http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/32897.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Комиксы и Игры » [18+, VtM] И сгущаются тучи


[18+, VtM] И сгущаются тучи

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

[18+, VTM] И сгущаются тучи

https://pre00.deviantart.net/8f8e/th/pre/f/2016/259/2/8/any_minute_now_by_aenami-daht6vs.png

время действия: середина ноября 2015 года
место действия: одно из кладбищ на окраине и другие части города

участники: Вард "Дух" Хоган (Дух), Илва Ровер (Илва)

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
За две недели, минувшие с первой случайной встречи, случилось чертовски много событий. Шутка ли - убит  Князь Детройта, один из Баронов Анархов и его приверженцы потирают руки, довольно скаля клыки на замешательство в рядах Камарильи, второй не спешит плясать от радости и задумчиво посматривает в сторону соседнего городка, находящегося в лапах Шабаша. Слухи о следах некоего ритуала, поставившие  на уши местную Капеллу, не добавили происходящему умиротворения. Неспокойно и в мире смертных: лечебные учреждения, полицейское управление и СМИ отмечают тревожный рост насилия, самоубийств и прочие нездоровые тенденции, и не думающие идти на спад.  Город всё больше напоминает  муравейник, окутанный первыми облаками приближающегося пожара.

Отредактировано Дух (2018-04-11 00:02:12)

+1

2

Илва нервно мерила комнату шагами. Свою маленькую спальню, два шага в одну сторону, два шага в другую. В доме царила непривычная тишина, щерилась из темноты углов и давила на нервы. В этом доме, насквозь пронизанном ароматом девичьих духов и звонким смехом, тишина была сравнима разве что со смертью.
Илва нервно мерила шагами комнату. Если бы девушка курила, наверное уже высмолила не одну бы пачку сигарет. Но Илва не курила, она пила. Но даже сейчас не могла позволить себе ни глотка спиртного, нужно сохранять разум ясным и твердым. Напиться до слезливо-свинячьего состояния можно было потом вместе с Кирой.  Когда все закончится.
Кира попала в больницу. Состояние было тяжелым, но стабильным. Девушку обнаружили на улице несколько часов назад и она до сих пор не пришла в сознание. Илву не пускали, отправили домой и пообещали сообщить об изменениях. И вот уже продолжительное время Илва, как зверь в клетке, мерила шагами комнату и ждала звонка. Несколько раз она пыталась дозвониться до Варда, но и он не брал трубку.
- Что ж это творится-то такое... Средь бела дня,- Илва замерла в пространстве, уперевшись в стол кулаками и наблюдала сквозь жалюзи как гаснет день. Когда подкрашенная сероватыми тучами нежная розовая пелерина заката сменилась чернильно-фиолетовой мглой ожил ее телефон. Из больницы сообщили, что Кира пришла в сознание и даже разрешили ее навестить. Прежде чем выскочить из дома, Илва вновь набрала Варда и, о чудо, ей ответил хриплый голос.
- Привет, эм... Это Илва. Помнишь ты говорил, что можешь достать что угодно. Так вот, мне надо. Да, давай при встрече. Через пару часов, у городской клинической. Да, той самой. И это... У тебя есть машина? Можно я арендую ее вместе с тобой на эту ночь? Нет, давай все при встрече, я тоже в долгу не останусь.
Тяжелая сумка ждала хозяйку вот уже несколько часов у входной двери. Морщась от боли во вроде как зажившей ноге, девушка подняла тихо звякнувшую ношу и выползла из квартиры. Идти было не далеко, однако она успела порядком вспотеть, неся на себе чуть меньше десятка килограммов.
В больнице поговорить с Кирой так и не дали, Илва пялилась на покрытую синяками подругу сквозь большое стекло и радостно махала, когда та смогла повернуть голову в ее сторону. Потом был долгий разговор с полицейским, не принесшим ни грамма ясности обеим сторонам. Не в меру нервные врачи, летающие между этажами переполненной больницы вносили лишь лишь сумятицу и раздражение, спровоцировавшее взрыв эмоции девушки, после которого ее уже окончательно выперли из приемного покоя.
Дожидалась Варда она на улице, нервно перекатываясь с пятки на носок у своей огромной сумки и заламывая пальцы. Погода становилась все более мерзкой и гадкая мешковатая черная куртка, свидетельница многих похождений, уже не уберегала от осеннего пронизывающего ветра.

Отредактировано Илва (2018-04-12 16:52:14)

+2

3

Ничто  только казалось Ничем, а на деле было огромным, титаническим чёрным  сверчком, загромоздившим собой большую часть  великой космической пустоты. В тёмном брюхе у него было, в общем-то, ничего, вполне комфортно. Только скрипучее пиликанье, приглушённое, назойливое,  ввинчивалось и ввинчивалось в правое ухо, заставляя покровы твари-убежища беспокойно вибрировать. Пока они наконец  не разошлись к чёртовой матери совсем, выплюнув вслед  ухнувшему вникуда  Варду слабо подмигивающий   потолок.
Блик электронных часов был единственным светочем в глухой комнате в глубине квартиры. Наверное, планировщики очередного типового муравейника немного удивились бы, узнав, что в узком закутке рядом с ванной будет храниться совсем не различное бытовое   барахло, как это предполагалось по умолчанию. Да и мощная дверь... А впрочем, обшивка вполне надёжно скрывала   мощь, вроде как не приставшую обычной кладовке, оберегая редких лиц, допускающихся в святая святых первозданного хаоса, от лишних вопросов.
- Да, - хрипло рявкнул Вард, ещё продолжая осознавать, что за штуку он сейчас сдёрнул откуда-то сбоку и почему на неё орёт, в чём таком она перед ним...
Телефон, да, точно. Илва. События предшествующих ночей покорно выстроились в упорядоченную цепочку. Мышонок за баром. Хлопушки. Примоген, выглядящая так, словно... в общем, бригадира в таком состоянии Дух видел впервые. Блллядь!
А там, на другом конце линии, тоже творилось что-то совсем не клёвое. Вселенная с истинно космическим пофигизмом стремилась к гармонии всеобщего звездеца.
Дух хмуро и сосредоточенно  выслушал взволнованно поскрипывающую мобилу, не шпиля лишними вопросами, ограничиваясь лишь минимальным пакетом необходимых уточнений.
- Я всё помню, - и это правда.
Нужно. Ага, просто нужно, значит, не по трубе, без проблем.
- Окей, не вопрос. Да, есть. Кроме меня и машины?.. Йеп, как скажешь. Понял. Никуда не уходи.
Отбой.
Через пять минут Дух, захлопнув дверь и спугнув пару злобно взвывших кошаков, вышел из подъезда. Интересно, кто-нибудь из принимающих вечность когда-нибудь задумывался, что бонусом к ней будут идти вечно стерильно чистые херувимы-носки и двукратное снижение платы за воду?..
Через пятнадцать минут "Альфа-Ромео" круто выкатился из-под гаражной двери, выпуская на улицу всё ещё крепко держащийся убойный запах бензина. Странно, фургон Криса уже давно проветрился. Небрежно щёлкая клавишей магнитолы, Вард поймал себя на мысли, что, вероятно, проклятие - более обширная штука и не ограничивается каким-то одним субъектом, прихватывая в приданое и что-нибудь из его прошлого или недвижимости. Возможно,  то и другое сразу.
На последнем светофоре, уже совсем недалеко от больницы, Хоган постоял пару минут, опустив окно водительской дверцы и задумчиво слушая альтернативную версию своей родословной в исполнении водилы из соседней тачки. Водила  плевался, яростно жестикулировал и был чертовски заразителен, но Дух просто слушал. Не прокидывать же из-за какого-то мудака того, кому дал слово и велел никуда не уходить. А с чувством самосохранения в городе последние дни становилось всё хуже. Ещё хуже - держать себя в руках при виде таких вот слетающих с катушек офисных бобиков было  труднее. Вот и сейчас, не дождавшись самой захватывающей части, Дух сплюнул в проём,  нажал кнопку подъёма  и сразу дал по газам, не делая ставок, свихнулся ли плангктоноид настолько, чтобы вылезти из машины и попробовать схватиться за ручку Алфа...
Чёрный автомобиль, мягко вкатившийся на территорию клиники, остановился рядом с одинокой фигуркой и распахнул дверь с пассажирской стороны, приглашая Илву нырнуть в мирок влажного побережного тепла, одуревших от кумара пальм и дымки, выкатившейся на улицу едва заметной сизой пеленой. Нет, ничего порочного вплоть до уголовной ответственности, всего лишь сигаретный дым и внимательные глаза, выжидающе взглянувшие на Илву из глубины салона. Подождав, пока Илва усядется внутрь, Дух, непринуждённо перегнувшись через колени, захлопнул дверцу и повернул ручку, снижая уровень громкости до минимума, не мешающего тереть тёрки.
На мгновение сняв руки с руля, Вард развёл ими, мол, ну, вот, представительство Марса, к вашим услугам, и бросив проницательный взгляд на здание больницы, кивнул:
- Выкладывай.
Вот так, постепенно. С "кого надо замочить", Дух решил повременить, нельзя же вот так сразу в лоб, назойливо, непрофессионально; человек  сам должен осознать и дозреть.

Отредактировано Дух (2018-04-15 14:56:56)

+1

4

Черная блестящая машина подкатила чуть ли не к самым ногам, девушка сдержалась чтобы не отступить. Машина была красивая, даже очень, о такой она могла лишь мечтать и конечно она не соответствовала статусу официантки. Но сейчас Илву не волновало как со стороны выглядит девушка, неуклюже запихивающая объемную сумку в салон дорогого автомобиля.
Оказавшись внутри пропитанного сигаретным ароматом пространства она сцепила руки в замок и сидела несколько секунд с закрытыми глазами, пытаясь утихомирить бьющие огнем по ноздрям эмоции. На самом деле в подобных нервных ситуациях никогда ничего не воспламенялось. Только лампочки лопались. Это да, без этого никак.
Илва закусила губу и посмотрела наконец на Варда.
- Там,- укоризненно ткнув пальцем в больничное крыло за окном и едва сдержав предательски дрогнувший голос, проговорила Илва.- Там в больничной палате лежит моя подруга. Кто-то ее сильно избил. Не обокрал, не изнасиловал, просто жестоко избил и бросил в луже умирать от холода, понимаешь, просто так. Красивую девушку! Просто, мать его, немыслимым чудом ее обнаружили и спасли. Помоги мне найти этого ублюдка! У тебя наверняка есть какие-то связи. Помоги мне найти, только найти, дальше я уже сама...
А вот последние слова прозвучали без плаксивого тона. Гораздо злее и зловеще. Даже лицо ее изменилось в полумраке вечерних фонарей, приобретя вид далеко не милый и доброжелательный.
- Мне еще нужно на кладбище, не побоишься идти со мной, твои хлопушки почти готовы, осталось кое-что найти.
Странный он был человек. Единственный, кого знала Илва, без проблем согласившийся ехать на кладбище ночью. Может его все таки стоит побаиваться? Однако было в Варде нечто подкупающее своей прямотой, как кулак летящий прямо в лицо, когда ты абсолютно уверен что удар придется именно в нос.
Дорога до кладбища была абсолютно свободна и вообще не пользовалась популярностью, особенно старая часть погоста, куда Илва направляла своего шофера. Машину оставили за покосившейся оградой в неприметном месте. Надо отдать должное Варду, тот без особого труда нашел хорошее место для парковки.
Илва кое-как вытащила глухо позвякивающую сумку и заметно покачивалась под ее тяжестью. Идти было не далеко, девушка нарочито проигнорировала скрипучие ворота, забирая круто влево вдоль ограды. За очередным поворотом каменная стена окончательно ушла в землю, скалясь неровными огрызками разбитых кирпичей.
- Постой-ка, мне нужен ориентир,- Илва залезла в сумку, вынула маленькое блюдечко, бутылочку с водой и сверток. На ближайшем надгробии она установила блюдце и почти по самые краешки налила воды.
- Спасибо!- кивнула в сторону могилы девушка, забирая с камня карамельку. Зашуршал фантик, а конфетка исчезла во рту.
- Что? Ты же не считаешь что она ему была нужнее?- пожав плечами проговорила Илва глядя на Варда.
В воду она опустила длинную иголку и замерла над ней, практически не дыша. Пару секунд иголка покорно покачивалась на воде, а потом дрогнула, сделала пару кругов вокруг своей оси и остановилась.
- Нам туда.
Илва осторожно подняла блюдечко с могильной плиты и засеменила строго в направлении куда указывала игла до тех пор пока острая советчица не завертела как волчок.
- Все, пришли.
Вынув из кармана сумки нож с широким лезвием девушка сноровисто принялась ковыряться в почве.
- Медогон,- гордо продемонстрировала она свой улов в виде маленького пучка травинок.- Сорняк по сути дела, растет практически везде, но кладбищенский самый эффективный. Если ты не против, я попрошу тебя валежника немного собрать для костра.

Отредактировано Илва (2018-04-16 12:41:38)

+2

5

С категоричным  хлопком мир заперся от них снаружи, тоже снизив звучание до минимума. С минуту в салоне царила лишь ритмично шепчущая магнитола и неровное дыхание, от которого Дух волей-неволей тоже вспомнил, что неплохо бы и подышать. Вряд ли, конечно, сейчас Илва была способна заметить такие мелочи, как полная неподвижность грудной клетки соседа, но - зачем лишний раз дразнить случай голой задницей?
Нехотя Вард запустил волшебные, хер их знает как работающие ходики, потратив толику драгоценных запасов крови, возможно, дело было не только и даже не столько в Илве, а в самом процессе, пресытиться маленьким божественным волшебством которого Дух ещё не успел. Это было всё ещё по-своему захватывающе - ощущать, как подстёгнутая ударом  витэ,   мёртвая тишина внутри вздрагивает и начинает разгоняться  мерным стуком, начинают теплеть, отзываются фантомным покалыванием кончики пальцев, как остывший в бездействии, но всё ещё годный мотор - "всё окей, чувак, мы в любой момент можем всё исправить!". А ведь  раньше даже  внимания не обращал, тикает себе и  тикает, главное, чтобы не летело вскачь, когда не надо.
Между тем рядом разворачивалась повесть, настолько обычная, пропитывающая улицы, дома, сводки, что впору было удивиться, что   Илва, судя по некоторым признакам, всё ещё видела в этом что-то противоестественное. Возможно, в её мире город был действительно другим и не жрал сотнями, сотнями, на завтраки, обеды, особенно часто - на ужины, не разбираясь, красивые перед ним девушки, сторчавшиеся шлюхи, беспечные молокососы или солидные офисные работники. Необычной была лишь самая концовка повести, на мгновение изменившая кусок лица, отражающегося  в зеркале, совершенно новыми чертами.  А впрочем...
- Ок, - прикинув что-то, принял дело  Вард. - Только предупреди, из какой подворотни тебя вытаскивать на этот раз. 
С резковатой плавностью, как на льду, развернув машину, Вард вывел её с территории больницы и вклинился в движение ночной  улицы. То есть, совершенно спокойно вклинился - дороги  в это время суток здесь, уже были полупусты
- Мне надо будет с ней децл   перетереть. Ты уж её предупреди, что её придут не убивать. Не хочу здороваться со всеми знакомыми врачами и копами.
Неопределённо дёрнув бровью, Дух замолчал и сосредоточился на послушно подающейся рукам  рулевой баранке. Какой смысл выспрашивать, нахрена они прутся на кладбище, если минут через десять всё равно будешь там?.. Окей, через пятнадцать. Креативную  идею одного давнего вынужденного знакомого, копа и ценителя экстремальной езды на не менее экстремальной технике по совместитешльству  - запасаться комплектом памперсов для пассажиров,  - Вард на вооружение так и не взял.

И всё же, опустив дверные  замки машины, скромно припаркованной под густымии кустиками, уже  на не очень проезжей части территории, окружающей старое кладбище, и догнав отважно утопавшую вперёд Илву, Вард поймал себя на том, что по сторонам его тянет зырить больше, чем на фокусы с водой и блюдечком, внезапно с подкупающей откровенностью начавшиеся среди крайних могил. Нет, фокусы, без пиздежа, были зачётные, не такие зрелищные, как у Феникса, но ведь это было только начало?
- Я бы ваще не был уверен, кому и что нужно в таком месте, - честно заметил  Дух, наблюдая за бесстрашно угостившейся Илвой. - Часто здесь бываешь?
В этом заключалась огромная сомнительная прелесть  мест вроде этого кладбища да и вообще большинства окраин Детройта - сюда никогда не суются копы и нормальные люди; идеальное место, чтобы сделать что-то, что не  провернёшь среди "живых" улиц города. Или нарваться на неприятности. Потому что на сугубо частные дела никто  не монополист.
На предложении развести костёр пироман, живущий в глубине души Хогана, дал сбой. И не потому,  что огонь теперь был слишком опасным  другом, при говённых обстоятельствах готовым сожрать тебя же как никогда прежде. И не потому, что Дух не хотел поворачиваться к официантке, жаждущей крови и конфет с погоста, спиной. Костёр в таком месте казался слишком  приметным маяком.  Костёр не нравился, будил скверные ассоциации, и ветер шнырял где-то в глубине кладбища слишком увесисто. Может, конечно, это были бродячие псы, их на мёртвых  окраинах ошивалось порядочно.
Когда костерок, щедро доверенный рукам Илвы, заплясал на боках могильных камней первыми бликами, ветер проснулся окончательно, ухнул придурковатым сычём и тоже возжаждал тепла и конфет.
Далёкий хруст, слишком шумный, принадлежащий вне всяких сомнений живому, и достаточно крупному существу, заставил примостившегося на надгробии Варда приподнять голову. А треск уже пошёл, покатился через густо заполонившие кладбище кусты и темноту, откровенно приближаясь в их сторону.
Несколько мгновений Дух сидел, подставляя свету костра напряжённую шею, вперившись в сторону звука, и сам жутковато неподвижный, окаменевший, как причудливо вытесанный  памятник. Резкий прыжок буквально снёс его на землю.
Это уже было здесь, рядом, метрах в шести, за кругом неверного слабого света, делавшего ночь ещё чернее. Шелест травы и похрустывание веток; тяжёлое, странное, с хрипом и присвистами дыхание было слышно даже у костра, низкое, слишком низкое для большой собаки, что-то, кружащее в темноте, словно стелилось по земле, даже по звукам в нём было что-то неправильное, тёмное, испорченное, обжигающее загривок призрачными ударами огненной мошкары.
Бок, багрово-синюшный, покрытый то ли рубцами, то ли перекрученными венами, выпирающими из-под неровной, напоминающий один сплошной шрам кожи, сгустил ощущение до критической консистенции, и тут тварь, присмотревшаяся, принюхавшаяся,  перестала кружить и мощным скачком метнулась в перёд.
Взгляд Илвы, обычный человеческий взгляд, едва ли успел разобрать, как два смазавшихся в движении тела жёстко соприкоснулись и снова разошлись в стороны. Дух снова стоял, чуть пригнувшись в стойке, тварь, лязгнув зубами, отлетела, прокатилась по земле, собирая травинки, и ловко вывернувшись, снова припала к земле, ощерив острые неровные клыки и сверкая красноватыми огоньками глаз, утонувших под надбровными дугами чудовищно уродливой головы. Всё оно походило на  оживший кошмар, приземистое, сочащееся какой-то неприятной жидкостью из продольных отверстий под ключицами, на мощных и длинных, жилистых лапах, напоминающих сломанные под невозможными углами человеческие конечности, на которые, все четыре, существо уверенно опиралось, как помесь теплокровного и огромной рептилии. Локтевые сгибы, скакательные суставы, хребет украшали костяные шипы, безволосая шкура и правда выглядела так, словно её содрали, вывернули наизнанку и снова натянули на мерзость. Клыки? Окстись, клыки здесь были только у Духа, снова, уже не греша на простуду, сверлящего ощерившуюся дрянь низким  гулким рыком. У твари одинаково длинными были все зубы, неровным частоколом усеивающие деформированные челюсти. Но самым страшным... самым страшным, пожалуй, были человеческие черты, угадывающиеся под искажённым обликом припавшего к земле урода.
Звериный вызов был принят. Зашипев - других звуков искалеченная гортань твари, кажется, издавать была просто неспособна - мерзость с силой оттолкнулась мощными задними ногами, бросаясь на вампира, но в какой-то момент внезапно, вспарывая землю когтями и чуть не заваливаясь на бок, извернулась, стараясь проскочить мимо Духа и зацепить когтистой пятернёй Илву. Зацепить, ранить, искалечить, лишить возможности бежать. А потом уже, разобравшись с серьёзным противником, спокойно растерзать законную  добычу.

Отредактировано Дух (2018-04-19 19:57:21)

+1

6

Чуть притоптав жухлую траву между двумя большими плитами, Илва откопала ножом небольшую ямку к тому времени как Вард подоспел с охапкой веток. Дерево было слегка влажным, что не удивительно для нынешнего времени года, однако ничего не смущало практикующую ведьму. Сложив ветки шалашиком и сунув внутрь пучок разнообразных сухих травок, Илва щелкнула зажигалкой  огонь бодренько принялся за подношение. Металлическая тренога и маленький походный котелок завершили дело. Илва вылила мутную жидкость из пластиковой бутылки, в котелке медленно забурлило.
Илва в очередной раз нырнула в сумку когда услышала подозрительный хруст за  спиной и смазанное движение там, где только что был Вард. Чертов костерок слепил и сгущал темноту за границей света. Илва замерла, прищурилась уже улавливая подозрительно-откровенный шорох от кустов. Девушка медленно поднялась на ноги, порвала в кармане тонкий мешочек с адской смесью из черного перца и соли, предназначенный вообще-то для защитного круга, который девушка опять забыла очертить. А бабушка говорила, а бабушка предупреждала!
Что нужно быть внимательной, что нужно быть осторожной, что нужно держать глаза открытыми.
Долбаная хрень, обрисованная по краям чернотой, выкатилась на свет скромного костерка Илвы заперла напрочь все слова и звуки в горле  девушка так и замерла в скрюченной позе с рукой в кармане, забыв как дышать, кричать и бежать. Мозг отказывался принимать то, что так упорно вдалбливали ему глаза.
Грохот двух титанических тел опрокинул девушку на мягкое место, и да, она не узнала во всклокоченном огненном демоне мужчину, которого лично притащила сюда.
А бабушка говорила... Вот тебе и черная дыра, и горчинка в лимонном безе. Взгляд потрясенной Илвы почему-то больше был привязан к Варду, напружиненному как зверь во время охоты.
Из-за этого она чуть не пропустила покушение на собственную шкурку от хитро-вильнувшего существа. Думать времени не было, в те мгновения, что разделяли человека и нежить, сработали инстинкты. Девушка резко подалась в сторону и со всей силы пнула кипящий котелок в раззявленную пасть.
Тварь мгновенно научилась воспроизводить высокие звуки, ввинчивающиеся в мозг, пока нежить трясла мордой, рассеивая по округе расползающуюся под варевом плоть. Завершая пакость Илва швырнула в ее сторону горсть смеси из соли с перцем, мгновенной образовавшееся облако благодатно осело на обожженную плоть, заставляя существо расширять свой диапазон.
Взрыхляя землю пятками и не в силах оторвать пятую точку, Илва поползла назад пока не уперлась спиной в могильную плиту, за которой и укрылась.

Отредактировано Илва (2018-04-21 21:46:16)

+1

7

Рывок, удар... воздуху на рассёкший его ботинок было пофиг, а гадина, словившая пинок  в бедро, кажется, попыталась сыграть заваливший её заднюю часть занос в свой резкий обходной финт. Но мисс Ровер продолжала открывать таланты, в  существовании которых заподозрить её при первой, да и последующих встречах  было трудно.
Глухой скрежет когтей, рвущих тощую дернистую землю, перерос в булькающий вой, снова резанувший по ушам коробящей, отчётливо  человеческой сердцевиной звука, прорывающей обёртку из хрипов, всхлипываний и других зловещих шумов;  наверное, так орали в своих худших припадках шизы и торчки, скрученные подоспевшей бригадой "дурки". И тем яростнее подхлёстывало заткнуть глотку, заткнуть навсегда, ночь болела этой пародией, то ли зверя на человека, то ли человека на зверя, исковерканной насквозь и опасной, как и тот и другой вместе взятые. 
Тряся обваренной башкой, тварь неуклюже и мощно скакнула в сторону, задев опрокинутый треножник. Дребезжание металла снова перекрыло клокочущее шипение, пронизанное лютой злобой. Не дожидаясь, пока урод проморгается и возьмёт реванш, Дух снова, вкладывая в движения всю  скорость,  которую могли выжать мускулы, подстёгнутые витэ и Стремительностью, налетел на ублюдка, попытавшись сбить него с ног ударом ботинок - и в который из редких случаев жалея, что не прихватил с собой что-нибудь посерьёзнее, чем нож. Тварь была несколько медленнее  Бруджа, вошедшего в раж бескомпромиссного угандошивания нахрен, но у твари были когти - и время, вполне вероятно, что не в пример  хуже.
Тяжёлые подошвы впечатались с такой силой, что треск  ломающихся рёбер напомнил о детстве и прыжках с разбегу  на кучу хвороста. Мердость снова прокатилось по земле, с болезненно громким тупым стуком врезавшись в соседнюю плиту. И тут же по-кошачьи задёргалось на спине, с неприятной прытью пытаясь зацепить отскочившего врага когтистыми руками-лапами. Ветерок, обдавший голень отпрянувшего Духа даже через джинсы, намекнул, что поздоровается тварь очень, очень крепко. Но - время, время, мать его!
Вард промедлил долю секунды, дав твари иллюзорный  простор для манёвра; похоже, урод купился и попытался с бешеной скоростью  снова перекувыркнуться на  четыре. И вот тут, не дожидаясь, пока чентыре обретут твёрдую устойчивость, Хоган снова метнулся вперёд, всем весом приземляясь на позвоночник ближе к шее, где костяные отростки не топорщились так агрессивно, как на хребте и крестце. С секундным разрывом подхваченная с земли палка потолще, не дождавшаяся аутодафе в свирепом костерке Илвы, вмазалась в затылок на манер клюшки для гольфа, вышибая из уродливой башки лишние мысли, в идеале - вместе с породившими их мозгами.
Треск позвоночника, треск раздираемой ткани, лопнувшей под крюками когтей, треск кости, нет, палки, черепная коробка урода выиграла у пересохшего дерева в ставке  на  крепость. Зато височная кость оказалась не такой упёртой, с противным хрустом проломившись под неровным острым сломом, вошедшим отвесно в башку искалеченной твари.
Тело ещё дёргалось, когда ботинок ещё раз проломил позвоночник, теперь уже под самой затылочной костью, а затем превратил в гулко лопнувшее месиво сам череп, пригвождённый к сыро воняющей земле.
Не останавливаясь, как на едином заводе, Дух отпрянул от подёргивающейся туши, окидывая тёмные кусты диковатым взглядом - и одним рывком  переместился к надгробию, за которое, как смутно помнила зрительная память, скользнула после триумфального пинка по котелку Илва.
- Быстро!
Не объясняя, отметая все вопросы, категорично ставя табу, крест, глухую бетонную плиту на любое промедление, Вард ухватил Илву за запястье, рывком поднимая её на ноги.
Почувствовав сопротивление, оказанное ухваченной и потянутой конечностью, Вард снова развернулся к Илве; пару секунд физиономия Духа очень красочно иллюстрировала борьбу бобра с ослом, то есть, ярости и недоумения - "какие котелки, женщина? ты знаешь, что на ту сторону котрабанду не пускают?" . А затем борьба кончилась и началось насилие над личностью.
Ну, не то чтобы с отягчающими; но молча вскидывая  упёршуюся Ровер на плечо и набирая ход  в сторону пролома в кладбищенской  стене, Вард поймал себя на глубоко мелькнувшей мысли, что что-то это всё здорово напоминает. Только вот продолжение будет совсем, совсем другим.
Чем занималась по дороге Илва, дралась, проклинала его до седьмого колена или занималась каким другим бесполезным времяпровождением, Дух не парился. Хотя бы потому, что с проклятиями Илва круто запоздала, а дорогу отмахали вихрем, так что вскоре Хоган как ни в чём ни бывало поставил ношу на землю и щёлкнул брелком, отпирающим замки машины.
- Садись.
Дух не орал, не рычал, не скалил клыки, пока так и не убравшиеся прочь из человеческого рта; просто был серьёзен, как кусок стальной арматуры, прямо, всем видом и заданным протяжением заявляющий: надо вот так и туда, баста.
Альфа завёлся с пол-оборота, мягко раздвинув тревожный ночной шелест урчанием двигателя. Но сдав на открытое место, прочь от кустов и стены, слишком сужающей обзор на происходящее там, за дряхлой  каменной кладкой, Вард снова прожал тормоза и поставил машину на ручник, не глуша нетерпеливо поуркивающего двигателя.
- Сейчас сюда придут другие, -  сообщил он Илве. Голос, напряжённый, отрывистый, наводил на мысль, что можно не слушать, орать, грозиться и так далее, но лучше не пробовать. Потому что не пиздёж какой толкают, а серьёзные вещи. Очень серьёзные. - Не думаю, что сюда кто-нибудь полезет... но если полезет, говори всем, что ты мой гуль. Нет, что это, сейчас не важно, важно делать, как говорю.  И не вздумай пробовать слиться. Без пиздежа, это не хуйня какая-нибудь, ты жить дальше будешь, запомнила? - убедительность вообще была объезженным коньком Хогана, но сейчас она была ещё и искренней.
Отпустив взгляд Илвы, Вард снова соскользнул с сидения, попранного бедром, и достав мобильный, начал быстро набирать какой-то номер, цепко поглядывая в сторону кладбища.

Отредактировано Дух (2018-04-23 00:19:27)

+1

8

Выглядывая из-за крошащейся от старости и влажности могильной плиты Илва не различала смазанные движения двух тел. Глаза в темноте практически ничего не могли разглядеть, костерок, заметно потрепанный, давал возмутительно мало света. единственное, что она могла - испугано вертеть головой на звуки и треск, раздающийся за смутной границей света. И вылетевший на нее Вард, совершенно на себя не похожий, заставил резко отшатнуться в сторону. Громкий хруст и оборвавшийся визг возвестил о победе человека. Мать его, человека ли?
Илва судорожно дергалась и пыталась отбиться, но раз уж мужчина был до предельной степени убедительным в своем желании покинуть кладбище, попыталась сохранить свое имущество.
- Да, пусти же! Надо сумку забрать!
Вард не согласился очень категорично. Путь до машины Илва в самой неудобной позе наблюдала в виде пролетающий травы и мелькающих ног Варда. Одна пятка была испачкана чем-то подозрительным бурым и не приятным. У машины все желание протестовать исчезло, в память четко врезались выступающие клыки спутника. Только в глазах плескался неподдельный ужас, а оставленную сумку было уже не так жаль, больше Вард расстроится, когда узнает, что на морду чудища были опрокинуты его хлопушки. И придется еще неделю ждать пока отвар настоится.
В машину села молча, как шарнирная кукла, заторможенно наблюдая как водитель занимает свое место. Хотя хотелось драпать с криком прочь от машины. Но таящаяся в темноте хрень заставляла сидеть на месте, с рядом сидящим непонятным существом можно было договориться, в своей разумности он не дал усомниться.
- Ты мне объяснишь,что это за хрень такая?- немного успокоившись за время отсутствия Варда в машине, Илва махнула рукой в сторону кладбища.- И... Что... То есть кто ты...
Напряженно сжав кулачки девушка казалось не шелохнулась ни разу, впитывая каждое его слово. Про гулей она, вроде, что-то видела вскользь в бабушкиных книгах.
- Подожди, подожди, а если кто-то начнет задавать вопросы по поводу оставленного барахла? Говорила же забрать все нужно!

Отредактировано Илва (2018-04-24 14:08:22)

+2

9

Не закончив выбираться из машины, прямо на середине  движения Дух снова замер, словно ткнулся в невидимую стенку - и плюхнулся обратно на край сидения. Повернув голову, пару томительных секунд "существо" очень прямо, не мигая смотрел на Илву. 
- А как много ты готова услышать? - спросил наконец Вард.
Пристально, хищно, не в гастрономическом плане, слава богу - жадность толкает  не только вгрызаться в плоть и кости, добираясь до нежного нутра; жадность и любопытство. В этом случае намного больше катило слово  "интерес". Пожалуй, сюда для комплекта  можно было бы вписать и "немножко зависть", не будь стоящая на пороге первого открытия барышня так... шокирована своим откровением.
Может быть, потому что Хоган  впервые почувствовал какое-то смутное подобие  доверия. Ну, в доступном для себя эквиваленте, конечно.   Нельзя так натурально не понимать и бояться, как не понимала застывшая на соседнем сидении девчонка. И чуйка Духа была полностью согласна, чуйка настаивала, что дед-Станиславский, не будь он такой знаменитый и безнадёжно мёртвый,  хлопнул бы его сейчас по плечу и сказал "хэй, дьюд, я с тобой полностью согласен!". Никто не вёл никакую гнилую игру, не разыгрывал актёрский спектакль, не наблюдал, не выслеживал, не ждал удобного момента. А если и шла какая-то подспудная  игра...  по  крайней мере, Илва Ровер о ней тоже ни черта не догадывалась.
- Ладно, потом расскажешь. Сиди пока. Чтобы к тебе не совались, я сделаю, а барахло твоё здесь нахрен никому не упало, - прокряхтел Дух,  выбираясь на улицу и оставив Илву наедине с мимоходом включенной, негромко заигравшей магнитолой.
Закурив, Вард прошёлся чуть вперёд и встал, легко привалившись  задницей на тихо вибрирующий капот. Успела Илва хоть немного утрясти мысли и определиться с радиостанцией, или нет - так или иначе, ровно через пару сигарет ночь снова ожила, зарычала мотолрами, замигала светящимися глазами фар. Сначала подкатила пара байков с седоками самого ортодоксального анархического  вида, почти следом за ними на сцену вплыла  Хонда, которой не погнушался бы и среднестатистический какой  небожитель, не сверкай тачка  богохульно побитым боком. К машине Духа и правда никто не лез; заслышав приближающийся рокот, Вард заранее вышел немного навстречу, так что парковка новоприбывших случилась чуть в стороне от убежища Илвы, взаимно уберегая таким образом и уши Ровер от преждевременных (да и не нужных ей, лишних, а значит, для здоровья и продолжительности жизни совсем не полезных) подробностей, и её личность от цепких глаз товарищей с Чистильщиком во главе. Кто-то разок обернулся к Альфа-Ромео, скользнув взглядом по стеклу, что-то спросил, и только-то.
Самым палевным, пожалуй, было появление здоровенного чёрного волка и коршуна, парочки самой по себе довольно странной, а когда пернато-четвероногие непринуждённо обернулись девицей разбитного вида и широкоплечим индивидом с орлиным профилем, настал черёд оборачиваться к машине уже Духа. Хотя, немо стрельнувшую мысль "ёб вашу мать, господа Гангрелы!" не уловила не только Илва, но и сами господа Гангрелы, без лишних перетаптываний  перешедшие к сути.
Тёрки тёрлись, как водится, быстро; вскоре остальная компания двинула к пролому в стене. Дух же, оглянувшись, немного задержался и вернулся к машине, приоткрыв дверь с пассажирской стороны.
- Я скоро вернусь. Ничего не бойся. Ты здесь не одна.
Больше Вард добавлять ничего не стал и, помедлив мгновение, снова захлопнул дверцу, отправившись за остальными. Было ли это попыткой успокоить страх перед обступившей машину ночью, или предупреждение, или то и другое - простор для догадок остался полностью в распоряжении Илвы.
Четверть часа. Пожалуй, это и правда не так уж много. А если и да, драгоценная сумка Илвы, болтающаяся за плечом вынырнувшего из темноты Хогана, и небрежно ухваченный за ногу треножник должны были хотя бы отчасти компенсировать неустойку.
Закинув добычу на заднее сидение, Вард молча уселся за руль и не дожидаясь ничего развернул машину прочь от злополучного кладбища. Правда, до живых городских улиц Альфа так и не добрался, завернув огнеглазую морду в противоположную сторону и гнавший, гнавший навстречу бесконечной прямой  асфальтовой полосы, пока не взобрался на высокий холм, с которого было видно и красивую, и зловещую панораму города, яркого в центре, как ёлочная игрушка, и чёрного, обугленного по краям, сверкающего лишь отдельными искрами огоньков.
Двигатель затих, словно тоже затаил дыхание от открывшегося вида.
- Не дёргайся, - ровно проговорил Вард, не поворачиваясь к Илве. - Это чтобы ты не вздумала сгоряча отмочить какую-нибудь хрень, а не потому что я мне впёрло развлечься как в каком-нибудь отстойном говнокинце.
Помянув развлечения, Дух всё-таки окинул соседку искосым оценивающим взглядом. И легко хлопнул ладонями по баранке, тут же нырнув одной под куртку  за зажигалкой и сигаретами.
- Ну чё... Ты всё ещё хочешь знать, что это там  была за стрёмная хуйня, да?
Вард резко выдохнул струю дыма.
- Я ведь  уже говорил, что те, кто пиздит о чём не надо, долго не живут?.. Да, говорил, - сам же кивнул Дух, подтверждая, что не ошибся и о вреде болтовни предупреждал. - За многие вопросы, кстати, тоже могут убить. Это так, к слову. Но про эту хуйню я тебе расскажу. И не только про неё...
Вард сузил глаза, глядя на город.
- Не замечаешь, что последнее время с городом творится полная херня? То есть, он никогда был не окей, но последнюю неделю херня как-то круто полезла  за пределы нормальной херни. Ты сама. Окей в последнее время?

Отредактировано Дух (2018-04-26 01:46:16)

+1

10

Вопрос Варда вогнал в глубокую задумчивость. Илва хмуро выдержала прицельный взгляд мужчины и вздрогнула от внезапно заигравшей музыки. Вопросы формировались со скоростью света, но звучали только в голове. Вновь оставшись в одиночестве внутри теплого салона Илва почувствовала себя очень неуютно. Девушка сбросила ботинки на пол и подтянула ноги к груди, подышала на озябшие пальцы. За происходящим снаружи она наблюдала через зеркала автомобиля, стараясь не шевелиться дабы не привлечь себе внимания. Оставаться одной было откровенно страшно даже внутри автомобиля дружелюбно настроенного... Кого? Судя по открывшимся анатомическим особенностям Илаа склонялась классифицировать Варда как вампира.
Так вот, в автомобиле оставаться одной было страшно, но попытаться сбежать казалось еще страшнее, особенно когда начала собираться компания друзей лимонного безе. Кузов автомобиля представлялся сейчас Илве стальным коконом, уберегающим от несказочных героев Стокера.
Да и последнее напутствие Духа прозвучало так убедительно, что Илва мгновенно сглотнула слюну и сдержала порыв броситься ему на шею, начав умолять не покидать ее. Тут. Среди людей оборачивающихся животными или наоборот, добавивших клок седых волос в блондинистую шевелюру Ровер.
И вообще вся задумка не казалась уже такой удачной, сидела бы себе тихо дома да цедила декоктики. Оставив при себе все сформировавшиеся в слова мыслеформы Илва гробовым молчанием встретила вернувшегося Варда, ревностно проводив взглядом вернувшуюся сумку. Разговаривать с соседнего сиденья тоже не торопились, машина показала зад городу и понеслась по темноте. Илва молча закусила большой палец, прикидывая какие средства самозащиты у нее сейчас в наличии. Увы, о вампирах она знала крайне мало и вообще сомневалась в актуальности своей информации, а бить нечестивца словом религиозным али крестом серебряным возможности (а может эффективности) не было. И потому девушка покорно сгрызала собственную костяшку с замершим сердцем направляясь навстречу судьбе в одном из самых красивейших автомобилей.
- Хочу, - паскудно-писклявым тоном подтвердила Илва, высказываясь тоже не о развлечениях, по-лисьи навострив уши на прием важной инфы.
- Ты тоже это почувствовал? Словно грозовая туча над городом и вот-вот раздастся гром? Люди как с ума посходили, из каждого выпуска новостей сплошной криминал: убийства, суициды, нападения... Никогда такого не видела! И не чувствовала.
- Ты сейчас так круто описала пиздец, что я даже не знаю, что добавить.
Но всё-таки Вард, видимо, знал. Наперекор и независимо от непринуждённо слепленной отмазки, слишком уж короткой была пауза между ней, и тем, что прозвучало почти тут же, без мучительного заламывания пальцев, почёсывания чела и прочих методов форсированного вытаптывания слов, нужных, но никак не идущих на язык.
- Но вообще, да. Гром грянет.
Потерев бровь большим пальцем и переставив ногу, не критично, но нудно и заунывно обещавшую полностью зажить только через пару ночей, Дух кивнул куда-то в плывущее дымкой свечение, где среди прочей неровно мигающей россыпи огоньков затерялась городская больница экстренной помощи.
- Не удивлюсь, если там окажется какой-нибудь прыщавый пиздюк с автозаправки, у которого вдруг сорвало крышу, но не было рядом окна, в которое можно шагнуть.
Вард отбросил тему так же легко, как и зацепил. Окна, в которые кого-то надо шагнуть, никогда не были проблемой. И проблемой сейчас были совсем не окна. Окна были лишь побочным эффектом, как обломки несущегося к земле самолёта.
- Ты прячешься. Это правильно, - с бесстрастным одобрением подтвердил Дух, наконец оторвав взгляд от невидимо разваливающегося Детройта, не ведая, входящего в сумасшедшее головосломное пике.
- Давно занимаешься своими хлопушками? Есть знакомые? Из тех, кто тоже прячется. Кто тебя научил. Насколько круто ты в этом вообще шаришь? Мне надо понять, как много тебе рассказывать и с чего вообще начинать, - пожав плечом, просто, без намёка на подъёбки пояснил Вард.
- С самого начала и начинай, нечего тут полумерами сыпать, - Илву заметно знобило, даже не смотря на тепло, пережитки стресса не более того. К тому же девушка остро чувствовала, что как Коперник, находится на пороге великого открытия, способного перевернуть весь мир. Весь ее мир, если быть точнее.
- Таких как я не знаю, - призналась Илва, ибо если хочешь вытянуть побольше инфы поделись своей. - Может прячутся еще лучше, есть знакомые, которые помогают с ингредиентами. Шарить-то шарю, ты свой амулет испробовал уже? Разные такие могу, и не только хлопушки, шанельку в переулке помнишь? Тоже мое. Подлечить если надо, но это скорее всего тебе не нужно. Карты сам видел, тут уж тебе судить. Есть кое что не опробованное.
Девушка незаметно для себя коснулась браслета с конфетками на запястье.
- Шаришь, значит...
"Сама, значит, шаришь" - глубокомысленно проскользнуло на втором подслое задумчиво прошелестевших слов. Но тыкать Илву носом в очевидное нежелание палить имя учителя Вард и не подумал. Не палить своё очень особенное ноухау - это вообще нормально. Тем более...
- И не знаешь.
Дух кивнул, вздохнул почти сочувственно.
- Вокруг много кто хорошо прячется. Всех тебе знать нахрен не нужно, уж ты поверь. Кому-то просто спокойней, когда о них не знают; это вообще, бля, всеобщее правило, - без обиняков, с самого главного и начал Вард. - Это как с мафией или чуваками со СПИДом: они ходят вокруг, ты о них не знаешь, и всем заебись.
Видимо, на этом наиболее радужная часть сосуществования закончилась; лицо Духа снова надломила злость, сверкнувшая белыми кончиками клыков в полутьме, вспыхивающей пульсирующими отсветами магнитолы.
- А есть и такое отмороженное говно... Которым реально не надо подставляться. Может, при жизни их нагибали все, кому не лень, хрен знает. Я реально не секу, каким обоссанным чмо надо быть, чтобы вести себя как полное мудло, и думать, что от этого ты становишься охуенно крут.
Вард мигнул, словно вспомнил, что в машине не один и разговаривает не с прислушивающимся где-то в темноте Зверюгой.
- Та тварь на кладбище когда-то была человеком. И искорёжило не от гмо каких-нибудь или прочей херни; её такой сделали. Не думай, что все такие ушлёпки, большинству тебя убивать или кошмарить нафиг не упало. Но ты старайся не шарахаться лишний раз по тёмным ебеням.
Тёмные, почти непрозрачные в этакой темени радужки едва заметно блеснули, изучая реакцию Илвы.
- Но это всё - так. Возня локального масштаба. А бывает такое... чему в нашем мире места нет. Но оно его хочет. И прятаться ни от кого не будет, просто придёт и поставит всех в позу. Вот сейчас такое к нам лезет. Из-за этого весь дурдом, и это, блядь, только начало, - пообещал Дух. - Если эта дрянь прорвётся и как следует возьмёт всех за мозги... Не знаю, что будет, может, мы все перебьём друг друга, а может, станем как под дурью, ходить каждое утро и лизать этой суке пятки, если у неё есть пятки, и прыгать перед ней как пудельки на верёвочках. Никто не знает, что такой фигне может быть надо, но хуёво будет всем.
Силуэт рядом с Илвой едва заметно шевельнулся, словно по прижатому к спинке сидения хребту невольно пробежали совсем не фантомные мурашки.
- Люди об этом не узнают, если что, до самого конца; им и не надо, они всё равно ничего не смогут. Но если ещё и мы начнём жрать друг друга, всех подряд почём зря... Всё накроется жопой ещё до того, как придёт настоящий звездец.
Дух замолчал, слушая, выжидая ответной реакции; а может быть, перебарывая что-то, опасно и злонравно зашевелившееся на дне души, как упырь, заслышавший своё не ко времени помянутое имя.
А Вард и не думал сыпать полумерами. Отмерил так отмерил, что Илва невольно вздрогнула уловив блеск клыков и глаз. И слушала замерев как мышь у спящего кота под носом. Только вот информация все никак в голове не укладывается. А вамп все продолжает сыпать до шевеления волос на затылке. И не верить мысли не было, почему то такие люди как он умеют быть убедительными. Может в ауре что-то или харизма такая, но Илва слушала, как губка впитывая все что говорил сейчас мужчина. А понимание оно придет потом, в тишине и сытости, когда мысли улягутся по своим местам и картинка соберется. Понимание - это вообще вещь такая, без спокойствия не обходится.
- Если из человека такого монстра создать - возня, тл что ты имеешь в виду под тем что лезет? Я, серьезно, совсем не понимаю? Это что? Пришельцы всех с ума сводят? Или... Такие как ты?- Илву откровенно прорывало на истерику, почти так же как в больнице. Чтобы успокоиться она спрятала голову в руках и сделала несколько глубоких вдохов.
- Мне нужно на воздух, я не могу так.
Поспешно сунув ноги в ботинки, девушка дернула ручку автомобиля и вывалилась в прохладу темной ночи. Несколько секунд она стояла жадно глотая холодный воздух, пока не почувствовала как проясняется в голове.
- Мне бабушка все это передала. Знания, карты, камни, амулеты, книги. Говорила, что мы не одни такие. Мы, в смысле, те кто занимается гаданием и прочим. Но ничего подобного, о чем ты сейчас рассказал. Я даже представить себе не могу. Даже ты для меня выходец из сказки. И ты ведь не один, верно? Откуда-то получил это,- Илва неопределенно взмахнула руками, указывая на Варда, а после подозрительно добавила. - Ты же не родился таким, верно?
- Если ты про каких-нибудь уродцев на огромных летающих тарелках, как в "Дне независимости", или как его... то нет.
Реакция Илвы. Рыжие глаза наблюдали за вышагивающей снаружи фигуркой, не мигая, цепко... но в глубине горело не желание не выпустить из виду, хотя, что-то от собственничества, отражения негласно утверждённого права на, тоже присутствовало. Но основой такому настораживающему вниманию служило всё-таки не плохое какое-нибудь, а одобрение. Суть. Манера сразу хвататься за суть, минуя задирание очей долу и рванья волос на философские вопросы, Духу определённо импонировала.
- Такие как я?.. Тоже бывает. Но не в таких масштабах.
Конечно, людям, умеющим в камешках и блюдцах с водицей видеть чужие судьбы, и ещё чего похлеще, из того, что в газетах не рекламируют, по умолчанию должно быть проще. Но всё таки и у них, наверное. есть границы. Границы их собственного мира, в первую очередь. Илва свои растягивала пока с писком, скрипом, но в нужную сторону. Не одобрить и не поддержать такие усилия было грешно и глупо, как, например, не сделать вклад в действительно стоящую сделку.
Выждав, пока Илва закончит делить свежий воздух с комарами, Вард покачал головой, переступив коротенькую паузу.
- Нет. Такими не рождаются. Ну... насколько я знаю. Наебнуться - можно, а родиться без мазы. Может, поэтому она тебе ничего и не передала в довесок к камешкам? Чёткая тётка была твоя бабка, хэ?
Ну да, сказано же - не все любят светить из окна в ночное время труселями. Особенно, если они у тебя все такие термоядерные, с китами в кровавую полосочку. Этот вопрос предстояло разобрать отдельнывм номером, но чуть позже. Позже.
- А что лезет... у нас, в сказках, принято называть это "демоном". Хер знает, что это, я ещё сам не всё понял, - признался Хоган, потирая подбородок. - Мир... Он не просто как кажется. Он... слоями, как... коктейль в херовом баре, - с лёту подобрал Дух космологии, - Сверху то что видно, чуть глубже - другой вкус и цвет, а на дне всякая хуйя, дрянь и грязь от прошлых заходов. Взболтни это дело - и хана всей хиросиме. Вот там, откуда рвётся к нам эта сука, там самое дно... И дрянь и порчу она тащит с собой. 
- Ты можешь помочь, - внезапно, без плавных переходов и вступлений сказал Дух, глядя на Илву.
- Если захочешь, - так же ровно, словно не о судьбах мира и своих собственных сейчас говорилось, а о возможности прошвырнуться до того самого бара в пятницу, или не прошвыриваться, если совсем ломает, добавили из крепкого полумрака салона.
После прохлады, нет скорей даже морозности ночи, теплое пространство машины вампира показалось даже уютным. Илва угнездилась на пассажирском сиденье и дышала на руки.
Однажды ей сказали, что если событие неизбежно зачем из-за него паниковать? Паниковать на самом деле хотелось, правда очень-очень. Откровения на кладбище уже было достаточно для срывания башни, а после обличительных слов Варда так вообще оставалось только бежать, быстро и далеко, до ближайшего обрыва где можно закончить все разбитой головой на его дне.
Но уж нет, не в наших правилах было паниковать, особенно когда какая-то дрянь прорывается из жопы мира и на фоне всего этого страдают люди. Один конкретный человек, под присмотром врачей заживающий сейчас в городской больничке. Ведь именно из-за нее Илва потащилась на это кладбище варить зелья в уплату лимонному безе.
Илва закусила большой палец, недовольно оглядела его и полезла в сумку за салфетками, не хватало еще подхватить кишечную инфекцию.
- Почему ты думаешь, что я такой не родилась? Из всех внуков и внучек только мне камешки достались, в довесок...
Может оно и прозвучало как окончание фразы, однако мысленно список продолжился на приличную такую длину.
- Слоями значит мир у тебя. Сложный коктейльчик, на лук больше похоже. Хочется заплакать и бежать. Только я не понимаю с меня-то какая польза, я может еще сама не знаю чего. Или у тебя уже есть какая маза?

+2

11

Всему есть предел. Терпению и непониманию, прежде чем терпение плюнет нахрен и перейдёт от пассивных методов  к вбиванию напрямую. Илва свои пределы использовала аккуратно, хозяйственно, но всё же манера делать вид, что у неё всё своё, личное, не имеющее отношения к тому, что есть у Хогана, и воздухом она вроде как другим дышит, и пиздец у неё  тоже будет какой-то особенный, начинала будить внутри Духа  терпеливого удава, пока что великодушно отказывающегося задуматься, а когда же он ел в последний раз.
- Не у меня. У всех. У тебя тоже.
Или ты в соседней Вселенной живёшь, а сюда так, на помеле потусить  прилетаешь? - мигнули глаза короткими, рыжеватыми на концах  ресницами.
Метка огня так и каталась на волосах Хогана с той памятной ночи, и слезать не собиралась, исправно обновляясь со всеми старыми шрамами, татуировками, тоннелями и прочими не причиняющими увечий, но внешность отметинами. Загадка обескураживающей изменчивости волос Примогена, да и прочей братии, пару раз производившей на Варда неизгладимое впечатление выбритой башкой, на следующую ночь внезапно растопорщившейся прежней, немалой степенью волосатости, была давно разгадана - и отначена в сторону, как занятный, но не имеющий постоянной или сиюминутной  надобности инструмент.
Но, к чёрту лирику.
- Что не знаешь, с тебя не спросят, - негромко проговорил Дух. - А что знаешь, может пойти в дело. Сейчас как в рухнувшем тоннеле,  ничего не будет лишним.
Вард подумал, глядя на Илву, взвешивая, сдюжит ли только что вылупившаяся из незнания хворостинка груз информации, которую он собирался ей открыть. И не оторвут ли ему... а впрочем, отрывание - это уже совсем другая истрия. Ставки были сделаны, и разворачивать оглобли на половине пути не просто не имело смысла. Это, дьюд, было просто невозможно, не в нашей истории.
- Целая кодла  очень серьёзных чуваков сидит в своём каменном тереме, пыхтит и пытается накрыть город защитой. Всё равно эта срань  просачивается. Любая подпорка не будет лишней. Якорь. Что-то, что укрепляет крышу, - щёлкнул пальцами Вард. - Не даёт ей слететь и поехать наперекосяк. Твоя бабка же наверняка оставила какую-нибудь микстуру от ползущей крышки?
Вопросительный взгляд упёрся в нежно светлеющий профиль.
- Вряд ли она рассчитывала на кого-то, кроме мамзелей с мигренями? Хрен знает, как оно подействует на кого-то... другого, да? Но ничего. У тебя есть я.
Ну да, кто бы сунул  братве непроверенную марку с рук скромного, не прославленного в среде ценителей филателиста. Да ещё в такое нервное время...
- Только не думай, что можешь под эту мазу проверять на мне всё, что тебе торкнет, как на морском ёжике. 
Предупреждение, подкреплённое блеском развернувшихся и упёршихся в лицо Илвы глаз,  прозвучало очень внушительно - мол, лучше и не думай в ту сторону, побереги думало. Внушительно, но без лишнего заострения внимания, чтобы и правда не задумалась. То, что прочекать доподлинно, случайно проявился какой-нибудь  злокачественный эффект, или в результате злоупотребения, он не сможет, как полный лох в сфере колдунства и чернокнижия, Дух себе вполне отдавал отчёт.
- И ещё. Когда ехал к тебе... Видел одного чувака. За несколько секунд до того, как тот сиганул под машину, - задумчиво проговорил Хоган, тронув карман, где так и лежал амулет Илвы. - И знаешь... над его башкой было что-то вроде лёгкой красной херни, как цветной дым на сейшенах. Когда водила выскочил из тачки и начал орать про адвоката и "скорую", над ним уже ничего не было. Я вот думаю.  Может, твоя фенька как-то помогает видеть, кого эта погань взяла за мозги крепче других. Ты же, вроде, недолго с ней корячилась? Если сможешь настрогать хотя бы несколько штук, эта хрень  очень круто пригодится, когда... придёт время. Много  тебе для них вообще надо? Яйца индийского носорога? Желчь нецелованой девственницы? Просто грамм сто чистой платины?

+2

12

Грязь уже давно перекочевала на салфетку, а девушка продолжала оттирать пальцы, пряча в незамысловатых движениях нервозность. Паника проходила, как всегда после выплеска эмоций, уступая место рациональности и холодному рассчету. Илва уже более спокойно облокотилась на спинку кресла, сунула салфетку в карман. Тихо выдохнула, внимательно вслушиваясь в слова мужчины.
Не так уж мало времени она практиковала тайное искусство, а на вскидку не могла предложить ничего толкового. Разве что швырять картами Таро в морду. Илва на секунду представила и едва не рассмеялась. Вот еще фокусов не хватало.
Хоть бабушкины книги и рассказывали тоже самое, что пытался втолковать Вард, только воспринимала Илва все на уровне сказок.
- Микстуру не оставила, она говорила, что от сьехавшей крыши только топор помогает,- девушка сделала характерное движение ребром ладони у горла,- путем отсечения. А микстурки только для девиц чахоточных.
Илва вздохнула и пожевала нижнюю губу.
- Есть у меня пара задумок, по бабушкиным рецептам есть ингредиенты о которых я никогда не слышала, а в интернете пишут, что они только в старых легендах упоминаются. Некоторые я смогла немного изучить и подобрать аналог, только на твоем месте я бы не подставлялась... Эффект может быть непредсказуемым. Если мы сможем найти нечто... Похожее на тебя, только не разумное, чтобы попробовать... Может кого-то враждебного наподобие того существа,- Илва до сих пор отказывалась принимать мысль, что это когда-то было человеком.  Звучали ее слово очень не пацифично и чувствовала себя девушка при этом отвратительно. Но нехорошо как-то было проводить испытания на мыслящем существе, которое хотелось обозвать живым. Илва пыталась аккуратно рассмотреть Хогана, выискивая характерные отличия от обычных людей. Но при его способности к мимикрии девушка начала задумывать сколько среди ее знакомых может оказаться такими как он. Немудрено селить сомнения в окружении когда сказочный мир оказывается гораздо ближе чем ожидала.
Выпыхтев весь испуг и ошарашенность в морозную ночь, Илва окончательно успокоилась, перестала нервно перебирать руками и начала перебирать нейронными связями в голове. Мысли постепенно приходили в порядок и память услужливо подсовывала страницы из бабушкиных книг. Слова о куполе, каменном тереме и серьезных чуваках плотно осели на подкорке.
- Думаешь это он помог тебе?- девушка и раньше клепала простенькие талисманчики, но ни один из их владельцев не хвастался таким эффектом. Возможно дело было в самом Варде и заложенных в него способностях. - Простейшая вещица на самом деле, пятиминутная возьня, главное правильно руны подобрать и начертать. Наделать можно в любое время, у меня заготовки есть. Но ты сам видел, что необходимо еще касание носителя, чтоб он заработал, по этому я взяла твой волос. У меня есть еще кое-какие запасы, но их мало, а твои хлопушки ошпарили... То существо. Вот с ними придется повозиться, но сейчас могу предложить кое-что другое.
Илва стянула с запястья браслет с конфетками и потрясла им в воздухе.
- Не привыкла еще, постоянно забываю о нем, но пробовать на вкус не советую, если не хочешь чтобы тебе башку снесло. Нет, не наркота, в прямом смысле оторвет от тела. Вот эти пять желтые - хлопушки или световые гранаты, давишь пальцами и швыряешь в нужном направлении, главное не забыть глаза закрыть. Вот эти розовые "шанелька" или вонючая дымовая завеса, не советую находиться внутри нее эта дрянь впивается в кожу и волосы и ее практически невозможно вывести. Так же разламываешь, швыряешь и сваливаешь. Они слабее чем в склянках, экспресс вариант так сказать, честно говоря, еще толком не испытаны. Можешь взять если хочешь.

Отредактировано Илва (2018-05-18 10:26:23)

+2

13

- Староверы, - с ленивым, но бескомпромиссным  неодобрением пробормотал, качнув головой, Вард.
Топоры им, гильотины. Пуля-то понадёжней будет, а? На курок нажать почти всякий сил наскребёт, а топором ёбнуть как следует - не у всех тренировка, сноровка и поставленный размах. Да и топоров нынче мало кто под рукой  держит, палачи, в отличии от лекарей,  народ прогрессивный.
Но тёрки  по вопросам веры Дух отодвинул в пользу более насущных материй, да и вообще, всегда в принципе  считал их  беспонтовыми.   
- Та штука не похожа на меня, - отмерил Вард очередную дозу информации о природе себя и распелёнывающегося перед Илвой мира.
И  ненадолго задумался.
Знакомить Илву с опустившимся сородичем, просравшим человечность до полного, окончательного озверения, был не вариант. Но вариант, в принципе, был.  Мог  у Шерифа  болтаться какой-нибудь пленный угрёбок из шабашитов, не всех сразу пускали в расход, как свору тех уродов на окраине, бывало, кому-то совсем уж не везло, брали живым для беседы, Шерифу - задушевной, а им, лузерам - последней. И собственный, не связанный ни с каким проклятием зверь Хогана рыкнул, что лучшей кандидатуры и представить трудно. Только вот им с Илвой вряд ли кто-то просто взял и выписал билет на аудиенцию  к кому-то из "гостей" Шерифа. Даже если Дух сам не был бы твёрдо уверен, что волочь только что прозревший самородок народной магии в логово Шерифа не менее галимая  идея, чем искать бесанувшегося сородича.
Бросив взгляд на конфеты, Хоган нетерпеливо качнул головой - мол, спокойно, сладкого не ем, и хлопушки тоже в жопу, не до петард сейчас.
- Давай так. Ты напишешь  мне этот свой рецепт.  Найдут время, посмотрят, а может и на тему ингредиентов твоих чего дельное впишут. Не бойся, тебя я им показывать не буду. Только твой декокт, - без усмешки, совершенно серьёзно сказал  Дух. - А на крайний случай, я тебе сказал, что говорить и что делать. Главное, сама не трепыхайся. Да, было, в самом деле, и теперь уже так и будет. И рассказывать об этом никому не нужно. Если, конечно, они тебе ещё нужны живыми и вообще нужны.
Последнее замечание   было совсем не китайским. Больше Вард поднимать эту тему действительно  не намеревался. Впечатление Илва производила обнадёживающее, не дура, сама сообразит, тем более, бабка её уже на этот счёт, судя по всему, инструктировала довольно качественно. А по сто раз пиздеть одно и то же - так это уж лучше сразу взять дрыне и ёбнуть покрепче, если не уверен, что слова-то твои поняли и усвоили как надо.
Усвоить Илве действительно стоило. Вряд ли, конечно, кто-то из старпёров ой простите древних и умудрённых снизошёл бы до возни кого-то из щенков, спесь, она иногда очень даже в тему. Только вот в случае этих старпёров всё было очень непросто, и спесь не мешала многим из пердунов, и что такое человеком-то быть, кажется, уже позабывших, действительно поверивших, что они что-то большее, венценосные эволюции по Дарвину, не мешала им иметь самые непредсказуемые интересы. И куда может переклинить погрязших в своих игрищах стариков, предстказать было совершенно нереально. Так или иначе, разворачивая машину в сторону города, Вард решил придерживаться тактики "держи от них подальше, к себе поближе".
Насколько буквально заработает негласно установленное одностороннее  правило, Дух, поглядывающий на бегущую под колёса полосу асфальта,  не мог в тот момент даже предположить.

*** ночь спустя

- Эй!
Судя по энергичности, с которой Тара, одна из двух барменов и официальных владельцев "Зигзага" по совместительству, замахала  рукой, привлекая внимание вошедшего в бар  Духа, и нерешительности  в широко распахнутых, густо подведённых глазах, у Тары имелся к Хогану  какой-то серьёзный разговор. Вероятно, каким-то боком он касался изменений, затронувших в последние сутки подсобное помещение "Зигзага", и странных миазмов, просачивающихся даже сквозь густой сигаретный дым, гуляющий пластами в равномерно вспыхивающих и гаснущих разноцветных бликах светомузыки. Возможно, Тара хотела унять беспокойство и осторожно поинтересоваться, не имеет ли отношение деятельность и внештатное лицо, оккупировавшее подсобку с неколебимого  благоволения  Духа, к другим радугам, придающим завораживающим неоновым переливам особенной фееричности  и рано или поздно привлекающим острые носы местных копов из отдела по борьбе с незаконными разновидностями счастья. Но  взгляд Хогана, единственный, мимолётный, но очень... прицельный, как-то резко сбил статус надобности с "нам очень надо поговорить" до, "ладно, потерпит". Возможно, Тара вспомнила ебло, разбитое об стену не далее как вчера недалеко от входа за стойку. Зря. Табло было левое, к самим ребятам Вард всегда относился с неизменной  тактичностью  волка, никогда не режущего лояльных земляков  по  родному  оврагу. Ну, пока он держатся в рамках взаимной лояльности. Но в каком-то смысле чуйка Тары сработала на пять. Сейчас ложиться на рельсы перед Духом,  целеустремлённо, как раскалённый нож застывшую машинную смазку, курсирующим к подсобному помещению, действительно не стоило.
- Приготовила?
Во так, порывом, несущим шлейф увязавшегося из зала табачного дыма и очень серьёзных дел, ребята, вторгнувшись  в помещение, не распрягаясь на "привет-здрасти", с порога перешёл к сути Хоган.
Здороваться они с Илвой уже здоровались, не больше, чем четверть часа назад, когда Хоган оповестил, что скоро нагрянет, и что ему нужна "та трёхногая штука, горшок на ножках, ещё кое-какая хуйня и желательно сама Илва". Мобильный Вард был крайне немногословен, но Вард настоящий, во плоти, со всеми медными патлами и цепким совиным взглядом, не особенно-то и отличался. Разве что привкус спешки, напряжения и чего-то ещё, заставляющего на всякий случай напрячь булки, был особенно острым.
- Они мне нужны, - безапелляционно, с полным чувстволм права, как "выворачивай карманы" заявил Хоган. - Я бы сказал, что вместе с тобой... Но блядь...
Быстро оглянувшись и выдохнув через нос, Дух плотнее прикрыл дверь и подошёл к импровизированному рабочему столу Илвы, привалившись задницей к нескольким недовыпертым ящикам барного имущества.
- Нас послали. С энтузиазмом... да не, не  нахуй, но,  мать его, но я всё равно не уверен, что ты сможешь там работать. И жить. Достаточно долго, чтобы успеть сделать всё, что нужно.
Почесав щёку, Дух несемметрично моргнул оранжевыми зыркалами и с задыхающейся от реализма  надеждой вперился в лицо Илвы.
- Ты уверена, что не сможешь записать, как, что, куда и в каком порядке?.. Там же не нужныв какие-то твои особенные приблуды, нет?

Отредактировано Дух (2018-05-25 21:01:24)

+1

14

Привычный мир, состоящий из дома, кафешки, дороги и домика бабушки в пригороде вдруг расширился, расцвел новыми красками и грозил бесконечными горизонтами. Илве стало некомфортно, так и просидела всю дорогу до дома обхватив плечи руками и ощущая себя одинокой горошиной в огромном старом мешке.
Квартира встретила их неприятной тишиной, Илва усадила Варда на диван в гостиной и побежала в спальню вскрывать тайник и выуживать книги. Все остальное пока не готова была ему показывать. Нужная книга словно сама прыгнула ей в руку и послушно открылась на нужной странице. Илва несколько минут просидела на полу, внимательно вглядываясь в печатный текст и рукописные правки бывшей хранительницы. Строчки обретали теперь иной, более понятный и глубокий смысл. Илва знала, что необходимо было вновь перечитывать старые тексты и отнестись к ним гораздо почтительней и внимательней.
Бережно уложив книги в тайник, девушка подхватила со стола стопку бумаги и ручки, зажала подмышкой старый том и вернулась к лимонном безе в гостиную.
Некоторое время она разглядывали рецепт, сверялась со всезнающим гуглом, временами пыталась подключить Варда к дискуссии, но тот был непреклонно верен своей идее не лезть в то, чего не понимал. В итоге решила оставить так как есть, но при копировании на бумагу, а доверить ценный том Илва не была готова, девушка в скобках вносила своими мысли на счет того или иного вещества.
Однако вечер, а точнее ночь, уже порядочно длинная и попахивающая рассветом, продолжилась в баре, у которого они впервые встретились.
Илва задумчиво рассматривала вверенную ей территорию, ибо Вард очень грамотно рассудил, что шастать по клабдищам блондинке не полезно, и вообще хорошо держать ее под рукой. Дома готовить очень многие вещи она не могла, а тут, в помещении бывшей кухни, потребности в которой у бара не было, фантазия разворачивалась на ширину горизонта.
Мощная вытяжка и плита, старые стеллажи легко вместили в себя все необходимые ей аксессуары, заготовки. Отделка плиткой по стенам и полу уберегала от нечаянного возгорания, раньше девушка экспериментировала на природе и держала под рукой огнетушитель. Единственное, что попросила она добавить большой стол, замок на дверь покрепче и свет. Многое переехало из дома, покинув тайник и двойное дно полок рабочего стола.
Здесь Илва почувствовала себя впервые на столько свободной, что работа горела в руках. Отвлекалась она только на созвон с Кирой и короткий перекус, все остальное ушло на задний план. после стремительного забега по аптекам, лавкам с пряностями и посещения некоего таинственного магазинчика в переулке, где торговали различными сумасбродными вещичками по типу толченого хребта яка или мозговой жидкости макаки, Илва конкретно пустила корни в подсобке бара.
И к тому времени как Вард обьявил о своем появлении, она уже аккуратно разливала прозрачную жидкость по заготовленным пробиркам, которые удобно располагались в старом дедушкином патронтаже. 
- Приготовила,- глухо отозвалась Илва, сосредоточенно разливая зелье, приготовленное по рецептуре из книги из того материала, что ей удалось собрать за день. На звук открывающейся двери даже не обернулась, зная что никто кроме него не сунется в каморку. Ребята у бара были поразительно понятливы, девушка обменивалась с ними кивками когда приходила и уходила, не переходя на личные беседы. Возможно потом, когда график станет не таким напряженным, они смогут познакомиться поближе.
- Ты говоришь так, словно пилить нужно будет на край света. В Антарктиду там или пустыню какую. Хотя я всегда хотела побывать в Египте, полазить в Гизе, разведать некрополь... Слушай, я ведь не сахарная, не сломаюсь и не растаю. Да и в Антарктиде ничего не растет. Куда ехать нужно будет? Непал? Новая Зеландия? Джунгли Амазонки? Я не сомневаюсь, ты сам можешь все сделать, но есть моменты когда считаешь бульки или плотность должна быть определенной, чего не объяснить, это чувствовать надо...

Отредактировано Илва (2018-05-27 16:39:31)

+2

15

Дух подвис где-то  на середине движения, оторвавшись от созерцания чудо-зелья "Илва и 'Ко", на первый взгляд производившего впечатление - водица и водица, и на второй, да и не второй с третьим тоже. А четвёртый раз, под другим углом, Дух посмотреть просто не успел. 
Поставив пробирку обратно на стол, повернувшись к сосредоточенно хмурящейся ведунье, Вард усмехнулся, по-доброму-так, совсем  непохоже на обычное своё штатное выражение "сугубо деловое табло", прочно и очень естественно  держащееся на пирсингованной  физиономии.
- На Амазонку я бы с тобой съездил, - сообщил он Илве совершенно серьёзно. - Ноо... - легко задрав рукав рубашки, против обыкновения прикрытый не просто толстовкой, а довольно плотной кожаной курткой, Дух взглянул на крупный   циферблат. - Ноуп. Не в этот раз. М... десять миль от города, минут пятнадцать езды, если на средней космической, - пожал плечами Вард. - Это "Туда". С "оттуда" сложнее.
Слишком крупное для обычных часов, слишком крупное и ещё более странное, поблескивающее одним  большим и несколькими дополнительными, поменьше, устройство, плотно обхватывающее  мужское запястье широким кожаным ремешком, часы напоминало лишь очень и очень отдалённо. В основном тем, что его носили на руке и у него были стрелки. Опять же, больше, чем пристало обычным часам, и одна из них вела себя скорее как стрелка компаса, бегая по размеченному странными знаками кругу желтоватого металла и, подрагивая, неизменно указывая изящным металлическим носом в одном, чёрт знает чем привлекающем её  направлении.
- Помнишь про коктейль, хэ?
Дух прикрыл совсем плотно и понизил голос, оранжевые глаза, в полумраке особенно схожие с птичьими, с напряжённым интересом изучали лицо Илвы. Но это было совсем не то напряжение, что искрило на кладбище, не резкая, тяжёлая готовность ловить люлей и причинять боль, большую боль. Сейчас напряжение было круто замешано на сомнении и... нетерпении, как перед стритрейсингом,  рывком на какого-нибудь приборзевшего оленя или  иным рискованным, но звездец захватывающим мероприятием.
- В общем, посмотрели твой рецепт. Сказали, чего там не хватает для полной кондиции. Только такая вот хуйня: травка эта повывелась пару сотен лет назад. Угу, совсем, и на Амазонке тоже, - кивнул Дух и произнёс название, за версту несущее невыносимо пыльной латынью, современным акцентом и очень хорошей памятью. - А там, где есть шанс её надыбать... в общем, это не наш мир, и никто в душе не ебёт, что там на этот раз может оказаться. Вернее, есть те, кто ебут... но вот с ними нам лучше как раз носами не тереться. Особенно, там. Сожрут нахер.
И снова всё прозвучало на полном серьёзе, хоть бы искорка какой подъёбки, дающей душе повод для облегчения  - ну, не, шутит же,  не сожрут, а если сожрут, то не до конца.
- Я бы и сам сгонял, притаранил, только хуйня номер два: утащить оттуда что-нибудь без мазы. Что с собой откуда-то приволок - без проблем, а местное - вообще никак, на Барьере оно рассыпается в прах. Так что придётся варить прямо там. В соединении с нашими  должно проскочить.
Вот кто бы подумал, что старая как мир хитрость, протаскивать пакетики с недозволенными радостями, заглотав их внутрь себя, работают и в таких  хитровыдроченных областях, как Умбра, а?

+1

16

Совместные сборы в прекрасное далеко. Илва и Дух.
Илва хмуро, исподлобья, замерев в форме буквы z с занесенным черпаком, смотрела на Варда. И судя по позе слушала внимательно. Как всегда внимательно после происшествия на кладбище. Скупо, по крупицам и отдельным брошенным фразам девушка собирала картину нового для себя мира. Смотреть было не удобно, аккуратно долив последние капельки, и с хрустом в позвоночнике выпрямилась. А товарищ демонстрировал чудо инженерной мысли явно не местного разлива, как говорилось в кино "умеет все кроме показывать время".
Девушка удивленно выгнула бровь и вытянула шею, разглядывая вверенный спутнику агрегат.
- Ты сейчас кого и за что обругал,- буркнула в ответ на латынь Илва, - значит на Амазонке не побывать, ок. Умбра, значит... Это что вообще? Ты бывал там?
- Спроси Гугл, он подскажет.
Входил этот совет в пакет "я совершенно серьёзно, парень", или нет, снова определить было трудновато, но если и нет, шутки у дредастого субъекта напротив Илвы сейчас все, поголовно были очень нешуточными. И не факт, что при отказе кидаться головой в омут навстречу неизвестности, смертельным опасностям и прочему подобному, сам он не воспользовался бы им, вторгнувшись непринуждённо в ноутбук Тары.
- Один раз, - невозмутимо, продолжая смотреть на Илву, ответил Дух после небольшой паузы. - Это... мир за Барьером. Местами стрёмный, местами... красивый, как сука, разный, как десять приходов от разной ганжи, но что я тебе скажу точно, так это - с Умброй я вообще ни в чём не уверен. И другим не советую.
Блеск, почти голодный, не совсем здоровый, прорезавшийся в совиных зыркалах, бесстыдно палил, что не советовать Дух не советует, но сам в эти десять приходов вляпался по самую маковку.
- У нас мало кто о ней знает, - пожал плечами Вард. - В душе не имею, почему, может, потому что там слишком трутся блохастые, а у нас с ними любви нет. С этими ёбаными психами, - почти плюнул сквозь зубы Дух - прорвалось, прорвалось на скупой эмоции. - Но там и без них дерьма хватает, так что та говнота с кладбища так, цветочком на понюхать. Так что подумай. Только быстро думай, - мельком глянув на загадочный стимпанковский агрегат, предложил Вард. - Там проход нестабильный, хер знает, в какой момент схлопнется.
- Место зачетное, судя по твоим эпитетам, и если ты всерьез пытаешь меня запугать, то не сработало.
Илва была серьезна как перед экзаменом по славянской филологии.
- Сам понимаешь, что либо идем вместе либо мир сливается к чертям, демонам и прочей ереси.
Девушка прошлась по стеллажам, собирая необходимые предметы, высыпала все на стол и принялась паковать рюкзак, всем своим видом выражая серьезность намерений.
- Домой заехать, я так понимаю, уже не получится, у меня там нычка кое-какая есть. Но да ладно, думаю этих запасов будет достаточно.
Девушка растолкала декокты, заготовки и эликсиры по маленьким кармашкам собственноручно сшитого рюкзака, где каждому веществу было свое строго отведенное место. на дно легла бережно завернутая в плотную ткань и непромокаемый пакет бабушкина книга. Илва долгое время раздумывала стоит ли ее брать, но в конце решилась таки, справедливо рассудив, что знания эти могут пригодиться им в пути.

+1

17

- Я тебя не запугиваю, я тебя предупреждаю.
Осторожно качнув в воздухе пробиркой, Дух поставил образец обратно на стол, не глядя на Илву и не давая повода усомниться, что если бы он хотел напугать мисс Ровер, то она бы испугалась. Ни ей - негласно, ни себе, хотя, для себя это было скорее напоминание о некоторых... вероятностях, действительно вполне могущих превратить совместную вылазку отважной девчонки и Варда Обновлённого, изменившего некоторые возможности, потребности и ещё кое-какие свойства, в большую проблему, и даже персональный хоррор на двоих.
- Заедем. - серьёзно кивнул Дух и окинул Илву присматривающимся взглядом. Просто пиздец, как быстро привыкаешь и к новой диете и освобождению от многих смертных нужд, но полгода - это не тот срок, чтобы позабыть их совсем, йеах. И совсем не срок, для того чтобы потерять хватку "я знаю, что тебе нужно, парень". - Переоденься, захвати воды, пожрать; всё, что может пригодиться и умещается в один рюкзак. Там может быть всё, что угодно. Болота, снег, крупные вредители.
Солнце.
Зверь неожиданно шевельнулся внутри, давая понять, что картина "вот мы зашли, а там - пляж нахрен" давно тревожит его тёмную душу, илди что у него там есть, потому что свою Дух ему в аренду упорно не сдавал, даже в количестве одного закоулка.
Сделав себе мысленную  зарубку, что надо предупредить Илву на случай такого обломного айсклоуза, Вард кивнул головой, приглашая собирать в поход те манатки, которые остались здесь, и выметаться нахрен до знакомой уже Илве маширны, скучающей под фонарём недалеко от "Зигзага".
Подниматься с Илвой Дух не стал. Уж сумочку свою женщина как-нибудь сама всегда соберёт, в этот процесс лезть, вот правда, совсем не нужно.
С кем он вёл переговоры, пока Илва готовилась покорять неведомое, осталось тайной -  когда Сибилла подошла к машине, Вард как раз неспешно  убрал мобильник во внутренний карман, подождал, пока Ровер и её припасы благополучно  погрузятся внутрь  и молча повернул руль, выводя автомобиль на полосу.
Город мелькнул мимо окон, убегая, как торопливый сон. Через полчаса перед конусами света снова стелилась лишь полоса дороги, изредка забросанная островками  света и разноцветных рекламных щитов рядом с маленькими закусочными и заправками - далеко не трасса, дорога бежала вдоль заброшенных пригородов, время от времени жутковато мелькающих из густой октябрьской темноты призраками бывших производственных зданий и закрытых  придорожных  мелких магазинов. Но эти гримасы возможного их всеобщего будущего Духа сейчас занимали мало. Взгляд Варда всё чаще нырял к циферблату на руке, сверяясь с какими-то показателями, щурясь в едва подсвеченной приборной панелью темноте. Пока, скатившись с дороги, Альфа наконец не замолчал мотором окончательно.
Темнота, шум сырого ветра, далёкие гудки, доносящиеся словно из другой жизни, сменили уютное цыканье магнитолы и размеренный тихий шелест протекторов, скупо сочащийся в тёплый салон. Оглядевшись и бросив взгляд на Илву, Дух порылся в багажнике, скинул куртку, сноровисто и непринуждённо пристраивая под неё в придачу к кобуре разгрузку с несколькими подсумками и настоящий патронташ. Так же быстро вся незаконно убийственная  роскошь  скрылось под плотной потёртой кожей, а в руках щёлкнул фонарик.
Бросив на Илву предупреждающий взгляд - мол, вот засмейся, мы с тобой похохочем, -  гроза ночи легко двинулся вперёд, светя перед собой узким лучиком света и почти не запинаясь о какие-то камни и внезапные сучья.
Пустырь, неплавно переходящий  в полосу одичавших насаждений, затягивал и затягивал искорку света, примерно минут десять. Пока Вард, в очередной раз сверившись с показаниями загадочного аппарата, не остановился, внимательно поглядывая куда-то в сторону чёрного провала. Вряд ли  овраг-недомерок, больше напоминающий большую глубокую яму, прорезавший землю расползшимися резкими откосами краёв, имел естественное происхождение. Облизав песчаные края шрама, клубящегося темнотой и необычно густым туманом, луч фонарика вернулся к человеческим фигурам и приподнялся вверх, не слепя, но призрачно освещая лица, поблескивая на металле застёжек и шипов под нижней губой и глаза, очень неулыбчиво, с резковатой серьёзностью взирающие на Илву.
-  Обычно... ну, то есть, тогда  там было так же как здесь, ночь. И когда туда, и когда оттуда.  Но ты послушай и запомни. Если я начну гореть, рассыпаться пеплом, или ещё как-то странно себя веси, не надо меня хватать, помогать  и вообще мельтешить перед глазами. Сваливай, только не беги, как лань от пинка, уходи из поля зрения и не отсвечивай, пока... всё не закончится. Смекаешь? Мне ты не поможешь, а я тебя сломаю, как куклу, и не просеку даже, что случилось  и кого сломал. 
Отработанно кинув в уголок рта сигарету, Вард щёлкнул зажигалкой и скосил глаза к  клубящейся завесе, быстро, в пару тяг  испепеляя  табачный заряд.
- Это не бросай.  Твой шанс  вернуться назад. Только не надо ничего крутить и лапать, там уже всё налапано как надо; просто иди, куда показывает стрелка.
Вард постучал обкоцанным ногтем  по центральному циферблату, сплюнул в мокрую траву окурок и протянул руку, ухватив Илву за запястье сухими холодными пальцами.
- Держись, пока можно.
И нужно.
Приблизившись к яме и мимолётно сверившись со стрелкой, только что пальцем не стучащей оттуда, с той стороны поцарапанного стекла, Вард подошёл к краю и сделал шаг...

Как и прошлый раз, всё было резко, быстро, не отпускало времени на самокопания и прислушивания к ощущениям. На несколько секунд их охватила темнота, пронизанная странным звуком. Затем картинка снова включилась, без перехода и прочего выпендрёжа, словно кто-то просто передёрнул плакат в витрине. Сырая влага не исчезла, но изменилась до неузнаваемости, пропитавшись сотней новых, неузнаваемых, чужих запахов. Свалившись на колено, Вард оттолкнулся второй кистью  от мягкого и влажного, напоминающего рыхлый и необычно мохнатый коврик, резко оглядываясь по сторонам, схватывая глазом новые формы, светящиеся россыпи  каких-то грибов, карабкающихся по разнокалиберным стволам,  разбегающихся по мху, удивительно напоминая снимок городов со спутника...
И чуть не оглох от рёва, перекрывшего треск целой армии невидимых ночных цикад и торопливый шелест чего-то явно пресмыкающегося, торопливо удирающего через заросли от места внезапного нашествия чужаков. Густой, далёкий, очевидно отделённый от них с Илвой десятками и десятками  метров, но насыщенный такой мощью, что хотелось чтобы метров были стони, на память лез тот самый памятный сломанный под корень фонарный столб, ставший вехой новых открытий и расширения горизонтов без домкрата и химических реактивов, а Зверюга снова прорезался наружу низким угрожающим звуком, прорвавшимся сквозь стиснутые зубы.  Но этого последнего позорного проявления Илва наверняка за звуковой вакханалией не услышала... наверное.
Рёв продолжался всего несколько секунд и оборвался так же резко, как начался. Хруст ломающихся стволов указал. что двинулась невидаль куда-то в другую от Илвы и Духа сторону, и скатерть дорога нах.
- Не ебу,  зачем этот пиздец пиздит фонарные столбы, но мне кажется лично у него лучше не спрашивать, - переходя на общечеловеческое наречие, отрывисто бросил Вард и отступил, быстро оглядываясь по сторонам.
Картина впечатляла. Такими показывали во всяких игрушках и киношках инопланетные джунгли и искусственные биомы оранжерей секретных лабораторий.  Только здесь всё было живым, настоящим и чертовски красивым. Резные силуэты листьев, веток самых разных  форм на фоне странно подкрашенного тёмного  неба, разноцветные светящиеся гроздья и...
- ... и как мы будем искать эту херню?
Нет, серьёзно? Нет, распечатанный принт с изображением нужной травки, аккуратно свёрнутый, залитый в пластик, лежал в кармане, даже в двух, карманах и экземплярах. Но видит ночь, будь вокруг них пустыня, задача не вставала бы таким острым ребром поперёк задницы. Однозначно, легче найти иголку на полу огромного пустого склада, чем в буйствующем стогу непуганой зелени. В условиях пониженного освещения, совершенно незнакомой среды обитания  и необходимости как-то объяснить Илве нюансы расписания их с ней индивидуальной дееспособности, никак не упихивающийся в один общий график.

Отредактировано Дух (2018-06-19 21:56:17)

+2

18

Илва поджала губы и пожала плечами. Его слова она воспринимала серьезно, его вообще сложно не воспринимать серьезно, возможно дело было в харизме мужчины или особой энергии, лучившейся от поцелованой огнем макушки до вбивающих пыль в пол пяток. Упрямых таких, своевольных.
И вопросов она больше не задавала, получив добро на сборы. Часть инвентаря она забрала из подсобки в клубе, но как ни крути все в один рюкзак не помещалось. Илва в очередной раз критически оглядела скарб и начала отметать лишнее. Колб по минимуму, котелок, тренога, базовый набор ингредиентов на один раз, одна смена одежды, самые легкие кеды, что нашлись на двоих хозяек квартиры, бутылка воды, а вот с едой возникли сложности. В этом доме с едой всегда было не просто, зато выпивки было столько, что можно было споить всю футбольную команду вместе с болельщиками. Безрезультатно обыскав кухню, Илва сунула в рюкзак две пачки печенья и плитку шоколада, рассудив, что сладкое очень калорийно и вообще для мозга полезно. Говорят гении едят много сладкого. И прихватила большую бутылку виски на случай задобривания аборигенов, на крайняк как горючка сгодится.
Рюкзачок вышел увесистым даже при минимальной комплектации. Илва быстро сменила спортивный костюм на плотные брюки, кофту и толстовку, по примеру Варда натянула кожанку, стащенную из гардероба Киры. На ноги пожившие, но крепкие берцы младшего брата и вперед. В прекрасное, мать его, далеко.
Мужчина, к тому времени как она, гремящая сковородками в рюкзаке, вывалилась из парадной, закончил свои шибко важные переговоры и направил машину прочь от города.
Опускаясь в марево мыслей, Илва молча провожала взглядом исчезающие огоньки, время от времени поглядывая в боковое зеркало. Мысли были тяжелые, попахивали трауром и не сулили ничего доброжелательного. Илва прикусила кончик большого пальца, рисуя в воображении огромные врата или дупло дерева, а может как в Нарнии им придется лезть в старый платяной шкаф. Вард видимо не был настроен на разговоры, сурово поглядывая на циферблат своего агрегата. Пока тайнственный механизм не подал только ему понятный и известный знак и автомобиль остановился.
Илва, все так же молча, сопроводила взглядом экипирующегося Духа и пожала плечами, ее куль за спиной выглядел более странными. О безопасности девушка не позаботилась, даже газовый баллончик не захватила, голову полностью увлекли мысли о работе.
Щелкнул фонарик в руке мужчины и они направились по невидимой тропе "из желтого кирпича", в голову так и лезли литературные фразы. Илва старалась дти осторожно и рядом с Духом, гораздо чаще испытывая на себе все неровности рельефа.
- Не отсвечивать, поняла. И небежать. Ночь ведь это важно для... Ну, для таких как ты, верно...- подтверждения ей не требовалось, все и так было ясно, Илва глухо повторяла, врезая слова в память ибо в стрессе было крайне важно удержать сознание и эмоции в узде. Ни огромного дерева, ни ,естественно, платяного шкафа здесь не оказалось, лишь темнота вокруг и осязаемый туман, гладивший ее по лицу и волосам. Его густота и плотность поглощала звуки и ароматы, Илва наблюдала как туман легко проглатывает ароматный сигаретный дым. А тем временем яркие луч фонарика резал темноту и требовал внимание к совершенно другим деталям, Илва проследила взглядом за перстом указующим и кивнула в знак того, что инфа дошла и отложилось где нужно. А его сухое и едва теплое касание возвестило о наступлении часа Хэ, Илва приготовилась к радужному мосту, хору единорогов, волшебной пыльце, но они всего лишь подошли к краю обрыва и девушка не успела среагировать, когда ее потянули вниз, с визгом срываясь в след за самоубийственным лимонным безе.
Точка падения скатилась в темноту, мир разбился об ее визг, а Илва каждое мгновение ждала жесткого удара об землю. Но удар оказался мягким, ткнулся в лицо влажным ковром, знакомым ароматом свежего мха, словно указывая, что мир вот он - здесь, никуда не делся и не потерялся. Лишь вывернулся наизнанку, застенчиво демонстрируя свою оборотную сторону. Яркую, мерцающую и фосфорецирующую, сплетающуюся новыми образцами флоры. И фауны, выдавшей себя многолосыми тихими и одним неприятно громким звуком. Илва поспешила закрыть уши руками и ткнуться лицом обратно в уже знакомых мох. Да, мох, будем знакомы, надеюсь ты не ядовитый и не плотоядный!
- Ушло?- прошелестела снизу девушка, почувствовав как исчезла вибрация. - Какие фонарные столбы?
Действительно, какие нафиг столбы в... Лесу! Они же в лесу, верно? Илва приподняла голову и осторожно села, оглядываясь по сторонам.
- Гребаная Нарния,- пробормотала девушка, неизвестно зачем приплетая ни чем не провинившуюся выдуманую страну. Наглядевшись во все глаза и все стороны, девушка тихо выдохнула и поднялась, отряхивая штаны. Действительно, смотреть здесь было на что, можно даже было посвятить жизнь изучению, но такой роскошью они не обладали. Совместное времяпрепровождение за последние дни очень мотивировало Илву на повышение нестандартной квалификации.
- Хороший вопрос,- согласилась девушка, вынула из рюкзака пакет с книгой и распечатала его.- У травки этой есть одна приметная особенность, у нее обратная сторона листа в голубую крапинку, цветы на наши розы похожи, только пахнут кошачей мочой. Кстати, у тебя как с этим... С нюхом? Не? Ладно, тогда попросим помощи. Если я не забыла как это делается.
Илва бухнула на пень рюкзак и зашарила, вынимая хрустящую пачку печенья. Покрутившись вокруг своей оси, девушка выбрала самое старое и толстое дерево. Опустившись на колени у его корней Илва приложила печеньку ко лбу, сосредоточилась и как учила бабушка позвала дух дерева, положила печеньку между корней и поклонилась. Дома это не срабатывало, как она думала, но почему-то нужные травки и тропинка до дома всегда находились. И здесь не сильно рассчитывая на успех, сосредоточенно жмурясь, Илва звала и просила помощи. Бабушка говорила, что они всегда слышат и помогают хорошим людям, просто это не всегда видно. И Илва надеялась, что ее слышат и она достаточно хорошая.
Дерево заскрипело и захрустело, крона зашевелилась, девушка опасливо поползла назад когда толстая кора раздвинулась, обнажая почти человеческое лицо с огромным корявым носом. Поднялись тяжелые морщинистые веки, обнажая огромные смолистые глаза, раздвинулся провал рта.
- Драг-Вень,- хрипло, со странным хрустом представилось дерево. Илва, ошарашенная произведенным эффектом, обернулась к Духу, выдохнула и осторожно сделала шаг к дереву.
- Илва,- приложив руку к груди представилась девушка и указала на спутника.- Вард.
Дерево замычало, разглядывая пришельцев, пожевало коряжистые губы.
- Под-днош-шение. Помощ-ш-ш?
- Да! Нам нужна помощь!- окончательно осмелев Илва подступила еще ближе, открыла книгу и с трудом прочитала.- Arr-katy-arrnaktu, мы ищем это растение, можешь указать нам путь.
- Arir-kaatu-arirnakktu опас-сност нес-сти. А путь ука-азать... Идти дева кор-рень муж-шской, а не раст-стение.
Илва захлопнула челюсть и книгу.
- Это он меня сейчас послал, верно? Здесь же нет местности под таким названием,- шепотом проконсультировалась девушка у Духа.

Отредактировано Илва (2018-06-22 20:35:02)

+3

19

- Чё?
Фонарные столбы остались дожидаться объяснения, так и не представленные мисс Ровер, а сама Илва словила  брошенный искосый взгляд, впрочем, не повлёкший  за собой никаких дотошных расспросов, да и вообще. В ночной темноте, едва рассеянной светящимися грибами и звёздами, ею скорее всего не замеченный.
С современным ненаучным фольклором отношения у Варда складывались  нетривиально. Человека-паука слышал, Бэтмена слышал, Нарнию -  не слышал. Да и первые из перечисленных, конечно же  достойные в среде мальчишек всяческого восхищения, получали его во вполне  удовлетворительной пропорции, но вот доверием подрастающего Хогана  совсем  не располагали. И вовсе  даже не потому, что уже лет с пятнадцати Вард рос классическим рядовым антагонистом суперменских историй, из тех, что то и дело массово мелькают в кадре, но никогда не появляются в титрах. Увлечённо малюя время от времени на стенах ущастые головы в масках, Хоган вполне чётко знал, что в  родных засранных переулках если что и прилетает, так то с ноги, то в рыло, или ещё каких пиздюлей, но точно никакой не бетмен с крыльями.
Отбросив риторику, Вард подобрал выскользнувший из рук фонарик, к счастью не стрясший себе батарею и упорно тычущий лучом-пальцем куда-то в ближайшие кусты.
Ничего интересного или прохожего на то, что описала только что Илва, там не было. Сплюнув в сторону, Дух приподнял бровь, оглядываясь по сторонам и прикидывая, как они с Илвой будут прочёсывать весь этот парк юрского периода, переворачивая каждый мало-мальски подозрительный листик...
- Давай ничего не будем нюхать, ок? Просто пойдём  и будем осматривать всё, мало-мальски катящее за розы. Только не отходи далеко. Здесь полно  всякого, которое нихуя  не розы.
На этой оптимистичной ноте (ну, кто-то же хотел на Амазонку, не?) Вард вручил Илве второй фонарик. Альтернативы кроме как оглядеться, понять, где они очутились, присмотреть убежище для днёвки и распределить порядок действий, кто на стрёме и прикрывает, а кто ищет эту крапчатую туалетную розу, лично Дух пока не видел. Разглядеть что-то кроме буйства диких форм и звуков, по большей части скрывающихся за завесой темноты, вообще было затруднительно. Но у Илвы неожиданно нашёлся запасной вариант.
- Это у кого же? - поинтересовался Хоган.
Всё это было подозрительно. Больших познаний о скрытых сторонах жизни Илва не проявляла ещё там, так откуда бы ей иметь пробитых надёжных партнёров здесь-то, в невероятном зажопье мира? Но если человек сказал, значит, какие-то резоны у него есть, и зачем спешить обламывать мазу?
Расстегнув куртку и максимально облегчив доступ к обламывателю на двадцать обломов с серебряным сердечником, Вард встал, так чтобы беспрепятственно наблюдать за Ровер и в то же время беспрепятственно прислушиваться к джунглям, похрустывающим, потрескивающим, таинственно подвывающим и время от времени порыкивающим со всех сторон от крохотного прыгающего пятачка света.
Настолько живого эффекта от своих действий  Илва явно не ожидала, что  внушило Духу новую порцию уважухи к экспериментаторской отваге девчонки, но, увы, не веры в успех опыта.
Надо отдать должное, вид оживающего дупляка, не годного уже ни на доски ни на другую какую мебель,  не пугал, в конце концов, тот не предпринимал никаких агрессивных действий, но был очень зрелищен. Что произошло между этими двоими дальше, Дух не особенно вникал, ухватив самую суть: представившись,  Илва обложила ДрагВеня замысловатым матюком, за что совершенно закономерно была послана в дали, универсальные,  но вряд ли входящие в местные туристические каталоги.
Памятуя с прошлого раза, да и вообще по жизни отлично всекая фишку, как любят ушлые вписывать неместных лошков в свои интриги и гниловатые разборки, Вард бесстрастно  пожал плечами на вопрос слегка ошарашенной Илвы - мол, сама же первая начала, ну, - и вклинился в тёрки.
- Свой корень ты оставь себе, а мы своим перетопчемся, - довольно лояльно отшил странные и не совсем здоровые предложения Дух, - Ничё нам от тебя не надо, скажи только, живёт здесь кто разумный поблизости? Из двуногих нелиственных, вроде нас. - Вард кивнул легко, охватывая ненавязчивым мимолётным движением себя и Илву. -   Да и Бабулю проведать  бы неплохо, может, слыхал про такую?
Настороженно прислушиваясь к ночному хору за спиной, Вард ждал ответа без особого рвения, готовый идти дальше, если уважаемый ДрагВень печеньем-то  остался недоволен, но зрачки ненавязчиво и чутко пытались уловить малейшее движение на корявом лице, а кровь разгонялась по застывшим  венам, подстёгивая зачатки Прорицания, на пару с амулетом Илвы вроде как должным помочь спалить любую попытку ДрагВеня прогнять порожняк, или хотя бы просто уловить его общий эмоциональный  настрой... Насколько он вообще доступен настолько одеревенелой личности.

+2

20

- Хр-р-р, ха! Ха! Ха! Ха!
Илва заметно поежилась от жутковатого скрипучего смеха, лишь со второй ноты угадав, что это смех, а не угроза. Бабушка говорила про определенные правила проведения подобных "переговоров". На время диалога, по правилам приличий, девушка очень надеялась, что эти правила работают в Умбре, все участники переговоров заключают некое перемирие, обязывающее их не нападать друг на друга. Подношение - помощь - благодарность, три кита, держащих мировое равновесие. Так она говорила.
- Ха! Ха! Ха! - продолжало надрывать свою гортань и уши слушателей живое дерево. - Мо-оло-д-т. С-сме-ел, юн-ный ночш-шной. Не боиш-шся, дева? С-спу-утн-ик не прос-ст тво-ой. И кни-ига чуж-ша...
- Это моя книга,- обижено прижав том к груди заявила девушка. - Было подношение, нам действительно нужна помощь! Иначе там, откуда мы пришли будет большая беда, гораздо больше, чем от растения.
Древо замычало, зашелестело кроной, закачалось из стороны в сторону, молчало не меньше двух минут. Илва отчаялась услышать ответ.
- М-м-м, приш-шлы-хе. Тел-лу-ури-аан?
Илва откровенно не поняла о чем говорил древень,но доверилась согласному кивку Варда.
- Опас-снос-сть не рас-стен-ние. Опас-снос-сть доб-пыть. Дева ххрру-п-каа. А ноч-шной гор-реть от солнц-ха с-свет.
- Ой, да кончай ты скрежетать, старое бревно! У него, между прочим, все внутри почти уже прогнило, скоро сломается,- шекочухе-писклявый голосок раздался откуда-то сверху. Мелькнул пушистенький рыжий хвостик. А Илве было в пору за сердце хвататься.
- Вот такая вот уже трещина! - маленькая белочка широко развела лапки, показывая масштабы катастрофы, прежде чем ухватить печенюшку и аппетит схрумкать ее.
- Ой, вот вкуснота-то!- обтерев мордочку, проговорила она и забавно склонив голову на бок, разглядывала пришельцев. - А еще есть?
- Есть,- осторожно проговорила Илва, выкладывая вторую печеньку на замшелый камушек. - А ты кто?
- Берегиня местная, - сточив второе угощение, ответила белочка, чем-то шелкнула и превратилась в светящуюся кукольную феечку, пискляво замелькав перед лицами вампира и ведьмы. - Вот к этому старику привязана, охранять его надо пока древоточцы окончательно не доели.
За заднем фоне раздался усталый вздох. Почтительностью от берегини не пахло, но дерево мужественно молчать,лишь недовольно шевелило кроной.
- Ой, надо же! Никогда пиявок так близко не видела!- восторженно завертелась феечка вокруг Варда и с хохотом уворачиваясь от недовольного вампира.
- Так можешь нам рассказать про растение?- отвлекая незадачливую болтушку от развлечения Илва вновь раскрыла книгу. - Про Бабулю?
Бросив разглядывать огненную шевелюру Варда, берегиня вцепилась в осветленные локоны Илвы.
- В кого столь чудный цвет волос?
- В краску для волос,- недовольно зашипела девушка, выуживая настырную фею из волос, судя по активности маленькой поганки, намеревающейся сделать себе парик из ее волос.- Ответишь на наши вопросы, получишь еще вкусняшек!
Фея расфыркалась, попыталась незаметно упихнуть за пояс несколько вырваных волосков и недовольно заглянула в книгу.
- Ой, нет, не у нас, не в этом лесу. Его тут не найдете. Видела я однажды, когда еще почкой на ветке была. Смердит, надо признать! Вам дальше идти нужно, на юго-восток, там места населенные, подскажут.
Илва устало выдохнула и присела, вынимая обещанное угощение.
- Далеко идти?
Девочка феечка вновь превратилась в белочку и ухватилась цепкими лапками за сладость.
- Так далеко или нет?
Хитро сузив глаза Илва потрясла в воздухе еще одной печенькой. Белочка каламбурно закатила глаза и заскакала по стволу Драгвеня, заставляя его недовольно шелестеть кроной и трясти ветвями. Все сильнее и сильнее, пока к ногам Илвы и Варда не упали два толстых и длинных сука.
- Вот! Давай теперь мне угощение!
Илва непонимающе взглянула на ветки. Белка пощёлкала пальцами, Илва повторила и один из суков, мелко задрожав, медленно поднялся в воздух.
Девушка зависла, а белка, не теряя времени, завладела остатками печенья, справедливо рассудив, что плата за транспорт достойная.

Отредактировано Илва (2018-09-15 05:34:25)

+2

21

Все знают, информация - самая надёжная из валют. И устрашающе веселящийся пень-древолюд был на удивление богат.  Слово, слетевшее среди скрипов и треска с  покрытых трещинами губ, тяжело шевелящихся в свете фонарика, было знакомо, кажется, уже звучало  с уст кого-то из хитровыдроченных коллег  Феникса и было узнано и опознано, запустив  в  душе Духа следующую  стадию настороженного  интереса. Можно сказать, профессионального.
- Ага, считай, из соседнего района, - осторожно согласился Хоган. - А что, здесь уже пробегал кто из наших, из-за Барьера?
Пробегал, конечно, пробегал, это даже не вопрос. Вопрос - как давно и на кой, простите, хер могло пронести кого-то прямио по маршруту их с Илвой. Непредсказуемому, как изжога с перепоя маршруту, конечно. Но в преддверии конца, не всего света, так одного отдельно взятого города (что вряд ли), даже такие случайности лучше не упускать из виду.
Невольно вспомнилась наглая рожа сумасшедшей бабы с магическими способностями и наполеоновскими замахами, несколько раз пересекавшейся дорожками с их прошлым извилистым путём через глубокую и среднюю области жо... Умбры. Какой-то гнилой магический контракт, на который та упорно пыталась словить  троих, казалось бы, нахрен никому не падавших мелких  неонатов, и слова Бабули, о большой беде, грозящей какому-то из миров, и что до середины Лабиринта хитрожопая шмара не дотанцует, и можно не париться, мол, резню с неизбежными жертвами устраивать не обязательно.
Сейчас, в мрачном свете разворачивающихся событий, воспоминания нахлынули с новой силой и значением.  Особенно о хитрозадости и обманчивости чужого, неизведанного мира.
Прожимать писклявую трещотку и напоминать, что Бабулю та из своей телеги как-то благополучно потеряла,  Дух не стал. Но прихапанные Илвины волоски, резко, со всей внезапностью слегка  пробустанной Стремительности схватив крылатую берегиню в воздухе, как особо крупного и нахального комара, изъял. Молча, игнорируя  ругань, занятно напоминающую скандал крепко подвыпившего комара.
- Договаривались на что? - волосня - точно не крекер! Кто бы там в роду у неё ни был, краска или кошмары  Толкиена.
"Сделка есть сделка" - холодно настаивали оранжевые зыркала, - и лучше её делать, не дёргаясь в не оговоренные с деловым партнёром стороны. "На кого работаешь? Для кого собираешь?  А ну давай, колись!" - так и подмывало шугнуть предприимчивую мелочь, глядишь,  и правда расколется, хотя, вряд ли. Ох, как обманчива внешность в Умбре, пожалуй, пообманчивей будет, чем в родных  трущобах и на экранах  телека. Но сразу с порога палить, что веришь ты им не больше, чем босяку с соседнего квартала, всем гордым видом кажущему, что копам он инфу не, совсем не сливает! пожалуй, не стоило точно так же, как тому самому босяку. Здесь-то босяки могли оказаться посерьёзней, зубастую пакость призывать на свист, из пальцев молниями шарахаться. Поднимать всякую падаль с мертвецами и палки, вон, дрессированные.
Ну, за деликатес  иноземный, дефицитный,   плата была, конечно - так себе, но гнать волну Вард, конечно, не стал. Поначалу он вообще ничего не стал, настороженно направив фонарик на восстающий с земли сушняк и вопросительно поглядывая на ДрагВеня, почему-то внушавшего Духу если не доверие в полной мере, то во всяком случае, большие симпатии, чем хитрая вороватая  трещотка. Мол - это что, типа, эта хрень  дорогу указывать будет, компас а-ля внатурель? Аааа, прямо везти будет, прямо до места, если по дороге не сбросит?
На рыжеглазой физиономии Духа изобразился скепсис, классически  предшествующий какому-нибудь более или менее обсценному  мнению и развороту на сто восемьдесят, себя или предложившего, случалось всякое. Но когда Вард, казалось бы, уже почти  вынес железный вердикт "нахрен" и потянул Илву за руку, прочь от самоходного бурелома, всё-таки проскочила крохотная пауза, переломившая какой-то барьер между непобедимым рационализмом и тоже рационализмом, но  нестандартного действия.
В конце концов, если странная парочка была как-то связана с той злонравной могущественной  шмарой, или ещё кем ей под стать, неужто не нашлось бы ещё десятка способов завести их с Илвой в ловушку?..
Вот только идею сесть на две отдельные самодвижущиеся палки Дух отмёл категорически, даже резко. Дать себя убить - полное западло, но там от тебя уже мало что зависит; дать возможность себя разделить, развести порознь - вот это уже не просто западло, это проёб высочайшего класса. "Пускай следом летит, запаска, знач, будет" - вот и весь разговор.
- Да ёбу даться, - только и смог прокомментировать Вард, когда толстый сук, потряхивая и поскрипывая, действительно начал набирать высоту, постепенно минуя границу разлапистых крон и открывая взгляду вид на ночной лес в масштабе.
Сыкотно?.. С огромным ездовым котом хотя бы можно было как-то  общаться, а что выкинет безмозглая деревяшка, несущаяся на высоте птичьего полёта, один хрен знает, хотя, конечно, и красиво. Ветер, бьющий в глаза, давно разучившиеся слезиться, не пах здесь ничем, а внизу неслось чёрное море, кое где подсвеченное то ли особенно крупным скоплением флюоресцирующей плесени, то ли ещё какой ночной невидалью. На горизонте, за пятнистым тёмным морем, свечение было особенно  и... масштабным, так с тёмной трассы даёт о себе знать  далёкий город или посёлок, поднимая к небу призрачные столбы зарева. 
Хрен знает, насколько корректно сравнивать, сколько лёту до населённого пункта на нетрадиционном воздушном и обычном автомобильном транспорте. По прикидкам Хогана - минут этак двадцать, не больше. В голове уже мелькнула мысль, а как ваще на этой хрени правильно заходить на посадку, и хорошо бы на всякий случай потренироваться заранее, за милю до окраины, мбо мало ли, может, там тоже живых пиявок никогда близко не видели, или наоборот, видели и недолюбливают. Но чёртова ветка оказалась не такой уж безгласной. Голосить она, конечно, не стала. Просто внизу, среди расступившихся деревьев вдруг вспыхнуло  нечто, показавшееся целым озером  голубоватого пламени, и сук резко, как заарканенный, завалился набок и пошёл, пошёл вниз, прямо к стремительно растущему лунному озеру.
- Держись! - только и успел рявкнуть Дух.
... и с шумом и плеском ушёл под поверхность, разлетевшуюся мириадами искристых брызг.
Никакой это конечно, был не огонь. Странная субстанция, с бульканьем и звоном рвущихся вверх пузырьков обхватившая судорожно работающие руки, была как есть вода - не жгучая, не холодная не горячая, и заметных эффектов пока, вроде, не производила, только светилась, как падла, вернее, жидкость в химической палочке. Возможно, только пока что - предаваться доскональным изысканиям не было времени. Выскочив на поверхность, раскидывая россыпи капель-огоньков, как тюлень из фееричного лазерного циркового шоу, Дух выскочил на поверхность, вертя испускающей тихое сияние башкой и высматривая Илву или хотя бы то место, где стоило немедленно приступать к водолазным спасательным работам.

+2

22

И вновь он оказался прав. Вард. Когда настаивал лететь вместе. Это Илва поняла лишь когда ветер забил в лицо, а коса сзади встала колом. Монолитному нечеловеку не было преграды, а вот деве хрупкой, как обозвал ее Драгвень, оказалось большим испытанием.
Илва вцепилась в рыжего разве что не зубами, опасливо покачиваясь вместе с перевешивающим вниз рюкзаком. Оглянулась назад, пряча за плечом мужчины вмиг заслезившиеся глаза. Густая и плотная крона старого древня была видна даже отсюда, его скрипучие наставления, последнее прощание и предостережение улетали вместе с ней. Как бы к этому знакомству не отнесся ее напарник, а скептицизм его был малозаразителен, зато фонтанировал во все стороны, девушка все впитывала и откладывала в голове, постепенно осознавая каким вещам учила ее бабушка. Никогда бы сама Илва не догадалась о той параллельной жизни, завесу которой приоткрыло случайное знакомство в уличной подворотне.
Смотреть вперед из-за ветра было невозможно, глаза застилала непроницаемая пелена слез, Илва пялилась вниз, на проносящиеся мимо острые и округлые макушки деревьев с островками светящихся растений, создающих праздничную иллюминацию ночному лесу, оглядывалась назад, но там увы, ничего любопытного разглядеть не удалось. Полетать при солнечном свете тоже не получится, для Варда смертельно, а она в одиночку не рискнет, даже не смотря на возникший энтузиазм к полетам после инструктажа Драгвеня. Старое разросшееся дерево оказало неоценимую помощь, предоставив столь необычный транспорт, Илва прикинула расстояние, что они пролетели и еще раз мысленно поблагодарила силы Природы за помощь.
Но всему хорошему когда-нибудь приходит конец, что именно произошло девушка не поняла, возможно лимонное безе решил проверить возможности летательного аппарата, неожиданно превратившегося в плав средство. Ан нет, сук тонул так же бодро как и сама Илва, утягиваемая на дно тяжелым рюкзаком, сбросить который даже мысли не было, где его там искать потом в бездонной пучине жидкого лунного света. На что была похожа сомкнувшаяся капканом вода над головой девушка не думала. Она отчаянно гребла ногами и руками, почему-то еще сомкнутыми на черенке. Возможно последняя надежда, что предательская деревяшка все же полетит и потянет ее вверх гасла вместе с задыхающимся сознанием под давящими пластами воды.
Нога очень сильно обо что-то ударилась, взмахнув рукой Илва почувствовала как сук уперся в нечто твердое, изо всех сил нажала, пытаясь подтянуться вверх, однако неожиданная опора поехала вбок, освобождая не только поднявшиеся светящиеся клубы ила, но и быстро скользнувшее в сторону существо.
Илва не поняла откуда они взялись. Тонкие длинные тела, на столько прозрачные, что видны были косточки и органы. Полностью покрытые маленькими светящимися точками, складывающимися в замысловатый узор. Огромные чистейшего зеленого цвета прозрачные глаза, острые подбородки, широкие скулы и лбы. Верхняя часть тела была гуманоидная, а нижняя напоминала длинных угрей. Девушка на столько опешила, что забыла как тонет и что легкие уже сковывают огненные обручи боли. Испугавшись она забилась еще отчаяние, с упорством старого топорика уходя на дно. Кажется они поняли, двое без страха подплыли, ухватили за руки и потянули вверх, третий схватил за рюкзак, стал помогать. А Илва гасла, ослабевая с каждой мили секундой. Одна из существ, с самыми длинными головными отростками, напоминавшими щупальца, сняла со своей "прически" цветок и воткнула Илве в волосы. Моментально вокруг головы девушки надулся кислородный пузырь.
Сделав несколько судорожных глотков воздуха она страшно закашлялась, исторгая воду, успев здорово наглотаться.
Черная тень неожиданно разрезала маленькую стайку светящихся жителей и девушку так закрутило, что она совершенно растеряла ориентацию в пространстве, однако рюкзак вновь плавно потянул вниз, а сильные руки наверх. Светящиеся русалки не отставали, не рискуя правда больше приближаться.
Спасательный воздушный пузырь лопнул только на поверхности, когда голова девушки оказалась уже над водной гладью. Обессиленная, она безвольно висела, позволяя тащить себя к берегу, где долго и влажно кашляла, приходя в себя.
Подводные жители крутились рядом и девушка нашла в себе силы доползти до края озера и вернуть хозяйке ее цветок. Та осторожно приняла его обратно, улыбнулась безгубым ртом и махнула заметно помятым хвостом.
- Я, похоже, как-то освободила ее пока барахталась там, - откашлявшись, но еще очень хрипло сказала Илва. Горло болело, голова, легкие. Сердце бухало в ушах. Тело налилось такой тяжестью, что двигаться совершенно не хотелось.
- Ты не заметил, далеко там еще до поселения? И до рассвета сколько? Может среди деревьев убежище устроить?
У берега вновь плеснуло и полупрозрачная рука осторожно положила на край земли потерянный в воде сук. Немного придя в себя, девушка его подобрала и решила было использовать вместо посоха, но только навалилась на него всем телом, как тот ушел острием в землю едва ли не на половину, тут же пустил корни и стал обрастать ветками и зеленью.
- Волшебство, мать твою, - прокряхтела девушка, вперевалочку отходя от молодого ростка, - они всегда так хитромудро размножаются?
Разжившись крепкой коренной системой деревце вытянулось вверх примерно на полметра и стало активно множить свою крону, Создавая очень Плотную "шапочку" из переплетенных веток и листвы.

+1

23

Хорошо, что млечное варево испускало довольно яркое  сияние. Фонарикам настала хана, а найти место, где Илва со всем своим скарбом шла ко дну, может быть было и возможно, ориентируясь лишь на звук лопающихся  пузырьков, рвущихся  из складок одежды вверх, но вероятность достать её  в жизнеспособном состоянии и так  стремилась к проклятому  минимуму. Потеря драгоценных секунд превращала катастрофу в полную задницу.
Уловив в толще смутное движение, Вард резко ушёл под воду, разворачиваясь уже там,  под волнующейся  поверхностью. Тяжёлые ботинки,  выигрышно сработавшие грузилом, начали не просто тянуть вниз, а двигать тело в нужную сторону, мощными ударами отталкиваясь от воды, в один момент вдруг ставшей неприлично плотной для жидкости. Глаза, игнорировавшие жидкость так же, как дискомфорт от бьющего в лицо ветра, зацепили в флюоресцирующей мути нечто, никак не могущее быть Илвой - если только эта хрень, наполняющая до краёв, не превращала смертных в змееподобных тварей или огромные разумные шланги. Нет, что-то здесь было, что-то кроме них с Ровер, что-то живое и неприятно стремительное, рассекающее глубину легко, как путана по изученной вдоль и поперёк авеню.
Саданув кулаком что-то,  шарахнувшееся в сторону, Вард вцепился в складки одежды, перехватывая человеческое тело как придётся и бешеными рывками выдёргивая слабо шевелящуюся девушку вверх, помогая себе уже всем телом, как настоящая здоровая двуногая пиявка, и не забивая голову тем, что будет делать, если вспугнутые перейдут от осторожного преследования к более решительным действиям. Понимание, что для Илвы это точно станет смертным приговором, просто настёгивало Духа до самого берега, как хороший заряд  "бомбы".
- Дыши давай! - продолжая подпихивать и выталкивать трофей поглубже на берег, прорычал Хоган почти агрессивно, словно наездами и правда можно было стимулировать хрупкие человеческие лёгкие от слабого  хрипа и перхания  водяными брызгами к нормальной вентиляции свежим  ночным ветерком.
Искусственное дыхание, вроде, не требовалось, так что пока Илва самостоятельно прокашливалась, Дух мрачно следил за вполне антропоморфными  головами, осторожно показывающимися над поверхностью воды и поглядывающими на него и то ли упущенную добычу, то ли отнятую игрушку, в общем, на Илву, странными  огромными глазами.
И всё-таки дурных намерений, судя по дальнейшим действиям слегка продышавшейся  Илвы и одного из приблизившихся к кромке существ, те по отношению к девчонке вроде как  не строили. По крайней мере, сейчас, когда она была на твёрдом берегу. Первое замечание Ровер Вард оставил без комментариев, а вот второе... второе было очень, очень дельным.
Хоган неосознанно бросил взгляд на небо. Признаков рассвета... да конечно же не было, мать твою за ногу! Иначе кто уже мчался бы, сшибая не успевшие посторониться деревья, в поисках первой подвернувшейся норы, и пофиг, с кем её пришлось бы оспаривать.
- Я теперь не уверен даже в какой оно стороне вообще находится, - честно признался Дух - и то, полёт вниз головой зашибись отличное средство дизориентации! - и подтянул к себе рюкзак Илвы, выливая через застёгнутый клапан то, что успело натечь внутрь.
- Тудова ишшшш прямошш, - скрипуче и смутно знакомо, но тоненько, с нелепым, почти мультяшным акцентом  проскрипел кто-то  рядом сквозь шелест и потрескивание.
Дух остро вперился в деловито эволюционирующее деревце, благо, света от лунного озерца вполне хватало для замещения бесславно погибших фонариков.
- Ты чё привязался? - просто и прямо полюбопытствова Дух, шпиля мини-ДрагВеня оранжевыми зыркалами.
- Помошшшчь просили, - уверенно отшил борзый саженец, мол, выпросили? хавайте, сучки, хавайте и про  "спасибо" не забывайте!
- Переночевать есть где поблизости? Кроме этого твоего... - населённых мест. После секундного раздумия Вард выбрал наиболее креативную из возможных веток общения; проверять, весь ли лесок состоит из ДрагВеня и повылезут ли из земли его бесчисленные корешки, если сломать ему ебало ботинком, было совершенно бессмысленным вложением сил и времени, так что почти и не принималось к рассмотрению.
А саженец задумался, как взрослый, с многовековой тяжестью шевелил свежей листвой, пощёлкивал тонкими веточками. и отчего-то Варду казалось, что  размышления старого пня вертятся именно вокруг продрогшей мокрой как мышь Илвы.
- Кххррр... пешшщера, на ту сторону озерашшступай. Нешшрады вам могушшт быть.
- А в поселении? - уточнил Вард.
- По-шшшршшному, - уклончиво проскрипел пискливым басов Драг-Вень в мини-натюре.
- А кто не рад-то может быть, хэ?
- Вшшякие шшлучаютшшя. 
То ли недоговаривал, то ли не хотел сливать больше оплаченного. Но выбор в тот момент сформировался сам собою. Пещера была ближе. Ломить на чужой район гордо задрав жало, конечно, тоже хорошо, но Илва для такой не вышла ни жалом, ни мощью, кажется, от облепившей все выпуклости и их отсутствие ткани мокрой ставшей ещё более тонкой и невнушительной.
- Слышь, а чего оно такое? - спросил напоследок Хоган, осторрожно кивнув на успокоившуюся гладь, возмущаемую лишь старательно греющими уши рыболюдами. Даром, что уши у них нафиг  отсутствовали.
- Шшшатался тут один, - недовольно пропищал проросток. - Тошше травки дёргал, варилшшшто-то, мешал, ловил Беньку, воняяял, фооошшш! Я ешшшму в котелок парочку болошштгых мух загнал, орааалшшш-хе-хехе! - молодой пень зашёлся скрипучим мышиным смехом. - Да и выпшшлеснул в прудшш, - ДрагВень скаредно покряхтел, сожалея о растраченных впустую травках, пускай и испорченных, вонючих. - И пшшшлюнул следшшом, вода и засветилась. А так ничшшшего, мешшштные не болеютшш.
Видимо, вода всё-таки была неопасной. Что поти доказывала сама её обитаемость, но лучше уж перебдеть. Хотела того Илва или нет, осознанно или спонтанно, но уже оказалась внутри узкого круга, который Хоган хранил и оберегал, порой даже слишком яростно,  в меру своей опытности и испорченности.
Закинув капающий рюкзак на плечо, Вард кивнул Илве, чтобы топала за ним, туда, да, туда, вокруг озера и до пещеры, где им могли быть и не рады, если успели первыми. Без фонариков путь обещал быть длиннее, чем  с, но тут уж альтернатив точно никаких не было.

+2

24

Категоричное купание в странной водичке, это Илва разглядела когда пришла в себя, первоначально не оказывало никакого противоестественного воздействия. Кроме логичных болей в легких и голове, она не ощущала чего-либо вредоносного. Разве что предрассветный холод подкашивал и дразнил холодными поцелуями ветра.
Дробно стуча зубами как заправский барабанщик,  так что можно было отбивать марш,  Илва дрожала все телом, роняя серебристые капли местного водоема, шатко-валко шла в след за Вардом, по-кукольному высоко задирая коленки, но все равно умудрялась цепляться за какие-то корешки и сучки.
Пока шли вдоль светящегося озера дорога еще хоть как-то угадывалась,  а вот стоило девушке помахать на прощание обитателям водоема и ступить на темную тропу, начались неприятности. Пропахав в третий раз тропинку коленями девушка со всей злости пнула подвернувшуюся под ноги ветку и замерла из-за недовольного глухого ворчания с места падения  ветки. Больше таких вольностей она себе не позволяла и привыкшие к темноте глаза угадывали большую часть предметов до их тотального столкновения.
Пещера оказалась не самой просторной и высокой, но достаточной чтобы ходить без риска расшибить себе лоб об каменные выступы и глубокой, чтобы солнечный свет не мог добраться до дальнего угла. Каменные стены имели множество нишь, похожих на полки и лежанки, некоторые были заполнены сухой травой и чем-то схожим с длинными еловыми иголками. Земля была сухой и плотной, но ни следов экскрементов, ни остатков пищи Илва не заметила, понадеялась что это хороший знак.
- А как оно все происходит? - вытряхивая вещи спросила девушка,  имея ввиду дневное засыпание Варда, - ты ложишься и спишь как обычный человек или как в фильмах показывают с этим самым...
Илва вытянула вперед руки со скрюченными пальцами и попыталась издать шипение.  Однако горло еще свербило после купания и скрип вышел крайне не удачным. Девушка схватилась за шею и вновь влажно закашлялась, чувствуя как в бронхах не приятно булькает.
- А есть какие-то моменты, которые мне не стоит делать, помимо того, о чем ты предупреждал перед прыжком?
На её удачу вещи практически не промокли,  плотная ткань рюкзака уберегла большую часть скарба, оставив сухими в том числе спички,  бережно завернутые и укрытые в середине сумки. Некоторое время пришлось потратить на сбор хвороста и девушка осторожно запалила небольшой костерок, памятуя о предупреждение Варда, разместила его подальше от дневной лежки вампира у самого выхода из пещеры. Собрала треногу и накинула сверху подмоченый спальник, шалаш вышел совсем маленький, но ей хватило места нырнуть в него и быстро переодеться. Ощущение теплого белья на теле было несравнимо прекрасно после бодрящего ночного заплыва. Все влажное было разложены рядом для просушки, а сама девушка некоторое время дрожа сидела у маленького костерка,  впитывая всем телом его скудное тепло.

Отредактировано Илва (2018-08-04 16:26:07)

+1

25

Это умеренно просторное кубло  под неровными каменными сводами  вполне могло проканать за какой-нибудь местный бар или танц-пол. Вездесущая плесень и светящиеся грибы испятнали мотель "Чёдожили" своеобразной, дикой симметрией, рассевшись на стенах и потолке почти ровными кольцами там, свисая целыми гроздями сям, и испуская свет мутный, но достаточно сильный, чтобы видеть, кто валяется под ногами и не промахнуться мимо стакана.
Под ногами никто не валялся. Пока что, по крайней мере, о виски и прочем бухле здесь, кажется, и не слыхивали, но для "перкантоваться денёк" было вполне сносно.
Осторожно ступая первым в глубину пещеры, Вард расслышал лишь  одинокий шелест торопливо удирающих лапок и - вот поклялся бы именной  зажигалкой!  - невнятные ругательства, писклявым басом прорвавшиеся через шелест сухой травы. Больше катать предъявы тут было некому. Ну, и ему же лучше. Или им с Илвой. Последний вариант, памятуя прошлые скитания по Умбре, Дух совсем не исключал, так что шагом номер два было обеспечить статус кво их с Ровер горького бгеге  одиночества. Вот и скатертью, но направление Хоган запомнил, чтобы потом, если дойдут руки, прежде чем подрубятся ноги, заткнуть нахрен все крохотные лазы тоже.
Скинув с плеча и наскоро распаковав рюкзак, Вард  слил успевшую насочиться под плотно закрытый клапан водицу и передал хозяйке, предоставив той суверенное  право разбить  на полу пещеры выставку народного хозяйства. Фонариков, мать их, было жаль, это была, мать её, потеря, но в остальном непоправим пострадавших, вроде бы, не было.
Зафиксировав и этот факт, перекинув Илве зажигалку и ещё что-то из первой необходимости, Вард поднялся на ноги, скидывая куртку, стягивая разгрузку и мрачно раскладывая патроны. Самому Хогану на перепады температуры и влажности было плевать, а вот сложная техника   с Илвой требовали срочной сушки и чистки.
Бросив взгляд на колдующую у входа девчонку, словно в раздумии, спросить Илву или не спросить, не колданёт ли она пару сухих маек, себе и  пушке, Вард оставил добро скучасть по теплу и не хлюпающей водицей ветоши и направился, осторожно ступая мимо робко потрескивающего костерка. Образ здоровенной клыкастой жертвы ГМО, выскочившей тогда на них с Джесси и угрюмым Гангрелом посреди болот, моментально определил выбор между "спасать вещи" и "обезопасить логово".  Голос Илвы нагнал его как раз в тот момент, когда примерившись так и этак, пройдясь, постояв, задумчиво прикидывая что-то на глаз, Хоган упёрся плечом в умеренно толстый ствол, подъеденный какой-то местной древесной хворью, ран или поздно подрубающей баобабы и  слишком матёрых  служащих.
- Что происходит?
Дерево  шелестело, дрожало  ветвями, упираясь изо всех сил, но подстёгнутый разбежавшейся по мышцам кровью, Дух усиливал и усиливал напор, пока  что-то гулко не скрипнуло у самых корней  и сопротивление ощутимо ослабло, один хороший рывок - и шандарахнет к чёртовой матери. 
Не дожимая, Вард оставил приговорённое дерево в покое и подошёл к костру, присаживаясь напротив зябко потирающей руки девчонки.
- А тебе зачем? - негромкий голос накладывался на пощёлкивание угольков. - Как вернёшься, в охотники, что ли, податься намылилась? Или к этим... - Хоган легко щёлкнул пальцами. - Со свободным финансированием и непосредственным детским любопытством
Скорее всего, это была шутка, как никогда оранжевые глаза, смотрящие на Илву через взлетающие искры, щурились, как глаза сытого и слегка одомашненного зверя, но совсем, совсем не смеялись, цепко, сверху вниз и снизу вверх, ловя зрачки,  изучая лицо в огненных мазках напротив. Выслушав и сделав какие-то свои выводы... если, конечно, это были выводы, Дух прервал зрительный контакт и бросил  взгляд на небо.
- Рухну,  как стекломойщик с платформы, и потащишь ты меня на горбу в туда, - Вард кивнул на пещеру. - Если, канеш,  не бросишь с пересёру, потому что скорую тут звякнуть неоткуда. Или я втащусь туда сам, углубив её ещё на пару метров; не уверен, что она это стерпит. Это если мы  с тобой провтыкаем, до того как из-за горизонта полезет. Так что давай, суши вёсла и внутрь. Досушиваться будем там. 
Не слушая возражений, Вард спровадил Илву и недосушенное барахло внутрь, тщательно закидал костёр мокрыми ветками и залил для пущей верности (отвернитесь, девушки). И доавершил начатое, обрушив чудовищно заскрежетавший ствол перед входом в убежище.
Отряхиваясь от земли, мстительно брошенной оборванными, вывернувшимися из земли корнями, Дух как  бывалый помоешный кот  продрался  через месиво ветвей и ухватив одну ветку, подтащил ствол совсем вплотную, насколько возможно, запечатав лаз. Может, можно было сделать и ещё как-нибудь, более практично, но прожжёный городской житель, не углядевший поблизости подходящих валунов, Вард обошёлся тем, что придумал и как сумел.
Пробравшись в самую глубину, Хоган, пригнувшись,  одним сильным прыжком вспрыгнул на самый  верхний выступ и немного повозился там, скидывая сухую траву вниз.
- Куртку мою подстели под траву, - бросил невидимый глас сверху, прекратив гнездиться. - Она без подогрева, ёпт, но лучше, чем камень.
Высказаться по поводу всего происходящего у Илвы была прекрасная возможность - помертвевший эфир был полностью предоставлен в её единоличное пользование этак минуты на две, так что можно было поверить, что там, на верхней шклнке, уже срубились, как и обещали. Но  напоследок сверху всё-таки прозвучало лаконичное и информативное напутствие:
- Если вдруг что,  ломиться кто-нибудь начнёт или ещё какая серьёзная жопа, не страдай хуйнёй и не ори мне в ухо. Ткни спичкой в руку и съёбывай в дальний угол.
И оно действительно оказалось последним в призрачном свете наступающего дня, пробивающегося жгучими ростками где-то там, за толстыми стенами пещеры. До последнего момента Вард тешил себя надеждой, что, как уже было один раз,  их забросило в мир, далёкий от  привычного, смертоносного солнца, Гелиоса, что  может быть... Фигу. Огромная тёмная рука как всегда безжалостно обрубила реальность, загоняя  сознание в глубину персональной, жестоко оспариваемой между Вардом и Зверем пещеры.

+1

26

Илва с любопытством посмотрела на Хогана выразительно щелкающего пальцами.
- A что и такие бывают? Которые со свободным финансированием? Прям  всамделишные охотники? И они истребляют… ну таких… ты понял…
Стало немного не ловко.
Илва закусила нижнюю губу и как провинившаяся кошка втянула голову в плечи.  Если бы уши были на макушке, наверно их прижала бы к голове.
Наверно, и такие бывают, по сути дела Вард являет собой существо опасное, возможно даже настроеное на диструкцию, о чем она совершенно не думает в виду их необычного симбиоза.
- Извини, - Илва посчитала это необходимым,  такие мысли могли завести далеко, особенно с её прорезавшейся наивностью. Товарищ все таки не бифштексы на завтрак предпочитает, а отличается рационом специфическим. Стоило задуматься о собственной безопасности,  она вроде как своеобразные консервы... А с другой стороны, девушка способна создать объекты могучие навредить не меньше.  Может и на таких как она охотятся?
Действительно, неизвестно куда могли завести подобные мысли. Дебри патологического страха и паранойи приветливо распахнули ворота в свой дружелюбный садик. Но Илва стойко прополола их ростки в душе, собрала манатки и переправила глубже в пещеру, предоставив Хогану возможность расправиться с костром...  Разве не он боялся огня? Или все не так критично?
А вот звук падения и хруста ее напугал,  вроде видела как напарник тащит нечто гигантское, и логично закрыть проход пока оба будут спать без защиты. Ибо Илва была совершенно уверена, что "дневного" дежурства и охраны не выдержит, а на вампа надежды не было по естественным причинам. Девушка таки заметно вздрогнула от раздавшегося звука, но промолчала.
Большинство вещей оставались влажными, прохлада пробиралась под тонкую одежку, а совать ноги в совершенно сырые боты не было никакого желания. Девушка побегала по сухой прохладной земле босиком, пристраивая шмотье на просушку, забрала благосклонно выделенную куртку, прицелилась к ней и так, и эдак, но кожанка еще оставалась влажной.
Отдав последние распоряжения, Вард исчез где-то в темной верхотуре пещеры.
- Спичкой ткнуть значит, ага, - пробормотала Илва и пожелала нижнюю губу. А потом добавила значительно громче с отсылкой к потолку.  - А как я дотянусь-то до тебя?
Эфир молчал. И неприятно прохладненько было.  Девушка поежилась, натянула рукава кофты на кулаки и покрутилась на месте. Гроздья грибов наверху давали тусклый и очень рассеянный свет, глаза едва разбирали предметы вокруг. Она подошла к заваленому входу и выбрала прут по длиннее. Если предположить,  что дневной агрессор будет долго ломиться сквозь завал...  Она за это время успеет проснуться,  сообразить, подпалить кончик прута и ткнуть...
Ткнуть Илва попыталась сразу...  В целях проверки конечно и ничего не поджигая. Ткнулось вроде как в цель.
- Лишь бы не в глаз, - запоздало спохватилась ведьма, кривя рот. - Так, ладно, с этим понятно...  А огонь...
В руки попалась брошенная Вардом зажигалка, которую Илва тут же прибрала ближе к сердцу,  закрепил под плотной резинкой бра.
- Так, еще кое-что, - за всей этой мышиной возней ей пришла в голову идея. Примерно такая же как с Древнем в лесу,  учитывая прошлый опыт,  Илве стало интересно как сработает этот ритуал.
Мешки с порошками, надежно упакованые в сто-пятьсот пакетов, остались вне досягаемости волшебной воды, Илва терпеливо и аккуратно выпотрошила кульки и разложила вокруг.  Смеси готовила максимально близкими к употреблению, может со стороны это и выглядело мечтой нарика,  только вот курить больше половины из этого не стоило. Большая часть взрывалась, меньшая просто валила с ног,  иногда летально. Нужный ей пакетик был максимально прост, один к одному три ингредиента: соль, перец и пепел рябины. Защитная линия отсыпалась легко и ложилась ровно как по линейке, девушка аккуратно провела едва заметную границу у самого порога, от стены до стены. Выпрямилась,  закрыла глаза и сконцентрировалась,  мысленно представляя как возносится невидимая стена, подняла руки, чтобы начертить на ней руну огня. Внезапная мысль остановила ведьму. Вард... Защита ставилась от врагов и нежити, что попытаться проникнуть снаружи. Про вид своего союзника девушка так мало знала и не могла предположить как вампир среагирует на этот ритуал. Была большая вероятность пострадать от поля при попытке выйти из пещеры. И вместо руны огня, что она чертила обычно, Илва начертала руну стены и укрепления. Неожиданно рисунок проявился на невидимой стене и растекся от пола до потолка зелеными прозрачными шестигранниками, на манер пчелиных сот. Всего секунда и наваждение пропало оставив девушку с поднятой рукой и раскрытым ртом. Хорошо хоть не огонь, в мозгу живенько встала картинка как вамп натыкается на преграду, вспыхивает и втаптывает ее в пол при бегстве через противоположную стену. Неприятненько бы вышло,  да...
Оставив эксперименты на утро, то бишь вечер,  Илва упаковалась в пахнущий костром спальник, накинула сверху куртку мужчины и уже через минуту дрыхла так крепко, что скребущие по ту сторону посетители не могли ее добудиться.

+2

27

Ночь врубилась обычно, заурядно, без лишнего выпендрежа и прочего  апломба. Чёрным потолком, в полной темноте разбегающимся невидимыми мелкими  трещинами к правому углу что под встроенным  шкафом с секретиком; шелестом ног где-то на улице, подагрическим поскрипыванием лифта. Тоненько и требовательно подвывал мобильник, верещала  где-то  этажом ниже и правее магнитола Дэни,  усердно готовился, значит, к очередной пересдаче, сучёнок,  и чем отдавать, как всегда, в душе не ебал. И ведь знал, ушлёпок,  что зубами  Дух не берёт  только на первом экзамене.  Только вот тонкая нить чужого присутствия...
Резко прозрев,  Вард с трудом сдержал импульсивный позыв сесть на землисто пахнущем ложе. Конечно же, никакого потолка, позывных с мобильного и лошары-Дэна здесь не было и быть не могло.
Орали за месивом переломанных веток сверчки или какие-то их местные собратья, но это были их проблемы. Шебуршался кто-то в наметённых листьях и прочем мусоре по эту сторону, но так, слишком мелко для того, чтобы быть включённым в число проблем Духа и его подопечной.
Саму девчонку видно не было, но тихое посапывание внизу негласно свидетельствовало,  что Илва здесь, никуда не исчезла, не влипла и вообще ничего немыслтимого, стрёмного  или просто глупого за  время их первой совместной днёвки не отколола. Или просто не дотянулась, может быть, хотя Дух, успевший прочуять в Ровер твёрдую жилку трезвого житейского благоразумия,  определённо склонялся к первому варианту. Пусть  Зверь внутри  и продолжал некоторое время  бесноваться, взбудораженно рычал и хлестал себя по бокам бесплотным косматым  хвостом,  не желая мириться с тем, что в Его убежище  мотылялся кто-то чужой, не связанный и не в качестве освежающего вечернего хавчика. В принципе, с ним согласилась бы чёртова куча Сородичей, да и сам Вард обычно не имел привычки доверять своё блаженно бесчувственное тело кому попало, даже в прежние, человеческие годы. Но какой у них с Илвой был мать его выбор, чтобы ковыряться и заказывать одно или двухместные с душем?..
Заткнул пасть Зверюга, кстати, на удивление быстро, это Вард, легко соскакивая на земляной пол, отметил с особенным удовлетворением. За последнюю неделю обычные провокации переросли в эпизодичные, но  тяжкие незримые бои, но сюда подгнившие щупальца Вселенского Башнесрыва, кажется, не дотягивались. По крайней мере, пока что. Даже непривычно было, всё равно как если бы доёбчивый коп ходил и ебал тебе мозги по поводу какой-то там сгоревшей тачки, а потом вдруг – раз!  И сломал себе, сука, ногу. Понимаешь, что нога не шея и это не навсегда, но всё равно же  приятно, пиздец.
Постояв пару секунд рядом с кулёчком, окуклившимся в его куртку, и слегка склонив голову, посмотрев  на белую щёку, смутно прорисовывающуюся из-под закинутого пустого рукава, Дух оглядел их бесплатные апартаменты. Отметил, что  ворох отсыревшего скарба на месте, стены, бесформенная груда павшего дерева и чувство потери, оставленное на месте кроваво убитого костерка тоже никуда не делись.  Рассудив, что пока он будет распечатывать их уютный склеп, Илва и сама проснётся, без задней мысли двинул в сторону выхода…
Лёгкий шелест подошв, ступающих необычайно мягко для берцев-говнодавов, что больше просятся попирать захарканный асфальт или морд чьих-нибудь непонятливых,  сменился резкой вспышкой шороха.
- Рровер.
Нет, Вард, которого только что сдуло метра на два назад от невидимого нечта, полновесно перекатившего по ничего не подозревающей морде,  не орал. Но  те, кто хорошо знал негромкий, слегка шипящий, почти вкрадчивый ледяной призвук, гуляющий в голосе Духа, сказали бы – данунах,  лучше пускай орёт.
- Это что за хуйня?
Прямых обвинений пока не накатывалось, но судя по тому, как быстро искренняя напряжённая растерянность на развернувшейся к Илве физиономии сменялась не менее искренней пристальной сосредоточенностью на новом объекте, амплитуда догадок о природе этой самой хуйни стремительно сужалась от демократичных вроде  "замуровали, демоны" к вполне определённым теориям, роящимся вокруг одной недопросушенной барышни. Йеах, той самой, гадающей на внутренностях пускающей в подворотнях отпугивающие дымы, которые совсем не шанель.
Нет, серьёзно, никто никого не тряс за шкирку и не метал молнии и прочие тяжёлые предметы. У Духа были вопросы и Дух был весь внимание, открытое, цепкое -  и не отличающееся особенным терпением.

+1

28

Илва села резко, так словно ведро воды опрокинули. Было холодно и мерзко, ноги оледенели даже в изначально сухих и теплых носках. Но не смотря на все внешние неудобство девушка спала как убитая. И судя по замятости щеки и сухости во рту возможно, что в одном положении. Волосы торчали во все стороны, изначально стянутые на макушке повылазили и представляли собой некий перфоманс в обращении к Медузе Горгоне, где Илва являлась художником, а зритель подозрительно рычал над головой. Подозрительно и в плане его, зрителя, отношении к некоему действию, и в плане по отношению к ее, художника, фигуре.
Сонно замычав Илва потянулась, поджала ноги и только открыла глаза.
- Я. Я - Ровер. Что? Где хуйня? Я этого не делала! А, погоди, делала, да, именно я, сейчас! Не, не вон ту кучу точно!
Кряхтя как старый драндулет, юный экспериментатор выбралась из под тучи покрывал, призваных спасти ее от холода, и прихрамывая подтянулась к выходу.
- Сработало, да? Что было? Как проявилось? Что почувствовал?
Илва встала у невидимой стены, осторожно протянула руку вперед, оранжевые соты как круги по воде прокатились от ее руки в разные стороны, на секунду вспыхнула начертанная руна. Девушка поскребла затылок, зевнула, причмокнула губами.
- Так. Это нечто вроде ментальной стены. Защитная. Я когда дома такую на своей двери ставила, никто в спальню не лазил. Вроде как нехотели, но… Так.
Девушка облизнула губы, присела на одно колено, сложила руки лодочкой и медленно развила их в стороны. Стена вновь бликнула оранжевым цветом, но при проверке оказалось что не пропала.
- О как, - пробормотала Илва, вновь облизываясь. Поскребла заьылок. - А, вот так, наверное…
Девушка прикоснулась к стене, нашла руну и начертала ее в обратном направлении. Согласно мигнув руна поблекла и исчезла, а ведьма повторила ритуал с разведением рук. На этот раз полоса из пепла, словно под дуновением ветра разделилась на две части и защитная стена пропала.
- Прикольно, не знала, что так умею. Здесь все работает гораздо сильнее. Точнее ключевое слово "работает" ибо дома я такого не видела. Ух, не самая приятная ночевочка, я тебе скажу.
Илва взрогнула всем телом, поежилась и потерла руками плечи.
- И жрать, конечно же, нечего. Та нечестивая белка сточила почти все мое печенье. О!
На свет тусклый выплыла угловатая бутылка с янтарным виски. Не тридцатилетний, но тоже не плохой, как говорила этикетка. Девушка открутила крышку и сделала бодрый глоток. Закашлялась. Ощутила жар, проносящийся по горлу и плюзнувшийся в заурчавший желудок.
- Шоколадка еще есть, будешь?
Илва протянула бутылку Варду.
- Не смотри на меня так, пьющие ведьмы не вкусные. Слушай, а как ты вообще это переносишь? - Илва кивнула на бутылку. - Действует так же как на человека или слабее?

+2

29

- Вон там хуйня, - корректно  уточнил Вард, подцепив носком ботинка какую-то другую хуйню, валяющуюся среди прочего местного мусора, и зафигачив её в сторону невидимой преграды, так неожиданно самообразовавшейся на месте выхода из убежища.
И   когда, мать твою,  в этом мире ценилась вежливость? Глядя на ползущую мимо Илву, на глазах закипающую непринуждённым исследовательским энтузиазмом, Дух отметил, что со слегка заиндевелыми со сна натуралистами она работает так же, как с каким-нибудь  полуграмотным хмырём с соседней улицы, то есть - никак, нахрен.
Впрочем, хмырь обычно  догадывался, что сейчас с большой вероятностью получит в ебло, хотя бы чисто интуитивно. А Ровер сыпала вопросами, как оттаивающая ящерка чешуйками, и даже не заметила нехороших эволюций, происходящих  с провожающим её взглядом. Оценивающе, задумчиво, словно Дух, наблюдающий за увлечённо копошащейся в густой полутьме Илвой, прикидывал, вслух сказать, или без лишних слов продемонстрировать всё  на практике и тоже произвести эксперимент - отвалятся уши у коллеги-естествоиспытателя, если тряхнуть его за шкибон, или только заколышутся.
Конечно, пока девчонка возилась со своим профессиональным  прорывом (внезапным, как выяснилось... или как она старательно пыталась втереть, здесь Вард с выводами никогда не спешил, хотя наблюдения и чуйка пока склоняли все чаши и кружки в сторону первого варианта), Дух её, конечно же, не трогал, стоял где стоял, поддерживая риторический бубнёж Илвы выразительным молчанием. Толкать  под руку  спонтанно раскрывшегося мага, это же всё равно что пиздить обдолбанного поэта  с гранатой в кармане.
А когда Илва наконец разобралась со строптивым колдунством, Дух  нарушил неподвижность, шагнул вперёд и присел рядом с  выуживающей бутылку Илвой. Легко нагнулся вперёд, но взял не заманчиво поблескивающий пузырь и драгоценную последнюю шоколадку тоже проигнорировал, а сжал в спокойной цепкой руке тонкое запястье. Оранжевые глаза со всеведущей циничной живостью, словно продолжая изучать и впитывать естество случайно и тесно сведённого попутчика, упёрлись в лицо Ровер.
- Слышь, я тебя о своих заёбах предупреждаю заранее. Так ты  тоже не стесняйся. Похрен, что у тебя там получалось или не выходило, на той стороне; ты как намешанная  "гремучка", никогда не знаешь, когда и куда вставит, или сразу нахрен ёбнет, вкуриваешь? -  проговорил Вард, не отпуская руки с бутылкой. - Я тебе маркер дам, у меня есть, на стене транспаранты писать будешь, если так сказать в обломе, - доверительно пообещал Дух и наконец отпустил холодную лапку, перехватив второй рукой призывно булькнувшую  "черепашку".
Болтнув бутылку,  так что маслянистая жидкость лизнула стеклянный бок, пустив из горлышка ностальгически знакомый запах, Хоган мигнул веками, окончательно отходя от  раздумий  к деятельной активности, и решительно закрутил пробку.
- Вкусные, но, блядь, бесполезные, - Дух поднялся на ноги и шагнул к груде скарба, дожидающегося упаковки в вывернутый наизнанку и подсохший рюкзак. -  Ты шоколадку давай, точи, пока не рассвинячило. Я с бухими и обдолбанными на дело не хожу, ясно?
А кому не ясно, мог и по шее отхватить, чтобы делал как добрыми людьми посоветовано и не злоупотреблял ценным лечебным продуктом и лояльностью. Серьёзно.

Подвядшие ветки с громким шумом и треском отвалились от лаза, открывая дорогу экипированной экспедиции. Оглядевшись, Вард удовлетворённо и, будем откровенны, не без диковатого удовольствия взглянул на огромную местную луну, гигантскую, занимающую чуть ли не четверть неба, выпирающую почти идеально ровным боком в охристых разводах кратеров. Мягкий, непривычный свет заливал пространство между стволами и чем-то вроде странных высоких глиняных муравейников, тесня контрастно-чёрную  темноту под развесистые ветви и прочие малодоступные места. Рои зеленоватых  огоньков, изредка вспыхивающие там и тут, как искры невидимых костров, и так же внезапно исчезающие, распавшись суетливой беззвучной россыпью, придавали ночи особенного, жутковатого покоя. Именно оставленный город, грязный, напыщенный, злонравный, паскудный и родной, казался здесь странной выдумкой, байкой, рассказанной на ночь чьим-то ловко привинченным языком, но цель - попытаться помочь выжить этой грязной сказке, - не становилась от этого более зыбкой.
Направление, подсказанное людорыбами из озера, они с Илвой, конечно,  давно и надёжно потеряли. Но,  по крайней мере, сейчас можно было перемещаться и даже оглядываться в поисках вонючих типа-роз, имея ощутимые шансы найти их не только случайно  хлобыстнувшись мордой во что-то радостно целующее в ноздри запахом кошачьего сортира.
Примерно с час пробирались, без спешки, успев пересечь небольшое болотце со странными, тихо и заунывно гудящими чёрными брёвнами, лежащими между кочек,   в отличии от остальной части леса почему-то полностью лысыми, словно выбритыми от гроздей всевозможных флюоресцирующих грибов. Затем деревья попятились и  сменились чем-то вроде огромных древесных папоротников, развесивших лапы-ветви вдоль небольшого ручья. А там, на другом берегу, темнел частокол крепкой, высокой бревенчатой стены.
- Охренеть, - порадовался Вард их с Илвой внезапной  чуйке направления, прорезавшейся  в чьей-то из двоих... гхм, ладно, впрочем.
Почти первые слова с момента, как горестно шуршащий шоколадный фантик был втоптан куда-то среди прочих ценных предметов, вновь наполнивших рюкзак. Вопрос взаимоотношений кровопьющих и выпивки пока так и остался не раскрытым, единственные данные, которыми могла на текущий момент похвастать Илва, заключались в том, что, согласно  лаконичным и подозрительно рифмованным показаниям Варда, если она  будет много знать, то быстро состарится и, вероятно, будет мучиться бессонницей. Бессонница им пока не грозила, а вот большие ворота, освещённые стоящими по сторонам подвесными жаровнями... не грозили тоже. Они попросту были пусты.
- Чё, сразу двое?.. - тихо пробормотал Дух, не очень понятно завершив вслух мысленное  предположение, что сторожилы, неизменно приставляющиеся к любым воротам, дверям и прочим местам проникновения в хранилища ценностей и информации, отошли поссать.
Странно это было. Странно и... странно. Массивная дуга воротин со смутно знакомой резной башкой на навершьи,  беспокойная пляска огня, отклоняющегося от налетающего ветерка. И никого.
Покусав губу, Вард скосил рыжий глаз на Илву.
- Пойдём отсюда нахуй? Что-то там у них вроде как  праздник кончился, - задумчиво предложил Хоган, поправляя натянувшуюся поперёк груди лямку.

Отредактировано Дух (2018-09-27 15:36:24)

+2

30

Кажется Илва начала привыкать к новому, ночному образу жизни. Темнота больше не томила и не гнала натруженный разум в спокойные обьятия колыбели. Глаза на столько привыкли, что уже легко цепляли и различали обьекты, лишь только цвета тьма пожирала безжалостно, не оставляя и шанса высмотреть необходимый цветочек в купающихся в сумерках полянах. Единственное на что рассчитывала Илва было обоняние. Судя по описанию в книге, подобное амбре сложно пропустить. Вот девушка и ныряла, с завидной периодичностью плюхаясь в объятия местной флоры. Цепкие местные травы так и норовили обронить и тюкнуть носом юного натуралиста.
- Я нормально,- улетев в очередные кусты, Илва подняла руку и помахала. До ловко отмахивающего широкие шаги длинными ножищами Варда ей конечно было еще ой как далеко. Ой, и еще раз ой. Именно с такими звуками она выкарабкалась из путающихся усиков куста, отряхнулась. Оценила свое состояние. Так или иначе взаимодействовать приходилось со средой неизвестной и реакция хрупкого человеческого организма могла быть непредсказуемой. Со злости подхватила ветку и шлепнула по наглым отросткам, те быстренько свернулись и поползли в густую листву, а Илва подрастеряв весь исследовательский энтузиазм рванула с сторону бодрого вампа. Этот хотя бы обещал не есть.
Запястие еще хорошо помнило недвусмысленный намек со стороны напарника, только сколько не клянись девушка в чистоте своих помыслов, а осадочек-то остался. Честно говоря и она не всегда ровно чуствовала себя в его компании, изредка вспоминая о необычной диете сопровождающего лица и о том, что ее собственная шкурка вполне себе "консерва". А потому эксперимент, проведенный в пещере, служил еще и проверкой возможностей Варда. Неизвестно сколько стена могла еще просуществовать, но сдерживать какое-то время сильного соперника была способна. ...Это в копилочку умений запишем!
Подготовка не самая простая, зато эффект заметный, это вам не палочкой махать и ересь всякую на латыни нести. Да уж, с палочкой то оно было бы полегче. Илва даже остановилась на мгновение и дернула на руке резинку браслета с чудом уцелевшими конфетами. В бою их еще не пробовала, но... Если ей удалось на пресованый сахар повесить якорьки заклинания и добиться активации, почему нельзя того же сделать, например, с палочкой. Эта не та магия, что в известном произведении про очкарого мальчика, ибо там палка у них служила концентратором собственной психической или магической энергии, здесь же все будет гораздо проще и тривиальней. Дерево на много более восприимчиво к воздействиям. Если на деревянные медальончики ей удавалось вешать простенькие заговоры, то и прутик может справиться с подобной задачей. Разграничесние, привяка и старт-слово. Там, дома, подобные штучки приносили удачу или отводили глаза, по большей части на уровне случайностей, в Умбре ее способности приобретали приобретали видимые и ощутимые свойства. Над метафизикой подобного объекта обязательно нужно поразмышлять.
И за всей этой чередо размышлений, с каждым шагом все больше укрепляясь в вере в собственные силы, Илва не сразу заметила на что указывает Вард. И выражение про двоих не поняла. При чем тут двое? Какие? Не они же сами, в самом деле! Но промолчала, настороженно оглядываясь по сторонам. Впервые оказавшись без инструкций в подобном заведении она не могла строить догадки на прошлом опыте и оставалось только доверять Варду.
- Праздник кончился и клоуны уехали? А там кто? На людей хоть похожи или опять какие зайцы вылезут?
В голове почему-то возникли именно зайцы, ну такие а-ля аборигены в набедренных повязках, с копьями и шепелявые. В архитектуре она была не особо сильна и не могла предстваить что за народец мог сваять подобные ворота, а вот шепелявость-то упорно засела в мозгу.
- Ты был здесь уже? Знаешь местных? Я ведь не знаток, но в подобных поселениях не бывает тихо даже в такой поздний час, верно? Может заглянем все-таки, вдруг...
Надежда, как известно, зверь самый живучий, как и вера в хорошее. при учете, что хорошего в такой тишине происходило мало.

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Комиксы и Игры » [18+, VtM] И сгущаются тучи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC