http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Эпизоды » R, Ложь во спасение правде равносильна


R, Ложь во спасение правде равносильна

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

R, Verum est quod pro salute fit mendacium


Изображение (не обязательно)


Участники:
Бертольф Селвин, Тафари Бадд

Дата событий:
Июнь 2018

Место событий:
Порт Киютат де Конте, медицинский центр мистера Бадда

Описание:
Нет времени объяснять. Надо спасать товарища!

Отредактировано Рысь (2018-10-11 08:26:42)

+1

2

Тут у каждого причала
Для людей и кораблей
Всех морских путей начало,
Всех морских путей начало
И конец морских путей!

В самый тёмный час ночи в порту было светло как днём. Набережную освещали сотни фонарей, а в той его части, где покачивались на волнах яхты, и вовсе светили с десяток искусственных солнц-прожекторов, не позволяя ни единой тени спрятаться от глаз охраны. До начала ежегодной парусной регаты – одного из самых ярких событий лета в Киютат де Конте, оставалось меньше восьми часов.
Поскрипывали снасти, плескалась волна о борта сонных яхт. С восходом солнца они покинут акваторию порта и уйдут вдоль побережья, чтобы вернуться к вечеру и привезти капитана и команду к вожделенному призу. А вместе с ними и всех тех, кто поставит на эту посудинку.
- Надеюсь, завтра нас не ждёт мёртвый штиль и будет хоть какой-то бриз, - мрачно произнёс Селвин, пытаясь уловить хоть дуновение ветерка. Но ветер был упрям, и вместо ожидаемого ночного бриза окутывал стоящих на пирсе лишь отголосками дневной жары.
- Будет, шеф, будет, - уверенно заявил Бартоломи, разглядывающий тёмный горизонт. Потом краем глаза заметил подозрительный взгляд и поспешил добавить: - Я сводку метеорологов читал.
- Угу, - отозвался Селвин. Он поверил бы безоговорочно кому угодно, только не магу воды, кому под силу управлять морскими течениями и волнами. И который, ко всему прочему, азартный игрок. – На кого в этому году самые крупные ставки?
- На «Чёрную Маску» и «Принцессу Мезо», - с готовностью отозвался маг, словно ждал этого вопроса. – «Маска» поставила новый такелаж, а «Мезо» сменили всю команду, и капитан их выиграл три гонки под другими парусами в прошлые годы.
- Ты слишком хорошо осведомлён для того, кому запрещено делать ставки.
- Чисто спортивный интерес, - Бартоломи отмахнулся и пошёл вперёд, засунув руки в карманы и что-то насвистывая под нос. А Селвин был уверен, что в кармане у него пальцы свёрнуты крестиком, как в детстве.
Они долго шли по пирсу в молчании, свернули на косу, уходящую по краю гавани, и вышли к маяку. Здесь заканчивались воды, принадлежащие порту, дальше, за морскими воротами, начинался океан. Селвин стоял, прижавшись спиной к шершавой и всё ещё тёплой каменной кладке маяка и смотрел на крошечные огоньки на горизонте. Как волк, стоящий на границе своих охотничьих угодий и размышляющий, а не нарушить ли немного правила. Море Селвина никогда особо не манило к себе, не так, как об этом пишут в книгах. Но морской волк – это тоже волк, и зовёт его в путь та же тоска и жажда свободы. Как сказал один из таких, преданных морю, - «корабль – это не киль, палуба, паруса, хоть без них нельзя. Корабль – это свобода».  И не только свобода капитана идти по одному ему известному курсу, но и свобода этого мира потопить его у любого приглянувшегося морю мыса. После всего, что случилось в жизнь Альфы за последние пол года, он как никогда ясно почувствовал – то, что он считал неприступным утёсом, на самом деле корабль, стоящий на якоре. В бурю утёс выстоит, а корабль погибнет, если с якоря его не снять.  Вот и приходится мириться с бурей, лавировать меж рифов и всегда держать наготове спасательные шлюпки.
Бартоломи будто прочитал его мысли. На его лице отразилась та же мрачная решимость и тревога, что терзали душу Селвину.
- Как там дела с вампирами? – просто спросил он.
- Завтра их тут не будет, регата дневная. Подумаем о вампирах после неё.
- Вы с мистером Баддом знатно прищемили им хвост. А Виардо не любят оказывается в дураках.
- И не умеют проигрывать. Впрочем, я тоже, и учиться мне уже поздно, - Селвин клыкасто улыбнулся. -  У меня впереди ещё лет двести, у них – тысяча. Пусть наберутся терпения.
- Вряд ли они захотят ждать так долго, чтобы сплясать на вашей могиле, - мрачно возразил маг.
- Барт, убери с лица это кислое выражение, тебе не идёт. Станешь главой Ковена – носи на здоровье, у них это профессиональное, но пока ты мой, так что не смей быть мрачнее меня, - Селвин отлепился от стены, бросил взгляд на горизонт. До рассвета оставалось ещё пару часов. Бартоломи отчаянно зевал, пытаясь скрыть это, от чего его лицо перекосило причудливой гримасой. Но, по крайней мере, этот вид был вполне в его духе и не нагонял тоску.
- Пошли в офис, напьёмся кофе и почитаем метеосводки, - хлопнув мага по плечу, Селвин широким шагом направился снова к пристани.
[icon]http://s7.uploads.ru/Odfv7.png[/icon][nick]Бертольф Селвин[/nick][status]Волк[/status]

Отредактировано Рысь (2018-10-05 18:43:18)

+1

3

Во всем всегда есть свои плюсы и минусы. Баланс правит миром - если тебя постигает неудача, не стоит сразу посыпать голову пеплом, иначе за этим бесперспективным занятием можно упустить то светлое и большое, ради чего судьба обрушила на тебя все эти неприятности. Баланс. Закон вселенной, который сложно игнорировать, столкнувшись с ним такое количество раз. Люди не успевают осознать его, научиться понимать и лавировать в океане жизненных трудностей, зато те, кому отведен больший век, при наличии головы на плечах, конечно, осваивают ценный навык видеть, ожидать, предвкушать в череде ударов судьбы ее неминуемый подарок. Этот механизм все равно возвращается в исходное положение, уравновешиваясь своей полярностью.
Поэтому Бадд редко спешил радоваться непонятно откуда свалившимся удачам, закономерно ожидая, что следом прилетит что-то, что огреет его, как обухом. И наоборот, старался, насколько это было возможно, держаться на плаву в потоке нескончаемых проблем, зная, что рано или поздно он получит свой бонус за все эти горькие пилюли от вселенной. Но кроме мудрости и опыта, рассудительности и здравого смысла, вампир обладал еще и темпераментом, обуздать который умел не всегда. Поэтому когда "пилюлей" было уже по горло, терял всякое терпение. Вот и сейчас, после очередного звонка из Ковена, тихо ответив что-то ровным вежливым тоном в трубку, по завершению разговора яростно, вложив в это все накопившиеся "чувства", швырнул телефон об пол, разнося несчастный аппарат вдребезги. Сегодня с самого полудня (а это совсем неурочное время по вампирским меркам) его атаковали звонками и посланиями. В корпорации проводился последний, самый ответственный этап разработки нового чипа для инновационного метода диагностики. Можно сказать, финишная прямая, требующая постоянного контроля Бадда и Тая. Если раньше им достаточно было разделиться на день и ночь, обеспечивая круглосуточным присутствием корпорацию, то сегодня это уже было невозможно. Поэтому полуэльф сражался с пиар-компанией, атакой журналистов, жаждущих первыми осветить широкой публике новинку Корпорации, а Тафари разрывался между лабораторией и своим кабинетом, плюс именно сегодня его настойчиво дергали по делам клана. Что там случилось, он не знал, все норовя отмахнуться, оставить на потом. Но неожиданный звонок из Ковена заставил бросить все в корпорации на Тая, а самому поехать в Замок.
В клане ему поведали неутешительные новости - сразу после захода солнца силовые структуры Ковена поймали двух их молодых вампиров якобы при попытке насильственного нападения на людей прямо на улицах. Это было немыслимо.
- Ты же понимаешь, что это бред, Тафари! - ударив по столу ладонью, прорычал сквозь зубы создатель пойманных вампиров, он отвечал за них перед кланом, - Ты знаешь их, знаешь меня, такого просто не могло быть. Им под век! Они натасканы, обучены, проверены!
- Да. Я понимаю. Но факт остается фактом - наши у них. Они их держат магией и благо, хотя бы мозги прочистить не могут. Глава Ковена, этот чертов фокусник-интриган, требует меня лично на ковер. Поэтому прежде чем я туда поеду, мне нужны все данные на наших.
После опроса возможных осведомленных и причастных к чп, Бадд в информационном всеоружии направился к магам. И там его ждал воистину неожиданный сюрприз. Когда было исполнено требование предъявить ему пленников-преступников, у Тафари чуть челюсть на землю не упала. Это были НЕ ИХ вампиры. Не их клана. Незнакомые абсолютно Бадду, он их впервые видел! Ситуация начинала быть все интереснее. Быстро совладав с удивлением, вампир выслушал  условия главы ковена в обмен на согласие замять инцидент, приступил на них и забрал пленников. Неважно, что это за вампиры, лицо расы перед другими расами нужно было держать, и Бадд, как представитель всех вампиров города, не мог поступить иначе. Но неизвестно, что было бы лучше для этих несчастных – правосудие Киютат де Конте или кара по клановым законам.
Их больше никто и никогда не видел. А на стол Бадду через совсем недолгое время в письменном виде легли результаты допроса преступников, все, что из них удалось выжать его "умельцам". Как выяснилось, вампиры принадлежали Виардо, что было вполне ожидаемо. Вот тут и был преподнесен Тафари закономерный подарок судьбы. Они признались, что вся эта диверсия с подставой определенных членов клана Каррингтон была частью хитроумного многоуровневого плана, призванного в глазах общественности выставить их опасными для социума, неуправляемыми кровопийцами, попирающими закон. Плюс, подобные диверсии планировались в разное время в разных местах, и неизменно нападавшие должны были попадаться, выдавая себя за Каррингтонов, чтобы когда случится час икс, первыми подозреваемыми в громком убийстве стали именно они. А в тот самый час икс, перед самым рассветом 20 июня должно было произойти нападение на… НА КОГО?!
Читая, Тафари настолько был потрясен, что застыл с выражением полного ступора на лице, увидев имя в отчете. Бертольф Селвин. Они что, совсем там с катушек съехали, французы эти?!

20 июня – это день, в который проводится масштабное ежегодное событие – Большая Регата. И Селвин в этом событии играет ключевую роль как владелец порта. Но самое главное и самое паршивое – двадцатое июня уже СЕГОДНЯ. Вампир бросил взгляд на время, до рассвета оставалось всего три с небольшим часа.
-----Встречать друга в его же кабинете стало для Бадда доброй традицией. Он улыбнулся морскому волку и магу, с самым невозмутимым видом сидя в излюбленном кресле, которое считал уже практически своим, неизменно обосновываясь в нем при каждом визите к Селвину.
- Удивлен? – все также беспечно улыбаясь, обратился к оборотню, - где ты ходишь? Я тебя уже тут целых двадцать минут жду. Без кофе, между прочим! – вампир поднял палец в укоризненном жесте.
- А вообще, я по делу. Меня завалило рекламными буклетами об особой интриге Регаты в этом году, и я решил поучаствовать не лишь как традиционный спонсор, но сделать свои ставки. Тайно, конечно, однако мне нужна консультация. И я, кажется, как никогда вовремя, - еще шире улыбнувшись, теперь он смотрел на Бартоломи. Тафари знал, что тот был фанатом тотализатора Регаты, ежегодно просаживая на ней неприличные суммы. Но это были детали, ведь врать надо было сколько-нибудь правдоподобно, а в свете приближающегося события, другого ничего в голову не пришло. Время поджимало, нет, его не было совсем. Селвина надо было срочно прикрывать, и у Бадда, любящего все тщательно спланировать, просчитать и продумать, вся эта импровизация вызывала бурный внутренний протест и раздражение, но виду он, конечно, не подавал, самозабвенно играя свой спектакль для одного (хотя, уже двух) зрителя.
- Расскажи-ка мне, коллега по тотализатору заплывов в пунше, что за темная лошадка должна в этом году произвести фурор на гонках? Я знаю, что я все веселье пропущу вживую, но что поделать… - повздыхав якобы обреченно своей неспособности к дневным забавам, вампир бросал будто бы нечаянные взгляды на оборотня, пока слушал мага, и каждый раз все больше и больше хмурился.
[nick]Тафари Бадд[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y2wLz.jpg[/icon]

+2

4

Улыбка, как говорится, понятие растяжимое. Улыбаться может красивая девушка, и тогда ты понимаешь, что нравишься её. Улыбаться может амбал в тёмном переулке, и ты понимаешь, что свернул не туда. Может снисходительно улыбаться седой преподаватель на кафедре, и тогда ещё есть вера, что не всё потеряно и зачёт будет сдан. Улыбаться может грустно мать, потому что уже всё потеряно и сын вырос…во что вырос. Улыбаются хитро, печально, зло, искренне и фальшиво. По разному. Но к какой категории отнести лучезарную улыбку Тафари Бадда, заявившегося в кабинет к Селвину в четыре часа утра, Селвин не знал. Разве что к категории совершенно невероятных. И сам факт появления этой улыбки вызывал больше вопросов чем причина.
- Без кофе, говоришь? – медленно протянул Селвин, рассматривая неожиданного гостя. – А по лицу можно предположить, что уже хлебнули, мистер Бадд, чего-то по круче.
Честно говоря, Селвин бы не удивился, если бы обнаружил под столом заныканную опустошённою эльфийскую тушку. Что ещё могло привести вампира в такой восторг?
А вот Бартоломи, в свою очередь, не подверг заинтересованность мистера Бадда в регате сомнению. Отмахнувшись от зреющих у начальника вопросов к гостю, он накинулся на бедного вампира, не давая вставить слово. За следующие десять минут волк и очень опрометчиво поступивший вампир выслушали ёмкую лекцию о ходовых качествах двух великолепных (не поспоришь) судов, оснастке и команде. При чём маг так увлёкся, что перешёл на странную смесь языка морского и сухопутного, перемежая всяческие «бром-брам-брамсели-марсели» с «штуковинами» и «фиговинами». Селвин во время этой тирады внимательно рассматривал Бадда, пытаясь уловить, в какой момент тот пожалеет, что спросил. Судя по всему, сожаление пришло быстро, учитывая странные взгляды, которые тот бросал в ответ, но спасать товарища Селвин не спешил. Тафари вёл себя странно, но интересно, и прекращать это не было резона.
- Всё, закончили познавательный экскурс, - в момент перехода лекции на тему проблемы брочинга у лёгких судов при курсе фордевинг, Селвин всё таки решил вмешаться. Бартоломи смотрел на него волком, даром, что маг, но заткнулся. Тон волка взаправдашнего не терпел возражений.
- Не замечал за тобой тяги к игре на тотализаторе. Это ведь даже не покер, - про покер Селвин что-то слышал, хотя даже эту серьёзную игру представить в жизни Тафари ему было сложно. Впрочем, в покере главное уметь держать лицо, а с этим у вампиров, в большинстве случаев, всё в порядке. Осталось понять, в какую игру играет мистер Бадд сейчас и что за странное лицо являет. – Скооперируйтесь между собой, поставьте на лучших, кто бы ни выиграл – выигрыш поделите. И все в плюсе, - Селвин не горел желанием участвовать в ставках, он не понимал игры, в которой выигрыш зависит не от игрока.
В этот момент вспыхнул огонёк на селекторе, Селвин раздражённо вздохнул и зажал кнопку.
- Что стряслось?
- Шеф, это служба охраны. У нас ЧП на пристани, - голос охранника чуть подрагивал, будто бы от едва сдерживаемых сильных эмоций, хоть и оставался по привычному твёрд.
- О, дьявол, только этого не хватало! До начала регаты всего несколько часов! – селектор ещё что-то буркнул, но волк его уже не слушал. Эта регата была его головной болью каждый год, и обещала стать таковой и в этот раз. Обычно неприятности случались за месяц, за пару недель, в этом же году без неприятностей обходились именно до этого момента – ночь перед самим событием.
- Я на пристань, - рявкнул Селвин, поднимаясь из кресла. В кармане брюк в этот момент пискнул и тут же замолк телефон, а достав его, волк и вовсе помрачнел. На экране высветился сброшенный вызов от начальника охраны, хотя селектор на этот раз молчал. Или случилось что-то, что нельзя доверить громкой связи или… - Пусть это будет всего лишь дозвон его задницы, - прорычал Селвин, набирая в ответ. Но в трубке были лишь короткие гудки и «абонент не абонент». – Подъём!, - быстрым движением волк вытряхнул мага из занимаемого им кресла. – мистер Бадд, мы не на долго. Я надеюсь. Кофе я прикажу принести.
[icon]http://s5.uploads.ru/I0g8V.png[/icon][nick]Бертольф Селвин[/nick][status]волк[/status]

+1

5

Как ни странно, но именно Бартоломи своей жутковатой лекцией по тонкостям судов очень помог Бадду, ввергая его в неподдельное уныние. Не слушать совсем мага было невозможно, слишком уж эмоционально тот ринулся в просвещение сухопутного вампира морскими нюансами. И хоть Тафари явился сюда не за этим, слушать приходилось. Озабоченное, а местами хмурое выражение удалось на славу, даже недоверчивый друг, явно заподозривший неладное в слишком радушном поначалу настроении Бадда, теперь, кажется, поверил в искренность скорби. Видимо, радужные эмоции совсем не его, раз во вселенскую тоску в исполнении вампира верят больше.
И когда волк наконец вмешался и прервал поток дичайшей судостроительной терминологии, Тафари мысленно воздал руки к небу. Маг, судя по всему, мысленного ликования вампира совершенно не разделял.
- Не покер, - рассудительно согласился Бадд, при этом не сводя очень подозрительного взгляда с Селвина и медленно вставая со своего кресла, - поэтому я и попросил консультации. Все бывает в первый раз, так ведь говорят?
Было ощущение, что вампир совсем не следит за тем, что отвечает, произнося слова на автомате, поскольку его мысли заняты чем-то гораздо более важным, и это "гораздо более" находилось прямо на лице его друга, которое он буравил уже откровенно мрачным взглядом. Но тут вмешалась судьба в виде тревожного сигнала селектора. Нееет, только не это. В голове Бадда молниями заносились тревожные мысли, как мигающая ярко-красным пожарная сигнализация. Было чувство, что если волк выйдет за дверь, назад он уже может и не вернуться.
- Что? Погоди! - но не успел продолжить, глядя, как шустро засобирались оборотень с магом. Действовать нужно было быстро. А быстро - это по вампирской части. Поэтому не успел хозяин кабинета сделать шага к двери, как ему преградил путь хмурый Тафари, еще полсекунды назад стоявший по другую сторону стола.
- Берт, послушай меня внимательно. Я понимаю, там чп, но здесь и сейчас гораздо большее чп происходит. Посмотри! - с этими словами в руках вампира оказался какой-то датчик, который он приложил к шее оборотня на секунду и тот сразу же запищал и принялся показывать какие-то цифры, - Видишь?! Я так и знал! - с ужасом в голосе резюмировал, тыча пальцем в дисплей и показывая другу.
- Ты должен СРОЧНО поехать со мной! - напористо и с долей паники абсолютно безапеляционно, будто вынося вердикт, - Ты серьезно болен, и если сейчас же, сию же минуту не принять меры, до начала регаты ты просто не доживешь! - Бадд очень редко повышал голос. Но теперь, в этих последних словах, он был кристально искренен. Поэтому необычайная для него эмоциональность сейчас была правдивее некуда.
- Бартоломи, помоги мне проводить шефа до моей машины, а то он может свалиться в любую, повторяю, в любую секунду, - вампир просто пер напролом. Шел вабанк. Потому что если ему не удастся увезти волка в корпорацию, то пиши пропало, - Совсем недавно в городе появилась новая мутация австралийского вируса. Он поражает только оборотней и полукровок с оборотнями. Вирус малоизвестен, но страшен - забирает жизнь в считанные часы. И чем раньше ввести антидот, тем больше шансов выжить.
Он схватил Селвина за предплечье и почти волоком потащил к двери, не без помощи мага, конечно, а в свободной руке в кармане уже держал автоматический шприц со слоновой дозой снотворного на случай, если чп на пристани покажется оборотню более важным, чем собственная скорая погибель.
[nick]Тафари Бадд[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y2wLz.jpg[/icon]

+1

6

В определённый момент Селвин престал удивляться вообще чему-либо. После появления лучезарно улыбающегося вампира на исходе ночи и неожиданного ЧП (что уж греха таить - весьма ожидаемого, но надежда умирает последней) всё дальнейшее до поры воспринималось им почти с весельем. Когда Тафари с подскочил и преградил ему путь в дверях - Селвин вздрогнул и хотел сказать что-то про легенды о ниндзя, но не успел. Ему в шею ткнули какой-то прибор, который спустя мгновения выдал набор странных цифр, и, судя по лицу Тафари, цифры эти указывали остаток жизни альфы в минутах.
- В прошлый раз у тебя в карманах завалялось случайно экспериментальное зелье для лечения ран, а теперь ты таскаешь с собой переносной рентген-кабинет, - сказать, что Селвин Тафари не поверил, означало ничего не сказать. Он не поверил от слова "совсем", более того, принялся искать неведомый ему умысел. И нашёл его в голове Бартоломи. Уж больно легко маг сегодня шёл на поводу у Бадда, хотелось спросить его, не сменил ли он начальство случайно. Нервы у Селвина были на пределе, он молча рассматривал лица своих конвоиров и боролся с желанием повертеть пальцем у виска.
Стряхнуть с себя горящего энтузиазмом мага и тронувшегося умом вампира удалось только в лифте, а на выходе из него Селвин банально дал дёру. Бартоломи прыжком, которому позавидовал бы и ягуар, бросился за ним следом и повалил, впечатав лицом в асфальт. Скинув его с себя, Селвин перевернулся на спину. Где-то вверху качались звёзды и чёрное очень серьёзное лицо Тафари. Из носа у Селвина текла кровь, он поднёс к лицу руку и рассмеялся.
- Доволен? Скажи честно, тебя достало вытаскивать мой хвост из передряг, и ты решил нанять этого придурка, чтобы он меня прикончил, - Бертольф кивнул на сидящего рядом на земле изрядно потрёпанного мага. - И ты, Брут..., - он покачал головой и состроил скорбную мину.
- Если с тобой что-то случится, шеф, мисс Кроссман мне не только...хвост отвернёт, - пробурчал Бартоломи. И тут же понял, что, кажется, ляпнул лишнего.
- Что?! - Селвин аж забыл, что ему под четыреста и его только что поваляли по земле. Вскочил и схватил мага за воротник, как щенка за шкирку.
- Я просто выбираю меньшее из зол, шеф, - маг пожал плечами, находясь в прямом и переносном смысле в подвешенном состоянии.
- Стало быть, я меньшее из зол? Меньшее? - бедные нервы волка начали сдавать. Он поставил мага на землю, развернул и придал ускорение ударом пониже спины. - Проваливай в Ковен, предатель! У меня ты больше не работаешь!
В одно мгновение несколько минут назад холодный и рассудительный Селвин превратился в весело-недоумевающего, а теперь он кипел гневом. Да уж, лабильная нервная система. В отличном состоянии, заводится с пол оборота.
Альфа повернулся к Тафари и, сложив руки на груди, несколько секунд его серьёзно рассматривал.
- А теперь скажи мне, что это за балаган? С чего такая паника? И почему я, альфа оборотней, узнаю о этом "страшном вирусе" - Селвин усмехнулся и изобразил жестом кавычки, - узнаю последним, когда я, по твоим словами, уже заразился?
Вытащив из кармана штанов телефон, чудом уцелевший в схватке с магом, он попытался снова позвонить начальнику охраны. Но тщетно. Кроме того, у дверей офиса, где развернулась драма, тоже охраны не было, пустовал даже пост администратора в холле. Всё это казалось странным, если не сказать больше.
- Скажите мне, - Селвин провёл рукой по лицу, смазывая остатки крови с носа. - Кто из нас троих сходит с ума?
[nick]Бертольф Селвин[/nick][status]Альфа[/status][icon]http://s3.uploads.ru/Olruk.png[/icon]

+1

7

- Это не рентген, а дианеоабсорбэкспрессанализатор и очень точный, к слову, - на автомате протараторил правильное название прибора вампир, правда, умолчав о том, что он анализирует всего лишь молекулярную структуру кожи и используется больше в косметологии, но это уже детали. Зато как грозно пищит и страшные цифры выдает, поэтому Тафари его и прихватил с собой к Селвину. Тем более, что создан приборчик был совсем недавно, и морской волк его даже случайно в рекламе по телевизору видеть не мог, потому что он пока не был запущен в массовое производство. Но к досаде Бадда он отчетливо видел на лице друга лишь недоверие, недоверие, и еще раз одно сплошное недоверие. Мысленно вампир рвал и метал, что ж это такое. Он прекрасно знал Селвина и его тяжелый временами нрав, поэтому ожидал любого сюрприза от друга, и отпустил того лишь в лифте, наивно полагая, что при выходе снова сцапает его мертвой хваткой. Но жестоко просчитался.
Стоило дверям разъехаться как оборотень вылетел на свободу из всех своих оборотничьих сил. Бадд рванул следом, сквозь зубы ругаясь на чем свет стоит, одновременно вытаскивая автошприц со снотворным. И каково было его удивление, почти шок, когда Бартоломи проявил чудеса прыткости и сообразительности! На долю секунды опередив вампира, он свалил своего шефа и дал возможность молниеносно вколоть тому снотворное. В пылу падения, удара и всей этой возни еле ощутимая инъекция наверняка осталась даже не замеченной оборотнем. Да и маг вряд ли успел увидеть сверхскоростные действия вампира по отношению к его другу и шефу. Теперь дело оставалось за временем, волк сильный, может и минут пять понадобится до отключки... В любом случае Бадд уже лишь ждал и никуда не спешил, наблюдая за возмущениями друга и оправданиями Бартоломи.
- Никого я не нанимал. Просто в отличии от тебя, Бартоломи понял, насколько критическая ситуация с тобой сейчас происходит, перестань на него наезжать.
Тафари было искренне жаль беднягу мага, он схлопотал по сути ни за что, и вампир был очень ему благодарен. Но на лирику сейчас времени  не было. Он сделал шаг к оборотню, по ему одному заметным признакам видя, что тот вот-вот перестанет себя контролировать и свалится под действием вещества.
- Вирус успел поразить лишь немногих, - он врал уже не стараясь особо, да и не видел в этом смысла, поэтому просто махнул рукой и не продолжил плохо продуманную легенду-импровизацию, - Селвин, ты все поймешь, но чуть позже, я тебе обещаю. Никто с ума не сходит. И все будет хорошо.
Последние слова вампир произнес, глядя уже в остекленевшие глаза друга и подхватывая его, потому что в этот момент тот начал падать и если бы Бадд не был к этому готов, рухнул бы просто на асфальт. Закинув одну руку себе на шею, он подхватил отключившегося оборотня и бросил магу ключи.
- Открой, - объяснять особо ничего не стал, просто погрузил Берта на заднее сидение своего автомобиля и развернулся к бедняге ничего не понимающему Бартоломи.
- Я тебе тоже все объясню позже, обещаю. Завтра на регате вам придется обойтись без него. Это необходимая мера, поверь.
И сев за руль, умчался из порта. По дороге сделал пару организационных звонков, и их уже ждали в подземном гараже корпорации с носилками.
- В подвальное помещение, палата БР-5, - скомандовал персоналу вампир, и все было сделано четко, без лишних вопросов.
Уже через несколько минут друг был надежно укрыт и спрятан в особой бронированной палате с комфортом, а Тафари, зная, что тот проспит еще пару часов, отправился закончить перед рассветом пару важных дел и подкрепиться, спать днем он не планировал, поэтому нужно быть в форме, тем более, что ему предстоит сложный разговор с оборотнем. Наверное, этого разговора он опасался даже больше, чем всех тех проблем, которые вновь свалились на них от неугомонных французов. Бадд прекрасно понимал, что весь гнев волк обрушит на его голову за самовольное заточение, но при этом был уверен, скажи он правду, и Селвин со своей обычной бравадой пошел бы смотреть в лицо врагу, вместо того, чтобы предпринять меры безопасности.

Однако, он не успел еще даже закончить все, что напланировал, как ему  доложили что пациент палаты БР-5 пришел в себя.
- Не вздумайте к нему входить, я буду через 5 минут! - негромко проговорил в телефон вампир и поторопился к лифту.
Часть стены палаты была из толстого бронированного стекла, чтобы можно было наблюдать за пациентом, как и дверь, которая вообще была двойная и поэтому сбежать, когда кто-то в нее входил, было физически невозможно. Одна из них всегда была надежно заперта, и замок второй не срабатывал, если не запереть первую.
Тафари зашел в палату и прислонился спиной к двери.
- Я знаю, ты на меня зол, и по праву, но выслушай.
[nick]Тафари Бадд[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y2wLz.jpg[/icon]

+1

8

Голова гудела как пустое ведро, по которому шарахнули палкой. Селвин медленно открыл глаза и тут же закрыл их снова. Свет в глаза от лампы под потолком был вторым ударом по многострадальному ведру. То есть котелку, зовущемуся головой. Мучительно пытаясь собрать в кучку разбегающиеся мысли, Селвин вспоминал последнее, что было перед этим странным беспамятством. Ночь, офис, регата, какое-то чрезвычайное происшествие на пристани, Бартоломи и его ставки и…Тафари! Ну конечно, самое странное событие этой ночи – Тафари и его страшный вирус. Селвин снова распахнул глаза, опасаясь уже, что вампир был прав, и это вовсе не лампа под потолком, а свет в конце пресловутого тоннеля. Но вокруг всё таки были не райские кущи и уж точно не семь кругов ада. Чистая и даже уютная комната, свет, удобная койка. Всё было бы хорошо, если бы не явственный запах дезинфицирующих средств и лекарств – тот самый запах, который все называют «запахом больницы» и который навевает тоску даже на самых ярых оптимистов. А ещё на койке имелись крепления для фиксации рук и ног, а одна из стен представляла собой бронированное стекло. Как в комнате для допросов. Или пыток. Оборотня передёрнуло. Такие палаты он как-то видел в фильме ужасов, где над оборотнями ставили опыты. Последнее, что  он помнил, был Тафари, говорящий «всё будет хорошо», но что было дальше? Если это не дело рук вампира, если замешаны враги Селвина, есть ли  хоть шанс выбраться отсюда живым?
Селвин сел на кровати и ощупал карманы. Никаких личных вещей. Телефон, карточки, ключи, даже «навсякийслучайная» резинка – и ту изъяли. Оборотень выругался сквозь зубы и поднялся на ноги. Обошёл вокруг кровати, осмотрелся вокруг. Никаких капельниц, инструментов, ни следа присутствия кого-то из персонала. Впрочем, со стороны бронированной стены чувствовался взгляд. Селвин показал возможным наблюдателям средний палец и продолжил знакомство с обстановкой. На собственном теле не заметил никаких следов инъекций, если не считать лёгкого дискомфорта в районе лопатки, но, кажется, этот укол он получил раньше…Селвин выругался ещё раз, вспоминая потасовку с магом. Вот и причина беспамятства нашлась. Тафари…Но зачем? Зачем нужен весь этот балаган? Представление с регатой и тотализатором, рассказ о смертельном вирусе, погоня, уколы. Селвином овладела злая тоска. Кто-то мудрый однажды сказал, что можно простить тридцать ударов ножом врагу, но куда сложнее один укол простить другу.
Головная боль нарастала, уже до тошноты, злости некуда было деться, белые стены палаты давили со всех сторон. Селвин схватил с маленького столика у стены железный поднос, на котором, видимо, должны были лежать инструменты или перевязочный материал. Он с размаху запустил этой железкой в стеклянную стену. Стене было всё равно, железяке тоже, он с оглушительным звоном отскочила и, попрыгав по полу, улетела куда-то под койку. Следом за ней в стену отправился столик, на котором она лежала. Легче от этого Селвину не стало, а от громкого звука боль в голове стала ещё сильнее, вспыхнув как фейерверк.
В этот момент почти бесшумно отворилась дверь и так же тихо закрылась. Селвин, стоявший в этот момент спиной к двери, медленно повернулся. Он ожидал в этот момент увидеть кого угодно, даже Виардо, и почти расстроился, увидев Тафари. Ему всё ещё очень хотелось, чтобы происходящее оказалось шуткой или дурным сном.
- Я не знаю, на кого я зол и за что. Теперь ты объяснишь мне, что всё это значит? – Селвин пнул несчастный столик, валяющийся рядом и сделал несколько шагов в сторону, рухнув на кровать. Он сжал пальцами виски и закрыл глаза. – Сколько сейчас времени? И где, морской дьявол тебя задери, мой телефон? 
[nick]Бертольф Селвин[/nick][status]Альфа[/status][icon]http://s3.uploads.ru/Olruk.png[/icon]

+1

9

Тафари не спешил отлипать от двери, он, замерев на манер статуи, одними глазами цепко следил за Селвином, справедливо ожидая, что достанется ему, а не столику, и даже внутренне удивился относительно спокойной реакции друга. Вот только будет ли она такой и дальше, было очень сложно сказать.
- Сколько сейчас времени, абсолютно неважно, - тихо отозвался он, - и да, я все объясню. За тем и пришел, - Бадд вздохнул. Какое-то отрешенное, или, скорее даже разочарованно-отчаянное состояние друга заставляло почувствовать себя последней сволочью. Чувство вины неприятно кольнуло, заставив поморщиться. Но вампир редко поддавался эмоциям, зная, что этот конь управляем лишь в жесткой узде, а стоит дать слабину, и понесет так, что лишь ветер в ушах засвистит. Тем более, что в данном случае он считал себя абсолютно правым, поэтому прогнал от себя все эти ненужные сантименты и спокойно продолжил.
- Я знаю, что ты не будешь в восторге от того, что я сейчас скажу. Но если бы я не забрал тебя, да, пусть и таким нечестным, признаю, способом, из порта, то тебя бы убили. Или перед рассветом, или чуть позже, на самой Регате, я точно не знаю. Знаю только, что случиться это должно было именно сегодня, - говоря своим извечно тихим медитативным тоном, который многих порой бесил, Бадд все же прошел вглубь палаты, поднял многострадальный столик, аккуратно возвращая его на ножки и на прежнее место. При этом вампир то и дело кидал взгляды на лежащего на кровати друга. Тафари не знал, кажется это ему или нет, но от Селвина будто волнами исходило почти физически ощущаемое напряжение и заставляло чувствовать себя крайне неуютно. Будь на месте альфы кто угодно другой, вампира вообще бы не трогала эмоциональная часть вопроса, но это был Селвин. Друг Селвин. Крайне мало существ за свою долгую жизнь он мог назвать другом. Бадд взял от стены единственный стул на колесиках и подкатив его поближе, сел рядом, сложив перед собой руки в замок.
- Я случайно узнал. Абсолютно случайно. И если бы заранее, я бы пришел к тебе и нормально все рассказал, мы бы придумали, что нам с этим делать, я уверен. Но это всплыло впритык перед самым часом икс. Объяснять тебе и уговаривать спрятаться, - тут Тафари рассмеялся, покачав головой, - заранее было обречено на провал, я же тебя знаю. Регата, судна, пресса, море, - с легким налетом раздраженной иронии перечислил он, - Ты бы послал меня подальше с моими опасениями и французами, вместе взятыми. Поэтому я решил сначала тебя надежно укрыть, а разбираться потом. Прости. Мне даже эта малость сложно далась, водить тебя за нос - утопия, конечно. Спасибо магу, помог. Счастливая случайность в лице Бартоломи, - Бадд печально улыбнулся, но только на миг, и тут же вновь помрачнел, - Ты волен перестать меня считать другом, волен злиться на меня и делать, что хочешь вообще. Но я тебя отсюда не выпущу, пока не решу, что проблема устранена. Я сам все выясню с Виардо, - на лице вампира мелькнуло жесткое выражение, дав резкий контраст с тем умиротворением, которое было пару минут назад в начале его "речи".
- А когда выясню и буду точно уверен, что тебе не грозит ничего, ты снова будешь свободен. Но Регата в этом году, к сожалению, пройдет без тебя.

[nick]Тафари Бадд[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y2wLz.jpg[/icon]

+1

10

Fac fideli sis fidelis
Селвин лежал на кровати и смотрел в полоток. Абсолютно ровный, белый, с яркими, но матовыми и не слепящими лампами. Под ним была чрезвычайно удобная койка, с изгибами именно там, где этого хотелось спине и шее. Вокруг царила тишина, разгоняемая лишь негромкой речью Тафари Бадда. И речь эта тоже состояла из простых, понятных и правильных слов, стоящих именно в том порядке и произносимых именно в той интонации, в которой следовало. Селвин чувствовал себя гостем в чужом мире. В мире, где всё правильно, всё на своих местах. Он скосил глаза и посмотрел, как Бадд ставит на место снесённый в гневе Селвином столик, возвращая в свой мир полную гармонию. Гармонии не соответствовал только сам Селвин.
А Бадд говорил что-то о Виардо, об опасности и о том, что он Селвина знает. А ещё о том, что тот волен перестать считать его другом. Очень просто у него это выходило. И вдруг всем существом Селвина овладело жесточайшее чувство одиночества. До зубовного скрежета, до рези в горле, до боли в груди. Он закрыл глаза и прикрыл их ладонью от света. Минуту назад у нём бушевал гнев, теперь не осталось ничего.
- Регата? – он удивлённо приоткрыл один глаз и посмотрел на Бадда, сидящего у кровати. Он был похож на психоаналитика в клинике для душевнобольных. – Регаты не будет, - тихо ответил он и снова закрыл глаза. – Хозяин и организатор регаты исчез, и никому ничего не известно. Не знаю, что ты сказал Бартоломи, но он всего лишь рядовой маг из сторожей гавани. 
Кстати, с Бартоломи он, кажется, тоже поссорился. Для того, чтобы, как говорит Бадд, быть вольным не считать кого то другом, нужно сначала друзей завести. А Селвин теперь сомневался, что в его почти четыре сотни за плечами есть хоть один такой.
- Знаете, мистер Бадд, - Селвин специально подчеркнул это сухое холодное «мистер», хотя слово далось ему с трудом, будто застревало в горле, - Я хотел доверять друзьям. Принимал из их рук едва знакомые субстанции для своей порванной шкуры, поверял им свой позор и триумф, делил отчаяние и радость. Наверное, я мог бы и поверить в серьёзность опасности, если бы услышал это из уст друга.
Селвин открыл глаза и перевернулся на бок, поднявшись на локте, и серьёзно посмотрел на Бадда.
- Ты мог бы скрутить меня после того, как я сказал бы «чушь, не морочь мне голову». У тебя было время разыграть спектакль со ставками, но не было времени сказать мне правду.
Оцепенение проходило, Волк встал с койки и принялся бродить вокруг, как зверь, пойманный в клетку. Он нарезал круги вокруг Бадда, всякий раз проходя мимо столика, уже однажды преодолевшего на миг гравитацию, пинал его и боролся с желанием запустить снова.
- Можешь считать меня кем угодно, Бадд, можешь верить, что знаешь меня. Но сейчас я расскажу тебе кое-что новое, - Селвин остановился прямо напротив кресла, в котором восседал его учёный…друг? – У меня нет друзей. Точнее – не было, до тебя. У Альфы не бывает друзей, есть только стая, где каждый второй мечтает однажды занять моё место. Это не плохо и не хорошо, это наша природа. Теперь у меня есть Бартоломи, ты и Инесс. Но… - всегда есть это «но». И всегда нужно помнить, что всё сказанное до этого предлога, не считается. – Бартоломи человек, хоть и маг. У них голова по-другому работает и век их куда короче. А Инесс женщина, - определением этим Селвин будто припечатал мисс Кроссман приговор. А потом схватил этот несчастный столик, которому не повезло оказаться рядом, и запустил его через всю комнату в стенку. К дьяволу гармонию.  – Почему ты решил, что я не поверю тебе?! Я никогда не пробовал на столько доверять, позволь мне хоть попробовать, вдруг мне понравится!
[nick]Бертольф Селвин[/nick][status]Альфа[/status][icon]http://s3.uploads.ru/Olruk.png[/icon]

+1

11

Бадд молчал. У него была сотня ответов на каждое слово, но он просто молчал. Регата? Что ему вообще до регаты в противовес опасности потерять друга? Да плевать он хотел на регату. Система ценностей вампира всегда была очень четкой и понятной. Сложной, но при этом простой. Сложной, потому что состояла она из огромного количества уровней. Простой по той же причине. Что-то было выше, что-то ниже. Что-то всегда было важнее чего-то очень важного, лишая сомнений и колебаний. По сравнению с висящей на волоске жизнью друга даже угроза потерять саму дружбу стояла ниже уровнем. Что уж говорить о регате, та вообще затерялась где-то под ватерлинией, исчезая из вида.
Упреки сыпались на вампира один другого справедливее, один другого горше. От спокойствия Бадда не осталось и следа, хотя внешне он был все также недвижим, подобно замершей в камне скульптуре. Каждый пинок по многострадальному столику вампир невольно принимал на свой счет, он бил по нервам, и казалось, что следующего они уже не выдержат. Он снова в это вляпался. Снова в его жизни был кто-то, кого он ТАК боялся потерять. Интересно, это человечность, от которой, как он считал, не осталось и следа, все-таки живет в нем? Или, может, растопившая его сердце эльфийка пробудила в нем способность к дружбе и привязанности вновь? Как было просто чувствовать внутреннюю хладность трупа и живость мозга, всем управляющего и считавшего, что в его душе нет места подобным слабостям в принципе, и как сложно все теперь. Когда-то, поначалу, волк и Тай были просто важными существами, которые по странному совпадению появились в его жизни почти одновременно, и которым он доверял больше остальных. И хоть они считали его своим другом, оба, сам Бадд их таковыми не считал. Долгое время он думал, что друг у него лишь один - создатель. Как бы цинично это ни звучало. Но они были близко. По-разному, но при этом очень близко. И когда произошел момент, в который они перешли на этот новый уровень настоящей дружбы, он так и не понял. Но факт остается фактом. Селвин стал одним из единиц, редким существом, за которого у вампира болела душа. По-настоящему. И жизнь которого была важна ему не потому что это был "полезный элемент", а просто так. Без какой-либо объективной корыстной причины. Просто потому что это был Бертольф и никто другой. Друг.
И сейчас все слова его по иронии доли перекликались с тем, что ощущал Тафари. В конце концов, наверное, они немного похожи... Либо это у волка эмпатия слишком развита, так попадать по больному. Что бы он ни говорил, а Бадд Селвина знал. И знал также, что это снайперское попадание острых слов в тщательно скрываемую вампиром старую рану было не умышленным. Но от этого легче не было. В какой-то момент ему захотелось схватить оборотня и хорошенько встряхнуть, осадить, заставить заткнуться, проорать, что это он ни черта не знает! Не до конца знает "Мистера Бадда" и мотивов его поведения. Селвин "не пробовал доверять настолько". Смешно. Они друг друга стоят, да. С оглушительным грохотом улетевший столик, служивший диким аккомпанементом к тяжелым словам, вампир уже не перенес. Так и не сумев разомкнуть сцепившуюся намертво челюсть, чтобы хоть что-нибудь ответить, только метнул в друга угрюмый, полный мрачного, с трудом сдерживаемого бешенства взгляд, резко встал с места и вышел из палаты.

Нажав кнопку верхнего этажа, Бадд поднимался на лифте из подвального помещения совсем недолго, на полпути вдруг остановив его. В голове звоном стояли слова "не пробовал настолько доверять".
- Черт бы тебя побрал, Селвин, - тихо, но с непередаваемым чувством процедил он сквозь зубы в тишине зависшего между этажами лифта, а потом вновь направил его вниз.
И вновь стоял в палате друга, вновь смотрел на него.
- Ты знаешь, что год назад наш клан покинул глава и знаешь, сколько проблем мне это доставило. Но ты не знаешь, что он был мне другом на протяжении всей моей осознанной жизни. И мне всегда казалось, что ближе существа быть не может. Он был мне очень дорог, у нас была связь, ведь он был моим создателем. А еще, несмотря на возраст, он был беспечен и лих. И я вечно, как нянька, приставлял к нему охрану, предупреждал, просил быть осторожнее. Ведь вампиры лишь технически бессмертны, - тихо усмехнулся Бадд и продолжил, - но он не слушал меня. Ты также не знаешь, что очень скоро после его ухода мы, обращенные им, перестали чувствовать связь. У нас это означает лишь одно - его больше нет в живых. Угадай, кого я считаю виноватым в этом? - никогда он не говорил с волком о своей боли. Никогда, - он часто со смехом говорил "доверяй мне", в считанные минуты паля "хвост" моей охраны и избавляясь от него. Еще ты не знаешь, какую пустоту я ощущал, потеряв его. И не знаешь, что пережил я это все во многом благодаря тебе. И ты не знаешь, какую оглушительную панику я испытал сегодня, узнав, что тебе грозит опасность. И не знаешь главного - я тоже не умею "доверять настолько". Также, как ты, не пробовал. Я не верю в то, что мне ты мог довериться добровольно. Для меня поверить в это из разряда прыгнуть выше головы. Понимаешь? Для меня "доверять" синоним "потерять". Я просто не могу. Умереть гораздо проще, чем пережить смерть друга, Селвин. Гораздо проще, - он замолчал и отвернулся от Бертольфа, задумчиво разглядывая прозрачную бронированную стену. На самом деле он уже сделал огромный прыжок выше головы, рассказав волку то, о чем не говорил никому и даже себе до конца не признавался, но сделать следующий прыжок было все еще невероятно тяжело, и лишь ему одному известно, каких усилий это стоило. Помолчав, Тафари снова посмотрел на друга, а потом, сделав шаг к двери, разблокировал замок своим отпечатком, давая понять, что Бертольф больше не заперт.
- Посмотрим, понравится ли это нам обоим...
[nick]Тафари Бадд[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y2wLz.jpg[/icon]

+1

12

По законам, понимаешь, современной аэродинамики шмель летать не может.
Не должен, падла, летать! А он летает… сука насекомая неграмотная.

Как это случилось? Что за шутка Вселенной такая? Вампир, у которого есть сплочённый клан, оборотень, у которого есть огромная разношёрстная и разномордая стая. А на деле у этих двоих есть только они сами. В романах великих авторов есть истории о дружбе между вампирами и эльфами, даже о любви между ними говорят порой. Пишут истории и об оборотнях с людьми, и о всё тех же несчастных эльфах. Но вампиры и оборотни… Между ними нет и не было никогда той жгучей ненависти, на пепле которой расцветает дружба, нет и природной симпатии, располагающей к близости умов и душ. Так как же это случилось? Просто в определённый момент они были нужны друг другу. Не были нужны миру, на них плевать было всем живым и мёртвым, бесполезны для природы, до фонаря этому городу. Но нужны друг другу. Наверное, это и называется дружбой. Придумать определение для этого явления ещё сложнее, чем для любви, там хоть участвуют какие-то химические реакции, эндорфины и гормоны. А дружба? Необъяснима ни с точки зрения биологии, ни физиологии, ни психологии. Не существует объясняющих ее законов и инстинктов. Но шмелю тоже забыли сказать, что он не может летать в физике Земли.

Селвин пару минут смотрел на Бадда, замершего в дверях, теперь открытых. И на дверь, которая сулила свободу. Вот только свободу от чего? Не от себя точно. Поэтому Селвин не пошёл наружу на встречу «приключениям». Он вернулся к койке и улёгся, закинув руки за голову. Голова всё ещё болела.
- У вас в люкс-номерах полагаются телевизоры? – просил он через пару секунд, переведя взгляд на Тафари. – И что-нибудь от головы. И телефон.
Через минуту, когда телефон был у Селвина в руках, он первым же делом набрал номер Бартоломи и перевёл на громкую связь. Раздались долгие гудки, потом писк вызова и молчание. Селвин тоже молчал, буравя взглядом трубку, лежащую на кровати.
- Шеф? – спустя секунд тридцать взаимного молчания телефон отозвался первым голосом мага.
- Развлёкся, да? – тут же в атаку пошёл Селвин. – Так, забыли об этом до вечера. У меня к тебе есть предложение развлечься ещё.
- Где там моё ружьё и серебряные пули, - как-то совсем обреченно простонал телефон.
- Кто там, говоришь, на меня покушение устраивает? – Селвин усмехнулся, подняв взгляд на Тафари. – Вот, пожалуйста, дедову двустволку расчехляет.
- Покушение? – спросил телефон, судя по звукам на том конце что-то упало.
- Увы и ах, кто-то решил, что Киютат де Конте слишком мал для меня и чьего-то раздутого самомнения. Так что ищи не серебряные пули, а сапожное шило. Будем протыкать.
- Есть, шеф! А кого? – в этом весь Бартоломи. Сначала согласится, потом выясняет подробности.
- Помнишь, ты показывал мне амулет, который может дать личину любого человека или не-человека?
- Э….напоминаю, шеф, что это не законно.
- Это я тебе в прошлый раз об этом напомнил. Не бойся, передачки носить буду.
- Рахат-лукум и сгущёнку! – тут Селвин не удержался и с силой провёл ладонью по лицу, мысленно вспоминая слова по забористей, чтобы сказать при встрече.
- Значит так, - теперь Альфа уже не валялся на кровати, а бродил по палате кругами, диктуя телефону план «битвы при Ватерлоо». – Хватай нац.беза и делай из него меня. Предупреди, что на Селвина готовится покушение. Сейчас сколько время?
- Пол десятого.
- Время есть. Не помню на кой, но он хотел Виардо яйца оторвать. Скажи, что можно.
- Виардо? – телефон усмехнулся. – Можно я скажу?
- Нет.
- А я скажу, - телефон уже откровенно насмехался. – Я…пре…ду…пре…ждал!
- Барт! Взять Виардо и его прихвостней за яйца и в таком виде ко мне привезти!
- Только прихвостней, шеф, вампиров потом сами ловить будете. А что сказать по поводу вашего отсутствия?
- Скажи – отравился. Съел что-то не то. Мне за последние пол часа много чего пришлось «проглотить», - добавил Селвин, понизив голос. – Пилюля горькая, но действенная. Всё, работайте. А я вас по телевизору посмотрю.
Телефон отключился, Селвин тяжело вздохнул. Он всем сердцем хотел быть там, в гуще событий, учувствовать в этой охоте на правах Альфы. Но нельзя. Иначе он заплатить куда большую цену за возможный трофей. Умереть проще, чем потерять друга. Вот только потерять – не всегда означает смерть.
- Так тут есть где-нибудь телевизор? – Поднявшись, Селвин наконец подошёл к дверям. Вот только выходить один он не хотел, как и идти куда-то в одиночестве. – Пригласишь к себе в кабинет? Посмотрим открытие в прямом эфире. Кстати, - он усмехнулся, почти сбросив напряжение последних двух десятков минут. – О «проглотить». Сюда можно заказать пиццу?
[nick]Бертольф Селвин[/nick][status]Альфа[/status][icon]http://s3.uploads.ru/Olruk.png[/icon]

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Эпизоды » R, Ложь во спасение правде равносильна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC