Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами. Никаких рамок, ограничений, анкет, занятых ролей... Кроссплатформа приветствует тебя.
На форуме содержится контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь - этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения - академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Администрация:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [R] Зимний дождь


[R] Зимний дождь

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[R] Зимний дождь

http://sd.uploads.ru/t/xXRC4.png

время действия: первый месяц зимы, 1371 год от Рождества Христова.
место действия: Рыбацкая деревушка на озере Сагар-Рош; подземелья Ортерна.

участники: Шесс / Мишель Ранье, Рикки / Эрран Ритт.

описание эпизода:
Стоит завести знакомство с одним колдуном, как судьба тут же сведет с другими.
Abyssus abyssum invocate, как говорится.
Когда помощи в поимке малефика просят светские власти, это еще полбеды. Когда представителем этих властей оказывается женщина-следователь – беда приобретает вполне себе ясные очертания. И дурной нрав.
Но так ли опасен колдун? Стоит ли распутывать до конца этот клубок из ненависти, недомолвок и горькой, как полынь, обреченности? А может просто позволить сгореть всему в пламени очищающего костра?

+1

2

Вязкая муть затопила сны почти сразу. Отравила их, сплела с реальностью в тугой узел, затянула крепко, намертво, чтобы шальным круговоротом образов напомнить о самом главном. Разбудить память, а там, наверняка, проснется и её обладатель.
Эрран открыл глаза, но сонное марево залепило их чернотой. Из темноты проступило лицо кардинала Ховарда, вслед за которым, будто красочные пятна по мокрой бумаге, расползлись очертания знакомого кабинета в Ортерне.
Места, откуда всё началось. Откуда всегда всё начиналось.
Память услужливо вписала еще один образ: женская фигурка, в каждом движении и слове которой – звенящий вызов и лихорадочное желание доказать, добиться, достичь. Блеск стали в брошенном взгляде. Смазанная неправильность в коротких, по-мужски остриженных темных волосах.
И его, Эррана, собственное раздражение.
Именно так всё и начиналось.
Светские редко просили помощи у Ордена; служить гордыни и самолюбию им казалось предпочтительнее. Либо тянули до последнего, либо попросту хватали первого виноватого и тащили в петлю. Нередко, Инквизиции самой приходилось вмешиваться в дела, и уже её следователи разворачивали откровенно невиновных с полпути к палачу, а после вдумчиво и добросовестно распутывали клубок обвинений.
В этот раз просьб о помощи не было – было требование.
Скайли Майер оказалась из тех, кто имел полное и даже официальное право требовать. Требовать сотрудничества, помощи, людей; сверкать глазами на кардинала и давить на него, не приемля отказа. Ритт помнил, как посмотрел на него Ховард после заверения, что Инквизиция приложит все свои усилия и опыт, что выделит лучшего следователя; может ему и показалось, но в зрачках кардинала таился смех.
Конечно, кому, как не Эррану с его собачьим характером, возиться с напористой дамочкой из светских дознавателей... Этакая изящная и тонко разыгранная месть.
Он злился, хмурился, опалял холодом, однако облечь своё недовольство в слова так и не посмел. Назначение проглотил, но не смирился.
Дело, с которым пришла Скайли, ему не нравилось. Слишком много вопросов вызывало, слишком много пробелов хранило. По всему выходило, что был некий человек – Мишель Ранье, – ни поймать, ни достать которого упорно не получалось. Преступник, шпион, диверсант, вор – Скайли чеканила слова, и каждое ложилось на образ подозреваемого отвратительным и страшным клеймом. Финальным штрихом стало обвинение в малефиции, для чего и требовался представитель Инквизиции – подтвердить сей факт и, с учетом опыта в подобных делах, помочь в задержании.
А еще она очень настаивала на костре для этого человека. И Ритту это не нравилось еще больше.
Майер знала место, где на этот раз появится малефик, и всю долгую дорогу туда Эрран пытался добиться от неё других ответов. Тех, что звучали в кабинете кардинала, было недостаточно, за ними таилось нечто большее, настоящее. Однако либо все недоговорки ему привиделись, либо Скайли была умна и мастерски дурила ему голову.
Впрочем, она действительно оказалась умна. И, спустя какое-то время, Ритт признал, что первое впечатление о ней было обманчивым.
Через пару суток пути вся спесь, запальчивость и ярая напористость осыпались со Скайли серой дорожной пылью. Под ними оказалась обыкновенная молодая женщина, с затаенной усталостью в светлых глазах и привычкой закусывать губу в беспокойной задумчивости. Она так же совершенно обычно закидывала ногу на ногу, садясь за стол, крутила на пальце тонкое серебряное колечко, ласково улыбалась случайным детям. Пожалуй, её даже можно было назвать привлекательной. С этой короткой стрижкой, в мужской одежде и с цепкими повадками, воспитанными следовательской работой. Дурной огонь всплескивал в её глазах лишь при упоминании Мишеля. Эрран наблюдал за этим пламенем и оно виделось ему частью того большого костра, на который так жаждала отправить колдуна госпожа дознаватель.
А потом было горное озеро с мудреным названием, селение в несколько домов на его берегу и бесконечное в своей тягучести ожидание. Не было только обещанного малефика. Не было, вообще, никого, кроме их двоих и местных жителей в полтора десятка душ. Засада на колдуна приобретала оттенок раздражающей нелепости, однако Скайли уверяла, что они прекрасно справятся вдвоем, что колдун не станет сопротивляться так уж рьяно и нужно лишь еще немного подождать.
Он ждал. Маялся, злился, привычно скалил зубы, что тот хозяйский пёс, вынужденный каждый день истаптывать двор, меряя его длиной цепи. Ждал и не замечал, как что-то медленно меняется, чтобы стать чем-то иным.
Ожидание переплавилось, наполнилось смыслом, цветом. Раздражение улеглось, как укладывалась озерная гладь в безветренный день. Прогулки в горах со Скайли стали чем-то привычным и приятным. Он даже позволил себе забыть о главной причине их ожидания – забыть осторожно, наполовину, когда одна часть мыслей отрицает, а вторая цепко держит то самое важное.
И, наверное, только Богу известно, удалось бы ему обмануть себя или нет, если бы не эта ночь…
– Эрран! Эй!
На этот раз он действительно открыл глаза. Резко, будто и не спал. Будто и не маяла его та сонная круговерть образов, в которой он барахтался, как угодивший в смолу муравей. Глянул в светлеющее в темноте лицо; Скайли от неожиданности отшатнулась, заметив его осмысленный взгляд.
– Озеро, – торопливо произнесла она. Голос её дрогнул болезненным нетерпением. – Быстро!
Ритт оказался на ногах раньше, чем успел определить само усилие. Сапоги, рубашка, пояс с оружием – движения были четкие, но какие-то механические. Он не мог сообразить, что не так. Беспокойство пришло разом, затопило темной соленой волной, и чем больше он в него вслушивался, пытаясь различить причину, тем тревожнее ему становилось.
Он понял внезапно, и озарение оказалось сродни ушату холодной воды.
Напряжение.
Вот, что было не так. Вот, чем был пропитан, отравлен воздух. Душное напряжение звенело в нём натянутой пружиной, глушило звуки – или те сами испуганно затихали перед неведомой грозной силой. Так бывает летом перед грозой, когда небо вспучивается черными горбами туч.
Перед грозой…
Брошенный напоследок взгляд за окно выхватил застывшее над озером мерцание.
Рявканье грома догнало их на пороге, и уже через секунду за стенами дома зашумело. Скайли остановилась так резко, что Ритту пришлось выставить руку, ткнувшись ладонью в дверной косяк, чтобы не налететь на неё грудью.
– Это… гроза? В декабре?!
Где-то наверху скрипнули доски пола, сквозь грохот воды за дверью смазано доносилось собачье поскуливание.
– Это малефик, – сквозь зубы процедил Эрран, рывком поднимая воротник, хотя от дождя, который остервенело гремел за порогом, он был слабым спасением. Бежать же за плащом уже не было времени. – Ты ведь еще помнишь, зачем мы здесь?
Та оглянулась, сердито сверкнув глазами – вопрос инквизитора её задел.
Влажный холодный воздух бросился в лицо через распахнутую дверь. Скайли метнулась ему навстречу первой, только бряцнул о пряжку ремня тяжелый арбалет, со злой досадой выхваченный из рук следователя. Бежать сквозь мутную пелену дождя сначала пришлось наугад, потом озеро обрисовалась в грозовой хмари белой кромкой льда, которым схватывалось по берегу каждое утро. Под ногами застучала гладкая озерная галька.
Человеческую фигуру Ритт заметил почти сразу. И на секунду даже не поверил; темный силуэт, подсвеченный мерцанием, остановился достаточно далеко от берега, где глубины хватало с избытком, чтобы уйти под воду с головой… Однако человек стоял почти у самой поверхности так, будто под водной гладью таились деревянные мостки.
Эрран остановился на полосе ломкого льда, Майер же запальчиво шагнула к черной воде, но он бесцеремонно схватил её за локоть.
– Не будь дурой!
Та раздраженно повела плечом. И в ударившем сквозь шум дождя окрике отчетливо зазвенела злость:
– Ранье!
[nick]Эрран Ритт[/nick][status]Domini canis[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/cSh5R.png[/icon][sign]...quae ferrum non sanat, ignis sanat.©[/sign]

+1

3

Темноту ночи прорезала молния, и почти сразу глухим рокотом камнепада отозвался гром. По плечам хлестнули упругие струи дождя. Вода в озере вскипела, плеснула к ногам, взломав тонкую корку прибрежного льда.
Холодно. Господи, как же холодно!
Мишель обхватил себя за плечи и шагнул в ледяную воду, на поверхности которой едва заметно обозначилась узкая тропа из ярких бликов, видимых лишь в свете молнии.
Не ошибиться бы…
Один неверный шаг, и вода примет тело почти без всплеска. Скует холодом, свяжет течением.
Заберет.
«Прости, я опоздал…»
Мишель протянул руку к поверхности, и, следуя этому безмолвному зову, из бездонной глубины зеленовато мерцая к нему потянулись завихрения, пронизанные яркими светящимися точками, танцующими в прозрачной воде как пылинки в лучах солнечного света. Озеро пробудилось. Свет, исходящий из черной глубины становился все ярче. Поверхность, терзаемая грозой, дышала и двигалась.
Пора.
Окоченевшие пальцы долго не могли совладать с мокрыми ремнями дорожной сумки. Не выронить бы. От одной мысли страшно заходится сердце. Слишком холодно. Стеклянный шар в непослушных руках. Мишель погрузил свой дар в воду, и к нему тут же жадно потянулись зеленые щупальца. Довольно.
Отдай.
Спасибо.
− Ранье!
Голос, донесшийся с берега через шум дождя, был плохо различим. Но Мишель услышал. Обернулся. А на что он надеялся? Было бы странно, будь иначе. Он не мог не прийти. Она тоже. Мишель улыбнулся спокойно и обреченно. Навстречу качнулся слишком тяжелый для женской руки арбалет.
− Выйди из воды!
Можно было дать ей выстрелить. Все равно бежать второй раз она ему не позволит. А пройти второй раз через ад, что она уготовила, он не сумеет. Так было бы проще всего. Но…
Мишель опустил взгляд на стеклянный шар, в котором плескалась вода. Упадет из безвольной руки в черную бездну под ногами. Что будет потом? Не убить, так замедлить. Он еще успевал.
− Немедленно!
И он подчинился. Два десятка шагов по угасающей дорожке. Под шум утихающего дождя и далекий рокот грома. Гроза уходила на юг.
У самого берега Мишель споткнулся, упал на колени и порезал ладонь о тонкий, как стекло, лед. Какое-то время тупо смотрел на то, как прозрачная вода мутится кровью, пока чья-то рука не схватила за шиворот, вздернув на ноги. Стеклянный шар подняла Скайли. Мишель потянулся за ним, не отдавая себя отчета. Инстинктивно, неосознанно, как ребенок тянется за яркой игрушкой. И получил удар арбалетом в лицо, вновь сваливший его на землю. Стоя на коленях, оглушенный, он почти не почувствовал боли. Только кровь, стекающая меж пальцев, оказалась неожиданно горячей. Обжигающей. Капала в воду у берега, на одежду, суетливой струйкой стекала в рукав промокшей куртки.
Холодно.
Гроза уходила. Не поспевающие за ней капли налету превращались в острые льдинки. Ветер с яростью бросал их в лицо, и Мишель отвернулся, пытаясь защититься от секущих кожу крохотных лезвий. Вода злилась. Но видела только Мишеля. Можно было показать ей остальных и после уйти, не оборачиваясь, не позволив себе отозваться на то, что произойдет. Это так легко… просто опустить руку и…
– … Et ne nos indūcas in tentatiōnem, sed libĕra nos a malo… – слова срываются с посиневших губ, их уносит ветер.
Скайли не сумела расслышать, но испугалась:
– Заткнись!
Мишель послушно заткнулся.
…Et ne nos indūcas in tentatiōnem…
[nick]Мишель Ранье[/nick][icon]http://sa.uploads.ru/t/7YWTk.png[/icon]

Отредактировано Шесс (2018-05-12 18:12:54)

+1

4

Поток воды, льющейся с небес, поутих, дождевая пелена поредела. Больше не приходилось часто смаргивать, напрягая зрение и сгоняя с ресниц тяжелые капли, чтобы не упустить из виду человеческую фигуру. Эрран недоверчиво нахмурился – на миг ему показалось, что обернувшийся колдун улыбается. Улыбкой не вызывающей – ровной, а оттого увиденной неясно, едва отмеченной в острой вспышке зарницы. Но если улыбка еще могла привидеться, то та обреченная покорность, с которой малефик шагнул к берегу, просматривалась в нём особенно ясно.
Всё так, как и говорила Скайли: без сопротивления…
Но почему он даже не попытается?
Время понеслось обрывками цветастых образов и ощущений: проснувшийся холод, успешно подавляемый до этого момента; мелодично звякнувший о камни шар, поднятый тонкими пальцами; что-то неуловимо знакомое в чужом лице, что почти сразу окрасилось кровью, исказившей черты.
– Ну как, сойдет за доказательство его прогнившей колдовской натуры? – Скайли с вызовом продемонстрировала свой стеклянный трофей и обратилась к Мишелю: – На что ты, вообще, рассчитывал, а, Ранье? Что ты хотел с этим сделать?
Эмоции, эмоции, эмоции… Майер дышала таким гневом, что это вызывало недоумение.
– Sat! – отрезал Ритт и, поймав горящий взгляд с тенью вопроса, поправился. – Достаточно.
Под мрачным взором Скайли он снова вздернул колдуна на ноги, грубо развернул в нужную сторону и подтолкнул в загривок:
– Шагай. Без фокусов.
Странно, но он не чувствовал ни радости, ни облегчения от завершившегося ожидания. Так называемая засада на колдуна принесла плоды, однако всё, что родилось в его душе в тот момент, нельзя было назвать удовлетворением. Да, был азарт, несмелый, еще неокрепший. А помимо него было еще и скребущее когтями недовольство.
Недовольство и вопросы.
Всё, что произошло сейчас, этот маленький кусочек времени, едва уложившийся в короткую грозовую ярость, был опутан паутиной вопросов. И они множились, путались, растравливали разум требованием ответов.
Теперь это не нравилось ему до тупого остервенения, занозой засевшего внутри.
Оливер – хозяин дома, в котором они остановились – встретил их на крыльце, придержал дверь. Взгляд, брошенный им на колдуна, был полон тревоги и тщательно скрываемого страха перед неизвестным. Скайли что-то сказала ему негромко и резковато; Эрран так и не забрал у неё арбалет, и всю обратную дорогу искоса поглядывал, как та, раздражаясь еще больше, но не выпуская из ладони драгоценный шарик, пытается совладать с тяжестью оружия.
Что же с тобой не так, Скайли Майер?..
Мишеля усадили на стул с крепкой спинкой и прочная веревка с хитрым узлом, известным лишь служителям Инквизиции, стянула его руки. Молчание висело в воздухе карающим мечом. Пока колдуну оказывали прием, Оливер споро развел огонь в очаге, и в доме ощутимо потеплело. Холод дождливой зимней ночи отступил, отодвинулся, оставшись где-то далеко за стенами.
– Ах да, кажется, я не с того начала… Ну что ж, здравствуй, Ранье, – Скайли говорила сдержаннее, однако глаза сверкали, а в словах кипел яд. – Уверенна, ты знаешь, о чем я хочу тебя спросить. Так может, опустим вопросы и сразу перейдем к ответам? Или мне придется вытягивать из тебя по букве?
Эрран не вмешивался, выбрав позицию молчаливого наблюдателя и позволив ей свободно изливать своё раздражение. Выговорится – успокоится; во всяком случае, он на то надеялся. Сбросив тяжелый от влаги фельдрок, Ритт замер чуть в стороне, неспешно закатывая рукава рубашки и изучая колдуна с неожиданно цепким интересом.
Во влажных темных волосах бронзово поблескивали резные цилиндрики бусин, перехватывающих прядки. Размытая дождем кровь больше не мешала рассмотреть лицо, и следователь с легким удивлением отметил, что тот совсем молод. Наверное, лет на десять моложе его самого. Смуглая кожа оттеняла светлый взгляд, и в серых, подсвеченных пламенем глазах, жила какая-то странная обреченность, спокойная и уставшая, принятая своим обладателем в полной мере и без остатка. Эрран тщетно пытался разглядеть в них колючую искру вызова или несогласия, но не находил. Не потому, что парень умело прятал её от знающего взора, а потому что её там не было. Ни тени, ни следа.
Эта видимая разумность делала его личность любопытной и интересной. Но тем непонятнее становилась ненависть Майер…
Ритт склонил голову к плечу, чутко вслушиваясь в собственные ощущения. Взгляд его сделался острее и резче... Было еще и нечто знакомое в том лице. Нет, они, определенно, раньше не встречались, однако что-то заставило память дрогнуть в беспокойстве.
– Мне нужен другой шар. Первый, – прожигая глазами колдуна, Скайли качнула в ладони отобранной стекляшкой. Эрран неожиданно потянулся, взял игрушку малефика у неё из руки, мимоходом отмечая, что женские пальчики разжались с заминкой. – Где он, Ранье? Поверь, будет лучше, если ты расскажешь всё прямо сейчас.
Не те вопросы. Не в том порядке.
Ритт поморщился, разглядывая колдовскую цацку. Шар оказался цельный, но полый внутри. Пальцы холодила плещущаяся в нём вода с ленточками водорослей, и следователь вдруг особенно ясно понял, что вода была из озера. Из зимнего озера. И как она туда попала, оставалось загадкой.
– Нас не представили, – негромко произнес он, и Скайли осеклась, глянула слегка возмущенно. Тишина наполнилась сухим потрескиванием очага. Инквизитор медленно перевел взгляд со стеклянного шара на колдуна, и ничего в том взгляде не было. – Эрран Ритт. Следователь первого ранга по особым делам.
Он все так же неспешно подтянул от стены трехногий табурет, опустился перед колдуном, глядя в глаза спокойно и прямо. Оперся о колено локтем, повернув предплечье так, чтобы Мишель мог разглядеть печать Инквизиции, не сокрытую сейчас рукавом.
– Помнишь, что означает этот Знак? – с нотками благожелательности уточнил Ритт. – Я буду задавать тебе вопросы, Мишель, пока не уверюсь, что ты рассказал мне всё – искренне и полно. Я продолжу задавать их даже тогда, когда ты решишь, будто можешь что-то от меня утаить. И поверь, ты не будешь молчать. Ты дашь мне ответы. А станут они криком боли или словами – решать тебе. Поговорим откровенно?
[nick]Эрран Ритт[/nick][status]Domini canis[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/cSh5R.png[/icon][sign]...quae ferrum non sanat, ignis sanat.©[/sign]

0


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [R] Зимний дождь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC