http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/32897.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.
На форуме содержится контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Книги » [18+, HP] Мы дети богов


[18+, HP] Мы дети богов

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[18+, HP] Мы дети богов

http://f5.s.qip.ru/11709nu1eo.png

время действия: август 1955 года
место действия: Греция, Пирей

участники: Эрсус "Зевс" Кэрроу и Эрида Ианта (Ио) Метаксас

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
Наследник рода Кэрроу слыл любителем путешествий и приключений, что считалось странным для чистокровного мага и настоящего англичанина. И однажды в Греции он встретил девушку, которая чуть было не разрушила весь его мир, но стала сама для него целым миром.

Отредактировано Рысь (2018-08-01 21:27:55)

+3

2

Он увидел её впервые на побережье. Она выходила из пенящихся морских вод, бесстыдно приковывая к себе взгляды всех, кто был рядом. Под намокшей тонкой сорочкой, облепившей стройное тело, невозможно было что-то спрятать. Кто решил, что купание в сорочке более благопристойно, чем открытый купальник? Он явно не видел в этой сорочке богиню, ступающую из моря на песчаный берег. Она подняла руку к голове и вытащила шпильку, держащую высокий пучок, волна длинные тёмных волос рассыпалась по плечам, и люди вокруг пропустили вдох. Мужчины ли, женщины – всё одно, красоте богини противиться не мог никто.
Она прошла по берегу и опустилась за тростниковую циновку. Эрсус не спускал с нее глаз. Он видел каждую песчинку на её бедре, показавшемся в высоком разрезе её одеж, видел каждую каплю воды на её ресницах. Солнечный зайчик скользнул по её лицу, но она не закрыла глаза, ибо сама была солнцем и его лучи не могли ослепить её. Она распустила шнуровку на груди и спустила сорочку с плеч, подставляя тело солнцу. Говорят, у богов золотая кровь – ихор, и сейчас Эрсус видел, что это правда. Золотом отливала кожа этой женщины, золотом сверкал песок на тонких ступнях, золотом искрились блики в её волосах – она вся была словно отлита из золота, ожившая статуя богини, воплотившая в себе дух жительницы Олимпа.
Она повернула голову и заметила его, стоящего на парапете набережной, у ступеней, ведущих к воде. Она должна была увидеть его горящий взгляд, но не смутилась. Ответила улыбкой, чуть опустила ресницы и легла на песок, купаясь в солнечных лучах. Её тело ласкали многие взгляды – восхищённые, жадные, откровенно похотливые, но трогало ли это её? Вряд ли. Богам нет дела до низких желаний смертных.
Эрсуса звали дела, но он уже не мог сосредоточиться. Весь день перед глазами стояла только она – богиня в морских волнах. Дома, в Англии, увидев такую девушку на сером побережье, он бы фыркнул и отвернулся, а если бы раздетая прошла по Косому Переулку, её бы закидали камнями. Удел такого бесстыдства – Лютный. Но эта девушка почти наверняка маггла, и ей законы её мира не запрещают больше носить короткие юбки и наслаждаться солнцем. Но именно эта девушка могла появиться только здесь. Где так хорошо помнят старых богов, свободу, естественность жизни и её скоротечность. Эрсус думал о том, что кто-то зовёт эту девушку любимой, кто-то проводит с ней ночи, и в нём поднималась волна необъяснимой ревности. Ревности к той, чьего имени он даже не знает! Кого видел лишь один раз. Но она видела его тоже, она подарила улыбку и всю себя отдала его глазам.

До возвращения в Англию оставалось всего несколько дней. Серая, холодная Англия, строгий и гордый Лондон, моральные законы чистокровных волшебников. Как спросила однажды одна смелая леди, - «Вам не слишком холодно там, на вершине ваших моральных принципов?» Очень холодно, постоянный ветер, под ногами лёд, в сердце пустота. Эрсус вспомнил посланный ему портрет леди Булстроуд, жертвы кровосмесительных браков, потом последний приём, на котором присутствовало семейство Блэк – ещё один образчик оных, очередной союз между кузенами. И на фоне их в лучах света смеялась гречанка. Смеялась над их чистой кровью, потому что никакая кровь не сравниться с ихором.
Эрсус подсознательно искал её в толпе каждый день и час. Вокруг много было красавиц, но они все были смертные. Может быть, в их жилах тоже течёт кровь богов, но это лишь отголоски и воспоминания тех времён, когда правители Олимпа сходили на землю и влюблялись в смертных женщин.
- Знаешь, здесь говорят, что все проблемы Греции начинаются тогда, когда Зевс опять идёт налево, - усмехнулся как то товарищ и переводчик, когда они с Эрсусом сидели на веранде маленького семейного отеля. Мимо проходили люди, день клонился к закату.
- Я его понимаю. Удержаться сложно, - ответил ему англичанин, внимательно вглядывающийся в толпу.  – Эту он точно не пропустил бы.
- Тогда жди бурю и попытайся отбить у громовержца добычу, - посоветовал друг. И вскоре ушёл к себе в номер с красавицей. Он не терял времени.
А Эрсус смотрел на темнеющий горизонт и слушал, как трепещут на крепнувшем ветру ставни. С моря наползала чёрная туча, медленно накрывая город. После нескольких недель испепеляющей жары эта гроза шла божьим благословением, её ждали, о ней молились. С первой же вспышкой молнии Эрсус вскочил и бросился к выходу. Он почти бегом устремился к набережной, через весь город, забыв и о волшебной палочке, и о трансгрессии. Громыхнул гром, упали первые тяжёлые капли. Пришла та самая буря, о которой говорил с юмором грек. И неведомое провидение вело Эрсуса вперёд, к тому самому месту, где он впервые увидел свою богиню. Завтра ему предстоит вернуться в Англию. Но если есть хоть один шанс увидеть вновь эту девушку, добиться от неё поцелуя, обладать ею, пусть на краткий час – этот шанс он не мог упустить.
И она была там. Стояла у самой кромки воды, на ветру, ловя лицом первые капли дождя.
[nick]Эрсус Керроу[/nick][icon]---[/icon]

+3

3

- Мама, я видела сегодня Зевса.
- Не говори глупостей. То, что тебя прозвали Ио, не значит, что каждый красивый мужчина, смотрящий на тебя, обязательно Зевс.
- Но мама, у него кожа белая как мрамор, а волосы цвета золота! И глаза…глаза синие как грозовое небо!
- А стоит присмотреться, ты увидишь, что кожа у него не мраморная, а просто бледная, волосы цвета соломы, а глаза потемнели от похоти.

О боги, мама! Неужели ты никогда не была так молода, как я? Никогда не влюблялась, никогда не делала глупостей, не бросала вызов всему миру и собственной семье? В кого же я такая? Может быть, в отца? Я знаю, что видела тогда у моря того, кто отличался от простых смертных так же, как Зевс. Какова вероятность, что он волшебник, хотя бы просто волшебник, не чистокровный? Почти нулевая. И что мне теперь делать? Мама, я полюбила маггла. Я не знаю его имени, я видела его всего раз, у меня дрянная память на лица, но его глаза преследуют меня во сне. Я никогда не знала мужчину, но ночами просыпаюсь со сладкой судорогой в животе на сбитых простынях, хныча от неутолённого желания. А завтра мне предстоит вернуться домой. Прощай, лето, море, прекрасный Пирей, здравствуй каменный город, апельсиновый сад и высшее общество. Я не хочу! О, боги, если бы вы знали, как я не хочу! Всех этих вышколенных снобов с гербами и родословными я бы променяла на одного маггла с глазами цвета грозы.
А за окном смеркалось, с моря тянуло тучи, ветер бил в окна и ставни. Последняя гроза этого лета. Последняя моя гроза. Когда я вернусь в следующем году, это уже буду не я, и скорее всего буду замужем. Нет, я должна увидеть ещё раз это море. И если боги будут ко мне великодушны…я увижу того маггла ещё раз.
И вот я бегу по быстро пустеющим улицам к морю, по пути ломаю каблук на туфлях и выкидываю оба, продолжаю путь босиком. Холодная брусчатка бьёт по ногам, по плечам бьёт ветер, в ногах путается подол платья, а я бегу, как не бегала с тех пор, как мне было шесть лет. Тогда действительно, как сейчас, казалось, что от места и времени что-то зависит, что случиться что-то страшное, если не успею. А если он стоит там и ждёт меня? Скоро начнётся дождь и он уйдёт, я не успею.
Пляж и набережная пустынны, я опоздала… Начался дождь, первые капли упали мне на лицо, и мне сразу расхотелось плакать. Дождь заменил мне слёзы, я ловила его губами и мне становилось легче. А потом я услышала за спиной шорох шагов по песку и обернулась. Он стоял там, и смотрел на меня. Я пришла не поздно, я опередила его! И он смотрел так, что от одного взгляда у меня кружилась голова. Я не ошиблась! Но мне хотелось большего. Сейчас же! Родители всегда считали меня большей бунтаркой, чем я являлась, но теперь я оправдаю все их худшие опасения. Он смотрел на меня, а я развязала непослушными пальцами шнуровку платья на груди и стянула его с плеч, обнажая грудь, живот, бёдра…да, на мне не было белья, плотная ткань моих одежд скрывало это, но для Него это теперь не тайна. Я переступила через валяющиеся у ног тряпки и сделала шаг назад, к морю.
- Я пришла, чтобы купаться, - сказала я на греческом. Я не знала, известен ли ему этот язык, он явно не грек, но, если он и права бог, он поймёт меня. А если нет…он всё равно поймёт меня, если это настоящий мужчина, он не может не понять женщину.
Я вошла в воду под раскаты грома и змеящуюся в небе молнию. Я совершая страшный грех, и боги покарают меня. Мне казалось, ещё шаг, и огненный смерч поразит меня. Но куда острее я чувствовала на себе его взгляд. Он шёл в воду вслед за мной, я знала это, как и то, что он обнажился по моему примеру. Я боялась повернуть голову и взглянуть.
- Зевс сейчас спалит нас обоих, ведь я Ио, обещанная ему,-  тихо сказала я, едва в небе затих очередной раскат грома.
[nick]Эрида Метаксас[/nick][status]Ио[/status]

+3

4

Она подняла на него взгляд – его сердце судорожно забилось.
Она скинула одежды – он забыл как дышать.
Она отступила назад – он умер.
Он разделся и вошёл в одну с ней воду – и воскрес.
Богиня во плоти среди танцующих молний манила его за собой в бушующее море. Чёрные волны поднимались, вскипали белой пеной и разбивались о берег со стоном. Чёрные волны ласкали её. Он ревновал её к морю. Врагом ему стала каждая капля на её бронзовом теле, врагом стал ветер, ласкающий её упругую грудь, врагом стал дождь, целующий её в губы. Он нагнал её и положил ладони на плечи. Она боялась гнева Зевса – Эрсус Кэрроу смеялся.
- Не бойся, Ио, гнева Зевса, Зевс – это я, - и снова небо раскололось потоком божественного огня. Но пусть злиться Олимп, пусть неистовствует Посейдон. Сегодня эта ложь станет правдой. Одного поцелуя богини достаточно, чтобы вдохнуть благодать бессмертных в бренное тело, а ночь с ней сотрёт все границы между людьми и богами. О, как она щедра, предлагая этот дар! Он развернул её к себе, взял в свои ладони её лицо и целовал. Так долго, что кончился воздух и ещё немного, пока перед глазами не засверкали молнии, которых не было. Одно мгновение, один вдох на двоих, почти не размыкая губ, и снова в пучину с головой. На некоторых людях в пору вешать табличку «купаться запрещено», но всё равно несчастные не читают и бросаются в этот омут, и тонут. Она пришла сегодня купаться, а он…наверное утопиться.
Эрсус подхватил девушку на руки, прижимая к себе так, что всем воинствам богов пришлось бы биться с до золотых рек ихора за неё. Волны грозили сбить с ног, но он делал шаг за шагом на глубину. Волшебная палочка осталась на берегу, в кармане, и если море захочет погубить безрассудных, ничто ему не помешает. Эрсус целовал её так, будто уже умирает, будто каждый вздох – последний. Горячие губы её уже были истерзаны до крови, тонкая шея манила оставить багровые отметины, тонкие ключицы требовали нежной ласки. Она обхватила его ногами, положив руки на плечи, под ногами у них у же не было надёжного дна, вокруг только море и полоска огней пляжа где-то за спиной. А свирепые волны грозили накрыть с головой. Поцелуй – волна – воздуха! – поцелуй – вдох – волна – к чёрту воздух!
- Я хочу тебя, - то ли шептал, то ли кричал он, а море глотало слова. Весь мир для него сгустился до неё. Обладать ей – как всем миром.
- Позволь мне, - просил он. Ладони его ласкали её без спроса, руки дрожали от желания не просто гладить, а стискивать до боли, не дразнить томно, а проникать глубоко. Он то целовал неистово, почти до крови, то мягко извиняясь за боль зализывал укус, а она стонала в его объятиях и впивалась ногтями в плечи.
[nick]Эрсус Керроу[/nick][status]зевс[/status][icon]----[/icon]

+3

5

Не спрашивай меня, только не спрашивай! – кричала я про себя, потому что всё моё воспитание и строгие нравы молили меня сказать «нет», но женское естество, требующее мужчину, требовало ответить «да». В голове всё смешалось, и в тоже время – встало на свои места. Он держал меня, я держалась за него, под ногами не было дна, только он был между мной и морской бездной. И мне не было страшно. Его губы терзали меня, но не давали больше, чем я могла принять и не требовали того, что я была не в силах отдать. Он знал моё тело лучше меня самой. Он обжёг поцелуем шею, и я почувствовала волну огня, прокатившуюся по позвоночнику и угнездившуюся где-то в животе. Он целовал ключицы, а я всхлипывала от сладкого томления. Я прижималась к нему грудью, он задевал горячими пальцами твёрдые соски. Его горячий член тёрся между моими бёдрами, а я судорожно пыталась свести коленки, но между моими коленками был весь он, и чтобы прекратить это, мне нужно было отпустить его и остаться с морем наедине. Уплыть к берегу, выйти, быстро одеться и бежать домой, чтобы остаться чистой чистокровной, выйти удачно и скучно и никогда не узнать бога.
Я прижалась своим животом к нему, я могла бы отпустить руки и остаться сидеть на его твёрдом члене, уверена, он бы удержал меня так. Мои родители считали меня большей бунтаркой, чем я была, и я никогда не видела обнажённого мужчину. Я не видела его и теперь, но я чувствовала, и всё во мне стремилось ему на встречу. Его руки гуляли по моему телу, то и дело пробираясь между разведённых ног. Он должен был понять - его чуткие пальцы исследовали меня – что я не знала мужчину до сих пор. Я не хотела просить о нежности, я не хотела, чтобы он был осторожен. Это первый и последний раз с ним, с тем, кого я действительно хочу, так пусть же мы будем просто как мужчина и женщина.
[nick]Эрида Метаксес[/nick][status]Ио[/status]

+3

6

Он что-то ещё говорил, но не слышал себя. Умолял ли, требовал, просил прощения? А может быть, молился? Под ногами разверзлась бездна, над головой сверкали молнии, гром небесный отдавался судорогой внутри. Все силы тартара, выпущенные на свободу, сейчас грозили ему, и только Она, её ласки, её тело, обещали ему блага богов и свет Олимпа. Он прижал её к себе, стискивая в объятиях до боли. На нежной коже завтра будут синяки, но сегодня – сейчас – они будто бы сливались воедино.
Он лежал на воде, покоряясь волнам, она распласталась у него на груди, отдавая себя его воле.  Его руки скользнули по её горячему телу вниз, с той же жаждой и стремлением, как люди уже тысячелетия ищут потерянный рай. Вот же он, здесь! Он предчувствия перехватывало дыхание. Одно долгое движение вперёд и внутрь, объединяющее тела и сплавляющее души. Горячо, слишком горячо, чтобы оставаться недвижимым, это почти похоже на пытку, на огонь, пожирающий колдуна и грешника. И даже холодные волны не становятся спасением. Он в беззвучном стоне размыкает губы, двигаясь в такт волнам и глотая солёные брызги. Ещё толчок и ещё, будто бы поразить её женское естество ему мало и он силится проникнуть до самого её сердца.
Очередная волна накрывает сплетённый клубок человеческих тел, утаскивая их в глубину. И Эрсус хватает воздуха последний глоток, перед тем как вода сомкнутся над головой, а потом забирает в плен губы своей богини, не давай морю целовать её и не позволяя её захлебнуться. Очень долгий поцелуй во мраке. Голова начинает кружиться, в висках набатом стучит пульс, тело отказывается слушаться. Ещё! Ещё! Воздуха? Нет! Воздуха нет, и очередная волна ударяет сверху, тащит на дно, а эти двое, сплетясь в объятиях крепче чем смерть. Темнота забытья опоздала на мгновение, её опередило сладострастие. Стиснув зубы до скрежета, в судорогах наслаждения он одним движением вынес себя и её на поверхность. Глоток воздуха обжёг губы и едва не застрял в горле, сведённым спазмом. По лицу девушки текли то ли капли воды, то ли слёзы. Она дрожала и искала его губы. Он чувствовал себя, проникающего в неё, и её жар, растекающийся по его телу.
Он почти жалел, что вынырнул. Покинуть её тело и отпустить её из объятий теперь было больше похоже на смерть, чем темнота в морских волнах.
[nick]Эрсус Керроу[/nick][status]зевс[/status][icon]http://eternaltravel.ru/----jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Книги » [18+, HP] Мы дети богов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC