http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив незавершённых отыгрышей » [NC17, YOI] золото к золоту


[NC17, YOI] золото к золоту

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

[NC17, YOI] золото к золоту


время действия: 25 декабря
место действия: Саппоро, Япония

участники: Виктор Никифоров, Кацуки Юри

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
после церемонии награждения на чемпионате Японии по фигурному катанию

+1

2

Чемпионат Японии по фигурному катанию среди мужчин одиночников взрослой категории начался всего несколько дней назад. Начался не слишком хорошо, если честно, если смотреть на моральное состояние одного из участвующих фигуристов – Кацуки Юри. Несмотря на то, что парень был серебряным призером Гран-при этого года, он волновался. Волновался до дрожи в руках, вспоминая, по всей видимости, свой провал в прошлом сезоне во время аналогичного мероприятия. Вместе со спортсменом волновался и его тренер. Волновался – мягко сказано – скорее, места себе не находил. Виктор прекрасно знал о том, насколько сильно Юри может нервничать перед своим выходом, но никак не мог привыкнуть к этой особенности японского фигуриста. Подготовиться к внезапному срыву, который ничего не предвещало, было, в принципе, невозможно. Еще день назад Никифоров был уверен – святая наивность – что он и его протеже смогли побороть всю неуверенность, относительно двух, уже хорошо откатанных, программ. Если Кацуки и совершал какие-то оплошности, то только тогда, когда думал не о своем прокате, когда отвлекался на что-то, совершенно не касающееся льда. В остальном же, все было прекрасно. Но, как оказалось, нет.

Витя мог только предполагать, что волнение спортсмена связано с прошлогодней провально откатанной программой, которую они договорились представить на показательных (в виде этакой, хорошо выполненной, работы над ошибками), завершающих соревнования. Никифоров, как мог, старался отвлечь Юри от любых мыслей. Включал ему музыку для новой программы, болтал обо всем на свете, пытался растормошить, попутно растягивая того у стены коридора, ведущего на арену, обнимал, пытаясь защитить парня от его же страхов. Юри должен был выиграть золото хоть раз, чтобы он сам смог поверить в свои силы, увидел, что все реально, а не за пределами фантазий. Но как он мог бы победить, находясь в таком состоянии?

Была еще одна причина для волнений: обещание Кацуки о том, что он обязательно выиграет золото, чтобы тренер поцеловал его золотую медаль. Но нельзя же себя так накручивать, в самом деле, из-за каких-то глупостей! В душе Витя искренне негодовал, но вида не подавал, насколько это возможно, стараясь поддержать и утешить японца. Но то ли у них были настолько разные менталитеты, то ли они выражались на разных языках, то ли Вик еще чего-то не понимал – лучше не становилось. Катая Эрос в тот день, Юри был взвинчен до предела, но, тем не менее, откатал неплохо. Не был погружен в эмоциональную подоплеку программы, конечно, но опыт проката делал свое дело. Зрителям же эмоции Юри уже и не были нужны, они видели в его выступлении то, что он показал на Гран-при. В общем, все прошло неплохо, но уже через день должен был состояться прокат произвольной программы. Через день… 25 декабря – в день рождения Виктора.

Накануне своего дня старения Виктор не смог уснуть, крутился-вертелся с боку на бок, думая о том, что же будет завтра. С ним такого не случалось даже перед собственными выступлениями, обычно, блондин спал как младенец. Мужчина писал Якову на протяжении всей ночи, пытаясь и посоветоваться, и выговориться, и успокоиться. Яша как мог и поддержал, и успокоил, только в 4 утра скинул голосовое сообщение, в котором грозным голосом сообщил, что собирается спать, мол, хватит его беспокоить. Витя поставил телефон на подзарядку, нажал на кнопку отключения экрана и уставился в потолок. Сна не было ни в одном глазу.

Почувствовав, что он скоро отлежит себе всю спину, мужчина поднялся уже через полчаса после того, как закончил общаться с Фельцманом, отправившись на пробежку по холодным и сонным улицам Саппоро. В пятом по величине городе Японии никогда, даже в полпятого утра, не было пусто. Только выбежав к реке, окруженной с двух сторон высокими каменными бортами, блондин смог взять себя в руки, немного отвлечься от ожидания очередного трудного и насыщенного дня. Вернувшись в гостиницу, альбинос еще час поплескался в бассейне и, кажется, только тогда почувствовал сонливость, для которой было совсем не время.

Столкнувшись с Юри в коридоре, возвращаясь в свою комнату, Виктор не смог понять, в каком настроении фигурист. Кацуки был заспанным и ни на что особо не обращал внимание, кивнул в ответ на пожелание доброго утра и поплелся дальше. Что ж, он хотя бы поспал. Либо вообще не спал… Черт бы тебя побрал, Юри! Никифоров раздраженно возвел очи горе, вытягивая из шкафа брюки и рубашку, пиджак он оставил висеть на вешалке, сегодня для пиджака не было особого настроения. Яков ночью посоветовал не дергать Юри лишний раз, позволить тому делать все, что тот хочет, и Витя собирался последовать совету своего тренера. Так или иначе, у Яши больше опыта в подобных вопросах… Катался же под его началом как-то сверх впечатлительный Гоша.

Перед разминкой Юри не мельтешил, ни с кем, правда, не разговаривал, но вел себя адекватно, был собран, выполнил тулуп в четыре оборота на тренировочном прокате. Блондин даже воодушевился немного, увидев, что японец более-менее сосредоточен на соревновании. Кацуки должен был выступать вторым в первой группе, поэтому для того, чтобы разнервничаться, у него не было времени. Когда брюнет вышел на лед, и прозвучали первые ноты «Юри на льду», Витя застыл у бортика, превратившись в настоящую живую статую, крепко вцепившись пальцами ограждение катка. В этот раз обычное волнение кацудона передалось его тренеру, Юри же, казалось, был спокоен, как никогда. Лишь казалось… Что творилось в голове фигуриста, Вик и предположить не мог. Не мог и, собственно, не пытался это сделать.

Юри откатал идеально, лучше, чем когда бы то ни было, не совершил ни одной ошибки, был легок и вдохновлен, рассказывая свою историю в виде танца на льду. От него невозможно было отвести глаз, а по баллам парень оторвался на добрых два десятка вперед от своего – уже успевшего, в общем-то, неплохо выступить – соперника. Спустя час Юри все еще оставался лидером, стоя на пьедестале с золотой медалью на шее, и, кажется, сам не верил, что это именно он стоит на самой высшей ступени. Витя готов был кричать и вопить от радости, был бы у него фанатский плакат с именем Юри, он бы махал им над своей головой активнее всех, настолько был счастлив и горд.

- Ты сделал это! – Никифоров накинулся на брюнета с объятиями сразу же, как последний сошел со льда на твердую землю. Накинулся с таким рвением, что Юри пошатнулся и чуть не вылетел обратно на лед, но Витя вовремя ухватился рукой за бортик, утаскивая за собой обратно и Кацуки. – Ты смотри какая, - чуть ли не с любовью проговорил пятикратный чемпион, отстраняясь и подушечками пальцев очерчивая металлический, тяжёлый, позолоченный круг, покоившийся на груди победителя. – Красота. – Взяв медаль в руку, блондин недолго покрутил ту в пальцах, будто бы разглядывая, после чего слегка склонил голову и прижался к ней губами, осознавая, что быть тренером чемпиона быть ничуть не менее классно, чем быть чемпионом.

Комментаторы на разных языках мира поспешили оповестить всех о том, что только что произошло. На экранах вокруг катка крупным планом показывали сегодняшнего чемпиона и его знаменитого тренера, совершающего свой «фирменный» жест, пускай, и не со своей личной медалью. Виктор отпустил медаль, взял Юри за правую руку и следом за наградой, поцеловал парное кольцо на безымянном пальце спортсмена.

- Ты хоть понял, что произошло? - Засмеявшись спросил Вик, снова сминая в объятиях парня и отходя от катка, подавая в руки Кацуки блокираторы для лезвий. – Ты такой молодец!

Очень быстро победителя и его тренера окружили японские репортеры, желающие взять интервью. И хоть Никифоров ни слова не понимал из того, что спрашивали у Юри на его родном языке и что тот отвечал, мужчина счастливо улыбался в камеру, не отпуская от себя своего поросенка дальше расстояния вытянутой руки. Спустя минут двадцать русский и вовсе утащил чемпиона Японии за собой на трибуны, чтобы смотреть показательный прокат. Победитель всегда выступал последним, если выступал вообще. Да, бывало такое, что чемпион настолько выкладывался во время соревнования, что никаких сил на показательные не оставалось. Тем не менее, несмотря на мощное выступление, не было похоже, что Юри выдохся и не собирается катать свою программу, поставленную Челестино. Впрочем, программа прошлого года была на порядок легче, чем та, которую Кацуки безошибочно исполнил сегодня, поэтому Витя не особенно волновался за японца. Так или иначе, это выступление будет просто для галочки, оно ни на что не повлияет.

И вот сейчас, войдя в банкетный зал, Вик все еще видел тот финальный прокат. Юри был расслаблен, катался, словно с закрытыми глазами, выполнял сложнейшую дорожку шагов, безумные многоэтапные вращения без единой эмоции на лице. Летал… Юри летал. Так красиво и уверенно, словно никто на него не смотрел, словно был только он, музыка и лед. Словно закрывал этап в своей жизни, который все еще его беспокоил. Вероятнее всего, так и было.

На банкете кто только их не поздравлял, хлопали по плечам ровно до тех пор, пока парни не оказались у фуршетного стола, где Витя запихнул себе в рот тарталетку с каким-то острым непонятно чем в ней. И только прожевывая это нечто, мужчина почувствовал, насколько он был голоден. За весь день он пил только воду из бутылки Юри.

- Ну что? – Схватив два бокала с шампанским с подноса у проходящего мимо официанта, Виктор подал один из них фигуристу. – За твою победу? И за наш год?
[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

3

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Юри взял из рук Виктора бокал с шампанским, хотя он предпочел бы обойтись водой или соком. С некоторых пор он обещал себе не употреблять алкоголь, для безопасности окружающих и их психики прежде всего. Ну, и конечно, чтобы не было мучительно стыдно самому. Ладно, от одного бокала ничего не будет даже ему, им действительно есть, за что выпить.
- За мою победу, - согласился Юри с лёгкой улыбкой, - которой не было бы без тебя. Ты действительно лучший тренер. Ни с кем другим я бы не смог добиться столь многого за такое короткое время.
- За тебя! И с днём рождения, Виктор!
По японской традиции не чокаясь, Юри сделал несколько аккуратных глотков, глядя на Виктора поверх бокала. Сейчас новорожденный тренер новоиспеченного чемпиона выглядел довольным собой и жизнью. Ну, и Юри, конечно, тоже. Но все дни соревнований Никифоров был на нервах, что пытался тщательно скрывать, впрочем, не слишком успешно.

Юри ловил на себе обеспокоенные взгляды и понимал, что что-то не так. Может быть, это он делает что-то не так. Казалось бы, они всё обсудили, и больше не осталось сомнений. Казалось. Он в отличной форме, программы от коньков отскакивают. Он может катать с закрытыми глазами. И всё равно какая-то неуверенность. В золоте ли дело? Если он и теперь не сможет, не сумеет, значит, точно неудачник. При всей проделанной работе, идти к цели так долго и в конце не дотянуть чуть-чуть. Виктор не знал, как на самом деле эти две сотых обидны. Не знал и боялся, что Юри облажается ещё больше? Боялся так сильно, что всячески тормошил и отвлекал, тем самым только заостряя внимание на предполагаемой проблеме. В такой атмосфере Юри не мог не нервничать. Он пытался сосредоточиться, уйти в себя, если уж не получается уйти куда-нибудь, где его никто бы не трогал какое-то время. Сказать Виктору, что ему нужно побыть одному, значит, обидеть. Обиженный и расстроенный Виктор - это “минус сто” к мотивации самого Юри, и Юри держался, сцепив зубы.

“Эрос” не то что бы стал проблемой, просто с некоторых пор Юри потерял связь с образом и историей. Он больше не чувствовал себя соблазненной красавицей, остались только отработанные до автоматизма техника с хореографией. Это знакомое ощущение, когда если не к середине, то к концу сезона программа теряет свою прелесть рассказываемой истории. Оттого что эту программу для него поставил Виктор, Юри такое отношение казалось кощунственным и он всё боялся, что Никифоров заметит халтуру. Но тот либо ничего не замечал, либо принимал как должное. Итоговая оценка за короткую была всё же выше, чем в Барселоне.

Можно было бы выдохнуть, или хотя бы передохнуть. Но судя по всему Никифоров не расслаблялся. Юри так и не понял, это теперь у него традиция такая - зависать в бассейне перед соревнованиями, он рано проснулся или вообще не спал? Впрочем, Виктор мог нервничать и из-за своего дня рождения. Юри заметил, что на всё, связанное с возрастом, он реагирует довольно остро. Юри не видел в этом проблемы, Виктор - ещё какую, в зависимости от настроения.

Произвольная была его гордостью, его подарком. Говорят, не откатывают в начале то, с чем обычно выходят под занавес. Но это его история “Юри на льду”, в которой он рассказывал всему миру и одному человеку. История, у которой нет и не будет конца, по крайней мере пока. Бесконечный источник вдохновения. Юри катался, как чувствовал, вложив всю душу и выложившись полностью. Так что после ещё долго приходил и осознавал себя.

Виктор, кажется, наконец выдохнул и выражал свою радость в привычной бурной манере. Юри только улыбался. Он улыбался при выходе с катка, улыбался при объявлении оценок, улыбался на награждении. Не плакал, думал - наконец-то. Глядя на то, как Виктор целует его медаль, Юри испытывал какое-то особое, полное моральное удовлетворение. У самого Виктора вид был счастливый до одури, Юри прямо так по-русски и подумал. Никифоров улыбался и махал, улыбался шальной улыбкой и махал на камеру оператору канала Япония.Спорт, кажется, ни слова не понимая из речи журналиста, даже своё имя.

- Мистер Кацуки, ваше серебро в финале Гран-при и золото в национальном чемпионате можно назвать триумфальным возвращением японской надежды в фигурном катании. Сколько в этом заслуги мистера Никифорова? Собирались ли вы вернуться самостоятельно?
- Посмотрите ещё раз мои программы и вы увидите, сколько в них Виктора Никифорова. Возможно, я бы сам нашёл вдохновение позже, но мне нравится, как получилось в итоге.
- Безусловно, результат вдохновляет всех нас, фанатов фигурного катания.

- Мистер Кацуки, всем известно, что мистер Никифоров принял решение вас тренировать после того, как увидел ваш прокат его программы. Также в этом сезоне вы представляли “Будь ближе” на показательных. А сегодня собираетесь выступать со своей программой прошлого сезона. Что для вас значит работа с тренером Чалдини?
- Челестино-сенсей мой первый тренер в большом спорте. Он научил меня очень многому, и без этого я не смог бы выйти в финал Гран-при в прошлом сезоне. Он поддерживал и приветствовал моё решение вернуться в этом сезоне. Поэтому мы с Виктором решили ответить на его поддержку идеальным прокатом программы, которую мне поставил Челестино, такой, как она задумана.

Юри хотел катать “Будь ближе”, Виктор настоял на своём. В итоге Юри согласился, найдя в этом свой смысл. Ему не нравилась концепция работы над ошибками. Это возвращало его в прошлое, к всему тому, что было связано с этими ошибками. Он так и не рассказал Виктору, что расстроенный смертью собаки просто искал утешения в еде, что естественно сказалось на форме, ну а дальше порочной цепочкой неудача за неудачей.

Катая “Амаркорд”, Юри не мог не думать, с какой тонкой иронией судьба вернула его к этому образу - горькие нити любви, связывающие с прошлым, - и неожиданно нашёл новое вдохновение в этом проникновенном образе. Личная галочка была поставлена, время вечных ожиданий подошло к концу. Ну, почти всё. Осталась ещё обязательно формальная часть - банкет в честь победителей и участников соревнований, и их тренеров.

Юри оглядел тарелки с тарталетками и канапе - сервировка была на европейский манер, меню смешанное. Виктор прямой наводкой русского, не иначе, умудрился выхватить то, что было с васаби, проглотил и не поморщился. Подавив смешок, Юри взял тарталетку с икрой. Он тактически планировал её растянуть вместе с одним бокалом шампанского как можно дольше.

- И это ещё не полный год, подводить итоги года будем на чемпионате мира.
Юри произнёс это весело, почти что беззаботно, не то обещая, не то подначивая, и по-заговорщицки подмигнул.

Отредактировано Ryū (2019-04-09 19:03:50)

+1

4

Ну, конечно же, Юри поспешил сообщить Виктору о том, что без тренера ничего бы не было. Кацуки было свойственно не верить в собственные силы. Никифоров давно уже перестал обращать внимание на эту особенность японского фигуриста, лишь кивнул, принимая его похвалу как должное. Причем, и вправду, хвалить было за что: программы – одна, разработанная лично Виктором, и вторая, родившаяся в тандеме двух фигуристов (Юри подобрал музыку, сообщил об элементах, которые хочет исполнять, а Виктор соединил это все воедино, догнал техническую часть до удобоваримого уровня) – были прекрасны, никто не смог бы с этим поспорить. Тем не менее, Витя не мог не обратить внимания на то, что его подопечный больше не вдохновлен короткой программой. Причины мужчина не знал, но собирался выяснить этот вопрос до следующего проката на чемпионате Европы.

Едва поднеся бокал к губам, блондин услышал следующий тост в честь прошедшего дня своего рождения. Юри не пил, только говорил, будто хотел выпить позже сразу за всё одним махом. Неужели он до сих пор беспокоится по поводу прошлогоднего банкета после финала Гран-при? Витя усмехнулся своим мыслям и слегка приподнял бокал, без слов поддерживая тост Юри. Тому сегодня можно было все, как и любому победителю соревнований, которых, к слову, здесь было не мало: по три представителя, выигравших золото, серебро или бронзу, от каждой категории выступавших. Среди темноволосых японцев русский альбинос выглядел белой вороной, но был рад присутствовать на банкете в честь соревнований, в которых никогда не участвовал. Все-таки это были национальные… и где-то в России уже, наверное, прошел аналогичный этому банкет, где Плисецкий был звездой своей категории. Честно говоря, чувство гордости распирало блондина не только тогда, когда он видел Юри на льду, но и Юру тоже. Выступление своего младшего «брата» по катку Витя смотрел уже в записи сегодня утром, но был невероятно рад увидеть, насколько Юрка прогрессировал с конца апреля прошлого года.

- Нет, котлетка, - засмеялся Витя, когда Юри, наконец, высказал все, что хотел и приложился к спиртному, - с прошлого банкета, на котором мы были вместе, и я присутствовал не в качестве твоего тренера, прошло уже даже больше года.

Подмигнув своему протеже, Никифоров отпил из бокала, чувствуя, как игристое, сухое вино, поначалу, неприятно щекочет горло, и замечая, что щеки брюнета мигом покрылись румянцем после его фразы. Вообще, краснеть настолько заметно и мило с довольно смуглой кожей, присущей восточному населению, было настоящим преступлением. Тем не менее, блондину очень нравилось видеть этот румянец снова, так как последний давно не «заходил в гости». Все-таки тебя беспокоит тот банкет. Витя улыбнулся и почувствовал вибрацию в кармане своего пиджака. Звонил Плисецкий.

- Да?

- Что? Празднуете там? – Деланно недовольный голос Юры был как бальзам на душу, а русская речь казалась манной небесной.

- А что? Поздравить захотелось? – Никифоров усмехнулся, опираясь бедром о фуршетный стол.

- Вообще-то, да. Передай там свинье, что я видел его выступление и он крут. – Подросток выбросил эти слова, как рыбу на лед, жестко и неожиданно. – И, да, потом скажи ему, что я сделаю его снова на чемпионатах мира и четырех континентов. Пускай знает! – В голос Плисецкого прокралась ухмылка. Вообще, Вите казалось, что что-то между фигуристами поменялось после того, как Кацуки ненадолго остался под началом Якова. Знать бы еще что…Че замолк? – Голос отдалился. – Связь что ли пропала мать ее…

- Да тут я, тут, - альбинос рассмеялся, ощущая, что скучает по Плисецкому, по Яше и по русским, в общем, - обязательно передам. Вы друзья теперь что ли?

- Были бы друзьями, у меня был бы его номер, - сказал, как отрезал, - я просто умею признавать…

- Номер могу дать, - перебил его мужчина.

- …что не только я хорош, в отличие, от тебя. НЕ НАДО МНЕ НОМЕР ТВОЕЙ КОТЛЕТЫ!

- Что еще за новости? Когда это я не признавал чужие таланты? – Разговор становился совсем веселым.

- Ты только выделываешься вечно. Ой, все, короче. Пока! Не напивайся там, не хочу потом увидеть твои голые фотки, понял?

- Так не смотри, - смеясь ответил Витя, но Плисецкий уже отключился, как всегда, в своем стиле.

Телефон снова коротко прожужжал, на экране высветилось многозначительное: «Идиот». Витя отвечать не стал, запихнул смартфон в карман, стараясь не смеяться, и ,встретившись взглядом с Юри, таки усмехнулся, понимая, что тот-то из разговора на русском понял от силы пару слов. Ну, хоть не один я почти ничего не понимаю сегодня в плане разговорной речи. Японцы, присутствующие на банкете, переходили на английский только в том случае, когда хотели получить автограф от русского или фото с ним, а иногда и не переходили даже тогда, но понять, что они хотят, было, в принципе, не сложно. В остальном же, все присутствующие могли обсуждать пятикратного русского чемпиона мира стоя от него на расстоянии пятнадцати сантиметров, а он бы и не понял ничего. Блондин искренне надеялся, что никто так не поступает: от всегда вежливых японцев такой свиньи ждать не приходилось.

- Плисецкий звонил, поздравлял тебя с победой, - Витя таки передал сообщение, а, точнее, общую его суть, упуская угрозы и глупые клички, привязавшиеся к Кацуки, похоже, надолго. Никифоров частенько и сам грешил тем, что мысленно называл японца и котлеткой, и поросенком, но вслух старался избегать подобных прозвищ, ведь Юри точно не скажет ничего, даже если ему это неприятно. – Сказал, что ты отлично выступил и что он будет рад посоревноваться с тобой еще пару раз в этом сезоне.

Среди множества темноволосых голов где-то на периферии мелькнула ярко-желтая шевелюра, и Витя будто внезапно вспомнил что-то:

- Так, - залпом допив жидкость в своем бокале, он отставил его в сторону, - давай, допивай быстренько, - чуть ли не взяв бокал Юри в свои руки и не залив в парня выпивку, настоял русский, впрочем, японцу хватило и пристального взгляда, чтобы подчиниться, - нам надо пойти поздравить одного твоего поклонника.

Никифоров, честно говоря, и думать забыл уже о маленьком поклоннике Кацуки, который хвостом ходил за Юри на внутренних отборочных соревнованиях. Витя, к сожалению, не запомнил, как парнишку зовут, и не обратил внимания на него ни вчера, ни во время проката коротких программ, видно, слишком сильно нервничал из-за состояния своего фигуриста, зато внешний вид этого фаната стереть из памяти было невозможно.

- Вон он, смотри, - блондин с улыбкой приобнял фигуриста за плечи и указал рукой в сторону желтой шевелюры, будучи точно уверенным, что уж Юри-то, не привыкший к особому вниманию даже за этот сезон, точно его помнил.[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

Отредактировано Dazur (2019-04-12 16:50:21)

+1

5

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Кажется, Виктор собирался не дать ему забыть о прошлогоднем банкете. И как только год сдерживался. Неужели действительно думал, что помни Юри о том, что вытворял в Сочи, сохранял бы невозмутимое спокойствие? Ну, невозмутимым и спокойным он был весьма относительно. Зато многое становилось понятным в поведении самого Виктора по отношению к нему. Русский просто думал, что для японца это нормально - трогать за руки, за лицо, больше всего - за сердце. Юри ничего так и не вспомнил толком, ему хватило пары общих фраз Виктора, комментариев возмущённого, и скорее всего справедливо, до глубины души Юрия Плисецкого и многозначительных поигрываний бровями Кристофа Джакометти. Фотографии он видел мельком, когда швейцарец пересылал их Пхичиту, тогда хотелось провалиться сквозь землю. Юри был готов кончиться как личность. Сейчас он чувствовал себя немногим лучше, пламенея ушами. Он хотел было возразить, что банкет никак не может считаться и идти в зачёт его тренерской работы, но у Виктора зазвонил телефон, и Юри остался наедине со своим бокалом с шампанским, которое потягивал осторожными маленькими глотками в час по чуть-чуть. Судя по доносившейся из динамика речи, на связи был Плисецкий. Юри немного отстранённо подумал про себя, нужно ли всё-таки при случае извиниться перед подростком за своё поведение больше года назад, и куда его при этом пошлёт русский Юра.

На поздравление с победой, которое передал Виктор, Юри кивнул и запоздало сообразил, что и сам мог бы своевременно поздравить. Мог бы, если бы заглядывал в интернет накануне, но с недавних пор он стал избегать смотреть соцсети и спортивные сайты перед соревнованиями, только после. Сэмпай из него неважный, вон Юрио его делами интересовался искренне и, кажется, всегда. Словно прочтя его мысли, Виктор схватил Юри, прежде заставив залпом допить остатки шампанского и запихнуть тарталетку целиком в рот.
- О! Это Минами-кун!
Юри торопливо проглотил икру. Минами Кенджиро он запомнил не только благодаря их общению на квалификационных соревнованиях в сентябре и тому, что юный фигурист открыто заявлял каждому, кто готов был его слушать, чьим примером он вдохновляется, и что его "Лоэнгрин" вдохновлена одной из прошлых программ Кацуки Юри. Минами в этом сезоне был частым гостем в Ю-Топии, возглавив домашний фан-клуб Юри.

Минами и сам заметил их. Подойдя, он церемонно и со всем уважением поклонился, его яркая внешность делала подростка похожим на очеловеченного покемона.
- Никифорофу-сан! Сэмпай! Поздравляю с победой! Это был лучший прокат, который я видел!
Минами говорил очень эмоционально. Ну хоть автограф не попросил. Юри никак не мог привыкнуть к собственной популярности и к тому, что тоже может кого-то вдохновлять, быть чьим-то кумиром и примером для подражания.
- Я хочу выпить с вами и за нашу встречу в следующем сезоне! - Выпалил Минами, и Юри заметил, что в бокале в его руках был сок, и хотел было уже спросить, где брал. Потому что если год назад он запивал горечь поражения, то сейчас предчувствовал, что это ещё не все поздравления на сегодня, и не принять их будет невежливо. Удивлять соотечественников так, как он поразил публику на банкете в Сочи, Юри не хотел. Скорее всего, русские и не такое видели, потому и не было шумихи, и он почти год пребывал в счастливом неведении.

Отредактировано Ryū (2019-04-14 03:00:17)

+1

6

Желтоволосый парнишка, которого Юри назвал Минами-кун, не успел Витя на него указать, мигом оказался рядом… и как только успел? Телепортировался что ли?.. и затараторил на японском с такой скоростью, что даже при всем желании что-то разобрать, понять Никифоров смог только то, что к нему обратились, по всей видимости. Растянув губы в легкой улыбке, блондин просто кивал всякий раз, когда юный фигурист на него смотрел, мол, продолжай-продолжай, главное, ничего не спрашивай, я очень внимательно тебя слушаю. К счастью, смотрел на русского Минами не часто, больше глазел на Кацуки, точнее, пожирал последнего взглядом. Виктор даже почувствовал легкий укол ревности и желание увести брюнета подальше от этого восторженного существа, но желания свои мужчина контролировал, по крайней мере, пока.

Минами махнул бокалом, в котором было налито что-то, ну, явно по цвету и виду не напоминающее шампанское, вероятно, предлагая выпить. Вите идея понравилась, поэтому он, выловив еще одного официанта с подносом, разносившего алкогольные напитки, взял еще два бокала, один из которых вручил сегодняшнему золотому медалисту. Русский не имел целью напоить своего протеже, он хотел, чтобы Юри расслабился, так как тот, в последнее время, был уж слишком зажат, слишком много думал, слишком мало говорил… слишком много «слишком» для одного человека. Надо было что-то менять, но Витя не имел ни малейшего понятия, как это сделать. Однако альбинос помнил прошлогодний банкет после финала Гран-при. Тогда Кацуки был вовсе не таким скрытным и вежливым, как сейчас. Спаивать Юри до того состояния Виктор, конечно, не собирался, но считал, что от пары бокалов шампанского хуже точно не будет.

Кроме того, японский банкет вовсе не был похож ни на одно завершение соревнований, в которых Вите посчастливилось участвовать. Здесь никто не напивался, ради того, чтобы просто напиться. Все были максимально вежливы друг с другом и соблюдали дистанцию. Не было пары парней, которые уже в первые минуты торжества были «в хлам» и пытались, к примеру, танцевать на фуршетном столе. Не было Якова, который, обычно, с грозным видом – убью всех и каждого, кто ко мне подойдет – снисходительно наблюдал за весельем своих мальчишек и девчонок. Не было Плисецкого, который со скучающим видом сидел бы за одним из столиков, некультурно закинув на него обе ноги. Не было Криса, который бы лапал скромных япошек за задницы и шептал им на ухо всякие пошлые гадости. Этот банкет не был плохим, но ему явно чего-то не хватало… чего-то или кого-то, кто смог бы разрядить эту до чертиков «правильную» атмосферу. Никифоров на роль этого кого-то не подходил, потому что человеком был не совсем того склада характера. Он поддержал бы любой движ и веселуху, но сам ее зачинщиком являлся редко.

Чокнувшись своим бокалом с бокалами Юри и Минами, Витя опрокинул в себя алкоголь, словно пил коньяк или водку, нисколько не заботясь о том, что о нем могут подумать, не замечая, что Юри и его поклонник немного странно на русского посмотрели. Кто ж знал, что чокаться у япошек не принято? Правильно, никто, в том числе и Виктор.

- Ну что? Сейчас Юри допьет и сделаем фото, да, Минами? – спросил блондин на английском, вежливо намекая, что было бы очень здорово на него перейти.

- Да, Никифорофу-сан, фото на мой телефон, пажалуста, - мальчишка активно закивал, доставая свой телефон и отдавая его в руки пятикратного чемпиона. Последний, в свою очередь, ненадолго подвис, так как его очень редко просили снять кого-то, а не сняться с кем-то на память. Все бывает в первый раз.

Ухмыльнувшись своим мыслям, Витя отошел на шаг и, включив режим камеры, стал присматриваться, как будет лучше сделать фотографию, тыкал по фильтрам разной яркости и насыщенности, успел даже пролистать пару фоток Минами мимолетом.

- Давай, Юри, допивай шампанское и сфотографируйся уже с человеком, прояви уважение![nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

7

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Юри иногда с тревогой поглядывал на Виктора. Ему казалось, что Никифорову скучно на банкете среди японцев, которые в основном разговаривали на японском. Конечно, русского не обходили вниманием, просили автограф и фото на память, но гораздо меньше, чем на каких-нибудь международных соревнованиях. Складывалось впечатление, что сегодня вовсе не он звезда дня. В общем, так оно и было, и раньше Юри не слишком беспокоило, что тренер оказывается словно за спиной своего ученика и в тени его успехов. Может быть, потому что никогда до этого у самого Юри не было никаких успехов, это его первое золото в карьере. Тем более ему казалось несправедливым, что Виктору достаётся меньше внимания. Тем более, что Никифоров любил всеобщее внимание как никто другой. Юри всячески пытался втянуть его в общение с соотечественниками, но время шло, у всех уже было далеко не по первому бокалу и японцам всё милей становилась родная речь, и Юри переводил.

Он постоянно оглядывался на Виктора, а тот лучезарно улыбался, разве что не махал, спрашивал, что сейчас сказала Мияхара-сан или Кодзука-сан, просил сообщить, что он в восторге от того же самого, и каждый раз аккуратно вручал Юри новый бокал с шампанским взамен выпитого. Юри забывал считать, каждый раз приходилось допивать залпом, чтобы не заставлять ждать желающих сфотографироваться с новоявленным чемпионом и иногда вместе с его тренером. Будь сам Юри похитрее, он заподозрил бы во всём этом умысел. Ему всё время хотелось схватить Виктора за руку, и он сделал это, едва не расплескав содержимое очередного бокала, который он перехватил рефлекторно.
- Мне надо выйти. Подышать воздухом. - Юри говорил отрывисто, а сам смотрел, не отрываясь, на выравнивающиеся столбики пузырьков в шампанском.

В следующий момент он обнаружил себя на каком-то узком балконе. Как он здесь оказался? Ну, наверное, дошёл, не телепортировал же в самом деле. Он стоял, прислонившись к стене позади него, немного наклонившись и уперевшись лбом в Виктора, где на уровне груди, он видел кончик галстука и пряжку ремня. Смотрел на всё это и думал, в голове была абсолютная блаженная пустота, а в руке пресловутый нетронутый бокал, который он зачем-то взял с собой. Шум и свет банкетного зала остался за стеклянной дверью, на улице было уже темно, морозный воздух приятно освежал. В декабре в Саппоро гораздо холодней, чем в южном Хасецу. То, что нужно сейчас.

Что думал обо всём это Виктор, неизвестно, и Юри очень боялся это узнавать. Он мог подумать, что Юри стало плохо. У него лицо горело и грело так, что жар должен был чувствоваться на расстоянии.
- Прости, - пробормотал он, обращаясь, скорее всего, к туфлям. - Там стало слишком жарко. Просто... всё в порядке.

+1

8

Виктор заволновался, когда после пятого бокала шампанского, выпитого Юри залпом, тот попросился подышать воздухом. Желание напоить и расслабить японца исчезло в ту же секунду, когда Никифоров, окинув беглым взглядом фигуриста, увидел алеющие щеки и совсем бледные губы. Честно говоря, русский не ожидал, что его протеже опьянеет так сильно и так быстро. Возможно, виноват был темп, в котором тренер заставлял своего ученика выпивать алкоголь. Может, в помещении было слишком жарко. А, может, Кацуки просто был слишком восприимчив к спиртным напиткам. Так или иначе, блондин поспешил вывести своего чемпиона на балкончик, где гулял прохладный и сильный ветер, способный привести в чувство кого угодно.

- Вот так, Юри, - пробормотал Витя, прислоняя парня спиной к стене, берясь за его галстук и ослабляя узел, после расстегивая верхние пуговицы рубашки брюнета. – Все хорошо. Попытайся глубоко дышать. Я сейчас…

Мужчина собирался сказать, что сходит за водой или соком, но пальцы Юри впились в рукав пиджака своего тренера слишком уж сильно, чтобы Виктор осмелился сделать хоть шаг, а губы Кацуки почти беззвучно вытолкнули что-то похожее на: «Побудь со мной». После этого японец подался вперед и ткнулся лбом чуть пониже Витиного плеча. Никифоров испугался, что Юри падает, обхватил его за плечи, чувствуя, как шампанское в руках фигуриста плеснулось на его белую рубашку и потекло куда-то вниз. Как оказалось, Юри был в сознании: забормотал какие-то извинения в своем репертуаре.

- Тише, - мягко проговорил Вик, положив руку на затылок спортсмена, ласково перебирая кончики его волос, чувствуя свою вину за все происходящее. – Не надо ничего говорить. Просто дыши глубоко и спокойно. Должно стать получше.

Они простояли так пару минут. Шампанское, разлитое Юри, колким холодом резало низ живота. Хотелось застегнуть пиджак и уйти обратно в зал, забраться на мягкие угловые сиденья у столиков, согреться.

- Так, - пробормотал блондин слегка осипшим голосом, а потом слегка откашлялся и взял лицо Кацуки в ладони, поднимая его чуть вверх. – Посмотри на меня, мой хороший. Ну же… - Мужчина дождался, пока взгляд Юри сфокусируется на нем. Глаза Кацуки вовсе не были черного цвета, но сейчас казались именно такими из-за слишком сильно расширившихся зрачков. Краснота на щеках брюнета уже не была такой сильной, отчего Юри казался совсем бледным. – Такими темпами ты просто замерзнешь, - недовольно пробормотал альбинос и посмотрел на двери, ведущие в помещение, - идем.

Взяв Кацуки за запястье, словно совсем еще ребенка, Витя повел его обратно, пересек с парнем зал, спустился по ступенькам и оказался в уборной, закрыл дверь, чтобы никто их не беспокоил. Подведя Юри к умывальнику, включил воду, намочил руку и, слегка надавив на затылок фигуриста другой рукой, заставив японца наклониться вниз, умыл его лицо, а потом еще раз. Подав Кацуки бумажное полотенце, Никифоров принялся вытирать руки, поглядывая на фигуриста в зеркало. Тот все еще выглядел неважно. И как он умудрился в прошлом году вылакать так много шампанского, а потом еще и танцевать? Ума не приложу…

Брюнет слегка качнулся, а Витя мигом перехватил его за локоть, мысленно ругая себя за то, что идея напоить Юри вообще пришла ему в голову. На вид японцу вовсе не стало лучше, лицо парня теряло краски все активнее, что было не очень хорошо.

- Тошнит?

Когда Кацуки отрицательно мотнул головой, Витя почувствовал себя на порядок лучше.

- Хорошо. Ну же, вытирайся, - не дождавшись особой реакции, блондин забрал бумажные полотенца из рук Юри и бокал заодно, отставил последний в сторону, и сам, едва касаясь, стер капли воды с лица брюнета. – Сейчас, Юри, - пробормотал Витя, кидая бумагу в урну и перехватывая парня поудобнее, за талию, закидывая руку Кацуки себе на плечо. – Сейчас сядем, ты отдохнешь немножко и будешь в норме.

Никифоров повел медалиста к дальним столикам у стен. Они ярко не освещались, там можно было уединиться, насколько это вообще возможно в условиях подобного торжества. Опустив Юри на кожаные угловые диванчики, находящиеся у столов, Витя обошел это дело с другой стороны и уже скоро оказался рядом. Снял с Юри галстук совсем, положив его на столешницу.

- Ну как ты?
[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

9

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Какой-то частью себя Юри осознавал происходящее и именно этой частью он отчаянно хотел кончиться как личность прямо сейчас на месте. Он думал, что должен был сопротивляться, хотя бы возразить, когда Виктор куда-то его потащил. Он бы сейчас постоял, подышал, остыл, из головы выветрилось бы всё заодно вместе с алкоголем. Вместо этого стремительная реальность вокруг менялась слишком быстро, чтобы Юри успевал как-то внятно на это реагировать. Ему оставалось только довериться Виктору, как более трезвому.

У русских это, наверное, в крови, алкоголь вместе с молоком матери и прочая клюква. Или просто Никифоров сам не пил. Кажется, с того памятного вечера в китайском ресторане накануне пекинского этапа и не пил. Стакан глинтвейна и кружка пива в Барселоне не в счет. Надо было и Юри так, он ведь не пьет и не собирался пить. Ведь хотел обойтись максимум одним бокалом и найти безалкогольный столик, где Минами взял стакан с соком, наверняка должен был быть. Когда всё пошло не так, почему.

Как так вышло, думал Юри, смотря в зеркало в туалете на то, как Виктор Никифоров вытирает ему лицо. Вопреки тому, что на свежем воздухе должно было полегчать, когда они вернулись в помещение, Юри почувствовал себя так, как будто выпил как минимум ещё столько же, сколько до этого. Ему не было плохо, в том смысле, что его не мутило. Он просто чувствовал, как потерян последний рычаг сознательного управления и спущены все тормоза. Снова становилось слишком жарко, хотелось раздеться. Может быть, Виктор был прав, и на улице Юри в таком состоянии простудился бы.

Виктор вообще заметно беспокоился, а Юри не знал, как ещё сказать, что всё в порядке. Ну, не совсем в порядке, но ничего страшного, пока что. Пока он не начал раздеваться. Впрочем, Виктор решил начать за него, в смысле, раздевать Юри. Начал издалека. Юри проводил взглядом свой галстук. Галстук, который, кстати, купил ему Никифоров, специально под новый костюм, который выбрал тоже он. Юри расстегнул верхние пуговицы на рубашке, так дышать стало ещё легче. Он откинул голову на спинку дивана и уставился в глянцевый отражающий потолок. Рассмотреть себя в нём как в зеркале невозможно было даже в линзах, да Юри и не пытался.

- Как я? - повторил он задумчиво, снова обращаясь к кому угодно, только не к Виктору, на этот раз к потолку. - Если вот так застыть и не двигаться, даже приятно.
- А если вот так, - он резко сел прямо, голова закружилась, слегка повело. Юри смотрел в зал, но сфокусировать взгляд получилось не сразу. - Ужасно.
Он повернулся к Никифорову уже более плавно и даже улыбнулся, хотя смотрел серьёзно.
- Виктор, зачем я столько выпил?

+1

10

Виктор улыбнулся абсолютно рефлекторно, когда Юри выдавил из себя какое-то подобие усталой ухмылки. Кацуки был слишком близко, глаза японца смотрели слегка раскосо, заглядывая, казалось, в самую душу. А вопрос прозвучал серьезно, даже требовательно, будто Юри и сам знал на него (вопрос) ответ. Никифорову даже захотелось извиниться, но он, как говорится, попридержал коней. Да и не был Витя никогда хорош в извинениях. Как-то ему сказали, что его «прости» звучат как насмешка. С тех пор он и перестал говорить такие слова кому попало. Нет, Кацуки не был кем попало, но… Вик и сам не знал, что между ними двоими происходило…

Он отчетливо чувствовал влечение к японцу. Даже сейчас готов был в любую минуту коснуться его губ своими, наплевать на все условности, на отношения тренер–фигурист. Вите было бы плевать на то, какой бы это был скандал, было бы плевать, кто и что скажет. Ему было почти тридцать лет, он мог себе позволить жить так, как ему хочется. Но вот что на это сказал бы Юри? Тихий, робкий и застенчивый Юри, который стесняется даже тогда, когда сболтнет что-то лишнее. «Провалится сквозь землю, когда кто-то его об этом спросит», - услужливо подсказал ехидный голосок в голове, который некоторые называют совестью, некоторые – вторым "я". Никифоров готов был этот голосок убить иногда, но, также, частенько был ему благодарен.

- Сегодня твой день, Юри, - Виктор старался звучать расслабленно, будто он тут вовсе не при чем, - не отметить золотую медаль и не напиться – было бы настоящим кощунством. Тебе не о чем волноваться. Кроме того, не так уж и много ты выпил.

Блондин ответ глаза в сторону, впервые не выдержав чьего-то пристального взгляда. Может, потому что этот кто-то был так близко, что можно было слышать биение его сердца, не имея возможности ни обнять, ни поцеловать, ни выразить свои эмоции – вину в частности – каким-нибудь другим способом.

- Потанцевать хочешь? – Губы Вити дрогнули в ухмылке, зато он разрядил обстановку, ну, или передал эстафету напряженности кому-то еще. Смотря с какой стороны посмотреть… - Жаль пилона тут нет, - добавил он уже совсем тихо и засмеялся.
[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

11

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Юри прикрыл глаза в ответ на слова Виктора о золотой медали и о священном праве победителя, и даже покивал согласно, отчего словил ощущение как при невесомости. Хотелось глупо хихикать, он понимал, что пьян. Может быть, совсем не безобразно, потому что, как справедливо заметил Виктор, выпил не то чтобы много. Но кто считал. Мог бы Никифоров, но он отвёл взгляд. Юри посмотрел с прищуром, что в исполнении японца должно было забавно выглядеть. Он даже ближе наклонился, чтобы рассмотреть получше выражение лица Виктора, привычка близорукого человека без очков.

- Ты хочешь, чтобы снова танцевал на шесте при всех?
Наклонившись так близко, что чуть ли не ткнулся носом в ухо, Юри попытался произнести это тем же тоном, которым на всякий случай каждый раз уточнял очередное замечание на тренировке, прежде чем выполнить указание тренера. Например, что-то насчёт того, что Виктор хочет увидеть новый квад или каскад из очень сложного захода в исполнении своего ученика. Сейчас Юри подумал, что, наверное, если бы Виктор сказал, пойти и спрыгнуть с десятого этажа, он пошёл бы и спрыгнул, и вопрос мотивации даже не стоял. Потому что для трезвого Юри предложение пол дэнса при всей японской федерации фигурного катания и предложение совершить харакири звучали бы примерно одинаково. Пьяному же Юри Японское море по колено, тем более с Виктором.

Он посмотрел в зал ещё раз и вынужден был констатировать.
- Шеста и правда нет. Придётся как-то без него, наверное...
На них не смотрели, кажется. Пока что. Если бы Виктор его спросил, Юри предпочёл бы потанцевать где-нибудь, где нет людей. Видимо, он был недостаточно пьян, чтобы не беспокоиться о том, кто что подумает и скажет.

Отредактировано Ryū (2019-04-14 21:25:07)

+1

12

Никифоров удивленно вскинул голову, когда Юри, как оказалось, вовсе не смутился предложения, а готов был его поддержать. Подняв голову, блондин отшатнулся, так как едва ли не столкнулся носом с Кацуки, что было уж слишком большой провокацией. Веду себя, как девственник, честное слово. Никогда не думал, что окажусь в такой ситуации. От алкоголя пятикратного чемпиона мира слегка развезло, но опьянеть в должной мере, чтобы творить какую-нибудь вакханалию, к примеру, скинуть с себя всю одежду или засосать того, кто действительно нравится, Витя еще не успел (слава богу). А потому старался держать себя в руках, насколько это было возможно, и в застегнутых брюках. Правда, Юри никак не помогал русскому в этом начинании.

Выдохнув, Витя пятерней взъерошил свои волосы, пытаясь хотя бы немного успокоиться. В строгих брюках при этом моментально становилось неудобно, особенно тогда, когда он пытался найти ответ на вопрос, а хочет ли, чтобы Юри танцевал на пилоне при всех. Конечно, нет… Только избавился от прошлогоднего напоминания сего фееричного выступления.

- При всех? Нет. - Кривоватая усмешка появилась на губах Никифорова, а голос звучал как-то хрипло – второй раз за вечер подводил. – Что на счет твоего номера? – Если Кацуки, и правда, хочет танцевать, то Вик был бы не против предоставить ему такую возможность.

Да, в этот раз фигуриста и его тренера поселили в разных номерах, видимо, надеясь на их благоразумие. Японцы, вообще, народ вежливый и предусмотрительный. Решили, наверное, предусмотреть и отношения тренера и спортсмена. Предусмотрели… Зря.

- Сбежим отсюда?
[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

13

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Виктор понял его правильно. Можно сказать, прочёл мысли. Правда, было ли в этих мыслях что-то про его номер, Юри как-то не подумал. Он даже не был уверен, что у него найдётся какая-нибудь подходящая музыка. Он действительно с удовольствием потанцевал бы с Виктором.
- Должен предупредить, у меня в номере нет шеста. Так что... - ответил он, хмыкнув. - В твоём, наверное, тоже. Надо было брать люкс для молодожёнов.
Юри почти не шутил, как сказал Виктор, у него есть полное чемпионское право. Золотая медаль достойна того, чтобы отмечать так уж отмечать.
- Придумаем что-нибудь.
Зачем всё так усложнять, какая разница, какой номер. Завтра они уедут из этого отеля, вернутся домой, к привычному ритму жизни, в которой Юри больше капли в рот не возьмёт и будет тренироваться под началом Виктора, старательно следуя всем его наставлениям и глядя снизу вверх, как и положено ученику смотреть на тренера. Этот расслабленный, немного шальной вечер останется в прошлом. На утро Юри проснётся и может быть даже ничего не вспомнит. И никаких фото, кроме приличных селфи с другими призёрами и участниками чемпионата.

- Думаю, по праву золотой медали я могу переместиться для празднования своей победы вместе со своим тренером куда угодно. Долг чемпиона по автографам и совместным фото на память отдан. Кажется, я с этим справился не хуже Виктора Никифорова?
Юри старался и выдал такую длинную фразу практически без запинки и ни разу не сбившись на родную речь, но акцент был ужасен, он сам это слышал, но ничего не мог поделать. Ещё и подмигнул наверняка максимально плохо.
- Пойдем.
Он поднялся первым, немного постоял, его почти не шатало. Забрав со стола галстук и запихнув его в карман брюк, Юри направился в сторону выхода из банкетного зала, по пути умудрившись даже несколько раз перед кем-то извиниться, сопроводив всё короткими церемонными поклонами.

В номере, закрыв за Виктором дверь и включив свет, Юри впервые оценил реальные перспективы имеющегося пространства для того, чтобы можно было танцевать. Узкая передняя номера через два шага мимо двери, ведущей в совмещённый санузел, переходила в спальное место, где вокруг кровати те же два шага, стол и стул. Это был провал. Какие тут могут быть танцы. (Ну, явно не вальс.)

Отредактировано Ryū (2019-04-14 22:39:15)

+1

14

Юри был настроен крайне… игриво. Виктору было чертовски непривычно видеть японца таким. А ведь именно с этим Юри Никифоров познакомился год назад: фигурист, проваливший свой прокат произвольной программы в прошлом сезоне, любил танцевать, знал, чего он хочет, ничего не стеснялся. Честно говоря, поначалу (в прошлом апреле), приехав в Японию, Витя не мог понять, почему брюнет от него шарахается. Как оказалось, алкоголь очень сильно влияет на Кацуки. Вик не мог сказать, что эти изменения ему не нравятся, однако он не был уверен, что вообще знаком с Юри на самом деле. Как говорится, в тихом омуте…

- Ты справился куда лучше Виктора Никифорова, - усмехнулся Витя, поднимаясь за парнем следом, - Никифоров по сравнению с тобой – лузер.

Русский хотел таким образом поддержать спортсмена, но прозвучала последняя фраза как-то не очень весело. Может, потому что это было правдой чистой воды. А, может, потому что сам альбинос лузером себя не считал и не хотел бы, чтобы кто-то так думал. Кто-то… Скорее, не хотел, чтобы так думал о себе он сам или Юри. Лузер… Виктор Никифоров – пятикратный чемпион мира, знаменитый фигурист с огромной фанбазой – лузер, рекорды которого побиты его же учениками, следующим же поколением чемпионов. Печально…

Поняв, что он слишком сильно «загоняется», блондин, продираясь сквозь толпу японцев к выходу следом за Юри, задержался ненадолго у барной стойки, беря в руку бутылку шампанского с собой. Ему нужно было выпить. К сожалению, нескольких неполных бокалов игристого вина для русского человека – мало, чтобы забыть все свои проблемы или, хотя бы, отвлечься от них.

В номере Юри парни оказались уже через каких-то пару минут (банкет проходил в ресторане отеля, где учредители выкупили номера для приглашенных участников и их тренеров). Комнатка была совсем небольшой, абсолютно такой же, какая была и у Никифорова дальше по коридору. Плюсом номеров была хорошая и большая кровать, на которой спать бы и спать, если бы не переживания по поводу выступлений.

Танцевать, в принципе, было негде, но Витя не собирался отказывать своему чемпиону хоть в чем-либо сегодня. Юри заслужил, чтобы ему хоть один вечер во всем потакали, особенно, учитывая, что говорил о своих желаниях японец очень редко, похоже, только в пьяном состоянии. Достав из кармана пиджака телефон, Никифоров залез в свой плейлист, открыл папку обычной поп-музыки, под которую любил не думать ни о чем, катаясь на том же катке. Динамика обычного смартфона для такой маленькой комнатушки вполне хватало. Оставив телефон на комоде, Витя снял пиджак, вешая его на спинку стула, и скинул туфли, после чего занялся шампанским. Пробка, ожидаемо, вылетела в потолок, обливая шипучей жидкостью пальцы мужчины, но кого, в самом деле, сейчас это волновало.

Приложившись к шампанскому, Никифоров протянул бутылку Юри, а сам запрыгнул на кровать, протягивая руки к японцу, мол, иди ко мне.

- Потанцуем?
[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

15

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Ciara - Overdose

Зато не растерялся Виктор, очень быстро, почти мгновенно сориентировавшись в обстановке, как у себя в номере. По привычке, которая была сильнее опьянения, Юри разулся при входе, тоже снял пиджак и осторожно прошёл вперёд. Импровизированная вечеринка на двоих на площади, вряд ли превышающей четыре татами, едва началась - уже была в разгаре. Когда и где Виктор успел раздобыть бутылку шампанского, Юри понятия не имел. Он даже не заметил, и у него было впечатление, что Виктор достал её чуть ли не как фокусник из штанов. Бокалов в номере не было, очередной провал. С первым же глотком прямо из бутылки вечер окончательно полетел под откос. Включив какую-то жуткую попсу, Виктор запрыгнул прямо на кровать и звал с собой, танцевать. Растрепанный, без пиджака, но в галстуке, пьяный, кажется, больше Юри, смешной - Юри весело и пьяно смеялся.
- Потанцуем!
Кто он такой, чтобы не пойти, если Виктор Никифоров зовёт, и он, схватившись за протянутую руку, тоже запрыгнул на кровать. Танцплощадка откровенно говоря мало подходила для бальных изысков, как и музыка. Под ритмичный бит хотелось двигаться бездумно, расслабленно, трясти головой и всеми частями тела, что Юри и делал, широко улыбаясь, отчего глаза превратились со всем в щелочки. Трезвому Юри, имевшему отличную балетную подготовку и не только, тот же пол дэнс и брейк-данс, было бы стыдно за подобные дёрганья. Пьяному Юри было всё равно, он был в настоящем моменте, здесь и сейчас.

Ровно до того момента, как не оступился на мягком матрасе, и падая, рефлекторно схватился за Виктора, который, кажется, тоже совсем расслабился. Смех резко оборвался, Юри кажется протрезвел в один момент, успел выставить руку и подставить другую, чтобы Виктор не ударился затылком об угол стола, стоявшего вплотную к кровати. Перестраховался, но сердце как замерло, так и не спешило запускаться снова. Юри замер, нависая над Виктором и испуганно смотря ему в лицо в широко распахнутые голубые глаза. Потом опомнился, резко выпрямился, сел.
- Прости... Прости, пожалуйста.
Извинение на японском выскочило само собой, Юри поправился. На фоне отзвучали последние слова игравшей песни: "Кто-нибудь, позовите врача!"

Отредактировано Ryū (2019-04-16 00:03:14)

+1

16

Bebe Rexha - Self Control

Как он полетел на пол с более чем двухметровой высоты, Виктор понять не успел: вот они с Юри скачут на мягком матрасе, как два идиота, а вот он уже лежит спиной на полу, голова в опасной близости от прикроватного столика, рука Кацуки под затылком, одна из собственных ног все еще на кровати. Мужчина лишь нервно засмеялся, когда в легкие обратно вернулся воздух, и неловко провел ладонью по бедру Юри, когда пытался собрать себя в кучу и захотел приподняться на локтях. Последнее оказалось затруднительным, так как его все еще придавливал к полу Юри. И Вите это нравилось…

В то время как Никифоров расплывался в довольной улыбке, на лице Кацуки отразился самый настоящий испуг, такой явный, что, казалось, у Виктора снесло пол черепа, а он и не заметил. Даже захотелось срочно взглянуть на себя в зеркало, убедиться, что голова все еще на месте и под ним не расплывается темно-алая лужа крови. Брюнет принялся извиняться, а русский взял его за руки и, потянув на себя снова, чмокнул в губы, чтобы замолчал.

Музыка сменилась, заиграла песня о потере самоконтроля, которая как никогда подходила под сложившуюся ситуацию.

- Я в полном порядке, - пробормотал Никифоров совсем тихо, ткнувшись носом в щеку Юри, - а если нет, не хочу об этом ничего знать сейчас, - приподняв голову, прошептал альбинос прямо на ухо Кацуки, после чего прикусил его мочку, хватая ладонями парня за бедра.[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

17

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Юри не понравилось то, что говорил Виктор, несмотря на то, что, как он это говорил и что при том делал, приятно отзывалось и прошлось мурашками по спине, ухо опалило горячим дыханием. Хотя Никифоров частенько делал что-то подобное, и Юри настолько привык, что воспринимал как естественную особенность поведения русского. Он мягко, но уверенно высвободился, чтобы наконец слезть с Виктора. Тот, кажется, выглядел не слишком довольным таким поворотом, но Юри уже не мог расслабиться, всё ещё переживая это падение (ирония - как много раз переживал свои прошлые падения в разные моменты). Ему необходимо было убедиться, что действительно всё в порядке, чтобы выдохнуть спокойно.

- Давай, Виктор, надо подняться. Садись.
Юри помог, обнимая и поддерживая за талию, заглядывая в лицо. Удар головой получилось смягчить, скорее всего, сотрясения удалось избежать. На пол они грохнулись не слабо, Виктор ещё под двойным весом - своим и Юри. Юри провёл рукой по спине, как будто мог найти синяк или ушиб на ощупь. Он ведь не врач и сам далеко не в самом трезвом сознании.
- Больно?
Виктор смеялся, но это ничего не значило и легко объяснялось шоком. Может быть, Юри тоже бы смеялся нервно, но он успел испугаться раньше, чем сообразил, чем вообще могли быть чреваты пьяные танцы на мягком матрасе, если бы кто-нибудь подвернул ногу и потянул связки.

Отредактировано Ryū (2019-04-15 22:21:57)

+1

18

Юри вовсе не был романтически настроен, казалось, японец не был даже пьян, настолько был собран. Витю же в отличие от брюнета, наоборот, немного развезло. Он не чувствовал боли, не чувствовал неудобства, кроме, разве что, легкого стояка в штанах, который, в принципе, не был особой проблемой, но таки требовал к себе внимания.

Руки Юри заботливо прошлись по спине, вызывая толпы мурашек по коже. Виктор все еще посмеивался, призывая японца не волноваться, но тот, похоже, предпочитал пропускать мимо ушей увещевания своего горячо любимого тренера. Господи, ну мне же не пять лет. Очевидно, что я в порядке. Почему ты так печешься обо мне? Мысленное возмущение вылилось в немного подпорченное хорошее настроение. Никифоров развернулся к брюнету лицом, слегка склонив голову на бок, заглядывая ему в глаза.

- Хочешь убедиться, что с твоим кумиром все в порядке? Я не хрустальный, Юри. – Он говорил серьезно, даже жестко отчасти. – Но если тебе так будет спокойнее, то проверь. Я весь твой. Сделаю все, что ты скажешь.
[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

19

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Ariana Grande - Touch It

Виктор... злился? Юри даже немного отодвинулся, глядя на него удивлённо. Никифорову не нравилась повышенная забота. Но он ведь не просто так, он беспокоится.
- Извини, пожалуйста. Просто ты сильно ударился, - и Юри не спрашивал, он этот удар сам прочувствовал, как микроинфаркт. - Я посмотрю, если ты не возражаешь...

Соображал Юри всё-таки заторможено, и хотя после такого напора со стороны Виктора он бы скорее всего просто очередной раз извинился и отступил, вместо этого он с извинениями взялся сам раздевать его. Просто потому что мог, Виктор не сопротивлялся, может быть, забавляясь про себя. Но Юри твёрдо решил, что для собственного спокойствия ему нужно убедиться. Если на него за это всё обидятся, ну он как-нибудь сможет загладить вину. Сначала он избавился от галстука, отложив его в сторону, затем расстегнул и снял рубашку и принялся рассматривать спину Виктора. Белая, у него очень светлый тон кожи, идеальная, конечно же, никаких синяков и ссадин, и хорошо, что их не было, Юри смог, наконец, выдохнуть спокойно и поймал себя на том, что просто бездумно пялится, вeдя ладонью вниз вдоль позвоночника и пальцами очерчивая линии мышц. Случайная, чуждая в пьяном сознании, по-трезвому ехидная мысль подсказывала, что все эти ролевые игры в доктора со стороны Юри крайне неуместны, и японец почувствовал, как краснеет. Вопреки этому он не испытывал смущения.

- Прости, я испугался.
Юри обнял Виктора сзади, прижимаясь к нему и уткнувшись носом в шею. Ему и правда стало намного спокойнее, и можно было так еще посидеть, приятно. Что по этому поводу думает Виктор, он бы не рискнул спрашивать сейчас. Надеялся только, что Никифоров не сильно злится.
- Танцевать на кровати - плохая идея. Это должно быть прописано в правилах во всех отелях.

Отредактировано Ryū (2019-04-16 00:21:29)

+1

20

Виктор ожидал, что Юри смутится, как обычно, пойдет на попятную, может, снова извинится, отступит. Однако этого не произошло. Японец принялся снимать со своего тренера галстук, после – рубашку. Развернул русского к себе спиной, сначала осматривая, а потом и ощупывая ее. Нравилось ли то, что происходило Никифорову? Сложно сказать. С одной стороны, его заводили эти аккуратные прикосновения чужих теплых пальцев. С другой же, он не мог понять, что делает не так и почему Кацуки никак не реагирует на откровенные приставания. Будь тот натуралом, оттолкнул бы, будь геем – ответил бы взаимностью. Юри же предпочитал просто игнорировать поползновения со стороны Вити, а сейчас и вовсе обвил талию русского руками, прижался, ткнувшись теплой сопелкой в шею. Витя готов был взорваться, наговорить много глупостей, но пока промолчал, лишь накрыл руки японца своей ладонью, мягко поглаживая, успокаивая.

Развернувшись в объятиях фигуриста, оказавшись лицом к лицу, Виктор прижал парня к себе, утешающе прошелся рукой по его голове, мысленно задаваясь вопросом: «А значит ли это для Кацуки хоть что-нибудь?». Никифоров провел с японцем целый год. Было обидно осознавать, что они совсем не сблизились друг с другом. Обидно, так как Вик настойчиво пытался это сделать (сблизиться), но остался ни с чем.

- Не бойся, малыш, русские так просто не сдаются, - блондин усмехнулся, слегка отстраняясь, и не сильно надавил на плечи Кацуки, без слов настаивая на том, чтобы спортсмен опустился на кровать. Когда Юри сел, Никифоров отстранился совсем, отошел на пару шагов назад, пока не уперся бедрами в столешницу стола, у которой и застыл. – Нужно поговорить…

Собраться с мыслями было не так-то просто, более того, облечь эти мысли в слова. Все выводы-доводы русского были в состоянии зародыша, он основывался только на своих эмоциях, на наблюдениях. Был ли смысл вываливать весь этот винегрет на фигуриста, мужчина не знал, но собирался это сделать, так как тащить и дальше груз ответственности за такие странные отношения Витя больше не собирался. Нужно было прояснить, что между ними происходит, что происходит в голове у Юри, о чем тот думает вообще.

Под руку попала начатая бутылка шампанского. Отпив из горла снова, Витя отвел взгляд в сторону окна, за которым было темно – хоть в глаз дай. Мужчина чувствовал на себе внимательный взгляд карих глаз, ставших за столько времени уже настолько знакомыми, что могли бы считаться родными. Альбинос не спешил говорить, пытаясь придумать, как подступиться к тому, что он хочет сказать. В голове же было пусто, ни единой мысли…

- Я совсем тебе не нравлюсь? – Прозвучало глупо и как-то по-детски наивно, зато честно. Виктор был плох в выяснении отношений, но без этого, как выяснилось, никуда. – Ну, я имею в виду, не как фигурист, не как тренер или хореограф. Юри… Я… - Он запнулся, все еще, не глядя на брюнета. Даже не запнулся, замолчал ненадолго, не представляя себе даже то, что, в принципе, он хочет сейчас сказать. – Я… - А что он мог сказать? Что мог спросить? Нравится ли Юри, что его целуют и обнимают? Что он при этом чувствует? Такие вопросы звучали глупо, даже если произносить их мысленно. Что бы было, если бы Никифоров осмелился произнести это вслух? – Я не понимаю. Я тебе не нравлюсь? Просто скажи мне, если это так. [nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

21

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Юри внимательно следил за Виктором. Тот, кажется, и вправду собирался с мыслями для какого-то разговора, возможно, очень важного и серьёзного. Вряд ли японец смог бы верно предположить, что стало поводом. Наверное, он снова что-то делает не так. На ум пришла недавняя мысль - Виктору не нравится, что он беспокоится о нём. Но ведь Юри вовсе не считал его хрупким. Будь у него хрустальная ваза, ему не было бы до неё дела. Хотя откуда у него могла оказаться хрустальная ваза и зачем, непонятно. К Виктору он привык и узнал привычки своего кумира в обычной жизни и его слабости. Знал, что понятие личного пространства для русского отсутствует в принципе, и смирился с этим. Проще было смириться, потому что, кажется, смущать японца стало любимым развлечением Никифорова. Юри знал, что общительный и обаятельный Виктор разговорчив без меры, так что иногда не заткнуть, и при этом может не быть действительно откровенным. Любое отклонение от привычного поведения, когда Виктор грустит или злится и отстраняется, вызывало в Юри беспокойство. Он хотел узнать причину и устранить её. То, что это он может быть причиной, Юри допускал, он ведь не дурак. Но как он себя устранит? Чтобы исправиться, ему нужно, чтобы Виктор сказал, в чём дело. И он сказал.

- Что?
Удивлённый Юри моргнул несколько раз и широко распахнул глаза. Он смотрел на Виктора так, как не смотрел бы, если бы у Никифорова вырос хобот. При этом русский выглядел действительно расстроенным. Юри знал, что ему в голову иногда приходят очень странные и внезапные мысли. Но что в голове у Виктора, если он так думает?
- Виктор, почему ты так думаешь? Это я делаю что-то не так?
Он предположил первое, что было самым логичным. Потому что с чего ещё можно было бы решить, что ему не нравится Виктор. Разве его отношение похоже на равнодушие или даже неприязнь? Может быть, русские это как-то по-другому выражают? Ну вот же он сейчас даже обнял Виктора, но тот отстранился и теперь задаёт такие вопросы.

+1

22

Было похоже на то, что Витя задал вопрос на русском, а Юри ничего не понял. Никифоров не знал, как иначе и с каким смыслом можно было трактовать его слова, но японец сделал это. Сделал с легкостью, словно ойлер в середине сложного каскада. Мужчине хотелось схватиться за голову, закрыть лицо руками и посидеть так пару минут, но он, к сожалению, не имел подобной возможности. Хотелось ударить кулаком в стену или разбить чертову бутылку шампанского, но блондин лишь сделал еще один глоток. Держи себя в руках, Никифоров. Держи себя в руках…

- Ты ничего не сделал, Юри, - вздохнув, проговорил русский и откинул челку со лба, дернув головой. Он сказал чистую правду: Кацуки не сделал ровным счетом ничего из того множества вариантов, что мог бы. Отсюда возникал резонный вопрос: неужели в Японии такой плотный тактильный контакт трактуется как-то иначе, не так, как во всем остальном мире? Виктор слышал обратное: японцы предельно уважают свое и чужое личное пространство. Но это не было похоже на правду.

Мужчина понятия не имел, какими словами он должен выразить свою точку зрения, чтобы его, наконец, поняли. Можно было бы, конечно, подойти, завалить брюнета на кровать, сорвать с него одежду и показать на практике все свои желания. Никифоров был уверен, что Юри сбежит от него в таком случае, поэтому не спешил привести план в действие. Нужен был диалог, который был бы понятен им обоим, но, казалось, эти двое говорили на совсем разных языках. К слову, уже далеко не впервые…

- А я сделал. Целовал тебя, обнимал, трогал… - Он опустил взгляд на свои руки, прокрутил бутылку в пальцах, разглядывая ее название, состоящее из странной арабской вязи. – Так вот я и спрашиваю: я совсем тебе не нравлюсь? – Он таки взглянул на японца, тот, в свою очередь, смотрел на Виктора во все глаза и выглядел то ли удивленным, то ли ошарашенным. – Что я делаю не так, Юри?

От выпитого алкоголя не чувствовалось опьянение, как таковое, накатила непонятная усталость и странная тоска, апатия. Отправившись с Кацуки в его номер, Вик рассчитывал, что уж после такого предложения Юри точно сломается, что они преодолеют рубеж этой странной дружбы и пойдут дальше. Но нет… Нет, мать ее, мы будем просто обниматься, ничего более.

- Скажи мне, что не так, наконец, - голос дрогнул и зазвучал несколько раздраженно, - или тебя все устраивает? Я не того пола, что тебе нравится? Не той национальности? Что со мной не так? [nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

23

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Кацуки Юри, ты идиот.
Юри прикрыл глаза. Да, так стало гораздо понятней, в чём дело. То, что он сам себе объяснял привычкой контактного человека, оказывается, имело ещё и другой смысл, помимо уникальной тренерской методики по разработке концепции "Эроса". Ну а что? Фигурное катание - контактный вид спорта, пусть даже не парное. И он старался так думать. С Виктором ведь никогда не понятно, когда он шутит, а когда серьёзен. Сейчас, кажется, он очень серьёзен. Он хотел, чтобы Юри его поцеловал.

Поднявшись с кровати, Юри шагнул к Виктору, вытянув у него из рук бутылку, он отставил её в сторону и с улыбкой заглянув в глаза, обнял за плечи.
- С тобой всё так. Это я, кажется, тормоз...
Он потянулся, на пробу мазнул носом по щеке, коснулся губами, выдохнул на ухо.
- Ты мне нравишься, очень...
Виктор уже был без рубашки, сжимать в кулаке было нечего. Юри скользнул рукой по плечу, шее, запустив пальцы в светлые волосы на затылке и притянув к себе в поцелуй. Сначала просто прижался губами к губам, а потом протолкнул язык в рот Виктору, на пробу собирая вкус выпитого им шампанского. От поцелуя, кстати, приятно дало в голову, сразу как от половины бутылки. Стало так хорошо, что Юри запоздало подумал, почему нельзя было сразу вот так.

Отредактировано Ryū (2019-04-16 13:49:06)

+1

24

Целовался Юри – неожиданно – умело. Слишком умело для такого скромника, каким японец являлся в трезвом состоянии. Виктору даже не пришлось прилагать никаких усилий, лишь поддаться взявшемуся из ниоткуда напору брюнета. Мужчина почувствовал в своих волосах сильную руку, по спине тут же побежала толпа мурашек. Он отклонил голову слегка назад, давая фигуристу, так сказать, простор для творчества, обнимая его за талию обеими руками.

Поцелуй был медленным и нежным, будто никто из парней не хотел, чтобы этот момент заканчивался. Впрочем, наверное, так оно и было. Со стороны Виктора уж точно. В данный момент блондин искренне желал только одного: чтобы завтра утром Юри все это не забыл, как случилось в прошлом году. Потому что, похоже, второй такой раз Никифоров не переживет, несмотря на то, что и сам порой грешил забывчивостью. Но не в таких же глобальных масштабах, честное слово…

Вик подался назад лишь тогда, когда в его легких уже совсем не осталось воздуха. Голова кружилась, перед глазами бегали маленькие черные точки, дыхание сбилось, а сердце колотило в ребра, словно бешеное, норовя пробить ребра и убежать подальше. Витя усмехнулся и прикусил нижнюю губу, встретившись взглядом с Кацуки. Никифоров был счастлив… по-настоящему, счастлив, впервые за долгие-долгие месяцы. Глаза Юри снова были двумя черными омутами, в которые можно было смотреть целую вечность. Зрачки парня почти полностью поглотили более светлую радужку.

- Ты мне тоже очень нравишься, - выдохнул альбинос, когда почувствовал, что снова в состоянии говорить, - и ты отлично целуешься, - ладони Виктора с талии Юри перебрались на его упругую задницу, плотно обтянутую хорошо сидящими брюками. – Очень даже хорошо! – Мужчина улыбнулся, после чего, наконец, оторвался от чемпиона Японии, но лишь для того, чтобы усесться на столе поудобнее, продвигаясь бедрами назад по столешнице. – Иди сюда…

Ухватившись за рубашку Кацуки, Виктор подтянул парня к себе поближе, начав расстегивать мелкие пуговки, которых было, по мнению русского, уж слишком много. Постаравшись и расстегнув рубашку японца, Витя провел ладонями по его груди, задевая чувствительные соски, по животу, спускаясь ниже. С ремнем брюк блондин справился быстро, после чего медленно расстегнул ширинку и взял в ладонь еще не до конца эрегированный член брюнета. Прикосновения через тонкую ткань боксеров – так любимых Юри – быстро исправили положение вещей.

Честно говоря, Никифоров уже пару месяцев как подумывал, что Юри никогда не ответит ему взаимностью. А потому сейчас не мог не убедиться в том, что чувства Кацуки – не просто исполнение желаний его тренера, а самое настоящее влечение. Ощущая зарождающийся стояк под своими пальцами, альбинос ощущал себя самым настоящим победителем по жизни. Как, оказывается, мало мне надо для счастья... [nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

25

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Насколько сильно он нравится Виктору, Юри мог оценить прямо сейчас, прижимаясь бедрами к бедрам. Он наблюдал за руками Виктора, кусая губы и иногда бросая короткие взгляды на его лицо. Яркий румянец на бледных щеках и блестящие глаза заводили не меньше прямых и не двусмысленных действий. Долго ли он сдерживал себя и всегда ли за его провокационным поведением скрывалось настоящее желание? Юри не стал бы спрашивать, сейчас это не имело значения. Возможно, просто шутка затянулась и игра слишком далеко зашла, но сейчас они оба этого хотели. Виктор - прямо на столе. Во всяком случае, так можно было подумать, и Юри не считал это хорошей идеей.

Не то чтобы у него было много опыта. Как раз потому что он был довольно таки скромный, Юри не рискнул бы экспериментировать из элементарного страха облажаться. На ум пришла мысль о том, что легко хорошо целоваться, хотя на самом деле ему было приятно услышать это от Виктора. Целоваться можно в любой подходящей для этого обстановке. С сексом всё сложнее.

Умелые руки Виктора довели приятное томление до уровня тяжёлого напряжения, и Юри даже не покраснел, если только от общего жара, кажется, одного на двоих. Он качнулся вперёд и снова прижался губами к губам. Целовался жадно, как всегда хотел. Руки гладили плечи, спину, грудь, живот. Он на ощупь тоже справился с ремнем и ширинкой. Помогать Виктору руками было не нужно, и Юри спустил брюки вместе с трусами, и сам опустился на колени, глянув снизу вверх, прежде чем взять в рот.

+1

26

Юри был нетерпелив. Никифоров понял это как раз тогда, когда чужие руки принялись проворно снимать с него брюки. Пришлось спуститься обратно на пол, дабы позволить это сделать. Может, на Кацуки так повлияло возбуждение, которое Витя отчетливо ощущал (нет, уже не рукой, а своими же бедрами, прижатыми к бедрам Юри), может, виновато было шампанское. Блондин был слишком увлечен тем, что происходило, чтобы задумываться о подобных мелочах. Мужчина опять по-хозяйски положил ладони на ягодицы брюнета, в этот раз, запуская руки под брюки последнего.

Поцелуй, с которым Юри накинулся на губы Виктора снова, был таким же нетерпеливым, жадным, как и все движения японца. Он словно бы боялся что-то не успеть или куда-то опоздать. Русский же, обычно, любил куда более долгую прелюдию любому сексу. Но только не сегодня… Сегодня, после такого долго томящего возбуждения, после столь продолжительного воздержания, он был готов завалить Кацуки и оттрахать по полной прямо на полу или на столе в самых немыслимых позах и выражениях, если уж на то пошло.

Но не всем «хотелкам» Вити суждено было сбыться по щелчку пальцев…

Легенда фигурного катания, пятикратный чемпион мира, тренер, хореограф и просто хороший русский парень едва не задохнулся, когда Кацуки, проворно опустившись на колени, взял его член в свой миленький, маленький ротик. Рвано выдохнув, пытаясь сдерживать подступающий оргазм, блондин запустил пятерню в волосы Юри, собирая их в кулак на затылке, на абсолютном автомате подаваясь бедрами вперед, голову же, напротив, запрокидывая назад.

Простонав что-то нечленораздельное, русский – уже через каких-то полторы минуты чувственного минета – поспешил поднять японца на ноги, так как не хотел кончать раньше времени. Минет минетом, а Вите хотелось довести все до логического конца, так сказать, оставить свой след, но не в истории, а на этом парне, который строил из себя недотрогу целый год, сводя с ума своего небезызвестного тренера. В эту игру могли играть двое: в этот раз сойти с ума предстояло далеко не Никифорову.

Коснувшись губ Юри своими, Вик подался вперед, продвигаясь до тех пор, пока не почувствовал, что его партнер уперся во что-то. Этим чем-то – ожидаемо – была кровать. Развернув Кацуки к себе спиной, мужчина оставил дорожку поцелуев на его шее и плече, после чего прошептал на ухо:

- Ложись.

Сам же быстро метнулся к стулу и своему пиджаку, доставая из кармана лечебный, жирненький бальзам для губ в невысокой баночке, а следом – презерватив в блестящей фиолетовой упаковке. Не то чтобы русский готовился к подобному повороту событий... Бальзам для губ он старался носить с собой всегда, так как после изнуряющих тренировок на холодном льду, это было первое средство помощи пострадавшей коже, будь то губы или руки, да и кожа лица частенько начинала шелушиться от сухого и холодного воздуха. А презерватив… так… почти всегда валялся в одном из карманов, как говорится, мало ли куда нелегкая занесет.
[nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

27

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Юри всё нравилось, он очень старался, можно сказать, с чувством и с душой, и не хотел бы, чтобы его остановили, но у Виктора, конечно, могло быть своё мнение на этот счёт. Возможно, он просто не привык к чужой инициативе, хотя Юри показалось, что именно этого Никифорову и не хватало.

Если бы не его красноречивый вид и не стон минутой раньше, наверное, Юри не удержался бы от того, чтобы снова спросить, что он сделал не так, когда Виктор оторвал его от себя, заставив подняться на ноги. Все его действия теперь недвусмысленно указывали на логичное продолжение, и Юри пытался заставить себя не паниковать, по крайней мере пока что, заранее, ведь нет никакой причины. Тем более, ласки Виктора так приятны, его поцелуи и дыхание не шее и плечах. Юри снова почувствовал тёплую волну мурашек до самого копчика. Но стоило Виктору отойти, он проследил за ним взглядом.

Увидев знакомую упаковку презерватива, Юри всё-таки непроизвольно напрягся. Увидев знакомую банку с бальзамом для губ, удивился и - догадка пришла следом - напрягся сильнее. Он лежал на кровати, перевернувшись на бок и приподнявшись на локте, и старательно сохранял прежнее выражение на лице. Опустив взгляд, Юри не смотрел на Виктора, только на то, что было у него в руках. Это нормально, в какой-то момент всё-таки начать стесняться. Лучше, чем предательское желание дать заднюю, причем не в том смысле. Виктор обидится, может быть, и не простит.

Отредактировано Ryū (2019-04-16 23:30:50)

+1

28

Оставив баночку с бальзамом и презерватив на прикроватной тумбочке, Витя взял Юри за лодыжку, разворачивая парня к себе, и потянул на себя его брюки за штанины, вынуждая фигуриста приподнять бедра. Лежа на спине в расстёгнутой рубашке в одних трусах и носках Кацуки выглядел безумно привлекательно, сексуально. На щеках японца таки загорелся румянец, а вот взгляд спортсмена был Никифорову не очень понятен… Брюнет отводил глаза, да и вообще, казалось, не слишком-то горел желанием продолжать то, что они начали. Что могло свидетельствовать лишь об одном: Юри снова пытался исполнить все прихоти своего кумира, не задумываясь о своих собственных. Если сказать, что Виктор был расстроен, значит, не сказать ничего.

Откинув штаны Кацуки себе за спину, на стол и переступив через свои брюки и трусы, Никифоров развел ноги Юри слегка в стороны и забрался на кровать, упираясь коленями в матрас, а после сел на свои же пятки, поглаживая японца по голеням, лежащим по обе стороны от блондина. Он не собирался продолжать, не убедившись, что Юри действительно готов к подобному повороту событий. Все-таки насилие со стороны тренера к спортсмену – было не такой уж редкостью, как в фигурном катании, так и в любом другом контактном виде спорта. Ученики, порой, слишком сильно привыкали выполнять приказы, а тренеры – быть в близком контакте со своими подопечными. Такие скандалы раз в пару тройку лет нет-нет да и мелькали в СМИ. И Витя пока не был готов поучаствовать в подобной авантюре.

С другой же стороны, Никифорова обуревала злость, подталкивающая взять парнишку практически насильно и без подготовки, чтобы он, как минимум, перестал подчиняться каждому слову, сказанному Виком. Может, даже сбежал бы после этого, обиделся или тоже разозлился. Кумир – это, конечно, прекрасно, но такое подчинение – себе в ущерб – переходило все мыслимые и немыслимые границы.

- Что, Юри? – С усмешкой спросил мужчина и похлопал парня по ноге, после чего принялся застегивать свою рубашку, чтобы хотя бы не так смущать своего чемпиона. – Будем спать ложиться? – Все-таки брать брюнета насильно, Вите не хотелось. Он чувствовал бы себя последним дерьмом, если бы поступил с Юри подобным образом. [nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1

29

[nick]Кацуки Юри[/nick][status]показательный эрос[/status][icon]http://s9.uploads.ru/IhFr2.jpg[/icon]

Юри непонимающе уставился на Виктора и с недоверием смотрел, как тот начал одеваться. Каждым следующим своим действием он противоречил предыдущему, и это сбивало с толку. Виктор сам не знает, чего он хочет? Если передумал, решил, что пошутил и хватит, то к чему эта поза, которая явно говорит о том, что ничего не хватит? Юри сел, придвинулся ближе и заглянул в глаза. Виктор говорил холодно, интонация и взгляд заметно изменились, он злился.

В этот момент легко было разозлиться в ответ. Вряд ли Юри больше задела бы грубость или даже применение силы со стороны Виктора, чем вот эта вот игра в "угадай, как я хочу, но не потому что я этого хочу". Это становилось невыносимым. Не очень трезвому Юри даже захотелось стукнуть Никифорова, может быть, там, в его голове что-нибудь встало бы на место. Встало. Трезвый Юри плюнул бы на это и сказал бы - Виктор, иди проспись, не морочь людям голову. Вопреки всему этому Юри прислушался к своим ощущениям, каким-то шестым чувством он знал, что Виктора лучше не отпускать в таком состоянии.

Он уверенно оседлал колени Виктора и, перехватив его руки на середине, отвёл в стороны. Взяв его лицо в ладони, Юри несколько мгновений вглядывался в потемневшие голубые глаза, расширенные зрачки притягивали взгляд. Не было абсолютно никакого желания отвечать на вопрос, ответ на который и не нужен никому. Безусловно, необходимо уметь разговаривать. Как оказывается на деле, они говорят не то, что думают, и не говорят того, что думают. Нет никакого смысла возвращать вопрос - это то, чего ты действительно хочешь?

- Просто обними меня, - прошептал Юри.
Он решил перейти к прямым указаниям, потому что кто-то должен. Прижимаясь к Виктору всем телом и обнимая за шею, он целовался и в поцелуй вкладывал всё своё желание и даже злость. Можно ли изнасиловать языком, если до дела у них всё никак не дойдёт? (Ну, если можно залететь от проката программы...)

Отредактировано Ryū (2019-04-17 14:18:10)

+1

30

Юри снова взял на себя инициативу, полез целоваться, был так близко, что Никифоров слышал биение сердца парня, как свое собственное, даже сильнее. Отношения этих двоих всегда были похожи на своеобразные качели: то хорошо, то плохо, то холодно, то жарко, то радостно, то грустно… продолжать можно до бесконечности, смысл, правда, вряд ли изменится. Виктор не понимал, что происходит, чувствовал болезненное возбуждение и одновременно усталость, выпотрошенность.

Ответил на поцелуй он с желанием, со злостью, кусая губы японца практически до крови, одновременно поднимаясь со своих стоп, опрокидывая Юри обратно на спину и нависая над фигуристом сверху. Приземление для брюнета было, наверняка, не самым мягким. Матрасы на кроватях в номерах этого отеля были удобные, в меру жесткие, но Виктор спину японского чемпиона проверять не собирался.

- Вот и скажи мне, - схватив Юри за воротник так и не снятой рубашки, русский будто бы попытался подтянуть его к себе ближе, хотя их лица разделял едва ли сантиметр, - чего ты испугался? А? – Мужчина говорил негромко, но эмоционально, заглядывая в карие глаза с такого расстояния, с которого увидеть хоть что-то не представлялось возможным. – Думаешь, я сделаю тебе больно?

Виктор прошелся губами по щеке брюнета, сползая чуть ниже – по мягкому овалу нижней челюсти, по шее, задержался на уровне ключиц, прикусывая кожу Кацуки над ними, добиваясь от парня рваного выдоха, свидетельствовавшего о том, что маневр со сменой тональности чувствительности удался лучше некуда.

- Может, и сделаю, Юри, врать не стану. - Схватив японца за бедра, Витя крутанул его под собой, заставляя перевернуться. Кацуки повиновался беспрекословно, видимо, привык уже, что тренер может крутить им, как только хочет и не только на льду. – Но постараюсь этого избежать, - продолжил русский, задирая уже хорошо смятую рубашку Юри вверх, к его шее, и проводя языком мокрую дорожку вдоль позвоночника японца – сверху-вниз, прикусывая верх правой ягодицы парня. [nick]Виктор Никифоров[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2SVYS.gif[/icon]

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив незавершённых отыгрышей » [NC17, YOI] золото к золоту


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC