http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/32897.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [NC-17] Будущего нет! Но прошлое вполне для меня


[NC-17] Будущего нет! Но прошлое вполне для меня

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[NC-17] Будущего нет! Но прошлое вполне для меня

http://s3.uploads.ru/LQXis.jpg http://sd.uploads.ru/hIRzF.jpg http://sg.uploads.ru/EPLU9.jpg

время действия: фэнтези-средневековье
место действия: Тридесятое королевство

участники: Рысь, FoxEt

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
Не принимает разум твой уход, не лечат этот факт года.
И если твое время летит вперед, то мое стоит всегда.
И я не стану отрицать, что лет примерно эдак "дцать" я не даю тебе сбежать.
В моменты прошлого гляжу, до совершенства довожу, их довожу!
Превозмогая боль утраты жду я возвращения назад.
Пытаясь тщетно нашу унять вражду, та возрастает во сто крат.
Свобода дерзкая пьянит, заложник времени пленит её, утратив всякий стыд.
Играет стрелками часов, на двери в будущее вешает засов.

+1

2

Девушка неспешно шла по летнему саду, бесшумно ступая на каменную дорожку. Пахло цветами, травой и немного медом. Она не знала, откуда слышался этот запах, ведь здесь точно не было пасеки. Возможно, где-то рядом кто-то держал пчел. Если поблизости вообще жили люди. Хотя может быть где-то в лесу, куда ей не добраться, был дикий улей. А еще ветер принес легкий аромат свежести – где-то шел дождь. Но здесь практически всегда было солнечно. Наверное, это магия. Все эти ароматы напоминали Адель о доме. Пожалуй, это все, что у нее осталось от прошлого – воспоминания и запахи лета с тонкой ноткой меда. Именно поэтому она старалась почти все свое время проводить здесь, в саду. Просыпаясь рано утром, сразу же после утреннего туалета, она бежала сюда, иногда даже не завтракая, и возвращалась ближе к ночи. К сожалению, не каждый день это удавалось, ведь здесь она была не одна.
Ей сложно было точно сказать, как долго она находилась в этом месте. Сбившись где-то после четырех месяцев, она давно перестала считать дни своего заточения, посчитав это бесполезным занятием. Девушка знала лишь одно – ее не выпустят отсюда и никакие уговоры не помогут. Она уже все перепробовала – похититель оставался глух к ее мольбам. Даже не смотря на то, что она обещала вернуться обратно, только бы ей позволили всего один разок увидеться с родными, ответом ей служил отказ. Да, здесь у нее было все, чего только может пожелать юная девушка – дорогие и роскошные наряды, вкусные яства, книги – но вот Адель мечтала совсем о другом. Разве может богатая сытая жизнь заменить друзей и родных? Да и как можно назвать все это жизнью? Она жила в клетке, большой, просторной, но клетке. И единственными ее друзьями в этой клетке были книги. Если Адель не гуляла по саду, значит, она читала в своей комнате. Ей разрешалось гулять практически везде, но именно там она чувствовала себя максимально уютно и комфортно. Если эти слова вообще применимы к несчастной пленнице.
И даже одиночество не так тяготило бы девушку, будь она единственным обитателем этих мест. Но помимо нее здесь еще был Он. Ее похититель, ее мучитель, ее тиран. Поначалу она пыталась понять его, ведь даже у самых ужасных поступков есть какие-то мотивы. И раз уж он оправдывал ее похищение безмерною любовью к ней, эти мотивы были не такими уж и плохими. Так Адель думала первое время, отчаянно пытаясь оправдать его и найти в нем что-то хорошее. Но как только удавалось обнаружить частичку света в его темной душе, все разрушал очередной приступ гнева. Он был слишком непредсказуем, и она не могла предугадать, какую реакцию вызовут ее слова или действия. Он мог быть вежливым, галантным и обходительным, а потом вдруг становился невыносимым. Чаще всего проявлялся в нем дикий ревнивец, чья жгучая ненависть распространялась даже на несчастные цветы, на которые «она посмотрела с большей теплотой и лаской, чем на него». Порой он был груб и невыносим, а иногда даже жесток. Да, потом он просил прощения и делал ей красивые и дорогие подарки, но затем все повторялось. Снова и снова. В конце концов, она устала оправдывать его и бросила это. Со временем, не зная, чего ждать, девушка начала бояться своего похитителя, и с появлением в ее душе страха для других чувств места уже не осталось.
С каждым днем она становилась все грустнее и уже не пыталась как-то бодриться и искать положительные моменты. Несколько раз она даже пыталась сбежать, но ничем хорошим это не заканчивалось. Единственное, что она четко усвоила – отсюда не уйти и не выбраться. Иногда ей казалось, что даже будь у нее крылья, улететь тоже не получилось бы. Изо дня в день отчаяние в израненной душе все росло, закрывая чернотой все ее естество и, порой, не давая вздохнуть почти на физическом уровне. И в этой беспроглядной тьме все сложнее было светить огоньку надежды. Он храбро выстаивал, не смотря на все невзгоды, хоть и становился все слабее. Но однажды и он угас…
Сегодняшний день был одним из многих, ничем не примечательным – таким же, как предыдущие. И по сложившейся традиции Адель была в саду. Она дышала летним воздухом с ароматом меда (может, это было его колдовство, чтобы напомнить о доме и сильнее ранить ее?) и вспоминала дом. Глаза ее были грустны и пусты. Она прошла мимо мраморного столика и стоящей на нем хрустальной вазы с красивыми розами, но, погруженная в свои мысли, Адель совершенно не заметила красоты умирающих цветов. А они, словно потянувшись к ней, зацепились за тонкую ткань пышного платья. Ваза накренилась и, немного пораздумав, упала вниз и рассыпалась на множество осколков. Звон хрусталя вывел девушку из оцепенения, и она словно бы очнулась. Повернув голову, она заметила прекрасные цветы, лежащие на каменной дорожке и усыпанные осколками, сверкающими на солнце словно капли росы или кусочки льда. Ей стало жаль их, ведь их непонятно зачем срезали и лишили возможности прожить свой короткий век на родной клумбе. Они были такими же, как и она сама. Присев, Адель принялась собирать розы и попутно осматривалась на предмет другой вазы или иной емкости, в которую их можно было бы поставить. Вдруг острая боль уколола руку и девушка тут же ее отдернула, выронив несколько поднятых бутонов. На запястье появилась небольшая царапина, из которой быстро выступили капельки крови. Причиной тому оказался осколок хрусталя, который девушка досадливо не заметила среди листьев. Сперва она приложила рану к губам, но сидеть так вечно было нельзя, поэтому пришлось прикрыть ее первым, что попалось под руку – подолом платья. Ну вот, теперь еще и поранилась. И вдруг в голове промелькнула фантомная, еще не оформившаяся мысль. Адель убрала ткань и принялась осматривать рану. Порез был неглубокий, но это не мешало крови пробиваться наружу довольно быстро. Маленькие алые капли набухали на тонкой, едва различимой, линии раны и, чуть задержавшись на запястье, неспешно сползали вниз и падали на платье. Почему-то это завораживало девушку. И вдруг, словно гром среди ясного неба, она осознала, что нужно сделать. Ей больше никогда не увидеть родных и друзей, но она сбежит отсюда раз и навсегда! Уверенно схватив злополучный осколок, она на секунду замешкалась, но тут же отогнала сомнения прочь. Такая жизнь ей не нужна, а другой у нее больше не будет. Острый край хрусталя скользнул по коже и руку обожгло болью. Из раны уверенно хлынула кровь, заливая воздушную ткань платья. Адель переложила осколок из одной руки в другую. От крови он стал скользким и она сжала его сильнее, порезав при этом ладонь – это уже не важно. Вот уже и вторая рука саднила, истекая кровью. Было больно и хотелось все это остановить, но существовать здесь было гораздо больнее, и девушка не собиралась отступать. Вены пульсировали, а юбка уже пропиталась кровью. Начала кружиться голова. Понимая, что теряет сознание, Адель прислонилась в столику. Перед глазами все поплыло и исчезло во тьме. Все было кончено. Теперь она была свободна.
[icon]http://sh.uploads.ru/QNIsf.jpg[/icon][nick]Адель[/nick][status]птица в клетке[/status][sign]Ласкою не ласкою в душу не заглядывай,
Ни быльем, ни сказкою ленты не развязывай.
Спрашивай не спрашивай, люба ли, постыла ли?
Коли можешь, зашивай сердце во единое.
[/sign]

+2

3

Ты открывал ночь
Все что могли позволить
Маски срывал прочь
Душу держал в неволе.

Аристид не знал родителей и у него не было детства. Зато у него всегда были игрушки – самые яркие, самые красивые, самые дорогие. Он родился волшебником, и волею своей научился превращать в игрушки всё, что его окружало. Его бросила мать – он сделал своей верной служанкой няню приюта, чьим разумом управлял, как марионеткой. Сердце этой женщины было мягким и податливым, как глина. Другие дети лепили из грязи пирожки, птичек из глины на уроках, а Аристид вылепил материнскую любовь из сердца чужой ему женщины. Он никогда не знал своего отца, и своим верным защитником и советчиком сделал плотника, жившего по соседству. Его сердце было тяжёлым и жёстким, как железо, но таким же верным, и Аристид выковал то, что нужно было ему. Волшебник рос, узнавал мир, и его игрушки становились всё сложнее. Сердце девочки – дочери бургомистра – которая однажды приехала в приют, чтобы привезти цветы к празднику и украсить серую жизнь брошенных детей своим присутствием. Аристид завладел и её сердцем – маленьким, блестящим, как драгоценный камень. За ним многие вели охоту, но досталось сокровище это безродному найдёнышу из приюта на окраине. Потому что Аристид всегда получал то, что хотел.
Он взрослел, и, как всегда бывает с мальчиками, когда они вырастают, забывал про своим игрушки. Сердце названой матери он просто оставил, передав его другим детям, тем, что будут после него. Железную душу плотника, ставшего отцом, переплавил в клинок и забрал с собой. Плотник остался без сына и без сердца, а наигравшийся мальчишка увёз оружие мудрости его. Девочку же с ярким бриллиантом в груди он сломал, перед тем как оставить, потому что ничего не умел сделать тогда с самым твердым камнем в мире. Но он забрал у неё её первый поцелуй, её невинность, её первую звёздную ночь. Он сделал всё, чтобы после него никто не захотел бы взять эту игрушку в руки – испорченную, запятнанную. Она была ему не нужна, но всё равно принадлежала ему, однажды и навсегда.
Пусть на щеке кровь
Ты свалишь на помаду.
Черту барьер слов.
Ангелу слов не надо
.
Шло время, и игрушками для волшебника стали солнце и звёзды, ветер и море, горы и деревья. Он подчинял их своей воле, придумывал им истории и эмоции, а потом всё так же выбрасывал, когда истории заканчивались. Чем больше таких игрушек у него было, тем тоскливее становилось на душе. Казалось – тот, у кого есть всё, не может о чём-то печалиться, но горькая правда в том, что когда больше нечего желать, наступает смерть желаний. То, что люди называют старостью. Она может настигнуть и молодого юношу, и зрелого мужа. Когда мужчина может без труда получить любую женщину – он уже не возжелает её страстно. Когда каждый день столы ломятся от яств, каждое из них покажется безвкусным и жёстким, как сапожная подошва. И собрав самые мягкие перины мира на своём ложе, человек уже не сможет уснуть крепким сном, бесконечно ворочаясь и по утрам считая синяки на своём нежном теле, оставленные воображаемыми горошинами. 
И Аристид скоро понял, что умер. Он стал великим волшебником, его знали и боялись короли, у него больше не было учителей, ибо не осталось даже тех, кто равен был ему по силе и могуществу. Он выстроил собственный мир на границе мира людей, потому что человеческий стал для него слишком мал. Многие называли его богом, ангелом или дьяволом, но он не был ни кем из них. Он умер.
А мы не ангелы, парень!
Нет, мы не ангелы.
Темные твари, и сорваны планки нам.
Если нас спросят
Чего мы хотели бы?
Мы бы взлетели.
Мы бы взлетели...

Он умер, но Смерть за ним так и не пришла. Она тоже поиграла с ним и бросила. Всё возвращается, как когда-то говорил плотник с железным сердцем. Этот мир отвечает нам тем самым оружием, что в руки взяли мы, будь то любовь или ненависть, гнев, милосердие или безразличие. Аристид получил своё безразличие назад – он был просто не нужен, как старая игрушка, брошенная в тёмном чулане на чердаке.
Шло время, Аристид разучился молиться и плакать, он почти забыл, что значит улыбаться, не замечал смены дней и лет. Он поднимал глаза к небу, но не видел бездонной голубой дали – только потолок своей одиночной камеры. Он заглядывал в глаза людей, но видел там не другие миры, а всё те же серые стены.
Но однажды он заглянул в глаза, в которых стены не было. Как отчаявшийся узник, обшаривающий камеру и вдруг в темноте замечающий луч света, проникший через крохотное отверстии в стене, он не мог отвести взгляда. Эти глаза были подобны звёздам, которые светят в узкое оконце темницы. Быть может, это были глаза самой Смерти, решивший проведать его? Они принадлежали девушке, хотя Аристид уже начал забывать, что это за существа и для чего они созданы. Он искал её взгляда и вспомнила ту девочку из далёкого прошлого, которое теперь казалось сном, вспоминал её сердечко-бриллиант и впервые за вечность почувствовал желание. Желание прикоснуться к живому сердцу, увидеть, как трепыхается оно подобно птице. Мягкое глиняное, железное или алмазное – оно всё равно живое, в отличие от его собственного.
Сотни чужих крыш
Что ты искал там парень?
Ты так давно спишь..
Слишком давно для твари.

«А есть ли сердце у меня, - спросил себя однажды Аристид, прислушиваясь к мерному стуку в груди. -  Может быть, я этот стук себе придумал, чтобы быть похожим на людей?» И словно в ответ на этот вопрос что-то в груди у него больно сжалось. И появилось второе желание за вечность – избавиться от этой боли. Аристид нашёл эту девушку с звёздными глазами. Он искал дорогу к её сердцу, но не мог найти. Он перепробовал всё. Он вспомнил, что такое гнев, радость, нежность, жестокость, равнодушие и привязанность, но не нашёл нужного заклинания. Девушку он забрал от всего мира, подарив ей мир собственный, но этой птице с певучим именем Адель не нужно было его искусственное небо и вечно цветущие сады. У неё был дар истинного зрения, она видела, что всё вокруг – всего лишь темница одинокого узника. Но рядом с ней он уже не был одинок, и потому не мог решиться её отпустить. Сердце, или то, что у него в груди стучало, всё напоминало о себе тянущей, ноющей болью. Эта боль стала постоянным спутником. Она не мешала по ночам забываться беспокойным сном, она не мешала днём размышлять о структуре нового заклинания, но не позволяла и забыть. И избавления Аристид не видел.
А потом…потом родилось третье желание. Во всех людских сказках волшебники исполняют три желания. В этой – волшебник сам загадал три, и только последнее исполнилось.
Может пора вниз?
Там где ты дышишь телом.
Брось свой пустой лист.
Твари не ходят в белом.

Увидев Адель лежащей на земле в залитом кровью платье, Аристид понял, что сердце у него самого всё таки есть. В тот миг оно разбилось на сотню осколков, подобных тем, что искрились на траве у ног Адель. Сердце зашлось безмолвным криком и остановилось, забыв, как биться. Та боль, что преследовала его, заполнила всё, ни оставив ни неба, ни земли. Аристид упал на колени, прижимал к груди свою пленницу, ставшую свободной, и плакал. А ведь он когда то думал, что разучился плакать. Он целовал белую, почти прозрачную кожу её рук, чувствую на губах солёную кровь и горькие слёзы. Он покрывал поцелуями лицо, впервые чувствуя вкус холодных губ, искал звёздный блеск в потухших глазах, но видел снова лишь стену. Он забыл давно слова всех молитв и лики всех богов, но теперь просил у них только одного – чтобы эта чудовищная боль стала вечной. Горькие слёзы снова сделают сладкой простую родниковую воду, печальные глаза Адель подарят яркие звёзды искусственному небу его мира, а никогда не заживающие раны хоть на мгновение перестающие кровоточить, дадут минуту покоя, которого ему иначе не дождаться никогда.

Это было третье его желание, и оно исполнилось. Время повернулось вспять. Для всех, кроме него. Его боль осталась с ним, как и память. Он снова стоял на лужайке сада, где мгновение назад Адель лежала бездыханной, но теперь видел её живой, с цветами в руке, как прошлым утром.
«Я всё исправлю» - сказал он сам себе, и боги усмехнулись. 
Аристид увидел капельку крови на ладони девушки – шипы у роз были остры. Он печально улыбнулся.
- Вам больно? – тихо спросил, глядя ей в глаза и чувствуя терновый клубок в собственной груди.
[icon]http://s7.uploads.ru/YtTMV.jpg[/icon][nick]Аристид[/nick][status]тварь[/status]

Отредактировано Рысь (2018-10-21 13:59:06)

+4


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [NC-17] Будущего нет! Но прошлое вполне для меня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC