https://i.ibb.co/2YsYRCY/2.jpg
http://funkyimg.com/i/2SkY3.png
[nick]Шериф[/nick][status]talk about it[/status][icon]https://i.ibb.co/whWC0Sm/2.jpg[/icon][sign] [/sign]

1. Упал, очнулся... а вокруг - Детройт. Да-да, обычный Детройт 2015 года (отправная точка основного сюжетного квеста - осень 2015 года). Ну, насколько вообще может быть обычен Детройт, оправляющийся от экономического кризиса, едва не превратившего некогда процветающую автоимперию в город-призрак.
В 2012 году общей атакой анархов и камарильцев, не устоявших перед заманчивой перспективой надрать одинаково ненавистную задницу, общим натиском отбили  истерзанный город из рук  Шабаша. Или руки Шабашу, заставив убрать их за спину и свалить от города на известную (вернее, неизвестную, но внушительную) дистанцию. Двое анцилл ста с небольшим лет от смерти, Князь Бруджа и Барон Тореадор, ответственных за организацию торжества, сумели найти нетипично адекватный  компромисс в дележе медалей и открывшихся территорий. В итоге Анархи получили жирный кусок на востоке Детройта, в общей сложности, с учётом всех архитектурно-демографических нюансов, составляющий примерно четвёртую часть города.
Два года после зачистки города от последствий шабашитского правления новые владельцы, быстро поделившие полуживые и мёртвые кварталы на личные и клановые угодья, латали, налаживали, скрупулёзно проверяли на надёжность нити невидимой сети, проникали в оставшиеся структуры, внедряли своих и вербовали новых гулей среди влиятельных или просто полезных лиц Детройта. Наконец. с 2014 года город-призрак, полный пустых небоскрёбов и криминала самого разного пошиба, начал оживать, как покалеченная, но умело наряженная  рождественская ёль, загорающаяся огнями оживающих предприятий, офисов и жилых домов. Центр города и южная часть города, сосредоточившая в себе основные структуры, достопримечательности и деловые объекты бывшей автоимперии, снова стали вполне убедительно  походить на улицы живого мегаполиса, хотя, даже там по си поры, курсируя от бизнес-центра к ресторану, лучше не отклоняться от маршрута и не сворачивать на плохо освещённые части улиц - если, конечно, вам не осточертел избыток наличности и зубов, легко теряющихся заодно с отбираемыми кошельками.
К 2015 году большинство центральных офисов и заведений заработали почти в прежнюю силу, хотя, город так и остался окружён мёртвым кольцом заброшенных окраин и пятнами безжизненных кварталов в неблагополучной северной части города, разбавляющих  атмосферу неона, дорогих машин, мягко хлопающих дверцами у дверей клубов, художественных залов и прочих искусов ночной жизни, мрачноватым привкусом старых грехов и детективных историй с плохой концовкой.

2. Кто населяет этот нуарный рай, неохотно поднимающийся из пепла на тёмных крыльях Сородичей, обустраивающих комфортную не-жизнь среди ничего не подозревающих смертных? В первую очередь это, несомненно, вампиры, или Сородичи, как они предпочитают именовать себя сами. В Детройте пальму первенства по численности занимают вне всяких сомнений они - примерно 200 сородичей, представленных камарильцами и анархами, поделившими город и ведущими постоянный осёдлый образ жизни - не считая кочующих анархов и гостей из других камарильских городов, прибывающих время от времени на поклон к местному Князю. Вернее - прибывавших. Буквально за несколько дней до другого откровения Князь был убит. Несомненно, среди приближённых Князя и их последователей нашлось бы достаточное количество холодных пальцев, с негодованием ткнувшихся в сторону анархов, к тому времени честно затребовавших дополнительный кусок благ с прилагающимися районами - аккурат после безуспешной попытки Шабаша вернуть себе потерянный город, предпринятой в 2014 году. Чем не награда за возложение животов на алтарь победы? И надо сказать, анархи и в тот раз действительно внесли свой вклад в оборону города с достойной самоотдачей. Но обвинить старых конкурентов и потрясателей устоев в излишней жадности, толкнувшей их на вероломное убийство, а затем и сцепиться с ними, припоминая уже не только новые заслуги, но и старые обиды, и давнюю взаимную нелюбовь, помешали масштабы свежайших новостей, ставивших под серьёзнейшую угрозу не только задницы Сородичей, но и существование всего города, а может быть, и изрядной части мира. Впрочем, находились оптимисты, утверждающие, что это может стать лишь началом всеобщего глобального звездеца, и все, кто так долго, раз за разом готовились к очередному концу света, наконец дождутся отдачи в своих тщательных приготовлениях, пускай и с многолетним запозданием. В тени подобных перспектив остывали самые горячие головы и разбирательства в делах житейских отступали на задний план.

3. Чуть подробнее о вампирах и остальном скрытном населении Детройта.
Как известно, вампирами не рождаются. Вампирами становятся. Причём, в прямом смысле слова. Дать путёвку в не-жизнь может только другой вампир, забирающий жизнь будущего Дитя и щедро делящийся с ним своим проклятием. Или даром. У Сородичей нет однозначного отношения к посмертному существованию, каждый воспринимает его по-своему, кто-то приспосабливается и более или менее успешно включается в бурление неспокойных Детройтских ночей - каждый на свой манер... и возможности. Доказать, что ты чего-то стоишь и с тобой стоит считаться, в сообществе Сородичей, пожалуй, даже труднее, чем в современном человеческом социуме. Особенно в Камарилье, скованной мёртвой буквой Традиций, интриг и рамок, серьёзно ограничивающих молодых вампиров в правах, а порой, если не повезло с Сиром, и просто низводящая их до уровня мальчиков/девочек на побегушках, а скорее даже инструмента, который можно швырнуть в сторону очередного задания, самолично которое большому и очень деловому Сиру делать не кошерно, а то и послать пинком, благо, прочность инструмента класса "птенец" позволяет.
Да, вампиры, даже неонаты (самые младшие вампиры, просуществовашие после Становления не более сотни лет) значительно превосходят обычных людей по всем показателям. Кроме одного: ни один вампир не может бодрствовать днём. С наступлением рассвета любой вампир погружается в беспамятное оцепенение, продолжающееся до наступления следующей ночи. В эти часы вампир очень беспомощен, хотя, отдельные редкие личности или самые мощные древние вампиры могут вырваться из объятий дневного сна, если кто-то непрошено ворвётся в их убежище, особенно - если визитёр придёт с деструктивными намерениями. Конечно, вампир будет ослаблен и вял, но ему несомненно хватит силы и гостеприимства навалять незваным гостям знатных люлей с летальным исходом. Конечно, если его с порога не поприветствовали коктейлем Молотова. Огонь и солнечный свет - два врага, противопоставить которым пока ничего не могут даже самые могучие клыкастые старпёры. От солннечного света вампир может только укрыться, спрятаться, в прямом смысле или как исключение - при помощи пары редчайших Дисциплин, известных лишь представителям пары очень редких Линий Крови, а познания свои вампиры берегут ревностно и Дисциплинам просто так кого попало не обучают, да и ни кого попало тоже. Никто не любит делиться секретами своего могущества. Даже (или особенно) в кругу себе подобных.
Впрочем, от врагов вампиров защищают не только магические умения и хитрость хищников, живущих вне поля зрения людского стада. Многие Сородичи обзаводятся гулями - людьми, испившими крови вампира и получившими некоторую долю их способностей... и жесточайшую зависимость от новых глотков драгоценной витэ (как называют свою кровь вампиры). Витэ является не только чудодейственным эликсиром потустороннего разлива, способной давать сверхчеловеческие силы и залечивать смертельные для обычных людей раны, но и весьма коварной штукой. Любой, испивший крови вампира, становится заложником Уз Крови - мистической связи, склоняющей незадачливого начинающего "наркомана" от неизьяснимой симпатии к своему "кормильцу" (первая ступень Уз Крови, возникающая после первого глотка витэ)  до слепой собачьей преданности и готовности не задумываясь броситься навстречу смерти защищая - или просто развлекая - "хозяина" (третья ступень Уз, возникающая после испития витэ одного и того же вампира три ночи подряд). Насколько благополучна жизнь гуля - дело частное, и зависит только от натуры и склонностей, а зачастую и возраста домитора (вампра-хозяина гуля), вампиры могут относиться к гулям вполне терпимо, как к хорошим слугам (которыми в 99% случаев они и являются, хотя, порой самые молодые вампиры, загулив кого-то из ближайшего окружения, продолжают по привычке относиться к ним как своим корешам, приятелям и так далее), так и совершенно бесчеловечно, заботясь лишь о том, насколько хорошо те выполняют свою работу, а порой и преднамеренно истязая, мучая или отправляя тех на заведомо смертельные задания.
Узы, кстати, одинаково верно работают и в отношении Сородичей, так что ни один вампир не будет пить почём зря чужую витэ, а за предложение выпить на брудершафт можно и просто  отгрести по зубам. При том, что вампиры, понимая, насколько разрушительной мощью они обладают, предпочитают всячески избегать лишних конфликтов между собой. Серьёзный бой меду двумя вампирами с большой долей вероятности повлечёт тяжёлые увечья, восстановление от которых может занять многие ночи, а то и Окончательную Смерть, а следом наверняка потянутся претензии соклановцев, покровителей, братьев, сватьев и прочих заинтересованных лиц, смуту и раздоры, пока раздражённый  Князь не потеряет терпение и  не накостыляет по шее всем участникам бучи, разом восстановив порядок, пока дело не дошло до срыва Маскарада. А ведь в нынешние ночи, набитые видеокамерами, прохожими, готовыми в любое время нащёлкать на телефоны интересных снимков и выложить их в социальные сети, всяческой техникой и современным оружием, делать вид, что тебя не существует и ты вовсе не дёргаешь за ниточки практически во всех ведущих структурах социума, и так всё сложнее и сложнее.

4. Кроме обычных людей и вампиров в Детройте присутствуют играбельные расы Фера (оборотней, в первую очередь - оборотней-волков, именуемых Гару) и Подменышей.
И те и другие очень немногочисленны, что объясняется отсутствием крупных Каэрнов (источников энергии, питающей духов и фей, священное место, дающее связь с миром духов) в округе Детройта, тот же небольшой, что существует где-то в пригородах города, не способен привлечь и поддерживать значительное количество существ, тесно связвязанных с духами и сами в большей или меньшей степени являющихся духами.
Гару Детройта представлены в основном представителями племени Костегрызов, наиболее успешно адаптировавшихся к жизни среди людей и бок о бок с другими существами.
Подменыши, или феи, или китэйны, бессмертные и столь же эфемерные существа, чья душа раз за разом, завершив цикл земной жизни, вселяется в новых и новых людей, неоднозначные, как фантазии, порождением которых они и являются, не имеют ничего общего с феечками  из дисеевских мультов. Разные, как отражения фонарей и темноты в ночных витринах, китэйны принадлежат к Благому или Неблагому Двору независимо от кита (видовой принадлежности), к которому принадлежат. В Детройте едва ли наберётся более полутора десятка оседлых Подменышей, будь то скрытные Слуаги, предпочитающие мрачные, затхлые закоулки, и равно пованивающую гнильцой еду и информацию, или болтливые шутники и неисправимые лжецы Паки, или надменные Ши, благородные и честные Тролли, сладострастные Сатиры или работяг Богганы - все они, вынесенные теми или иными обстоятельствами на обочину высокой  политики Домов и Дворов Китэйнов, улавливающие отзвуки больших событий лишь от залётных собратьев, вынуждены держаться друг друга. Даже те, кто друг друга откровенно недолюбливает.