http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/32897.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.
На форуме содержится контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Фильмы и сериалы » [R; OUAT, HP, DT] Given the dog a bone (AU)


[R; OUAT, HP, DT] Given the dog a bone (AU)

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

[R; OUAT, HP, DT] Given the dog a bone (AU)

время действия: осень 1982.
место действия: неподалёку от Монтгомери, штат Алабама, США.

участники: Cayden Frost, Janis Meyer.

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
В 1981 умер младенец Поттеров, Тёмный Лорд начал экспансию на близлежащие страны и бывшие колонии.
В 1983 Кейден Фрост прошёл по Лучу и вернулся назад во времени.
На дворе 1982. Магическая война в разгаре.

[nick]grim story[/nick][icon]http://s3.uploads.ru/r4vuw.jpg[/icon][status]fairytale gone bad[/status]

Отредактировано daffy duck (2018-04-06 01:31:43)

0

2

Запах крови был таким сильным, что Кейден почти что видел его. Это могло быть очередной уловкой: он был здесь уже месяц, уже месяц его пытались поймать — вот так, приманками и ловушками. Здешние люди ничего не знали о том, что он такое, и как на него охотиться. Спросить им тоже было не у кого — он вернулся раньше. Сторибрука еще не было, кусочка его мира, перенесенного сюда, тоже еще не было. У них не было о нем знаний — а вот ненастоящая память Кейдена все еще была при нем, и потому он помнил и понимал, как работает этот мир.
Этот мир не нравился ему, никогда не нравился, даже когда он считал его своим. Кейден не собирался тут задерживаться. Просто когда он понял, что дома ему оставаться больше незачем — нет ничего, что держало бы его там, никого, рядом с кем нужно было быть — он пошел за лучом, как его научил когда-то после песчаной бури странный человек, назвавшийся Роландом. Луч вывел его сюда и должен был повести дальше. И Кейден шел за ним, шел с севера на юг, сменил лето на осень, прохладу на тепло, а зелень на желтые листья. Он не любил желтый цвет, потому что не мог не думать о кан-тоях, когда видел его. И, конечно, с желтым цветом все и разладилось.
Луч пропал, что было невозможным. Из-за дома, как полагал Кейден — тот стоял прямо на пути, и с ним все было не так — начиная от того, что никто о доме, кажется, не знал, заканчивая тем, что от него тянуло магией. Не той, которую он знал, другой, чужой. Возможно, менее или более могущественной, но магией — магией, о которой он точно знал, что в этом мире ее нет. В этом мире ее просто не должно быть.
Он решал недолго: Кейден большую часть жизни посвятил тому, чтобы уничтожать, разрушать, убивать. И если лучу мешал дом — что ж, значит, дому недолго осталось стоять. При этом он не торопился: спешить было некуда, шел еще только восемьдесят второй год, а недооценивать магию не стоит никогда. Он изучал местность — в обоих своих обличьях — искал ходы и слабые места. И еще, конечно, просто жил, что в случае Кейдена в дикой природе значило частую охоту на добычу покрупнее. Дважды ему попадались люди — только тогда его присутствие и заметили. Его стали искать, приманивать, пытаться травить. Но они искали волка — и в этом ошибались.
Женщина, от которой тянулся запах — Кейден понял, почему тот так цеплялся за ноздри, как только увидел ее: ее кровь тоже искрила магией, как и кровь королевы, которую ему так и не случилось попробовать на вкус — тоже искала волка. И тоже ошиблась, хотя ей даже удалось найти его. Найти, но не узнать — она ушла с пустыми руками, оставив Кейдену лес.
Теперь она, кажется, оставила ему еще и себя.
Это могло быть ловушкой — но вряд ли. На всякий случай он обратился в волка, прислушался и решил, что кроме них тут больше никого нет. Он подошел ближе, потом еще ближе.
Потом, не устояв, лизнул женщину в рану. Было вкусно.

0

3

Это была засада. Паршивые магглофилы заманили её отряд в ловушку и взяли его числом, а не силой: завалили их мясом, превратив гостиную в скотобойню — и это было грязно. Слишком грязно даже для них. Дженис ушла чудом: Конни аппарировал её прочь, как только сумел снять антиаппарационку, и, уже исчезая, Мейер увидела, как он валится на красный ковёр с ножом в груди.
Твари.
Жалкие, тщедушные твари.
Когда Дженис пришла в себя, всё было кончено: пересвистывались птицы, шептала листва и стылая, но такая родная земля лежала у неё под рукой. Рикки, её верный доберман, тыкался носом во вспоротый бок. Жалел. Было больно.
— Не сейчас, Рикки, — потребовала Дженис, вслепую нашаривая ладонью собачью морду. — Мамочке нужно добраться домой.
Шерсти под пальцами было непривычно много. Медленно, сквозь зубы втянув в себя воздух, Мейер открыла глаза.
Твою мать.
Волк, скаливший зубы над ней, был в полтора раза крупнее обычного. Магию против кната, именно он задрал двоих её слуг и сейчас хотел третье блюдо. Быть третьим блюдом Дженис не хотелось, потому, нашарив выпавшую из руки палочку, Дженис аппарировала от него в сторону — на несколько шагов, на большее её не хватило, — и, с трудом приподнявшись на локтях, прицелилась.
— Авада Кедавра, — сказала Дженис.
И ничего не произошло.
[nick]Janis Meyer[/nick][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon][status]lady in black[/status]

0

4

Эта магия была другой. Женщина сначала взяла палочку, потом попыталась сбежать. Не наоборот - значит, палочка была важна. Она направляла ту на Кейдена так, словно деревяшка - отличная защита от волка. Вероятно, и правда верила в это. Или это в ней говорила потеря крови.
Кейден, собиравшийся было вылакать еще немного крови, остановился, с интересом посмотрел на женщину, на палочку. Проговорил про себя слова, которые она говорила. Какой-то бред - хотя и родная магия часто казалась ему бессмысленной. Он подождал, убедился, что ничего не происходит, улыбнулся, показав вымазанный в крови клык. В прыжок преодолел расстояние, на которое попыталась сбежать от него женщина, положил тяжелую лапу на руку, которой она держала палочку, осторожно взял ту зубами. Сжимать не стал, почуяв, как по той слабо бежит магия. Деревяшка была просто деревяшкой - но внутри нее что-то было, но сейчас на ней искрилась сила, точно та же, что чувствовалась в крови женщины. Это было интересно.
Интереснее, чем убить ее.
И Кейден, тряхнув головой, выбросил палочку подальше, надавил лапами женщине на солнечное сплетение и, пока та была занята болью, обратился. Он понимал, что после этого охотиться на него станут иначе. Понимал, что прежде в нем видели только зверя - и это помогало. Но он не сомневался в том, что выживет и все равно найдет способ добиться своего. Знание теперь было важнее, чем смерть еще одного человека и возможность делать все точно так же, как прежде.
- Что это должно было сделать со мной? Ты не можешь колдовать без этой штуки? - спросил он, когда смог говорить. Снова тряхнул головой, отгоняя боль после трансформации. Посмотрев на женщину желтыми глазами, Кейден сказал уверенно и спокойно:
- Ты скоро умрешь, если не заняться ранами.

0

5

Волк действовал сознательно. Так, как действовал бы на его месте человек, и Дженис, не скрывая отвращения, скривилась: оборотень — а затем, взглянув на небо, улыбнулась.
Сегодня было новолуние.
Новолуние. Полная луна прошла. Луна прошла, вернув волкам их человеческий облик; всем, кроме этого. Этот владел собой, и о таком Дженис ещё не слышала. Дженис, вдавленная тяжёлыми лапами в размокшую после дождя землю, задыхалась от боли и думала о том, что, если удастся представить его Лорду, представить живым, Лорд будет доволен.
— Это должно было остановить тебя, — уклонилась от правды Мейер, едва снова смогла дышать, и, украдкой оглядев мужскую наготу, сглотнула. Если бы Коулман выглядел бы также, в свои шестнадцать Дженис не убила бы деда за приказ выйти замуж не по своему выбору. — Простое заклинание, доступно и третьекурснику. Но да — нужна палочка. Без палочки особо не поколдуешь.
Насчёт палочки она не врала — хотя бы потому, что убивать могла и без неё, и стилет в голенище сапога, прося о крови, впивался в неудобно вывернутую лодыжку. Мейер игнорировала его голос: волк пока нужен был ей живым.
Волк, который умел обращаться не при луне и по своей воле, нужен был её Лорду, и желания волка уже не имели значения.
— Мне нужен колдомедик, — пожала плечами Дженис, оставив два полукруга на грязи, — или добраться до зелий, и я сделаю всё сама. Если ты отнесёшь меня, я смогу дать тебе кров, и тебе больше не придётся жрать моих слуг.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

6

- Я жру твоих слуг не потому, что у меня нет крова или выбора, - сказал Кейден.
Ее слуги не умели колдовать и, возможно, это значило, что этот мир не так уж сильно отличается от его родного. Он посмотрела в сторону, куда улетела палочка, решил, что добраться до нее женщина все равно пока еще не сможет. В мир вернулся цвет, он увидел, что кожа у нее очень белая, а волосы очень черные. Чем-то она напоминала ему королеву - даже не внешностью, а тем, как очевидно была уверена, что ее милость - это лучшее, что может случиться с кем угодно, единственное, что нужно в мире людям.
- Мне не нужен твой кров, но... - Кейден на секунду задумался, решая, насколько осторожно ему нужно говорить, - возможно, есть кое-что, что ты могла бы сделать, чтобы отблагодарить меня.
Он опустился рядом с ней на колени, потянул руки к ране - на этот раз его интересовал не вкус, а глубина и опасность.
- Тебе повезло. Я, хотя это смешно, медик, но только чаще работать мне случалось с мертвыми людьми. Я не хочу нести тебя в дом, который наверняка охраняет магия, где ты наверняка сильнее. Но иначе ты умрешь. Потому мне нужно... что-то. Слово, обещание, клятва. Как принято тут... у вас? - он проглотил уточнение о том, что имеет в виду их мир.

0

7

"Даже так?" — приподняла брови Дженис в немом вопросе, а затем рассмеялась:
— Тебе придётся перестать. Это — мои слуги.
В эти тяжёлые для старого юга времена хорошую прислугу было найти трудно. Морти, например, принадлежал ещё её деду, и даже годы не сказались на его умении управляться с домом. Дженис скучала по Морти, как скучала бы по Рикки, если бы тот вдруг умер какой-нибудь нелепой смертью.
Впрочем, нет. По Рикки Дженис скучала бы больше.
— Что, например? — осведомилась Дженис с холодом. Она не привыкла торговаться и, даже лёжа в луже собственной крови, не собиралась этого делать. — Для любви я сейчас не в форме.
И, пока она не доберётся до зелий и не примет горячую как ад ванну, в форме не будет. Бесполезно тянуть к ней руки.
Сцепив зубы, Мейер тихо выдохнула: он бы ещё пальцем ткнул в разошедшееся мясо.
— Убери лапы, — потребовала она жёстко, — не дай Мерлин, занесёшь чего.
Ей не улыбалось скончаться от маггловского сепсиса во цвете лет. Для леди Мейер это было бы слишком унизительной смертью.
— У нас это называется Обетом, и я умру, пока ты будешь искать свидетеля, чтобы закрепить его. Я могу разрешить тебе взять мою палочку, пока ты будешь меня нести.
Это даже хорошо, что волк не был дураком — Тёмный Лорд дураков не любил.
— Люди не тронут тебя, если увидят, что ты оказываешь помощь их леди. Это тебе подойдёт?
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

Отредактировано daffy duck (2018-04-06 14:59:02)

0

8

Она упомянула Мерлина, и Кейден почти успел удивиться, услышав знакомое имя, но вовремя вспомнил: да, у них же тут есть легенды и сказки, в которых звучат знакомые имена и судьбы. Он помнит: знание об этом дребезжит где-то за дне его ненастоящей памяти. Она говорит об этом Мерлине, а не о настоящем.
- Я не волнуюсь из-за людей. Меня тревожит магия - и еще ты, этой магией владеющая. Я хочу, чтобы ты и твоя магия меня тоже не тронули, не ограничивали мою свободу, не связывали никакими обещаниями или долгами - этого я уже наелся в свое время. Этого я больше не хочу. И если ты попытаешься сделать это - ты умрешь.
Кейден говорил серьезно, но не ждал, что его поймут, а объяснять подробнее он не хотел, как и рассказывать о том, как отдать долг осталось только половиной дела. Простой, причем, половиной. Оборвать связь, которая возникла за время рядом с королевой, было куда труднее. Ему до сих пор иногда не верилось, что у него все ж получилось это сделать. Слишком поздно - но получилось.
- Твоя любовь мне не нужна, - Кейден говорил, не отводят взгляда от раны. Та кровила, но еще немного времени на разговоры он вполне мог бы потратить. - Жди.
Он встал, подобрал с земли палочку и ушел чуть дальше, туда, где оставил одежду. Быстро одевшись, он оставил майку, посчитав, что та достаточно чистая и что альтернативы все равно нет. Сложив ее несколько раз, он прижал ткань к боку женщины.
- Держи так, - велел он и осторожно поднял ее с земли.
- Мне нужно две вещи. Мне нужна информация, - сказал Кейден. Он стрелял сейчас наугад. Женщина не удивилась, не испугалась настолько, насколько могла бы. Это значило, что сам факт существования оборотня ее не испугал - а еще это могло значить то, что оборотней в их мире не особо боятся. - Например, о таких, как я. О других оборотнях. И еще - твой дом, он окружен магией, тут все фонит от этой магии. Мне нужно, чтобы ты убрала ее ненадолго.

0

9

— Хорошо, — процедила Дженис. — Я, моя магия и мой дом не тронем ни тебя, ни твою свободу.
Сколько уже можно чесать языком? Неужели он не видел, что ей больно? Что у неё, мать его, бок разошёлся надвое?
Когда оборотень вернулся, Мейер, мокрую от пота, уже трясло — слишком много крови она потеряла, пока они торговались. Мейер цеплялась за покрытую грязью траву, дышала прерывисто, тяжело, и крыла оборотня на чём свет стоит.
Словарный запас у неё был богатый: она, в конце-то концов, воевала с мужчинами.
В майку Мейер вцепилась так, что даже пальцы свело. Майка была маггловской, и это говорило о многом.
Дженис выругала оборотня ещё раз, когда он взял её на руки, и едва не потеряла сознание. Она тихо, сдавленно ругалась на каждом его шаге — как будто он не хотел, а не не мог идти мягче.
Разговор немного отвлёк её, и отвлекло то, что он не просто не знал о других, но и... чувствовал магию. Оборотни не могли такого, как не могли обращаться не по воле луны, и, чёрт побери, это значило, что Лорд будет очень доволен.
Очень.
— Таких как ты, — начала она пренебрежительно, — обычно убивают. Я знаю только одного человека, который относится к оборотням с уважением, которого заслуживает их сила. Который принимает их природу и их право быть свободными. Сама я не из таких: я ведьма. В моих венах — чистая кровь старого юга...
Говорила Мейер сбивчиво, рвано. Часто прерывалась, чтобы, стиснув зубы, перетерпеть вспышку боли.
— И, если ты думаешь, что я сниму веками защищавшие мой дом родовые чары, ты ошибаешься. У меня есть враги, волк, а мой дом — моя крепость.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

10

- В венах, на земле, у меня в животе...
Кейден шел, не спеша. Он хорошо знал, где находится дом, знал и сколько нужно времени, чтобы туда дойти, а потому понимал, что успеет. Она не просто не умрет, а даже сознание не потеряет. Бывали раны и похуже - эта была, хоть и глубокой, но чистой. Ни серебра, ни зазубренных наконечников стрел.
Женщина, похоже, тоже понимала, что не умрет. Иначе она берегла бы силы, а не ругалась. А ругалась она долго, почти что с удовольствием, и словарный запас у нее оказался богатый. Это Кейдену даже понравилось.
Ее ответы, скупые, но все же тоже проясняли кое-что. Чары вокруг ее дома стояли, например, века. Возможно, она в принципе не способна их снять. Или способна, но не хочет - тогда ему нужно будет вернуться к своему плану. Но и тогда посмотреть на дом изнутри может быть полезно.
Оборотней в этом мире тоже не любили, но только женщина говорила о принятии так, будто его народу оно хоть когда-то было нужно. Он никогда не пытался драться за право быть свободным - потому что таким и был. Драться пришлось бы тому, кто захотел бы доказать обратное. А тут, выходит, было - могло быть - как-то не так.
- Нет так нет, - Кейден кивнул, давая понять, что услышал ее ответы. - Побереги дыхание. Вон уже твоя крепость, видишь?
Он говорил "крепость" с неприкрытой иронией. На крепость этот дом походил меньше всего - на такую крепость, какие знал он. Даже в его мире, где магия была везде, а не таилась, как местная, по углам, одной лишь магией дома не защищали.
- И я Кейден. Не зови меня волком.

0

11

Вслед его словам Дженис опустила взгляд: с неё и впрямь натекло достаточно.
— Моя кровь тебе к лицу.
Но лучше бы им поторопиться — она не протянет долго. Она, конечно, выносливее многих, но кровь есть кровь, и, когда её вытечет слишком много, она тоже умрёт.
— Вижу, — кивнула Дженис, а затем Кейден едва не споткнулся и шагнул твёрже, и ей пришлось вцепиться зубами в плечо, чтобы не заорать.
К ним уже спешили её люди, но Рикки бежал быстрее всех.
— Хорошо, волк. Я буду называть тебя Кейден, — пообещала Дженис, глядя, как Рикки прыжками покрывает несколько шагов за раз. — Я леди Мейер, но тебе можно обращаться ко мне по имени: Дженис.
Такое было дозволено не всем. Некоторые её любовники даже в постели говорили с ней на "Вы".
— Тихо, малыш, тихо, — зашептала Дженис, когда Рикки, оскалив блестящие слюной клыки и грозно рыча, остановился рядом с ними. — Тихо, мой хороший.
Рикки представлял угрозу большую, чем её люди. Рикки не мог понимать, что Дженис истекает кровью на чужих руках добровольно. Рикки готовился к прыжку, целясь в горло волка.
— Рикки, мать твою! Сидеть!
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

12

Некоторые псы принимали его за своего - что волком, что человеком. Этот был не из таких, этому Кейден не понравился. Непонятно только - потому, что у того было хорошее чутье, и он услышал опасность, исходящую от Кейдена, потому, что нес на руках его хозяйку, или же потому, что нес ее живой, хотя мог бы подождать немного и принести уже мертвой?
Женщина - Дженис - пыталась командовать что-то с его рук. Кейден же серьезно посмотрел на пса. Он не был уверен, что видел таких дома, а потому не был уверен в том, как тот думает. Большинство псов, которых он встречал, были как волчата, но только очень глупые волчата. Этот, вдобавок, был злым. Не отводят взгляд, Кейден угрожающе зарычал, подумав о том, как поступать, если пес все же бросится. Руки у него заняты, а бросать Дженис на землю, пожалуй, не стоит, как и подставлять ее под зубы питомца.
Пес не бросился. Он попятился назад, беззвучно заскулив. Кейден улыбнулся и потянул носом воздух, пропахший кровью. Этот запах он принес с собой, он принес его на Дженис.
С людьми было проще. Он столько лет командовал гвардией королевы, что ему и всматриваться в них не нужно было, чтобы точно знать, что они послушаются. стоит сделать голос поувереннее.
- Мне нужна горячая вода, крепкая выпивка, нитки, игла, - сказал он, как только люди Дженис оказались достаточно близко, почти не замедляя шаг. - Красное вино - для нее. Красное мясо - для нее и для меня. То, что для меня, сделайте с кровью. Быстро.

0

13

Поджав хвост, Рикки затрусил рядом с ними, бок о бок с волком, и Дженис, не скрывая облегчения, выдохнула. Рикки не привык ко вкусу крови — как доберман, он не был охотничьей породой, — и был пока ещё щенком, не до конца усвоившим команды. Не факт, что Дженис смогла бы его успокоить.
Но ей понравилось то, как волк рычал. Даже в человеческом теле это звучало пугающе.
По правде, в человеческом теле это звучало особенно пугающе, и хорошо, что она видела вещи и страшнее.
То, как он хозяином распоряжался в её доме, ей понравилось тоже. Она давно не встречала такого, и, в то время как любому другому Дженис лично бы вырезала язык за подобную наглость, сейчас она позволила себе спустить всё на тормозах. Слуги, внимательно глядя на неё, ждали её подтверждения.
— Мне нужны кровевосстанавливающее и заживляющее зелья, горячая ванна, тёплая постель и разведённый камин. То, что он сказал, нужно тоже. Выполняйте.
Двое ушли сразу. Маркус же, поклонившись, позволил себе остаться.
— Мистер Стрелон спрашивал вас, миледи, — сообщил он, и Дженис раздосадованно скривилась. Ей ещё предстояло отчитываться по операции перед Билли, и, не дай Мерлин, ей встретиться вместо него с гневом Тёмного Лорда.
— Сообщи Билли, что на месте операции нас ждала засада. Мой отряд мёртв, я тяжело ранена, но завтра утром, не раньше, я буду готова его принять и дать полный отчёт.
Когда Маркус ушёл следом за остальными, Дженис обернулась к волку:
— Я хочу, чтобы ты остался со мной до утра, Кейден.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

14

Ее люди боялись ее сильнее, чем были готовы подчиняться. Кейден снова с интересом посмотрел на женщину, которую все еще держал на руках. Она захотела горячую ванну, и на какой-то миг ему показалось, что он вернулся в прошлое. Понадобилось усилие, чтобы вытащить себя назад в настоящее.
А вот к разговору он особо не прислушивался. Ему было все равно, чем занимаются маги в этом мире - в любом случае это было что-то настолько мелкое, что он не обращал на них внимания, пока у него на пути не встал зачарованный дом. Но все же кое-что он все же слышал, кое-что понимал. Например, то, что не особо, судя по всему, Дженис хочет видеться с мистером Билли Стрелоном. Потому что говорить с ним она точно смогла бы, даже теперь - говорит ведь она с ним и со слугами.
В ожидании слуг Кейден положил Дженис на стол, убрал ее руку, придавливавшую рану. Его майка уже порядком пропиталась кровью, но такие повреждения всегда выглядят хуже, чем они есть на самом деле.
- Посмотрим, нужен ли я буду до утра, - сказал он, нахмурившись. - От чего твоя рана? Я не видел таких прежде.

Отредактировано волчик (2018-04-06 15:27:31)

0

15

На столе Дженис чувствовала себя главным блюдом, не иначе, и не хватало лишь вина и приборов для полноты ощущений. Впрочем, что-то подсказывало ей, что Кейден предпочитал есть мясо руками. Он наверняка рвал бы его зубами на куски и, пока ел бы, собирал бы языком бегущий по пальцам сок, а потом облизывал бы сыто губы.
Тряхнув головой, Дженис заставила себя отвлечься.
— Секо, — отмахнулась она, а затем, наткнувшись на непонимание в серых как у неё глазах, пояснила:
— Режущее проклятие. Прошло по касательной.
Волк нужен был ей до утра, и нужен был уже к приходу Стрелона. Он не хотел бороться за свою свободу и свои права, она поняла это, когда он не выказал к её словам интереса, но чем-то она должна была его зацепить. Хотя бы на первое время, чтобы ей не пришлось тащить его к Лорду силой.
Она ещё не была уверена, что знает, почему предназначенная ему Авада сорвалась.
Маркус внёс поднос с десятилетним виски, горячей водой, полотенцами и катушкой с воткнутой в неё иглой и, отчитавшись о реакции Стрелона, оставил всё на столе рядом с головой Дженис. Дженис, окинув всё отчасти напуганным взглядом, тяжело сглотнула и потянулась за виски.
Пила она неаккуратно, жадно, думая лишь о том, что нужно было пополнить аптечку загодя. Последние капли обезболивающего она вылила в чай вчера, когда мигрень доконала её совсем.
— Ладно, — вздохнула она, — поехали.
Некстати вспомнилось, что пациентами у Кейдена были лишь мертвецы.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

16

Выпивку она махнула разом, в несколько глотков, с аппетитом и спешкой, словно пыталась одновременно заглушить и обогнать боль. Кейден даже не стал говорить о том, что хотел промыть им рану. Пусть, и воды хватит - ведьмы вообще народ довольно живучий. Вон, сколько пытались убить его королеву, а она все выживала и выживала. Иногда казалось, она живет на одной только магии.
Дженис пила так, будто она жила на одном только виски. Своей магией они тут резали. Это Кейден решил запомнить. Магия тут может быть куда более боевой, чем это принято дома.
Прищурив глаз, он продел нитку в иголку, потом промыл магический порез - края были ровные, никаким мечом так не разрежешь, никаким топором не разрубишь.
- Поехали, - согласился он, когда закончил с первой частью. - Будет больно.
Кейден предупреждал буднично и на всякий случай. Может, у них тут и с болью как-то не так, может, они отвыкли от нее, заглушают все зельями. Но он в зельях мира, который скоро покинет, разбираться не хотел, и потому делал все так, как помнил из ложной врачебной памяти. Движения были быстрыми, осторожными, легкими - будто он годами орудовал иголкой. Это все еще удивляло его. Так же он удивлялся тому, что умеет читать и писать и иногда, выводя какое-то слово, замирал, смотрел на буквы, и ему было странно, что он их знает, что он - он! - их вывел.
Замирать теперь было нельзя, это только приумножило бы боль. Кейден сдвигал края вспоротой плоти, сшивал их. Нитка была темно серой, но тут же становилась темно-красной, на столе под боком Дженис расплывалась маленькая лужица крови. Но шил он хорошо - это Кейден видел и понимал.
- Еще немного, - говорил он иногда, а потом добавлял, - говори, если хочешь и тебе так будет легче. О чем хочешь - я все равно не стану тебя слушать.

Отредактировано волчик (2018-04-06 15:28:00)

0

17

Больно было уже когда волк промывал порез, но Дженис, кусавшая губы в кровь, смолчала.
Дженис смолчала и когда игла первый раз прошила мясо, и когда невощёная нить потянулась за ней следом, смолчала тоже. Цепляясь зубами то за ладонь, то за запястье, Дженис терпела боль до тех пор, пока терпеть её молча не стало невозможным и Дженис не начала говорить, а потом и вовсе не перешла на крик.
О том, как её раздражает живучесть драккловых магглофилов и их нежелание покорно сдохнуть.
О том, как магглорожденные и их сторонники превращают древнюю магию в ярмарочные фокусы.
О том, как магглы опасны для этого мира, со всеми своими бомбами и болезнями.
О том, наконец, что она, наследница древних родов, южанка, леди, побери их всех Мерлин, вынуждена умирать за будущее поколений.
Лорд одобрил бы её речь, одобрил бы каждое слово, даже последнюю часть. Сама того не замечая, Дженис плакала от боли, перемежая свою полную ненависти и жара речь грязной, совсем не подходящей леди её происхождения руганью.
Когда всё кончилось, она, мокрая насквозь, распласталась на столе, по которому до того металась, не зная, куда деться от боли, и, тяжело дыша, молча смотрела в потолок.
— Зелье в зелёном флаконе, — хрипло велела она, вконец сорвавшая голос и не имевшая сил даже поднять руку, — сделай повязку и наложи. В красном — добавь в вино, когда принесут, один к одному.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

18

В ее голосе пополам смешалось ненависти и боли. Кейден, хотя он и правда не прислушивался, был впечатлен, но не стал огорчать ее и говорить, в год спустя, осенью восемьдесят третьего, про магов все еще ничего не было слышно. Он не стал уточнять, просто решил для себя, что магглами она, скорее всего, зовет людей - потому что говорит про бомбы, а у людей они точно есть. И если бы у нее - у них - кто там занимался тем, о чем стонала Дженис - все получилось бы, то он бы знал. Да, они всегда оставались в черте города, но и у них был телевизор, и у них было хоть какое-представление о том, чем есть мир. Да и потом, королева бы знала, чувствовала бы.
Он бы и сам чувствовал бы - если бы они развернули свою магию, он бы услышал ее, как слышал теперь.
Но расстраивать Дженис Кейден не стал, в основном потому, что это вызвало бы вопросы. Закончив, он сдержался и не собрал натекшую кровь, чтобы выпить ее, а вместо этого погладил женщину на столе по волосам.
- Вот и все. И ты была просто умницей.
Повязку он сделал быстро и, поколебавшись несколько секунд, все же сдобрил ее зельем. Ее зелье, ее ответственность. Пусть дает магии лезть к ней в кровь, если так хочет. Потом он перенес Дженис на диван. Скоро принесли и вино. Кейден отпил половину своего, потом снова наполнил свой бокал из того, который причитался Дженис, а в ее вино, поморщившись от запаха магии, от которого успел отвыкнуть, влил еще одно зелье. Королева одно время тоже любила зелья, а потом долго искала лекаря, который вылечил бы ее. Может, здесь магия щадила тех, кто колдовал? Может, тут за нее не приходилось платить никакую цену?
- Держи, - Кейден снова отпил вино, - твое здоровье Дженис. Нитки вытащи потом сама.

0

19

От ласки, зацепившейся за её слипшиеся от пота волосы, Дженис уворачиваться не стала — так и лежала, беззвучно кусая губы и пытаясь утешить себя тем, что когда-то ей было и хуже.
Когда-то в проклятой Англии её поймали ублюдки Прюэтты, и на её теле до сих пор хранились следы той встречи: отпечатки плёточных чар на спине, рваные шрамы на бёдрах, следы ожогов на руках. Если бы не Антонин, заменивший ей в то время отца, она бы не пережила тот день, но Антонин пришёл и забрал её.
Она была обязана Антонину всем, что имела. Лорд Мейер умер рано, умер странной смертью, и Антонин пришёл, чтобы занять его место и воспитать её как родную.
Дженис не знала, что бы делала, не будь в её жизни Антонина.
Из собственной памяти Дженис выпала, будучи уже на диване. Глотнула вина, сморщилась от едкого привкуса зелья, и опрокинула залпом. Она пожалела об этом сразу же: к горлу подкатило тошнотой, закипела, обновляясь, кровь.
Улучшение пришло быстро. Порозовевшая, Мейер подобралась на диване выше, посмотрела на оборотня с любопытством:
— Зачем тебе было спасать меня? Почему не сожрал, как тех двоих?
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

20

Непонятно точно, от вина или от зелья, но Дженис постепенно оживала. Кейден смотрел на то, как отступает боль в ее глазах, уходит, прячется на дно. Он ждал, что она заснет - и хотел бы, чтобы она заснула. Тогда у него было бы время осмотреть дом, запомнить его, и еще людей, и еще то, чего тут стоит опасаться. Тогда, может, он даже нашел бы что-то об этих родовых чарах, которые она упоминала.
Но она не засыпала, она хотела говорить и решила, что теперь ее очередь задавать вопросы, хотя уговор был совсем другим и информация должна была достаться только Кейдену. И все же, пополоскав зубы вином, вымывая привкус магии, оставшийся от крови Дженис, он пожал плечами:
- Я был не голоден, и мне было интересно. Ты выглядела совсем не так, как тогда, в лесу, когда пыталась поохотиться на меня.
Его привлекла магия, но об этом он не спешил говорить. К тому же, она не спрашивала о том, как он нашел ее, а только о том, почему не убил.
- Я не убиваю всех, кого встречаю, - объяснил Кейден. - Больше не убиваю.

0

21

— Ты задрал моих слуг, — пояснила Дженис, не чувствуя за собой вины. Она имела полное право убить его, но сейчас, конечно, была рада, что всего лишь велела ему выметаться. — Они принадлежали мне. К тому же ты нарушил мои границы, а я защищаю свою собственность и свои территории.
И ей было очень интересно, как — как можно было нарушить черту чар ненаносимости?
Было интересно и тогда, в их первую встречу, и, если бы не вызов Лорда, она бы непременно выяснила это.
Впрочем, у неё ещё был шанс. И было ещё одно дело.
— Я тоже убиваю не всех, кого встречаю, — улыбнулась Дженис ему в ответ, а затем посерьёзнела. — Я, леди Мейер, последняя из рода Мейеров, признаю перед тобой свой долг и обязуюсь прийти по первому твоему зову тебе на помощь.
У неё ещё будет такой шанс, она знает. Служба у Лорда всем даёт шанс позвать на помощь.
— Магия не простит мне, если я попытаюсь уклониться, — и от признания самого долга — в том числе.
Теперь, когда её кровь бежала по венам в полном объёме, Дженис чувствовала себя гораздо лучше, и с тем пришло осознание, насколько она в грязи. Осмотрев волка с ног до головы ещё раз, Мейер любезно предложила:
— Ты можешь помочь мне принять ванну. Вино, если хочешь, возьми с собой.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

22

- Вот как.
Кейден прислушался к себе. Иметь кого-то в должниках ему не случалось, кажется, никогда. Всегда он был тем, кто отплачивает долг - свой или чужой или отплачивает, чтобы о долге и речи не возникло. Ему, возможно, и были должны - но он этого обычно не замечал, а сами люди об этом не заговаривали.
- И как мне тебя позвать, если я вдруг захочу? - уточнил он.
Он подумал, что ему здесь скорее нравится. Потом подумал, что слово это неправильное. Не нравится - просто тут привычно. По какой-то причине этот дом и эта женщина в восемьдесят втором в чужом мире была удивительно близкой к тому, к чему он привык дома, в своем мире, в свое время, где еще не знали пороха и антибиотиков, где еще все помнили о ведьмах, об оборотнях и о том, как с ними должно обращаться.
Возможно, так ему казалось от того, что и эта женщина тоже захотела принять ванну. Вино она, правда, оставила ему. Королева бы так не сделала - она все забирала себе, даже то, чтобы не нужно ей, зато нужно кому-то поблизости. Да и ванна оказалась тут такой же величественной, удобной и явно обжитой. Скоро по комнате полетел горячий водяной пар, дышать стало влажно. Кейден посмотрел на свое чуть замутненное отражение. Вино он так и не взял с собой - решил, что ему сейчас нужнее ясная голова.
- Сними чары с дома, на время, - сказал он, когда перестал видеть себя, - и я тут же перестану доставлять тебе неудобства, нарушать твои границы, есть твоих людей. Иначе мне придется и дальше делать то, что я делаю.

0

23

— Пошлёшь мне сову, — фыркнула Дженис, до отказа вывернув кран с горячей водой. — Я не знаю, в… Кейден. Попробую достать сквозное зеркало.
Дженис всегда была соблюдала верность своим клятвам.
Любой ценой.
Вода, как она и хотела, была горячей как ад. Развернувшись к волку спиной, Дженис стянула через голову насквозь промокшую шёлковую майку и бросила ту в дальний угол. После она её сожжёт. Брюки, эту дань удобству и мужской моде, она сожжёт тоже — мало ли что может случиться с забытой кровью.
Ванна была рассчитана на двоих. Опустившись в воду первой — медленно, давая постепенно краснеющему телу привыкнуть, а себе — пережить забежавшие по крови иглы, — Дженис запрокинула голову на бортик ванной и закрыла глаза.
— Я не могу, — честно признала она. — Их накладывали мои предки века назад, и я знаю только одного человека, который может их снять. Просить его я не стану — никто не имеет права его просить.
Было хорошо. Приоткрыв один глаз, Дженис с интересом покосилась на волка:
— Чем тебе мешает мой дом, Кейден? 
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

24

Совы и зеркала. Это звучало странно, непривычно - не так, как звучала магия дома. От той Кейден держался подальше, но удивительной она не была.
Местная же его удивляла.
Дженис удивляла тоже. Кейден зацепился взглядом за шрамы на ее теле, пытаясь прочитать по ним, в каких передрягах она была, из чего сделана. На его королеве отметин почти не было, так что могло показаться, будто она вовсе не жила. На Дженис следы были, но он не мог опознать ни оружия, ни давности. Наверное, снова магия.
- Твой дом стоит у меня на пути, - все еще с интересом глядя на нее, ответил Кейден - честно, потому что смысла врать об этом не видел. - И чары на нем не дают мне идти дальше. А мне надо идти дальше - и я пойду дальше.

0

25

— В домах чистой крови не принято просить о таком, Кейден, — мягко укорила его Дженис и посуровела:
— Ещё одной просьбы об этом я не потерплю.
Снять древние чары — всё равно что разрушить родовое гнездо до основания. Её Лорд был достаточно могущественен, чтобы сделать это, но он не любил личных просьб и жестоко карал просителей, и Дженис терпела настойчивость волка лишь потому, что считала себя ему должной.
Только поэтому — и, может быть, из-за того, что он был нужен ей.
Возможно, она сумеет убить двух магглов одной авадой.
— Но я учту твоё желание идти, — пообещала она, не скрывая иронии, — и постараюсь найти компромисс. Залезай в воду.
В горячей воде было приятнее и пить, и говорить — и делать многие другие вещи.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

26

Кейден улыбнулся. Этому научил его Сторибрук - дома он улыбался реже, и по большей части тогда, когда ему было и правда весело. Теперь весело ему не было и, по-хорошему, не стоило показывать зубы, но он по старой привычке проверял как далеко может зайти прежде, чем его попытаются остановить. И потому он улыбнулся:
- А это не просьба.
Он посмотрел сквозь прозрачную воду, лишь чуть закрашенную кровью, на тело Дженис. В часто мытье Кейден не видел смысла, особенно когда он часто превращался, а теперь он делала это постоянно. Все равно каждое новое обращение оставит вокруг запах волка, и отмывать его каждый раз было глупо.
Но она не звала его мыться, она звала его к себе, и это было странно, это совсем не сочеталось с тем, какое презрение читалось на ее лице в лесу, когда она поняла, что он оборотень. Кейден не любил глупый риск, но отказ ничего бы ему не принес, а согласие могло принести хотя бы что-то.
И потому он, не торопясь и не смущаясь - какой зверь стесняется наготы? - разделся, едва не выронив палочку Дженис. Возможно, стоило оставить ее в лесу, но ведьмы его мира трепетно относились к своим вещам, и он не думал, что ведьмы этого мира хоть чем-то отличаются. Палочку он положил рядом с одеждой, на полу, а сам, еще раз посмотрев на Дженис, забрался в слишком горячую, как ему казалось, воду.
- Что теперь?

0

27

— Хорошо, — спокойно откликнулась Дженис.
Не просьба так не просьба.
У неё так давно ничего не требовали, что было даже приятно.
В секунду охватив всё тело волка взглядом, Дженис с удовлетворённой улыбкой вновь закрыла глаза и, перебросив ноги через колено оборотня, сползла по широкому борту ванны ниже.
— Лежи. Наслаждайся. Если захочешь вымыться, возьми мыло.
Ей, например, сейчас было хорошо и так, а что до остального — так им некуда спешить.
Когда-то давно Мейер читала о Фенрире, самом первом волке, и в тех легендах Фенриру не нужна была луна, чтобы обращаться, как не нужно было безумие, чтобы убивать.
Мейер не была уверена точно, но...
Кто знает.
— У нас есть времени до утра, Кейден, или больше, если ты захочешь остаться со мной. Мы можем не торопиться.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

28

И не скажешь, что  совсем недавно она лежала на земле, а из нее, вместе с кровью, вытекала магия и жизнь. Кейден помнил ее на вкус, но она все равно дала ему быть так близко. Разумные люди обычно внимательно следили за тем, чтобы он даже не унюхал их кровь. Те, кому не везло, старались просто не оказываться в ситуации, где им пришлось бы прятаться от него. Потому что кровь он мог учуять на большом расстоянии, и спрятаться от него потом было уже нельзя.
А Дженис лежала рядом так, словно бы не боялась ничего. Словно бы не говорила странные слова, направляя в него палочку, словно не пыталась неудачно сбежать, словно не убила бы, если бы могла. Словно он не знала, что он все это понимает. Она или переоценивала себя, или недооценивала оборотней. Первое роднило ее с королевой, второе могло быть общим мнением этого мира.
Он смотрел на ее ногу. Нога была узкая, крепкая. Выглядела хрупкой, но Кейден по опыту знал, что такие ноги и такие кости нелегко ломать.
- Зачем мне оставаться с тобой? - спросил он. Кейден не собирался оставаться, он не хотел, чтобы что-то задерживало его, особенно в этом мире, но ему было интересно, что она ответит. - У тебя тут операции, засады, магглы. А скоро добавится еще больше проблем.

0

29

И проблем ей, разумеется, добавит он.
Не сегодня, конечно же. Он не убьёт её, пока не узнает, как снять чары с дома, ведь это, словно в сказке о волшебнике Оз, и есть его самое заветное желание. Жаль, конечно, что Тёмный Лорд — не Гудвин, и умнеют люди рядом с ним, лишь умирая.
Дженис смотрит на волка из-под полуприкрытых век и ухмыляется.
— Затем, что тебе со мной будет хорошо.
Всем мужчинам, что у неё были, было с ней хорошо, и никто из тех, кто служил Тёмному Лорду, не жаловался на своё служение.
Кейден не станет исключением.
— Сядь ко мне спиной, Кейден, я хочу посмотреть. И, пожалуйста, расскажи мне о своих шрамах.
[nick]Janis Meyer[/nick][status]lady in black[/status][icon]http://se.uploads.ru/gWZA0.png[/icon]

0

30

Забавно. Она, выходит, изучала его также, как и он ее, и обращала внимание на то же самое. Шрамов у Кейдена хватало, и теперь он иногда думал, как так вышло, как он мог думать, пусть даже с ложной памятью, что они остались от нападения собак? Ведь вот - следы от стрел, а вот порезы от мечей, а вот клочок темной так и не обновившейся после каленого железа кожи, когда в нем пытались узнать волка. Как он мог думать иначе? Следы, очевидные для него теперь, такими, возможно, для Дженис не были, потому что она вряд ли держала в уме правильное оружие.
- Там не о чем рассказывать, - сказал Кейден. Секунду он и правда колебался, но потом все же решил не поворачиваться к ведьме спиной. Она могла и солгать про палочку. - Что-то мне оставили звери, большую часть люди. А вот это, - он наклонил голову вперед, показывая маленький шрам, спрятавшийся среди коротких волос. - мне оставила бутылка виски, неудачна приземлившаяся об голову.
Он посмотрел на нее, теперь минуя шрамы, и решил, что она красивая.
- Скажи теперь, зачем тебе, чтобы я оставался с тобой?

0


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Фильмы и сериалы » [R; OUAT, HP, DT] Given the dog a bone (AU)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC