http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Игровая зона » [18+, VtM] И сгущаются тучи


[18+, VtM] И сгущаются тучи

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

В первые мгновения Вард ничего не ответил. Только слегка, не отпуская взглядом пустые ворота,  повёл жалом  в сторону Илвы, чьё лицо проявлялось рядом светлым пятном  в свете тусклого ночного марева.
Будь на этом месте кто-то из своего брата-Сородича (или сестры, однохренственно) -  перетёрли бы наскоро, да двинули прощупывать местность:  чья,  кто тусит, да почему так тихо, без бухла и музыки, и не подскажут ли. водится у них такой сорт конопли, или разворачиваться и смело звездовать на другую сторону луны. Потому что мотыляться вслепую по зажопью мира в поисках какой-то несчастной  травки, задачей выглядело, мягко говоря... Да не выходило мягко, вообще никак. Только с матами.
Но на этом месте была только Илва, не привитая  вакциной посмертия и берущая в качестве походной жратвы пачку печений с шоколадками, и по иронии судьбы  начинённая  идеями  и  знаниями, от которых оверкрутые всякие хрены не только  не отмахнулись, как от случайной мошки, прилетевшей на запах их свежевыкопанных реактивов, но даже благословили на попытку. Впрочем, вспоминая того же Феникса, чудить для личностей, склонных к гению,  как минимум для половины было вполне нормально, а о том, насколько сложно доставить в живом виде хотя бы саму носительницу,  гении состоявшиеся с высоты своих космических масштабов, конечно же, не задумывались, и вообще не поняли  бы, скажи им кто-нибудь, что что-то такое должны были сделать. Думать о таких несущественных мелочах теперь было обязанностью Духа, и он напряжённо думал, взвешивая все за и против.
- Не ебу,  кто там вылезет, - тихо ответил Вард; с выводом он практически определился, но озвучивать вердикт, единственный и окончательный, не спешил.
А зря. Трудно сосредоточиться на речи. когда что-то острое внезапно упирается тебе чуть ниже лопатки.
Кровь привычно хлестнула по мускулам, Зверь взвился внутри, норовя сорваться с цепи, да и сам Дух едва не сиганул с ним наперегонки в попытке отпрыгнуть от  неопознанной угрозы и развернуться для немедленной и кровавой расправы. Кто бы знал, каких усилий стоило, кто бы знал... Но прикосновение было не просто угрожающим, слишком много осторожности, почти предупредительности сквозило в леденящзем касании. Так, не имея намерений  мараться ненужной кровью, приставляют нож к почке в тёмном переулке, вместо того чтобы взять да и ёбнуть сразу от души битой по жбану, не заморачиваясь на подлитесы.
- Ссс... - звук, скорее лёгкий свист, перерос в короткое влажное шипение, сменившееся тихим, странно шелестящим голосом, словно кто-то пересыпал песок из одной банки в другую, да так чудно, что  трение сотен песчинок складывалось в узнаваемые слова.
- Не надо туда ходить. Там только ссссмерть, никого  в живых. Никого, кого стоило бы исссс...
Как бессловесной мантрой, даже совсем цензурной, заклиная Илву не шарахнуться в сторону, Дух секунду изучал её лицо, словно на нём можно было прочитать отражение невидимого шепелявого противника, и прикинуть хотя бы примерно. куда ему приложить контрмеры; затем осторожно повернул голову, насколько пустил позвоночник, скосив взгляд за спину.
Темнота выдавала свои секреты неохотно и сначала показала лишь древко, вроде бы, металлическое. или из твёрдого полированного дерева, только странное, едва заметное сияние, исходящее от поверхности, выдавало, что орудие, напоминающее копьё, не так-то беспонтово и допотопно. Потом на фоне покачивающихся лап-ветвей взгляд вычленил голову, сидящую на слишком длинной и тонкой для человека шее. Округлый глаз отражал крохотную копию плывущей по небе луны-гиганта. перечёркнутого узким вертикальным зрачком.  Всё это в совокупности, как и гребень, и аккуратные, характерно вытянутые челюсти могли принадлежать только рептилии -  или кому-то, согрешившему с чешуйчатыми очень близким родством.
Тёмный раздвоенный язык, как миниатюрная ленивая змея, ещё раз выскользнул из проткрывшейся пасти, повторив свистящий звук.
- Вы другие, - выдал ящер, втянув щупало-воздухометр, недобро сосредоточил выпуклые глаза на Хогане, потом перевёл на Илву. - Ты не похошшша на пленницсссу. Пиявка  вёл тебя к Порченым? Или ты его? Зачем вы пришли?
Вопрос, недобрый, пронизанный скрытой насмешкой, горькой, как отрыжка от паршивого бренди,  был обращён к Илве, но остриё нетерпеливо, с ощутимой сдерживаемой яростью подбодрило  "пиявку", глубже вдавившись в кожу и кольнув неприятно и намного глубже,  чем полагалось бы обычному металлическому наконечнику, сдерживаемому слоем одежды.
- Схера нам твои Порченые? Своих гасить некому, в транду, - сделал Дух умеренно интенсивную  попытку сбить взрывоопасный напряг. -  Мы здесь по своим делам. Может, и друг другу что порешать поможем. Только тыкало опусти, с дыркой в спине договариваться, блять, сложно.
Рептилоид издал неопределённое шипение, но голова чуть повернулась в сторону Илвы, намекая, что рассерженный призрак по-прежнему ждёт и  её слова.
Начинать с ссоры с кем-то из местных было бы очень, очень херовым раскладом. Но парень был явно очень расстроен, потенциально сомнителен в адекватности,  и морально Дух, в общем-то,  был как всегда готов на неизбежные неоправданные безумства не меньше, чем на взаимовыгодную временную корпорацию.

+2

32

Ночь перестала казаться такой доброжелательной и ясной. Луна, что полчаса назад была романтичной, огромной, подсвечивающей бледную кожу нереальным сиянием, стала злой и чужой, отражаясь к начищенных металлических бляхах на воротах. Воротах распахнутых широко, приглашающих, но не сулящих ни здравиц, ни хлебосолья. Потянуло холодком и Илва напружинилась, приподнялась на цыпочках, выуживая в стоячем воздухе хоть каплю знакомых запахов.
...А вот и палочка объявилась!
Чуть не брякнула от растерянности Ровер. В самом деле было от чего растеряться. Стояли тут, понимаешь, вынюхивали почему таки из села огоньком не пахнет, дымком там, да и скотинки не видно, а тут на тебе, и огонек, и дымок, и скотинка. Илва сглотнула, нервно и не заметно. Медленно поворачиваясь и на всякий случай держа руки на виду. Активно угрожали только Варду, в нее ничего не тыкалось и не светилось. Это к слову о том, что чудо-палка у не-очкарого не-мальчика светилась очень странно и непредсказуемо. Девушка заострила на ней внимание, но разглядеть так ничего и не смогла. Спутнику "тыкало" пришлось совершенно не по вкусу, что разбудило в Илве еще больший азарт отщипнуть щепочку в научных целях.
Держал копье не менее колоритный персонаж. После говорящего дерева Илва пообещала себе не удивляться и по этому рептилоид ее не удивил. Напугал. Довольно таки сильно, отбив на время способность говорить и потому первые несколько секунд девушка напоминала механическую куклу, хлопающую глазками. Ну, такую, что говорила "Мама!" если ее наклонить. Илву сейчас никто не наклонял, но "Мама!" сказать хотелось. Девушка даже не сразу сообразила, что обращается существо непосредственно к ней.
- Я... Мы...
Выжав некие хрипящие звуки Илва глубоко вдохнула и захотела вновь приложиться к бутылке с янтарной жидкостью. Впечатлений за последнее время было море и мозгу требовалось время чтобы их переработать. Стоявший рептилоид, прямой, двуногий и двурукий, претенциозно агрессивный, но... Илва откашлялась и продолжила более уверенным тоном.
- Ты прав, мы другие. Меня зовут Илва, - девушка старалась говорить медленно, сдерживая нервную тарабарщину. - Это мой союзник.
Лучшего определения для Варда сейчас Илва подобрать не смогла.
- Мы не ищем вражды и у нас очень важное дело. Ты местный? Нам бы пригодилась сейчас помощь. Знаешь что произошло за этими стенами?
Девушка осторожно указала в сторону распахнутых ворот, стараясь не выпускать из виду высокую длинную фигуру рептилоида.

+2

33

- Сссмерть.
Веско и холодно, как гробовой плитой по башке, отрезал рептилоид.
Выпуклый немигающий глаз пристально уставился на ворота. потеряв луну и загоревшись отражением одной из жаровен. Кончик оружия  немного ослабил натиск, словно впал следом за хозяином в задумчивость, холодную и короткую как последний выдох смертельно больного. Затем и вовсе отпрянул от напряжённой спины вампира, с тихим шелестом задев крепкий набедренник ящера.
- Валите отссюда, - насмешливо и зло просвистел наконец  ящер, не расслабившись, но перестав строить из себя Серть, Саму Смерть за Твоей Спиной. - Мосст там, - кончик "копья" легко наклонился в сторону сгущающегося леса, подозрительно резко обрывающегося туманной пустотой, режущей ночь не только видимой, но и... ощутимой полосой. Вард затруднялся объяснить, как это - чувствовать глазами, как назло, не было при себе у него на такой случай ни одной "марки", даже облизанного обрывочка. Но и время харить "марки" и расширять сознание сейчас было совсем не время и не место.
Резкий перепад настроений и намерений  не внушал радужных чувств и желания  трясти советчику когтистую лапу. Особенно нехорошие эманации сквозили в последнем замечании, брошенном переставшим быть интересными незнакомцам, видимол, перед тем как развернруть оглобли и слиться обратно в ночь - в сторону того самого Моста, или ещё куда по своим собственным важным  делам, делиться которыми чешуйчатый пророк, конечно же, не спешил, в чём Вард его прекрасно понимал.
- Рядом с Гнесссдом искать уже нечего. Кормить разве, но они уже сссами нажралиссь до отвала...
Отваживал, сука. Откровенно и неприкрыто отваживал незваных гостей от обиталища, указанного  Древенем и его болтливой белкой, местными, между прочим, пускай один и одревеснел, как генерал на пенсии, а вторая лёгкостью мыслей могла шутя поспорить с  диснеевскими добрыми героями или даже кассиршей с новой автозаправки. Мотивации. Вот что не внушало ясности. Действительно ли Мистер Чешуя спасся из пасти "Порченых", или бродил вокруг на стрёме, пока внутри грабили, или вершили очередную местную революцию, малопонятную чужакам, но как всякая революция имеющую крепкое родство с в доску понятным грабежом?..
Ни для первого, ни для второго Илва явно не подходила. И, ну, у них же ещё осталась шоколадка. да?.. Покосившись на серьёзную, бледноватую спутницу и крепко сжатые губы-полосочки, Вард примирительно и осторожно приподнял руки, даже приоткрыл рот, собираясь заверить Ящероида, что намёк оне всосали и Мост - как раз то, что им сейчас надо, пускай только подскажет, есть ли там жисзнь, на той стороне Моста, или тоже какая-нибудь злогребучая Смерть.
Тень. Движение между створок ворот заставило переговоры оборваться досрочно.
Не очень хорошо различимая поначалу, поражающая лишь массивностью, она казалась вспухшим облаком дыма, вынесенного ветром из чёрт те  какой горящей ямы. Густого, клубящегося, не расползаясь зыбкой пеленой. Слишком упорядоченного, осознанно перемещающегося, для того чтобы быть дымом.
Издав резкое шипение, ящер растворился в темноте с поразительной  скоростью, хлестнув напоследок разворачивающимся хвостом (длинным и гибким) ни в чём не повинную растительность. А облако уже обрело черты, жуткие, вырисовывающиеся с каждым движением, и чёрт возьми, лучше бы оно этого не делало. Пожалуй, больше всего это напоминало огромного, гротескного льва с клубящейся гривой и странным, чёрно-алым окрасом шкуры. Шагнув наружу, зверь, вернее, нечто, напоминающее зверя, резко остановилось. словно почуяв чужое присутствие. Тяжёлая  морда безошибочно развернулась в темноту, угольки глаз едва угадывающиеся на постоянно меняющемся. идущем разводами фоне, впились, пронизывая насквозь. А дымный призрак уже набирал скорость, угрожающе увеличиваясь в размерах по мере того, как массивные лапы несли тушу в сторону "гостей".
Он и правда выглядел, как призрак, отрыжка вулкана или костра для сжигания трупов, обретшая безумную форму и волю. Из-под слоёв колышущихся, постоянно смещающихся пластов мертвенно-чёрного цвета то тут то там, как болезненные трещины, показывались огненные разводы, из  приоткрывшейся на бегу пасти пыхнуло настоящим огненным жаром, даром, что только начинал свой разбег и от первого "здрасти" их с Илвой отделяло не менее трёх  десятков метров. И какими же короткими они показались внезапно!..
- Валим!
Риторика чистой воды. Чувствуя необъяснимый ужас, прущий извне, нажимающий на лицо, как огромная горячая ладонь, Вард подхватил Илву на плечо вместе с драгоценным бесполезным  рюкзаком и рванул с места с такой скоростью... Нет, рекорда того забега, когда они  с ещё одинм  Бруджа драпали от дикого Гангрела тысячелетней древности и соответствующего менталитета, Вард, развивающий бешеную скорость, нахлёстывая и нахлёстывая мускулы разгоняющейся Витэ, выжимающей из Стремительности всё, что может позволить себе скромная малобюджетная ракета малой дальности, скорее всего не побил. Пару трухлявых пеньков и что-то отчаянно заверещавшее сбил точно, а рекорд - вряд ли. И всё же Зверь нагонял. Затылок, до сих пор не забывший огненных поцелуев последней смертной ночи, жгло ужасающе живое дежа-вю. А потом земля внезапно кончилась.
Это было даже красиво, в первый-то раз он не успел ничего разглядеть, слишком был занят попытками совладать с ненадёжной летательной техникой. Теперь же бодаться было не с кем, Илва была в руках, рефлекторно сразу обхвативших хрупкое тщедушное тело, округлый водный залив, разверзшийся под ногами отражающим всё небо кольцом, в которое упирался седой, искрящийся водопад захватывающей дух высоты - были прекрасны. Только недолго. Снова с ужасающим шумом зазвенела в ушах сомкнувшаяся над головой вода, снова заработали бешено гони, выталкивая себя и крепко ухваченное к поверхности.
- Всё, нахер, задрало!
Почти выбросив Илву на берег, прохрипел Вард, не вдаваясь в подробности, что именно  его так задрало - беготня, незапланированные купания или необходимость то и дело выуживать свою союзницу из воды. Излияния закончрились так же резко, как и начались, Дух, свирепо выбирающийся на берег, даже на влажном песке толком не успел наследить - замер, уставившись в одну точку пристально, со непонятным выражением.
Посмотреть и правда было на что. Огромное, наверное, это оно ломало тогда подлесок, может быть, даже  фонарные столбы пиздило в том заброшенном переулке - тоже оно, под три метра высотой, травоядное (к счастью), стоящее среди папоротников и деревец совсем недалеко и флегматично наблюдающее за новоприбывшими. Что-то там "завр" - названия горбатой скотины на ногах-тумбах Вард не помнил, а скорее даже и вовсе не знал. Зато отлично узнал кустик с синими цветочками, издевательски медленно исчезающий в мерно движущейся пасти.
Ограничиваться гляделками Хоган был явно не расположен и издав странный горловой звук ринулся прямиком к удивлённо фыркнувшей скотине.

+1

34

- Смерть, ага, ясно, - пробормотала Илва, на гостеприимство никто не рассчитывал, но слова ящерообразного звучали слишком категорично. А последующий посыл в сторону моста имел под собой веское основание дать в морду, ну честно, хотя подразумевал логическое обоснование. Отваживал так, словно имел свой собственный интерес, отражающий золотым блеском наживы в глазах. Что за гнездо и кого кормить, почему что-то порченное Илва в душе не имела, однако неприятностями веяло и от странного ночного визитера, и от распахнутых за спиной ворот, похожих на пасть мертвого животного. Девушка заметно поморщилась и поежилась, пригрезился даже аромат паленой шкуры.
Илва сдвинула брови, выражая таким образом недоверие к "доброжелателю", и уже собиралась задать вопрос по поводу его просвещенности в ситуации, однако... Незнакомец поспешно скрылся в кустах, оставив звенящее шипение в ушах и мотыляющиеся из стороны в сторону кусты. Илва испугано отпрянула чуть в сторону от ломанувшегося ящера. Из-за темноты, сильно ослабляющей зрение, девушка ничего не заметила. Смазанное движение она скорее угадала чем увидела. Тьма клубилась где-то рядом, откровенно ужасая своими огненными всполохами, вот их Илва успела заметить прежде чем мир резко перевернулся вверх ногами, больно ткнувшись в живот твердым плечом. Сверху прихлопнуло рюкзаком, Илва задергала руками пытаясь от него отбиться. С ужасом представив как волосы цепляются за ветку и голова со свистом отлетает, она схватила косу и зажала в зубах. В затылок пыхало таким жаром, что перехватывало дыхание, Илва совсем как рыбка хлопала губами заглатывая воздух. Пока не оборвалось...
Все на свете. В грудине сжало до боли, дыхание перехватило словно она получила удар поддых, легкие скрутило спазмом и кажется она потеряла сознание на некоторое время. В себя привел хороший удар об воду, мгновенно залившейся в рот, нос и уши, Илва испугано дернулась, но ее уже тащило вверх. Первый глоток кислорода дался с огромной болью, вся влившаяся вода выходила обратно. Илва страшно и протяжно кашляла, бессильно загребая руками по мокрому песку. Спихнув кое-как рюкзак со спины, она перекатилась на бок, продолжая кашлять и плеваться.
-Эй! Э-э-э-й! - прохрипела Илва, удивляясь как рыжее расплывчатое пятно еще может идти куда-то с упорством танка без тормозов.

+1

35

Какое те "ээээй!"; это там, в переулке можно свистнуть кому-нибудь "эээй, сышь, ты, морда!"  и отхватить в табло. А здесь...
Вид трудно, но неумолимо различимого драгоценного кустика, втягивающегося в тупую шамкающую  глотку, на миг стянул, сконцентрировал вокруг себя всю чёртову Вселенную, и боже мой, что за центр у неё был, со слюнями и неряшливо сыплющимися измочаленными стебельками, каким-то дурацким мусором. Выдавив скрежещущий звук, похожий на предсмертный клёкот винила, Вард сорвался с места, снова смазываясь в бешено несущуюся  тень, прочёркивающую прибрежную растительность. И можно же было тормознуть, прикинуть, что где-то эта толстожопая скотина редкостный  ингредиент надыбала здесь же, не с собой же принесла, романтично перекусить под звёздами на берегу живописного водоматьегопада. Может, росли где-то  среди прочей колосящейся шушары такие же вонючие травки беспрецедентной ценности, и не стоило оно того, а стоило оглядеться, пошарить вокруг...
Теоретически. Если в запасе у тебя навалом времени. Если бы старый пень ДрагВень (погоняло-то какое, говорящее, пушеру с Варлей-Бейтс в самый раз) не намекал прямым слогом, чтобы губы они с Илвой на травку не раскатывали, даже палочки выдал, закатать обратно. Хотя, у старого пня могли быть свои мотивы. но тогда, тем более, нельзя упускать шанс! Пускай и порядком пожёванный, а оглядеться можно, если что, и потом.
Скотина между тем культурно кушала  и тоже считала, что всё можно потом, и такой резвой прыти со стороны одной из выползших из воды букашек совсем не ожидала. Дикого блеска, где-то посреди разбега опрокинувшего искру разума куда-то вглубь, скотина, конечно, не разглядела. да и вряд ли разбиралась в таких тонкостях. Поначалу, когда двуногая зверушка вдруг сиганула прямо ней на хребет, удивлённо хрюкнула и мотнула башкой на гибкой шее.
Пальцы соскользнули по гладкой шкуре; извернувшись в воздухе, Зверь с шумом свалился в папоротники - и окончательно взбесился. Здоровенная трёхпалая лапа опустилась на землю, с хрустом давя, увы, не кости противника, тот уже молниеносно откатился, вскакивая на ноги. Новый бросок, промах, ещё один - с вибрирующим рыком, не прерывая атаки, идущие одна за другой,  Зверь снова сиганул на гиганта, изо всех сил врезав по основанию шеи. Даже усиленной Могуществом, мощи ударов не хватало, чтобы нанести здоровенной твари существенный вред, но их ощутимость,  яростный напор, бросавший и бросавший взбесившегося двуногого зверька на многократно превосходящего противника, вёрткость, уводящая наглеца от сокрушительных, но слишком неповоротливых контратак, окончательно отбили у завра аппетит. Да и желание оставаться на берегу тоже.
Ещё с минуту ящер неуклюже ворочался на месте, топая здоровенными ногами и кося мечущимся туда-сюда  хвостом всё, что уступало толщиной его собственной ноге. Затем у него сдали нервы. Гневно фыркая, завр развернулся и ломанулся прочь, оставляя за собой различимую просеку.

Мгновение, когда Зверь подловил момент и вырвал из жёсткой руки поводок, опрокинув хозяина куда-то в полунебытиё, Вард безнадёжно потерял. Была клубящаяся  тьма, были звуки, жгучая ярость, истекающая вокруг, как дым на тлеющем ночном поле. Облегчение, мерзкое, искушающее перестать наконец бесконечно напрягать задницу и дать вещам течь своей чередой ("тебе же это нужно, чувак" - без слов шептала тьма, бесстыдно копируя убедительность Варда Хогана, Делающего Бизнес). И тоненькая нить страха, страха за кого-то, или за что-то, за кого и что вместе. За неё Дух, тонущий в зверином бешенстве, и ухватился, как за ярко-алую нить, тянущуюся куда-то наружу, к звукам (восхитительного) ужасающего непотребства.
Чёрт знает, сколько бы он вытягивал себя по этой ниточке и что успел бы натворить Зверь, восторженно озадачившийся невыполнимой миссией "убей неубиваемое, сука".  Но бегство врага немного ускорило задачу - кое-как  уцепившись за спину тяжело несущейся твари, перехватываясь всё выше и выше, оскаленный и ненормальный, Зверь приготовился к финальному прыжку... и внезапно не разглядел на башке противника что-то, что  принадлежало ему и только ему, Зверю. На кой хрен оно ему принадлежало, Зверь не вдумывался - победно рыкнув на прощание, отцепился от трясущейся туши и свалился вниз. Сатисфакция была полной, да сам вид  соперника высотой с неплохую двухэтажку, позорно улепётывающего напрямую через деревья, для молодого Зверя был настолько упоителен, что  другую  битву, развернувшуюся уже внутри, он провёл без обычного азарта, уступив, попятившись обратно в темноту под жестокими ментальными пинками второго, не менее  доёбистого, но любящего всякие непонятные сложности "Я".
- Не подходи! - жутким, ещё не полностью человеческим голосом рявкнул Дух в мерцающее небо...
... и начал осознавать, что подходить тому, кому не подходить, в общем-то, уже потихоньку можно. Только аккуратно, без пыли. Если она,  конечно, ещё может.
- Ёп... Да  ты где! - без перехода вывел антитезу недавней своей заяве   Вард.
Резко перевернувшись со спины на живот и поднимаясь на колено, Дух порывисто повёл взглядом, отыскивая изжёванные останки. Кустика, мать твою, пускай только кустика, окей? Вероятность, что у Илвы хватило везучести сунуться наперерез Бруджа, когда тот сорвался с катушек, была бы слишком уж говённой. Даже для того дерьмового расклада, приведшего их обоих в это чёртово место.

+1

36

Илва тряслась как больная собака, отплевывая воду, разум вроде вернулся на место, однако тело еще не было готово слушать его голос. Крючило и колотило после шокового купания так, что девушка не могла подняться на ноги. На четвереньках подтянула рюкзак поближе, постаралась хорошенько потрясти чтобы выгнать воду из складок. Но ее трясло больше. С последним тяжелым тяжёлым кашлем вышли остатки заглченной воды, дышать стало легче но не менее болезненно.
А впереди шла нормальная такая битва. Нормальная в смысле по масштабам, а не по участникам. Представитель местной фауны, более всего напоминавший длинношея из древнего детского мультика, в народе ученом величался диплодоком, здесь скорее носил имя совершенно иное и им недоступное, и непонятно чего подкативший к нему Вард.
Илва прижала мокрый рюкзак груди и попыталась отползти от топчущего здоровяка, совершенно справедливо опасаясь за целостность собственной шкурки. Мысли пойти помочь рыжему чуду, имевшему претензии к ископаемому не возникало. Ибо чем и как, при условии, что вамп выписывал такие кренделя что с ним ссориться не хотелось больше никогда. Помнится в славянских сказках было выражение: "на ладошку посажу, а второй прихлопну". Примерно так Илва представляла решение их с Вардом конфликта если он когда-либо возникнет. И да, на ладошке будет сидеть она.
Чтобы не мешать междоусобице девушка ещё более энергично погреба в сторону кустиков и подальше от дерущихся. Кустики, доброжелательно раздвинувшись, пропустили мокрую наивную барышню, даже отползли чуток в сторону, чтобы она поместилась целиком под их сенью. Зашелестели сверху, навалились прикрывая густой листвой, показались большие ярко-алые бутончики. Илва насторожилась. Между плотно сдвинутых лепестков высунулись тонкие усики-щупы обласкалеи воздух вокруг неё. Илва быстро накинула лямку рюкзака на плечо, дернула рукав куртки вверх. Бутоны разделились на шесть острых лепестков, блеснули два ряда мелких клыков и трепещущий мясистый язычок. Утробный гогот продрал до мурашек. Илва зажмурилась, разломила конфетку и швырнула в раскрытые пасти. В лицо ударил ветер, в глаза - свет. Илва закашлялась и юркнула в прогалину, образовавшуюся между отпрянувших ветвей. Слепо рванула вперед в сторону звуков борьбы, к странно удаляющуюся топоту. За спиной шипело, девушка не глядя разломила еще конфетку вышвырнула назад. Хлопок перекрыл звуки извивающийся в догонку гибких веток. Однако плотоядная поросль даже не думала отставать. - Вард! - во всю хриплую глотку заорала Илва, волоком таща ставший не подъемным рюкзак. Пока ее не осенило.
Остатки пепла лежали в кармане куртки. Трясущимися руками девушка разорвала мешочек и стала отсыпать обережный круг. Одна из самых активных веток преодолела границу до того как он был замкнут. Илва со всей силы прыгнула на неё заставив отпрянуть. Другие ветки уткнулись в невидимую преграду и девушка четко ощутила как задрожал обережный круг. Мгновенно осознав, что его надолго не хватит, она уселась в центре по-турецки и не обращая внимания на натиск врага сконцентрировалась. Приложив на пару секунд подушечки пальцев к глазам Илва вызвала перед внутренним взором образ пламени и попросила защиты. Огонь сформировался в руну. Девушка медленно вытянула пальцы вперёд и принялась чертить ее в воздухе перед собой. Невидимая преграда трепетала вбирая в себя энергию хозяйки, а Илву колотило как тщедушную китайскую патлатую собаку. Самой руны девушка не увидела, не было ни свечения, ни сетки как тогда в пещере. В один момент все подлые побеги долбившиеся в стену зашипели, заискрились и задымились, обугливаясь на глазах. Остатки хищного растения уползли обратно в темноту к деревьям. Илва свалилась на бок, поджала ноги к груди и разревелась, чувствуя огромное опустошение внутри. Несколько секунд она давала волю эмоциям, слезам и сопливым всхлипываниям.
- Стой! Не подходи! - закричала девушка и закашлялась влажно и неприятно, вытерла мокрым рукавом глаза и нос. Кое-как села. - Ты уже того? Меня не сьешь? Тут пытались… Соединив трясущиеся ладошки лодочкой она развела их в стороны и защитный контур распался.
- Хорошая вещь, оказывается. Надо побольше заготовить пепла. Зачем ты полез-то к нему?

+2

37

Нет, так кричать растоптанный насмерть не мог, никак, совсем без мазы.  Только вот до полусмерти - вполне; в последнем приливе сил люди порой выделывают невозможные вещи, как авансом за всё недонавороченное в жизни.
Отчаянный зов Илвы всколыхнул у развернувшегося на голос Духа двойственные чувства: с одной стороны, кул, о да, значит, взбесившемуся Зверю она всё-таки не подвернулась, никто не станет звать раздатчика звездюлей обратно, мол, мне вторую порцию, пожалуйста! С другой - далеко, чёрт,  почему так далеко? Они с Завром успели умотать  гораздо дальше от берега, чем ожидал Вард. И кто бы там ни нашёл Ровер, пожалуй, он имел все шансы успеть наложить на неё лапу, как на ничейное добро.
И снова ночь смазалась в замедленное кино - сшибая папоротники, Вард рванул по проложенной Завром просеке, игнорируя обиженное взрёвывание и ворочающийся хруст подламывающихся стволов, продолжающие удаляться куда-то прочь вдоль вздымающегося над их головами обрыва.
Забег был предельно коротким,  у начала "засеки" пришлось сбросить обороты - проводить поисковую операцию на таких скоростях было примерно так же продуктивно, как снимать придорожных шлюх, вжаривая под светофоры  где-то  под восемьдесят, хотя, ориентир из странной, неяркой  оранжевой  вспышки, осыпавшейся тусклыми искрами среди поросли  совсем недалеко от берега, Дух заметил ещё на бегу.
Знакомые звуки Вард уловил почти сразу, несколько широких шагов - и вот  нашлась и сама пропажа, лежащая, поджав коленки в центре едва заметно выделяющегося круга подвядшей растительности. Предупреждению Хоган внял сразу, как повелось, без лишних "почему" да "схуя ли". Остановившись в паре метров от всхлипывающей Илвы, Вард присел на корточки, внимательно оглядывая поникшие травинки и стебельки, уже уверенный, что критических повреждений Ровер нигде не отхватила. Конечно, никаким сверхчувствительным обонянием он не обладал, всё это был безбожный голливудский пиздёж, навязанный доверчивым пейзанам, мистиками и киноманам каким-нибудь особо циничным Гангрелом. Но только не в отношении крови, тончайший запах влаги, поддерживающей жизнь в нежизни, различал любой, даже самый желторотый  Сородич. Кровью от Илвы не пахло, в воздухе висел лишь довольно густой дух жжёного лесопарка, пробуждая в памяти образ чудовищных самокруток Феникса. В остальном... ощупав взглядом с одной, и с другой стороны, Вард увидел перед собой лишь девчонку,  хлюпающую одеждой и носом от избытка влаги  и впечатлений.
- Кто?  - негромко  спросил Вард, легко похлопывая ладонью по колену и окатывая прибрежный лесок новой порцией пристального внимания. - А ты ему, значит, затянуться  дала, и он отвалил, хэ?
Ничего опасного в поле зрения, да и слышимости, вроде, не было, а если и было, то шкерилось, сука, очень качественно.
- Нет. Я уже сыт, - сообщил Дух Илве, между делом очень внимательно наблюдая, как под узкими ладошками наметился и тут же угас едва различимый столб свечения, окружающий девчонку чем-то вроде светового кольца.
Должно быть, каждый в этот момент отложил свою порцию выводов и информации для размышления - и перешёл к более насущным вопросам.
- А ты не видела, что этот паяльник хавал, да?
Да конечно, не успела. Да и вообще, большинство людей привыкло решать свои дела при свете дня, а не тусить от ночи к ночи при искусственном освещении - когда оно вообще прилагается.
Качнув головой, Дух решительно поднялся с корт.
- Ща. Разводи костёр.
Подхватив тяжёлый рюкзак и доставив его на местечко поудобнее, поровнее, с сухим песочком и мелкой травке, застенчиво шелестящей на границе между собственно берегом и прибрежием, и двинул в сторону оставленной разрухи, загребая ботинками и внимательно щурясь на каждую подцепленную фигню.
"Ща" - это, конечно, громко сказано, но минут через пятнадцать Дух вернулся с честно выполненым обещанием.
- Зацени.
Входя в круг пляшущего света, Вард протянул в сторону Илвы добычу, совсем не так, как удачливые охотники  демонстрируют цокающим языками  ценителям трофеи;  на пирсингованной физиономии читалось откровенное сомнение  насчёт качества собственного бесценного улова. И злопамятные выводы о личности, совсем не бесследно скрывшейся где-то в красивой, странной, перекликающейся, пересвистывающейся неземными голосами ночи.
- А то пожрать-то в лесу больше нечего, кроме ссаного кустка. Ебло с прибабахами.
Кустик - вернее, то немногое, что от него осталось - выглядел неважно. Переломанные веточки были безжалостно  измочалены, и, кажется, не только всякими жвачными зубами, очень походило на то, что в пылу сражения Завр на выроненное сокровище ещё и пару раз наступил.
- Не знаю, где он его взял. Я пока прошёлся,  таких больше не видел. Потом, канеш, ещё пошарим, но давай сначала поработаем с тем что есть. Без понятия, хуже оно выйдет с его соплями или взорвётся к ебеням, но так сейчас и проверим. У тебя же реактивов с собой не на одну дозу?
Конечно, не как со жратвой, наварить-то нужно было на нехилую такую толпу, так что эксперимент с... модифицированным материалом не должен был ударить по стратегическим запасам критично.
Ещё раз с сомнением повернув ошмётки в воздухе, Дух отдал их Илве и отступил назад, давая простор для творчества. До момента дегустации и так было чего поделать, кроме как лезть кому-то под руку. Положив приоткрытую пачку сигарет сушиться на камешек недалеко у огня, Вард отиступил в тень, достал пистолет и, то и дело поглядывая на потемневший лес,   занялся его чисткой - насколько это вообще  было возможно без глубокой детальной разборки.

Отредактировано Дух (2018-12-07 09:46:50)

+1

38

Девушка обиженно хлюпнула носом, он еще удивляется что она чего-то там не разглядела, в темноте-то на верхотуре. Ни у паяльника, ни у кого бы там ни было.
Илва села и обхватила плечи трясущимися руками. Рядом с Вардом ощущение опасности отпадало даже не смотря на его специфичную диету и вообще... все остальные сверхъестественные прибамбасы.
Хищные стручки хорошо запеклись, как Вард точно сказал - дала прикурить. Далеко от озера они решили не отходить и Илва надеялась, что плотоядному растению будет достаточно преподанного урока. Сдвинувшись в след за перенесенным рюкзаком и товарищем, девушка мысленно на хлопала по щекам и приказала себе не раскисать. Дома ждала побитая Кира и мир, обещающий скатиться в Тартар если они не вернутся.
После учиненного погрома собрать хвороста для костра проблем не составило, девушка даже заметно согрелась, шарясь по окрестностям, пока вамп копался в земле, выискивая одному ему известный клад.
Костер бодренько потрескивал, кучка запасного топлива лежала рядом, а Илва сортировала содержимое рюкзака.
- Ого, вот это находочка! - прокомментировала она зловонный трофей вампира. Трофей выглядел не важно и, если честно, Илва не питала особых надежд на удачный исход эксперимента. - Это для тебя он может вонючка, а для него этот... деликатес, как четвертая отрицательная. Кстати оно вообще на вкус различается? Или там вы по запаху отличаете кто повкуснее , а кто с гнильцой?
Размышления о метафизике вампирского мироустройства она решила отложить на потом, да и Вард не особо любил размусоливать эту тему, наверняка были свои на то причины. Не даром же он про охотников спрашивал. А Илве кое-что было знать полезно, ибо теперь она повязана с ним как нарик с герычем. То есть сорваться практически не реально.
Девушка разложила ингредиенты, аккуратно и тщательно пересчитала,прикинула кое-что на бумажке и пока бегала к озерцу за водичкой решила экономить. Исходного сырья выделить удалось очень мало. Илва бережно вымачивала и отмывала драгоценное растение от слюней и соплей, стараясь максимально сохранить его целостность, но растение безбожно размочаливалось. Возможно это было воздействие слюны травоядного, еще во рту начинающего процесс пищеварения, а возможно так разрушительно действовала вода. Отобрав четверть всех своих запасов, Илва сосредоточенно принялась за дело. 
Капелюшками и щепотками, по пять раз проверяя и перепроверяя на своих маленьких весах, отмеряла, засыпала и заливала, чертила в ежедневнике схемы и считала столбиком. Наконец устало выдохнула над булькающим котелком, подвигала шеей в разные стороны, приложилась разок к бутылке с вискарем и вытряхнула остатки шоколадки. Зелье медленно булькало, густое как хороший кисель, малинового цвета и пахло совсем не тем цветочком, который бережно опустили в него десятью минутами ранее.
- Так, тут вся загвоздка в том, что цветок ингредиент не главный, - Илва резко подскочила, потянула всем телом, скинула куртку, еще влажную после ныряния. На полминуты погрузилась в книгу, сбегала (очень-очень быстро) к берегу за светлой галькой и по инструкции начала раскладывать камешки вокруг костра, иногда ползая кверху жопой с линейкой и транспортиром вымеряя углы и прямые до миллиметров.
- Так, теперь самое главное, нужно зарядить зелье собственной энергией, никогда этого не делала, но вроде как все понятно. Сначала внутренний круг, затем внешний, главное перескочить вовремя.
Девушка сняла ботинки и носки, стянула свитер и бросила тут же на землю. Майка, леггинсы, голые ноги, Илва поежилась, попрыгала на месте, потела ладошки друг об друга и прыгнула на первый камень, выгнулась, вздернула руки к небу, откинула голову назад, поворот и прыгнула на второй. Со стороны это было похоже на танец, с некоторой долей неуклюжести, но очень уверенный и четкий, под ногами девушки от камня к камню, от точки к точке протягивались тонкие золотистые ниточки, образуя сложный чуток подсвеченный узор. А в центре всего этого претерпевали изменения не только варево, но и огонь, сменивший свой привычный цвет на темно-зеленый, затихший и едва заметный на тлеющих ветках. Зато зелье забурлило, закипело, повалил красный дымок, трижды оно меняло цвет пока не остановилось на золотисто-оранжевом.
Выписав последний пируэт и поставив последнюю точку, Илва мешком упала на землю, тяжело дыша. Она была вся мокрая от пота и пар валил от тела и волос, словно сама только что горела. Лежа на спине и жадно глотая кислород она увидела как тонкие ниточки ритуального рисунка поднялись вверх над землей, над ней, костром и котелком, мигнули, собрались в единую точку и пропали.
В этот момент ведьма почуяла неладное.
- Да, нормально я, нормально. Снимай с огня скорее!
Огонь вернулся к прежнему красновато-рыжему цвету, зелье перестало бурлить.
- Сука! Чтоб тебя черти драли, гребаный ты динозавр!
Все еще не в силах отдышаться после своеобразного танца, Илва подползла к котелку и поняла что варево расслоилось. Чего быть не должно было. Схватив первую попавшуюся ветку, она попыталась размешать, но ветка рассыпалась, словно обоженная кислотой, а зелье едва остановившись после перемешивания вновь разошлось по слоям.
- Зато врагов в него можно макать... ***чий светофор.
Недовольно поджав губы девушка поставила котелок на камни остывать, обулась, оделась, глотнула еще разок из бутылки. И села у костра размышлять под хруст последнего печенья.
- Может тут какие-нибудь зверюшки съедобные есть? Ну там зайцы не говорящие? Ты же сможешь поймать, да... Я видела какой ты шустрый.
Разочарование скрыть сложно, но Вард как всегда прав, если местный жевал траву здесь, то можно попробовать отыскать еще растение, не будет же оно одним единственным на всю местность.
- Если аккуратничать как сегодня, у меня еще на три попытки остается реактивов. И третья попытка обязана быть удачной. Может получится концентрат, который по возвращению домой нужно будет разбуторивать. Надо искать траву и пробовать.

+2

39

[nick]Волчонок[/nick][status]Гару[/status][icon]http://sd.uploads.ru/FjdgP.png[/icon]Мир ходил ходуном. Волчонок давно уже (Полгода, может быть?.. Или пару лет? Время он не считал.) не общался с себе подобными. Но водился с духами, а в последнее время принялся нюхаться иногда и с людьми, чьё общество было ему интересно.
Тревога была всюду. Каждый добрый дух, которого он встречал, говорил о зле, что приближается к ним. И, видимо, это зло должно было выйти наружу, разбив барьер между мирами, как детёныш ящера скорлупу, совсем близко.
Волчонок не был готов идти к своим. Они прогонят его, как прогнали раньше. Он уже видел, что ненависть к своим же братьям, только родившимся от двоих Гару, они ставили выше ненависти к Вирму. И сейчас, когда Вирмом пропахла вся округа, они тоже не станут ему подмогой. Да и что уж врать самому себе, гордость не позволяла ему вернуться в каэрн, ползать на брюхе и скулить, вымаливая прощение.
Конечно, он будет воевать в этой битве. Но только с кем... Может быть, встретит другого отверженного воина? Кто знает. Волчонок искал подмоги. И искал способы сражаться с грядущей бедой, духов, которые помогут защититься. Поэтому он часто в последнее время бывал на той стороне.
Лес был одним из тех мест, в которых Волчонок бывал нередко. Лесные духи были близки ему. А несколько ночей назад, когда Волчонок гадал на камнях, призвав речного духа-пророка, он узнал, что именно в лесу ему стоит ожидать встречи с теми, кто поможет ему в сражении.
"Как среди ложных друзей ты встретил врагов, так и среди ложных врагов ты встретишь друзей", - сказал дух, когда чёрный и белый камни, брошенные в центр тряпки, раскололись надвое одновременно, столкнувшись.
Волчонок не понял, о чём говорит дух, но его мудрость усёк. С тех пор он стал часто посещать лес. В камнях, которые раскололись при гадании, он проделал дырочки и привязал к браслету, состоящему из множества тонких шнурков и бусин, на руке. Интуиция подсказывала, что камни могут дать намёк.
Странная парочка двуногих встретилась ему на четвёртую ночь. На фоне приятных запахов лишенного влияния Вирма владения лесных духов запах рыжего самца резко ударял по ноздрям. Пиявка. Самка же была человеком, но необычным - в её запахе чудились нотки старой бумаги, мудрой старости и мистики - словно она нередко общалась с духами, и они коснулись её, оставив на себе свои следы - присутствия и защиты. Ведунья.
Духи, хозяева леса, заметили девушку, и потянулись к ней, приняв подношение. Не стали гнать они и пиявку, в чём Волчонок их совершенно не понимал. Однако, спрятавшись в кроне дерева и тихо наблюдая за двуногими, пока ничего не предпринимал.
Самка говорила о том, что ищет растение, которое нужно достать, иначе быть большой беде. Не о той ли беде она говорила, что и Волчонок думал? Но пиявка... Хотелось фыркнуть, но Гару только продолжал молча наблюдать, затаившись в ветвях.
Когда самец пиявки схватил Берегиню, Гару напрягся. Рука сама собой плавно скользнула к рукояти клейва, но нападать воин не спешил.
А затем парочке помогли улететь. Мир не изменился - они не пересекли  грань, поэтому Волчонок смог преследовать их, сначала перепрыгивая с одного дерева на другое, и иногда высовываясь из крон, чтобы отследить полёт, а позже, перекинувшись в люпос, переплыв большое озеро. Озерные жители не стали трогать одинокого волка, чему Гару тихо порадовался - не хотелось терять время. На берегу он отыскал следы незнакомцев, и дальше шёл за ними по запаху.
Волчонок отставал от пиявки и ведуньи на полчаса быстрого волчьего бега, что осложнялось и тем, что он внюхивался и всматривался в следы, воссоздавая в голове картину их путешествия. Потоптался, шумно нюхая, у ворот, побежал дальше, и мохнатой тенью скользнул резко вбок, когда мимо пронёсся огромный ящер - хорошо, нюх и инстинты подсказали вовремя убраться с его пути.
Волчонок подкрался к наконец-то найденой парочке, наблюдая за ними из кустов. Они рисковали, находясь здесь. И беда, о которой они говорили... та самая ведь, интуиция прямо таки выла тревожным воем, подтверждая это. И слова духа при гадании... Стоит ли выйти к ним? Поговорить? Но пиявка, сожги её Гелиос! Гару тихо сидел в кустах, наблюдая золотыми волчьими глазами в нерешительности за тем, как танцует и колдует ведунья.
Мир решил всё за него. Стоило человечьей самке закончить свой неудачный эксперимент, как из зарослей с противоположного конца поляны раздалось тихое стрекотание, отлично знакомое Волчонку. Ящеры, здоровые по мерам людей - пять лап* в длину, и полторы в высоту, с загнутыми когтями на ногах. Трое хищникв, переругивались стрекотом, решая, кто будет нападать первым, всего пару секунд. И бросились к человеку и пиявке.
Волчонок издал предупреждающий вой и одним мощным прыжком вылетел из кустов, оказываясь на середине поляны. Ощерившись, он зарычал, и на секунду ящеры приостановились, но затем снова ринулись в атаку. И тогда белый волк превратился в трёхметровое чудовище, жуткое, похожее на смесь волка и человека, машину для убийства, будящую глубинный, древний страх. Два удара когтистыми лапами - и первых двух ящеров снесло на землю. Волчонок не собирался их убивать - поняв, видимо, с чем имеют дело, твари поднялись на лапы, и с испуганным стрекотом бодро унеслись в лес вместе с третьим, который нападать не решился.
А покрытая белым мехом желтоглазая махина обренулась к Варду и Илве, а затем уменьшилась в размерах, превращаясь в маленького человека непонятного пола с торчащими во все стороны белыми волосами. Только взгляд остался тяжелым, выдавая хищного зверя. Молча подойдя  ближе к человеку и вампиру и шумно нюхая воздух, он оторвал камни с браслета и бросил их на траву. Четыре половинки слепились, вновь превратившись в два камня - белый подкатился к Илве, а чёрный - к Варду. Существо удивилось - видимо, эти манипуляции с камнями что-то ему сказали.
- Вы хотите предотвратить беду,- сказал Волчонок без приветствий и прочих реверансов. - Я тоже.
На Илву и Варда он поглядывал мрачно, насупившись, но непосредственной агрессии в его взгляде видно не было.
[nick]Волчонок[/nick]
*Волчонок рассчитывает по вытянутой лапе в Криносе, то бишь одна его лапа приблизительно равна метру

Отредактировано НЕРО (2019-03-17 01:47:06)

+2

40

Это было... по-своему. По-своему красиво. Странно, как машинное масло в фондюшнице, но только не для Духа. И не потому, что медно-шипастый индивид успел потереться с личностями, выделывающими с точки зрения обывателя  вещи немыслимые, категорически  запрещённые законами  мирового научного сообщества. Ну, по крайней мере, официально.
Стержень. Во всех рукотворных (ну, или не руко-, однохренственно) искажениях реальности ощущался стержень, настолько искренний, самозабвенный, что действия, даже самые чудные, порой даже нелепые, наполнялись особой осмысленностью,  может, и не ведущей к успеху, но  самодостаточной самой по себе, как процесс. Глядя на  такое можно реально залипнуть. Не так крепко, как подвисают на впечатлившую их невидаль торики, конечно, так что на слова, адресованные ему непосредственно, Дух отреагировал мгновенно, оторвав зад от гостеприимного чурбака и сдёрнув котелок в опасно дохнувшего пламени. Прямо так, за ручку, игнорируя критические для обычной живой плоти температуры - парадокс, но просто очень горячие предметы не стремились сожрать, как открытый огонь,  не оставляя на немёртвой коже даже каких-никаких  мстительных меток.
Судя по тому, как материлась и плевалась Илва, первая порция пробного микса вышла - полная некондиция. Или просто не та кондиция. Хотя - схуле не та? Может, как раз та что надо, судя по ажиотажу, внезапно разыгравшемуся  вокруг их с Илвой мобильной "точки". Ломились прямо со всех сторон, наперегонки - ну все же знают, что первая доза бесплатно, прямо  охуеть, как горячились желающие снять пробу, аж до мордобития.
Дух, кстати, в этом споре был совершенно не предвзят  и был одинаково  готов отвалить  с обеих рук первому же  дорвавшемуся. Да и кирпичей пару, глядя на здоровенную мохнатую тушу, расшвыривающую раскормленных комодских варанов с правой и левой, тоже, чего уж там. Но проверить альтернативное применение экспериментального варева была не судьба. Не сейчас.
Зверь развернулся, заставив отведённые для броска руки напрячься и ещё немного увеличить  разворот, чтобы окатить это трёхметровое хайло от всей души, с размахом. Встретившись взглядом со светящимися волчьими глазами-лампочками, Вард даже словил его,  тот миг, неуловимую точку, острую, как сломанный хребет, делящую "до" и последующий момент невозврата, когда всё катится под выбранный откос и уже нельзя изменить курс. Никаких "беги" и прочей бессмысленной херни. Дух, если уж посылал кого, так  всегда твёрдо знал - куда, а тут... Даже если ему и удалось бы задержать зверюгу вроде той, которую прошлый раз они вчетвером-то ухайдошили не без наряга и удачных раскладов, куда бежать городской девчонке, хрупкой, не втыкающей в местные ещё больше, чем он сам?.. А посчитала бы, что есть куда - так и сама слилась бы, без команд свыше.
Но зверь... остался на месте. Начал меняться, уменьшаться в размерах.
Наблюдая за  невысоким  пацаном... ну... нет, да, всё-таки это был пацан -  швырнувшим  им под ноги какие-то небольшие, безобидно цокнувшие штуки, Вард невольно и бесполезно выдохнул, осторожно поставив котелок с ядрёной дурью на камень. Рядышком. Мельком бросил взгляд на камешки,  на Илву, ухватывая её реакцию на (как никак, танцы с кменюками, это было по её части). И снова присмотрелся к волчонку, отмечая про себя, что - нет, его он точно видит  впервые.
- Может быть, - нейтрально откликнулся Дух. - Ты кто такой? О  какой из бед говоришь? А то их-то дохуя кругом.
Две как минимум, подальше и поближе. Одна, вон, почти над самой головой торчит, та самая, о которой шипел резко слившийся ящеромордый. Хотя, хрен его знает, может, это местные отголоски той самой, общей большой задницы.

+2

41

Горьковатый,  терпкий привкус виски остывал во рту,  Илва размазывала капли по губам,  задумчиво терла языком по небу. Сознание едва ощутимо плыло под дурманящими парами,  да на голодный желудок.  До зеленых вихревых вертолетиков было далеко,  но девушка уже знала,  что сейчас координация ее будет далека от совершенства. Костер догорал,  доедал последнее подношение и Илве было очень грустно. Она отрешенно швырнула последнюю маленькую веточку в огонь. Горячка после танца отпускала,  девушка вздрагивала от прогуливающегося по плечам прохладного ветерка,  однако так и не встала с собственной куртки,  задумчиво подперев голову кулаком и раз за разом мысленно прокручивая в голове все свои действия. Все сходилось. По её расчетам,  по аннотациям и подсказкам в книге все сходилось. И очень хотелось верить,  что вброс энергии был произведен верно. Хотелось верить,  что подвели вонючки-цветы.
Илва закрыла глаза,  с силой потерла виски и взялась за старинную книгу,  доставшуюся от бабушки, ответ должен быть в ней. Додумать не дали.  Очень громко и грубо прервали.
Илва вначале очень сильно удивилась,  внезапно обнаружив перед собой аборигенов в чешуе с недобрыми намерениями. Не успев предупредить,  что ее есть не надо,  она не вкусная и вообще пьяненькие ведьмы вредны для здоровья плотоядных, Илва потеряла дар речи. И возможность двигаться. В ином случае,  увидев перед собой белую мохнатую гору мышц и злобы любой человек уносил бы ноги. А её же сковал такой силы ужас,  что ни шевельнуться,  ни вдохнуть девушка не могла. Она вмиг растеряла собственное Я, оставшись лишь оболочкой прежней человечки. Лицо из удивленного скривилось в дичайший ужас,  тело превратилось в камень, девушка замерла, поглощенная паническим ужасом,  выбившим все прежние страхи.  И то что могло показаться секундой для живых и двигающихся, для нее стало тюрьмой вечности холодного и судорожного страха.
Легче стало лишь когда ОНО приобрело очертания более знакомые и менее ужасающие.  Илва хрипло и прерывисто выдохнула, разогнула скрюченные пальцы,  захлопнула рот. Медленно,  бочком,  разгоняя онемевшие мышцы попыталась хотя бы отползти, но выглядело это комично и очень не эффективно.  От брошенного в ее сторону блеснувшего камешка девушка откровенно шарахнулась. И как только в половину смогла контролировать свои рефлексы и движения,  попыталась увеличить расстояние между собой и этим существом,  что сейчас прикидывалось человеком,  вызывающим искренние чувства уложить его в постель. И кормить,  кормить, кормить...
О том что бы говорить она не помышляла, больше доверяя переговоры Варду.

+2

42

[nick]Волчонок[/nick][status]Гару[/status][icon]http://sd.uploads.ru/FjdgP.png[/icon]Волчонок шумно втянул носом воздух.
Самка пахла страхом. От самца по-прежнему пахло Вирмом... пиявка. Оборотень немного поморщился. От котелка тоже не веяло ничем приятным, и Волчонок не хотел бы, чтобы пиявка, который предусмотрительно держал варево при себе, окатил его этой гадостью.
- Мир-р, - проворчал Волчонок, показывая руки, подняв их ладонями вперед. Впрочем, быстро сунул в карманы рваных штанов, не собираясь долго стоять в подобной позе. Гару посмотрел на брошенные и уже ненужные камни, будто сомневаясь в чём-то.  Подобрал их, рассматривая, затем выбросил обратно на землю.
- Та беда, которая над городом. Над лесом. Может, надо всем миром. Придет враг. Поломает барьер, выберется в ваш мир. Будет убивать. Разрушать природу. Вы нашли путь на ту сторону. Хотя знали, что опасно, так?
Решив, видимо, что короткого заявления про мир достаточно, Волчонок прошел к костру и уселся возле него, скрестив ноги. Потянулся по-звериному.
- Вы ищете ту траву. Я подслушал в лесу, - признался оборотень без тени смущения или стыда. - Я знаю, где растет.
Он помрачнел, снова делая паузу и, стараясь не смотреть на пиявку и ведунью, отвел морду в сторону, как знак примирения, который делают животные, когда чувствуют себя не в своей тарелке. Он сомневался, и на лице явно была видна борьба с самим собой. Пиявка. Будь он неладен, пиявка! Конечно, дух предупреждал о чем-то неожиданном, но вирмовская тварь... это уже было чересчур. С другой стороны, Волчонок слышал, что пиявки непосредственно не служат Вирму, просто являются, видимо, его порождением. Что заражаются друг от друга. Не танцуют во Тьме. И этот пиявка искал выход. Хотел бороться с грядущим злом.
- Я помогу вам, - сказал Волчонок, наконец повернувшись к Варду и Илве и пристально глядя сначала на одного, потом на другую. - Вы поможете мне. Будем сражаться с врагом вместе. Кстати. Вы зря остановились здесь. Тут живут большие ящеры. Их много. Любят мясо. Не любят чужаков. Хищники. Травоядные тоже опасны. Теплокровные едят их яйца и детенышей. Если рядом гнездо - убьют. Лучше забрать траву и уйти отсюда.
Погревшись немного у костра, Волчонок поднялся.
- Ну как? Союзники? - Спросил он, видимо, не будучи привычным долго разводить всякие дипломатии и делать реверансы.
Подойдя ближе, Волчонок остановился. Склонил голову по-собачьи на бок, на лице отразилась попытка что-то вспомнить. Затем он посмотрел на свою руку и протянул её. "Так люди делают, кажется?"
Представляться он смысла не видел - животные друг другу имен не называют, а он привык жить в обществе волков и люпусов.

Отредактировано НЕРО (2019-03-17 01:47:33)

+2

43

- Нашли, - лаконично подписался Вард, отводя  взгляд от лица Илвы.
На шипастой  морде читался исключительно знак "кирпич", здоровая настороженность, и нихрена - что профессиональную часть с каменюками вид страхолюдной махины у Илвы, судя по всему,  отбил из головы напрочь. Сколько не пялься, ничего другого на бумажно побелевшем лице сейчас не высмотришь.
Не вовремя, конечно, но лохматый пацан толкал речи, исподволь начавшие перетягивать  уши Духа слушать, слушать внимательно и всасывать то, что звучало под потрескивание безмятежно пляшущего костерка. Особенно, когда тёрки дошли до подслушивания и обещания чудо-травки, поиски которой затягивались не просто с уроном  для дела, но и с прямым ущербом для самой хрупкой из охотников. Клёво прошаренной в , но простигоссди в отдельных бытовых вопросах выживания. Шоколадки у неё,  с бухлом у неё; нет, бухло - дело зачётное, шоколадки тоже сойдут, курево, там, зажрать после школы, или чиксу какую подкормить вниманием, если ты какой-нибудь лох из офиса и  кроме шоколадок у тебя в арсенале по жизни -  нихуя.
Выбив из пачки палочку курева, Дух присел наконец на камень, не глядя обхватив Илву за плечи и немного деспотично подтянув её поближе,  мол, нефиг ползать, начинай звучать гордо, здесь и без тебя шарашится всякое. 
- Мне нравится твой подход. Сразу к делу, хэ?
Приподнявшись, Вард спокойно тиснул протянутую руку, отметив некоторую неуверенность жеста, словно малый не был уверен в чём-то из того, что вот сейчас делает.
- Только, чувак, ты  распиши подробнее насчёт помощи, - прищурившись от дыма, Вард немного подался вперёд, внимательно  вглядываясь в худое лицо собеседника. - Разве ваши ведут дела с нашими? Это, конечно, заебись, но что-то я никогда  любви между ними не видал. И нелюбви тоже не видал - все шкерятся друг от друга, как сучки. Или мы тут что-то успели провтыкать, пока за кошачим сеном шарились?
Убедившись, что съёбывать никуда в лес Илва, вроде, больше совсем не настроена, рука снялась с напряжённо потряхивающихся плеч; мельком Дух ещё успел подумать, запомнить подруга что-нибудь из новых откровений приоткрывающейся ей завесы, или нет. Так, между делом; хайдиться  было уже поздняк, этак с неделю как поздняк; главное, чтобы от обилия новых впечатлений у девки не поехала крышка, ну, и не одолели приступы делиться, то есть, палиться своей осведомлённостью даже не вздумала. Хоган вот знал, какими слеподырыми упёртыми гандонами бывают шишки, полушария и обмявшие кресла полужопия у них принимают одинаковую форму, что ли?.. И не сказать, чтобы сильно удивился, обнаружив чертовское сходство обычных шишек и шишек бессмертных, камарильских.
- Какой помощи просишь? - прямо, так же, без вихляний, спросил Вард, глядя в лицо перевёртышу. - Кстати... чё там насчёт яиц и теплокровных? Нам бы жратвы для подруги перед рывком,  - невозмутимо пояснил Волчонку  Хоган. - А то на одном бухле и  глюкозе далеко не свинтишь, а у нас чего-то только они как-то вдруг и остались.

+2

44

Илва отходила от страха чуть медленнее чем предполагала и гораздо быстрее любого человека, столкнувшегося с Гару. Существо напротив, имевшее вид человеческий, вело себя как животное (в хорошем смысле этого слова). Илва поймала себя на мысли, что завороженно наблюдает за ним, пока ее мозг ищет схожести и различия существа от человека. На ум пришёл Эдгар Берроуз со своим Тарзаном, возможно образ человека - зверя был срисован от одного из предков сидящего напротив парня, а не плодом гениальной прозорливости автора. Илва подумала, а не написать ли ей книгу о приключениях, потому как если рассказать кому что было на самом деле - сочтут выдумщицей или сумасшедшей. А те кто поверят не оставят от неё даже косточек в темной подворотне. Идея с книгой тихо отпала….
Девушка старательно слушала речь чужака, отчётливо слыша и понимая как тяжело ему выстраивать мысли в слова и выговаривать их. Всем видом он показывал, а вернее не показывал признаков агрессии. Их с Вардом не боялся, но вел себя очень насторожено. Наблюдал, надо же…
Илва снизу вверх взглянула на Варда, ее проводник ни словом не обмолвился. Не знал сам? Не спешил её просвещать? О таком наблюдателе можно было бы предупредить. И на их счастье (их, в смысле, Илвы с Вардом) парень-волк разделял взгляды пришельцев и предлагал помощь. На сколько искренне, Илва судить не бралась. Первобытный ужас не до конца отпустил ее, а девушка не отпускала куртку Варда, неожиданно обхватившего её плечи. Пальцы не поддавались на уговоры, никак не разжимались. Девушка всерьёз думала, что пойдёт как слоненок за мамой, держась за одежду напарника. Такая самоирония понемногу расслабляла, однако подать руку новому знакомому оказалась не готова. Ограничилась кивком в его сторону, не сводя испуганного взгляда.
По лицу было заметно, что подобное знакомство нарушило какие-то его собственные устои и причиняет дискомфорт. Однако общая цель сплачивала этот странный союз прямо на месте.
Да и слова Варда, про ваших и наших,  не вдохновляли, ибо такие сложные тёрки могли выйти боком в самый ответственный момент. Илва хотела бы отказаться от предложенной помощи, но понимала мозгом, что вдвоем им с Вардом здесь придется туго, без еды, воды и прочих благ. О чём напомнил гулко заурчавший желудок. Илва покраснела.

Отредактировано Илва (2019-02-08 21:10:50)

+3

45

[nick]Волчонок[/nick][status]Гару[/status][icon]http://sd.uploads.ru/FjdgP.png[/icon]- Не ведут, - покачал головой Волчонок, и эти слова прозвучали просто и весомо одновременно - как будто он озвучивал некую аксиому, мол, земля шарообразная, а дважды два - четыре.
Так, только так и иначе быть не может. Или может? Гару выдержал паузу, ведя носом и зыркая по сторонам. То ли услышал что-то вокруг, то ли вот так раздумывал над ответом, и сами эти раздумия ему совсем не нравились.
- Но так надо, - наконец проворчал он. - Я один, - это прозвучало очень мрачно и сказано было как отрезано, Волчонок явно не хотел расспросов на эту тему.
- Помогу драться. Искать всякое. Тварь идёт - Вирмом за много вёрст воняет, и наши придут. Но с вашими на одну сторону не встанут - гордые. Считают пиявок злом, людей - букашками. Помощи.. - он по-собачьи наклонил голову, думая над ответом. - Один в поле не воин. Я с духами говорю. Драться умею. Но стаи нет. И с людьми я так... только немного. Органи... как там это слово... организовать ничего не смогу сам.  Жрать... Яйца больших ящеров вкусные и питательные. Теплокровных мало, но лучше к ним не соваться. Пойдём.
Волчонок как обычно без реверансов потопал куда-то мимо кустов, ожидая, что новые знакомые пойдут за ними. Оглядываться ему не было никакого смысла - человеческую самку, пахшую страхом, и самца пиявки, пахшего Вирма, он прекрасно отслеживал по запаху.
Гару вёл Варда и Илву по звериной тропе, на которой отчётливо виднелись следы некрупных динозавров - действительно мелкие, вовсе не так, как в "Парке Юрского Периода" показывали. Видимо, они были куда разнообразнее, чем это могло показаться исходя из поп-культуры.
Резко вильнув вниз с холма, тропинка, ставшая шире, позволила полюбоваться красотой природы триасового периода. Многочисленные оазисы буйной растительности посреди  каменистой пустыни - папоротники и хвоя в большом многообразии - мешанина зеленой жизни и красновато-жёлтого мертвого камня. Вдалеке виднелись силуэты огромных длинношеих динозавров, медленно куда-то бредущих.
- Сюда.
Волчонок, бодро перепрыгивая с камня, скрылся за небольшой скалой, и принялся там что-то выкапывать в покрытой хвоей земле. Этим оказались здоровые, сантиметров тридцать в высоту, пятнистые голубовато-бежевые яйца.
- Ящеры ушли на водопой. Можете не бояться - они плохо умеют заботиться о детенышах. Держи и идём.
Одно такое яйцо Гару сунул в руки Илве, другое, пробив дырку в скорлупе камнем, прямо на ходу принялся выхлёбывать.

Отредактировано НЕРО (2019-03-17 01:47:48)

+2

46

- Что ни песня, кругом знакомые куплеты, - упаковывая волыну под куртку, с полным пониманием вселенского мироустройства вздохнул  Дух, пока пацан брал короткий  тайм-аут и выбирал, чего завернуть после репризы о волосатой  гордости. И живо шевельнул бровью, сгоняя в сторону светловолосого возмущённо узвездевшего светляка, расположившегося было на бледном челе на комфортный отдых (охрана от мелких, средних и крупных проблем прилагается, вампир, одна штука). - Там в мэрии часом никто из ваших не сидит в дневную смену? Или где покруче, не?
Не? Ну и зашибись. А вообще, конечно, пох. Хуле, в самом деле, разница, чё об тебя норовят вытереть сверху - ботинки, копыта или лапы. В этом отношении Дух отличался полной неразборчивостью, или, если больше нравится, непредвзятостью - по жизни хотел повидать  их всех на одном стандартном приборе и в одинаковых позах, не устраивая сегрегации по половым, видовым,  расовым и прочим признакам.
В общем-то, успокаивало, или даже радовало ли пацанье малословие Илву, наконец начавшую приобретать естественный для нормальных людей цвет лица, сказать трудно, но Хогана оно тоже вполне себе вштыривало. Ещё бы нет, когда ты с детства привык тереться с народом разношёрстным, но всё больше всё-таки в одну сторону, у иных из которых самобытность доходила даже до тончайшего искусства общаться с окружающим социумом посредством нескольких  основных составляющих идиодиалекта, например "данунах", "катит" и "сразу в табло". И ничего, вполне себе успешно общаться, от места временного вджобывания до бара   и  обратно,  с периодической миграцией через копский обезьянник. Ну, по крайней мере, Дух их душевные порывы и желания, на что именно они желают потратить бабло, улавливал без проблем - если, конечно, всё не начиналось с неполитесного "сразу в табло".  Белобрысый на их фоне был очень даже  внятным оратором, заронившим в тёмно-рыжую голову отчётливые думы, без лишнего шума варившиеся себе, пока малый дорисовывал расклады, скарб - собирался по рюкзакам и нычкам, а Илва - в очередной поход по яйца с обещанными травками. Хотелось верить, что всё-таки да, за ними, хотя  Дух, конечно же, не верил, прекрасно помня, как в бесстыдно странном, прекрасном и ужасающем мире любят играть свои хитровыебанные партии, прокидывая лошков на сделках и туманно прописанных пунктах. Но и не  пырился в спину, нервно тиская рукоять пушки - просто как обычно был готов к любым поворотам. Совсем как в родном Детройте, не стесняясь при этом попутно обмозговывать слова волчёныша и впитывать неземную, зловещую, пропахшую легендами и крепкой дурью красоту ночного леса.
Минут через дцать уже странное многолунное небо могло наблюдать почти идиллию: диковатого лохматого подростка, наиболее органично  вписывающегося в непричёсанную красоту дикого, непонятного мира, девчонку, постигающую азы обуздания яиц величиною с половину твоей головы в походных условиях под ворчание нетерпеливого спутника, и вампира, неподвижно пускающего дымок очередной сигареты, крепко прижимая задом один из красноватых камней и невозмутимо, как крепко задубевший индеец, наблюдающий за вознёй поедательницы шоколада и юного Гару. Примерно на втором акте, когда дело дошло до разбивания скорлупы, Дух так же молча достал из-под куртки пакет с тёмной жидкостью, надкусил его одним клыком, как пакетик сока. И наконец, дав теплокровным с яйцами порешать свои тёрки, выдал на гора первую партию вопросов, сформировавшихся за время короткого набега на кладку.
- Слыш, Волк.
Вард утёр губы, аккуратно свернул опустошённую тару и убрал пластиковую трубочку обратно, куда-то в один из карманов разгрузки.
- Давай чуть подробнее про "не встанут" и "сторону". А то, смотри.  Начинает, значит, лезть эта падла из своего кокона, наши уже тут, валяют и отгребают  там направо и налево, а потом  подваливает ваша братва, и начинается грёбаная массовая  массакра,  потому что они, блядь, гордые, им разбираться некогда, где букашки, а кто здесь по делу месится, только не из их партии, - Дух, как всегда, звучал убедительно, в смысле, без напряга и усёра впарить кому-то свою был откровенно убеждён в то, что сейчас видел где-то у себя в голове. -  Ты точно со своими ваще никак не контачишь, чувак? Они хоть с кем-то дела ведут кроме этого своего профсоюза, ты в курсе? Организация - это заебись, но для неё  хотя бы в двух словах на пальцах переговорить надо. Ну, хоть выяснить, по очереди мы с той херью ебаться будем, или можно сразу вместе и так, чтоб не убиться друг о друга - ну, хотя бы  каждый со своей стороны и в свою дырку, чтобы яйцами не стукаться. А то какая-то совсем не звездатая хрень может выйти.
Вард внимательно смотрел на Гару, поблёскивая в глазах маленьким огоньком именной зажигалки, с тихим звоном щёлкнувшей открывшейся и захлопнувшейся крышки, только на минуту скосил их в сторону, словно пытался оценить, как оно там заходит, натуральное, без гмо и  питательных химикалий, после шоколадок-то с вискариком. Конечно, к примогену уже была заготовлена своя партия серьёзных  вопросов. Но ответ самого волчонка имел сейчас совсем,  совсем другой вес и цену.

+2

47

Илва путалась. Кто куда идёт? Что чем пахнет? Девушка даже незаметно обнюхала себя, однако неприятных запахов не обнаружила. И решилось у них там все очень быстро. Только отошла от первого шока, а уже в путь. Вискарь подозрительно быстро испарился из организма, не иначе как через нервные окончания. Но прикладываться к бутылке Илва больше не думала. Прежде чем покинуть место стоянки,  она старательно засыпала костерок, выбросила гальку обратно в озеро и, незаметно для спутников, подобрала камешки, что кинул им под ноги Волчонок. С виду обычные,  черный и белый, даже по ощущениям они не отличались от своих цветастых собратьев,  рассеянных по земле.
Новый знакомый не давал расслабляться, ни морально, ни физически. В полутьме девушка ориентировалась гораздо хуже своих нечеловеческих спутников,  все ее внимание было сконцентрировано на тропе под ногами. Волчонок в человеческом обличии ловко перепрыгивал с камня на камень,  для нее такие же действия давались с гораздо большим трудом. Корни и острые камни так и норовили броситься под ноги, ветки кустов хватали за волосы и одежду. Илва злилась, фыркала и отбивалась. Однажды, здорово расцарапав ладонь, она не выдержала,  швырнула на край тропы горсть заготовленного пепла и вычертила пальцем руну огня. Тихо хлопнуло и запахло горелым деревом. Она запоздало вспомнила о предупреждении Варда про огонь, поймала его недовольный взгляд и быстренько притоптала тлеющую траву. Возможно тропа стала шире, но после такой выходки со стороны Илвы,  цепляться она стала меньше,  словно растения сами отодвигались от вредной ведьмы.
Тропинка ушла резко в сторону и вниз,  девушка едва не покатилась с холма,  впереди открылось огромное пространство. Шелестели крупные листья растений,  ветер приносил аромат свежей живой зелени. Под светом нескольких лун,  Илва различала острые затемненные края огромных валунов и здоровые силуэты животных. Схожих с тем, которого побил Вард. Диплодоки,  мать их,  длинношеи,  девушка думала,  что они гораздо крупнее. Ходячее чудо триассового периода. Если здесь обитают на столько крупные травоядные,  то каковы же хищники. Эта мысль не давала девушке покоя.
Волчонок вынырнул откуда-то с боку и вручил ей крупное, не меньше пары кило яйцо. Девушка удивленно оглядела его, взвесила в руке. Волчонок тем временем не церемонясь поглощал свою часть добычи.
- Не сочти меня капризной,  но я так не могу, - прошептала она Варду,  указывая пальцем на пьющего яйцо парня. Еда была несомненно питательной, а девушка благодарной, но она обоснованно опасалась, что для придушенного техногенной цивилизацией выходца из иного слоя реальности подобная органическая пища может выйти боком, а скорее всего просто верхом, как зашла.
Илва постучала пальцем по скорлупе, тверда как камень, собственно его мальчишка использовал для разбивания. Девушка почесала маковку, варить придется долго,  очень... И не известно как оно среагирует, а если там уже птенец готовый или ящеренок? Девушка поежилась, представив себе окончание садистского эксперимента. Но желудок урчанием внес правки в мысли и она решила рискнуть. Волчонок же его пил? Пил!
Ведьма повесила котелок на треноге, постукала камешком по неподатливой скорлупе и отдала на разбивание вампиру. Тот справился быстро и ловко. Ей до такого дзена не дорасти. Болтушка выходила знатная и пахла хорошо, только появились признаки готовности,  Илва сняла котелок с огня и опять все хорошенько перемешала. Пока мужчины выяснили отношения между своими собратьями в колоритно описаном Вардом вторжением,  девушка мочила свой пятак в их дела и поглощала яйцо полуразумной рептилии. Вкусно однако!

+3

48

[nick]Волчонок[/nick][status]Гару[/status][icon]http://sd.uploads.ru/FjdgP.png[/icon]- Какая ещё мэрия? - проворчал Волчонок, мрачно зыркнув на Духа. - Мы воины, нам негоже сидеть на жопе и в бумажках человечьих ковыряться.
Впрочем, недовольное выражение лица недолго задержалось на роже оборотня, сменившись растерянным.
- Хотя... есть одно племя. А,- махнув рукой на пиявку, задающего всякие каверзные вопросы, и насупившись, Гару замолчал и потопал дальше.
Человеческая самка, хоть и была ведуньей, а сожрать по дороге не могла, ей, как оказалось, надо было в тепле подержать динозаврее яйцо. Тер... терм... термообработка, так это, кажется, называлось  - по крайней мере это так назвал один небритый пожилой самец, гревший руки у огня в бочке, и остро пахнущий перегаром.
В общем-то, Волчонок, нельзя сказать, чтобы был так уж против небольшой остановки - в конце концов, каждому своё, но от того, чтобы поворчать для проформы на тему зря потраченного времени, не удержался.
Он плюхнулся, скрестив ноги, прямо на землю, и начал что-то в песке совсем по-детски рисовать пальцем. Солнце, деревья, фигуру двуногого волка.
От этого занятия - а точнее, скучания в ожидании, когда наконец ведунья съест свою порцию пищи, его отвлёк Вард.
- Ааа? - скучающе-мрачно протянул он в ответ на обращение, а потом задумался, посмотрел на вампира внимательно, по-собачьи повёл носом, размышляя над ответом.
А ведь прав был Дух.. действительно придут, действительно будут косить всех без разбору - и тварь эту страшную огромную, и маленьких пиявок, что пахнут Вирмом (а ведь, как говорила старая волчица из добрых волков, поговаривают, что не все пиявки от Вирма, только запахом схожи).
На лице белобрысого отражалась напряжённая работа мыли. Он заложил руки за голову и шлёпнулся спиной на землю, глядя в небо.
- Хуй знает, - глубокомысленно изрёк после паузы раздумий Гару. Матюки были одними из первых слов, которыми он научился пользоваться в человечьем языке, где-то после слова "жратва".
- Дела... иногда ведут. Фианна с феями нюхаются. Стеклоходы с людьми, Костегрызы... много с кем. Даже с Фера, и с вашими иногда.
Услышав окончание фразы, Волчонок зафыркал, смеясь, видимо пошлые высказывания его до жути забавляли. Когда он хихикал, звук напоминал весёлое хрюконье, которое собаки часто издают во время игры. Но веселье схлынуло так же быстро, как началось - оборотень снова задумался.
Спустя недолгую паузу, Волчонок перевалился на бок и свернулся калачиком.
- Буду нюхать. Если придут - будут кусать, рвать без разбору.  Если найду их, может, смогу поговорить. Объяснить. Если нет - как увидим, надо бежать. Меня с пиявками застанут - тоже убьют. Но тут смотря кто придет. Гару разные. Костегрызы умеют жить в человечьих помойках и дружить с теми, с кем обычно никто не дружит. Дети Геи добрые. Не тронут никого, если поймут, что свои. Безмолвные странники умные. Знают много. Могут не тронуть. Фенриры и Красные Когти злые. Опасные. Убьют без разбору.
Фыркнув, Волчонок подумал ещё немного над следующим вопросом.
- Как драться? Не знаю. Трава эта же. Что-то ведунья делать из неё хотела. Я умею драться. С духами говорить. Лечить. Планировать не умею, - по-простецки признался оборотень.

Отредактировано НЕРО (2019-03-17 01:47:59)

+2

49

- Понюхай, чувак, понюююхай, - негромко протянул Вард, снова переключаясь на задумчивый обзор местности (на предмет, значит, внезапного возвращение голодных и недовольных.  Могучий опыт подсказывал, что один раз словить поебалу довольно многим индивидам было мало - отбегут, прочихаются от кровавых соплей,  встряхнут недодавленной гордостью, и давай тупить: а чёйта мы свалили, гандоны мы траченные, или право имеем?..
В конце концов, сам Хоган тоже собирался понюхать со своей стороны, но это уже после, а до "после надо было дожить. Чуйка Волка сейчас была намного актуальнее в смысле продуктивности: найти розу-вонючку, обойти, опять же, всякие ненужные эксцессы, в которых пацан однозначно шарил намного лучше их с Илвой. И с первой задачей, когда ведунья наконец одолела свою порцию (а не совсем наоборот), Волк справился по высшему классу, довольно уверенно поплутав по красиво-зловещей местности и выведя спутников прямо к крохотной куртинке заветной травки.
Здесь путешествие снова прервалось, покуда Илва снова вытанцовывала свои танцы, завораживающие, надо сказать. Вард, как всегда, полный интереса (бескорыстного даже... в большинстве смыслов) к новым ноухау, даже начал вроде как улавливать в движениях тела, переливающегося в сиянии светил, некий алгоритм. Правда, ровно до того момента, пока он не закончился. Намного ли больше понимал  в лунных танцах-шманцах Волк, Дух, покосившись на занимающегося своими неотложными волчьими делами пацана, не просёк, и отбросив умозрительную суходрочку в сторону, перешёл к сугубо практическим вопросам.
- Слышь.
Хоган шагнул к заканчивающей укупоривать розлитое Илве.
- Давай.
Решительно протянутая рука не просила, но требовала.
- Закину чуток на пробу. А то хуй знает...
Каким бы ни был этот самый универсальный всезнающим, а  - мало ли. Вдруг вщтариь-то оно вштырит, только с какими-нибудь побочками. Вроде неукротимого желания бегать с транспарантами за мир во всём мире и ломать их о каждый встречный жбан. Тут, по крайней мере, транспарантов здесь не было, а все ценные жбаны были под более-менее надёжным прикрытием. Так что пусть это "мало ли" лучше случится здесь, если вдруг что.
Нюхнув вытребованную дозу, Вард зачем-то беспокойно глянул искоса на тёмное небо - нет, вроде как, светлеть оно ещё не начинало, - и разом закинул горячее, почти кипящее варево в глотку.
Чувствуя, как горячее тепло проваливается, заполняет тело, разбегаясь почти ощутимыми волнами, Дух на всякий случай осторожно отступил от Илвы и пацана, прислушиваясь к ощущениям. Объяснить их было сложно, даже самыми интернациональными междометиями. Но что-то определёно менялось. Каждое дерево, каждая травинув и пролетающая букашка постепенно окутывались ореолами, повторяющими их контуры. У деревьев и всякой живой мелочи они были бледнее, эфемернее, некоторые вообще едва заметны. Зато "шали" Илвы и Волка наливались силой. Особенно ярко бурлила "оболочка" пацана, привлекая внимание мощью пронизывающей её энергии. Но нигде не проступало смутно знакомого, угрожающего  алого сполоха, как там, в оставленном мире, над башкой несчастного идиота, шагнувшего под колёса летящей мимо тачки. Зато там, выше...
- Ебать твою через купюру...
Отшагнув, едва не споткнувшись через какой-то корень, Хоган прищурился, завороженно, жёстко всматриваясь в то, что слабо, но различимо проступало над кромками переваленной горы и леса.
Больше всего это напоминало огромные щупальца, титанические, полупрозрачные; уродливые отростки  беспорядочно колыхались и слабо корчились, как черви, силящиеся прорвать какую-то оболочку. Через каждый проходили что-то вроде стержня, того самого, насыщеннного цвета тёмной, но не застывшей лавы. Даже сейчас, при всей ощутимой слабости, от них внутри становилось горячо, в душе зарождались  странные порывы и видения, и все, все до единого они носили деструктивный характер - и ни один из них не принадлежал Зверю, хотя, тот моментально отреагировал, заволновался, посылая свои агрессивные  импульсы.
Не без труда Дух заставил себя отвести взгляд от бесконечно чуждого, мерзкого, но притягивающего  видения, изуродовавшего не менее чуждое, но красивое небо, и опустил глаза вниз, не рискуя посмотреть  на спутников, пока раздраконенный Зверь, стиснутый гипотетическим кулаком за холку, не прекратит выябуваться и не успокоится. Хотя... вот с хуй ли! Экспериментировать, так уж до конца, чё за нах ваще!
Быстрый искосый взгляд доставшийся каждому из присутствующих, не повлёк за собой желание броситься и навешать им звездей во весь грудак. Это радовало. Это не вычёркивало с таким трудом и рисками добытое варево из списка пригодных к целевому употреблению.
- Не, чувак, тебе нельзя, - не дожидаясь расспросов, отрезал Вард. - Потом расскажу.
Подкрутив автоматически компас, Дух огляделся, словно на обычной своей улице рядом с незабвенным баром, сплюнул, и обыденно поинтересовался:
- Ну что, пиздуем до хаты? Только ты скажи, где тебя искать. Там, на хате, - уточнил Вард, поглядев на Волчёнка. - Не парься, я подумаю, как чё организовать. Если не придума, тоже не парься.
В самом деле, чё париться-то? Сесть и попариться вместе - оно плодотворнее. Ну, как минимум, прикольнее.

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Игровая зона » [18+, VtM] И сгущаются тучи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC