http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/32897.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [18+] Дует ветер ледяной


[18+] Дует ветер ледяной

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[18+] Дует ветер ледяной

https://pp.userapi.com/c851320/v851320903/a3c0/Zkw6mWs0dIg.jpg

время действия: вне времени
место действия: авторский мир

участники: Изабелла, Рысь

описание эпизода:
Война, в которую было втянуто королевство, заставила наследного принца покинуть отчий дом в молодом возрасте, а вернуться уже мужчиной со множеством шрамов как на теле, так и на сердце. Но что он видит? Отец прикован к постели, младший брат правит от его имени, и дворянство полностью поддерживает его. Кажется, самое время навести порядок в королевстве. Принц еще молод и полон амбиций. Он ненавидит старую аристократию и готов менять старинные устои. Но смириться ли с этим дворянство и королева?

[sign][/sign]

+2

2

Встречайте нас, верные, - мы вернулись домой!
Через холмы, укутанные в тяжёлый вечерний сумрак, пробиралась уставшая армия. Над головами воинов плескались на ветру рваные пыльные знамёна, старые боевые рога молчали. То была армия принца Дорана, покинувшая родину десять лет назад. Среди солдат не было безусых юнцов – все они теперь были убелены сединами и носили на лицах и телах сотни отметин, полученных в битвах. Многие из них никогда не видели своих уже подрастающих детей, и многие никогда уже не увидят ушедших в мир иной родителей. Десять лет для мальчика, который впервые получил коня и меч – это целая жизнь. И они отдали её во имя мира, возвращаясь седыми стариками.
Но теперь они шли домой. Война окончилась пять месяцев назад, и они повернули коней к родному краю. Каждая лига приближала войско к границе, на привалах больше не пели воинственных песен и не вспоминали павших врагов. Измученные разлукой мужчины поднимали глаза к небу и ждали. Они были так далеко от дома, что в небе не было знакомых звёзд. Но однажды ночью один из герольдов поднял весь лагерь, будто по тревоге.
- Это Северное Перепутье! – вскричал он, и все взоры устремились на край неба, где у самого горизонта поднялось созвездие, что называли Перекрёстком Всех Дорог. Яркая звезда в гуще прочих манила и звала на север, домой. Принц Доран в ту ночь не сомкнул глаз. Он провёл всё время до рассвета на холме возле лагеря, вспоминая родной город, отца, младшего брата и то время, когда война была всего лишь сюжетом для игры. Последнее письмо из дома пришло почти семь лет назад, а потом он и его воины забрались так далеко, что ни один гонец не смог бы найти к ним дорогу. Доран сам придумывал себе, какие могли бы быть новости в столице, рисовал картины празднеств в минуты особо тяжкие на передовой, но понимал, что вернуться туда, откуда он ушёл, уже не сможет – изменилось время, королевство и он сам. Но он ждал этой встречи, жил ею. Для воина встреча всегда зависит от того, как он вернётся. Доран возвращался овеянный славой, с победой и дорогими дарами. И всё это ему нужно было лишь для того, чтобы увидеть тень улыбки на суровом лице отца.

---
- Не будь так груб с братом , - сказал отец, заметив как его старший сын и наследник отвешивает подзатыльник разыгравшемуся мальчику. – Он ещё ребёнок.
- Пора бы и повзрослеть, - ответил принц, сам не так давно начавший брить пух на щеках. Но сегодня он отправлялся собирать армию для похода на юг, и чувствовал себя взрослым. А ещё – покинутым и преданным. Детство закончилось слишком неожиданно.
- Если бы он был старше, я бы отправил на войну именно его, добиваться славы и учиться полководческой мудрости. Ты бы хотел этого? Или ты хотел бы, чтобы его вовсе не было? – голос отца сделался холодным и суровым, он не любил распрей между своими детьми. – Учти, если бы за твоей спиной не было «запасного наследника», твоя участь была бы куда печальнее.
- Печальнее? –Доран искренне не понимал, что может быть печальнее, чем покинуть родной дом и отправиться туда, где каждый сочтёт за честь снести тебе голову.
- Да, сын мой, - тон короля стал снисходительным. – Не будь у меня запасного принца, на передовую я бы тебя на отправил. Ты сидел бы в башне под замком как девица и охранял бы единственно важную вещь – собственную жизнь, дабы не допустить прерывания династии. А наказывать наших врагов отправился бы я сам. А я уже не так молод.
Король устало прислонился к стене, глядя в окно комнаты на кровавый закат, и яркие лучи солнца вдруг выхватили из темноты и его усталые глаза, и глубокую складку между бровями, и посеребрённые виски. Доран отказывался верить, что время так жестоко к его отцу, но в этот миг его затопило чувство собственной неблагодарности. В порыве чувств он опустился перед отцом на колени и склонил голову.
- Простите меня, государь. Я не имел права обсуждать то, что является моим долгом.
Тёплые пальцы скользнули по подбородку юноши, поднимая его голову. Он взглянул в лицо короля и своего отца, с облегчением замечая в его глазах теплоту.
- В мире и на войне, в горе и в радости. Другие дают этот обет женщине, я же принёс его стране и короне. И тебе предстоит сделать то же самое.
- Обещаю, когда придёт мой срок, я буду достоин этих великих обетов, - с горячностью заявил молодой принц, всею душой надеясь, что время для клятв придёт не скоро. Отец улыбнулся.
- Я верю. Встань, - король оглядел вытянувшегося перед ним юношу, внимательным взором отмечая и начавшие раздаваться плечи и яркий блеск глаз, который так часто сам видел в зеркале. Принц вырос. Удовлетворённо улыбнувшись, его величество отошёл к стене и поднял со скамьи свёрток чёрного полотна. Из него он вынул длинные искусно украшенные ножны, в которых покоился меч королей, славный Ардал. – Держи. Он твой. Этот меч всегда там, где доблесть короны. Вместе с тобой он отправится на юг.
Поражённый принц не нашёлся с ответом, но ответ и не требовался. Обняв сына на прощание, отец снова сделался суровым королём. Он отдал последние распоряжения к отъезду и отправил принца попрощаться с мачехой и младшим братом.
На закате принц с гвардией покинули город. У бедра молодого полководца висел прославленный клинок, над головой плескались стяги, а за спиной оставалась беззаботная жизнь.
---
И вот – то же небо, те же поля, тот же ветер на вершинах холмов и та самая река, за которой начинаются родные земли. Едва только почуяв лицом влажное дуновение, Доран пришпорил коня, не слушая окриков своих спутников. Могучий конь легко внёс его на высокий берег и бросился вниз, будто бы и для него эта полоска сверкающей воды внизу значила что-то больше, чем утоление жажды. Спрыгнув с седла, Доран устремился к воде, и, зайдя в неё, упал на колени. Вода была ледяной, ибо река начинала своё течение с гор, из ледников, и даже в середине лета отвергала солнце. Но принц не замечал этого. Холод, окутавший его, смывал усталость и боль старых ран. Доран черпал воду ладонями и пил взахлёб. Он никогда не пробовал воды вкуснее, она была слаще мёда и кружила голову сильнее самых дорогих вин. Хотелось смеяться, но отчего-то горло сжималось горьким спазмом. Рядом в реку вошёл конь лорда Ахенара, и Доран поднял взгляд на своего верного советника.
- Мы дома, - прошептал он одними губами, и лорд услышал его. Он повторил эти слова, и уже через мгновение они словно слова молитвы прокатились по рядам приближающихся к реке солдат. Подобно своему командиру конные оставляли лошадей и шли в воду, пешие вслед за ними. Отсюда до столицы были ещё три долгих недели пути, но это уже не имело значения.
- Скоро мы повстречаем первые деревни. Если кто-то из воинов родом из этих земель, пусть подойдут к своим командирам и доложат. Им нет смысла идти с нами в столицу, они могут идти домой.
В войске после месяцев тоски и усталости бушевало воодушевление и настоящая радость. Солдаты, добывшие своей стране великую победу, только сейчас ощутили себя победителями. От первого же встреченного на пути сторожевого гарнизона было отправлено письмо в столицу о возвращении принца Дорана и о том, какие хорошие новости он привёз с собой. Хотя и его возвращение уже было лучшей из новостей, как считал он сам и его люди. Но лорд Ахенар как зеницу ока охранял дипломатические документы – свидетельство великих побед меча королей и его собственного хорошо подвешенного языка. Как он сам говорил – «дайте мне войти в город и я добуду вам любую корону». И Доран пробивал путь к стенам, открывал ворота крепостей, а господин Лорд Канцелярии Друзей и Врагов приводил к нему в шатёр чрезвычайно дружелюбных князей, всего несколько часов назад жаждущих украсить частокол своего замка головой принца.
Да, Доран научился казнить и миловать, воевать и заключать мир, угрожать и давать клятвы в верности, отличать друзей от врагов. Он не был больше мальчиком, страшащимся неведомого пути, он понял, наконец, в чём заключался смысл слов отца о горькой участи быть королём, но не воином. Но сейчас ему больше всего хотелось быть не воином, и не королём. Ему хотелось покоя, родных стен светлицы, весёлых пирушек и охоты, где промах или попадание ничего не значат.
- Завтра к вечером будем в столице, - тихо сказал лорд-советник, поравнявшись с принцем на одном из коротких привалов.
- Завтра утром, - ответил принц. – Я не буду останавливаться на ночь. Всего несколько часов пути отделяет меня от дома, и я не стану длить эту разлуку перерывом на сон.
- Что вы сделаете первым делом, когда окажетесь в столице?
- Я не знаю. Мне не хватает всего и сразу. Я десять лет мечтаю лечь спать в нормальную кровать, а не на голые камни, спать столько, сколько захочется, а не от караула до караула. И не сжимать во сне рукоять меча. Есть вилкой, а не руками и ножом; гулять в саду, не выискивая в кустах шпионов…много всего.
- А ещё горячая вода и мыло, - проворчал лорд, поёжившись. Принц бросил на него смеющийся взгляд. Милорд Ахенар был политиком, не военным. Десять лет в походе закалили его, но он всё ещё скучал по благам оседлой жизни и цивилизации больше, чем кто-либо. – Вы правы, мой принц. Ради посещения купальни я готов протрястись в седле ещё одну ночь.
Оставив младших командиров с остатками войска, принц и его ближайшее окружение приняли решение двигаться дальше, и уже к рассвету были у стен столицы. Город встречал их.
Ты возвращался домой под зов серебряных труб когда-нибудь?
Улицы были переполнены людьми, музыкой и цветами. Живые цветы украшали стены домов и парапеты башен, устилали мостовую, лепестки сыпались на проезжающих из верхних окон. Лица даже самых бедно одетых горожан озарялись улыбками. Знаменосцы распахнули собранные трофейные флаги побеждённых и в толпе прокатился многоголосый возглас одобрения. Эти знамёна Доран хотел бросить к ногам своего отца. Людской коридор вывел триумфаторов прямо к королевской площади, что раскинулась перед дворцом, и там уже стояли королевская семья и царедворцы. Доран спешился и глубоко вдохнул аромат цветов, камня и северного ветра. Он стоял перед дверями своего дома, перед братом и мачехой. Их наряды сверкали чистотой и драгоценными камнями, а лица без шрамов и волосы без седин освещало солнце. Доран же носил те же доспехи, что и десять лет назад, когда уезжал, и они являли собой жалкое зрелище, а одежды его и вовсе были протёрты и залатаны так, что мало чем отличались от лохмотьев последнего из его солдат. В мире не было человека счастливее.
- Где же Его Величество? – спросил он, оглядев встречающих. – Я привёз победу и великие дары.
Ещё один взгляд в лицо мачехи, которая вряд ли была рада видеть пасынка, что поражённым, что победителем, и в глаза незнакомого юноши, когда-то давно бывшего младшим братом. У короля могла быть только одна причина не выйти встречать своего сына после десяти лет разлуки.
- Где мой отец? – тихо спросил Доран, чувствуя, как сжимается сердце и бурлящая радость сменяется леденящим душу страхом.
[icon]http://s3.uploads.ru/sLHnX.jpg[/icon][nick]Доран Х’Андор [/nick][status]Встречай своих воинов[/status]

+2

3

Краткое послание о возвращении наследного принца доставили прямиком в руки королевы. Быстро пробежав по нему глазами, женщина скомкала письмо и швырнула его в огонь камина. Она никак не ожидала, что спустя 10 лет он, наконец, вернется домой целым и невредимым, да еще с победой. Конечно, за эти годы многие успели позабыть, что где-то на задворках империи шли ожесточенные бои, не давая врагам проникнуть внутрь королевства, да даже отголоски той войны не доносились до столицы. Конечно, меньше всего повезло ближайшим деревенькам и герцогам, чьи земли находились к боевым действиям ближе всего. Но какое дело королевской семье до каких-то там крестьян. Ближайшие соседи-союзники всячески помогали, поставляя необходимое, но львиная доля из поставок уходила в столицу. Так что в целом состояние государство представляло собой не самое радужное. И пусть номинально король правил страной, а его младший сын выполнял обязанности регента при больном отце, власть сосредотачивалась в руках королевы и министров, которые вторили каждому ее слову. Теперь же, по возвращению старшего сына, все могло кардинально измениться. С другой стороны, имеется указ, который король подписал самолично, что на время его болезни страной должен управлять младший сынок. Тут уж Доран ничего не сможет поделать.
- Матушка! - в комнату буквально ворвался Матиас, ее плоть и кровь. - Я узнал, что брат возвращается! С победой! 
Юный пятнадцатилетний принц весь сиял. Последний раз он видел брата в пятилетнем возрасте, и мало что запомнил о нем. Они отличались, словно небо и земля. Матиас Х’Андор вырос худощавым, не очень высоким, темноволосым и бледным. В детстве он много болел, а некоторые недуги так и не покинули его через года. О, несомненно, мальчик вырос умным, любознательным. Он много читал и мог часами пропадать в королевской библиотеке. Королева желала бы видеть его боле амбициозным, но уж каким вырос. Впрочем, ему пришло рано принимать серьезные решения за своего отца. Так что твердости ему было не занимать. С другой стороны, откуда у него такое чувство повышенной справедливости и долга, оставалось только гадать. Наверняка, все от его учителя, благо королева прекратила их общение, когда поняла, что тот втирает юному принцу не те посулы.
- Да, Доран возвращается в столицу, - неохотно произнесла женщина, поворачиваясь к сыну. - Возможно завтра вечером будет уже здесь.
- Значит, нужно подготовиться к этому долгожданному событию! - мальчик хотел было выскользнуть обратно из покоев королевы, но она тут же схватила его за руку.
- Ты понимаешь, чем это грозит тебе? - тихо зашептала она.
- Чем же? - плечи Матиаса опустились, он внимательно и серьезно посмотрел на мать.
- Он заберет твой трон!
- Что вы такое говорите, матушка. Трон принадлежит отцу до тех пор, пока Богам не будет угодно забрать его душу, - он плотно сжал челюсть. - И я с радостью разделю бремя регентства с братом до этого момента. А после он станет королем, как и положено.
Юноша аккуратно освободился из цепкой хватки матери и вышел вон.

***
Многие, конечно, уже и забыли, из-за чего шла война. Но главное - сам факт победы. Народ радовался, хотя и не все понимали чему именно. По улицам столицы развесили флаги, люди кидали под ноги солдат цветы, матери, которые не надеялись увидеть своих сыновей, рыдали у них на груди. Город гудел. Лишь перед королевским замком стояла тишина. Королева и ее сын восседали на вершине лестницы в уменьшенных копиях высокого трона, что стоял в тронном зале. Его вот уже как 9 лет никто не занимал. При видя брата, Матиас было рванул с места, но мать успела перехватить сына за руках, грациозно поднимаясь со своего места. Она стояла выше Дорана и потому смотрела на него сверху-вниз.
- Как неучтиво не поприветствовать Ее Величество королеву Матильду и Его Высочество принца Матиаса, - заметил главный советник, скользнувший вперед к Дорану. - Должно быть общение с простолюдинами напрочь отбило в вас весь придворный этикет...
Это был совершенно другой человек, нежели тот, что служил королю лет 10 назад. Впрочем, о его должности говорила тяжелая увесистая драгоценностями цепь и нагрудный знак отличия.     
- Где мой отец? - тихо поинтересовался наследник.
- Брат, - закусив губу, Матиас все-таки вырвался вперед. - Он жив.
Юноша не знал, как вести себя в данной ситуации, поскольку даже не помнил лица Дорана. Сейчас он мог его разглядеть и увидеть отпечатки войны, которая та оставила на нем.
- Вам следует принять более пристойный вид, прежде, чем видеть короля, - скривил нос один из министров. - Врываться в его покои в грязных доспехах - верх неуважения к Его Величеству. 
Лорды и министры взирали на принца и его приближенных с явным неудовлетворением. Но среди этой толпы все-таки проскальзывали и те, кто был рад видеть их целыми и невредимыми. Сама же королева не проронила ни слова. Ее фрейлины помогли женщине подняться с кресла и уйти прочь обратно в замок. По ее взгляду и так было все понятно. Слуги окружили Дорана, настойчиво сопроводив в выделенные ему покои. Увы, это были не те самые палаты, что 10 лет назад. Горячая ванна, стол, ломящийся от яств, мягкая кровать и  целый штат прислужников и прислужниц были готовы услужить своему господину.   
[nick]Матиас Х’Андор[/nick][sign][/sign][icon]http://s7.uploads.ru/QDpBl.jpg[/icon]

+2

4

Пока на границах королевства и далеко за их пределами шла война, люди почти не замечали войны внутри из страны. Здесь, в столице, в самом сердце благословенной державы тоже развернулись нешуточные бои. Но эта война закончилась раньше, много раньше, чем та, с которой вернулся давно потерянный принц. Мир, последовавший за этой войной не был устойчив, не был хорош для всех – выигрывал только победитель. Этим победителем, вне всяких сомнений, была королева Матильда. Красивая, молодая и амбициозная женщина – никто и не ожидал, что она будет тихо прозябать в тени великого супруга. Большинству женщин хватало произвести на свет наследника мужского пола, чтобы навсегда завоевать расположение короны и двора, всей страны. Но сын королевы не был первым в очереди, и это усложняло задачу. Впрочем, она с проблемой справилась.
Лорд Бедвир Сидмор был одним из немногих, кто после смены власти сохранил своё место при дворе. И даже больше – из Младшего Королевского Совета дорос до первого лорда-канцлера. Он не был в восторге, когда король слёг, вопреки тому, что говорили его недруги – он знал короля, хорошо знал его сыновей и любил их. Но он был, кроме того, осторожен, умён и не страдал излишним благородством. Все эти качества позволяли ему оставаться «на коне» при любом настроении монарха и двора. Он стал доверенным лицом королевы и новым учителем для принца Матиаса, когда его не слишком «гибкий» предшественник покинул этот пост. Свою же изредка просыпающуюся совесть он успокаивал заверениями в том, что искренне печётся о благе государства и сдерживает не слишком благонравные порывы королевы. 
Но даже этот гибкий, сказать даже – изворотливый человек – ощутил неловкость в районе спины, когда увидел на ступенях у дворца теперь уже незнакомого молодого мужчину. Милорд Сидмор привык уже, что его власть позволяет ему не гнуться самому, а сгибать в бараний рог всех прочих. Но сейчас перед собой он видел прямого и жёсткого, как закалённый клинок, человека с тяжёлым взглядом. Как говорят в народе – против лома нет приёма, а этот «лом» грозил попасть лорду в колёса, которые до сих пор двигались прекрасно и не встречали препятствий.
Принц Доран на глазах у всех вельмож проигнорировал требование советника преклонить колено, но уцепился взглядом за принца Матиаса, лицо его, потемневшее от дурных предчувствий, на миг озарилось радостью, когда он услышал заветные слова о том, что его величество жив. Но, быть может, когда он увидит короля и узнает о его недуге, он пожалеет, что смерть всё ещё не забрала его отца, превратив некогда великого человека в тусклую тень без памяти и сердца. Лорд Сидмор дал знак царедворцам, чтобы те предупредили его, когда принц будет готов отправиться в покои короля. Ему хотелось присутствовать при встрече отца и сына и, возможно, предотвратить возможность новой войны. Эта страна и эта корона уже почти девять лет жили в хрупком едва удерживаемом мире, но даже худой мир лучше хорошей войны. 
Хорошую ли ночь провёл принц Доран, впервые за много лет ночуя в спальне с кроватью, лорд Сидмор не знал. Хорошо ли спала королева, снедаемая тревогой за будущее – тоже. А что касается его самого – сны были безмятежны, а утро добрым, хоть и ранним. У дверей королевских покоев собралась целая делегация, во главе с королевой, её возлюбленным сыном и пасынком. Лицо и взгляд принца Дорана были непроницаемы. Он не бродил из угла в угол, как делал часто в волнении в детские свои годы, не теребил в руках подол платья, не заполнял ожидание неуместными разговорами. Спокойный и собранный, он стоял в стороне от толпы, устремив взгляд в одну точку и думал о чём то своём. И это больше всего беспокоило лорда Сидмора – он не знал, о чём думал принц, а ведь он привык знать наверняка думы каждого человека.
Наконец, дверь приоткрылась, и распорядитель покоев тихо позвал гостей. Толпа удивительно бесшумно влилась в двери, скромно расползаясь по углам просторной, но тёмной и душной комнаты. На огромной кровати, во истину королевских размеров, на горе подушек полусидел старый король, смотря пустым взглядом сквозь кланяющихся ему людей.
- Ваше Величество, - лорд выступил вперёд, низко склонив голову в величайшем почтении, - ваш старший сын вернулся домой!
Лорд хотел сказать что-то ещё, но принц Доран перебил его.
- Отец, - прошептал он, и даже маска кажущегося спокойствия дрогнула, выдавая его изумление. Его можно было понять. Он оставлял своего отца в зените сил, с едва лишь убелёнными висками, и должен был по возвращению встретить уже не молодого, но ещё крепкого телом и ясного разумом короля. Твёрдая рука, проницательный взор, мудрое сердце и цепкий ум – верные спутники его величества, воспетые в хвалебных одах. Но теперь перед глазами несчастного сына предстал дряхлый старик с мутными глазами. Эти глаза смотрели в лицо некогда горячо любимого сына и не узнавали его. – Отец.
Принц Доран приблизился к ложу, оттолкнул в сторону слугу, пытавшегося помешать ему, и упал на колени. Он протянул руку и сжал в своей руке сухие узловатые пальцы, много лет не державшие меча. Он ничего не говорил, только смотрел, изучая знакомое и такое чужое лицо. На миг лорду Сидмору, наблюдавшему эту сцену, показалось, что в слепых глазах короля блеснули слёзы. Но через секунду он сказал себе, что у короля глаза теперь всегда слезятся, особенно на яркий свет, а кто-то из пажей-олухов не вовремя открыл окно.
- Мой мальчик, - лорд подошёл к коленопреклонённому принцу и по отечески положил руку ему на плечо. – Пойдёмте со мной. Я расскажу вам всё, что захотите знать.
Принц ещё минуту стоял на коленях у ложа, опустив голову и пряча взгляд. Кажется, он всё понял, всё, что ему не хотели сказать или боялись. Потом поднялся, быстро провёл рукой по лицу, стирая следы допущенной вольности чувств, и стремительно покинул комнату.
Он пришёл к лорду Сидмору не сразу, однако тот не сомневался, что принц, памятуя о его старой дружбе с отцом, захочет поговорить. К тому же, у Дорана не было при дворе друзей, все его верные люди отправились с ним в поход, или же, будучи не верными, веру эту приобрели, сражаясь с ним бок о бок. Но здесь, в стенах королевского дворца, действовали совершенно другие правила боя, и подсказать их принцу было некому.
- Расскажите мне всё, - попросил принц, появившись на пороге покоев лорда-канцлера. Тот пригласил принца разделить с ним трапезу, справедливо отметив, что обедать в тронном зале он не захочет. Кажется, принц избегал встреч с младшим братом и мачехой.
- Мой дорогой мальчик, - начал лорд, и тут же заметил, как гримаса недовольства на миг исказила лицо принца. – Знаю, знаю. Не мой, и давно уже не мальчик. Но я знал вас ребёнком, простите старику его сентиментальность.
Лорд пространно рассказывал о первых месяцах после отъезда Дорана из столицы, но многое тот и так знал – в ту пору письма ещё доходили. Но о болезни короля ему вряд ли сообщали.
- Ваш отец очень тосковал по вам, мой принц. Вы могли не замечать, но у него было доброе сердце, - заметив гневный взгляд, лорд тут же поправился. – У него доброе сердце, даже если он этого не показывает. И известие о вашей гибели сильно его подкосило.
- Гибели? – принц напряжённо нахмурился.
- Да. Примерно спустя одиннадцать месяцев.
- Сражение у Немой реки…Да, я был ранен, и серьёзно, но жив, как видите.
- Теперь видим. Но тогда всё королевство погрузилось в траур. И король траурных одежд уже не снял. Он помутился разумом, перестал выходить из своих покоев и разговаривал с вами так, словно бы вы стояли рядом, а не были где-то за тридевять земель.
- Помутился разумом, - тихо повторил Доран. Он встал и отошёл к окну, устремив взгляд на панораму города. – Вы правы, у моего отца было доброе сердце. Но это было сердце короля и воина, он не раз сталкивался со смертью дорогих людей, почему же…- Доран замолчал, словно не желал сказать лишнего, и погрузился в раздумья.
- Пока он ещё был хоть немного в своём уме, он переложил бремя правления на своего младшего сына. – Доран хмыкнул и раздражённо повёл плечами. – Не будьте строги к нему. Он всё ещё почти ребёнок, а на него столько свалилось. Не забывайте, его величество и его отец тоже, вряд ли Матиас скорбит меньше.
- Бремя правления, - Доран снова не говорил ничего своего, только повторял фразы своего собеседника, не позволяя тому уцепиться за эмоции и суждения. – Кто же на самом деле правит сейчас? – Доран подошёл к столу лорда-канцлера и небрежно вытащил из кипы бумаг пачку документов для монетного двора, на которых значилось «для нужд королевского двора и королевы Матильды».
- Королевство долгое время было в тяжелейшем упадке, но уже несколько лет мы живём в мире, которого с трудом достигли.
- Мы? – и снова этот нечитаемый взгляд и каменное лицо. Лорду Сидмору, знатоку человеческих душ и мыслей было не под силу прочитать этого незнакомого человека, в которого превратился когда-то живой и резвый мальчик с горящими глазами.
- Королева Матильда регент при малолетнем сыне, хотя мальчик очень умён и старателен, он прирождённый лидер. А старые друзья вашего отца поддерживают их.
- Старые друзья? Из всех, кого я когда-то знал, близ трона я заметил только вас, - парировал принц с усмешкой. Лорд ухватился за эту улыбку. Заставь врага смеяться вместе с тобой, и можно подписывать пакт о перемирье.
- Но согласитесь, мой принц, вы рады, что увидели хоть одно знакомое лицо. Прошлось много лет, и вы тоже стали для всех нас незнакомцем, как и мы для вас.
- А вот тут вы ошибаетесь, лорд Сидмор. – В голосе принца вдруг зазвенела сталь. Он бросил на стол бумаги, которые держал в руках, и ворох пергаментов рассыпался по столешнице, обрушив волну на кресло и пол. – Вы не знаете меня, но я знаю вас. Всех, до единого. Вы смеете утверждать, что остались другом моему отцу и мне. Что же тогда мешает вам сказать мне правду, как другу? Недомолвки, изворотливость, лесть, ложь – вечные спутники трусов. А трусам нет веры, - с этими словами принц вышел, закрыв за собой дверь и оставив неприятно удивлённого лорда-канцлера в напряжённой тишине.
Тем же вечером лорд отправился к королеве, чтобы обсудить дальнейшее. Ему было совершенно очевидно, что в принц Доран настроен враждебно, а народ на волне его триумфального возвращения сейчас куда более лоялен к нему, нежели к кому-то ещё, пусть даже этот кто-то и правит страной уже девять лет.
- Моя королева, - поприветствовав Матильду в зале Малого Совета, лорд Сидмор налил себе вина и рухнул в кресло. Он поставил бокал на подлокотник и устало потёр виски.
- Боюсь, мой разговор с принцем прошёл не очень удачно. Принц настроен воинственно. Яркие схватки и победы закаляют юношей и превращают их в мужей. Но увы, слишком долгие войны превращают достойных мужей в зверей, жаждущих крови, - в комнату вошёл юный принц Матиас, и лорд отсалютовал ему бокалом. – Мой бедный мальчик, боюсь вас ждёт горькое разочарование от встречи с братом. Он изменился, и далеко не в лучшую сторону. Однако, - лорд отпил из своего бокала и оглядел присутствующих. – Принц умеет воевать, и мы тоже. Но здесь война идёт по другим правилам. Вопрос только в том, как обойтись меньшей кровью.
[icon]http://sg.uploads.ru/WJvpd.jpg[/icon][nick]Лорд Бедвир Сидмор [/nick][status]Ум минус честь и совесть[/status]

+2


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [18+] Дует ветер ледяной


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC