Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.
На форуме содержится контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив законченных отыгрышей » [18+] Мол, по горло мы сыты чужой виной


[18+] Мол, по горло мы сыты чужой виной

Сообщений 121 страница 126 из 126

121

- Хорошо, когда один бок пустой - рука не затечет. - Невпопад шутит мужчина, когда принимает бутылку. Виски там меньше половины. Он ужасен без льда и не слишком охлажденный. И не разбавленный. Но на войне пили всякое, а в мирное время морщиться на виски - это уже с жиру беситься.
И Каин делает глоток, другой, зажимает бутылку меж колен - судя по тому как к нему устало привалися Авель, тому уже и так хватит.
Может, он не ел вообще давно - вон какой тощий. Что они, лягушатники, вообще тут в сопротивлении ели?
Чем жили?
Мужчина осторожно протягивает руку и ерошит мягко волосы брата. Те стрижены куда короче, чем привычно - наверное, боялся тифа или вшей. Сам Каин отрос в госпитале, а после уже и мир. Окончательный. Вот перед встречей на Эльбе и подорвался на растяжке. Странно, что ногу просто собрали с перелома, а руку вот так.
Под ладонью волосы царапают и колют края раны - приходится убрать руку.
Вновь сунуть ее в карман - за сигаретами.
- Дай огня. - Закурив, понимает, что ему уже жарко сидеть в кителе, но сгонять брата с плеча не хочется - просто расстегнуть на все пуговицы.
Мыслей так и нет.
Бутылка кочует к Авелю.
- Я рад, что мы здесь.
Каин ничего не смыслит в человеческих чувствах, кроме ненависти и гордости. Он уверен в этом.
[nick]Каин[/nick]

0

122

Прикурив, Авель сам тянет с плеча брата китель. Он теперь расстегнутыми пуговицами впивается в бок, а так неудобно. Стянув, приваливается обратно, обхватывает горлышко бутылки и водит пальцем по краю - звенит едва слышно. Глоток, второй, и горло и на языке жжется, а в желудке горячо. Хорошо.
Он не отвечает - не знает, что рта Тито можно, но прижимается крепче и снова в глаза заглядывает. Только недолго - потом носом в шею тычется, выдыхает шумно и снова виски глотает. Горький, не самый лучший - но и не пойло. И то хорошо.
По правде говоря, после того, как они и голый спирт пили, лишь бы не замёрзнуть, так вообще напиток богов.
Привстав на локте, забирает у Каина сигарету, затягивается. Передаёт бутылку.
- Я скучал по тебе, - говорит тихо, на брата не глядя, и закрывает глаза, голову ему на плечо откинув. - По тебе. И по нам.

[nick]Авель[/nick][status]все там будем[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/hsQaY.jpg[/icon]

0

123

Может, так и надо - предначертано - рядом с калекой здоровый, а вместе - что-то цельное и покойное, когда не пытаются мир свой делить на виновных и правых. Не пытаются бежуть?
Может, так и надо?
Или, может, Каин просто пьян.
Он недовольно провожает сигарету взглядом, малость утешается глотком виски, а потом тянется и ставит бутылку на тумбу у кровати - хватит. Иначе утром он будет ненавидеть и мир, и Авеля с удвоенной силой, а, судя по Авелю, который умудрился полупьяно стянуть китель с одного боке старшему, то и тому тоже будет достаточно.
Мужчина забирает край рукава, а потом тянет вниз - ладонь болит и вновь трескается едва затянувшаяся сукровица, но то такое. Китель он снимает полностью и, сложив, вешает на спинку - порядок должен быть. Хоть где-то.
Брат от всех этих манипуляций сначала отдаляется, а потом оказывается рядом, прижимаясь, уронив голову на плечо.
Не смотрит уже и не прижимается носом и дыханием к коже, а Каин помнит эти мгновения, прошедшие уже.
И хочет, чтобы они повторялись.
- Я знаю. - Забирая и давя окурок о край пепельницы, сдвинутой за бутылку виски, военный едва усмехается.
Потом слизывает свою кровь с ладони и подушечками пальцев поводит по лицу брата.
- Знаешь. Если это наша последняя жизнь, я рад ей и калекой. - У него нет других слов. Ему и так трудно. Что-то разрывает на части.
Он приваливается спиной к прутьям спинки кровати, полусьезжая, полуложась, смотрит в потолок.
- Знаешь, небо поменялось. А я помню те звезды. Они были другими. И отражались у тебя в глазах.
[nick]Каин[/nick]

0

124

[nick]Авель[/nick][status]все там будем[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/hsQaY.jpg[/icon]
Прикрыв глаза, накрывает руку брата своею, гладит шершавые пальцы. Прижимается крепче и коротко касается ладони губами, собирая выступившую кровь.
Словно мало им грехов - да только если сейчас близки и ближе никогда не были, и если иного не надо - если так, есть ли дело до грехов?
Авелю - нет.
- Я плохо помню звезды. Я смотрел на землю и на тебя, - он улыбается светло, немного даже блаженно, гладит грубые пальцы. - Твои руки, кажется, совсем не изменились.
В голове туман, а его самого ведёт - трудно сидит прямо, то и дело клонит. И Авель не борется - клонится к брату, как тогда, давным-давно, колосья налитые к земле гнулись, в волосах путались да руки кололи.
Пальцами худыми по шее его водит и ключицам твёрдым, в шею дышит горячо, горячечно дальше.
- Если это... последняя, - говорит он, - я не попрошу другой.
Он не знает, как словами передать это чувство, что растёт и ширится в клети грудной. Словно ткано там чему-то - и вот-вот проломит, вырвется, сметёт. Не знает, как рассказать, знает лишь, что так хорошо и покойно, так правильно давно ему не было.
Касается губами горячими подбородка колючего, щекой трется и глаза светлые жмурит, прежде чем посмотреть, как всегда смотрел - словно вот он, Свет, и другого ему не надо.

0

125

Будто не брат у него есть, а половина сердца, в другом человеке открывшаяся и навсегда тянущаяся к нему. Будто так можно... но если так вот есть, так вот чувствуется - значит, можно?
Каин молчит. Опускает свою ладонь, когда ее перестает касаться брат, а после прикрывает глаза. За горячими веками - все воспоминания, все ощущения.
Ненависть - вот она - руку протяни и коснись черных углей сгоревших жизней. И сейчас есть ненависть - Каин знает это чувство до солоной крови на губах. Вот она - ненависть его, вот - он ненавидит брата и сейчас, за то что он - его брат, за то что невозможно его поглотить и воссоединиться навечно, за то, что нет у них вечности посмертия славного, а есть лишь агония ошибок каждой новой жизни.
Нет, это не последняя жизнь - Каин почти знает уже, почти чувствует. И знает, чего бояться дальше - когда-то, открывшись, полюбив до конца брата, он столкнется с тем, что Авель от него устанет. Потом он сам от него опять устанет. Они будут вспыхивать и гаснуть. Ранить друг друга обстоятельствами и разлуками, смертями, судьба будет их сталкивать на разных рубежах и по разные стороны и ненависть к положению вещей будет обьяснима и осязаема.

Всё будет.
Но будет и этот миг. И будут те миги, что уже были, подобные им.
Каин помнит колосья под двумя ладонями и горячую, почти ципленочью, шею. Помнит грубый острый камень в руке и мягкую нежную кожу, сжатую горячечным касанием рук. Помнит темноту и слепоту, помнит и как смотрел через весь зал и видел, среди пестрого многоцветия, только Авеля; помнит как воняла его паленая кожа, помнит как пахла братова, натертая маслами. Помнит фрески на стенах и кровь в пыли переулка. Помнит как стрелял в спину, чтобы остаться неузнанным; помнит как умирав, узнавая уже в последний миг гаснущего разума.
Всё помнит.

Выдыхает, поворачивается тяжело и неуклюже - без правой руки то мука. Поворачивается, как раненный дракон, чтобы оцарапанной левой ладонью обнять брата, оказавшегося под ним, посмотреть в ребячье-ясные, даже сквозь каждую войну и смерть глаза, перестать хмуриться.
- Я люблю тебя. Даже если я умру, я умру от твоей руки. Даже если ты умрешь, ты умрешь от моей руки. Даже если нас убьют, мы вернемся и встретимся. Я ненавижу тебя, потому что если я умру, я умру от твоей руки; если ты умрешь - то умрешь от моей руки. Потому что, даже если мы встретимся, мы умрем опять и опять. Потому что не будет и не было ничего важнее этого мига. Потому что он сейчас закончится. Ненавижу и люблю. Я живу благодаря тебе и умираю благо даря и благо отбирая у тебя. Я проклят тобой. И, знаешь... я врал, что хочу просто покоя. Я счастлив. Так. Но я сотни тысяч раз буду тебя ненавидеть и забывать. И ты меня. Я постараюсь запомнить этот миг, но могу забыть именно его. Но что-то останется. Я примирился. Прости меня, что отрицал, Авель. - Остается только посмотреть в глаза и прижаться губами к горячему виску, как ребенка и как самое драгоценное, прижимая к себе, вжимаясь к тому, кого никогда не будет роднее.

Если Бога и проклятия нет, их стоило выдумать ради этого мига, когда сердца будто и не стучат... потому что грохочут в унисон.
[nick]Каин[/nick]

0

126

Авель медлит — и обнимает его, накрывая ладонями лопатки — отсюда бы росли крылья, если бы все шло так, как должно идти. Если бы тогда, давным-давно, он умел говорить правильные слова. Если бы тогда, давным-давно, он не был настолько глуп.
Поднимает взгляд, в глаза братовы глядя, и отвернуться не смеет — не желает. Держит, обняв, отпустить боясь — отпустит, и прервется этот миг.
— Мы будем вспоминать. Снова и снова. Через жизнь или сотню жизней, но мы будем вспоминать, и мы снова будем здесь, — не в это пропыленной комнате в послевоенном Париже, где пахнет горечью и кровью, здесь — где память вечна, где нет никого ближе, где в глазах чужих звезды, а под руками вновь гнутся тяжелые колосья. — И это — главное.
И сколько бы жизней еще не ждало их впереди — они пройдут их.
Время движется по кругу — и снова будет ненависть, снова будет любовь, и будет так вечно — ныне и присно, и даже смерть не разлучит их.

Бирюзовая, бликующая на солнце вода расходится кругами, когда безмятежную гладь разрезает острый камень, и на мгновение окрашивается багрянцем. Мальчишка, рыжий и веснушчатый, словно зацелованный солнцем, морщится и встряхивает рукой — порезался.
— Здесь какие-то дурацкие камни, вечно режусь об них, — он кривит губы, падая на расстеленную куртку рядом с братом, и вытягивает ладонь, распоротую по линии жизни. — Мама опять будет ругаться, как думаешь?
Главное, чтобы мама на не ругалась на старшего брата — что опять не уследил за младшеньким. Авель не любит, когда Каину достается из-за него, но родители не слушают — словно это не он сам виноват, а Каин его чуть ли не силком заставил себе руки резать.
Вот бред-то.
Солнце бликует на воде, слепя глаза, и Авель, отвернувшись от озера, прижимается к плечу брата лбом, обнимает здоровой рукой его, накрывая ладонью лопатку.
— Может, не заметит?
И прижимается крепче, подняв голову, носом в шею тычется.
Солнце завершает круг, уступая Небеса звездам.
Ветер сонно шелестит высокой колючей травой.
[nick]Авель[/nick][status]все там будем[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/hsQaY.jpg[/icon]

+2


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив законченных отыгрышей » [18+] Мол, по горло мы сыты чужой виной


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC