http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/32897.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Фильмы и сериалы » [R, StarWars, AU] Двое, ружье, кусты


[R, StarWars, AU] Двое, ружье, кусты

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

[R, StarWars, AU] Двое, ружье, кусты


http://s3.uploads.ru/MvAzK.jpg

Пейзаж для песенки Лафоре: усадьба, заросший пруд
И двое влюбленных в самой поре, которые бродят тут.
Звучит лягушечье бре-ке-ке. Вокруг цветет резеда.
Ее рука у него в руке, это означает "да".
Они обдумывают побег. Влюбленность требует жертв.
Но есть еще один человек, ломающий весь сюжет.
Им кажется, что они вдвоем. Они забывают страх.
Но есть еще муж, который с ружьем сидит в ближайших кустах.
.
На самом деле эта деталь (точнее сюжетный ход),
Сломав обычную пастораль, объема ей придает.
Какое счастье без угроз, какой собор без химер,
Какой, простите прямой вопрос, без третьего адюльтер?
Какой романс без тревожных нот, без горечи на устах?
Все это им обеспечит Тот, Который Сидит в Кустах.
Он вносит стройность, а не разлад в симфонию бытия,
И мне по сердцу такой расклад. Пускай это буду я.
.
Теперь мне это даже милей. Воистину тот смешон,
Кто не попробовал всех ролей в драме для трех персон.
Я сам в ответе за свой Эдем. Еже писах — писах.
Я уводил, я был уводим, теперь я сижу в кустах.
Все атрибуты ласкают глаз: двое, ружье, кусты
И непривычно большой запас нравственной правоты.
К тому же автор, чей взгляд прямой я чувствую все сильней,
Интересуется больше мной, нежели им и ей.
Я отвечаю за все один. Я воплощаю рок.
Можно пойти растопить камин, можно спустить курок.
.
Их выбор сделан, расчислен путь, известна каждая пядь.
Я все способен перечеркнуть — возможностей ровно пять.
Убить одну; одного; двоих (ты шлюха, он вертопрах);
А то к восторгу врагов своих, покончить с собой в кустах.
А то и в воздух пальнуть шутя и двинуть своим путем:
Мол, будь здорова, резвись, дитя, в обнимку с другим дитем,
И сладко будет, идя домой, прислушиваться налегке,
Как пруд взрывается за спиной испуганным бре-ке-ке.
.
Я сижу в кустах, моя грудь в крестах, моя голова в огне,
Все, что автор плел на пяти листах, довершить поручено мне.
Я сижу в кустах, полускрыт кустами, у автора на виду,.
Я сижу в кустах и менять не стану свой шиповник на резеду,
Потому что всякой Господней твари полагается свой декор,
Потому что автор, забыв о паре, глядит на меня в упор.

Баллада о кустах (Дмитрий Быков)
Oh, I was this and I was that...
Kipling, "Tomlinson"

время действия: 34 ПБЯ
место действия: где-то в галактике в относительно изолированном месте. Там точно есть кусты.

участники: генерал Хакс, Лея (еще не генерал) Органа

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
время-шремя, аномалия-шаномалия, человеки, воспитанные котиками. Лея Органа попадает из своего настоящего, где ей девятнадцать лет, в будущее, где ей должно быть намного больше, и по закону подлости первым встречает Хакс
[icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon][nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status]

0

2

Лея с трудом заставляет себя открыть глаза. Приподнимается, тихо шипит — локтем опирается о мелкий камень; больно.
Приходится зажмуриться — перед глазами все плывет. Это не очень помогает, потому что когда она снова пытается осмотреться, пронзительно голубое — до рези в глазах — небо заставляет щуриться, и Лея видит какие-то цветные пятна.
Хочется встряхнуть головой, но сенатор Органа уже несуществующего Набу справедливо полагает, что так станет только хуже.
Когда способность трезво и адекватно смотреть на окружающий мир — хвала Силе, не проходит и минуты, хотя кажется, что чуть ли не вечность, — возвращается, Лея заставляет себя сесть и только потом поднимается.
Оглядывается снова.
Привычным жестом отряхивает некогда снежно-белое платье, закатывает глаза, когда, наклонившись, разглядывает грязь на подоле — и можно даже не задумываться о том, что платье представляет из себя сзади. Она основательно повалялась в пыли, хорошо, что не в грязи. Впрочем, — она смотрит на небо, — если бы повалялась еще минут пятнадцать, могла бы устроить и грязевую ванну. С северо-запада надвигается масштабная туча, и вполне вероятно, что скоро ливанет.
Звенящая тишина — мерзость, даже птицы не поют, — нарушается, когда по гравию, изображающему здесь дорожку, звучат шаги. Лея наклоняется, привычным жесток вытаскивает вибронож и вспарывает ткань платья сбоку. Перехватив рукоять иначе, разрывает юбку до середины бедра — платье достаточно узкое, ткань плотная. В таком особо не побегаешь. А Лея, если честно, понятия не имеет, где она сейчас находится — пейзаж ей незнаком совершенно, — и вполне может статься, что побегать придется.
А еще совершенно точно придется найти воду, еду и способ отсюда выбраться. Лея стучит по комлинку, но он не реагирует, выдает невнятицу. Сломался при ударе? Сомнительно. Прошлый Лее пришлось менять, только когда в него случайно попали из бластера.
Значит, придется изобретать обходные пути, надеясь на себя одну.
Лея выдает экспромтом парочку обсценных выражений, перехватывает поудобнее вибронож и заводит руки за спину.
Шаги звучат приблизительно в тридцати метрах от того места, где она сейчас. Лея поворачивается на звук, огибает высокий — выше нее — куст и вскидывает голову, разглядывая рыжеволосого мужчину. Складывает руки на груди.
Пейзаж ей ни о чем не говорит — деревья, кусты, трава. По такому не опознаешь, где ты и зачем.
Голова ужасно трещит, словно ее треснули мешком, полным пыли. Но это на время можно отодвинуть на задний план. В конце концов, пока голова на месте все остальные проблемы вполне решаемы.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

3

Солнце. Небо синее до рези в глазах. На одиннадцать часов, выше линии горизонта — серая громада. Слишком бесформенная, чтобы быть чем-то, кроме грозовой тучи. При движении что-то деревянно хрустнуло под спиной. Вокруг краски, слишком яркие: оттенки зелёного, жёлтого, красного. Листья. Галька. Сухие ветки. Планета земного типа. Сначала Хакс понимает это.
Потом — то, что он сам лежит на земле, приподнявшись на локтях, и тяжело дышит. Как после кошмара.
Уже несколько стандартных лет у него не было кошмаров.
Первым движением он поднимается на ноги, вторым — кладёт руку под китель, на рукоятку бластера. Взгляд вниз, кривая гримаса: сапоги в пыли, у носка левого бурое пятно. Сейчас это не имеет ни малейшего значения, и хорошо: Хакс не хочет думать, на что похожи остальные предметы его формы.
Под подошвой ломается ещё одна ветка. Спустя несколько шагов глинисто-травяная поверхность сменяется гравием. Хакс смотрит на яркие, слишком яркие после упорядоченного однообразия «Финализатора» — возможно, поэтому так ноют виски. Это хорошее объяснение. Оптимистичное. Хаксу платят не за то, чтобы он был оптимистом.
Но при мысли о том, что кто-то с помощью Силы мог погрузить его в галлюцинацию, залезть ему в голову, Хакса почти тошнит от ярости. Он должен сохранять равновесие.
Это сложно, учитывая, что Хакс не может даже предположить, на какой планете он находится.
Он понятия не имеет, как здесь оказался, но что хуже — он не помнит и того, что было накануне. Перебирает то, что осталось в памяти: имя, звание, возраст, биография, полномочия, награды. Он прекрасно помнит себя как функцию, но восстановить в памяти последние события тем сложнее, чем больше он пытается, и Хакс оставляет это занятие — временно.
Он вскидывает голову, когда слышит треск рвущейся ткани и отрывистую ругань. Они звучат оглушительно громко — и оглушительно близко. В такой тишине его будет дезориентировать даже собственное дыхание. Плохо.
Тем же обманчиво-ленивым шагом Хакс идёт навстречу источнику звука. И наставляет бластер на девушку прежде, чем успевает её узнать.
Это и правда легко: многие часы просмотра кинохроник позволяют в том числе узнать, как выглядели лидеры Сопротивления в юности.
Это и правда сложно: для той Леи Органы, которую знает Хакс, у неё слишком открытое лицо.
Впрочем, вряд ли у этой Леи Органы есть дети.
Это может быть сном, и тогда всё не имеет значения (кроме необходимости планово посетить медотсек).
Это может быть чем-то ещё. Испытанием. Экспериментом. Невероятной удачей. Чем угодно. Прежде чем предпринимать какие-то действия, стоит это выяснить.
Хакс поджимает губы: движение, которым он изображает улыбку. Он молчит. Слова переоценены, задать вопрос можно и без них.
Например: почему бы мне не выстрелить прямо сейчас?

[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

+1

4

Дуло бластера направлено точно на нее — больше здесь не на кого — и что-то подсказывает, что рука, держащая его, не дрогнет. Об этом говорит твердость хватки, твердость лица и твердость взгляда.
Полный набор.
Этот человек явно не из тех, кто целится рукой.
Нож лежит в руке обманчиво спокойно и некрепко.
Если выстрелишь, — говорит подобная расслабленность, — все равно огребешь.
Наверное, это можно назвать практически равноценным обменом. Впрочем, если он выстрелит ей в плечо, например, или ногу — травмировать, но не убить и не обездвижить, — это будет даже равноценный обмен.
Она не знает этого человека, но он явно военный. Даже если закрыть глаза на его форму, достаточно взглянуть на выправку. Явно из высших чинов — и здесь уже нашивки подсказывают: генерал. Наземные войска, не флот.
Имперец — слишком уж говорящая форма. Нетиповая модель — Лея не может вспомнить никого подобного среди имперских чинов, но не может же она знать всех?
Такого бы точно запомнила.
А он её знает — она видит это по взгляду.
Хорошо.
Значит, нужно выбраться отсюда, где бы она ни была, и не оставлять за спиной идеологического врага.
Прекрасно.
— Кажется, вы меня знаете, — Лея коротко улыбается, словно они на приеме и то, что их не представили друг другу, всего лишь досадное недоразумение, — а я вас — нет. Предлагаю уравновесить наши позиции.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

5

Любые задачи на верность — в разных частях галактики называвшиеся философскими, абсурдными или даже логическими — не являлись для Хакса ни философскими, ни абсурдными, ни логическими, ни даже задачами. Задача требует напряжения, пусть минимального. Ответ на вопрос вроде «могли бы вы убить лидера Сопротивления, если бы перенеслись в прошлое, когда она была ребёнком» его не требовал.
(В том числе потому, что благодаря пропаганде Сопротивления в условии подобных задач зачастую фигурировал Первый орден.)
Однако Лея Органа всё ещё была жива.
Хакс выдержал паузу в одну, две — ровно три секунды. И рассмеялся.
Его смех ещё менее напоминал смех, чем улыбка — улыбку, и скорее походил на резко оборвавшийся лай. Хакс, конечно, не закрывал глаза, когда смеялся. Глаза его вообще не менялись.
— Бросьте оружие, принцесса. — Он замешкался перед обращением на долю секунды, которую потратил на поиск нейтрального обозначения. После уничтожения Хосниан-Прайм имя генерала Хакса знали все, кому что-то говорили слова «Республика» и «Первый орден»; лицо он тоже не старался скрыть. И если она его не узнаёт...
Это и впрямь было похоже на путешествие во времени. Или на отлично созданную иллюзию, напомнил Хакс себе, чтобы оборвать неуместный восторг. Любое чувство могло слишком дорого обойтись, любое одно — а Хакс их испытывал криффову дюжину, и определяющим было — непонимание.
И это чувство уравновешивало только ощущение собственного превосходства. Кажется, в вооружении. Кажется, в опыте. Кажется, в информации.
«Кажется».
Но пока у Хакса были только эти данные.
Если здесь присутствовал кто-то ещё, Хакс мог полагаться в основном на слух. Шуршащий гравий, ломкие ветки, звенящая тишина — подобраться к ним незамеченным сложно, но реально. Глаз он не сводил с Органы. Её — даже если сейчас она в самом деле моложе его лет на десять-пятнадцать — крайне опасно недооценивать.
Как и Хакса.
— Вам известно, зачем вы здесь? — спросил он с уверенностью, призванной продемонстрировать: вас доставили сюда по моему приказу, Первый орден контролирует ситуацию.

[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

+1

6

— Конкретизируйте, — Лея вдруг усмехается, глядя на рыжего генерала, и на мгновение прикрывает глаза; смотрит на него из-под ресниц. — А то ведь я брошу, генерал.
Она не ведется на эту демонстративную уверенность — если ее ждали, то зачем он наставлял на нее бластер, словно не ожидал?
— А вам, генерал? — она склоняет голову к плечу, скрещивает руки на груди. — Мы все еще в неравном положении. Предпочитаю все же знать, с кем имею честь.
И сжимает губы, чтобы сдержать улыбку.
— Разумеется, я могу называть вас «генерал Рыжий». Или, возможно, «Рыжик». Могу придумать что-нибудь относительно вашей формы — к слову, я теряюсь: если я правильно помню, Империя предпочитает другую модель. Вы явно генерал, не адмирал — но генерал чего?
Лея делает шаг вперед, словно совсем не опасается и не боится, словно отключила на время здравый смысл и инстинкт самосохранения. Отец говорил, что это — вместе с ее умением импровизировать — одни из главных ее достоинств. Что же, оставалось надеяться, что умение импровизировать не подводит ее сейчас.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

Отредактировано Тиф (2018-01-10 00:40:23)

+1

7

Не раздумывая, Хакс опустил руку с бластером и выстрелил под ноги Органе — туда, где оказалась бы её ступня, вздумай она приподнять её для второго шага. Вернул бластер в исходное положение.
— В следующий раз, — тихо сказал Хакс, — я буду целиться выше.
Небо медленно темнело; грозовое облако становилось всё больше. Окружающие цвета серели, утихала боль в висках. Всё ощутимее пахло озоном. До того, как небо расколется дождём и видимость снизится до критической, оставались считанные минуты.
Ждать «следующего раза» было бы со стороны Хакса верхом глупости. Владелица оружия ближнего боя только что сократила расстояние до владельца оружия дальнего боя. Ещё несколько шагов — и она в самом деле сравняет шансы  и без преимуществ погодных условий.
Если бы у Хакса не хватало других проблем, он мог бы ощутить мимолётное восхищение. Им самим оно осталось незамеченным. На поверхность всплыло нечто гораздо более понятное и удобное, привычный способ общения с миром — глухое раздражение, перерастающее в злость.
— Я слышал, что у особ вашего происхождения дерзость считается очаровательной. Это верно — до тех пор, пока есть кто-то, кто примет удар, предназначенный вам, на себя. Считаете себя самой остроумной? Самой отважной? Самой бессмертной?
По мере того, как Хакс говорил, голос его становился громче. Он снова ощутил ноющую боль в зубах и скулах — слишком сильно напряглись челюсти.
— В радиусе нескольких километров нет никого! Кто мог бы предложить свою жизнь взамен вашей. Вы можете называть меня как угодно, слова меня не задевают. А ваше самомнение, — это слово он процедил с отвращением, — выглядит жалко.
И Хакс надеялся: более жалко, чем его блеф. Конечно, он не предлагал свою жизнь за жизнь будущего лидера Сопротивления, но был слишком близок к этой грани. Она всё ещё была жива.
Это напоминало морок. Действие иллюзии. Условия эксперимента. Какие-то примеси в воздухе. Всё сочтут оправданием в случае ошибки, мудростью — в случае успеха.
Хакс не хотел её убивать, не поняв, что, крифф его задери, происходит.
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

+1

8

— В радиусе нескольких километров нет никого, — Лея кивает. — Это вы заметили совершенно верно.
Она, наконец, полностью понимает, что такого неправильного в этой тишине. Не то, что молчат птицы и насекомые; здесь даже воздух кажется недвижим, а трава, пригибаясь словно под порывами ветра, не шелестит.
— А что касается «самой бессмертной», — Органа кривит тонкий нос, — это глупо. Как можно быть бессмертнее кого-либо? Либо ты смертен, либо нет. Я вот, например, — вполне себе. Подозреваю, как и вы, генерал.
В радиусе нескольких километров нет никого — куда ни глянь, равнина, сплошная трава и невысокие кусты, гравий. В радиусе нескольких километров — а то и десятков. Если прислушаться, можно уловить журчание воды, но тихое, едва заметное, словно воду накрыли толстым плотным материалом, глушащим звуки.
При таком рельефе слышимость должна быть потрясающие — но они не слышат никого.
Лея не имеет ни малейшего понятия, где они находятся; понятия не имеет, кто эти «они» — она по-прежнему практически ничего не знает об этом человеке. Разве что голос у него приятный, если бы, конечно, не эти мерзкие нотки.
Но оставаться на месте и ждать чуда — смерти подобно. Тем более, когда вот-вот хлынет дождь.
Причем, судя по небу, это будет не летняя морось.
Надо найти укрытие — не может же здесь везде быть сплошная равнина. Холмы, гроты, скалы — хоть что-то да должно найтись. Хоть яма, которую можно закрыть ветками. Что угодно.
— Если вы закончили изощряться в оскорблениях, генерал Рыжий, — Лея предельно вежливо и ласково улыбается, — уберите бластер. Мы здесь одни. И не знаю, как вы, а я не собираюсь ни мокнуть под дождем, ни отстирывать с платья вашу кровь. Белый — маркий цвет.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

9

Звучало абсурдно. Если это иллюзия, то сейчас она разваливалась на глазах. Это часть сценария или просчёт? Зачем представлять Органу в виде глупой, хвастливой девчонки?
Если же это и есть сама Органа, то
(зачем она такая)
как она умудрилась занять такую высокую должность... вообще — выжить?
Хакс чувствовал во рту привкус разочарования. Металлического, как кровь, как упёртое в зубы оружие, как что-то, что готово разрушить все представления, которыми он жил до этого.
К счастью, это не имело никакого значения.
Глупее всего бездействие.
Логично предположить, что преобладающая рука — та, которой Органа держит вибронож. Лучшая точка — запястье. Прижато к груди. Если Органа совершит спонтанное движение, она может получить более серьёзные повреждения, чем сейчас было бы удобно.
Хакс не был ранен, в худшем случае — пара синяков. Насколько он мог судить, Органа находилась в том же положении. Даже раздробленная кость — неприятно, но легко поддаётся лечению. Даже в отсутствие меддроидов и запаса бакты можно не допустить серьёзных последствий.
Это тоже не имело никакого значения. Органа умрёт в любом случае. Но лучше бы — не прямо сейчас.
Хакс видел планеты, условия которых препятствовали нормальной работе системы гемостаза, и любая царапина становилась смертельно опасной. Планеты, в воздухе которых существовала активная плесень, проникающая в организм при любом механическом повреждении кожного покрова. Увеличение хрупкости костей, смена давления, естественные яды, вирусы.
Слишком мало информации, слишком много возможностей, каждая из которых — риск.
Хакс быстро отвёл ствол бластера чуть в сторону, чуть вниз — и выстрелил в локоть руки, сжимающей вибронож.
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

+1

10

Отец ей говорил — поменьше самоуверенности, дорогая. Лея знает, что ее очень часто недооценивают, но пропускает тот момент, когда сама поступает так же — и начинает считать, что все ей сойдет и все получится.
Она до сих пор не знает, где она, с кем она, когда она — чувство времени теряется и с трудом получается установить, сколько времени назад она была в сознании, сколько времени она провела в отключке. В висках бьется пульс, раздражая и напрягая, а в голове немного туманно.
Она привыкла, что все сходит с рук — или обходится очень мягко; привыкла, что ей везет; привыкла, что обычно получается — потому что мало кто ждет от принцессы Органы каких-то вразумительных действий на поприще не-светском.
Что ж.
Не получается. Она успевает выпрямить руку бросая нож в рыжего, но заряд бластера обжигает локоть по касательной — не смертельно, но на некоторое время об активной работе правой рукой можно забыть.
А права рука у нее, вот незадача и неожиданность, рабочая.
Крифф.
Лея переводит дыхание, прерывисто выдыхая, и сглатывает ком в горле, смаргивает навернувшиеся слезы.
Больно.
Но рыданиями она себе точно не поможет — и Органа заставляет себя выпрямиться, отпустить покалеченную руку, и прямо посмотреть на ублюдочного генерала.
С-скотина.
— И, — голос даже не дрожит, но напряжение в нем слышится отчетливо, — что теперь?
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

11

Хороший вопрос.
Просто отличный.
Ответа на него у Хакса нет.
На какую-то долю секунды ему хочется так и ответить: да, представляете, я понятия не имею, что делать, вы понятия не имеете, что делать, мы не знаем, на какой планете мы находимся и как мы тут оказались, где наши соратники и, в самом деле, есть ли они у нас вообще, что это за бредовый сон, хоть в бредовом сне мы можем позволить себе сложить оружие и сходить в кантину, если бы она здесь была, какое же бедное у нас воображение, только и можем придумать сплошь равнину и атмосферные осадки — и засмеяться, как кто-нибудь из соучеников в Академии, некоторые иногда себе такое позволяли.
Насколько Хакс знал, ни один из подобных не дослужился до генерала.
Слегка смутно он осознаёт, что губы кривятся так, что ноет скула.
Не отводя дула бластера, Хакс делает делает шаг назад и полуоборачивается. Вибронож лежит на стыке гравия и травы, легко ложится в руку. Срезанные лезвием травинки сочатся
(гноем и кровью)
жёлтым и красным. Сок остаётся на пальцах, Хакс рассеянно трёт пальцы и тратит несколько секунд на то, чтобы укрепить вибронож на поясе одной рукой.
Если бы Хакс не выстрелил первым, сейчас вибронож мог бы красоваться у него в груди.
Выплеск адреналина. Иногда от этого в голову лезут странные мысли. И ещё от этой духоты.
— Для начала вы уясните: тех, кого мне становится жаль, я стремлюсь как можно быстрее избавить от страданий. Вас мне уже почти жаль.
Пусть сейчас Лея больше принцесса, чем генерал. У принцесс тоже есть гордость.
В идеале.
За короткое время туча заполнила собой всё небо. Серый массив поблёскивал, искрился, вот-вот готовый расколоться пополам и обрушить вниз, что бы в нём ни скрывалось.
— Нужно найти укрытие.
Голос Хакса стал заметно нервознее.
— Вы — вперёд.
Последнее слово он едва не прорычал:
— Бегом!

[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

+1

12

Лея щурится, смотрит почти презрительно и вздергивает подбородок.
Гордости у нее — хоть отбавляй или ложкой ешь, и можно даже совместить, меньше не станет.
Губы кривятся в ответной ухмылке, и Лея показательно склоняет голову, давит ухмылку. Смотрит из-под ресниц — почти спокойно и со злым весельем.
И разворачивается, поворачивается спиной, держится ровно и прямо — словно ее не держат на прицеле, а предлагают прогуляться по парку близ апартаментов на Корусанте.
Словно совсем не боится — и она не боится, этот человек мог убить ее уже несколько раз, и вопрос только в том, почему все еще не убил.
Бояться бессмысленно — у него бластер и её вибронож, и либо он убьет ее, либо нет. Третьего не дано — с его стороны.
— Как вы предпочитаете, генерал? — Лея оглядывается на него, улыбается так, словно фланирует по зале на светском рауте — спасибо отцу за воспитание, кто бы знал, когда оно пригодится, — а не стоит под прицелом. — Галоп, рысь, трусца?
Ведет плечом здоровой руки, чуть крепче перехватывает раненную руку и сжимает — не кровит, уже хорошо, бластеры в чем-то крайне гуманное оружие.
И шагает вперед, и еще, и еще — ей кажется, что она знает, куда надо идти.
Вероятно, потому же, почему с самого детства ее учат защищаться от чужого воздействия.
Потому что кое-что она знает — а он вряд ли.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

13

— Я предпочитаю, чтобы вы закрыли рот.
Это вырывается против воли Хакса — раньше его воли — но, оценив ситуацию, он решает: это наименьшая из проблем. Его раздражение и так чересчур очевидно и только растёт с каждой стандартной секундой.
От того, насколько хорошо Органа делает вид, что её не касается ни его раздражение, ни зажатый в руке до сведённых пальцев бластер.
От того, что он вовсе не уверен, что секунды здесь соответствуют стандартным.
От того, что только сейчас Хакс кое-что понимает — и может только взмолиться всем богам, в которых не верит, чтобы этого не поняла она.
Он хотел, чтобы принцесса Органа шла впереди только потому, что сам понятия не имеет, куда здесь можно идти.
Такая детская ошибка вызывает желание так же по-детски всё исправить. Заорать. Пойти в другую сторону. Выстрелить в спину, чтобы не оставить свидетеля собственного позора. Надеяться, что свидетель ничего не заметил.
Какая чушь.
Первый Орден контролирует ситуацию. Любую из возможных ситуаций. И если сейчас Первый Орден состоит из одного Хакса — значит, у него нет выбора.
Эта мысль успокаивает.
Хакс снова трёт пальцы свободной руки. Странно: он чувствует жжение там, где на коже перчатки остался сок. На ощупь перчатка кажется целой.
На ощупь — потому что Хакс смотрит только вперёд, и от него не укрывается, как Органа давит на локоть. Это выглядит знакомым. Точно так же — по собственной свежей ране — привык бить Кайло Рен.
Дальнейшие разговоры только побудят Органу отвечать. Она и без того слишком спокойна. Если не сказать — игрива.  Потому Хакс и не говорит, только идёт за ней максимально твёрдым шагом, на который способен, сдерживая себя, чтобы не сорваться, не сорваться, не сорваться — дорога устлана пылью и сухими ветками, здесь частоколы кустов, сколько хватает глаз, а там, вверху — только наливающаяся сизым туча.
Под ногами беззвучно вздрагивает земля.
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

+1

14

— О, ну если вы предпочитаете такие игры, — теперь, когда чувствуется определённая безопасность, дерзить намного проще.
Главное — не переусердствовать, и после этого Лея замолкает. Идёт спокойно, но шаг не сбавляет; держится по-прежнему прямо.
Над головой собирается туча, пыль начинает вздымать тихий, пока едва ощутимый ветер. Она откуда-то знает, что только пока — и это предчувствие ей не нравится, как не нравится все на этой планете.
Когда они проходят очередной куст, выходят к развилке — и Лея, помедлив буквально пару секунд, сворачивает к правому ответвлению. Проходит по нему около около двухсот метров, не заботясь особо, успевает генерал или нет, и снова сворачивает направо, к едва заметной тропке.
Она поросла травой, но все ещё выделяется среди зарослей сорняка, скрывающегося за кустами.
Пыль, ветки, заросли кустов - и Лее даже интересно, куда приведёт эта тропка.
Туча над головой сгущается, и Лея прибавляет шаг, прежде чем, заправив за пояс край разорванной до середины бедра юбки, сорваться на бег.
Ветер усиливается — и это дурно пахнет. В прямом смысле: ветер приносит запах серы, железа и полыни.
Лея не знает, что это, от чего может исходить столь странный аромат, но знает, что ни к чему хорошему это не приведёт.
Поэтому бежит.
Туча над головой набухает, грозя вот-вот пролиться дождём.
Лея знает, что пахнет железом и серой. Кровь и огонь.
Впереди обрыв, а под ним виднеется пещера.
Что угодно, лишь бы не оставаться под открытым небом.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

15

Хакс с трудом удерживается от рычания.
Он не предпочитает «такие» игры. Он вообще не большой любитель игр. Он нуждается в правилах. Нуждается в цели, на этом всё. Их отсутствие ощущается физически: холодом по позвоночнику, сосущим чувством в животе.
Говорить сейчас об играх — легкомысленно до бешенства.
Вся Органа легкомысленна до бешенства.
Но она хотя бы замолкает. И идёт — наконец идёт, а не делает вид, будто вышла на променад. Хаксу приходится шагать всё размашистее. Когда параллельные стены кустов
(кустов, кустов, кустов, кустов)
резко расходятся в стороны и на развилке Органа замирает, он едва не налетает на неё. Будто спотыкается в полушаге, резко отступает назад, она не замечает. Слишком увлечена дорогой. Слишком уверенно идёт. Как натасканная ищейка, как человек, ориентирующийся по навигатору.
Это очень хорошо.
Это очень плохо.
Органа срывается на бег, и это точно хорошо. Хакс может следовать за ней и не думать о том, чего эта мысль вызывает в нём больше: радости или страха.
(о том, что Органы он боится гораздо больше, чем готового обрушиться им на головы неба)
(о том, почему его вообще устраивает следовать за Органой и не думать)
(наверняка о чём-то ещё)

На откосе обрыва Хакс едва не падает. Как назло, здесь нет ни одного куста, они везде: справа, слева, спереди, сзади — но не здесь, здесь зацепиться не за что, под ногами скользкое и неестественно сухое месиво, сердце колотится, дыхание рваное.
Уже внизу в очередной попытке удержаться на ногах Хакс сбивает с ног Органу. Хватает её за локоть, дёргает вверх, оставшуюся дистанцию тянет её за собой.
И делает следующий судорожный вдох уже в пещере, только преодолев приличное расстояние от входа. Он вовсе не уверен, что это поможет. Уже потому, что пещера прямая, как коридоры «Финализатора».
Продолжая удерживать Органу за локоть, свободную руку Хакс инстинктивно кладёт на рукоять виброножа.
В этот момент он понимает, что во время спуска выронил бластер.
А в следующий пещера заполняется слепящим светом.
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

Отредактировано greengrass (2018-03-26 20:05:55)

+1

16

Духота. Сильный шорох набрякших листьев, от
какового еще сильней выступает пот.
То, что кажется точкой во тьме, может быть лишь одним -- звездою.
Птица, утратившая гнездо, яйцо
на пустой баскетбольной площадке кладет в кольцо.
Пахнет мятой и резедою.

Глаза слепит свет — и Лея пользуется возможностью: выдергивает руку, толкает плечом генерала и сама отшатывается к противоположной стене, отворачиваясь, закрывает глаза.
Свет слепит — секунду, три, десять, — и гаснет спустя половину стандартной минуты. Гаснет — и следом обрушивается тьма с грохотом, подобным сходящей лавине. Грохот смолкает, оставляя только равномерный, глухой шум — так шипит передатчик, когда не устанавливается связь, когда не находишь нужную частоту, когда нужная — правильная — частота исчезает.
И тогда Лея открывает глаза, и смотрит на ливень, падающий с небес. Все еще пахнет железом и серой, и, бросив взгляд на рыжего, Лея стягивает с руки комм. Стекло комма идет трещинами при падении, когда ее роняет этот хлыщ, а затем вздергивает и тащит за собой, словно куль, и толку от него не будет — связи здесь нет, нужной частоты нет, здесь, кажется, ничего нет. Стекло, пластик, железо, электроника — сейчас это бессмысленно и ненужно. Во всяком случае, на руке. Лея отрывает от платья полосу ткани — хуже ему уже не будет — и обматывает ею комм. Затем — подходит почти к самому выходу из пещеры и швыряет передатчик под дождь.
От ткани поднимается легкий дымок, она расползается, словно тает; следом — пластик, провода, металл. В конце концов остается только стекло.
Лея поднимает камень и, сделав шаг назад, швыряет его тоже.
С камнем не происходит ничего.
Осторожно отойдя назад, Лея трет плечо — этот хлыщ тащит ее за раненный локоть и это вообще-то больно — и оглядывается на генерала.
— Любите прогулки под кислотным дождем, генерал Как-же-вас-там? — она улыбается почти приторно и сжимает губы, отворачиваясь. Прислоняется к стене пещеры. — Что это за место?
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

Отредактировано Тиф (2018-03-24 20:38:35)

+2

17

Перед глазами слегка плывёт. Все цвета — с щедрой примесью серого.
Неплохо.
В первый момент Хакс решил, что ослеп.
С некоторым трудом он выпрямляется, отстраняется от стены. Ноги держат неуверенно. Когда Органа вырвалась и толкнула его, Хакс не успел отвернуться от света и грохота. Только отступить, зажмуриться, инстинктивно вжать в лицо ладонь — и белая боль резанула по глазам.
Она не уходит, даже когда Хакс рискует осмотреться. Его пальцы всё ещё судорожно цепляются за рукоятку виброножа; приходится приложить усилия, чтобы разжать их. Он часто моргает, поспешно смахивает выступившие слёзы. Органа стоит к нему спиной. Наклоняется. Размахивается. Бросает что-то в потускневший мир.
Когда она отходит, Хакс тоже приближается ко входу.
Ровный шорох белого шума похож на длинные прямые росчерки на плоскости. Свод пещеры проводит чёткую границу: здесь — две параллельные стены, там — сплошная из дождя. Это было бы умиротворяюще, если бы не удушливый запах крови и влажной пыли. Струи приминают вздыбленный их ногами песок. Ещё несколько минут — и найти дорогу по следам будет невозможно.
Хакс пытается высмотреть то, за чем следила Органа, и не преуспевает. Сплошь песок, сплошь не-вода, несколько тёмных пятен — может, камней. Он не может вспомнить их расположение до того, как это началось.
Он оборачивается к Органе, слегка морщится. Она парадоксально выглядит обиженной. Как будто то, что Хакс не бросил её под разверзшимся небом, вовсе не стоит благодарности.
Это совершенно точно может стоить ему звания. Жизни. Первого Ордена.
— Хакс, — говорит он, поразмыслив. Хакс сознательно не добавляет в голос твёрдости, «а» тянется дольше, чем было бы правильно. Звучит естественно — должно звучать естественно: всё тело ощущается непослушным, как будто после долгого выматывающего кошмара. Сейчас Хакс обязан проснуться.
Он делает шаг к Органе, ещё один — осторожные движения человека, не уверенного, что ноги его держат; не уверенного, что от него не сбегут. Судя по тому, что — как — он видит, его взгляд должен быть немного расфокусирован.
Бежать ей всё равно некуда.
Эта мысль согревает.
Даже больше, чем нужно.
Оставшееся расстояние до Органы Хакс преодолевает одним рывком, сжимает её горло, вдавливает в стену; её вопрос кажется издевательством — все её вопросы, все слова, все действия, всё поведение, вся ситуация, и то, что Хакс не понимает, что происходит, и то, что он пошёл за лидером Сопротивления, и то, что он так ничего и не добился и ничего не выяснил, и от осознания масштаба этой издёвки перед глазами плывёт больше, чем от обожжённой сетчатки, а в груди разливается бурлящая ярость, которая требует придушить Органу тут же, которая выплёскивается в бессмысленном и бесконтрольном вопросе:
— Да кто ты такая?!
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

+1

18

— Значит, генерал Ха… — она обрывается хрипом, когда рыжий практически вбивает ее в стену, сжимая горло, и замолкает. Только дышит — неглубоко, медленно, — тянет шею, пытаясь облегчить дыхание. Хватка, кажется, слабеет, но это все равно неприятно — больно. И в глазах на мгновение темнеет от удара.
Лея сглатывает, закрывая глаза. Дышит ровно. Ровно. Еще ровнее.
На будущее: не поворачиваться спиной к имперским ублюдкам, даже если форма на них не совсем имперская.
На будущее: не разбрасываться ножами. Это было неумно.
Кровь в висках перестает бить набатом, и Лея открывает глаза. Смотрит на Хакса — рыжий, злой, выведенный из себя. Это имя отчего-то ей кажется знакомым, но она не уверена.
Этого человека она не знает точно.
— Принцесса. Лея. Органа. Дочь сенатора Бейла Органы, — она смотрит на него прямо, пристально, вскинув подбородок. Он выше — но это ерунда. Он и так знает, кто она такая. В этом Лея уверена. — Вы знаете это и без меня. Теперь, впрочем, и я о вас кое-что знаю.
Лея выдерживает паузу, не отводя взгляда, и улыбается.
— Но не скажу.
Незнание, кажется, выводит его из себя. На этом можно попробовать сыграть.
Она все еще дышит — значит, пока что она нужна живой. Главное не пропустить момент, когда это «пока нужна» исчезнет.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

19

Он должен бы успокаивать. Этот звук снаружи. Равномерно. Предсказуемо. Хорошо.
Он будто исчезает. Как и стены. Свод. Весь мир — если он есть, если он когда-то был — сужается до надменного лица Леи Органы.
И её горла.
Пульс в котором бьётся так сильно, что Хакс чувствует его сквозь перчатки, и это ощущение почти болезненно.
Потом исчезает и пульс, и Хакс успевает малодушно — что он, впрочем, за последнее время сделал по-другому — понадеяться, что на этом всё и закончится. Может, ему даже всё равно, как. Смерть Органы, завершение симуляции, пробуждение — любой вариант выглядит гораздо лучше, чем то, что происходит сейчас.
А Органа просто успокаивается. Восстанавливает дыхание. Улыбается. Так обыденно.
Так, как не получается у самого Хакса.
Он тщетно пытается дышать глубже и медленнее. Лёгкие едва не разрываются, когда он задерживается со вдохом всего на секунду. Он никогда не слышал такого быстрого марша, какой сейчас выбивает его сердце.
Хакс приближается к Органе на полшага — это почти всё расстояние между ними. Так он может
(не смотреть ей в глаза)
устранить пространство для возможного размаха ногой. Руки Органы безопасны, почти — и на случай этого «почти» он вновь кладёт свободную ладонь на рукоятку виброножа.
Чуть склонившись, Хакс скорее выдыхает, чем говорит:
— Лучше сказать.
Голос очень мягок и стоит ему всей твёрдости воли. Таким голосом успокаивают, уговаривают и упрашивают — и Хакс осознаёт, что сейчас он делает именно это. Ему в самом деле нужен её ответ.
Для убедительности он начинает сжимать шею Органы сильнее.
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

+1

20

Горло дергается — Лея сорвано, прерывисто выдыхает. Прикрывает глаза. Считает про себя до десяти, чувствуя, как все сильнее и сильнее сжимается твердая хватка.
Семь. Восемь.
Вдох.
Девять. Де-сять.
Выдох.
Он стоит близко — слишком близко, вторгается в личное пространство, и это, несомненно, умно. И некомфортно. Поэтому и умно.
Поэтому Лея отвечает тем же: медленно — чтобы он понимал, что она все равно ничего не может ему сделать, — поднимает руку. Кладет ее ему на плечо, близко к шее.
Дышит еще медленнее, еще тише, и ей даже кажется, что в чужой руке она чувствует бьющийся пульс.
Считает его по жилке под челюстью.
Открывает глаза и смотрит на него — генерал Хакс.
У него не имперская форма, но имперская выправка. Точнее сказать — у него хорошая выправка. Правильная. Сугубо офицерская.
Прерывисто выдыхает. Воздуха становится меньше.
Но это все еще не Таркин, все еще не Вейдер. Сейчас от нее не зависит судьба всей ее планеты, судьба базы Альянса; сейчас от нее зависит только она сама — и, о Сила, как же это легко.
Как же это хорошо.
— А вы всегда ходите легкими путями, — вдох чуть резче, выдох громче, — генерал?
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

21

Хакс очень старается не вздрогнуть.
«Старается» — неверное слово. Жалкое само по себе, оно всё же предполагает действие. Когда рука ложится ему на плечо, Хакс может только беспомощно, словно со стороны, наблюдать за тем, как судорогой сводит мышцы, как сжимаются челюсти, как от тёплой ладони вниз ползёт лёд.
И спустя бесконечное мгновение Хакс не вздрагивает.
Хорошо, что Органа не может видеть его лица.
Плохо, что его напряжённость очевидна настолько, что лицо видеть и не нужно.
Хакс настолько ошарашен этим её движением, что даже забывает дышать. Лучше бы в него выстрелили. Лучше бы Органа попыталась его ударить. Это было бы глупо, но понятно. То, что она делает, тоже глупо. И Хакс не может понять, зачем она это делает.
Это же...
Это же нечестно.
Он подавляет желание уткнуться лбом в стену. Это было бы равносильно капитуляции.
Хакс не представляет, что не было бы ей равносильно.
Даже придушить Органу прямо сейчас, даже расчленить виброножом на мелкие кусочки и умыться кровью — это нужно было сделать раньше. Сейчас у этих действий резкий привкус трусости, неизвестно откуда взявшийся. Хакс не трус. На доске голошахмат не пат. Есть — должен быть — какой-то ход, возможно — единственный, абсолютно точно — правильный. Он есть. Его нужно найти.
Если Хакс возьмёт себя в руки и сможет думать, но в голове только мягкий болотистый туман, и Хакс увязает в нём при каждой попытке найти.
Найти что?
Вот опять.
Ладонь на его плече.
У формы генерала Первого Ордена высокий воротник, и это превосходно.
— Лучше убрать руку, — говорит Хакс механически, и только после этого понимает, что Органа что-то сказала. Ещё секунду он тратит на то, чтобы осознать, что именно. Чушь. — Лёгкие пути?
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

Отредактировано greengrass (2018-04-04 01:28:38)

+1

22

— Если вы перестанете подражать лорду Вейдеру, — Лея говорит тише, чем раньше, и прикрывает глаза снова. Прерывисто, шумно выдыхает; немного запрокидывает голову, силясь вдохнуть больше. Он держит по-прежнему крепко, сильно, и Лее кажется, что кислорода начинает немного не хватать.
Вдох. Выдох. Вдох.
Сердце бьется все сильнее и быстрее, практически заполошно; и грудь поднимается чаще, пусть Лея и старается успокоить дыхание.
Воздух есть. Его достаточно. И кислорода много. Ложкой черпать и что там еще бессмысленное можно с океаном делать.
Ее рука все еще на его плече, он все еще держит ее за горло — в прямом смысле — и она все еще жива. Все еще дышит.
Прекрасно.
Это уже очень многое.
Поэтому Лея ведет рукой выше и дальше — к холке. Щурит глаза, глядя на генерала из-под ресниц — так удобнее, запрокинув голову. Стена холодная и твердая, но так не напрягается шея. Чем меньше напряжения, тем больше воздуха.
— Лучше сказать — легче сказать. Легкий путь. Это же очевидно, — Лея не улыбается даже голосом, не отводит взгляда. Смотрит. — Вы не ответили на мой вопрос. Хакс.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

23

— Любопытная трактовка.
Кожа перчатки — как хорошо, что он носит перчатки — как будто срослась с кожей шеи Органы. Хакс сперва не понимает, свой пульс он чувствует или её. И всё-таки...
У неё вновь сбивается сердце.
Она тоже
(тоже?)
боится.
— И бессмысленный вопрос.
Хакс говорит безэмоционально, почти шёпотом. Ему всё-таки удаётся дышать. Это едва ли не единственное, что ему удаётся. Обе ладони — одна на горле Органы, другая на рукоятке виброножа — начинает сводить. Не от продолжительности хватки — от её контролируемого ожесточения. Всё ещё контролируемого.
Потому, что Хакс не обращает
(совсем)
(никакого)
(ни малейшего)

внимания на мурашки от её прикосновения к голой коже.
— Это лёгкий путь для вас. Дышать без руки на горле гораздо проще, поверьте.
Тот, кто задаёт вопросы, находится в выигрышной позиции. Тот, кто отвечает — в проигрышной. Аксиома человеческого общения. Если Органа пытается выиграть, то
(у неё уже получилось)
он сделает всё, чтобы у неё не получилось.
Хакс распахивает глаза. Он не помнит, когда успел их закрыть. Это раздражает. Раздражение — это прекрасно, его можно превратить в злость. Можно было бы — Хакс чувствует, что ужасно устал, что глаза слипаются, что идея прижаться горячим лбом к стене выглядит всё соблазнительней и соблазнительней.
Отлично.
Теперь ему нужно контролировать и то, с какой частотой он моргает.
И как-то сделать так, чтобы его перестала бить мелкая дрожь.
— Потому что у вашего отца нет монополии на перекрытие дыхательных путей.
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

Отредактировано greengrass (2018-04-04 02:58:09)

+1

24

Лея рада тому, что дышит она и так через раз. Рада тому, что горло пересыхает именно сейчас, и это позволяет потянуть время - прикрыть глаза, закрыть рот, сглатывая слюну. Облизать тоже пересохшие губы.
Эти несколько стандартных секунд, растягивающихся в половину стандартной минуты, безумно важны.
Этого хватает, чтобы не вскинуться, не дёрнуться, собраться с мыслями и не ответить глупость.
- Это смешно, - в результате говорит Лея, не зная до конца, что именно она имеет в виду. Что приём это смешон и стар как мир или что информация устарела и использовать ее сейчас - смешно. Лея знает только одно, что она понятия не имеет, говорит Хакс правду или нет.
- Вы хотели знать, что я знаю? Извольте, - Лея щурится, снова облизывает губы. Хакс стоит близко - слишком близко - и это по-прежнему некомфортно. Но Лея, кажется, привыкает. Она дышит. Она может дышать - и это главное. - С ваши отцом у вас явно отношения не ладятся.
Если он пытается уязвить ее информацией об отце - это же попросту глупо, в самом-то деле, - то причин может быть две (намного больше, но кого это волнует): либо это козырь в рукаве, либо его больная тема. Лея надеется, что ставит она правильно.
Потому что верить в этот бред - но отчего же кажется, что не такой уж и бред? - она не собирается.

[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

Отредактировано Тиф (2018-04-04 11:04:33)

+1

25

У неё не получается.
Получается у него.
Там, где он и не надеялся, что сработает; там, где конструкцией не было предусмотрено места для слова «сработает».
Пожалуй, Хаксу и впрямь стоит почаще выбирать лёгкие пути.
Он смотрит на Органу искоса, даже неуверенно, будто не веря ни ей, ни себе. Не веря неуловимо сбившемуся дыханию, и тому, как она облизывает губы, и её полному убеждённости голосу.
И тому, что ладонь на загривке у Хакса лежит словно забытая.
А потом он расплывается в улыбке.
И коротко смеётся после слов о собственном отце.
Хотя Хакс ни разу не разжал хватки на шее Органы с тех пор, как вжал её в стену пещеры, он только сейчас чувствует: наконец-то она в его руках. Пусть только на какое-то время.
Там, где есть настоящая власть, нет нужды в навязчивых символах.
Хакс сжимает ладонь на шее гораздо крепче — не чтобы перекрыть доступ воздуха, но чтобы ощутить настолько ограниченное дыхание. Всего лишь на мгновение, утешительный бонус за пережитое унижение. Когда Хакс делает это, ему кажется, что он видит карий оттенок в глазах Органы. Это первый цвет после той вспышки.
Хакс толкает её вбок и вниз, отступает на полшага, приглаживает волосы. Они слегка влажные, но это неважно. Уже неважно.
— Восхищён вашим умением блефовать. Даже жаль, что вы так быстро сорвались.
Дождь снаружи — теперь Хаксу не нужно прикладывать усилия, чтобы помнить об окружающем мире — или прекратился, или ослаб. Устойчивый гул исчез. Крупные капли соскальзывают со свода у входа, что дальше — неясно: песок превратился в месиво грязи, на котором невозможно разобрать рябь.
— С мертвецами невозможно не ладить.
Хакс смотрит на Органу, продолжая улыбаться. Снисходительно.
— А как насчёт вас?
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

Отредактировано greengrass (2018-04-07 19:56:29)

+1

26

То, как он сжимает. Как улыбается. Как смотрит.
Лея сползает по стене пещеры вниз, закрывая глаза, переводит дыхание. Дышит — вот он, воздух, его достаточно, его много, он весь пропитан запахом крови и железа, серой.
Дышит. Ровно, мерно — равно-мерно. В так дождю снаружи — и от этого дождя холодно. В пещере тоже холодно, и камень холодный, грязный — платье, конечно, уже не белое, оно все еще вспорото сбоку до самого бедра, но грязь и пыль виды хорошо. Слишком хорошо.
Поэтому Лея, открыв глаза, разглядывает серо-бежевые разводы на ткани, натянутой на одну коленку.
Затем понимает взгляд на Хакса.
Он знает ее. Он знает про нее. И бьет слишком прицельно.
Холодно — и не только внешне. В животе тоже становится холодно, тяжело, раскатывается по всему телу и поднимается до самого горла, и выше, и Лея чувствует, как на глазах выступают слезы. Злые, горячие — как кровь.
Как Сила, текущая по ее венам, с ее кровью, с ее дыханием, с ее мыслями.
Ее учили ограждаться — защищать себя. Защищать других от этого.
И сейчас — нет, не впервые, — она чувствует желание не защитить. И слезы — злые, яростные, слишком горячие для холода в животе и горле, — это не слезы грусти.
Лея смотрит на Хакса — и стискивает пальцы, словно повторяет его хватку.
Защиту можно превратить в нападение.
Впервые она позволяет это себе.
Позволяет — два, восемь, шестнадцать, как долго может человек без воздуха? — и разжимает руку.
Откидывается на стену, закрывает глаза.
Рука немеет — словно кровь не циркулирует.
Холодно.
— Думаю, вы знаете об этом и сами. Хакс.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

27

Она плачет.
Хакс сперва не верит своим глазам. Улыбка угасает от привкуса разочарования у основания языка. Органа сдаётся слишком быстро. Слишком просто. Совсем как обычная девчонка.
Хакс ожидал большего.
От неё — гораздо большего.
Он снова улыбается, одной стороной рта. Брезгливо. Ещё Хакс чувствует едва заметную радость. Не потому, что противник был достоин. Хаксу просто нравится выигрывать, и горьковатое, дешёвое торжество сжимает горло спазмом.
Сильным спазмом.
Хакс оттягивает воротник нарочито ленивым движением.
Пытается сглотнуть.
Пытается вдохнуть.
Выдохнуть.
Не получается, не получается, не получается.
Он смотрит на Органу, надеясь, что на его лице не отражается ужас. Лицо покрыто испариной, вдоль позвоночника обжигает холодом. Хакс сжимает челюсти до ноющих зубов, чувствуя, как рот наполняется раздражающе жидкой слюной, будто при тошноте. Он торопливо царапает себя пальцами по горлу. Словно наивно пытаясь стряхнуть невидимую руку с шеи, словно пытаясь распороть собственную кожу, чтобы наконец:
Сглотнуть.
Вдохнуть.
Выдохнуть.
Не получается.
Он делает неуверенный шаг к Органе. Хакс точно знает, что причина в ней: в её глазах плещется такая ненависть, что непонятно, как она сама-то от неё не задыхается. Шаг слишком короткий: Хакс боится не удержать равновесия. Поле зрения снизу затопляет чернота. Хакс делает ещё один шаг. Пошатывается, наугад вскидывает руку, опирается о стену. В ногах — от колена и ниже — ледяная слабость. Хакс не уверен, дрожат они или нет, Хакс вообще не уверен в том, что правильно ощущает своё тело.
Кроме грудной клетки.
Она вот-вот разорвётся.
Сглотнуть.
Вдохнуть...
Он выдыхает застоявшийся в лёгких воздух и приваливается плечом к стене. Поспешно вдыхает, выдыхает, снова и снова, грудь ходит ходуном, и, склонившись, пошатнувшись, опустившись на одно колено, выпускает изо рта струйку слюны. Поднимает глаза на Органу. Снова сплёвывает на землю.
Сердце понемногу успокаивается.
— И, — Хакс мрачно ухмыляется, глядя на неё исподлобья, — что теперь?
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

Отредактировано greengrass (2018-04-08 01:22:07)

+1

28

- Даже не знаю. Там сейчас кислотный дождь, - Лея поднимает руку, плавно ведёт пальцами, словно перебирает марионетку, и улыбается. Мягко, ласково - и знает, что во взгляде ее все ещё плещется ненависть, щедро разбавленная холодной яростью. - Не делаете прогуляться, генерал?
Это блеф чистой воды - но Хаксу знать об этом необязательно. Ему не нужно знать, что она не сумеет подчинить себе его одним движением пальцев и силой мысли, что сейчас она, конечно, не слабее котёнка, но чувствует некоторую расшатанность. Опустошенность. Что ей самую малость тошно от самой себя.
Это все остаётся в глубине, далеко, на виду же ярость и спокойствие, щедро сдобренное обещанием всей боли мира, только дай повод.
- Кто вы такой. Откуда вы. Что это за место. Что здесь происходит и откуда вы знаете меня, - перечисляет обманчиво спокойно. Неторопливо. Мягко. - Вы не хотите узнать, как я злюсь. Поверьте мне.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1

29

Хакс внимательно изучает лицо Органы. Механизм, покрытый воском. Мягкие, нежные черты. Следы от слёз на по-детски округлых щеках. По-детски же смешная причёска.
И глаза.
Влажные глаза, в которых плещутся все огни бездны.
Поза Хакса неудобна, искривлена. В колено впивается мелкий камешек. Настолько острый, что это отчётливо ощутимо через плотную форму. И всё же Хакс не шевелится: замирает после того, как чуть отклоняется назад от руки Органы. Даже продолжает ухмыляться — скорее растягивать губы, потому что ему вовсе не смешно.
Важно: она умеет использовать Силу. Хакс совершенно точно мог это учесть, но не учёл. В том числе потому, что Органа не использовала Силу, когда он выстрелил в неё. И когда он душил её. Не попыталась вернуть себе вибронож с помощью Силы.
Важно: Органа использует её только при определённых условиях.
Пауза длится уже несколько стандартных секунд. Хакс физически чувствует, как время утекает. Не факт, что это плохо.
Факт: за время их общения Органа показала, что предпочитает блефовать. Когда она блефует, использует многозначительные, не конкретные обещания.
Факт: у Органы обнаружился козырь в рукаве, который она использовала только когда Хакс заговорил о Вейдере. Об её отце. Этого оказалось достаточно, чтобы она раскрылась гораздо больше, чем при любых других раздражителях.
Ещё один факт: Хакс раз за разом ошибается, пытаясь предсказать её поведение.
Что ещё?
Она не сделала ему больно.
Это было неприятно. Пусть — крайне неприятно.
И это «неприятно» не шло ни в какое сравнение с тем, что умел делать Верховный лидер.
При одном воспоминании об этом у Хакса становится сухо во рту. Он не решается облизнуть губы. Только выдыхает:
— Хочу.
[nick]Armitage Hux[/nick][status]Я знаю, как надо[/status][icon]http://s1.uploads.ru/t/HNltB.png[/icon][sign][/sign]

Отредактировано greengrass (2018-04-08 21:19:27)

+1

30

Лея неожиданно понимает, что она смогла бы — ей хватило бы сил, чтобы повторить. Возможно, чтобы довести это до конца. Возможно, она даже смогла бы сделать нечто большее.
Её учили закрывать свой разум — и даже Вейдер не сумел пробиться. Им пришлось шантажировать ее.
Вейдер. Ее отец.
Эта мысль отрезвляет — и Лея неожиданно чувствует, как покалывает кончики пальцев. Словно в них собираются мелкие, крошащиеся, но не тающие льдинки. Колет изнутри, из-под кожи.
Она не хочет быть, как он.
Не хочет идти по легкому пути.
Она могла бы убить его. Ей уже приходилось убивать. И потом — достаточно только вытащить его тело на улицу, под дождь, и от него ничего не останется. Совершенно ничего.
Смогла бы она его убить?
Да.
Да.
Поэтому Лея смотрит на Хакса — на его волосы, на его брови, нос, рот; на его лицо — он такой бледный. И рыжий. Странно, что нет веснушек.
Говорят, что те, у кого есть веснушки, поцелованы солнцем.
Целуют, когда любят.
Лее становится даже жаль этого человека — потому что он не выглядит как тот, кого любят.
И вовсе не из-за его формы.
На мгновение она даже испытывает иррациональное желание погладить его по волосам. Может быть, обнять. Это очень грустно — жить в мире, таком огромном и таком пустом для тебя одного.
В ней все еще достаточно Силы, у нее достаточно сил, чтобы продолжить начатое — и закончить.
И они близко — очень близко. Лея видит морщинки в уголках его глаз. Но это морщинки от возраста, а не от улыбки.
— Бедный вы человек, Хакс, — говорит Лея, глядя на него, и отворачивается. Здесь холодно — воздух холодный, пол и стены пещеры холодные, она сама холодная тоже — и отчего-то безумно тянет в сон.
[nick]Leia Organa[/nick][status]всем с ноги[/status][icon]http://s9.uploads.ru/VRFyP.png[/icon]

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Фильмы и сериалы » [R, StarWars, AU] Двое, ружье, кусты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC