должны были выстоять перед самыми ужасающими порождениями ксеносов, и знать, как поступить правильно, отринув понятия долга, чести и подчас справедливости. Лишь так можно было уберечь человечество среди звезд от постоянной угрозы чужаков, готовых затопить Галактику, как морской прибой.
Астомар прошел через все это. Ранее он никогда не бы посмел бы даже обсуждать отклонения от Кодекса Астартес, но в Карауле он научился по-другому смотреть на вещи. Он познал коварную тактику сынов Льва и устрашающе-эффективную технику ближнего боя Кровавых Ангелов. Сержант освоил новые виды техники и оружия. Ордо Ксенос поставляло Караулу самое смертоносное оружие, в том числе и ксено-происхождения. В одной мисии ему пришлось сражаться мечом, что был выполнен из странного вида зеленоватого металла, что резал терминаторскую броню, словно бумагу. Пугающие технологии помогали в битвах, но все равно были сами по себе ересью, и после каждого использования приходилось проходить обряд епитимьи, дабы очиститься от скверны оружия ксеносов.
Пыль, состоящая из хлопьев ржавчины и песка, поднималась по ветру в загрязненный химикатами воздух и облепляла керамит брони космодесантников. Печати чистоты со словами священных обетов и оберегающих литаний мягко шелестели, потревоженные ветрами Лотрака. Унылый урбанистический пейзаж города сменялся еще более тусклым и однообразным видом пустошей с отходами.
- Засек вокс-сигнатуры – пробасил полумеханическим голосом Скраал по каналу отряда.
Отряд замер и рассредоточился по ближайшим укрытиям.
- Местоположение? – спросил Астомар, не удивленный таким докладом Сына Медузы.
Инквизитор Горгиус информировал их, что база техножрецов еще может частично функционировать.
- В процессе… - сквозь шипение статики ответил Скраал в своей обычной грубой манере.
Сержант уже не обращал на это внимание, технодесантник был ценным членом отряда, а его познания в области техномагии и машин не раз выручали группу.
И внезапно с ними связались. На этот раз сержант был удивлен. Но даже больше, встревожен.
«Какого здесь надо святошам?» Астомар знал, что Империум направляет агентов и проповедников к человеческим мирам за пределами своих границ, но что забыли Сестры на этом мертвом мире?
Однако некогда было особо задаваться этими вопросами, для сержанта был важен успех миссии.
- Соединяй. – велел технодесантнику Астомар.
- Говорит сержант Астомар, Караул Смерти. Это место объявлено зоной закрытой операции эдиктами и постановлением Ордо Ксенос. Нам приказано эвакуировать всех из обозначенной зоны.  Палатина, сообщите ваше местоположение и статус.
Закончив говорить, Астомар отключил исходящую связь на горжете доспеха.
Он полуприсел за большим куском скалебетона. Скраал опустился рядом.
- Связи с орбитой нет. Радиоактивные помехи. Надо подняться выше. – доложил технодесантник сквозь вокс-решетку шлема, используя обычную речь.
- Твои авгуры засекли источник? – спрашивал сержант.
- Источник находиться в конечном пункте маршрута, но данные не точные. Как я уже и говорил сильный радиоактивный фон…
Астомар кивнул, обдумывая ситуацию. Скорее всего придется менять все планы, и это было сложно без инструкций инквизитора, ибо произошедшее требовало его личного участия. Сержант не имел санкций на дипломатические переговоры, и тем более не мог принимать решения. Но похоже ему потребуется взвалить на себя и такой груз ответственности. Во всяком случае до тех пор, пока они не смогут связаться с кораблем Караула, зависшем над Лотраком, подобно наблюдавшей за нефом храма горгулье.

0


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Комиксы и Игры » [R, Waha40k] Падение Ястреба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC