Выбрать дизайн


http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/28663.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/17983.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/15594.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/81247.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/17634.css
http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/16067.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.
На форуме содержится контент 18+


ПОСТОПИСЦЫ НЕДЕЛИ
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [18+] voiceless


[18+] voiceless

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

[18+] voiceless

изображение на ваш выбор

время действия: апрель 2017
место действия: сеул

участники: юн хёнрёль & пак ынтэ

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
глухонемой, рисующий места преступлений, которые еще только произойдут, с поражающей четкостью. убийца или... 
детектив. мистика.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-10-09 22:58:00)

0

2

Многие люди любят после трудового дня посидеть в уютной кофейне, наслаждаясь тихими разговорами, приглушённой музыкой, вкусными напитками и десертами и атмосферой. Юн Хёнрёль не исключение. Сегодня один из удивительных вечеров, когда можно уйти с работы вовремя. Стоило бы, конечно, сразу же отправиться домой, чтобы поставить стирку, наконец, да протереть хоть пол тряпкой, но мужчина решает дать себе небольшую передышку. Больно насыщенной выдалась смена.
Устроившись за отдельным столиком и заказав большую чашку американо, Хёнрёль привычно осматривается, оценивая обстановку. Видит две юных пары и одну пожилую, трех подруг, двух женщин, перекусывающих в одиночестве, и мужчину, который устроился за дальним столиком. Вот этот человек, пожалуй, выделяется, поскольку он не просто сидит, думая о разном или копаясь в телефоне, он рисует! Почему-то обычно Хёнрёль такими себе художников и представляет: изящными, с тонкими пальцами и точёным профилем. Похожими на музыкантов...
- Ваш кофе! - бодрым голосом сообщает официантка и ставит перед мужчиной чашку. Тот благодарит её, отвлекаясь от своих размышлений. Достав телефон, принимается читать всякие новости, а после, отложив его в сторону, просто пьёт американо, прислушиваясь к словам песен, которые играют в кафе. У работников заведения отличный вкус. Музыка идеально сочетается с приятной горечью напитка, помогает почувствовать тот самый уют, которого так мало в повседневной жизни Хёнрёля.
Всё портит художник, которого мужчина заметил ранее. Когда он идет расплачиваться, предпочитая делать это у стойки, перед ним влезает какая-то девчонка, и приходится подождать, когда она закончит. Озираясь по сторонам, Хёнрёль сначала рассматривает открытки, выставленные на продажу, из которых, если верить табличке, можно вырастить цветы, а потом подходит к стене, чтобы оценить доску с прикрепленными к ней открытками со всего мира. И тут его взгляд падает на рисунок, которым так увлечён был всё это время незнакомец, сидящий как раз рядом почти с этой доской.
На рисунке изображено какое-то помещение, фигура человека со спины и расчленённое женское тело, части которого сложены вместе. Реалистично, со всеми подробностями.
Хёнрёль отворачивается с ощущением, будто его в грязь окунули. В его представлении такой художник должен рисовать что-то красивое, те же цветы, там, портреты, какие-то приятные глазу пейзажи или фантастические сооружения, в конце концов, а не вот это вот. Неужели людям не хватает острых ощущений? К чему всё это? Еще немного посмотрев на открытки, теперь невидящим взором, правда, мужчина идет оплачивать свой заказ.



[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

0

3

Мир Пак Ынтэ был до краев наполнен тишиной, разбавляемой лишь вибрацией, сопровождающей звуки, которые ему не дано было услышать, поскольку он был глухим от рождения. Он смотрел на людей вокруг, по движениям их губ, по выражениям лиц жадно считывая каждое слово, которое они произносили, силясь понять все, не упустить ни крупицы сказанного. Будучи ребенком он отчаянно стремился к общению с другими людьми до тех самых пор, когда главный человек в его жизни отвернулся от него.
Ынтэ не помнил этого сам, поскольку на тот момент ему было всего четыре года и к тому же детская память имеет замечательное свойство превращать плохие воспоминания в кошмарные сны, которые со временем становятся зыбкими, словно туман и точно также в конце концов исчезают. Но несколько лет спустя бабушка честно рассказала ему в ответ на расспросы почему мама не живет с ними, что та находится на принудительном лечении в психиатрической клинике после того как попыталась его, Ынтэ, убить. Став еще немного старше, он впервые встретился с женщиной, которая произвела его на свет, но та, узнав кто он такой, просто отвернулась. Ынтэ приходил к ней несколько раз, но ситуация неизменно повторялась.

"Ты слышишь мой голос?" - одна фраза, написанная краской из баллончика на стене заброшенного дома десятки раз. И в самом низу размашистое, нервное, Ынтэ был тогда на грани отчаяния и истерики: "Поговори со мной!"
Он не знал даже, к кому обращался, просто хотел перестать быть один и в то же время боялся, что снова увидит, как от него отворачиваются.

Однажды он возвращался домой из школы и не дошел до дома всего каких-то ста метров. Четырнадцатилетнего подростка просто скрутили, заломили руки и потащили куда-то в темноту. Он пытался вырваться, даже умудрился как-то ударить похитителя локтем в живот, на что получил такой удар по голове, что и без того едва различимый в темноте окружающий мир окончательно померк.
Очнулся он в каком-то пустом и сыром помещении с голыми бетонными стенами, больше всего похожем на какой-то подвал. В стену была вбита металлическая петля, цепь одним концом была пристегнута к ней, а другим крепко обвивала запястья подростка. Время от времени к нему приходил человек, лицо которого было скрыто обычной медицинской маской. Он что-то говорил, но Ынтэ понимал только, что он улыбался - видел это по собиравшимся в уголках глаз морщинкам. А потом похититель пытал его: тыкал раскаленным с помощью газовой горелки металлическим прутом в живот и бедра, отчего Ынтэ ужом вертелся и орал от боли. После этого похититель гладил его по голове, снова что-то говоря, и подносил к лицу подростка тарелку с едой, и тому  приходилось есть практически как собака. Продолжалось это несколько дней, а потом кончилось также внезапно, как и началось. Его нашли и спасли. В физическом плане, разумеется, спасти его израненную психику оказалось невозможным. Шрамы, оставшиеся от ожогов, со временем утратили свою первоначальную яркость и четкость, но до конца не исчезли, напоминая Ынтэ своим видом о тех нескольких страшных днях в сыром подвале.

И еще кое-что изменилось с тех пор: Пак Ынтэ стал видеть различные образы из будущего. Это случалось спонтанно, он не мог этого контролировать и, конечно же, боялся кому-то рассказать. Единственное, что ему оставалось - рисовать увиденные картины.

***
За столько лет можно было уже привыкнуть ко всему, так что когда очередное видение волной нахлынуло на него прямо у дверей кофейни, Ынтэ не удивился ни этому факту, ни той неприглядной картине, что открылась его внутреннему взору. Сев за дальний столик в углу, он сразу же достал скетчбук и набор простых карандашей и принялся переносить увиденное на бумагу, отвлекшись только когда официантка принесла ему меню. Девушка знала уже, что Ынтэ глухонемой, поэтому подождала, пока он откроет меню и, быстро пробежавшись задумчивым взглядом по строчкам, ткнет пальцем в одну из них. Записав заказ в блокнотик, девушка забрала меню и ушла готовить напиток.

Ынтэ почти заканчивал рисунок, время от времени отпивая из большого стакана ледяной фраппучино, когда какой-то незнакомец, вертевшийся рядом, посмотрел на него и сразу же отвернулся. Ынтэ усмехнулся и как ни в чем не бывало, продолжил рисовать. Ну да, не милота какая-нибудь. Рисунок детально изображал расчленение молодой девушки и, наверное, будучи раскрашенным, производил бы еще большее впечатление на тех, кто бы  его увидел. Незнакомец, расплатившись за свой кофе, ушел, а Ынтэ просидел там еще около двух часов, доводя рисунок до ума.

Следующим утром, ранним настолько, что рассвет едва занимался и звезды все еще были отчетливо видны на светлеющем небе, полицейские осматривали пустырь, где какой-то пьянчуга нашел расчлененное тело девушки. Части тела были тщательно вымыты и сложены вместе. От них разило чем-то химическим, видимо этот запах отпугивал бродячих собак, поэтому ни одна из них не пришла полакомиться свежим мясом. Пока криминалисты тщательно прочесывали каждый сантиметр огороженной желтой лентой территории в поисках улик, инспектор Ким Ёнун встретил подъехавшего к месту преступления Хёнрёля.
- С добрым утром, сонбэ, - радостно сказал ему этот вечно жизнерадостный увалень, протягивая банку с холодным кофе. - Будешь? Хотя если не уверен в своем желудке, то лучше пока не пей. Картина там, - он кивнул в сторону толпившихся возле расчлененного трупа специалистов, - не самая приятная. Впрочем, пойдем, сам увидишь.
Они вместе подошли к трупу и, пока Хёнрёль осматривался, Ёнун рассказывал о том, что девушку убили где-то в другом месте, судя по малому количеству крови на земле, затем расчленили, тщательно вымыли и обработали какой-то химической дрянью, от которой служебные собаки не соглашались даже на пару метров приблизиться к трупу. Следы, принадлежавшие, возможно, преступнику, нашли, но ни размер, ни рисунок подошвы много не говорил.
- Не скажите, - перебила его девушка-криминалист, как раз упаковывавшая инструменты в  специальный чемодан. - По крайней мере мы знаем, что оставивший эти следы левой ногой больше опирается на внутренний край стопы, чем на наружный. Скорее всего плоскостопие. При ходьбе не сильно бросающееся в глаза.
- В общем, такие дела, - подытожил Ёнун, почесав кончик носа. - Что думаешь, сонбэ?

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/ih41J.png[/icon]

Отредактировано mozart (2017-10-11 11:35:13)

0

4

Большая часть жестоких убийств совершается под покровом темноты. Это факт, как бы Хёнрёля это ни раздражало. Проснувшись ближе к утру от настойчивого звонка телефона, мужчина уже знает, что услышит, и ему очень хочется хоть раз просто взять и сбросить звонок, сделать вид, что разрядилась батарея, да продолжить спать дальше. Такое желание он испытывает каждый раз в подобных ситуациях, находясь где-то между бодрствованием и сном, но отвечает, тем не менее, всегда. Не становится исключением и сегодняшняя ночь.
Получив адрес и просьбу приехать немедленно, Хёнрёль выбирается из постели и первым делом ставит чайник греться. После принимает контрастный душ, чтобы взбодриться хоть чуть-чуть, и приводит себя в порядок. Завтракает парой тостов, запивая их противным растворимым кофе. Нормальный сейчас просто некогда варить, а совсем голодным на место преступления ехать не хочется.
Мужчина управляется со своими делами быстро, не отвлекаясь ни на интернет, ни на телевизор, ни на пустые раздумья, так что вскоре он уже едет по почти еще ночному городу, морально готовясь к очередному расследованию.
В этом деле главное - не жалеть себя, не думать о несправедливости и прочем. А еще сосредоточиться на текущем моменте. Научиться этому было непросто, но это того стоило. Хёнрёль давно уже не тратит силы на причитания, пусть и внутренние, о том, что ему приходится переться куда-то в такую рань, вместо того, чтобы лежать под одеялом, обнимая подушку. Ему не приходится бороться с самим собой, а значит, он сможет больше энергии направить на расследование.

На месте преступления специалисты уже работают вовсю. Даже инспектор Ким Ёнун уже здесь. Желает, как обычно, доброго утра и делает это так радостно, будто оно действительно хоть каплю доброе. Хёнрёль привычно отвечает ему легким кивком и кривой улыбкой, берёт банку с холодным кофе из его рук, потому что это то, что сейчас надо, не забывает поблагодарить. Открывает и пьёт прямо под слова коллеги о том, что лучше повременить с напитком, если не уверен в своём желудке. Ёнун обещает какую-то особенную картину, но мужчину мало трогают эти слова, за годы работы он многое успел повидать.
Инспектор докладывает о деталях дела, которые ему уже известны, пока Хёнрёль осматривает место преступления. Жертвой на сей раз является молодая девушка. Вот только убита она весьма необычным способом. Преступник расчленил её тело, но не стал прятать его части, как это обычно делают, наоборот, сложил их вместе, еще и обработав  каким-то средством, отпугивающим животных. Детектив разглядывает тело, стараясь абстрагироваться, хотя вид его ужасно мерзкий, и запах заставляет желудок сжиматься, и слушает, о чем говорит криминалист. А потом застывает вдруг, взглянув на тело с определённого ракурса. Отходит на пару шагов назад и отвечает на заданный вопрос:
- Похоже, у нас есть подозреваемый.

- Художник? Худой и с хвостом? - бариста с выкрашенными в рыжий цвет волосами задумчиво скребёт пальцами подбородок, - Ну да, есть у нас такой постоянный посетитель. Но он глухонемой и вообще тихий всегда, вечно сидит и рисует что-нибудь спокойно в своём углу. Не представляю, чем он мог Вас заинтересовать, - парень чуть кланяется Хёнрёлю и пожимает плечами, - Может быть, всё-таки не его ищете... 
Детектив отвечает, что им нужен именно этот человек, и тогда подаёт голос один из официантов, которые тоже присутствуют при разговоре.
- Он работает в магазине за углом. Как выйдете из кафе, надо повернуть направо и идти прямо по улице, а потом свернуть, не переходя дорогу, - выдав эту информацию парень, совсем еще молодой, тушуется и спрашивает осторожно, опустив глаза, - А что он сделал?
- Вот это мы и собираемся выяснить, - отвечает ему Хёнрёль, не собираясь, разумеется, выдавать тайну следствия. Еще даже журналисты не получили официальное сообщение о произошедшем преступлении, а значит, знать о нём пока не положено никому из посторонних лиц. Поблагодарив работников кафе за предоставленную информацию, детектив уходит. Сев в машину на пассажирское сидение рядом с водителем, указывает ему дорогу.
Глухонемой, значит... У Хёнрёля мало мешающих ему качеств, но они есть, потому что ото всех не избавишься, как ни старайся. Одно из таких - вспыльчивость. Виновность художника еще не доказана, но детективу уже хочется выбить из него душу, потому что кто ещё мог совершить это преступление, если не он? Откуда он мог знать детали дела, если не является убийцей?

- Да Вы что, этот ребёнок с детства даже мухи ни разу не обидел, как можно его в чём-то подозревать?! - возмущается дедушка, являющийся хозяином магазина.
- У нас есть для этого все основания, - заверяет его Хёнрёль пока еще спокойно и повторяет, - Пожалуйста, позовите его. Пусть выходит с вещами, мы отвезём его в участок.
- Но как же это... - причитает дедушка, а пара посетителей, так ничего и не купив, выходят из магазина. Раздосадованно махнув рукой, хозяин удаляется в подсобку, и возвращается через некоторое время вместе со своим работником. Это действительно тот самый художник, которого Хёнрёль видел вчера в кафе. Как же просто оказалось найти его!
- Он умеет читать по губам? - спрашивает детектив у старика, и тот кивает в ответ.
- Вы арестованы по подозрению в убийстве, пройдемте со мной, - четко произнося слова и глядя Паку Ынтэ в глаза, говорит Хёнрёль, - Советую не сопротивляться и сделать это добровольно.

Рюкзак у подозреваемого детектив конфискует еще в дороге. Покопавшись в нем, достает скетчбук и, пролистав несколько страниц, находит нужную. Ту, на которой изображено очень подробно место преступления. Даже части тела лежат именно так, как нарисовано. Прямо один в один.
- Сволочь, - цедит сквозь зубы мужчина и убирает блокнот на место, чтобы потом предъявить его как доказательство. Смотрит в зеркало заднего вида на Ынтэ и злится еще больше, потому что тот выглядит напуганным и нервничающим. Как будто бы это не он расчленил девушку прошлой ночью. Просто счастье, что выйти на него удалось так быстро, и всё обошлось одной жертвой, и очень жаль, что Хёнрёль и предположить накануне вечером не мог, что художник не просто рисует, а планирует преступление.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-10-10 21:41:39)

0

5

На следующий день с самого утра Ынтэ зависал на складе магазина, приводя там все в порядок. За прилавком в это время стоял директор и все шло ровно до того момента, когда старик вдруг подошел к мужчине и сказал, что за тем пришли полицейские.
- Ты что-то сделал, Ынтэя? - взволнованно спросил старик и Пак сразу же ответил уверенно, что нет, конечно же нет, и директор расслабленно выдохнул. - Ладно, пойдем.
Ынтэ, пожав плечами, вышел вместе с ним в зал и ошарашенно уставился на Хёнрёля, моментально признав в нем вчерашнего незнакомца из кофейни. А когда тот заявил, что Ынтэ подозревается в убийстве, у мужчины и вовсе душа в пятки укатилась. Он испуганно посмотрел на директора.
"Я ничего не сделал, правда!" - жесты из-за страха были немного смазанными и рваными. Старик ободряюще улыбнулся и похлопал Ынтэ по плечу.
- Все будет хорошо, Ынтэя. Полицейские во всем разберутся.
Пак, также быстро смекнувший, что именно послужило причиной такой уверенности полицейского в том, что убийца именно он, был совсем не уверен, что в участке вообще станут разбираться, но все же кивнул и пошел за вещами.

- Ну охренеть! - в очередной раз воскликнул Ёнун, рассматривая фото с пустыря и рисунок в блокноте Ынтэ. - Это что же, выходит этот ублюдок надругался над девушкой, затем убил ее, расчленил, а потом еще и преспокойно сидел рисовал результат?! Кстати, да, - он поднял серьезный взгляд на сонбэ, - криминалист Чон сказала, что убитая была изнасилована, скорее всего незадолго до смерти. Так, ладно, пойдем прижмем этого мерзавца, - сложив фото в папку, Ёнун решительно поднялся со стула и направился в допросную, где уже сидели подозреваемый и сурдопереводчик. Ким думал сначала остаться по ту сторону стеклянной стены, но, смекнув, что такая хрупкая женщина не справится с Хёнрёлем, если тот вдруг решит накинуться на подозреваемого с кулаками, тоже зашел в помещение, притащив себе еще один стул. Сев за стол, он положил перед собой папку и посмотрел на Ынтэ, мысленно удивившись тому, какими порой безобидными могут казаться психопаты-убийцы. Этот парень выглядел так, словно его самого кто угодно обидеть может, несмотря на явную физическую силу. Пак испуганно вздрогнул, когда полицейские зашли в допросную, нервно провел ладонью по лицу и заправил за ухо выбившуюся из небрежно завязанного хвоста прядь. И вообще потом он очень много двигал руками, то пряча их под стол, то начиная жестикулировать, то вдруг замирая и обхватывая пальцами правой руки кисть левой. Ёнун молча выложил на стол фотографии и раскрыл блокнот Ынтэ на нужной странице.
- Вам лучше признаться во всем добровольно, - сказал он, глядя на Пака. Тот посмотрел на рисунок и фото, потом на Ёнуна и мотнул головой.
"Это не я! Я не делал этого..." - он осекся и весь как-то сжался под полным ненависти взглядом Хёнрёля, который явно готов был вот-вот руками вытрясти из Пака признание. Даже женщина взволнованно тронула Ынтэ за плечо, призывая к спокойствию.
- Он говорит, что не делал того, в чем его обвиняют, - сказала она полицейским. И в тот момент, когда до срыва предохранителя в голове Хёнрёля оставалось всего ничего, в допросную вошел один из работников лаборатории и объяснив, что должен взять у подозреваемого образцы биологического вещества.
- Да, криминалист Чон просила передать, что жертва была убита вчера между семью и восемью часами вечера, - будничным тоном сообщил он Ёнуну, проведя процедуру и упаковав взятый образец. Когда мужчина вышел, Ким снова повернулся к Ынтэ и, усмехнувшись, сообщил:
- Как вы понимаете, нашим специалистам  есть, с чем сравнить Ваш ДНК. Еще раз настоятельно советую Вам чистосердечно во всем признаться: как и за что Вы убили Ким Сучжон? Нет? - переспросил он, когда Ынтэ опять покачал головой. - Хорошо, зайдем с другой стороны. Где вы были вчера между девятнадцатью и двадцатью часами?
Пак вдруг вскинул голову и уставился на Хёнрёля, только сейчас сообразив, что выражение лица детектива заметно поменялось.
"Вы же видели меня в кофейне. Я был там еще почти два часа, ушел незадолго до закрытия. Спросите персонал."
После того как переводчик объяснила, что пытался сказать Ынтэ, Ёнун озадаченно посмотрел на него, потом на сонбэ и, откинувшись на спинку стула, выдохнул:
- Да уж.

Результат анализа и подробный отчет из лаборатории был готов уже через час и принесен полицейским. Ёнун озадаченно листал свою копию, что-то невнятно бормоча себе под нос, потом отодвинул от себя тонкую подшивку. Совпадение биологического материала - ноль процентов, круглый, четко пропечатанный и вполне ясно говорящий о том, что кто бы там не изнасиловал убитую, это был не Пак Ынтэ. Обыск в его квартире также не дал никаких результатов: рисунок подошвы на всей найденной там обуви не совпадал с тем, который нашли рядом с трупом, а химия если и была, то только бытовая.
- Я все равно не понимаю: как он настолько точно изобразил место, где нашли труп, если даже не был там? - Ёнун хотел еще что-то добавить, но в дверь кабинета постучал один из офицеров и сообщил, что Пак Ынтэ ведет себя очень странно.
- Сначала он просто сидел на полу и не шевелился какое-то время, а потом как с цепи сорвался, стал колотить руками по решетке, аж кожу себе ссадил. И знаете что? Оказывается, требовал, чтобы ему дали листок и ручку. Сейчас сидит там под присмотром одного из наших людей и рисует что-то.

После того как Ынтэ увели из допросной обратно в камеру, он просто слонялся по маленькому помещению, чувствуя себя полностью опустошенным. Больше не было сил нервничать, бояться, поэтому он просто ждал исхода дела. А потом сел на пол и уставился на противоположную стену. Но видел не ее, грязную, исцарапанную, а пустырь недалеко от церкви и маленький детский приют. И посреди пустыря расчлененное тело молодой женщины, словно выставленное напоказ. Когда  видение пропало, Ынтэ понадобилось меньше трех секунд, чтобы понять: несмотря на свое недоверие к полицейским, он должен предупредить их о новом убийстве. Поэтому вскоре он так яростно молотил кулаками по решетке, привлекая к себе внимание.
И теперь он сидел в допросной под присмотром одного из офицеров и тщательно вырисовывал шариковой ручкой на белом листе бумаги церковь, жмущееся к ней одноэтажное здание приюта и пустырь со сложенными в центре частями тела. Он не останавливался даже когда в допросную зашел Хёнрёль. На свободном пространстве рисунка мужчина изобразил вертикальную табличку с надписью на ханча: "Милосердие", после чего, наконец, положил ручку на стол и посмотрел на детектива.

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/ih41J.png[/icon]

Отредактировано mozart (2017-10-11 14:06:35)

0

6

Перед допросом Ёнун долго поражается сходству фотографий с места преступления и рисунка подозреваемого, а также сообщает, что жертва была изнасилована незадолго до смерти, как сказали криминалисты. Хёнрёля эта новость не удивляет, он подозревал, что именно так и будет.

Допрос на сей раз проходит с участием четырех человек. Для того, чтобы с Паком Ынтэ было проще общаться, пригласили сурдопереводчика, к тому же, Ким Ёнун решает остаться в допросной.
Подозреваемый выглядит до того беззащитным, что это бесит. Вздрагивает, когда полицейские заходят, нервно заправляет за ухо прядь волос. Хёнрёль ловит себя на мысли, что не может представить, чтобы этот человек убил и расчленил кого-то, но тут же одергивает себя: с преступниками вечно так бывает. Мало кто из них имеет вид полного отморозка, коим является. Сев за стол и подождав, когда инспектор устроится тоже и выложит фотографии и улику, детектив еще раз озвучивает суть дела. Кратко поясняет, что сегодня под утро было обнаружено тело, называет место, где именно его нашли, добавляет, что на рисунке Ынтэ всё четко изображено, поэтому он служит неопровержимым доказательством его виновности. Инспектор добавляет, глядя на подозреваемого, что тому лучше признаться во всем добровольно, но Ынтэ только мотает головой и жесткулирует. Столкнувшись взглядом с Хёнрёлем, осекается вдруг, сжимается, словно хочет исчезнуть. И правильно делает, потому что тот действительно готов уже применить силу. Его раздражает, что мужчина строит из себя невинную овечку так убедительно. Жаль, что та бедная девушка, Ким Сучжон, столкнулась с другой его стороной.
Пак Ынтэ отрицает причастность к преступлению, о чем и сообщает им сурдопереводчик, которая явно волнуется и переживает за своего подопечного. И Хёнрёлю хочется уже треснуть кулаком по столу и притянуть мужчину к себе за ворот рубашки, вытрясти из него признание, как в допросную заходит пятый человек. Это работник лаборатории, которому именно сейчас понадобилось взять у Ынтэ образцы биологического вещества. Зная, что процедура много времени не займет, детектив даёт добро. Сложив руки на груди, ждёт, когда лаборант закончит. А тот говорит между делом, что криминалист Чон просила передать, что определили точное время убийства. Оно состоялось вчера между семью и восемью часами вечера.
Хёнрёль не может поверить своим ушам. Непонимание, вот, что он испытывает сейчас. Непонимание и бессилие. А Ким Ёнун, еще не зная ни о чем, усмехнувшись, сообщает подозреваемому, что теперь специалисты проведут сравнение его ДНК и ДНК преступника, и снова советует признаться в убийстве по-хорошему. Пак Ынтэ отрицательно качает головой, и инспектор спрашивает, где тот был вчера с семи до восьми вечера. И тогда мужчина смотрит на Хёнрёля, который до сих пор молчит, в упор. Говорит жестами, что был вчера в кафе и сидел там еще долго после того, как детектив ушёл, и женщина переводит его слова.
- Да уж, - выдыхает Ёнун, откидываясь на спинку стула. Это тупик. Хёнрёль и сам знает. Велев отвести пока Пака Ынтэ обратно в камеру, он уходит в кабинет. Ударив кулаком по столу, даже не оборачивается на инспектора, зашедшего следом.
- Как так может быть, что он не убивал, но нарисовал всё так четко? - недоумевает Ёнун и продолжает, игнорируя тяжелый взгляд сонбэ, - Случайность? Да нет, не может быть... Он чей-то сообщник? Ну знаешь, кто-то убил, потом получил картинку и разложил всё в точности, как там нарисовано? Да ну, бред, не имеет смысла...
- Бред, - коротко соглашается Хёнрёль совершенно бесцветным голосом, - Подождем результатов анализа. И еще, достань мне всю информацию на этого парня.

Отчёт вместе с результатами анализа приносят через час. Совпадение - ноль процентов. Детектив откладывает его в сторону сразу же, как видит эту строчку.
В квартире тоже всё чисто, никаких улик: химических веществ нет, кроме самых элементарных бытовых, рисунок подошвы, который нашли рядом с трупом, не совпадает ни с одним рисунком на найденной дома у Ынтэ обуви.
Ёнун еще раз говорит о том, что не понимает, как их художник так точно изобразил место, где нашли труп, раз вообще не при делах. Хочет сказать ещё что-то, но их разговор прерывает один из офицеров, о чем детектив не жалеет совершенно. Вряд ли инспектор выдал бы что-то дельное. А вот офицер с озабоченным видом сообщает, что Пак Ынтэ ведёт себя очень странно. Рассказывает, что сначала тот просто сидел на полу, не шевелясь, а потом стал колотить руками по решетке, привлекая к себе внимание. Оказалось, что хотел получить листок и ручку, и теперь, когда ему выдали требуемое, сидит и рисует что-то.
Рисует... Хёнрёль срывается с места и, чуть не сбив офицера с ног, направляется быстрым шагом к камерам. Ынтэ, выпущенный уже, сидит за столом и занимается своим делом под присмотром полицейского. Тот только пожимает плечами при виде детектива.
Хёнрёль садится рядом с мужчиной и ждёт, сходя с ума от нетерпения. Пак Ынтэ был с ними большую часть дня, и он ни с кем не связывался, совершенно точно. Откуда же он взял сюжет для своего рисунка? Ынтэ уделяет много внимания деталям, поэтому в какой-то момент детектив не выдерживает и начинает мерить помещение шагами. Ёнун же заглядывает пару раз и снова убегает куда-то по делам.
Наконец, когда рисунок готов, Пак Ынтэ кладёт ручку на стол и поднимает на детектива глаза. Тот мигом оказывается рядом с мужчиной, пододвигает к себе листок и жадно впивается в него взглядом. Снова пустырь, снова расчленённое женское тело, но на сей раз рядом расположена церковь и приют. На свободном пространстве листа изображена вертикальная табличка с надписью "Милосердие". Вызвав Ёнуна, Хёнрёль передает рисунок ему и приказывает срочно выяснить, где находится это место.
- Охренеть, - захлебывается восторгом инспектор, - Он что, предсказатель? Ну типа как... - встретившись со взглядом сонбэ, не предвещающим ничего хорошего, он улыбается и поднимает руки вверх, - Всё, молчу-молчу.

Поскольку Пак Ынтэ явно невиновен, его полагается отпустить, вот только перед этим Хёнрёль хочет поговорить с ним. Решив, что лучше это сделать не в допросной, он подвозит мужчину вместе с его вещами до раменной. Они оба давно не ели, поэтому начать лучше именно с ужина.
"Как вы это делаете?" - пишет детектив в блокноте, когда тянущая пустота в желудке, наконец, исчезает, - "Вы не связаны с преступником, мы в этом уже убедились. Но откуда тогда вам известно, как он поступит?". Закончив, он передает блокнот и ручку мужчине и ждёт ответа.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-10-12 19:03:37)

0

7

Стоило только Ынтэ поднять глаза на детектива, как тот сразу же оказался рядом, придвинул рисунок к себе и стал жадно рассматривать его, словно стремясь запомнить любую, даже самую мелкую деталь. Потом он вызвал другого полицейского и, сказав что-то - Ынтэ не смог разобрать, что именно, но предположил, что детектив велел коллеге узнать, где находится место, изображенное на рисунке - отдал ему листок. Ким, посмотрев на рисунок, пришел в полный восторг, начал говорить что-то про предсказателя, но поймав на себе тяжелый взгляд детектива, улыбнулся и поднял руки в примирительном жесте:
- Всё, молчу, молчу.
Он вышел из допросной, а Ынтэ сложил руки на столе и уткнулся в них лбом. Желудок сводило от голода, ведь мужчина с утра ничего не ел, и голова немного трещала, поэтому он очень хотел, чтобы всё уже закончилось поскорее.

К счастью, когда выяснилось, что к убийству девушки Ынтэ не имеет ровным счетом никакого отношения, долго держать его в отделении не стали, а детектив Юн даже вызвался подвезти его. Ну как вызвался, перед фактом поставил, а у Ынтэ не было ни сил, ни желания спорить. Тем более, когда они по пути завернули в раменную.
Ынтэ на свою порцию накинулся так, будто дня три голодал, даже закашлялся, но скорость не особо сбавил. Только опустошив чашку примерно на треть, остановился, выдохнул и, шмыгнув носом, потянулся за салфетками, чтобы вытереть его.
Когда они закончили с едой, детектив решил задать Ынтэ несколько вопросов и сделал это с помощью записей в блокноте. Мужчина прочитал написанное, потом посмотрел на Хёнрёля, тихонько постукивая ручкой по столу. С одной стороны хотелось просто рассказать обо всем, а с другой... Кто поверит в такое? Высмеет, покрутит пальцем у виска и это может быть еще самой безобидной реакцией. Впрочем, другого,  правдоподобного, объяснения Ынтэ сходу придумать не мог, поэтому написал следующее:
"Я не знаю.
Просто вижу это и другие вещи. Я не могу это контролировать и не знаю, когда именно произойдет то, что я увидел."

Вернув блокнот и ручку детективу, Пак жестом подозвал официанта и также жестами попросил рассчитать его отдельно от Хёнрёля. Парень не сразу понял, что от него хотят, но все-таки до него быстро дошло и он, на всякий случай переспросив, кивнул, попросил подождать и ушел оформлять счет. Расплатившись за свою часть ужина, Ынтэ попрощался с детективом и ушел.

На следующее утро Ким Ёнун заявился в отделение на полчаса позже начала рабочего дня и, бодро помахивая какими-то листками, плюхнулся на стул рядом с рабочим столом Хёнрёля.
- Держи информацию на нашего предсказателя, - сказал он, протягивая бумаги детективу. - Кстати, сонбэ, этот парень очень интересный персонаж. Ну ты сам тут всё прочитаешь, скажу только, что дед его, Хван Тэгю был очень известным певцом. Я покопался в интернете, он получил кучу наград. Его дочка тоже вроде как пела, но про нее в сети мало что есть. Я с трудом нашел пару записей и, скажу тебе честно, нисколько не вдохновился ее пением. В общем, читай остальное сам, - Ёнун задумался на секунду, почесав кончик носа, потом снова вскинулся: - Ах да! Место, которое Пак нарисовал вчера. Это приют, совсем крошечный и древний как моя бабушка. Кажется, его еще в начале японской оккупации построили. Находится, кстати, в ведении нашего отдела, хотя и расположен достаточно далеко. Я сейчас кофе выпью, а то с этим архивом даже позавтракать толком не успел, и съезжу на место, осмотрюсь, окей?
Получив от Хёнрёля добро, Ёнун убежал к кофейному автомату в коридоре и, вернувшись свой стол  со стаканчиком американо и с шоколадным батончиком, торопливо выпил кофе и, подхватив со стола ключи от машины, выскочил из кабинета, на ходу запихивая шоколадку в нагрудный карман куртки.

Последующие четыре дня были спокойными. Ынтэ работал в магазинчике, директор, обрадованный тем, что с его подопечного сняли все обвинения, посылал лесом всех особо упертых, считавших, что если уж Пака забрали в отделение, то он автоматически стал особо опасным преступником, которого следовало остерегаться. К тому же все вокруг обсуждали новость об убийстве Ким Сучжон. А Ынтэ просто ждал сообщения о новом убийстве, потому что не мог сделать ничего, чтобы его предотвратить.

- Да уж, - Ким  Ёнун разглядывал сложенные на земле части тела и прикрывал лицо платком, стараясь как можно меньше вдыхать отвратительный запах химикатов, которыми убийца снова обработал их. В этот раз труп обнаружили дети из приюта, убежавшие поиграть на пустырь после завтрака. В общем-то, в этом не было ничего удивительного: приют и церковь находились всего в полусотне метров от пустыря, который был отгорожен низким кустарником, из-за чего со стороны церкви и приюта труп разглядеть было нельзя. - Проклятый ублюдок...
Осмотревшись вокруг, они с Хёнрёлем пошли в приют, чтобы задать несколько вопросов самому старшему из детей, нашедших труп. Мальчишка, немного помявшись, рассказал, что они с другими детьми пошли погонять мяч, но увидели останки женщины, испугались и убежали. Ночью же никто ничего подозрительного не заметил. В общем, опять практически никаких зацепок кроме следов ботинок, которые, как оказалось, продавались почти в каждом спортивном магазине Сеула.

По вторникам Пак Ынтэ приходил в центр для детей с нарушениями слуха и учил малышей рисовать. В ведении у него была группа из восьми дошколят, о чем и рассказал Хёнрёлю директор магазина, когда тот пришел к нему в поисках мужчины. Старик сначала не хотел говорить с детективом, но узнав, что тот хочет только поговорить с Ынтэ, еще немного помялся и все же дал ему адрес центра.

Ынтэ как раз помогал одному из малышей исправить рисунок, когда боковым зрением отметил, что дверь в кабинет открылась. Повернув голову, он увидел детектива и, кивнув ему, указал на один из свободных стульев, стоявших возле стены. Когда время занятия вышло и дети стали собирать свои вещи вместе с родителями, которые, дождавшись окончания урока в коридоре, тоже зашли в кабинет, Ынтэ принялся наводить порядок. Управившись с этим и попрощавшись с последней вышедшей в коридор мамочкой, он достал из заднего кармана джинсов маленький блокнотик с карандашом и написал:
"О чем Вы хотите поговорить?"
Отдав блокнот с карандашом детективу, он присел на край подоконника, опершись на него обеими руками.

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

Отредактировано mozart (2017-10-12 17:49:50)

0

8

Ынтэ хоть и выглядит задумчивым, но отвечает довольно быстро. И это хорошо, на самом деле, иначе мужчина обязательно заподозрил бы его во вранье.
Смысл записки сводится к тому, что Ынтэ и сам не знает, откуда у него возникают видения. Просто возникают и всё, он не контролирует это и понятия не имеет, когда именно произойдет то, что он видит. Хёнрёль кивает вместо ответа и следит за тем, как недавний подозреваемый пытается общаться с официантом жестами. Не прерывает, потому что ему становится интересно, как Ынтэ справится самостоятельно. Раз не попросил помощи, значит, она ему в данной ситуации не нужна, так? Как это ни странно, мужчине действительно удается донести до официанта свои мысли и успешно расплатиться за свою порцию.
Оставшись в одиночестве, Хёнрёль сидит в раменной еще немного. Разглядывает чужие ровные буквы в своём блокноте, рядом с которыми его кривые и угловатые смотрятся странно, и размышляет о том, что у них пока нет никаких зацепок, и что, похоже, в ближайшее время случится еще один труп.
Хёнрёль жалеет о двух вещах: о том, что место, где нашли труп, не является местом преступления, и о том, что нельзя устроить хорошую такую засаду возле того пустыря, который Пак нарисовал в участке. Нельзя, потому что как объяснишь начальству, зачем тебе много людей? Рассмеются же в лицо, если правду сказать.

На следующий день Ким Ёнун опаздывает, и Хёнрёль уже начинает на него злиться, потому что у них, вообще-то, полно дел. Мужчину спасает то, что он приносит весьма любопытную информацию. Плюхнувшись на стул рядом с рабочим столом детектива, он протягивает ему бумаги, касающиеся Ынтэ, говорит, что тот оказался интересным человеком. Например, его дед был очень известным певцом, талантливым, даже награды получал. А вот на его матери природа отдохнула, судя по словам Ёнуна. Тот расстарался так, что даже пару записей нашёл.
- В общем, читай остальное сам, - говорит инспектор, а потом, опомнившись, докладывает и другие новости, на сей раз о месте, которое их предсказатель вчера нарисовал. Рассказывает немного про приют, упоминает, что находится он в ведении их отдела, хоть и расположен не близко. Обещает съездить туда после чашки кофе.
- Хорошо, дерзай, - отвечает Ёнуну детектив, в нетерпении листая бумаги, которые тот принёс. За такое он готов и две чашки кофе коллеге простить.
В общем, на долю Пака выпало много трудностей, вот, что узнает вскоре Хёнрёль, жадно вчитывающийся в строки. Всё началось с того, отец ушёл из семьи, когда ребёнку был всего год. И всё бы ничего, да только мать, которая с тех пор воспитывала Ынтэ одна, попыталась его убить по неизвестным причинам. Тогда Ынтаэ было всего четыре года. После этого женщина попала в психбольницу, где и находится по сей день. Ребёнка воспитывали дедушка с бабушкой, которые, к сожалению, уже покинули этот мир. Но это еще не всё: когда Ынтэ было четырнадцать, его похитили и больше недели держали в подвале, подвергая пыткам. После он ходил на консультации к психологу, которые, по мнению специалиста, были вполне успешными. То есть, сейчас с психикой у мужчины должно быть всё в порядке.
У детектива есть теперь много вопросов к Ынтэ, он он понятия не имеет, под каким соусом их задать. Остается попробовать разузнать еще что-то, чтобы получить еще более полную картину личности мужчины.

Следующие четыре дня убийца никак себя не проявляет. Хёнрёль с Ёнуном дежурят первые две ночи возле пустыря, а потом бросают это дело, потому что смысла нет. Не известно, когда преступник активизируется: через день, неделю или и вовсе через месяц. А может, следующее убийство и вовсе не состоится?
Расследование уже состоявшегося преступления не двигается с места. Подозреваемых нет, найти никого не удается, как полиция не старается. Начальство лютует, потому что дело необычное, весь город только его и обсуждает, выдвигая свои версии случившегося. Необходимо раскрыть его как можно скорее. Особенно потому, что уже прошёл слух о серийном маньяке. 

Труп находят на пятый день. В тот самом месте, изображённом на рисунке. И вот теперь совершенно точно можно говорить о серии, потому что жертва - снова девушка, тело которой разрезано на куски и обработано химикатами. Они пахнут ужасно, поэтому Хёнрёль тоже прикрывает лицо платком, как и Ёнун, с которым они осматривают пустырь вместе. Насмотревшись, направляются в приют, чтобы опросить самого старшего из детей, которые обнаружили труп. Ничего необычного не узнают: дети наткнулись на тело, когда пошли играть в мяч. До этого никто ничего не видел и не слышал, как обычно и бывает. Никаких зацепок. Снова.
Отправив полицейских узнавать, не слышал ли кто что в округе и не видел ли подозрительных людей, и поручив инспектору просмотреть камеры наблюдения, Хёнрёль решает наведаться к Паку Ынтэ. Вдруг у того снова были какие-нибудь видения?

Оказывается, магазином и кафе жизнь художника не ограничивается. Узнаёт об этом Хёнрёль от директора магазина. Старик не хочет сначала ничего ему рассказывать, и приходится заверить его, что Ынтэ нужен только для того, чтобы поговорить. Никакой полиции больше. Тогда-то директор даёт детективу адрес центра для детей с нарушением слуха, объясняет, что его подопечный по вторникам учит там дошколят рисовать. Это настолько неожиданно, что у Хёнрёля не получается скрыть удивление. Коротко поблагодарив старика, он выходит из магазина, чтобы сразу же поехать в этот центр.

Занятия идут вовсю, когда Хёнрёль заходит в кабинет. Детишки сразу отвлекаются, обращают на него своё внимание, и он кивает им всем сразу, а потом идёт туда, куда указал Ынтэ, чтобы не мешать. Садится и терпеливо ждёт, то рассматривая мужчину за работой, отмечая, что тому удается хорошо ладить с детьми, то копаясь в телефоне. Попутно делает для себя вывод: глухонемые дети - это здорово, потому что он них почти нет шума. Цинично, но правда ведь. Эта мысль наталкивает и на другие, уже о самом Ынтэ. Почему мать хотела избавиться от него? Что он сделал такого? Или причины не было, просто она съехала с катушек?
Наконец, занятие заканчивается и дети собирают свои вещи. Им помогают родители, которые заходят в кабинет уже после окончания. Многие из них обращают внимание на Хёнрёля, смотрят на него со смесью недоумения и беспокойства. Еще бы, незнакомый мужчина в классе, с чего бы? Изображать доброжелательность лень, поэтому Хёнрёль просто утыкается в телефон, игнорируя окружающий мир. Всё равно пока все не покинут кабинет, поговорить не получится.
"О чем Вы хотите поговорить?" - блокнот с такой надписью отдает Ынтэ Хёнрёлю, когда они остаются одни. Посмотрев на мужчину снизу вверх, потому что он стоит, в отличие от самого Хёнрёля, тот начинает писать ответ. Делает это быстро, как обычно, тем более, что вопросы уже готовы.
"Простите, что отнимаю время. Сегодня ночью произошло новое убийство. Как раз там, где вы нарисовали в прошлый раз. Больше вы ничего не видели? Может быть, место, где произойдет третье? И еще... Когда у вас появилась эта способность?", - дописав, он тут же отдает блокнот мужчине и тоже встаёт, потому что быть ниже больно уж не комфортно. Облокотившись о подоконник, терпеливо ждёт ответа, то и дело поглядывая на Ынтэ, который стоит сейчас к нему боком, испытывая иррациональное желание заправить выбившуюся прядь волос ему за ухо. 

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-10-12 23:33:13)

0

9

Детектив пришел, чтобы узнать, не было ли у Ынтэ новых видений, знает ли он, где произойдет новое убийство. Продолжая вчитываться в кривоватые строчки, Пак немного отодвинулся от Хёнрёля, потом посмотрел на него, криво улыбнувшись. Зачем ему было знать, когда у Ынтэ появилась эта способность? Паку так сильно не хотелось обсуждать свое прошлое с кем-то, тем более с практически незнакомым человеком, что в какой-то момент появилось отчетливое желание послать детектива к в пешее эротическое и попинать еще в нужном направлении. Крепко сжав карандаш, Ынтэ быстро черкнул в блокноте что-то, с силой ткнул его в грудь детективу и, отлепившись от подоконника, стал собирать свои вещи в рюкзак.
"14"
Одна единственная цифра, потому что Ынтэ никак не мог сформулировать мысль без обилия нецензурных слов, следовательно лучше всего было просто смолчать. Повесив рюкзак на плечо, он снова подошел к Юну, жестами сначала потребовал блокнот обратно, а затем велел детективу выходить из кабинета. Заперев потом дверь, мужчина отнес ключ охраннику и, попрощавшись с ним, вышел из здания центра и отправился в сторону магазина.

- Сонбэ, две новости, - без предисловий начал Ёнун, дождавшись, когда Хёнрёль возьмет трубку. Инспектор как раз сидел в машине, нервно теребя листочек с мелко написанными на нем адресами. - Во-первых, единственные работающие камеры, на которых видно пустырь, есть только на здании магазина, который находится так далеко, что на записях мало что можно разобрать, но я все равно отправил их нашим спецам. Во-вторых, мне наконец-то прислали адреса магазинов, где можно раздобыть ту дрянь, которой были обработаны трупы. Их в Сеуле всего два, так что сейчас я поеду расспрашивать тамошний персонал насчет каких-нибудь подозрительных покупателей.

Потратив на поездку почти два часа, Ёнун вернулся в отделение с обнадеживающими новостями. Продавец одного из магазинов быстро вспомнила странного покупателя, которому зачем-то понадобились химикаты в огромных количествах.  Описать его подробно женщина не смогла, но теперь у полицейских была информация о том, что возможный преступник выглядел примерно на тридцать пять - сорок лет, был среднего роста и достаточно плотного телосложения. С записями с видеокамер же пока не было никаких подвижек.
- Я оставил продавщице из того магазина свою визитку, она пообещала сообщить, если что-то еще вспомнит. А что там наш ясновидец? Не нарисовал еще подробный портрет преступника и место следующего убийства?

Прошла еще неделя, в течение которой убийца никак себя не проявлял. Ынтэ тоже не посещали никакие видения и он даже был рад этому, жил себе спокойно, работал, коротал вечера в кофейне, не обращая внимание на направленные в его сторону косые взгляды, которые все еще имели место быть, к сожалению. В общем, все шло не так уж и плохо до поры, когда в полицейском участке появилась зареванная старшеклассница. Всхлипывая и нервно натягивая короткую форменную юбку на колени (на правом алела огромная ссадина), девочка рассказала, что на нее напал какой-то мужчина, когда она возвращалась домой с курсов. Ей с трудом удалось вырваться и убежать. Пытаясь описать внешность напавшего, она немного путалась, от страха не запомнив ее как следует, но точно смогла сказать, что преступник был среднего роста и коренастым. И обут в популярные сейчас спортивные ботинки.
- Я такие своему брату на день рождения купила-а... - не выдержав, школьница окончательно разревелась, поэтому решено было оказать ей помощь в обработке ссадин и передать на руки матери, которая примчалась в участок сразу же, как только узнала о произошедшем.
Ынтэ в это время только что вернулся с работы. Разулся, стянул с себя куртку и, повесив ее в шкаф, устало поплелся в ванную, на ходу снимая с себя и остальную одежду. Хотелось поскорее смыть с себя накопившуюся за день усталость. Но сполна насладиться горячим душем мужчине не удалось - стоило только открыть кран, как перед глазами поплыло и  непрозрачные стенки душевой кабины сменились домом, из которого неизвестный тащил на себе девочку, бывшую без сознания. Правая половина ее лица была испачкана в крови, стекавшей из раны на голове. Закрыв кран и быстро вытеревшись полотенцем, Ынтэ торопливо влез обратно в только что снятую одежду и метнулся в комнату, где, схватив  первые попавшиеся лист бумаги и карандаш, принялся рисовать увиденное. Закончив, он помчался ловить такси, на ходу кое-как надев куртку и ботинки.
В участке его сначала понять не могли, потом пытались прогнать, но Ынтэ был слишком упрям и даже угрозы упечь его в изолятор на всю ночь не возымели должного эффекта, поэтому дежурный, скрипнув зубами, все же вызвал Хёнрёля, которому Пак сунул свой рисунок, как только тот вышел. И буквально через минуту у дежурного зазвонил телефон. Ответив на звонок, он сообщил, что мать школьницы, бывшей здесь парой часов ранее,  сообщила, что ее дочь похитили прямо из дома, когда женщина вышла ненадолго в аптеку за успокоительным. Прочитав это по губам, Ынтэ взволнованно посмотрел на Хёнрёля. Он сейчас очень жалел о том, что еще ни разу не увидел лицо преступника, только фигуру.

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

Отредактировано mozart (2017-10-13 18:36:39)

0

10

Ынтэ сначала отодвигается немного, будто испытывает дискомфорт от того, что Хёнрёль встал к нему слишком близко, а затем, прочитав вопросы, переводит взгляд на мужчину, криво улыбаясь. Злится? Что-то быстро черкнув в блокноте, Ынтэ с силой тыкает им в грудь Хёнрёлю и подходит к столу, начинает собирать в рюкзак свои вещи.
То ли звезды сегодня встали как-то по-особенному, то ли детектив переработал и получил-таки переутомление, то ли что, но ему почему-то кажется, что это очень... Мило что ли? Нет, не то. Скорее, провокационно-красиво. Даже рассердиться в ответ не получается. Тряхнув головой, чтобы прогнать наваждение, он смотрит в блокнот и видит число. Четырнадцать. Именно столько художнику было, когда его похитили и пытали. Может ли появление его способности быть связано с тем случаем? Обдумать этот вопрос мужчина не успевает, потому что всё еще злящийся Ынтэ подходит к нему и жестами сначала требует блокнот обратно, а потом прогоняет из кабинета. Заперев дверь, уходит, даже не попрощавшись.

Немногим позже, когда Хёнрёль уже едет в отделение после того, как заехал по делам в еще пару мест, ему звонит Ёнун. Без лишних слов сообщает две новости. Во-первых, проверили камеры. Единственными работающими, на которых виден пустырь, оказались камеры на здании магазина, который находится в отдалении. На них не разобрать ничего, но специалистам записи всё равно отправлены. Детектив чертыхается: толку от этого, как показывает практика, будет немного однозначно. Во-вторых, Ёнуну прислали адреса магазинов, где можно купить химикаты, которыми преступник обработал оба трупа. Их оказалось всего два на весь Сеул.
- Есть, - радуется Хёнрёль, - Жду твоего возвращения, - добавляет он и отключается. Хотелось бы верить, что инспектор принесёт хорошие вести. 
Ёнун приезжает почти через два часа. Рассказывает, что продавец одного из магазинов вспомнила странного покупателя, который приобрел химикаты в огромных количествах не так давно. Конечно, подробный портрет составить не получилось, но теперь хотя бы была информация о том, что преступнику лет тридцать пять - сорок на вид, телосложение у него плотное, а рост средний. Инспектор говорит, что оставил женщине свою визитку, и Хёнрёль кивает ему: возможно, если она хорошо подумает, то, действительно, что-то еще вспомнит. А может, преступнику не хватит запасов, и он придёт в тот магазин снова, кто знает.
- А что там наш ясновидец? Не нарисовал еще подробный портрет преступника и место следующего убийства? - спрашивает Ёнун, закончив делиться своими новостями и желая послушать чужие. Детектив качает вместо ответа головой, мол, нет, ничего такого.
- Кстати, я всё хочу спросить... - инспектор наваливается на стол Хёнрёля всем телом, будто желая приблизиться к детективу, - Ты правда веришь в то, что у него видения? В смысле, я-то понятно, но ты? 
- А есть еще какие-то варианты? - морщится тот, - Не поверил бы, если бы не видел собственными глазами. Ладно, первый рисунок, но второй он нарисовал прямо при нас, перед этим почти весь день проведя тут.
- Я думал, ты будешь настаивать на том, что так не бывает, и он сообщник преступника, - Ёнун широко улыбается, и Хёнрёль закатывает глаза.
- За кого ты меня принимаешь? В таком случае, главным был бы Пак Ынтэ, а тот, второй, был бы всего лишь исполнителем. Не реально и слишком сложно, учитывая все детали. К тому же, тогда Ынтэ должен был бы отправить ему все рисунки заранее, чтобы тот знал, как именно расположить части тела. Хватит уже об этом.
- Блин, было бы интересно узнать всё-таки, как он это делает. Я тоже так хочу, - мечтательно тянет Ёнун и, встретившись с тяжелым взглядом детектива, терпение которого уже почти исчерпано, спешит ретироваться. 

Преступник никак не проявляет себя неделю, целую неделю. Зацепок пока больше никаких, поэтому каждый день полицейские находятся в напряжении.
В один из дней Хёнрёль думает было наведаться к Ынтэ, но потом понимает, что, вроде бы, причин делать этого нет. Если мужчина что-то увидит, то, наверняка, сам объявится в отделении полиции. Не стоит доставать его сейчас, тем более, ему это явно не нравится. Мысленно выругавшись, Хёнрёль идет вот уже в который раз к автомату с кофе, и, взяв себе американо, возвращается к отчёту.

В один из дней дело, наконец, сдвигается с мертвой точки.
В отделении полиции появляется заплаканная старшеклассница, которая рассказывает, что на неё напал какой-то мужчина, когда она возвращалась после курсов домой, но она сумела вырваться и убежать. Описывая внешность преступника, путается, потому что от страха не смогла запомнить его толком. Но говорит, что он точно был среднего роста и плотного телосложения, и это описание совпадает с тем, что недавно дала продавец в магазине химикатов. Обут преступник был в модные сейчас ботинки, и, сообщив об этом, девушка начинает рыдать. Решив, что больше от неё добиться ничего не получится, ей оказывают помощь в обработке ссадин, а потом передают матери, которая вскоре появляется в участке. 
Настроение у всех после случившегося хоть и настороженное, но довольно приподнятое. Получить сведения о преступнике, и при этом обойтись без трупа, это дорогого стоит.
- Девчонка молодец, - говорит Ёнун, жуя шоколадный батончик, - Ну что там, когда уже конец смены? Жуть как хочется домой.
До конца смены инспектора остаётся каких-то полчаса, когда дежурный вдруг вызывает Хёнрёля, говорит, что его ищет какой-то странный глухонемой тип.
- Похоже, наш художник пришёл, - бросает детектив коллеге, и первым направляется к выходу из кабинета.

На рисунке, который Ынтэ пихает Хёнрёлю сразу же, как только тот появляется в помещении, та самая старшеклассница, которая была у них некоторое время назад. Только теперь она без сознания, и лицо её в крови, а преступник тащит её, бездыханную, на себе из какого-то дома.
- Охренеть... - выдыхает инспектор, который, едва поспев за Хёнрёлем, тоже рассматривает теперь рисунок. Дежурному же тем временем поступает звонок, который касается как раз той самой девушки. Ей мать сообщила, что дочь похитили, когда она осталась там в одиночестве. Женщина вышла ненадолго за успокоительным, а когда вернулась, то дома уже никого не было.
- Твою мать, - Хёнрёлю хочется смять рисунок, выместить на нём свою злость, но толку... Указав на Ынтэ, он говорит дежурному:
- Запомните этого человека, когда бы он не пришёл, направляйте его ко мне сразу же, Вам ясно? - голос детектива звучит до того грозно, что дежурный втягивает голову в плечи и коротко кивает. Позвав Ынтэ за собой, Хёнрёль возвращается в кабинет, по дороге звонит и отдаёт распоряжения. Преступник не мог далеко уйти, а значит, есть шанс схватить его и не допустить очередной жертвы.
- Я поеду тоже, - говорит детектив Ёнуну, - А ты останься тут с ним, вдруг, что-то еще увидит. Будь на связи.
Похлопав художника по плечу, Хёнрёль чуть ли не выбегает из кабинета. Времени мало, надо спешить.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-10-13 21:03:58)

0

11

- Боже мой, да сядьте Вы! Хватит мельтешить! - воскликнул Ёнун, не выдержав, когда Ынтэ, взволнованно кусая губы и нервно жестикулируя наворачивал уже десятый, кажется, круг по кабинету. Для пущей убедительности он даже за плечо художника схватил и попытался усадить его на стул, но тот отвесил ему такую оплеуху, что у Кима аж в ушах зазвенело.
"Не трогай меня!" - о том что инспектор не знает языка жестов, Пак как-то забыл, полностью поглощенный переживаниями за похищенную девчонку и почему-то за детектива Юна, который менее получаса назад умчался ловить преступника. Нет, первые минут десять Ынтэ честно пытался сидеть спокойно на выделенном ему стуле, но в конце концов не выдержал и теперь ходил по кабинету, действуя тем самым на нервы инспектору, который тоже не в состоянии полной безмятежности пребывал, между прочим.
- Пак Ынтэ-шши! - воскликнул он, снова вцепившись в плечи мужчины и хорошенько его встряхнув. - Пожалуйста, не нервничайте, - продолжил он уже спокойнее, обрадованный тем, что Пак наконец-то перестал дергаться и замер, удивленно глядя на него. - Сядьте. Хотите чаю?
Ынтэ неуверенно кивнул в ответ и Ёнун, чуть улыбнувшись, мягко подтолкнул его в сторону стула, а сам, проверив наличие бумажника и телефона в кармане куртки, вышел из кабинета. Сбегав до кафетерия на противоположной стороне улицы, он вернулся с двумя картонными стаканчиками чая, один из них протянул Ынтэ, который, что удивительно, продолжал послушно сидеть на стуле. Тот жестом поблагодарил его и протянул было руку, чтобы взять стакан, но вдруг замер, невидящим взглядом смотря перед собой.
- Эй, Пак Ынтэ-шши? - удивленно протянул Ёнун, похлопав художника по плечу. А тот вдруг вздрогнул, резко поднял на него глаза и вцепился в его запястье, так что инспектор от неожиданности даже стакан выронил. - Блять! Что Вы делаете?!
Вскочив со стула, Пак начал быстро жестикулировать, но Ёнун только покачал головой, недоумевающе глядя на попытки мужчины что-то сказать. Тогда Ынтэ схватил со стола какой-то листок и ручку, торопливо написал на нем что-то и показал Киму.
"Детектив Юн" - Ынтэ сделал левой рукой движение, будто воткнул нож себе в бок. Тогда Ёнун, наконец-то, понимающе закивал.
- Не волнуйтесь, он не даст этому ублюдку что-то с собой сделать.
И, чтобы окончательно успокоить художника, да и себя заодно, он позвонил Хёнрёлю.
- Сонбэ, тут у нашего ясновидца было видение, - сообщил он, как только детектив ответил. - Он видел, как преступник ранил тебя ножом. Будь осторожен.

- Давай, просыпайся, - мужчина похлопал девочку по щекам, а затем расстегнув молнию на кофточке, крепко сжал сосок через тонкую ткань майки, отчего она вскрикнула и открыла глаза. Она лежала на кровати, но это была не спальня и даже не больничная палата - бетонные стены были голыми. Голова кружилась, на щеке ощущалось что-то липкое, неприятно стянувшее кожу, пахло кровью и сыростью. Руки были привязаны к чему-то за головой, а рот закрывал кусок строительного скотча. - Ну и доставила же ты мне проблем, - сказал мужчина, усмехнувшись так, что девочка в панике задергалась и начала плакать. Он резко схватил ее за запястья, наклонившись почти к самому лицу, шумно втянул носом воздух и улыбнулся. - Тише, малышка, скоро все закончится.
Отстранившись, он попытался стянуть с нее домашние штаны, но девочка закричала и попыталась пнуть его, тогда преступник резко схватил ее за ногу и, достав из кармана складной нож, раскрыл его, перехватил покрепче и, снова навалившись на девчонку, прижал лезвие к ее щеке.
- Может, ты хочешь, чтобы вместо своего дружка я всадил этот нож в твою маленькую киску? Представь, как я проворачиваю его в тебе... - он вдруг осекся и прислушался. Потом выругался и, поднявшись, подошел к двери. -
Кажется, у нас гости. Я схожу поприветствую их и вернусь к тебе, милая. Не уходи никуда, хорошо?
Сложив нож и сунув его обратно в карман, он вышел из подвала. Дверь закрылась и девочка, услышав щелчок запираемого замка, стала кричать еще сильнее. Мужчина усмехнулся и крадучись пошел по полутемному сырому коридору туда, где ему должен был встретиться незваный гость, посмевший вторгнуться в его жилище. Кто бы это ни был, он убьет эту сволочь. Не для того он попытался сбить собак со следа с помощью хлорки перед тем как увезти свою жертву на машине, чтобы теперь кто-то помешал ему осуществить задуманное.

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

Отредактировано mozart (2017-10-16 15:38:14)

0

12

Побег девочки явно не входил в планы преступника, а потому, когда он пришёл за ней во второй раз, то просто не успел, видимо, учесть всё. Собаки не брали след, но зато на одну из камер попала машина, на которой он и увёз жертву.
Обычно детективам приходится работать уже с трупами, поэтому Хёнрёль из кожи вон лезет, чтобы в этот раз не пришлось. Поднимает всех на уши, добивается, чтобы выделили еще людей, чтобы отследили, куда поехал преступник. Когда ему сообщают, где находится автомобиль, сразу же направляется туда вместе со своей группой.
Звонок Ёнуна застает Хёнрёля в машине нервничающим, раздраженным, желающим только одного сейчас: поймать урода, решившего, что он имеет право лишать людей жизни. Инспектор, на его счастье, обходится без предисловий, сразу говорит, что у Ынтэ было еще одно видение, и касалось оно на сей раз самого Хёнрёля.
- Он видел, как преступник ранил тебя ножом. Будь осторожен, - детективу в первую секунду хочется послать Ёнуна, отвлекающего его от дела с такой ерундой. Вот только перед глазами сама собой возникает короткая совсем, но отчего-то щемящая сейчас сцена, как их художник заправляет своими тонкими пальцами выбившуюся прядь волос за ухо, и это немного отрезвляет.
- Спасибо. Буду, - искренне отвечает Хёнрёль и отключается.

По-хорошему, стоило дождаться подкрепления, а не разделяться, чтобы прочесать территорию. Вот только времени у них слишком мало, чтобы еще и терять его. Каждая минута, а возможно, даже секунда на счету. Одно дело - найти тело и понимать, что ты ничего не мог сделать, чтобы предотвратить убийство, и совершенно другое - иметь возможность спасти, но упустить её.
Когда Хёнрёль идет один по мерзкому полутёмному коридору, спускаясь в подвал одного из домов, рядом с которым они нашли брошенную машину преступника, ему становится немного не по себе. Он не уверен, что нашёл то, что искал, но ему кажется, что это место очень хорошо бы подошло для того, чтобы держать там жертву. У детектива пистолет и хладнокровность, на которой он старается сосредоточиться. Не думать сейчас о жертве, не испытывать эмоций, сконцентрироваться на задаче, вот, что сейчас необходимо сделать.
Мужчина среднего роста, коренастый, тот самый, которого описывала и девчонка сегодня, и продавщица в магазине химикатов несколько дней назад, нападает неожиданно, крепко сжимая нож в руке. Если бы не Ынтэ, Хёнрёль, наверное, не отреагировал бы мгновенно, не успел защититься бы от удара. Тот всё равно попадает в цель, но не в бок, а в правую руку чуть повыше локтя. Преступник ориентируется быстро: вытаскивает нож и снова бросается на детектива, не давая ему передышки. Вот только сила на стороне Хёнрёля, да и дерется тот не менее хорошо, всё-таки, в полиции работает.
Драка выходит короткой. Для детектива главное - выбить нож у преступника, что ему удается довольно быстро, да скрутить того. Удерживая мужчину, Хёнрёль стреляет из пистолета пару раз в воздух, надеясь, что это привлечёт внимание, потому что телефон в подвале, прямо скажем, ловит не очень.

Когда на убийцу надевают наручники и уводят его, Хёнрёль, зажимая рану на руке, идет вместе с другими полицейскими искать девочку. Она оказывается совсем рядом, в подвале. Рыдает от пережитого стресса всю дорогу, пока её везут в больницу. Детектив, которому уже оказали первую помощь, садится рядом с ней на заднее сидение, пытается приободрить её, но получается как-то не очень. Моральная поддержка - явно не его конёк.
Странно, но радости нет, хоть всё и закончилось хорошо, только облегчение и усталость. Хёнрёлю кажется, будто его выжали, как лимон. В больнице ему промывают рану, проверяют, не задеты ли сухожилия, и сообщают, что нет, повезло, не задеты. Накладывают швы, делают прочие необходимые манипуляции и отпускают с миром.
Стоило бы сразу отправиться домой, наверное, но Хёнрёль едет в отделение, хоть оно и находится дальше. Вообще-то он полагает, что увидит там только Ёнуна, но надеется, совсем немного и явно безосновательно надеется, что и Ынтэ его ждёт. В смысле не его, а новостей о девочке, конечно же.

- Сонбэ, как ты? - инспектор набрасывается на Хёнрёля с порога, зачем-то пытается обнять и задевает больную руку.
- Тихо ты! - прикрикивает на него мужчина, скривившись, - Всё в порядке, сядь, - через плечо Ёнуна он смотрит на Ынтэ, который тоже подхватился и смотрит теперь с нескрываемым волнением.
- Спасибо, - благодарит художника Хёнрёль, когда подходит ближе, не отводя при этом взгляда. Хочется трактовать его беспокойство исключительно в свою пользу. Коротко рассказав Ёнуну и Ынтэ, как всё прошло и в каком состоянии находится девочка, стараясь при этом не отворачивать лица, чтобы последний мог читать по губам, Хёнрёль отпускает инспектора домой. Благодарит за то, что ждал и был на связи. Ёнун с его неуемной энергией крутится вокруг, не уходит сразу, но, как только он скрывается за дверью, детектив берет за стола блокнот и пишет в нём еще более коряво, чем обычно: "Пойдемте куда-нибудь поедим? Я ужасно проголодался". 

Они снова сидят в раменной. Хёнрёль заказывает то же, что и в прошлый раз, и, пока готовят заказ, пишет в том же блокноте: "Почему Вы ждали меня всё это время?" Хочет спросить еще что-то, но мысль сформулировать не получается, поэтому, опустив ручку, передаёт и её, и блокнот Ынтэ.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-10-18 00:07:08)

0

13

Удача обязана была оказаться на его стороне, ведь он находился на своей территории, плюс элемент неожиданности и все прочее, но этот чертов полицейский оказался таким проворным, будто заранее знал, куда он будет бить. Завязалась короткая драка, из которой полицейский вышел победителем, и это злило до крика.
"Неужели конец?" - пронеслась в сознании паническая мысль, когда на его руках защелкнули наручники. Прохладный металл тесно обхватил запястья и мужчину затрясло. - "Нет, нет... они не докажут мою причастность к тем двум убийствам..." - подумав так, он немного расслабился и попытался удобнее, насколько это было возможно, устроиться на заднем сидении машины, на которой его повезли в тюрьму.

Когда, спустя еще пару часов, Хёнрёль наконец-то появился в участке, Ынтэ в первое, очень короткое, мгновение захотелось подскочить к нему, ощупать, убедиться, что цел, но Ёнун вскочил со стула быстрее, чем отрезвил и вернул в реальность. Увидев,  что от прикосновения к плечу детектив скривился, как от  боли, Ынтэ взволнованно посмотрел на него - неужели все-таки его задели? Черт возьми, ведь предупредили! Зачем вообще полез на рожон?! Вспыхнувшая  было злость угасла также быстро, когда Хёнрёль подошел к нему и поблагодарил, глядя в глаза. Пак неуверенно покачал головой в ответ и оборвал на середине рваный жест рукой.
Рассказав как все прошло и что теперь с девочкой, Хёнрель отправил инспектора Кима домой, а Ынтэ предложил сходить куда-нибудь поесть. Поскольку тот проголодался за это время не меньше, чем детектив, спорить он не стал.

Они снова пришли в раменную и, пока готовился заказ, детектив Юн решил задать Ынтэ вопрос, который, кажется, очень его волновал. Прочитав написанное в блокноте, Пак посмотрел на Хёнрёля, пожал плечами и, убрав за ухо лезущую в лицо волнистую прядку, быстро написал:
"Волновался."
Смысла придумывать какой-то другой ответ он не видел. Ведь и правда волновался и за ту девочку, и за детектива.

После рамена было тепло, уютно и хотелось спать, что не удивительно - все-таки время было уже позднее. Ынтэ устало  потер глаза и подозвал официанта, чтобы оплатить свою часть ужина. Так как это оказался тот же парень, что и в прошлый раз, и он запомнил Пака, то уточнил только:
- Вам посчитать отдельно? - и получив положительный ответ, ушел оформлять счет.
Расплатившись, Ынтэ достал телефон, чтобы вызвать такси через приложение, но детектив, заметив это, предложил подвезти его. Пак посмотрел на появившуюся на дисплее надпись "нет свободных машин" и, снова подняв глаза на Хёнрёля, кивнул, соглашаясь.

Пока ехали, его все-таки разморило и он задремал, прижимая к себе рюкзак. Проснулся от того, что детектив толкал его в плечо, часто заморгал, недоуменно осматриваясь. Обнаружив, что машина стоит около его дома, жестами поблагодарил Хёнрёля и попрощался с ним, и вышел из машины.

Всего через пару дней спокойной жизни у Ынтэ появился очередной повод для встречи с детективом Юном. Прямо посреди ночи появился, видимо решив, что поднимет настроение мучившемуся тогда бессонницей художнику. Вот только увиденная им картина нисколько не радовала. Но как бы там ни  было, а утром, настолько ранним, что ни детектива Юна, ни инспектора Кима в участке еще не было, Ынтэ дожидался их,  успешно игнорируя недовольные взгляды дежурного, и теребил в руках рисунок, на котором был изображен мальчик лет двенадцати-тринадцати, сидящий на полу в какой-то тесной полутемной комнатушке. Видно все это было будто через люк с решеткой.
Наконец, детектив и его помощник появились в участке и Ынтэ, не теряя времени, вскочил со скамьи, на которой до сих пор сидел. Ёнун почему-то расплылся в радостной улыбке, замахал руками, здороваясь с художником, а потом посмотрел на протянутый полицейским рисунок и нахмурился.
- Сонбэ, похоже у нас тут похищение ребенка? Я запрошу сводки, вдруг уже кто-то обратился по этому поводу.
И не теряя времени, он сел за телефон. Но через несколько минут выяснилось, что о пропаже детей за прошедшие сутки никто не заявлял. Тогда Ёнун снова придвинул рисунок ближе к себе и стал внимательно рассматривать его. Через пару минут изучения деталей, он поднял голову и посмотрел на Ынтэ:
- На нем школьная форма, какого она цвета? Цвет?
Ынтэ в ответ показал пальцем на свою фиолетовую кофту.
- Ага, - инспектор кивнул и повернулся к Хёнрёлю. - Нашивку с гербом школы почти не видно, но именную табличку вроде можно прочитать. Посмотри, это ведь Хван Дарым? Было бы неплохо найти этого мальца до похищения и постараться проследить за ним.
Поскольку инспектор сидел к Ынтэ полубоком, тот понимал только половину из сказанного им, но куда больше Пака волновал сам факт похищения ребенка. Этот мальчик, он ведь даже младше, чем был сам Ынтэ, когда оказался в подобной ситуации. Что с ним станет? Что если ему тоже причинят боль? Не глядя больше на полицейских, мужчина поднялся со стула и, выйдя в коридор, нервно провел ладонью по лицу, потом подошел к окну и, с силой ударив обеими руками по подоконнику, уперся в него, опустив голову.

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

Отредактировано mozart (2017-10-18 14:40:13)

0

14

Ынтэ пожимает плечами и заправляет непослушную прядь волос за ухо, прежде чем пишет короткий ответ. "Волновался." У Хёнрёля теплеет на душе и от этого жеста, и от слова, так что он решает не спрашивать ничего больше, просто позволить себе немного насладиться обществом художника, раз уж оно, оказывается, может так греть.
После рамена хочется спать, и не одному Хёнрёлю. Больно тяжелым выдался день. Ынтэ устало трёт глаза и первым зовёт официанта, чтобы заплатить за себя. Детектив же, подперев голову рукой, лениво смотрит на это всё, гадая, почему Пак не даёт ему шанса заплатить за них обоих. И сегодня, и в прошлый раз ведь он был инициатором совместного ужина.
Расплатившись, Ынтэ достаёт телефон и открывает там приложение по вызову такси, что отлично видно Хёнрёлю с его места. Это уже не лезет ни в какие ворота! К счастью, уговаривать художника долго не приходится, он соглашается на предложение подвезти сразу же.

Хёнрёль разглядывает задремавшего на соседнем сидении Ынтэ минут пять, не меньше. Обращает внимание на все доступные взгляду детали, которые раньше было просто толком не рассмотреть. На пушистые ресницы, на довольно тонкие аккуратные губы, на родинку, украшающую кончик носа.
Достав блокнот и ручку, действуя тихо, чтобы не разбудить мужчину раньше времени, Хёнрёль пишет на листке, прежде чем вырвать его и положить в карман чужой куртки: "Спасибо Вам за помощь в этом деле и за то, что Вас волновала сегодня не только судьба девочки. Мне жаль, что пришлось подозревать Вас в самом начале расследования. Если это возможно, позвольте мне в следующий раз за Вас заплатить."
Помедлив еще несколько секунд, мужчина толкает Ынтэ в плечо, настойчиво, но мягко. Тот просыпается быстро, недоуменно осматривается, сонно моргает и, вернувшись, наконец, в реальность, показывает что-то жестами, благодарит, очевидно, а затем выходит из машины.

- Да ну, ерунда какая-то! - с досадой восклицает Хёнрёль, захлопнув крышку ноута правой рукой, и тут же закусывает губу от боли. Сегодняшний выходной день он решил потратить на отдых, но, не найдя ни одного толкового фильма для просмотра, сам не заметил, как оказался на сайте с видео-уроками по обучению языку жестов. Уроки понятные, вроде бы, но получается у мужчины, как ему кажется, скверно. Выпив чаю и успокоившись немного он, тем не менее, снова возвращается к ним и к вечеру всё-таки умудряется что-то выучить. Даже перед зеркалом тренируется немного, чтобы перестать думать о том, как глупо он выглядит. Помогает, надо сказать, не очень.
- С блокнотом проще, - констатирует факт Хёнрёль, глядя в глаза своему отражению, и качает головой. И зачем ему всё это?

Следующий рабочий день проходит тихо и ровно. Детектив даже рад тому, что можно, наконец, немного позаниматься всякой рутиной, которую он давно откладывал на потом из-за нехватки времени.
Хёнрёль полагает, что так пройдет вся неделя, на самом деле, но на следующий день их с инспектором ждёт сюрприз. Давно ждёт, по словам недовольного дежурного. Ёнун, увидев Ынтэ, радуется ему, руками машет, а детектив лишь улыбается сдержанно. Именно сейчас ему становится немного неловко отчего-то за свою записку, подкинутую столь детским образом, к тому же, он догадывается, что художник явился в такую рань не просто так, и это заставляет внутренне собраться.
Ынтэ действительно показывает им новый рисунок. На нем изображен мальчишка лет двенадцати, запертый в тесной комнате, которую видно через люк с решёткой.
- Сонбэ, похоже у нас тут похищение ребенка? - нахмурившись, спрашивает инспектор, и Хёнрёль кивает, гадая, состоялось оно уже или нет. Уже через несколько минут Ёнун выясняет, что нет, никто не заявлял о пропаже детей за прошедшие сутки. На это остаётся разве что вздохнуть: слишком сложно будет предвосхитить события. Невозможно даже. Инспектор надежду теряет не так быстро, правда, всё разглядывает рисунок, пытается уцепиться на цвет формы ребёнка, чтобы выйти таким образом на школу.
- Было бы неплохо найти этого мальца до похищения и постараться проследить за ним, - говорит Ёнун, и Хёнрёлю хочется отрезвить его, сказав, что они банально не могут взять людей для такого задания. Как они вообще объяснят начальству, почему они двое вместо работы поехали к какой-то школе? Да и как у них получится определить ту самую школу, и того самого паренька по одному лишь рисунку?
Ынтэ выходит из кабинета внезапно, и, глядя ему вслед, Хёнрёль понимает вдруг, какие эмоции, должно быть, сейчас им владеют. Махнув рукой, детектив велит Ёнуну собираться.
- Попробуем сделать всё, что в наших силах, - говорит он инспектору, - Но ты же понимаешь?
Тот понимает, но соблазн попытаться отвести от ребёнка на рисунке беду слишком велик.

Поза Ынтэ выдаёт его с головой. Прежде чем уехать, Хёнрёль подходит к нему, разворачивает к себе за плечи и обещает:
- Всё будет хорошо. Если не получится предотвратить похищение, то постараемся найти его быстро. А Вы идите домой, Вам надо отдохнуть.

Школ, в которых форма фиолетового цвета, оказывается несколько. Ёнун и Хёнрёль ездят по городу весь день, посещая их, говорят с начальством, но толку от этого никакого. Было бы здорово иметь возможность выставить по наряду полиции возле каждой школы, но у детектива её нет. Даже призрачной.
Дело сдвигается с места ближе к ночи. В отделение приезжают мужчина с женщиной, желая подать заявление о пропаже сына. Спорят с дежурным, который утверждает, что сутки еще не прошли, а значит, этого пока сделать нельзя. Настаивают и, в конце концов, оказываются в кабинете у Хёнрёля с Ёнуном.
При виде фото сдержаться сложно, на самом деле, потому что на нём, чёрт возьми, тот самый ребёнок с рисунка Ынтэ. Инспектор даже присвистывает. Родители же рассказывают, что их мальчик пропал сегодня, но полиция обязана начать его искать, так как он не выходит на связь.
- Наш мальчик никогда бы не стал так поступать, - плачет мать, а отец, приобняв её в попытке хоть немного успокоить, тянется за телефоном, на который пришло сообщение.
- Это похититель! - сообщает он изменившимся голосом и позволяет себе несколько нецензурных слов, потому как в ммс, которое пришло с не определившегося номера, фото сына и сообщение с требованиями.
- Я не собираюсь это выполнять! - сообщает мужчина сразу же, разозлившись, - Они что, пытаются повлиять на ход дела таким образом? Ублюдки! Я не... Вы, - он указывает на Хёнрёля, - Вы обязаны найти моего сына и посадить этих уродов!
Чтобы добиться от родителей похищенного ребёнка точных сведений, приходится сначала успокоить их, и тут на помощь приходит Ёнун, потому что детективу этот фокус почти никогда не удается. После они записывают все сведения, которые могут помочь делу, отправляют заявки на срочный просмотр камер возле школы, обещают утром отвезти телефон мужчины специалисту, вдруг определить, с какого номера пришло сообщение, всё-таки можно.
Когда родители, немного успокоившись, уходят, Хёнрёль идёт в автомату, чтобы сделать себе кофе, и, вернувшись в кабинет, говорит коллеге:
- Поехали домой, завтра будет сложный день.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-10-18 22:58:32)

0

15

Когда кто-то схватил Ынтэ за плечи, вытряхнув его из собственных невеселых мыслей, он в первый момент дернулся от испуга, но увидев, что это детектив Юн, почти сразу успокоился. Детектив обещал, что все будет хорошо, что они постараются если не предотвратить похищение, то найти мальчика как можно быстрее.
"Да, как же..." - Ынтэ криво усмехнулся, на секунду прикрыв глаза, после чего вздохнул и покивал головой, мол, всё понял. И ушел, но не домой отдыхать, а на работу. Ему в любом случае сейчас не сиделось бы спокойно дома. А так он хотя бы поможет одному конкретному старику - на складе магазина давно пора прибраться как следует.

- Ну что, Ынтэя, ты устал? - спросил директор, сопровождая свои слова необходимыми жестами, когда, заперев дверь за последними покупателями, зашел на склад, где Пак как раз заканчивал складывать пустые коробки. Он пожал плечами в ответ и жестами ответил, мол, не сильно. - Что-то так захотелось выпить немного, - продолжил старик тем временем, придав своему лицу самое беззаботное выражение. - Одному не интересно. Составь мне компанию?
Ынтэ вообще-то не хотелось сейчас с кем-то пить, но рассудив, что сидеть в дома в одиночестве, не зная, куда деться от беспокойных мыслей об этом чертовом Хван Дарыме, будет куда хуже, согласился. Минут через десять они с директором дошли до небольшой закусочной, много других жителей района расслаблялись после трудового дня с помощью алкоголя, вкусной еды и разговоров с соседями по столу. С места, которое заняли Ынтэ с директором, Паку было хорошо видно телевизор, там как раз показывали вечерние новости. Ынтэ лениво, краем глаза поглядывал иногда на экран, больше уделяя внимание своему пиву и гребешкам, но вдруг встрепенулся и и присмотрелся: крутили сюжет о каком-то из природных парков, как он смог понять. И, по ходу дела, брали интервью у кого-то из администрации.
Хван Чжэвон.
Ынтэ понадобилось минут пять, не меньше, чтобы сообразить, что к чему. Неспроста ведь у похищенного мальчишки такая же фамилия. После этого первой мыслью было набрать смс детективу Юну, но Ынтэ быстро осадил себя: во-первых, номера детектива у него тупо нет, во-вторых, не факт, что между Хван Чжэвоном и Хван Дарымом есть связь и, наконец, в-третьих, Хёнрёль обо всем и без помощи Ынтэ узнать способен. Пак сделал все, что в его силах и теперь ему оставалось только наблюдать за всем со стороны и ждать.

- Воды! Кто-нибудь, умоляю, воды! - жалобный голос Ёнуна разлетелся по всему участку, гулко ударяясь о стены. Сам же хозяин голоса на подгибающихся ногах дошел до диванчика и рухнул на него навзничь.
- Сколько драмы, вы только гляньте, - хохотнул один из офицеров, налив в стакан воды из графина и подойдя к Ёнуну. - Ну что, драмаквин, сам подняться и попить сможешь или тебя напоить? - мужчина выразительно подвигал бровями. Но этого было слишком мало, чтобы смутить Ким Ёнуна. Резко подхватившись и встав, он обнял коллегу за талию, притянув к себе и жарко прошептал на ухо:
- Почему бы и нет, милый? Давай, напои.
"Милого", похоже, к такому повороту жизнь не готовила. Закашлявшись, он нервно оттолкнул от себя Ёнуна и буркнув "идиот", сунул ему стакан и ушел за свой стол. Ким же, широко улыбнувшись, выпил воду и, вернув стакан на место, подсел, наконец, к Хёнрёлю, чтобы отчитаться о результатах проделанной за минувшие несколько часов работы.
- В общем, сонбэ, похоже, что мальца похитили в то время, когда он добирался на дополнительные занятия по английскому. Обычно его из школы забирала домработница и сопровождала его на курсы, а потом они вместе ехали домой, но вчера почему-то мальчик ушел из школы один. Это мне охранник рассказал. Он также сказал, что за время своего дежурства никого подозрительного не заметил. Наши спецы вроде как тоже ничего сказать не могут. Так вот, дальше: из школы он уехал, а вот до языкового центра, где проходят курсы, не доехал. Собственно, преподаватель английского поэтому и позвонила его родителям, ведь раньше Дарым занятия если и пропускал, то только по болезни и об этом ее всегда предупреждали заранее. Такие дела, в общем. Слушай, сонбэ, - Ёнун придвинулся ближе к Хёнрёлю и заговорил, немного понизив голос. - Может, Пака еще раз расспросим? Ну вдруг он что-нибудь еще видел? Детали там какие-нибудь?

Весь день Ынтэ жутко хотелось спать, ведь вместо того, чтобы отправиться давить на массу когда пришел накануне домой, он полночи провел в интернете, выискивая информацию о Хван Чжэвоне, о его семье, о деятельности. И нашел пару интересных статей о том, что этот чиновник отчаянно защищает какой-то из природных парков, на месте которого уже несколько лет собираются построить развлекательный городок. И большая проблема в том, что все зеленые насаждения в результате будут уничтожены, равно как и обитающее там зверье. А главное, Ынтэ нашел фото с какого-то мероприятия, где семья господина Хван была запечатлена в полном составе. Снимок был старым и Дарыму тогда было еще лет девять, но за три года он не изменился до неузнаваемости. Ынтэ хватило ума сложить два и два и получить в результате, что похитил ребенка тот, кто хочет, чтобы чиновник отступился от защиты парка. Мысль об этом не давала ему покоя весь следующий день, к тому  же он не перестал переживать за самого ребенка, поэтому, едва только его рабочий день закончился, Ынтэ метнулся к участку. Хотя бы спросить, как продвигается дело. Но у самых дверей вдруг передумал и, отойдя в сторону, нервным движением убрал вечно выбивающуюся из хвоста прядь волос за ухо. Сев на скамейку недалеко от входа, он скрестил руки на груди и стал задумчиво разглядывать мыски своих ботинок. Следовало успокоиться.

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

0

16

Дома тихо так, будто время замерло. Хёнрёля никто не ждёт, кроме старого большого кактуса, поэтому ему порой кажется, что жизнь здесь действительно останавливается, когда он уходит на работу.
Сделав себе рамён быстрого приготовления (на то, чтобы заказать обед в какой-нибудь кафешке или приготовить самому, нет ни сил, ни желания), мужчина идет с кастрюлей в комнату и садится на диван. Прежде чем начать есть, включает ноутбук и запускает очередной урок по языку жестов. Пока жуёт, внимательно слушает, пытается что-то повторять, то и дело откладывая кастрюлю и палочки. Возмущается, когда что-то не получается, и радуется, выполнив упражнение верно.
Удивительно, но этот час, выделенный для себя, очень сильно помогает Хёнрёлю, несмотря на то, что он не валяется на диване и не смотрит что-то развлекательное, а занимается саморазвитием. Его мозг занят, ему некогда отвлекаться на мысли о работе, и это замечательно. Нет ничего хуже, чем думать о деле двадцать четыре часа в сутки.
Уже лежа в кровати, мужчина думает о том, как сказать жестами спасибо и пожалуйста, как предложить помощь и как что-то поведать о себе. Прокручивая в голове прошедший урок, не замечает, как засыпает.

Следующий день приносит много нового. Пока Ёнун ездит по делам, Хёнрёль пытается найти информацию об отце похищенного мальчика Хван Чжэвоне. Этот чиновник достаточно интересный, это стало понятно детективу еще вчера. Хван делает упор на многие важные вещи, в том числе, на экологию. Отличается целеустремленностью. Продвигает многие проекты и защищает природные парки. На одну из статей на эту тему детектив обращает особое внимание. В ней говорится о том, что на месте одного из таких парков хотят уже несколько лет построить развлекательный городок. Чтобы это сделать, планируют уничтожить всю растительность и обитающих в парке зверей. Ясное дело, что для людей, которым городок должен принести огромные деньги, это и жертвой-то не кажется. И единственным препятствием является Хван Чжэвон. Об этом же мужчина кратко поведал вчера, получив ммс с требованием прекратить свою программу по защите природных парков. Правда, и про другие он тоже рассказывал...
Позвонив Хван Чжэвону, Хёнрёль предлагает ему встретиться еще раз, и мужчина приезжает на удивление быстро. Спрашивает, есть ли новости насчёт сына, и огорчается, когда получает отрицательный ответ, а потом даже прикрикивает на детектива.
- Пожалуйста, успокойтесь, - немного нервно просит его Хёнрёль, - Мы делаем всё возможное. Сядьте, я хочу еще раз поговорить с вами о том, кто был больше других заинтересован в похищении ребёнка.
Чиновник теперь рассказывает о парках, которые защищает, более подробно.
- Больше всего дохода принесёт территория, на которой хотят построить городок, - делает вывод Хёнрёль, - Расскажите всё, что знаете о людях, желающих её заполучить.

Ёнун появляется, как всегда, эпично. На этот раз он жалобно и громко просит воды, будто умирать собрался, на подгибающихся ногах доходит до диванчика и падает на него. Хёнрёль закатывает глаза, глядя на одного из офицеров, который решает пошутить. Ничему их жизнь не учит! Конечно же, Ёнун остается победителем, подняв настроение и себе, и окружающим. Ну, кроме Хёнрёля, которого такие шутки не берут, и офицера, который сидит теперь за своим столом с мрачным видом.
- Что там у тебя? - спрашивает детектив, когда инспектор, перестав, наконец, паясничать, подсаживается к нему.
А у Ёнуна много чего. Например, информация о том, что мальчика похитили, когда он шёл на дополнительные занятия по английскому. Его, как обычно, должна была забрать из школы и проводить на курсы домработница, но вчера Дарым ушёл из школы один по показаниям охранника. Никого подозрительного возле школы замечено не было. До курсов мальчик не доехал, и родителям позвонила его преподаватель.
Рассказав обо всём, что узнал, Ёнун придвигается ближе к детективу и предлагает, понизив голос, еще раз обратиться к Ынтэ. Мало ли, он еще что-то видел.
- Свяжемся с ним позже, - кивает Хёнрёль и возвращается к своей работе.

- Я ужинать. Скоро вернусь, - говорит Хёнрёль, накидывая куртку. Инспектор тут же оживляется, порывается было пойти с детективом вместе, но тот осаживает его.
- Может, тогда сюда закажем? - не отстает от него Ёнун.
- Я хочу пройтись, - заявляет Хёнрёль и уходит, пока коллега, чего доброго, не бросился за ним следом, пытаясь предложить еще какой-нибудь вариант.

- Пак Ынтэ-шши? - удивленно восклицает Хёнрёль, заметив знакомую фигуру на скамейке возле отделения, а потом одергивает себя: как мужчина его услышит? Приходится подойти и слегка тронуть его за плечо. Тот пугается, конечно, но, к счастью, не сильно.
Повисает пауза из-за того, что Хёнрёль находится в смятении: испытать на Ынтэ свои новые навыки или нет? Несколько секунд он просто стоит, глядя в сторону, а потом говорит на языке жестов неуверенно: "Здравствуйте!" , - и добавляет, немного смутившись, - "Пойдемте поужинаем вместе? Рамён."





[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

0

17

Ынтэ настолько ушел в свои мысли, что не заметил, как детектив Юн подошел к нему, поэтому испугался, когда тот вдруг тронул его за плечо. Выдохнув, Ынтэ качает головой, потом жестом здоровается с детективом, а тот, помолчав немного, вдруг сказал неуверенно на языке жестов:
"Здравствуйте! Пойдемте поужинаем вместе? Рамён."
Мужчина определенно был смущен и, заметив это, Ынтэ не смог удержаться и широко улыбнулся. Было очень приятно, что детектив вообще взялся учить язык жестов. Определенно ведь для того, чтобы было проще общаться с Паком. Поднявшись со скамьи, он махнул рукой, мол, пойдемте.

"Как продвигаются поиски мальчика?" - спросил Ынтэ с помощью блокнота, когда они с Хёнрёлем сидели уже в рамённой и ждали свой заказ. - "Вы ведь знаете уже, что его отец работает в городской администрации?"
Хёнрёль знал, конечно же, все знал, только вот дело от этого не сильно-то продвинулось. Понимая, что детективу нельзя разглашать подробности, Пак не стал приставать с расспросами. Вместо этого он написал в блокноте следующее:
"Не знаю, поможет ли это, но я видел мальчика как будто сквозь решетку... вентиляции? Вентиляционная шахта?"
Придвинув блокнот к Хёнрёлю, он продолжил есть лапшу.

Оставшись в участке, Ёнун сначала прислушался к себе: есть пока не особо хотелось, разве что перекусить какой-нибудь булочкой. Или хот-догом. Он уже достал из кармана кошелек, чтобы проверить, есть ли в нем наличность, как вдруг в голову ему пришла одна мысль. Схватив телефон, инспектор Ким позвонил Хван Чжэвону и спросил:
- Скажите, пожалуйста, Вы знаете, почему Ваша домработница в день похищения не смогла забрать Дарыма из школы?
- Не знаю точно, - ответил мужчина. - Вроде бы у нее дома кто-то заболел и ей пришлось срочно уехать.
- Ага, - задумчиво протянул Ёнун. - А кто ее принимал на работу?
- Моя жена. Она всегда занимается этим и обязательно досконально проверяет каждого работника. А Вы... Вы хотите сказать, что наша домработница может быть причастна..?
- Мы прорабатываем все возможные варианты, - перебил Ёнун чиновника. На самом деле он был почти уверен, что это совпадение, скорее всего, неспроста. - И если бы Вы могли дать мне контакты этой девушки, я был бы Вам очень признателен.
Хван Чжэвон попросил пару минут и положил телефон на стол. Вскоре он вернулся и продиктовал Ёнуну адрес и телефонный номер, сказав, что они были записаны в личном деле домработницы. Поблагодарив его, Ёнун положил трубку и вышел из кабинета, на ходу надевая куртку. Звонок по номеру, принадлежавшему домработнице, ничего не дал, поэтому Ёнун сразу набрал еще один номер:
- Кибом-а, дружище, мне надо, чтобы ты пробил один номерок...
Через несколько минут, за которые он успел-таки купить и зажевать хотдог, у инспектора была информация о примерном местонахождении владелицы телефона. Сверившись с картой, он очень удивился: что девушка делала вечером на окраине города, еще и в заброшенном районе? Инспектор позвонил Хёнрёлю:
- Сонбэ, тут, мне кажется, что-то странное...
Коротко пересказав Хёнрёлю полученную информацию, Ёнун спросил:
- Как думаешь, стоит наведаться по этому адресу?

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

0

18

Ынтэ улыбается широко и солнечно, и Хёнрёль убеждается в том, что принял правильное решение, начав изучать язык жестов. Он чуть улыбается в ответ и думает, что будет здорово, когда знаний будет больше, и он сможет поддерживать полноценную беседу. На краю сознания мелькает мысль, что и в симпатии надо будет признаться именно таким образом. Не через записку и, конечно же, не вслух, а жестами. На языке, который является для Ынтэ родным.
Поднявшись со скамейки, художник машет рукой, предлагая тем самым пойти уже ужинать. В самом деле, Хёнрёль даже почти забыл за эти несколько минут, что есть хотел.

В раменной пахнет потрясающе, как обычно, и аппетит к детективу возвращается в двойном размере. Заказав себе большую порцию лапши с разными добавками, мужчина с нетерпением ждёт её. Ынтэ же тем временем решает поинтересоваться, как продвигаются поиски пропавшего ребёнка. Спрашивает, знает ли Хёнрёль уже о том, что его отец работает в городской администрации. Делает он это с помощью блокнота, как обычно, поэтому ответ детектив пишет там же. Отвечает, что информация эта им известна, но она не очень помогла в расследовании.
К счастью, мужчина не спрашивает больше ничего конкретного, понимает, видимо, что Хёнрёль просто не имеет права никому сообщать подобные сведения, зато пишет, что видел мальчика сквозь решетку и предполагает, что он может находиться в вентиляционной шахте. Прочитав это, детектив кивает, задумавшись, и тоже принимается за еду. Лапша горячая и острая, и это замечательно. Хёнрёль ест, почти не отвлекаясь, искренне наслаждаясь перерывом в работе, и тем фактом, что сегодня он ужинает не один.
Телефон звонит, когда детектив уже заканчивает ужинать. Увидев имя коллеги, он берёт трубку и внимательно слушает, что тот ему говорит. Информация действительно интересная. Оказывается, именно в день похищения домработница, которая обычно сопровождала мальчика на занятия, отпросилась с работы по семейным обстоятельствам. Сейчас же, судя по всему, она находится в заброшенном районе Сеула на самой окраине.
- Стоит, - отвечает Ёнуну Хёнрёль, - Я поеду с тобой, скоро буду. Вообще, в случае чего было бы здорово прочесать тот район. Интересуют вентиляционные шахты в домах.
- Шахты? - с удивлением переспрашивает инспектор, - Только не говори, что ты сейчас с... - он не успевает договорить, потому что детектив перебивает его, подтверждая его догадку. Пошутить Ёнуну тоже не удается, потому что на этом Хёнрёль спешит закончить разговор, так как не хочет терять время.
"Я заплачу за нас обоих?" - пишет мужчина в блокноте, прежде чем подозвать официанта, - "Мне пора идти. Работа. Кстати, обменяемся номерами телефонов?" - записав свой номер, он передает блокнот Ынтэ. Получив согласие, оплачивает заказ. Номер художника забивает сразу в память мобильника.
"Простите, что не могу сегодня подвезти. Добирайтесь до дома осторожно", - пишет Хёнрёль, прежде чем уйти. 

Ехать на окраину города поздно вечером, когда на улице уже темно, не самая лучшая идея. Но что делать? Не откладывать же всё это до утра под предлогом того, что полицейские хотят домой в теплые постели. Хван Дарым тоже хочет.
По дороге Ёнун подробнее рассказывает о том, где примерно находится сейчас домработница. Показывает фото, которое ему переслал отец мальчика.
- Зададим ей пару вопросов, посмотрим, как она себя поведёт. Подозрительно это всё, - качает головой детектив и добавляет задумчиво, - Слишком много совпадений. И еще интересно вот что, если с мальчиком не пошла она, почему ему не могли выделить другого человека для сопровождения?

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-10-30 22:47:04)

0

19

Вернувшись домой, Ынтэ закрыл за собой дверь квартиры, пару раз дернул ручку, проверяя, защелкнулся ли замок, и нащупав включатель на стене, щелкнул тумблером. Лампа на потолке мигнула и начала медленно разгораться желтоватым светом. Достав из кармана телефон, мужчина посмотрел время и, вздохнув, стал раздеваться.
Судя по тому как заторопился детектив Юн там в кафе, по телефону ему сообщили что-то очень важное. Что-то относящееся к делу. Теперь, когда у Ынтэ был номер детектива, нестерпимо хотелось написать ему что-нибудь, спросить как дела, например. Просто чтобы не сходить с ума от неизвестности. Что именно происходит? Не подвергается ли Хёнрёль сейчас опасности? Нашел ли он похищенного мальчика?
"К черту, еще помешаю. И вообще, мы с ним практически чужие люди..." - подкрепив эту мысль решительным кивком, Ынтэ отправился на кухню готовить себе обед на завтра.

-... почему ему не могли выделить другого человека для сопровождения?
Ёнун пожал плечами в ответ: ему и самому был интересен ответ на этот вопрос.
- Надо же, я ведь и не спросил даже у господина Хван, должен ли был кто-то заменить домработницу. Сейчас... - повозившись немного с гарнитурой, он позвонил Хван Чжэвону. Тот ответил почти сразу, явно ждал звонка. - Хван Чжэвон-шши, один вопрос, - сказал Ёнун без предисловий. - А в тот день Вы кого-нибудь отправляли в школу? Что? Понятно, спасибо.
Отключившись, он мельком взглянул на Хёнрёля.
- За мальчиком отправили одного из сотрудников охраны, но тот, добираясь до школы, застрял в пробке и сильно опоздал, когда приехал Дарыма уже там не было. Парень новичок, испугался, что его уволят, поэтому не рассказал сразу... - инспектор вдруг осекся, помолчал несколько секунд, а потом чертыхнулся и ударил рукой по рулю. - То есть из-за того, что какой-то дурак куда-то опоздал, мы имеем похищение ребенка. Или же опоздал он не просто так..?
Ким Ёнун снова набрал номер, но на этот раз включил громкую связь. Пара длинных гудков, затем в динамике послышался недовольный голос:
- Эй, Ким Ёнун, я дал тебе свой личный номер не для того, чтобы ты меня звонками доставал!
- Прости, Кибом-а, - голос Ёнуна прозвучал как-то необычно мягко. По крайней мере раньше он ни с кем так не разговаривал. - Но мне нужна твоя помощь и срочно.
Из динамика послышалась какая-то возня, после чего Кибом вздохнул и сказал:
- Вещай.
- Ли Тэюн, сотрудник службы безопасности у Хван Чжэвона.
- Ты издеваешься?
- Нет, это действительно вся информация пока. Хван Чжэвон это...
- Знаю я, кто это! - раздраженно перебил Кибом. - Заткнись и дай мне минуту. - Так... есть... Ли Тэюн, двадцать шесть лет. Родственники: старшая сестра Ли Хамён... дальше не интересно... нанят сотрудником службы безопасности в прошлом месяце...
- Стоп, как, ты сказал, зовут его сестру? - Ёнун как раз припарковал машину у въезда в заброшенный район.
- Ли Хамён, ты оглох, что ли? Это не та самая, чей телефон ты меня просил пробить около часа назад? Ну-ка... о, точно!
Ёнун почти уже не слушал Кибома, быстро поблагодарил и попрощался, потом открыл карту. Нашел нужный дом, тот находился всего в паре сотен метров, поэтому решено было дальше идти своим ходом, чтобы не привлекать много внимания. Они с Хёнрёлем уже почти подходили к дому, как вдруг дверь одного из подъездов резко открылась и оттуда выбежала женщина, в сумерках было плохо видно, кто это. Полицейские едва успели спрятаться за углом соседнего дома. Осторожно выглянув из укрытия, Ёнун увидел, что следом за женщиной на улицу выбежал еще один участник этого действа.
- Нуна, стой! - закричал парень. - Ты не посмеешь!
- Еще как посмею, Тэюн-а! - истерически взвизгнула Ли Хамён, судорожно ища в сумочке телефон. - Ты знаешь, как я боюсь? Это же похищение! Нас в тюрьму посадят, а им ничего не будет! - выкрикнула она, выделив интонацией это "им".
- Дура! Нас посадят только если ты нас сдашь! Отдай мне телефон!
Ли Тэюн подскочил к сестре и та успела только головой мотнуть, прежде чем он наотмашь ударил ее так, что она с воплем упала на землю. Ударив ее ногой под ребра, он наклонился, чтобы отобрать сумочку, в которой был телефон. И в следующую секунду был сбит с ног Ким Ёнуном. Тот довольно быстро повалил парня, отобрал спрятанный под курткой пистолет и надел на него наручники. Ли Хамён попыталась было бежать прочь, но увидев Хёнрёля, тут же остановилась и заплакала, размазывая слезы и грязь по  щекам.
- Где Хван Дарым? - спросил Ёнун тем самым тоном, по которому все, кто его знал, точно определяли: любая ошибка может стоить им жизни. К несчастью, Ли Тэюн инспектора Кима не знал, поэтому лишь упрямо вздернул подбородок и стиснул зубы. За что и получил сильный удар кулаком в челюсть, сваливший его на землю.
- Ну и ладно, мы сами найдем.

Вызванное подкрепление прибыло достаточно быстро. Преступников увезли в участок, оставшиеся люди прочесали дом и вскоре действительно нашли мальчишку, причем в одной из вентиляционных шахт, как и ожидалось. Дрожащего и заплаканного его сразу закутали в плед и, посадив в одну из машин, стали отпаивать горячим чаем из термоса. Кто-то предложил ему булочку, но мальчик только молча покачал головой. Ёнун посмотрел на все это издалека и, облегченно вздохнув, повернулся к Хёнрёлю.
- Сонбэ, я понимаю, конечно, что время позднее, но поехали ко мне, выпьем немного. Мне сейчас очень надо, - добавил он, пряча в карманы дрожащие руки.

Дома у Ёнуна был вполне типичный для холостяка бардак: валяющаяся везде одежда, грязная посуда в раковине, валяющиеся на столике и на диване в гостиной журналы и газеты... Как-то механически извинившись перед Хёнрёлем, Ким провел его на кухню, усадил за стол и, разогрев на сковороде вытащенное из холодильника запеченное мясо, поставил его прямо так на подставку. Достав две банки пива, вручил одну Юну.
- Твое здоровье, сонбэ, - сказал он, открыв свою банку, и отпил немного пива. После чего взял палочки и, подцепив кусочек мяса, отправил его в рот. - Черт, ну я выдал, конечно, там... Повезло, что кроме этих двоих там никого не оказалось и Ли Тэюн не успел воспользоваться оружием. Просто... - он замолчал, снова глотнул пива. - Просто когда я вижу, как бьют женщину, контроль над собой теряю. Отчим постоянно бил маму и нас с братом...
Когда мясо было съедено, а пиво допито, Ёнун предложил Хёнрёлю переночевать у него. Прибрал бардак на диване, настелил постель и сам ушел спать.

Часы показывали уже почти час ночи, но Ынтэ все так и не мог уснуть, поэтому он все-таки решился написать Хёнрёлю:
"Вы уже спите?"

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

0

20

Оказывается, Ёнун даже не подумал спросить у Хван Чжэвона о том, должен ли был кто-нибудь заменить домработницу. Исправляется, впрочем, инспектор почти сразу же, и выясняет, что за ребёнком отправили одного из охранников, но тот застрял в пробке, в результате чего прибыл, когда было уже поздно.
Хёнрёль как раз думает о том, что совпадение больно странное, когда коллега вдруг бьет по рулю и чертыхается, мол, из-за того, что какой-то дурак опоздал, человека похитили.
- Или же опоздал он не просто так..? - вдруг спрашивает Ёнун. Детектив кивает ему, прищурившись:
- Не удивлюсь, если он еще и с домработницей связан. Слишком удобно всё вышло... 
Инспектор снова набирает номер, и включает на этот раз громкую связь, чтобы Хёнрёль мог слышать разговор. Тот глупых вопросов не задает: очевидно, что Ёнун решил пробить по своим каналам имя охранника. Это даже интересно, кажется, детектив впервые присутствует при этом, обычно ведь инспектор предоставляет ему уже добытые сведения.
Трубку берёт человек, голос которого звучит очень не приветливо. И его можно понять, раз это действительно его личный номер. Вот только когда это останавливало Ким Ёнуна? Да никогда. Вот и сейчас он прет напролом, вот только как-то необычно. Хёнрёль косится на него удивленно: таким мягким голос инспектора раньше не бывал никогда.
В общем, Ли Тэюн оказывается братом Ли Хамён, той самой домработницы господина Хван. Хёнрёлю почти смешно.
- Вот ведь... - говорит он, когда инспектор заканчивает разговор, - Как знал. 

К нужному дому Хёнрёль с Ёнуном идут пешком, чтобы не привлекать внимание. Это им точно сейчас не нужно. Детектив надеется, что там они найдут не только Ли Хамён с братом или без, но и ребёнка. Живого и здорового. Только бы он находился здесь, а не где-то совершенно в другом месте.
Когда они уже подходят к дому, из одного из подъездов выбегает какая-то женщина. Спрятавшись за углом соседнего дома, полицейские решают посмотреть, что будет происходить. Посторонний ли это человек, что маловероятно, учитывая то, что район заброшен, или нет.
За женщиной выбегает парень, называет её нуной и кричит, что она не посмеет что-то сделать. А та визжит в истерике, произносит его имя, и полицейским сразу становится окончательно понятно, что за люди перед ними.
- Ты знаешь, как я боюсь? Это же похищение! Нас в тюрьму посадят, а им ничего не будет! - кричит женщина, и детектив цепляется за "им", больно уж чётко она выделяет интонацией это слово. Брат кричит, пытается отобрать у Ли Хамён телефон и бьёт её наотмашь, после чего она с воплем падает на землю. Бьёт ногой под ребра, и... Хёнрёль сжимает зубы, злясь на инспектора, бросившегося на помощь женщине, потому что тот совсем не думает  о себе. На себя Хенрёль тоже злится, потому что допустил такое. Смешно, но при этом Ёнуна он понимает и не винит его. Потому что мало кто смог бы продолжить стоять и смотреть, как бьют другого, имея возможность защитить.
- Не плачьте, всё позади, - вздохнув, говорит детектив женщине, которая, когда Ёнун скрутил её брата, не получив, можно сказать, ни царапины, хочет было сбежать, но, увидев, что тот не один, останавливается и начинает рыдать. Подойдя к ней, он ведет её к машине, приобняв. Не потому, что жалеет, просто не уверен, что она сможет дойти сама. 
- Если всё расскажете на допросе, приговор вам смягчат. Советую сотрудничать со следствием, - его голос твердый, но не жесткий. Инспектор, вошедший в раж, звучит куда страшнее. Он спрашивает у Тэюна, где ребёнок, но тот не отвечает, наоборот, стискивает зубы и подбородок вскидывает, как бы показывая, что из него и слова не вытянешь. Ёнун и не собирается, только сильно бьет и заявляет, что они сами найдут его, раз так.

Подкрепление прибывает быстро. Преступников увозят в участок, а мальчишку находят в одной из вентиляционных шахт дома, в котором те прятались. Выглядит он целым, вот только дрожит и плачет, конечно же, напуганный. Хёнрёль с Ёнуном смотрят на это издалека. Детектив помог бы, на самом деле, да только с детьми общаться совсем не умеет. Скорее испугает еще больше, чем успокоит.
- Сонбэ, я понимаю, конечно, что время позднее, но поехали ко мне, выпьем немного. Мне сейчас очень надо, - просит инспектор вдруг, и не хочется отказывать ему, потому что в кой-то веки он именно просит, а не просто гнет свою линию. К тому же, Хёнрёлю и самому, кажется, надо выпить. Давно уже надо.

У инспектора дома бардак, но это не удивляет совершенно: когда дел на работе выше крыши, квартира Хёнрёля превращается во что-то подобное. Именно поэтому в ответ на извинения Ёнуна он просто пожимает плечами, не особенно понимая, за что тут, собственно, просить прощения.
Они устраиваются на кухне. Инспектор разогревает на сковороде запеченное мясо, достает пару банок пива.
- Твое здоровье, сонбэ, - говорит он, и тот подхватывает:
- Твоё здоровье, - прежде чем сделать пару глотков. Хёнрёль чувствует себя уставшим и хочет подумать о своём, на самом деле, но не отмахивается привычно от Ёнуна, когда тот снова нарушает тишину, понимает, что коллеге надо выговориться хоть немного.
Тот поражается сам себе и говорит, что ему повезло, так как кроме Ли Тэюна с сестрой там больше никого не было. И что Тэюн не успел достать оружие. Объясняет, что теряет контроль над собой, когда видит, как бьют женщину, потому что отчим постоянно был мать и его с братом. 
- Ты придурок, - сообщает ему на это Хёнрёль и делает еще несколько глотков пива, прожевав мясо, - Но я тебя понимаю, - указав на инспектора палочками, он прищуривается и качает головой, - Но это не значит, что стоит еще раз так рисковать, понял?
Затянувшаяся более-менее за эти дни рана на руке как специально именно сейчас отдается болью, и Хёнрёль, отложив палочки, морщится, чуть сжимая правую руку.
- Мы с тобой достойны друг друга, - нехотя признает он, вспоминая, как в прошлый раз дрался с преступником один на один, - Слабоумие и отвага, - они смеются вместе, и детектив надеется, что коллегу хоть немного отпустило.
После позднего ужина Ёнун предлагает Хёнрёлю остаться на ночь, и тот соглашается, потому что ехать сейчас, честно говоря, никуда не охота. Инспектор выделяет ему диван, а сам уходит спать в другую комнату.

У детектива закрываются глаза, стоит только его голове коснуться подушке. Смс-сообщение приходит минут через десять после этого, так что совсем уснуть мужчина еще не успевает. С недовольством он тянется за телефоном и смотрит на экран, стараясь осознать, кто и что ему написал.
Тот факт, что сообщение отправил Ынтэ, заставляет проснуться мгновенно. Хёнрёлю аж самому жутко от этого. Ему не просто кажется, что уверен на сто процентов, что если ляжет сейчас снова, проигнорировав смс, но не сможет больше уснуть этой ночью.
Ынтэ спрашивает, спит ли уже Хёнрёль, и тот почти честно отвечает, что нет. Добавляет даже, что всё в порядке. Отправив это сообщение, тут же набирает второе, опомнившись. Пишет, что операция прошла успешно, и похищенного мальчика они нашли, что с ним всё в порядке.
Художник отвечает быстро. Говорит, что это хорошо, и извиняется, что побеспокоил так поздно. Хёнрёль же рад, что тот не написал раньше, потому что тогда пришлось бы читать его сообщения перед Ёнуном. Объяснить тому свою улыбку было бы сложно. Хёнрёль уверен, что она сейчас довольно глупая. Это не то, в общем, что стоит кому-то демонстрировать.
"Всё нормально. Но скажите, почему вы не спите в такой час?" - спрашивает мужчина и получает тот же ответ, что и в прошлый раз. Волновался. Ынтэ волновался. И так приятно снова знать, что в том числе и за самого Хёнрёля. Хочется написать ему в ответ что-то теплое, но детектив не очень-то хорошо умеет умещать чувства в слова, а потому, немного подумав, от отправляет: "Спасибо тебе". Он надеется, что Ынтэ не обидится на такое неформальное обращение, а обязательно поймет, что этим хотел сказать Хёнрёль.

Утром встать сложно, но детектив делает над собой усилие. Надо бы заехать домой перед работой, но Ёнун предлагает позавтракать, и Хёнрёль не находит в себе сил отказаться, потому как есть действительно очень хочется.
Еще хочется написать Ынтэ, но мужчина не уверен, что тот уже встал, а будить его не хочется. Пусть хоть кто-то выспится. Поэтому, жуя омлет с овощами, немного пересоленный, он прокручивает в голове события вчерашнего дня, стараясь отвлечься, и интересуется у инспектора задумчиво:
- Кстати, вчера еще хотел спросить да забыл, а этот Кибом кто? Просто ты говорил с ним так... Ну... - Хёнрёль не сможет подобрать иных снов, кроме как мягко и нежно, но произносить их ему отчего-то неловко. И не зря, как оказывается. Ёнун отвечает, как ни в чем не бывало, что Кибом его брат, и спрашивает, мол, как он с ним говорил. Хёнрёль отводит глаза и набивает рот едой, делая вид, что омлет ему очень даже нравится, потому что ему неловко. Как можно было не рассмотреть такой вариант? Брат, ну, конечно же!
- Как с родным, - находится мужчина, прожевав, наконец, еду, - Ты говорил с ним как с родным. Братом, - он делает вид, что это и имел в виду с самого начала и изображает недоумение в ответ на подозрительный взгляд Ёнуна.
- Хорош меня взглядом сверлить, ехать уже пора, - поторапливает Хёнрёль коллегу с деловым видом, доедая омлет, - Работа ждать не будет.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

0

21

Несмотря на поздний час, детектив не спал и ответил Ынтэ почти сразу, сказал, что все в порядке. А потом еще написал, что мальчика нашли и с ним тоже все хорошо. От этой новости Паку будто бы даже дышать легче стало.
"Как хорошо", - написал он в ответ. - "Извините, что побеспокоил так поздно."
Конечно же, наверняка детектив устал после сегодняшнего, подумалось Ынтэ. А он тут со своим любопытством, мог бы и до утра подождать. Хёнрёль же сказал, что, мол, всё нормально и спросил, почему сам Ынтэ в такой час не спит. И снова художник не смог ему что-то соврать? Да и зачем? Смысла в этом всё равно не было. Телефон снова завибрировал в руке и Пак открыл новое сообщение.
"Спасибо тебе."
Ынтэ улыбнулся, на секунду приложив пальцы к губам. Казалось, что детектив хотел сказать этим немного больше.
"Спокойной ночи. Выспитесь хорошенько"
После этого короткого разговора Ынтэ наконец-то успокоился и вскоре смог заснуть.

Ёнун не знал, как ему это удавалось, но он всегда мог моментально проснуться и вскочить с постели. И не важно было, спал он всего полчаса или давил на массу часов десять. Вот и этим утром, пока Хёнрёль еще пытался выбраться из царства Морфея, инспектор Ким уже успел и в душе наскоро ополоснуться, и завтрак начать готовить.
За завтраком Хёнрёль вел себя как-то подозрительно, интересуясь тем, кто такой Кибом. Странно мялся, пока Ёнун не ответил просто, что это его брат. После этого Хёнрёль, как показалось Ёнуну, даже вздохнул с облегчением. Правда, счастье его было недолгим.
- Как с кем я с ним разговаривал? - спросил Ким, сощурившись и подозрительно посмотрев на сонбэ. Тот быстро выкрутился, мол, как с родным братом ты с ним разговаривал. Еще и недоумение изобразил. Ёнун еще посверлил его подозрительным взглядом для порядка, а потом вернулся к еде.

Несколько дней было затишье, пользуясь которым Ынтэ жил самой обычной жизнью. Всё те же работа в магазине и занятия с детьми. Все те же вечера в кофейне. И до неприятного зуда в ладонях хотелось открыть контакт, именуемый "Детектив Юн" и что-нибудь написать. Хотя бы спросить, как дела. Ынтэ смотрел на экран телефона - и ничего не делал.
Однажды вечером - лил сильный дождь, от которого он решил укрыться в кофейне, оказавшейся как раз поблизости - Пак увидел что-то странное. Это немного отличалось от его недавних видений, однако он все равно решил его нарисовать. Отставив полупустую чашку с кофе, он достал из рюкзака скетчбук и карандаши, и принялся за работу. Вскоре на бежевом листе появилось изображение больничной палаты. На кушетке лежала пожилая женщина, подключенная к аппарату жизнеобеспечения, рядом стояли двое мужчин. Один держал женщину за руку и смотрел на нее так, что казалось, будто он вот-вот расплачется. Второго видно было только со спины, он стоял, сложив руки за спиной, обхватив правой рукой запястье левой. Оторвавшись от работы, чтобы глотнуть остывшего уже кофе, Ынтэ подпер щеку ладонью и снова задумчиво посмотрел на картину, легонько постукивая карандашом по столешнице. Что все это значит?

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

0

22

Следующие несколько дней выдаются спокойными, но Хёнрёль совсем не разделяет радости инспектора по этому поводу. Ну да, дело с похищением ребёнка после поимки преступников передали в другой отдел, который теперь будет заниматься им, а они могут, наконец, привести в порядок свои бумаги, а еще позволить себе уходить с работы вовремя, только вот...
Нет дел - нет Ынтэ рядом. Телефон молчит, на глаза художник тоже не попадается. Хёнрёль мог бы сам ему написать, да только не знает, что. Пустые разговоры - это немного не его. Вместо этого по вечерам он продолжает учить язык жестов. Просто приходит домой, делает себе наскоро ужин или заказывает его в ближайшем ресторанчике, садится на диван, включает ноутбук и смотрит видео, стараясь всё повторить и запомнить.
Выходит по-прежнему не сразу. Вообще не сказать, что обучение даётся Хёнрёлю легко. Это первые несколько жестов выучить просто, а потом идёт материал сложнее, как в любом другом языке. Периодически мужчина даже сердится, если у него не получается что-то, хлопает крышкой ноутбука, но после, походив по квартире и успокоившись, возвращается на диван и продолжает свои попытки.
Иногда он даже в обед смотрит видео, когда сидит на работе и жует рамён быстрого приготовления, если никого нет рядом. И в один из дней даже совершает промашку. Ёнун, который собирался пересечься с каким-то своим другом, возвращается, так как друг в последний момент отменил встречу.
- Может, тебе на курсы записаться, сонбэ? - предлагает тогда ему инспектор, отсмеявшись, игнорируя недобрый взгляд Хёнрёля, - Нет, я серьёзно! Хочешь, вместе пойдём? Если одному стрёмно.
Хёнрёлю не стрёмно, ему просто не хочется общаться на языке жестов с кем-то, кроме Ынтэ. И ему уж точно не хочется, чтобы Ёнун присоединился к нему в изучении этого языка.
- Иди куда шёл, - хмуро отвечает детектив поэтому, - И, - он перебивает открывшего было рот Ёнуна, - Только попробуй что-нибудь еще сказать на этот счёт...

В один из особенно унылых вечеров льет сильный дождь. Инспектор, у которого смена закончилась час назад, сказал, что в такую погоду лучше всего спать. Хёнрёль же с большим удовольствием выпил бы чашку кофе в каком-нибудь уютном месте. Собственная путая квартира осточертела уже, не хочется сразу туда возвращаться.

Когда Хёнрёль заходит в кофейню, то первым делом обводит взглядом помещение. Почти сразу же натыкается взглядом на знакомый профиль (Ынтэ сидит в пол оборота за одним из дальних столиков), и сердце его пропускает удар. Слишком неожиданно.
Сев напротив художника, детектив кивает ему и с небольшой заминкой говорит жестами: "Добрый вечер! Рад встретить вас". Чувствует себя неловко, потому что ему кажется, что он в один миг забыл всё, что успел выучить, и чувствует облегчение, когда появляется официант.
- Здравствуйте! Меню не надо. Мне большую чашку капучино, - говорит он ему, а затем, снова повернувшись к Ынтэ, спрашивает у него жестами, - Как у тебя дела?
На самом деле Хёнрёль помнит, как задать тот же вопрос более формально, но Ынтэ ведь этого не знает. А значит, можно обратиться к нему вот так, будто они ближе, чем есть.
Дела у Ынтэ нормально. А еще у него новый набросок, который вызывает вопросы и не даёт ни одного ответа. Хёнрёль рассматривает его, вглядывается в детали, но понять, к чему это всё, не может.
Далее они общаются с помощью записей в блокноте, потому что так проще. Ничего особенного не обсуждают, серьёзные темы не поднимают. Хёнрёль пьёт горячий кофе, и смотрит дольше обычного на пальцы Ынтэ, когда тот пишет, на вечно выбивающуюся прядку его волос, на все его угловатости и жалеет немного, что сам не умеет рисовать.
Дождь, кажется, не собирается превращаться, так что детектив подвозит Ынтэ до дома, прощается на языке жестов и уезжает, не дожидаясь, когда тот зайдет в подъезд.

- Проходи! - радостно встречает Хёнрёля Ёнун и с готовностью принимает из его рук пакет, в котором лежит четыре банки пива и большая упаковка с острыми крылышками, - Мы так давно не виделись, я аж соскучиться успел! - паясничает он и отвечает обиженно на недовольный взгляд сонбэ, что якобы действительно скучал и очень обрадовался вообще-то, получив от него звонок с предложением выпить.
- По какому поводу, кстати, пьем? - этот вопрос инспектор выкрикивает уже из комнаты, где несколькими секундами позже появляется Хёнрёль и пожимает плечами:
- Просто так. День сегодня такой, -  усевшись за стол, детектив открывает своё пиво, нетерпеливо делает несколько глотков и не видит, что коллега смотрит на него слишком уж задумчиво.

Детектив Юн так и забыл бы о рисунке Ынтэ, решив, что он не связан с его делами, если бы через несколько дней не случилась попытка убийства одной довольно известной певицы-айдола, которая давала концерт в клубе в их районе.
К счастью, человеку, который покушался на жизнь девушки, не удалось совершить задуманное в полной мере, он только ранил её, после чего был схвачен одним из охранников.
Хёнрёль и Ёнун приезжают вместе с группой задержания. Скорая прибывает несколькими минутами позже, чтобы увезти певицу и оказать ей необходимую помощь. Посетителей пока не выводят, потому что необходимо записать данные каждого, чтобы допросить потом. Вдруг у задержанного есть сообщники?
Детектив хочет посмотреть на место преступления, но сначала они с инспектором ждут, пока выведут преступника. Позже им предстоит встретиться с ним в допросной, но сейчас хочется просто посмотреть на этого человека, прежде чем его увезут. Увидеть, в каком эмоциональном состоянии он находится.
- Я его видел раньше, - признается Хёнрёль, когда машина с задержанным отъезжает, - На рисунке.
- Он там стреляет? Или что? - нетерпеливо спрашивает Ёнун, на что детектив задумчиво качает головой, - Нет, ничего подобного.
Надо встретиться с Ынтэ, определённо. Посмотреть еще раз на тот рисунок и спросить, может, он видел что-то еще. 

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

0

23

Ынтэ никак не мог отделаться от мысли, что все это странно.
В интернете со смаком обмусоливалась новость о покушении на какую-то известную певицу, в телевизионных и в газетных новостях лицо нападавшего мелькнуло столько раз за последние несколько часов, что Пак изучил его до мельчайших деталей. Очень быстро стало известно его имя, журналисты радостно копались в его подноготной, уличая то в нездоровом интересе к звезде, то в выполнении чьего-то заказа. Была и версия о том, что преступник психически болен и решил таким образом привлечь к себе внимание.
Ынтэ закрыл ненадолго глаза и в памяти снова всплыла картина, очень четкая: вот он, преступник, сидит у постели больной женщины. Вот второй, чьего лица не видно, складывает руки за спиной, обхватывает запястье и проводит по нему большим пальцем вверх к середине предплечья.
Шрам на предплечье. Подхватившись, Ынтэ достал из кармана телефон и набрал сообщение детективу Юну.
"Можем поговорить? Это дело и то, что я видел... возможно как-то связано."

Ынтэ предложил детективу встретиться у него дома после работы. Назвал номер квартиры и код от двери подъезда. После работы сразу отправился домой, чтобы приготовить ужин к тому времени как придет Хёнрёль - самому есть уже очень хотелось, наверное и детектив от угощения не откажется?
Детектив Юн оказался точен, как часы - пришел ровно в назначенное время. Заметив, что специальная лампа под потолком начала мигать, извещая о том, что кто-то нажимает на кнопку звонка, Ынтэ снял сковороду с приготовленным чапче с плиты и поставил ее на подставку, после чего пошел открывать дверь.
Жестом он пригласил Хёнрёля внутрь и, немного замешкавшись, показал ему, куда повесить верхнюю одежду, потом предложил тапочки. И, достав телефон, быстро написал в заметке:
"Отвык принимать у себя гостей, извините. Пойдемте, перекусим?"

Во время ужина Ынтэ в левой руке держал палочки, а правой писал в блокноте. Есть ли связь между преступником и жертвой? Не эти все домыслы, которыми сейчас кишит интернет, а подтвержденная? Кто та женщина, которую видел Пак? В какой больнице она находится? Преступник навещал ее, значит кто-то из персонала должен был его запомнить. И кто тот, второй? Со шрамом на внутренней стороне предплечья, близко к запястью. Когда Хёнрёль, дочитав до этой фразы, вопросительно посмотрел на Ынтэ, тот провел пальцем по своему предплечью, очерчивая короткую продольную линию, ровную, словно скальпелем резали.
Был у Ынтэ и еще один вопрос: как преступник пронес в клуб оружие? Его не обыскали при входе?

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

0

24

Большая часть поклонников раненой певицы - подростки, поэтому, записывая их данные, полицейские их выпускают по очереди. Сообщают предварительно, что с их любимицей всё нормально и она сейчас находится в больнице, что преступник задержан, но необходимо соблюсти все формальности. Их также обыскивают двое полицейских: на эту работу для ускорения процесса и для обеспечения какого-никакого комфорта для подростков выставили двоих: мужчину и женщину. Тем не менее, некоторые девушки после обыска всё равно выглядят напуганными, кто-то даже плачет. Многих встречают родители.
Понаблюдав за этим немного и убедившись, что всё идет хорошо, Хёнрёль с Ёнуном идут за записями с камер наблюдения. Когда почти всех людей выводят, осматривают зал и все выходы. Администрация предоставляет детективу план здания, рассказывает об организации мероприятия. Всё записав на диктофон, Хёнрёль обещает вызвать ответственных за сегодняшний концерт людей для дачи показаний. Ёнун же в это время общается с представителем охранного агентства, чьи работники сегодня должны были обеспечивать безопасность, а также берёт контактные данные у охранника, задержавшего преступника. 

На следующий день Хёнрёль встаёт рано, потому что дел просто масса. За утренним кофе и сытным омлетом с овощами и ветчиной просматривает новости в интернете. Не просто так. Ему интересно, что уже успели придумать журналисты, обожающие такие вот громкие дела и бросающиеся на них, как собака на кость.
Статьи, сюжеты, обсуждения на форумах... Везде приложены фотографии преступника, указывается его имя. На одних ресурсах ему приписывется нездоровый интерес к девушке, в которую он стрелял, на других утверждается, что он выполнял заказ на неё. На третьих предполагают, что преступник - псих, желающий привлечь к себе внимание таким образом. Каждая версия подкрепляется хилыми доказательствами, но зато подборки с похожими случаями с зарубежными звездами огромны. Удивительно, но на читателей это действует, и обсуждают они произошедшее очень эмоционально, игнорируя тот факт, что следствие еще в самом разгаре. Хёнрёль даже находит пару статей с анализом лица преступника, авторы которых утверждают, что он типичный шизофреник.
- Информационный мусор... - закрыв браузер, вздыхает детектив. Он за полчаса изучения подобного успел устать, поэтому просто не представляет, как некоторые читают подобное каждый день.
 
Первым делом на повестке дня стоит допрос задержанного накануне преступника. Хёнрёль решает сам заняться этим, Ёнун же остается наблюдать снаружи вместе с еще одним коллегой.
Как только мужчину заводят в допросную, тот говорит, что всё нормально, он не собирается сопротивляться. Опустившись на стул, он оборачивается на Хёнрёля, который закрывает за полицейскими дверь, затем вновь садится ровно и опускает взгляд на свои руки, сцепленные в замок.
Детектив отмечает, что выглядит преступник неуверенно, его будто что-то тревожит. Огорчён, что не сумел убить жертву, а теперь до неё не добраться? Или дело в чём-то ещё?
- Пак Вонён-шши, советую вам отвечать на мои вопросы честно, - начинает Хёнрёль через пару секунд и озвучивает, за что и при каких обстоятельствах мужчина был задержан.
- Согласны ли Вы с обвинением и признаёте ли Вы свою вину?
Преступник тут же кивает, а потом соглашается:
- Признаю. Всё верно. Всё было так, как Вы сказали. Стрелял я.
- Хорошо, - тянет Хёнрёль, с некоторым сомнением глядя на Пак Вонёна, который так и не поднял на него глаза, - Посмотрите на меня.
Тот выполняет приказ сразу же, но видно, что ему непросто выдержать испытующий взгляд детектива. Услышав следующий вопрос, он снова смотрит на свои руки.
- Зачем Вы это сделали и как всё это спланировали?
- Я... - мужчина выглядит скорее неуверенным, чем скрывающим что-то, и пытается уйти от ответа, мол, я же признался, к тому же, есть много свидетелей, что вам ещё надо?
Ёнун, наблюдающий за детективом, уже знает, что последует дальше. Тем не менее, с места он не срывается, видит, что Хёнрёль сейчас более-менее спокоен и контролирует себя, просто это необходимая мера.
С силой ударив рукой по столу, детектив буквально выкрикивает Пак Вонёну в лицо:
- Я спрашиваю, какого хрена Вы это сделали? Почему хотели убить эту девушку? - и несколько мгновений тот выглядит напуганным и явно находится в смятении. Совсем как Ынтэ, когда его допрашивали тут же. Только вот Ынтэ был невиновен...
Ни криками, ни угрозами, ни провокационными вопросами от преступника ничего не удается добиться. Тот упорно продолжает отмалчиваться, давая этим самым, а также своими реакциями пищу для размышлений. Когда его уводят, в конце концов, Хёнрёль уже по-настоящему раздражённо бьёт по столу кулаком. 

Когда немногим позже инспектор с детективом занимаются просмотром камер наблюдения, последнему приходит смс от Ынтэ. Жить сразу становится немного легче. Сообщение касается дела: художник снова что-то видел и хочет об этом поговорить. Предлагает встретиться у него дома после работы, и Хёнрёль, соглашаясь, тут же набирает ему ответ и называет время, когда придёт.
- Сонбэ, что там у тебя? - спрашивает Ёнун, хитро прищурившись и уставившись на мужчину, - Ты улыбнулся или мне показалось? - он ведёт себя, как ребёнок, пытаясь заглянуть в экран чужого телефона.
- Еще одно слово и эти видео ты будешь смотреть сегодня один весь день, - не остается в долгу Хёнрёль, и Ким сразу же машет руками и замолкает.

К Ынтэ Хёнрёль приходит вовремя, ни минутой позже. Звонит в дверь и, не услышав никакого звука, гадает, как работает система. Подаёт какой-то визуальный сигнал? Так или иначе, художник открывает довольно быстро, и пропускает гостя в квартиру, полную вкусных ароматов. Неужели приготовил ужин? Желудок благодарно сжимается в предвкушении, а Хёнрёль, расстегивая пальто, одновременно рассматривает Ынтэ. Таким домашним, в спортивных штанах и футболке он его еще не видел.
Художник показывает гостю, куда повесить верхнюю одежду, замешкавшись немного, потом предлагает тапочки, и начинает набирать что-то в телефоне. Показывает Хёнрёлю экран. Почему-то новость о том, что Ынтэ отвык принимать у себя гостей, мужчину радует, и потому он кивает в ответ на предложение, улыбаясь немного шире, чем нужно.

Ужин кажется Хёнрёлю божественным то ли потому, что чапче действительно удался, то ли потому, что его давно уже никто не встречал с работы вот так. Он рассматривает кухню, отмечая детали, украдкой глядит на Ынтэ, который умудряется одновременно есть, держа палочки в левой руке, и писать что-то в блокноте.
У художника много вопросов. Его интересует, имеется ли связь между преступником и жертвой, на что Хёнрёль честно отвечает: пока не установили. Мужчина признал свою вину, но добиться от него объяснений ещё не удалось. Еще Ынтэ спрашивает о женщине на своём рисунке и о том, в какой больнице она находится. Интересуется, кем является второй человек, который стоит спиной, и показывает, что у того на предплечье продольный шрам.
Хёнрёль отвечает, что состав семьи они установили, но поедут к этим людям завтра. В том числе и в больницу к матери преступника, которая тяжело больна. Он благодарит Ынтэ за подробности по поводу человека, чьего лица на рисунке не видно. Его личность определённо надо установить, и детектив пишет, что завтра они этим займутся.
Насчёт охранника Хёнрёль рассказывает вкратце о том, что они с инспектором сегодня выяснили. Там ничего интересного: было много народу, а охранник оказался новичком и не заметил, как преступник прошмыгнул мимо него. Охранник этот, кстати, лично сегодня явился на допрос, и чуть не трясся от страха из-за того, что умудрился так напортачить.
Они еще немного обсуждают дело, не забывая про ужин, и Хёнрёль ловит себя на том, что ему сейчас очень уютно и хорошо. Так бы и остался здесь.
Когда Ынтэ убирает тарелки, детектив мягко ему улыбается и говорит на языке жестов: "Спасибо тебе."
[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-11-22 21:27:02)

0

25

"Спасибо тебе", - жестами сказал детектив и Ынтэ неуверенно улыбнулся в ответ. Тот факт, что Хёнрёль вообще озаботился изучением языка жестов, чтобы общаться с Паком было проще, грел душу. В то же время Ынтэ не относился к тем, кто легко сходится с другими людьми, поэтому тот факт, что с детективом они сблизились как-то незаметно и быстро, несколько напрягал. Так что лучшим решением сейчас Ынтэ видел только написать в блокноте "Вам, наверное, пора?".
Едва он проводил детектива и запер за ним дверь, как вдруг вокруг него стеной полыхнул огонь - видение было настолько реалистичным, что в первое мгновение мужчина испугался даже, что все вокруг горит наяву, но быстро понял, что так быстро пожар разгореться не мог. Он зажмурился, тряхнул головой, прогоняя видение. Все исчезло, только ощущение жара на коже как-будто не хотело отпускать его просто так. Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, Ынтэ пошел на кухню, чтобы выпить воды и постараться немного успокоиться.

Инспектор Ким Ёнун вот уже минут пять, наверное, сидел напротив Пак Вонёна и не сводил с него пытливого взгляда. Арестованный сначала старательно не обращал внимания на это, но вскоре по виду его стало понятно, что ситуация его нервирует. Он несколько раз осторожно посмотрел на госзащитника, которого ему выделили, но тот решил почему-то усиленно делать вид, будто его вообще здесь нет. Тогда, чуть заметно ухмыльнувшись, Ёнун, наконец, открыл папку, принесенную с собой и сказал:
- Итак, начнем. Пак Вонён-шши, расскажите, зачем вы пытались убить Ким Джису?
Молчание. Сжав губы в узкую полоску, арестованный уставился на столешницу. Ёнун устало вздохнул, покачал головой и, сцепив руки в замок, чуть наклонился вперед.
- Хорошо, другой вопрос: среди ваших знакомых есть человек со шрамом на левом запястье? - он уже, разумеется, успел узнать об этом от Хёнрёля. Пак вздрогнул и резко поднял взгляд на инспектора, также быстро снова его опустил.
- Я... я не... - он со свистом втянул воздух сквозь зубы и закрыл лицо руками. - Он сказал, что пули резиновые! - вдруг воскликнул Пак, нервно жестикулируя. - Сказал, что с ней ничего плохого не случится, синяк разве что будет...
- Так, с этого места подробнее... - тут же оживился Ёнун, щелкнув ручкой и приготовившись записывать.
В общем, в результате у них был подробный рассказ о том, как некто, назвавшийся Ю Мингю, предложил Пак Вонёну денег на лечение матери, если тот "немного подшутит над одной зарвавшейся звездулькой". Паку деньги нужны были срочно, поэтому он согласился не раздумывая, к тому же никто бы сильно не пострадал. То есть, он так думал. А потом, когда понял, что на самом деле произошло, и был пойман охраной, испугался, что ему могут не поверить, если услышат эту историю.
- И вот только с фотороботом этого Ю Мингю он нам помочь не сможет, - устало сказал Ёнун. - Потому что у него эта самая... как же он сказал... пропоза... прозапа... в общем, какое-то психическое расстройство, при котором отсутствует способность запоминать лица. Так что он запомнил только, что подозреваемый был около 190 сантиметров ростом, темные волосы, черная серьга-гвоздик в левом ухе, ну и шрам, конечно же. Заметил его потому, что вообще привык отмечать всякие мелочи, которые потом могут помочь ему идентифицировать человека и еще потому, что Ю Мингю при разговоре вообще постоянно его трогал. Эх, ладно, думаю, если мы снова съездим в больницу, где лежит мать Пака, сможем что-то узнать об этом самом Ю Мингю. И, кстати, возможно, что и Ким Джису его знает?

прозопагнозия

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

0

26

Неуверенная улыбка заставляет сердце биться быстрее, и Хёнрёль отводит взгляд, решая не заходить пока дальше положенного. А Ынтэ пишет в блокноте о том, что детективу, наверное, пора. Тот соглашается, конечно, потому что Пак прав: завтра с утра надо снова быть на работе, а перед этим неплохо бы попытаться нормально поспать. Уходить, тем не менее, жаль. Хёнрёль бы с радостью остался тут на ночь, на завтра, и вообще, насовсем.

На следующий день следствие продвигается, и всё благодаря художнику с его информацией о человеке со шрамом на руке. Когда Ёнун проводит допрос, он в определённый момент спрашивает задержанного именно об этом, и тот раскалывается. Признается, что некий Ю Мингю был генератором идеи с нападением на Ким Джису. Обещал много денег, чтобы можно было оплатить лечение матери, и заверял, что пули не настоящие, а резиновые, и цель - только напугать девушку.
- Твою мать, - трёт лоб ладонью детектив, который занимался допросом охранников в это время и теперь узнает подробности по Паку Вонёну от инспектора лично, - Неужели сразу нельзя было об этом рассказать?!
Разумеется, задержанный полагал, что в его историю не поверят, а потому предпочёл молчать, усложняя этим самым жизнь не только себе, но и работникам полиции.
- И вот только с фотороботом этого Ю Мингю он нам помочь не сможет, - говорит Ёнун, и Хёнрёль принял бы это за шутку, если бы голос коллеги не звучал так устало. Тот объясняет, что у Вонёна какое-то расстройство, при котором человек не может запоминать лица. Поэтому у них есть только общие приметы. Ю Мингю высокий, темноволосый, с черной серьгой-гвоздиком в левом ухе и со шрамом на руке, который он постоянно трогает при разговоре.
- Замечательно, - ядовито цедит Хёнрёль и поднимается с места, - Поехали, - подхватывает он идею инспектора, - Сначала к матери, потом к певице. Надеюсь, хоть одна из них узнает этого человека по описанию.

- Вам придётся подождать, у неё сейчас процедуры, - доктор мнется, переводит взгляд то на Хёнрёля, то на Ёнуна, - Скажите, а это точно необходимо? Она в плохом состоянии, ей лучше лишний раз не беспокоиться.
- Мы не будем говорить с ней о Пак Вонёне, - заверяет его Хёнрёль, пытаясь быть вежливым, хотя этот разговор немного выводит его из себя, - Зададим только несколько вопросов по человеку, который является его знакомым. Скорее всего, весь разговор займет не больше пяти минут. 
- Но может быть, всё-таки, лучше перенести встречу? - сомневается доктор.
- Пять минут, - повторяет Ёнун.
- Ну, если только пять... - мужчина с сомнением смотрит на полицейских и качает головой, - Процедура закончится через полчаса, вы можете подождать в коридоре, - еще раз попросив детектива с инспектором не говорить женщине ничего про сына, доктор уходит по своим делам.
- Сонбэ, расслабься, - Ёнун хлопает Хёнрёля по плечу, а потом показывает пальцем на автомат в конце коридора, - Давай пока отдохнём и выпьем кофе. Не знаю, как ты, а я страсть как хочу кофе! 

Женщина ничего не знает. Она вежливо приветствует полицейских и держится достойно, хоть и видно, что разговор даётся ей непросто. Спрашивает с сомнением, почему их интересует знакомый её сына, беспокоится, не натворил ли сын чего.
- Нет, всё хорошо. Мы просто ищем Ю Мингю в связи с одним делом. Нам нужно побеседовать с ним, а, как вы знаете, у вашего сына проблема с запоминанием лиц. Может быть, вы встречались с ним и сможете описать его? - терпеливо поясняет Хёнрёль.
- Ю Мингю... - задумчиво повторяет женщина и качает головой, - Высокий парень с серьгой в ухе и шрамом на руке... Я не помню такого, - она прикусывает бесцветную нижнюю губу и смотрит в никуда, сосредоточившись, но после вздыхает, - Нет, простите, не могу вспомнить. Я мало внимания обращаю на такие мелочи. Жаль, что не смогла вам помочь.

Попасть к Ким Джису оказывается еще сложнее. Она же звезда, к ней же не пускает менеджер!
- Поймите, это ради её же безопасности! - кипятится Хёнрёль, и даже Ёнун уже выглядит очень недовольным.
- Преступник задержан, - холодно заявляет менеджер, - Когда моя подопечная поправится, можете вызвать её на допрос, но не раньше! Она плохо себя чувствует и не может сейчас общаться с полицией!
- Преступник, но не заказчик, - парирует Хёнрёль, - Заказчик разгуливает на свободе, и, возможно, Ким Джису его знает! И в безопасности она будет только тогда, когда он окажется за решёткой!
Они препираются так еще минут пятнадцать, пока дверь палаты, где находится девушка, не открывается.
- Пустите их уже, менеджер Ким! - морщится она, - Я знаю, что вы волнуетесь обо мне, но всё в порядке. Разрешите поговорить с ними.
Менеджер помогает девушке дойти до кровати и снова лечь, ругает её за то, что она встала, ворчит на полицейских и заявляет, что будет присутствовать при разговоре.
- Хорошо, только молчите, - отвечает ему Ёнун.
Для начала Ким Джису показывают фотографию человека, который в неё стрелял и спрашивают, узнаёт ли она его.
- Нет, впервые вижу, - уверенно отвечает девушка и отдаёт карточку Хёнрёлю.
- Тогда такой вопрос, знаком ли вам человек ростом около метра девяноста, с серьгой-гвоздиком черного цвета в левом ухе и тонким ровным шрамом на руке?   - детектив намеренно не называет имя и переглядывается с инспектором.
- Ю Мингю, - Джису будто выплевывает это имя и отворачивается, - Убожество. Он-то тут при чём?
- Предположительно, он является заказчиком, - бесстрастно сообщает ей Ёнун, и девушку это, кажется, одновременно пугает и шокирует.
- Всегда знала, что он сумасшедший, всегда, - говорит она, покачав головой, и цедит сквозь зубы, - Он мой поклонник. Пытался добиться внимания, приставал. Меня бесят такие.
Она вкратце рассказывает об этом человеке и о том, как он общался с ней, а потом с сожалением говорит, что фотографий его у неё нет, разумеется.
- Давайте составим фоторобот, - предлагает инспектор, достав из сумки планшет, и запускает программу.
- Не знаю, получится ли, - с неуверенностью говорит девушка, но соглашается попробовать помочь. 

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-11-26 00:20:16)

0

27

Проснувшись среди ночи, Ынтэ резко подхватился, сел на постели и, тяжело дыша, стал осматриваться вокруг. Все было как обычно: полутемная комната, едва освещаемая уличным светом, проникающим сквозь неплотно задернутые шторы, слегка размытые очертания мебели и электронные часы на книжной полке с ярко-зелеными цифрами и двумя мигающими раз в секунду точками в середине. Секунд пять Ынтэ смотрел на эти точки, потом опустил голову, закрыл глаза и медленно выдохнул.
Приснилось. Огонь, окружавший его со всех сторон был всего лишь сном - но почему же таким ярким и правдоподобным?

Уснуть снова так и не получилось. Ынтэ сходил на кухню, чтобы выпить воды, а потом так и просидел в темноте до самого утра. Какая-то часть его требовала немедленно написать Хёнрёлю, но Пак решил, что грузить детектива еще и своими проблемами будет как-то слишком. За завтраком он окончательно решил, что сможет справиться сам.

Когда Ынтэ пришел в магазин, его там уже ждала женщина, которой он сдавал дом. После смерти бабушки он не смог жить в большом семейном доме Паков, поэтому сдал его одной семье, а для себя купил небольшую квартиру, в которой и жил сейчас. Квартирантка была немного взволнована и сообщила, что к дому приходили какие-то люди и интересовались, где они могут найти Ынтэ. Поскольку женщина не знала точного адреса мужчины, она рассказала им про магазин, а теперь вот, пораскинув мозгами, заволновалась, как бы не случилось чего. Ынтэ заверил ее, что ничего страшного не произошло, а у самого тем временем желудок сжался от нехорошего предчувствия.

- Добрый день, могу я вам чем-то помочь? - молодая медсестра за стойкой ресепшена мило улыбнулась высокому парню в коротком черном пальто. Тот улыбнулся в ответ и, вежливо поклонившись, спросил, где он может найти Ким Джису. Медсестра тут же замялась и сообщила, что к пациентке не пускают посторонних, на что парень снова улыбнулся и кивнул.
- Понимаю, - сказал он, прижав правую руку к груди. - И это правильно, учитывая то ужасное происшествие! Хорошо, что полиция сразу поймала преступника!
- Да, вы знаете, к ней и сейчас приходили двое полицейских! - вдохновленно защебетала девушка, напрочь забыв о том, что, вообще-то, не стоит выдавать различную информацию всяким незнакомцам. Тем более, у этого конкретного незнакомца на лице сразу появилось такое выражение живого интереса! - Что-то очень долго у нее спрашивали. Неужели у преступника есть сообщник? - она испуганно округлила глаза и прикрыла рот ладошкой.
- Все возможно, - ответил парень и поставил на стойку красиво упакованную коробочку с конфетами одной из очень известных кондитерских. У медсестры тут же загорелись глаза - она узнала название кондитерской, сладости там продавали отнюдь не дешевые. - Раз уж навестить ее нельзя, могу я через вас передать ей этот маленький презент? Чтобы он немного поднял ей настроение.
- Конечно! - с готовностью согласилась девушка и незнакомец, перекинувшись с ней еще парой фраз, вежливо попрощался и ушел. Медсестра отнесла конфеты Ким Джису, но та даже не посмотрела на них, попросила оставить коробку на столике. Выглядела певица очень усталой - ее и правда порядком вымотало составление фоторобота, но к чести ее надо было признать, что справилась она с этим неплохо и лицо получилось довольно-таки похожим на Ю Мингю.
- Извините за назойливость, - не выдержала все-таки медсестра, еще раз печально взглянув на коробочку. - Но можно мне взять одну конфетку? Они такие вкусные, что очень сложно сдерживаться!
- Да, конечно, - вяло согласилась Джису. - Угощайтесь.
Радостно поблагодарив ее, девушка открыла коробочку, достала одну конфету и, положив ее в рот, счастливо вздохнула. После чего умчалась работать дальше.
А примерно через десять минут ей стало плохо. Другие работники больницы сразу забили тревогу, конфеты у Джису были изъяты и отправлены в лабораторию, о чем Хёнрёлю сообщил по телефону менеджер.
- Это просто ужасно! - возмущенно сказал он. - Хорошо, что Джису не стала сразу есть эти конфеты! И медсестре повезло, что она съела только одну. Я вас прошу, детектив, найдите скорее этого ублюдка!

Еще один день Ынтэ прожил спокойно и обычно. К нему никто не приходил, никто его не искал, что вызывало некоторые смутные подозрения, но не более того.  И он уже почти успокоился, однако, придя домой, первым делом увидел, что в комнате горит свет. А ведь он совершенно точно все выключил перед уходом. Оставшись стоять в прихожей, он достал телефон и написал детективу: "у меня дома кто-то был. или есть.", после чего почему-то не вышел из квартиры, а наоборот двинулся в сторону комнаты, сунув телефон в задний карман джинсо.
В комнате был такой кавардак, что Ынтэ так и застыл на пороге, неверяще глядя на учиненный кем-то погром. Краем глаза он заметил какое-то движение слева и рефлекторно уклонился от первого удара, однако второй выбил весь воздух из легких и сбил с ног.  На него навалились, еще пару раз приложили головой об пол, после чего Ынтэ отключился.

Очнулся он уже в каком-то незнакомом старом доме, крепко привязанный к стулу. В комнате больше никого не было, но снаружи горел свет и по теням было видно, что кто-то ходит, поэтому Ынтэ стал раскачиваться на стуле, сильно ударяя ножками об пол, чтобы привлечь к себе внимание. Вскоре это ему удалось - дверь открылась и в комнату вошли двое мужчин, которых Ынтэ видел впервые в жизни. Один из них включил свет, посмотрел на Пака, потом достал из кармана помятый листок и ручку, что-то написал и показал это художнику.
"Заколка твоей бабушки. Где она?"
Ынтэ дернулся и повернул голову, пытаясь указать на свои руки. Сообразив, что со связанными руками он ответить не может, мужчина развязал его, а второй тем временем достал из кармана нож и стал демонстративно им поигрывать перед лицом Ынтэ.
Нефритовая заколка, принадлежавшая бабушке, старая и очень дорогая, давно уже хранилась в музее, о чем Ынтэ написал в ответ. С чего вдруг эти идиоты решили, что он хранит такую ценную вещь дома? В общем, ответ разочаровал преступников настолько, что они незамедлительно выместили свою злость на художнике, сильно его избив. Затем они вышли из комнаты, заперев за собой дверь. Ынтэ попытался встать с пола, но сдался после первой же попытки. Болело буквально все.

Черт его знает, сколько он так пролежал, однако в себя Пак начал приходить от того, что почувствовал сильный запах гари. Он открыл глаза  и увидел, что комната заполняется едким дымом, ползущим сквозь щель под дверью. А через несколько секунд показались и языки пламени. Ынтэ испуганно дернулся, кое-как поднялся на ноги и дошел до двери, но та была заперта, к тому же ручка уже сильно нагрелась, художник даже обжег пальцы, схватившись за нее.
Окна были заколочены и тут Ынтэ окончательно запаниковал, стал молотить по стеклу кулаками, надеясь привлечь чье-нибудь внимание. Но примерно через минуту каким-то чудом вспомнил о телефоне и начал судорожно шарить по карманам. Смартфон, к счастью, оказался на месте - видно преступники не заметили его благодаря толстовке,в которую был одет Пак. Руки тряслись от ужаса, поэтому Ынтэ не сразу сумел набрать сообщение: "Дом горит. Я заперт! Помогите, умоляю!". Нажав кнопку отправки, он закрыл нос рукавом и осмотрелся вокруг в поисках чего-то, чем можно было бы разбить окно. Сообразив, наконец, что стул для этого вполне годится, мужчина поднял его за ножки и, размахнувшись ударил по стеклу. По сразу покрылось трещинами, несколько осколков осыпалось на пол. Пока Ынтэ пытался очистить раму от остатков стекла, огонь уже перебрался на потолок и стены комнаты. От дыма уже тошнило и кружилась голова, дышать было трудно. Пак снова замахнулся стулом, чтобы ударить уже по доскам, но от накатившей слабости удар получился смазанным. Не удержавшись на ногах, он рухнул на пол и встать уже не получалось.

Пожарные, прибывшие на место происшествия, потушили то, что осталось от заброшенного дома и, срочно отправили в ближайшую больницу найденного на пожарище человека. Там ему сразу же оказали помощь и сообщили в полицию.

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

0

28

- Большое спасибо вам, - говорит Хёнрёль, когда Джису с инспектором заканчивают составлять фоторобот, - Благодаря этому преступник скоро будет пойман.
- Пусть объявляют в розыск, - обращается он затем к Ёнуну, и тот кивает. Выполнив необходимые действия, убирает планшет и довольно вздыхает.
- Спасибо вам еще раз. Скорейшего выздоровления! - инспектор присоединяется к пожеланиям и покидает палату вместе с Хёнрёлем.

Когда через некоторое время детективу звонит менеджер Ким Джису и рассказывает об очередном покушении, которое, к счастью, провалилось целиком и полностью, тому хочется пробить кулаком стену. Как можно было позволить передать человеку, которого пытались убить, какие-то подарки? Эти люди в своём уме?
- Мы поймаем его, а вы, пожалуйста, следите за безопасностью своей подопечной. Никаких неизвестных посетителей и передачек, вы меня поняли? - Хёнрёль старается говорить мягко, хоть его и раздражает вся эта ситуация. Менеджер обещает, что подобного больше не допустит, и снова просит скорее задержать преступника.
- Он принёс ей отравленные конфеты. В больницу... - положив трубку, делится мужчина с коллегой и нервно смеется, закрыв лицо ладонью.
- Его поймали? - живо интересуется инспектор и с недоверием спрашивает, - Что, нет?
- Какая-то глупая медсестра согласилась передать коробку Ким Джису и выпросила у неё одну конфету. Съела, почувствовала себя плохо, так вот всё и выяснилось. Хорошо, что все живы, - Хёнрёль вздыхает, и теперь уже смеется Ёнун.
- Да... Эх, жаль, он не пришёл на час или два раньше, нас бы застал!

На следующий день ничего нового в деле не появляется. Ю Мингю повсюду ищут. Ёнун с Хёнрёлем тоже принимают участие в поисках: наводят справки об этом человеке, добывают информацию. Толку вот только пока нет, Мингю явно решил залечь на дно и не высовываться в ближайшее время. Даже никто из знакомых, на которых удалось выйти, не смог сказать ничего конкретного.

Когда вечером телефон издает звук, уведомляя о том, что пришло сообщение, Хёнрёль, который как раз нашёл небольшую зацепку, делится ею с инспектором. Поделившись своими соображениями, тянется за мобильником, чтобы прочитать, что там, улыбается при этом шутке Ёнуна. Несмотря ни на что, вечер кажется сегодня хорошим. Настолько, что хочется закончить работу поскорее и пойти поесть рамёна или еще чего-то такого же сытного и вкусного. Желательно, вместе с Ынтэ.
"У меня дома кто-то был. или есть," - сообщение заставляет лицо детектива измениться настолько, что инспектор интересуется сразу же, что случилось. Прежде чем ответить ему, Хёнрёль быстро набирает ответ: "Не ходи туда, выходи из подъезда и жди меня в каком-нибудь магазине или кафе, я сейчас приеду!"
- Кто-то забрался в квартиру к нашему художнику, - бросает он Ёнуну срывающимся голосом, - Я поеду к нему.
- Что? - тупо переспрашивает тот, глядя, как его сонбэ накидывает куртку и бросается в сторону выхода, чуть не врезавшись в один из столов.
- Эй, погоди, я с тобой! - спохватившись, Ким спешит за детективом. Мало ли, что там произошло, вдруг понадобится помощь? Хорошо, если это просто домушник, а вдруг нет?

- Почему он не отвечает? - нервно спрашивает Хёнрёль в который раз, зло глядя на телефон, закрепленный на подставке, будто это он виноват. Ёнун сначала пытался его как-то успокоить, но после того, как его чуть ли из машины не выкинули, решил, что говорить сейчас что-то себе дороже.
Когда они приезжают на место, там уже никого нет, и дверь в квартиру открыта. Заглянув в комнаты, Хёнрёль останавливается в коридоре и хватает ртом воздух. Злость напополам со страхом за Ынтэ зашкаливают. Хочется что-то делать, но что они сейчас могут? Вот прямо сейчас, когда каждая секунда дорога? А она дорога, очень, потому что кто знает, зачем увезли Пака.
- Звони брату, - приказным тоном говорит Хёнрёль Ёнуну, а сам вызывает полицию, чтобы те проверили, не осталось ли отпечатков пальцев или еще каких улик.
- Не отвечает, - голос инспектора звучит виновато. Он пытается набрать Кибома еще раз, но трубка отзывается длинными гудками и только.
Просто так никого не поднять, поэтому приходится надеяться на то, что брат Ёнуна скоро освободится. Детектив обхватывает голову руками и старается размеренно дышать. Нельзя сейчас впадать в ярость или в панику. Никакой пользы это не принесёт.

Когда от Ынтэ приходит второе смс, а происходит это где-то через полтора часа после первого, Хёнрёль с Ёнуном всё еще находятся в его квартире.
"Дом горит. Я заперт! Помогите, умоляю!" - сжав телефон в руке, мужчина показывает экран коллеге. Тот тут же снова набирает брата, и на сей раз тот отзывается.
- Надо пробить номер, быстрее, человек в опасности, - тараторит Ёнун и Кибом, не задавая лишних вопросов, просит продиктовать номер. Ищет, а потом ругается прямо в трубку.
- Что там? - с тревогой спрашивает Ким.
- Похоже, у него сдох аккумулятор, - с досадой отвечает его брат, - Но есть примерные координаты.

Когда Хёнрёль и Ёнун находят, наконец, куда увезли Ынтэ (ориентируются на сводки о пожарах, в это время в том радиусе, который им был нужен, произошёл только один пожар), никакого дома там уже нет, одни обломки. Пожарная машина собирается уезжать, рядом стоит скорая.
- Полиция! - объявляет Хёнрёль одному из врачей, который уже забирается в машину, - Он жив? Адрес больницы?
- Нам пора ехать! Не мешайте, пожалуйста, - недовольно отвечает мужчина, но после, смилостивившись, отвечает, что пациент жив и говорит, куда они отвезут его.

- Сонбэ, может, поедем? Завтра навестишь его. Он жив, всё в порядке, - Ёнун опускается рядом с Хёнрёлем и протягивает ему ролл из ресторана быстрого питания, в который уже успел сбегать.
- Ну чего ты, а?
- Ничего, - мрачно поблагодарив инспектора, мужчина берёт у него еду, потому что голод и правда ощущается очень сильно.

К Ынтэ пускают через пару часов. Говорят, что угрозы жизни нет, хоть на теле и обнаружены многочисленные побои. При одной мысли об этом Хёнрёля берут злость и отчаяние, а уж когда он видит полусонного художника, бледного, как полотно, лежащего на кушетке, в кислородной маске...
Сейчас совершенно не до стеснения и подобных глупостей, а потому, пододвинув к кушетке стул, мужчина садится и первым делом берёт руку Ынтэ в свою, прижимает его запястье к губам.
- Мы поймаем этих уродов, - обещает он вслух, и замолкает, опомнившись. Смотрит в глаза мужчины долгим взглядом.
- Простите, пациенту нужен отдых, - сообщает медсестра минут через пять. Она стучит осторожно, и только потом заходит в палату, - Приходите завтра, пожалуйста. 
Хёнрёлю не хочется уходить, он, если честно, с радостью бы тут на всю ночь остался, но согласиться с медсестрой приходится. Кивнув Паку, он отпускает его руку и выходит в коридор.

- Так, а сейчас мы поедем ко мне. Купим по дороге по пиву и по большой порции острых крыльев с картошкой фри, и поедем. Возражения не принимаются! - иногда Ёнуну совершенно невозможно противостоять. Да Хёнрёль и не собирается сегодня этого делать. Он благодарен другу за то, что тот, хоть и сам дико устал за сегодняшний день и наверняка хочет отдохнуть, не оставляет его одного.
Больше всего Юн боится сейчас остаться наедине с собой. Потому что тогда все чувства вылезут наружу.
Они едят, пьют и ложатся спать. Ёнун не пристает с вопросами, только смотрит иногда как-то странно что ли. Хёнрёль замечает это, но тоже ничего не говорит. Сегодня слова не нужны.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

Отредактировано salieri (2017-12-14 21:25:02)

0

29

Когда Ынтэ очнулся, первым делом увидел какие-то размытые пятна, которые в следующие секунды превратились в фельдшера скорой, склонившегося над ним. Тот говорил что-то, вроде бы обращаясь к Паку, но мужчина не понимал ни слова. Тогда медик посветил ему в глаза фонариком и, видимо удовлетворившись этим, пропал из поля зрения.
Потом были суетящиеся врачи, люминесцентные лампы на потолке и запах лекарств. У Ынтэ снова что-то спрашивали, а он ответить ничего не мог, потому что снова не понимал, что говорят все эти люди. Хотелось спать. Сердце все еще быстро билось, то ли от пережитого ужаса, то ли еще от чего, дыхание постепенно выравнивалось, но время от времени все равно срывалось на судорожные глубокие вдохи. Голова, наконец, коснулась подушки, мужчину укрыли одеялом и надели на лицо кислородную маску. Ынтэ закрыл глаза и как-то незаметно провалился в сон. Несмотря на его реалистичность, Пак был уверен, что Хёнрёль, целующий его запястье и смотрящий так, что внутри все замирает, ему снится. Такой прекрасный сон.

После ухода детектива Ынтэ спал так крепко, что не просыпался ни разу, когда кто-нибудь из больничного персонала заходил его проведать. Утром ему стало гораздо лучше, хотя все тело ломило, а голова кружилась. Ынтэ смог, наконец, объяснить врачу, что не слышит его, тогда мужчина выдал ему блокнот и ручку, с помощью которых художник мог общаться с персоналом больницы и с полицейскими, пришедшими вскоре после завтрака, чтобы взять показания. Он подробно рассказал им все, что мог и даже нарисовал по памяти тех двоих, которых видел, чем очень удивил офицеров.
- Надо же, - восхищенно сказал один из них, убирая рисунки в папку. - Даже мучиться с составлением фотороботов не придется. Спасибо вам, - обратился он уже к Ынтэ. - Отдыхайте.
Выйдя из палаты, полицейские чуть ли не нос к носу столкнулись с детективом Юном. Старший из них, узнав коллегу, первым с ним поздоровался. И, узнав о причине его визита, пообещал поделиться показаниями Ынтэ, касавшимися ограбления.
- Понимаю, их совсем немного, но поджог и все остальное произошло уже на нашей территории. Но если понадобится еще какая-нибудь помощь - обращайтесь.

Едва увидев Хёнрёля, Ынтэ сразу оживился, кивнул ему, улыбнувшись. А потом протянул руку и, когда детектив сжал его ладонь, удивленно посмотрел на него. Взяв блокнот, Пак быстро черкнул в нем несколько строк.
"Мне вчера приснилось или вы правда были здесь?"
В положительный ответ почему-то практически не верилось.

[nick]Park Euntae[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2yb4j.png[/icon]

0

30

С утра Хёнрёль с Ёнуном едут на работу. Последний берётся выяснять, не появилось ли чего нового по Ю Мингю, а детектив связывается с полицейскими, которые вчера остались осматривать квартиру Ынтэ.
Действовали похитители умело. Ни отпечатков не оставили, ни улик. А самое интересное, что дом хоть и перевернули вверх дном, но ценного ничего не забрали, вроде как. Выглядит так, будто искали они что-то конкретное, но не нашли.
- Я сам поговорю с потерпевшим, - заявляет Хёнрёль, - Возможно, он в курсе, что им было нужно. Передам вам информацию после того, как вернусь из больницы.

В больницу детектив приезжает один. Припарковавшись, какое-то время сидит в машине, настраиваясь на разговор, раздумывая, как теперь себя вести. Как раньше уже не получится, это однозначно. Слишком уж сильно вчера душа болела за Ынтэ.
Когда Хёнрёль подходит к нужной ему палате, её как раз покидают двое полицейских. Тот, что старше, здоровается с детективом первым, узнав его. Юн вежливо улыбается и тоже приветствует давнего знакомого. Оказывается, они с коллегой  ведут дело о поджоге и потому приходили взять у Пака показания.
- Благодарю вас! Я поговорю с ним, а после приеду к вам в участок, - кивает Хёнрёль в ответ на слова полицейского.

Входить в палату волнительно, но, попрощавшись с коллегами, мужчина не даёт себе больше времени на раздумья.
Ынтэ, едва увидев его, улыбается. Приветствует кивком головы и вообще весь как-то оживляется, что не может не радовать. Протягивает руку, и Хёнрёль сжимает его ладонь, правда, отпускает тут же, поймав на себе удивленный взгляд.
"Мне вчера приснилось или вы правда были здесь?" - Ынтэ пишет, как всегда, быстро. Хёнрёль отвечает коротким: "Да".
Кажется, при нем ещё никто так не смущался. Это вызывает улыбку, широкую и счастливую, которую сдержать невозможно, учащённое сердцебиение и желание обнять, прижать к себе. Пока Ынтэ отворачивается и боится глаза на детектива поднять, тот снова берёт блокнот и пишет: "Я думал вчера, что умру, пока искал вас. Спасибо, что остались в живых. Вы знаете, почему вас похитили? Эти уроды что-нибудь сказали?"
Художник, всё еще не поворачиваясь к Хёнрёлю, отвечает, что похитителей интересовала дорогая нефритовая заколка, принадлежавшая его бабушке. Он сообщил им, что она давно передана в музей, и после этого они, видимо, поняв, что остались ни с чем, со злости решили сжечь дом вместе с жертвой.
"Мы поймаем их и постараемся добиться, чтобы они получили максимальный срок", - обещает детектив. После того, как Ынтэ читает эти неровные строчки, берёт его руку в свою и целует запястье, как вчера.

[nick]yoon hyungryul[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/jD5T4.jpg[/icon]

0


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [18+] voiceless


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC