http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[18+] SECRET

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

[18+, ориджинал] SECRET

...

время действия: осень 2018
место действия: пусан, южная корея

участники: park wankyu & jung dongha

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
у каждого есть своя шкатулка с секретом. что в твоей?

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

2

Лениво перебирая струны гитары, Вангю пытается подобрать мелодию, из которой можно будет создать что-нибудь годное. Желательно, песню для альбома, который их группа, наконец, решила выпустить. Прикрывает глаза, стараясь поймать нужное настроение, и в какой-то момент сердито ударяет по струнам. Сосредоточиться никак не удаётся, и очень не хочется признавать, что всему виной новое увлечение.
По-крайней мере, Вангю не знает, как ещё можно назвать то, что он сейчас думает не о музыке, а о том, что его сосед и арендодатель по совместительству как ушёл рано утром на работу, так до сих пор не вернулся. Как обычно. Какая разница вообще?
Отложив гитару, Вангю идёт на кухню, чтобы выпить воды и заодно попытаться привести мысли в порядок. Нужно вдохновиться чем-нибудь.

Когда входная дверь хлопает, Вангю всё ещё сидит на диване в гостиной и безуспешно пытается написать песню. Коротко поздоровавшись с соседом, он провожает его взглядом и возвращается к своему занятию, понимая, что теперь оно уж точно никаких плодов не принесёт.
Пойти что ли поболтать с ним немного? Перекинуться хотя бы парой фраз. Вздохнув, Вангю идёт на кухню, куда некоторое время назад ушёл сосед, и застаёт его там за весьма необычным занятием. Вместо того, чтобы ужинать, Чон Донха спит, опустив голову на сложенные на столе руки.
И почему при взгляде на эту картину так сердце щемит? Вангю возводит глаза к потолку: докатился. Испытывать подобное по отношению к мужчине, который даже красотой не отличается особой. Бледный вон какой, синяки под глазами, верхняя губа больше нижней раза в два, щёки эти ещё...
Вот оно.
Вдохновение. Сложно взять в толк, почему именно сейчас, но у Вангю в голове аж строчки песни возникают.
Докатился.
Вернувшись в гостиную, Вангю торопливо записывает пришедшее на ум, чтобы не забыть и не терзаться потом, и только после этого будит соседа. Просто трясёт его за плечо и говорит своим хрипловатым голосом, когда тот, разлепив глаза, смотрит на него непонимающе и сонно:
- Вы бы шли спать к себе.

Песню удаётся набросать за полчаса. Вангю смотрит на строчки и глазам своим не верит, потому что вышло, по его мнению, очень даже неплохо. Он испытывает даже иррациональное желание исполнить эту песню перед соседом и поинтересоваться его мнением, но сейчас это сделать не возможно. На следующий же день, когда мужчина выбирается из постели, Донха уже дома нет.

- Блин, чувак, круто! - заявляет драммер после того, как Вангю делится новым сочинением на репетиции, и начинает подбирать ритм, соображая, как лучше будет разнообразить песню.
- А что опять баллада? - гитарист цокает языком, - Не, ну, хорошо, конечно, только хотелось бы чего-то более бодрого!
- Да нормально! - встревает в разговор радостно улыбающийся басист, - Там ближе к концу зато такой надрыв! Девчонкам понравится!
- И не только девчонкам, надеюсь, - стараясь звучать весело, замечает Вангю и поднимает брови, видя, как басист отрицательно мотает головой.
- Именно девчонкам, хён! Это больше по их части, сам же знаешь. Мужики больше любят драйв и всё такое.
- Вот поэтому надо, чтобы хотя бы две-три песни в альбоме были такими! - одобрительно кивает гитарист, тоже уже взявший в руки инструмент и наигрывающий сочинённую Вангю мелодию.
"Вот спасибо за поддержку", - думает мужчина, скрипнув зубами. Аж зло берёт. 

Вечером, когда уставший и всё ещё раздражённый Вангю возвращается домой, то обнаруживает, что сосед уже вернулся и даже ещё не лёг спать, а сидит на кухне и ужинает. Поздоровавшись, мужчина решает пойти в наступление сразу, не дожидаясь лучшего момента.
- Я тут песню написал, послушаете? Очень интересно получить чьё-нибудь мнение, - говорит он и, получив согласие, приносит гитару прямо на кухню, садится на стул поудобнее и, чуть подкрутив струны, начинает играть. Мелодия мягкая и вместе с тем есть в ней что-то пронзительное, надрывное.
Баллада повествует о тайной и совершенно безответной симпатии, о чувствах героя, которые крепнут с каждым днём, и которые он из последних сил скрывает, чтобы не тревожить человека, который захватил все его мысли. О том, как невозможно ни на чём сосредоточиться, как невозможно посмотреть ни на кого другого, и признаться тоже невозможно.
Несмотря на то, что именно Донха вдохновил его на написание баллады с таким смыслом, Вангю почти не испытывает волнения из-за того, что сейчас исполняет её перед ним. Его хрипловатый голос звучит ровно, как обычно, и не дрожит. Мужчина поёт, прикрыв глаза, преисполненный уверенности в себе: не может быть, чтобы соседу не понравилась песня.
Волнение накрывает одновременно с последним сыгранным аккордом. Вангю прокашливается и, стараясь выглядеть по-прежнему уверенным в себе, интересуется, чувствуя, что у него сердце с силой колотится о рёбра, серьёзно глядя на Донха:
- Как вам?
[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

3

Когда жизнь внезапно бьёт тебя наотмашь, на то, чтобы прийти в себя, приходится потратить немало времени. И, пока ты пытаешься собраться с силами и выкарабкаться из того болота, в которое угодил - отчаяние и желание покончить с собой становятся твоими лучшими друзьями. Донха живёт с этими двумя практически постоянно и из последних сил держится, чтобы не поддаться искушению. Умерший полгода назад отец оставил ему после себя горстку расплывчатых серых воспоминаний и огромные долги, о которых Донха узнал через несколько дней после похорон. Долги, из-за которых его семья могла потерять дом, построенный дедом - всю жизнь он усердно и много работал, что подорвало сильно подорвало его здоровье и в последние годы своей жизни, старик с трудом передвигался даже по дому.

В детстве Донха ненавидел отца на самом деле. Несмотря на все увещевания стариков, не мог простить ему, что тот после смерти мамы фактически бросил его. Потом чувство ненависти выгорело, поблёкло и стало как-то всё равно. Донха жил своей жизнью и не интересовался, что происходит у отца. Теперь он ненавидит его с новой силой, за то что тот оставил семье такую неразрешимую проблему, а сам сбежал от неё, оставив короткую записку.

"Простите, я был глуп и совершил много ошибок."

А результаты этих ошибок расхлёбывать теперь его родне. Донха совсем не был готов к тому, что его жизнь в одно мгновение так круто поменяется. Ему всего тридцать два, молодой профессор университета, ещё не заслуживший всяких бонусов вроде повышенной зарплаты и прочего. Да, первой его отчаянной мыслью было отдать в счёт долга дом, как ему и предлагали, но потом он понял, что не сможет этого сделать. Старики вырастили его, заменили ему родителей, это было бы нечестно по отношению к ним. Он устраивается на подработку в хаквон, помимо основной работы в университете, а по выходным с утра до ночи работает в пункте выдачи одного из интернет-магазинов бытовой техники. И три или четыре раза в неделю по ночам подрабатывает в техподдержке интернет-провайдера. И, чтобы поднять ещё сколько-то денег, решает сдавать одну из комнат в доме. С позволения бабушки, разумеется. Цену просит ниже рыночной, но всё равно квартиранта удаётся найти не сразу - многих отпугивает именно низкая стоимость, ведь часто за подобными объявлениями скрываются мошенники. Умом Донха понимает это, конечно, однако к тому времени, когда на пороге его дома появляется Пак Вангю, ему рыдать хочется от бессилия.

Донха почти не думает о том, как они будут уживаться с чужим человеком - ему некогда. Порядок в доме - и ладно. Вангю практически никого не приводит к себе и пересекаются они редко. И всё их общение друг с другом дальше чем "здравствуйте - до свидания" не уходит. Идеальное соседство, в общем. Донха всё зарабатывает деньги и проблемы со сном и нервами, засыпает в самых непригодных для этого местах, зато в постели может до утра проворочаться. Так и за кухонным столом оказывается достаточно просто положить голову на сложенные руки, ожидая пока вода в чайнике закипит, чтобы проснуться от того, что сосед трясёт за плечо.
- Да, сейчас пойду, - Донха трёт глаза и зевает. И прижимает ладонь к животу - есть хочется не меньше, чем спать. Заварив чай, он делает несколько сэндвичей с тунцом и, быстро съев их, уходит спать.

Следующий день также выматывает его полностью. Его едва хватает на то, чтобы дома закинуть рис в рисоварку и сварить рыбный суп с водорослями и зелёным луком. Он как раз хлебает его, заедая кимчи и рисом с яйцом, когда Вангю приходит домой. И в этот раз сосед неожиданно изменяет привычному ходу вещей, предложив Донха послушать песню, которую сочинил.
- Давайте, - Донха пожимает плечами. Почему бы и нет, собственно?
Вангю приносит гитару, немного настраивает её, прежде чем начать играть. Донха прикрывает глаза, слушая песню и думает, что, наверное, той, для кого она могла быть написана, можно позавидовать.
- Мне понравилось, - говорит он, когда Вангю интересуется его мнением. - Было хорошо.
Наверное, при этом он выглядит настолько безразличным, потому что у соседа взгляд такой, будто такая реакция его как минимум обидела. Ах да, конечно, художники такие восприимчивые и нежные.
- Извините, - говорит Донха, пожав плечами. - Мне правда понравилось, просто я очень устал. Вы, если ещё не ужинали, поешьте рис, - добавляет он, немного помолчав и кивком указав на рисоварку. - Я с ним что-то переборщил. Супа тоже немного осталось.
Доев своё и вымыв посуду, он прощается с соседом и уходит к себе.

***

В то время как банки просто шлют смс с напоминанием о том, что ты должен им денег, у серьёзных людей, крепко держащих тебя на крючке, роль этих самых сообщений выполняют крепкие не обременённые интеллектом парни, которые время от времени вылавливают тебя где-нибудь по дороге домой и кулаками напоминают о том, что стоило бы лучше стараться и выплачивать долг побыстрее, а то проценты-то растут, до старости не рассчитаешься. После очередной такой встречи Донха кое-как добирается до дома и ложится на свою постель, подтянув ноги к животу. Рёбра болят так, что страшно даже, как бы не было переломов. В такие моменты особенно сильно хочется кому-то выговориться, пожаловаться на жизнь. Ему очень нужна поддержка, чтобы не сломаться под грузом проблем, тяжесть которых он почти не выдерживает. Но он настолько привык справляться со всем сам, что как обычно старательно гонит от себя эти мысли.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

4

Сосед слушает песню, прикрыв глаза, а после говорит, что ему понравилось, и что было хорошо. Вот только выглядит при этом каким-то равнодушным. Вангю смотрит на него в ответ и думает о том, что Чанхёк, похоже, был прав, чёрт его дери. Донха, должно быть, только из вежливости дал песне высокую оценку.
- Извините, - вдруг пожимает плечами сосед и признаётся, что ему действительно понравилось, просто он устал очень. Предлагает Вангю доесть рис и суп, если он ещё не ужинал, потому что не рассчитал с порцией, сварил слишком много.
Вангю ловит себя на том, что ему хочется переспросить, а точно-точно ли понравилось? Он не делает этого, конечно, только чуть улыбается и кивает, принимая предложение. Только прежде чем положить себе еды, гитару относит обратно на диван.
Несмотря на то, что ужин выходит очень уж простым, а сосед, закончив первым и вымыв посуду, уходит, оставив Вангю в одиночестве, тот ощущает душевный подъём.

***

За следующие несколько дней группа успевает выступить на одном мероприятии в местном рок-клубе и провести несколько репетиций. Прежде чем идти на запись песен, следует добиться идеального их исполнения.
По вечерам же Вангю по-прежнему в основном пытается писать песни или хотя бы делать наброски. "Пытается" - ключевое слово. У него то ли ступор, то ли творческий кризис, то ли ещё что, так что не выходит ровным счётом ничего. Нужны идеи, а идей нет. Это заставляет чувствовать попеременно то злость, то уныние.
В один из таких вечеров сосед возвращается, как обычно, поздно, но почему-то, минуя гостиную, сразу идёт в свою комнату. Вангю, который в это время как раз подбирает мелодию, даже не поворачивается в его сторону, только потом уже отмечает этот факт.
Донха не видно и не слышно какое-то время, так что можно решить, что он просто уснул у себя, однако же, через какое-то время он появляется в пределах видимости Вангю. Идёт через гостиную на кухню как-то медленно, согнувшись и прижав руку к животу, и выглядит так плохо, что впору ужаснуться. Лицо бледное, чуть ли не зелёное, губы совсем бесцветные.
- Что с вами? - едва ли не мгновенно оказавшись рядом с соседом, Вангю усаживает его на диван, - Живот болит? - высказывает он предположение и, получив отрицательный ответ, просто бесцеремонно хватает рубашку Донха за край и задирает её.
- Твою мать, - увидев свежие наливающиеся синяки, Вангю не может сдержаться и у него вырывается ещё несколько непечатных слов.
- Кто вас так? Надо написать заявление! Хотя нет, сначала в больницу.
На вопрос Донха не отвечает и отказывается и от обращения в полицию, и от поездки в больницу. Вроде бы взрослый человек, а ведёт себя, как ребёнок.
- Вам нужно к врачу, - решает настоять Вангю хотя бы на том, что пока является наиболее важным, - Вдруг перелом или ещё что? Давайте я с вами съезжу.
Он приводит ещё несколько доводов, и сосед, наконец, соглашается. Тогда мужчина достаёт телефон и вызывает такси, после чего просит Донха подождать пару минут. Надо надеть джинсы вместо домашних штанов и какую-нибудь кофту.

Когда машина приезжает, Вангю помогает соседу дойти до неё, осторожно его поддерживая, и усаживает его на заднее сидение, после чего садится рядом.
Что же, приходится сделать неутешительный вывод, что Донха немного выше него. Не то, чтобы разница в росте была критичной, но всё-таки. Зато он более хрупкий и лёгкий, это хорошо. Вангю смотрит на мужчину, который сидит, откинувшись на спинку сидения. Его глаза прикрыты, а по выражению лица понятно, что ему больно. Не хило его отделали. Интересно, кто посмел? Кому он перешёл дорогу? Сложно представить, но очень хочется это выяснить.
Заплатив водителю, Вангю помогает мужчине выйти из машины и ведёт его в больницу. На стойке администрации им подсказывают, в какой кабинет следует пройти.
Очередь небольшая, так что к врачу Донха попадает быстро. Вангю, разумеется, остаётся дожидаться его в коридоре. Сидит, сверля хмурым взглядом дверь кабинета, за которой скрылся сосед, и надеется, что всё обошлось только синяками.
Когда Донха выпускают, наконец, Вангю подходит к нему сразу и, усадив на скамейку, интересуется, что да как. Тот отвечает коротко, что переломов нет, всё нормально, вертит бумажку со списком лекарств в руке, а потом, пока мужчина снова вызывает такси, мнёт её и выкидывает в урну, стоящую рядом. Просто, мать его, выкидывает в урну! 
- Какого хрена? - совсем не вежливо интересуется у него Вангю, опешив, и достаёт рецепт, благо, в мусорной корзине нет ничего грязного и липкого, что могло бы его испортить. Развернув бумагу, смотрит на список, в котором указаны два вида таблеток и мазь.
- Зачем вы выкинули рецепт? Надо заехать в аптеку и купить всё это, если хотите быстрее прийти в норму! Нет переломов - это хорошо, но я видел ваши синяки. Хотите, чтобы они месяц сходили, доставляя боль? - мужчина не повышает голос, но выговаривает это всё соседу строго, - Почему вы относитесь к своему здоровью так наплевательски? Сначала в больницу обращаться не хотели, теперь вот это.
Хуже ребёнка. Это сравнение всплывает уже во второй раз за сегодняшний вечер, и Вангю кажется, что он знает, о чём будет его следующая песня.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

5

Выползти из своей комнаты всё-таки приходится - хотя бы на кухню за стаканом воды и за обезболивающим. И по пути Донха, еле волочащий ноги, конечно же привлекает внимание соседа, который всё так некстати торчит на диване в гостиной. Вангю оказывается рядом как-то мгновенно, заботливо усаживает на диван, спрашивает что случилось, и Донха от этого смотрит на него ошарашенно. И хватает его только на то, чтобы покачать головой в ответ на предположение о болящем животе. Но сосед не унимается, задирает полу его рубашки и у Донха аж дыхание перехватывает от возмущение такой наглостью. Он дёргает рубашку вниз и встаёт с дивана, игнорируя вопрос Вангю о том, кто его так отделал. Отказывается от поездки в больницу, но сосед продолжает настаивать и Донха, понимая, что он прав, вообще-то, в конце концов соглашается. Тогда Вангю вызывает такси, а сам уходит переодеться. Ждать его приходится недолго, вскоре они едут в больницу. Вангю помогает Донха и сесть в машину, и выйти потом из неё - в общем, удивительно заботлив.

В процессе осмотра выясняется, что переломов нет, только сильные ушибы. Донха дают принять обезболивающее и выдают рецепт на лекарства, которыми он должен лечить полученные травмы, и отпускают с миром. Он выходит в коридор, где его дожидается Вангю, и тот сразу подходит к нему, усаживает на скамейку, спрашивает о результатах.
- Переломов нет, - отвечает Донха, задумчиво вертя в руках бланк рецепта. И, когда Вангю отвлекается на то, чтобы вызвать такси, комкает бумагу и выбрасывает её в стоящую рядом урну, на что получает совсем невероятную реакцию от соседа. Тот возмущается, достаёт рецепт, разворачивает его и говорит, что надо заехать в аптеку. Отчитывает Донха и тот понять не может, какого чёрта к нему вообще лезут, когда он не просил.
- Почему вы лезете не в своё дело, когда вас об этом не просили? - спрашивает он жёстко, хмуро глядя на Вангю, и встаёт со скамейки. - Обезболивающее есть у меня дома, тратить деньги на остальное у меня нет никакого желания.

Оплатив в регистратуре визит к врачу, он едет домой вместе  соседом, который его всё-таки дожидается. Тот ещё и по дороге просит таксиста остановиться около аптеки, покупает там выписанные Донха лекарства.
- Теперь я ещё и вам должен, - говорит он, невесело усмехнувшись, когда уже дома Вангю отдаёт ему пакет. - Ладно, с этим разобраться проще. Сколько это всё стоило?
Он садится на диван в гостиной, шарит в пакете, рассматривает упаковки лекарств, пока Вангю пытается отнекиваться. Быстро складывает в уме указанные на наклейках со штрихкодами цены и аж присвистывает от удивления. К счастью, имеющейся у него наличности хватает, чтобы рассчитаться с соседом.
- Надеюсь, поездки в такси вы мне простите? - спрашивает он, положив деньги на стол. А Вангю смотрит на него странно и интересуется, кому ещё Донха должен денег. Да что же, блять, такое? Почему он никак не уймётся? Донха вздыхает, обнимает себя обеими руками и на секунду закрывает глаза, немного наклонившись вперёд. - Мой папаша умер полгода назад, оставив мне такие долги, что до сих пор в себя прийти не могу от изумления. Хотите мне ещё помочь и с этим? Впрочем, я пошутил, понятно, что у вас нет таких денег, раз вы вынуждены снимать у меня комнату.
Встав с дивана, он берёт пакет с лекарствами.
- Спасибо за это. И вообще. Извините, что в больнице я нагрубил вам. Лекарства начну принимать завтра, сейчас у меня совсем нет сил что-либо делать. Пойду спать. Спокойной ночи.

Уснуть удаётся сразу, едва только голова касается подушки. Донха вообще словно по щелчку тумблера отключается - наверное, обезболивающее имеет еще и снотворный эффект. Или он действительно слишком вымотался за сегодня.

Следующий день проходит вполне сносно. С утра Донха принимает таблетки, как и обещал, мажет ушибы мазью - и ощущения от этого очень неприятные, хотя и терпимые. Так что в течение дня они не сильно беспокоят его. Только когда в процессе чтения лекции, забывшись, начинает жестикулировать.
По пути домой он заходит в магазин за продуктами, потому что есть уже почти нечего. Принеся на кухню пакет с покупками, ставит его на стол и начинает разгружать.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

6

Донха глядит хмуро, и уголки его рта опускаются вниз, придавая выражению лица некоторую долю капризности. Он жёстко спрашивает Вангю, зачем тот лезет не в своё дело, когда его об этом не просили, и, поднявшись со скамейки, заявляет, что обезболивающее у него и дома есть, а тратить деньги на остальное он не хочет.
После сосед оплачивает визит к врачу у стойки регистрации, а Вангю терпеливо ждёт, то и дело скользя взглядом по его фигуре.
Момент, когда Донха на него разозлился, оставил у мужчины глубокое впечатление. Во-первых, конечно же, ему было обидно, что его старания не были оценены, но во-вторых... Этот изгиб губ, этот блеск в тёмных глазах, кажущихся чёрными при искусственном освещении, эта твёрдость в голосе... Было красиво.
Домой они едут молча. Вангю понятия не имеет, о чём думает Донха, но сам он поглощён будущей песней и прекрасным ощущением, что вот-вот родится что-то действительное крутое. Хочется поскорее добраться до блокнота и гитары и набросать хотя бы черновик. При всём при этом мужчина не забывает о состоянии своей музы. Это определение приходит ему в голову внезапно и кажется очень точным. Донха действительно в последнее время словно муза для Вангю. Так вот, он просит таксиста остановиться около аптеки и покупает там лекарства по рецепту.

Когда уже дома Вангю отдаёт соседу пакет, тот усмехается невесело и замечает, что теперь ещё и ему должен. Спрашивает о стоимости.
"Теперь ещё и вам должен", - не сложно сложить два и два, чтобы понять, что, очевидно, у Донха всё очень плохо в материальном плане.
- Да бросьте, не надо ничего возвращать! - возражает мужчина и добавляет, когда Донха, сев на диван, начинает рассматривать упаковки лекарств в поисках ценников, - Ну правда!
Тем не менее, сосед отсчитывает наличными нужную сумму. Хорошо, хоть за такси деньги вернуть не пытается.
- Кому ещё вы должны? Сколько? - спрашивает Вангю, тяжело вздохнув. Донха тоже вздыхает и, обняв себя обеими руками, немного подаётся вперёд. Вместо того, чтобы пресечь вмешательство в его личную жизнь, как ранее в больнице, признаётся, что его отец полгода назад умер, оставив огромные долги.
- Хотите мне ещё помочь и с этим? - спрашивает Донха и тут же добавляет, что, мол, пошутил, и так ведь ясно, что раз Вангю вынужден снимать у него комнату, то у него нет таких денег. Благодарит за лекарства и извиняется за то, что нагрубил в больнице, обещает начать лечение завтра и уходит спать, пожелав спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - только и отзывается Вангю, провожая его взглядом.

Это пиздец. За три часа два полных текста песни. Точные мелодии будут завтра, но уже сейчас Вангю представляет, как они должны звучать.
Хёнчоль его убьёт, потому что это снова баллады. Может быть, правда, сразу после этого воскресит даже, потому что накал чувств там ещё побольше, чем в той песне, что Вангю написал несколько дней назад.
Первая баллада повествует о том, как любимая девушка героя, в которую он безответно влюблён, оказывается в трудной жизненной ситуации, но не желает принимать от него никакую помощь. Отвергает его, прожигая недовольным взглядом чёрных глаз, и он уходит, хотя больше всего на свете ему хочется прижать её к своему сердцу, и как может, пытается помочь ей в каких-то обычных повседневных вещах. Он мечтает только об одном: чтобы у девушки всё было хорошо, пусть даже она так и не примет его чувства, потому что это не главное.
Вторая баллада практически безличная и акцент там сделан не на истории, а на ощущениях. На нездоровой бледности кожи, синяках и кровоподтёках, на болезненно-нахмуренных бровях, на тонкой талии под руками героя, от лица которого исполняется песня. Она надрывная, чувственная, заставляющая погрузиться в себя целиком и полностью.

На следующий день Вангю встаёт рано, завтракает немногим позже, чем Донха. Тот собирается на работу, и очень хочется просто привязать его к кровати и оставить дома, чтобы отдыхал. Мужчина не говорит ничего, помнит про долг и понимает теперь, почему его соседа вечно нет дома. Отдаёт всего себя работе, это очевидно.
Подобрать аккомпанемент оказывается не сложно, так что на репетицию Вангю приходит с двумя новыми песнями. Смотрит красноречиво на Хёнчоля и извиняется, что принёс баллады, и тот закатывает глаза. А потом Вангю начинает играть и петь, и всё остаются под впечатлением, даже гитарист.
- Это офигенно, хён! - показывает большой палец вверх Чанхёк, - Да с этими песнями мы... Ух! - от представленных перспектив он жмурится довольно, как кот.
- Действительно хорошо, - подтверждает драммер, а Хёнчоль кивает, - Мне тоже нравится. 
Они репетируют какое-то время, прежде чем гитарист интересуется, склонив голову и пристально поглядев на Вангю:
- Познакомился с кем-то?
- Что? - не понимает тот и смотрит на старшего товарища с недоумением.
- Я говорю, ты познакомился что ли с кем-то? Кто тебя вдохновляет? Такие сильные тексты просто так не пишутся.
Остальные присоединяются к разговору, Чанхёк даже предположения какие-то высказать умудряется, и Вангю просто закрывает глаза рукой, показывая, как он ко всему этому относится. Вот что им за дело?
- Допустим, - говорит он неохотно, а потом на ум ему приходит одна вещь.
У Донха долг. Действительно, сейчас Вангю ему по большому счёту ничем не может помочь, но вот потом, если их альбом будет хорошо продаваться и их чаще начнут приглашать на всякие мероприятия, а ещё же и концертный тур будет...
- Слушайте, что бы вы сказали на такое, - начинает он, оглядев музыкантов, - Есть муза, которая вдохновляет на написание очень хороших песен. Песен, которые могут принести неплохие деньги. Альбом, исполнение на концертах, на фестивалях. Без музы ничего бы не было, так? Так. Но сама муза в беде, ей очень нужны деньги, чтобы погасить долг, и...
- Нет, - реагирует первым Хёнчоль, прерывая речь вокалиста, и демонстративно скрещивает руки на груди.
- Это твоя девушка? - с искренним сочувствием спрашивает Чанхёк, но Вангю качает головой.
- Не моя.
- Ай, точно, ты же везде поёшь про безответные чувства, - хлопает себя по лбу младший и начинает трясти гитариста, приводя доводы насчёт того, что помочь надо, и что у него железное сердце, раз он настолько категоричен.
- А я предлагаю сначала заработать деньги, а потом уже решать, - высказывает свою мысль Юнсок, - Сейчас у нас всё равно нет средств на благотворительность, - он пожимает плечами и смотрит на Вангю, - А ты давай сделай так, чтобы она стала всё-таки твоей девушкой, чтобы хоть не чужому человеку помогать-то.

Вангю возвращается с репетиции поздно, а сосед приходит ещё позже, да ещё и с пакетом продуктов.
- Давайте я приготовлю что-нибудь простое и быстрое? - предлагает мужчина, придя на кухню, - Тоже как раз ужинать собирался.
Поскольку Донха соглашается, Вангю отправляет его пока немного отдохнуть, а сам готовит рис со свининой и овощами. Использует и те продукты, которые принёс сосед, и мясо, которое купил сам по пути домой.
На самом деле, кулинарные навыки у Вангю такие себе, но он надеется, что такое простое блюдо получилось у него хотя бы сносно. Закончив, он зовёт Донха за стол. Пусть тот хотя бы поужинает хорошо, обедал наверняка чем-нибудь дешёвым.

***

Вангю думает, что пожелание Юнсока он ну никак выполнить не сможет. И дело даже не в том, что Донха не девушка, просто...
Сидя одним из вечеров, как обычно, в гостиной, и перебирая струны гитары, Вангю задумывается о том, что же "просто". Причин находится много. Вот хотя бы то, что Донха и дома-то почти не бывает, всё работает. И то, что об ориентации его ровным счётом ничего не известно. Боже, да и какая ориентация? Он ведь целиком и полностью занят сейчас зарабатыванием денег, вряд ли вообще о чём-то другом думать может с огромным-то долгом, особенно после того, как его избили.
Гитара грустно отзывается на все эти выводы и факты, а потом вечер принимает неожиданный поворот.
Домой Донха возвращается не один, его привозит женщина. Вангю в первую секунду чувствует, как его, словно сбивающей с ног волной, окатило ревностью. Спустя эту самую секунду он разувает глаза и видит, что сосед выглядит как-то не очень хорошо.
- Что случилось? - спрашивает он у вошедших, и женщина охотно рассказывает, что тот лишился сознания прямо во время лекции, студентов перепугал, и что в клинике при университете его привели в чувства и с диагнозом "переутомление" отправили отдыхать домой, а она, собственно, его подвезла на своей машине.
- Вы отдыхайте, - обращается она уже к Донха, - А я побегу, мне пора.
- Ух ты, вы преподаватель, - констатирует факт Вангю, закрыв за женщиной дверь, - Что сказали врачи? Вы ведь не выбросили рецепт?
Сосед опять бледный весь, почти как в тот вечер, когда его избили, и мужчина думает, что ему как минимум стоит купить укрепляющее в аптеке. Узнать только, не надо ли ещё чего, и сбегать туда.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

7

В один прекрасный момент, чёрт его знает когда наступивший, Донха как-то забывает, что он не робот, вообще-то - и делает это зря. Порядком уставший от постоянных издевательств над собой организм вдруг отключается и он падает прямо посреди лекции. В чувство его приводят студенты, кто-то помогает встать. Одни обеспокоенно спрашивают, что случилось, другие шикают на них - мол, не понятно что ли, плохо стало человеку. Двое парней помогают Донха дойти до клиники при университете, где, после осмотра ему ставят капельницу, а после отправляют домой, наказав как минимум неделю на работе не появляться и отдыхать, отдыхать, отдыхать... В первый момент ему хочется наплевать на эти рекомендации и, раз уж так, выпросить, например, в техподдержке несколько дневных смен, но потом он всё-таки приходит к выводу, что если и дальше будет продолжать в том же духе, то дело может и не ограничиться просто отдыхом дома.

Донха думает, что перерыв сделать действительно стоит, когда одна из коллег, профессор Шин подвозит его до дома - она как раз собиралась навестить подругу, живущую в том же районе. Как женщина обязательная, профессор Шин даже до двери его провожает и Донха ей даже благодарен за это, потому что ноги, конечно, держат, но как-то слабо. Даже сосед, оказавшийся дома, спрашивает что случилось почти сразу, как только они заходят. Профессор Шин охотно и в красках рассказывает, что, мол, вот, упал в обморок прямо посреди лекции, напугал студентов. В общем, сдав его со всеми потрохами, коллега велит ему отдыхать и, попрощавшись, уходит. Сняв пальто и разувшись, Донха идёт к дивану и садится, вытянув ноги.
- Мне прописали спать до упора, гулять и радоваться жизни всю неделю, - говорит он, запрокинув голову. - Никаких рецептов не давали.
Снова посмотрев на Вангю, который, судя по его взгляду, вообще не поверил в сказанное, он чуть усмехается и добавляет:
- Вас что, всю жизнь обманывали? Я серьёзно, мне ничего не прописывали.
О том, что врач посоветовал принимать какие-нибудь витамины, Донха решает умолчать, потому что после прошлого раза он почти уверен, что с Вангю станется пойти и купить ему эти чёртовы витамины. Тем более раз уж он спросил про рецепт.

Достав из кармана телефон, он звонит в хаквон и в техподдержку, объясняет начальству ситуацию. И если в хаквоне к этому отнеслись спокойно, то начальник отдела техподдержки начал истерично орать в трубку, что Донха может увольняться хоть прямо сейчас, если не хочет работать.
- Ладно, - просто говорит Донха и сбрасывает вызов. Спорить нет сил, как и слушать дальше чужие истерики. найдёт другое место, а на этом он всё равно работал неофициально. Положив телефон рядом с собой, он закрывает глаза, решая, чего ему больше хочется - поесть или поспать. Желудок громогласно голосует за первый вариант и приходится с ним согласиться. Сходив переодеться и вымыть руки, Донха готовит себе на ужин омлет с зелёным луком и в дополнение к нему стеклянную лапшу, смешанную с поджаренным в масле цукини и кунжутом. Съедается всё это быстро, он не успевает даже заметить и понять, наелся или нет. Но готовить ещё что-то лень, поэтому он уходит спать. На самом деле лежать и пытаться уснуть, потому что сделать это не получается, несмотря на огромное желание. Удобно устроившись в постели, он слушает, как Вангю ещё недолго играет на гитаре и что-то негромко поёт, потом как тот готовится ко сну. Наконец, в доме становится тихо.

Просыпаться не по будильнику и видеть, что на часах уже почти одиннадцать - странно и непривычно. В первую секунду ему даже хочется подскочить и начать судорожно собираться, а потом он вспоминает, что никуда торопиться не нужно. Можно просто принять душ и потом сидеть на кухне, тупить над порцией жареного тофу с овощами и кимчи. Можно ещё поспать, можно посмотреть какую-нибудь жвачку для мозга. Можно погулять, в конце концов, раз уж это было в списке рекомендаций.
Точно. Донха даже оживляется, быстро дожёвывает свой завтрак и идёт собираться. Раз уж он свободен нынче, как ветер, то почему бы не поехать навестить бабушку.

***

В доме престарелых, как обычно, в воздухе витает запах лекарств и чистоты. Бабушка, обрадованная приездом внука, сначала обнимает его, а потом, рассмотрев как следует, выговаривает ему, что совсем о себе не заботится. Расспрашивает, как у него дела, хорошо ли он ест - в общем, всё, что может интересовать любящую бабушку. И Донха отвечает, конечно же, что всё в порядке, ей не о чем беспокоиться, ведь сейчас он отдыхает.
- Ну хорошо, хорошо, - говорит она, немного успокоившись. - А что твой квартирант? Ты ведь нашёл, кому сдать комнату? Как вы, уживаетесь?
- Да, хорошо уживаемся, - отвечает Донха. - Он хороший человек.

Пробыв у бабушки до самого вечера, он возвращается домой в немного приподнятом настроении. Здоровается с Вангю, что-то готовящим на кухне и, быстро сняв ботинки и пальто, чуть ли не бегом бежит в уборную. Потом, придя на кухню, открывает холодильник и зависает перед ним, раздумывая, что бы такое съесть.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

8

Сев на диван, сосед отвечает, приняв расслабленную позу, что ему велели хорошо отдыхать в течение недели, а рецептов никаких не давали. Вангю смотрит на него с подозрением. У Донха явное переутомление, неужели ему прямо совсем ничего не рекомендовали принимать?
- Вас что, всю жизнь обманывали? Я серьёзно, мне ничего не прописывали, - чуть усмехнувшись, добавляет сосед, и Вангю кивает, мол, ладно, верю.
На свои подработки, которых оказывается две, Донха звонит прямо при нём. Мужчина отходит в зону кухни, делая вид, что ему захотелось попить воды, а сам прислушивается к разговорам и с удовлетворением вздыхает. Ну хоть тут дело обошлось без уговоров.
После Донха ужинает и уходит к себе, а Вангю ещё какое-то время играет на гитаре и поёт негромко, а после и вовсе решает свернуться поскорее, чтобы наверняка не мешать соседу спать.
Приняв душ, он устраивается в кровати с телефоном и ищет информацию на тему переутомления: что делать, если случился обморок, как улучшить состояние здоровья и всё такое. Выясняет, что Донха ему всё-таки соврал, ну, или врачи тому попались не слишком хорошие. В статье указано, что необходимо принимать витамины, чтобы помочь организму восстановить силы. Ещё какое-то время приходится потратить на то, чтобы выяснить, какие конкретно препараты лучше приобрести.

Следующий день радует Вангю тем, что Донха встаёт позже него. Выглядит, правда, он всё равно не очень: вялый, уставший, будто плохо спал. Перекинувшись с ним парой слов, мужчина уходит на репетицию, хотя вот сегодня он с радостью остался бы дома.
Вообще хочется прижать Донха к себе, запустить горячие ладони ему под свитер, а лучше вообще раздеть его и долго греть в своих объятиях. И целовать тоже долго, чтобы губы перестали быть такими бледными.
Вангю ловит себя на мысли, что теперь необычная форма губ соседа уже не кажется ему некрасивой, наоборот.   
Что скажут согруппники, если узнают, что песни, которые пишет их вокалист, посвящены не девушке, а парню? Впрочем, о тех песнях, что он посвящал своим предыдущим увлечениям, он же не рассказал. Отношения с Донха не возможны, любовь так и останется безответной, так что никто ни о чём не узнает.
Прекрасно. Замечательно.

После репетиции Вангю заходит в аптеку и покупает там большую банку хороших витаминов, про которые вычитал на одном из сайтов накануне, а также несколько упаковок укрепляющего средства с женьшенем. Сумма получается не маленькая, но денег не жалко совсем. Главное теперь всучить всё это Донха и настоять на том, что это подарок.
Вангю всю оставшуюся дорогу до дома размышляет о том, как это лучше сделать, а когда приходит, то выясняется, что дома никого нет. Остаётся надеяться, что сосед не пропадает где-нибудь на подработке, а просто пошёл прогуляться.
Донха приходит домой, когда Вангю как раз занимается приготовлением ужина. Выглядит немного более бодрым, чем обычно, так что все подозрения мигом исчезают. После работы он таким не бывает никогда.
- Поужинаете со мной? - как бы между делом предлагает ему Вангю, помешивая рис с овощами и мясом в сковородке, - Тут как раз на двоих. 
Согласие вызывает душевный подъем, да такой, что мужчина высказывает идею, внезапно пришедшую ему на ум, пока они с Донха едят:
- А давайте сходим в баню? Отдохнём. У меня как раз завтра репетиции нет.
Когда сосед соглашается, становится очень сложно не заулыбаться слишком широко, и Вангю спешит набить рот рисом. От предвкушения на сердце хорошо: как бы там ни было, а завтрашний день они проведут вместе.
- Ах да, кстати, - сделав вид, что только вспомнил, мужчина приносит из своей комнаты пакет с витаминами и укрепляющим средством, - Вот, держите. Только денег не надо, считайте, что я просто заинтересован в том, чтобы вы чувствовали себя хорошо, а то где же я ещё такое удачное жильё найду? - он улыбается и уходит в гостиную, где берёт в руки гитару и начинает играть одну из старых песен.

***

Если накануне Вангю чувствовал себя едва ли не самым счастливым человеком, то, когда они приходят на следующий день в баню и начинают раздеваться, до него доходит, как сильно он ошибся.
Под одеждой, подо всеми этими свитерами, футболками и прочей ерундой Донха совсем исхудавший, но такой изящный, с длинными стройными ногами, что Вангю сложно заставлять себя лишь скользить по его фигуре взглядом, а не откровенно пялиться. Приходится контролировать дыхание и старательно думать о чём-нибудь постороннем, потому иначе можно ненароком раскрыть свою тайну. Сложно скрыть реакции тела, когда ты без одежды.
К счастью, Вангю уже давно не подросток с гормональным взрывом, так что контролировать собственное тело ему удаётся. Они устраиваются в одном из бассейнов, температура в котором комфортна для обоих, и мужчина как раз, расслабившись, в процессе неспешной беседы рассматривает россыпь веснушек на шее у Донха, испытывая из-за них прилив нежности, как вдруг в дело вмешивается ещё одно действующее лицо.
- Хён! - звучит рядом знакомый голос и Вангю, обречённо подняв глаза, встречается взглядом с Чанхёком, - Ты тоже здесь! Как круто, я вот тоже решил отдохнуть немного. Можно к вам?
Вообще-то Вангю считает, что нельзя, но как прогонишь друга? Тем более, Донха совсем не против. Приходится кивнуть, и заодно представить соседа и Чанхёка друг другу.
При свидетеле разглядывать Донха как-то уже не получается, и вообще в процессе разговора не в меру болтливый Чанхёк умудряется задать вот такой вопрос:
- Хён, а как у тебя с той девушкой? - ещё и смотрит с беспокойством и пониманием, переживает, блин. Хочется ответить, мол, сам у неё спроси, и уйти, оставив этих двоих вместе. Боже, ну что за глупая ситуация?
- Никак, - хмуро отзывается Вангю, надеясь поставить этим точку, но Чанхёк не унимается.
- А ты ей уже признался? - а потом, вместо того, чтобы ждать такого же угрюмого отрицательного ответа, вдруг поворачивается к Донха и говорит, - Представляете, хён такие баллады ей пишет, и ничего. Другая бы счастлива была...
- Она не знает, что это ей, - перебивает Чанхёка Вангю и смотрит на него в упор, но тот оказывается просто фантастическим идиотом и наивно предлагает:
- Так скажи ей.
- Когда надо будет, тогда и скажу, - спешит свернуть уже этот разговор Вангю и переводит его в другое русло. Настроение его заметно портится, потому что в его планы ничего подобного не входило. Впрочем, вскоре он снова расслабляется и понимает, что Донха, должно быть, нет никакого дела до того, кому там песни его соседа посвящены, а со стороны разговор и вовсе должен был выглядеть нормально. Не стоит накручивать себя.

Чанхёк вскоре уходит, и это хорошо. Ещё лучше становится, когда Вангю с Донха переодеваются в безразмерные футболки и шорты, положенные всем посетителям бани. Хотя на мужчине вся эта одежда и висит слишком уж трогательно, по мнению Пака, но он хотя бы больше не обнажённый.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

9

Сеанс гипнотизирования полок холодильника прерывает Вангю предложением присоединиться к его ужину. И то, что он сейчас готовит, пахнет так вкусно, что у Донха как-то и желания не возникает отказываться. В конце концов, он всегда может совершить ответный жест. А во время ужина сосед и вовсе предлагает сходить завтра в баню. Это предложение лишь ненадолго заставляет Донха сомневаться, ведь почему бы и нет, ему же предписали расслабляться и отдыхать все ближайшие дни. Вангю улыбается, довольный, а когда заканчивает есть, вдруг вспоминает что-то и приносит Донха пакет с витаминами и укрепляющим средством. Утверждает, что деньги за них ему отдавать не надо, а считать это подарком. И, улыбнувшись довольно, уходит в гостиную играть на гитаре, как обычно.
- Вот жучила, - немного обречённо констатирует Донха, выудив из пакета банку с витаминами. - Спасибо! - добавляет он уже громче, чтобы сосед слышал, прежде чем поставить банку в шкаф.
На самом деле эта забота уже почти приятна.

Идея с посещением бани кажется Донха отличной - и больше всего он уверен в этом, когда, приняв душ, они переходят в парилку. Сняв обёрнутое вокруг бёдер полотенце, он садится в бассейн с горячей водой. Та кажется ему слишком горячей только в первые несколько секунд, но потом тело привыкает. Облокотившись на бортик бассейна, Донха совсем расслабляется и они даже о чём-то неторопливо беседуют с Вангю, пока вдруг позади них не раздаётся удивлённо-радостное:
- Хён!
Оказывается, один из коллег Вангю тоже отдыхает здесь и решил напроситься к ним в компанию. Донха абсолютно ничего против этого не имеет и Вангю тоже соглашается. Правда как-то без энтузиазма, что странно, однако Донха решает не обращать на это внимание.

Чанхёк оказывается парнем болтливым. Донха зевает и, подперев голову рукой, слушает их с соседом разговор о какой-то девушке, которой, оказывается, Вангю песни посвящает. А она и не знает ничего. Болтовню Чанхёка не останавливает даже то, что Вангю явно напрягает этот разговор и тогда сосед переводит разговор на другую тему. И выглядит при этом недовольным, наверное не любит говорить о личном, тем более при посторонних. Донха думает, что его вполне можно понять.

Ещё немного посидев с ними, Чанхёк уходит первым. Они тоже вскоре выбираются из бассейна, надевают оранжевые шорты и футболки. Перейдя в зону отдыха, Донха покупает себе йогурт и, выпив его, укладывается на один из лежащих на полу матрасов.
- Зря так давно в баню не ходил, - говорит он и, закрыв глаза, потягивается. - Спасибо вам, - добавляет он, посмотрев на Вангю, и поворачивается на бок лицом к нему. - Удивительно, как я умудрился заиметь такого хорошего соседа.
После водных процедур клонит в сон. Донха трёт глаза и зевает, но долго сопротивляться ему не удаётся и вскоре он уже крепко спит.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

10

А может быть, не такой уж неудачной затеей был этот поход в баню. Вангю думает об этом, когда они, переместившись в зону отдыха, устраиваются на матрасах. Тогда Донха потянувшись, заявляет, что зря он так давно не ходил сюда, и голос у него при этом как у кота, объевшегося чем-нибудь вкусным. После этого он благодарит Вангю и, повернувшись на бок к нему лицом, говорит:
- Удивительно, как я умудрился заиметь такого хорошего соседа.
Мужчина улыбается ему в ответ, махнув рукой, мол, что вы, бросьте, но ему, конечно же, приятны такие слова. Наблюдать за сонным Донха, кстати, не менее приятно. Тот зевает, трёт глаза, как ребёнок, а потом всё же сдаётся на милость Морфея.
Вокруг полно людей, и Вангю коротко смотрит на них. Вот семья с маленькими детьми, вот какая-то парочка в возрасте, вот группа женщин. Все заняты собой и людьми, с которыми они общаются, так что можно, наконец, сделать то, чего давно хотелось. Рассмотреть Донха как следует.
Вангю, стараясь всё равно особо не палиться, буквально ощупывает мужчину взглядом. Начинает с аккуратных ступней, поднимается к тонким щиколоткам с выделяющимися косточками, выше по голеням к коленкам, выглядывающим из-под широких шорт. Как же хочется их сейчас погладить, кто бы знал. В голове мгновенно складывается пара строчек с упоминанием именно этой части тела, и Вангю тянется за телефоном, чтобы записать их. После скользит взглядом по соблазнительному изгибу от бедра до талии. По плечам, довольно изящным рукам с тонкими запястьями. По шее с веснушками, которые при освещении в общем зале видно даже лучше. Наконец, по расслабленному лицу, по губам с опущенными уголками, по прикрытым глазам и тёмным ресницам, по линии бровей, по влажным волосам.
Чувство собственничества на несколько мгновений накрывает с головой так, что Вангю думает о том, не написать ли ему тёмную балладу. Ну или хотя бы не такую светлую, как обычно. Чтобы герой в ней мучился от того, как ему хочется обладать любимым человеком, как почти срывается и только к концу песни обещает сдерживать себя, чего бы ему это не стоило, потому что так нельзя.
Набросок приходится делать прямо в телефоне. Вангю печатает, время от времени разглядывая мирно спящего соседа, как художник своего натурщика.

Домой они возвращаются к вечеру, и Вангю успевает даже положить стихи на музыку и исполнить для Донха новую песню. Предыдущие баллады тоже поёт, следя за реакцией мужчины. Тому нравится, о чём он и сообщает, и Паку интересно даже, что было бы, если бы его секрет не был секретом. Донха высказал бы одобрение или был бы возмущён до глубины души?

***

Если бы Вангю был более предусмотрительным, то он, конечно же, всё рассказал бы Чанхёку и взял бы с него обещание хранить молчание, но, увы, он этого не сделал. Поэтому через три дня, когда Чанхёк видит в кофейне Донха, то радостно приветствует его и просит разрешения сесть к нему за столик.
- А то тут всё занято почти, да и с вами мы уже знакомы, - поясняет он, добродушно улыбаясь, и, получив разрешение, устраивается напротив мужчины.
Они болтают о всякой ерунде, потом Чанхёк заостряет внимание на том, какая приятная музыка играет в кофейне, и таким образом обсуждение плавно переходит к теме творчества.
- А вы слышали, какую балладу хён написал недавно? - с восторгом интересуется Чанхёк, отпивая свой пряный латте, - Крутая, правда? У меня аж мурашки пошли, когда он нам это пел. Жду не дождусь, когда будем её записывать, - он жмурится от предвкушения, а потом вздыхает.
- И что хён не признается уже этой девушке? Она от радости, наверное, с ума сойдёт, - качает он головой, и в глазах его плещется непонимание, - Так нет же, упёрся.
Донха соглашается с собеседником и добавляет, что да, странно, тем более, что Вангю кажется хорошим человеком, добрым и заботливым.
- Ну, тут вы не правы, - Чанхёк смеётся, - Не, он хороший, но главное его достоинство - это талант, а никак не заботливость. Он заботливый только с теми, на кого западает, а так у него хрен чего допросишься, - продолжая посмеиваться, мужчина рассказывает несколько историй из жизни. В них Вангю сильный, независимый, готовит только сам для себя и продукты покупает сам для себя тоже, и сам ни с кем не делиться, если его не попросить, а если попросить, то делится всё равно не всегда.
- А ещё он непроницательный жутко. Когда я однажды сильно простыл и валялся дома в температурой, то он даже не подумал о том, чтобы принести мне что-нибудь. Просто на пару минут заскочил, не поинтересовался даже, надо ли что. Только когда я сам попросил купить продуктов и что-нибудь, понижающее температуру, пошёл выполнять просьбу, - Чанхёк улыбается, - В общем, за заботой - это ни к нему. Но хён всё равно крутой. Надеюсь, он всё-таки решится и получит положительный ответ. А если нет, то мы получим ещё больше печальных баллад.

Не подозревающий ни о чём Вангю же в это время собирается на репетицию и пребывает в очень неплохом расположении духа.
Встретившись с музыкантами, заражается от них позитивом, и только весёлое заявление Чанхёка:
- Привет хён, а я твоего соседа в кофейне встретил, так классно с ним поболтали, - заставляет его чувствовать какой-то подвох в сегодняшнем дне. Это чувство забывается в ходе репетиции, зато по мере приближения к дому возвращается.
- Да ну, не мог же Чанхёк ему что-нибудь наплести. Бред какой, - уговаривает сам себя Вангю и, зайдя в прихожую, разувается и снимает пальто. Здравый смысл подсказывает, что басист как раз мог.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

11

По итогу Донха со всей уверенностью может назвать этот день самым приятным из того, что с ним случалось за последнее время. Просто позволить себе расслабиться и отдохнуть - этого иногда бывает так много.
Вечером, после возвращения домой Вангю поёт ему свои новые песни. Очень красивые и лиричные, о чём Донха, конечно же, искренне говорит соседу.

Отпуск проходит спокойно. Донха выполняет все предписания врача, благо делать для этого практически ничего не нужно. Ешь, спи, гуляй да развлекайся. Он и гуляет, примерно по одному маршруту: около квартала до кофейни, не спеша выпить кофе, затем в парк и дальше по городским улицам, если погода позволяет.
Один раз в кофейне он пересекается с Чанхёком, тот подсаживается к нему за столик и начинает болтать о музыке, играющей из колонок, потом переводит разговор на баллады, написанные Вангю и снова сокрушается, что тот всё никак не признается девушке, которая ему нравится. Она бы,  наверное, счастлива была.
- Действительно, - Донха согласно кивает в ответ. - Очень странно, что он не хочет. Пак Вангю-шши выглядит очень добрым и заботливым, и...
- Ну, тут вы не правы, - перебивает его Чанхёк, засмеявшись. И рассказывает, что Вангю заботился всегда только о тех, на кого западает. Остальным же у него снега зимой не выпросить. Донха задумчиво слушает своего собеседника, мысленно зацепившись за это "западает". Он возвращается к этому и снова позже, убеждая себя, что всё просто понято не так. Что сам Чанхёк не так уж и хорошо знает своего хёна.
Мысли его прерывает телефонный звонок. На дисплее высвечивается номер дома престарелых, поэтому Донха сразу же отвечает. Медсестра без лишних предисловий сообщает, что у его бабушки случился сердечный приступ. Не слушая дальше, он подбегает к краю проезжей части, ловит такси и едет в дом престарелых.

На месте ему вкратце рассказывают о состоянии бабушки. Сыплют какими-то медицинскими терминами и это бесит очень. Донха готов устроить скандал прямо в приёмной, у всех на виду, когда вдруг его окликают по имени. Повернувшись на голос, он видит перед собой Вон Чжина. С этой девушкой они очень дружили какое-то время в школе, даже думали начать встречаться, но сходили всего на одно свидание и поняли, что это не для них. А потом Чжина и вовсе переехала в другой город, начала готовиться к выпускным экзаменам и они стали общаться намного реже.
- Донха, - Чжина смотрит на него обеспокоенно и, подойдя ближе, осторожно берёт за руку. - Пойдём, посидим в кафе, я куплю тебе чай.
Он пытается отказаться, потому что какой чай вообще, но девушка продолжает мягко, но настойчиво его уговаривать, пока Донха, наконец, не сдаётся.

Чай и правда помогает немного успокоиться. Чжина не расспрашивает его ни о чём, ждёт, когда он сам начнёт говорить. Он и начинает, правда не о себе, как она ожидала.
- Не ожидал тебя здесь увидеть, - говорит он, отставив в сторону пустую чашку. - Давно ты в Пусане?
- Не очень, около трёх месяцев. Как окончила весной практику, стала работать в Гуд-Мунхва, но надолго там не задержалась. Теперь вот здесь. Сегодня у меня второе дежурство.
Чжина говорит, что не ожидала встретить Донха вот так и осторожно интересуется, почему его бабушка живёт здесь, а не дома.
- Так вышло, - отвечает он и сразу понимает, как глупо это звучит. Чжина качает головой и собирается что-то ещё сказать, но, передумав, молчит.

Ожидание выматывает и злит. После того как Чжина уходит работать, Донха снова начинает паниковать и ему хочется сломать что-нибудь, но он как-то умудряется держать себя в руках. Он проводит в приёмной несколько часов, прежде чем ему сообщают, что бабушке уже лучше, а потом и у неё в палате. И только к вечеру от одной из медсестёр узнаёт, что та видела как из бабушкиной палаты выходил какой-то человек. А вскоре после этого ей и стало плохо.
- Я как-то не связала сразу эти два события, - говорит она задумчиво. - Хотя мне показалось странным, ведь кроме вас её никто раньше не навещал.
Поблагодарив её за информацию и попрощавшись, Донха идёт к выходу. Уже на улице его нагоняет Чжина, говорит, что её смена как раз закончилась и упрашивает зайти куда-нибудь поесть вместе с ней.
- Ты полдня провёл в клинике и ничего не ел. Пойдём.

Ужин у Донха легко и непринуждённо перетекает в пьянку. Чжина молча наблюдает за тем как он методично напивается, но не пробует его остановить. И, когда он оказывается совершенно пьян, вызывает такси. Кое как с помощью какого-то прохожего доводит его до машины, усаживает на заднее сиденье и садится рядом. Пока едут до его дома, Донха успевает крепко заснуть и Чжина с тоской думает о том, как ей, такой маленькой и хрупкой, придётся тащить его до двери, да ещё и ключи по карманам искать. Но, к своему удивлению, когда машина подъезжает к дому, она замечает, что в одном из окон горит свет. Так значит, Донха живёт не один? Она просит водителя подождать немного и, подойдя к дому, дважды нажимает на кнопку звонка.
Чжина удивляется ещё больше, когда вместо предполагаемой девушки ей открывает какой-то незнакомый мужчина.
- Здравствуйте, - говорит она немного растерянно. - Вы не могли бы мне помочь? Донха немного перепил... мягко говоря. Он там, в машине.

Почувствовав, что его пытаются вытащить с такого удобного сиденья на холод, Донха вяло сопротивляется, но потом кое-как переставляет ноги, пытается идти, навалившись на Вангю. Чжина торопливо распахивает перед ними дверь и помогает в прихожей снять с него пальто и обувь, а потом и довести его до кровати.
- Пак Вангю-шши, - Донха ненадолго открывает глаза, оказавшись на кровати. - Выпьете со мной?
Он порывается встать, но тело его очень плохо слушается.
- В другой раз выпьете, ложись, - мягко говорит Чжина и он тут же успокаивается.
- Чжина-я, ты что тут делаешь?
- В гости к тебе пришла, - она фыркает. - Сейчас уже ухожу.
- Ага... Вангю-шши, знаете... когда моя бабушка умрёт, вам надо будет найти себе другое жильё, потому что этот дом я продам.
Выдав такую невероятно длинную и осмысленную для своего состояния фразу, Донха переворачивается на другой бок и засыпает. Чжина извиняется перед Вангю за доставленные неудобства, в общих чертах объясняет ему ситуацию и, попрощавшись, уходит.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

12

Соседа ещё нет, и Вангю направляется на кухню, чтобы приготовить себе что-нибудь простое на ужин. Голод после репетиции зверский. После еды он устраивается, как обычно, на диване в гостиной, бросает взгляд на часы и, пытаясь игнорировать волнение, берут гитару в руки и начинает перебирать струны.
Где Донха? Не случилось ли с ним ничего плохого? На этой неделе он в это время всегда был дома.
Долго переживать не приходится, поскольку вскоре раздаётся звонок в дверь. Удивившись этому факту, Вангю идёт в прихожую, гадая, кого это принесло, к ним ведь обычно не приходит никто, тем более, поздно вечером. Возможно, сосед просто забыл свой ключ или потерял его?
На пороге вместо Донха стоит хрупкая миловидная девушка и смотрит на Вангю такими большими глазами, будто она не его ожидала тут увидеть. Впрочем, он удивлён не меньше. Здоровается незнакомка первой, просит помочь с Донха, который, оказывается, перепил. Этот факт тоже удивляет, потому что Паку ещё не доводилось видеть соседа пьяным.
- Здравствуйте, - кивает ей Вангю поспешно и, даже не переобувшись, выходит из дома, - Конечно, идёмте!

На улице холодно, и мужчина ежится. Домашняя кофта тёплая, но стоять в ней на ветру - идея так себе. Поздоровавшись с таксистом, Вангю спешит вытащить из машины пытающегося сопротивляться соседа. Тот действительно очень пьян, девушка не соврала. Интересно, кто она такая? Закинув руку Донха себе на плечо и подхватив его за талию, Вангю ведёт его к дому. Тот помогает в меру сил, пытается идти, а не наваливается на мужчину полностью. Девушка же распахивает перед ними дверь и, когда они оказываются в прихожей, помогает снять с соседа ботинки и пальто. Вместе они с Вангю доводят Донха до спальни и укладывают его на кровать.
- Пак Вангю-шши, выпьете со мной? - оказавшись в горизонтальном положении, сосед предпринимает безуспешные попытки встать, а успокаивается, когда девушка мягко просит его лечь и говорит, что они сделают это в другой раз. Тогда Донха вдруг смотрит на неё и интересуется, что она тут делает. Вангю улыбается ответу незнакомки, а вот после следующих слов Донха ему становится не до смеха. Тот говорит, что, когда его бабушка умрёт, он продаст этот дом. У мужчины аж холод проходит вдоль позвоночника, потому что ему кажется, что за этими словами стоит что-то ещё более страшное. Однако, спросить ничего у соседа не удаётся, потому что тот переворачивается на бок и засыпает.
Вангю с девушкой выходят из хозяйской спальни, и тогда она объясняет, что у бабушки Донха сегодня был приступ, но уже всё хорошо. Тем не менее, он перенервничал, и потому находится сейчас в таком состоянии. Ей приходится пояснить также, что бабушка мужчины находится в доме престарелых, потому что Пак удивляется вообще тому факту, что у Донха есть кто-то из родственников ещё.
- Спасибо за помощь, - благодарит Вангю гостью, и, прежде чем та уходит, интересуется, - Простите за такой вопрос, но кем вы являетесь Донха?
Хочется узнать и не думать об этом больше. Девушка улыбается, говорит, что они дружили в школе, а сейчас вот случайно встретились: она недавно вернулась в Пусан и устроилась на работу как раз в дом престарелых. Удовлетворённый этим ответом, Вангю ещё раз благодарит её.

На душе после слов Донха скребут кошки, и хочется помочь ему во что бы то ни стало. Мужчина решает начать с малого: идёт назад в хозяйскую спальню и снимает с соседа лишнюю одежду, чтобы тому было более комфортно отдыхать. Укрывает его как следует одеялом и возвращается в гостиную думать.
Пока у него денег на помощь совсем нет. То, что они с группой зарабатывают на выступлениях, уходит на оплату жилья, еды и необходимых вещей, плюс часть денег они всегда откладывают на нужды самой группы.
Новый альбом - это надежда. Если всё пройдёт хорошо, они и доход хороший получат, и звать их на всякие мероприятия будут чаще.
Может быть, взять кредит в банке, а потом отдавать постепенно? Да нет, Донха такую сумму долга назвал, никакой банк столько денег не даст, тем более, музыканту. Этот вариант будет хорош только в том случае, если бабушке понадобится какая-нибудь операция, которую надо будет оплатить.
Вывод напрашивается сам собой: надо больше работать и откладывать деньги на помощь соседу, а также как можно скорее закончить подготовку альбома и записать его.
Устало откинувшись на спинку дивана и запрокинув голову, Вангю смотрит на потолок и думает, что так неудачно, наверное, ещё не влюблялся. Если объективно оценить реальность. Мало того, что в мужчину, который вряд ли ответит взаимностью, так ещё и в увешанного долгами. Всё существо Вангю против таких мыслей, и он сам не замечает, как сам себе начинает доказывать, почему Донха лучше всех тех, по ком страдало его сердце до него.

Сон не идёт, и мужчина решает не насиловать свой организм. В итоге большую часть ночи проводит, пытаясь сочинить хит. Яркую, красивую песню, полную драйва. Гитару ночью в руки не возьмешь, но стихи набросать можно, чем Вангю и занимается, пытаясь при этом время от времени напеть мелодию.
На самом деле, получается плохо, и это раздражает. Отчаявшись, мужчина бросает тетрадь куда-то на пол и, поставив будильник, решает попробовать всё-таки поспать.

Утром Вангю чувствует себя так, будто его огрели по голове мешком картошки. Спать хочется, и при этом из-за вернувшегося вмиг чувства тревоги он понимает, что даже если захотел бы, то не уснул.
Умывшись и побрившись, мужчина завязывает волосы в хвост и идёт на кухню, чтобы приготовить для соседа суп против похмелья. Был бы в хорошем настроении - посмеялся бы над тем, что ведёт себя как жёнушка.
Сосед появляется на кухне довольно скоро. Выглядит помятым и уставшим.
- Садитесь, суп почти готов! - говорит ему Вангю, заканчивая готовить завтрак для себя, - Сейчас будет лучше, - он смотрит на Донха и, уловив в его выражении лица сомнение, настаивает, - Садитесь же.
Перед Донха появляется тарелка супа, а себе в тарелку Вангю накладывает рис с овощами. Если сам он ест довольно быстро, то сосед запихивает в себя суп с явным усилием.
- С вашей бабушкой сейчас всё хорошо, так что не думайте о плохом, - решает вернуться к теме, поднятой вчера, Пак. Он говорит мягко, но уверенно, не желая показаться навязчивым.
- Хотите, съезжу сегодня с вами к ней? Или встречу после, можем прогуляться где-нибудь, если хотите.
Высказав такое предложение, Вангю замолкает, ожидая ответа. Ему есть ещё что сказать, но перегружать информацией Донха сейчас точно не стоит. При взгляде на него и так сердце сжимается. Как тут напишешь что-то бодрое и весёлое, когда всё так грустно?

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

13

Утреннее солнце светит в глаза так ярко, что голова от этого раскалывается. Донха накрывается одеялом целиком и разочарованно вздыхает, поняв, что не в  солнце дело. Он медленно встаёт с постели, потому что от излишне резких движений подташнивать начинает, осматривается и пытается вспомнить, когда успел раздеться. Судя по тому, что ему это совсем не удаётся, одежду он с себя сам не снимал.
На кухне Вангю хлопочет у плиты. Зовёт за стол и говорит, что суп почти готов. Донха с сомнением смотрит на соседа и тот настойчивее повторяет:
- Садитесь же!
Завтрак помогает немного прийти в себя, однако поглощать его также резво как Вангю не получается. Причём не столько из-за тошноты, сколько из-за мыслей о бабушке, о произошедшем вчера. А сосед будто слышит о чём Донха думает и говорит, что не нужно беспокоиться, ведь с бабушкой всё хорошо сейчас. И предлагает составить Донха компанию в поездке к ней или погулять где-нибудь после. Тот смотрит на него удивлённо, не сразу поняв, что, видимо, Чжина вчера проболталась. Снова уставившись в тарелку, Донха подпирает голову рукой и ковыряет ложкой в остатках бульона.
- Я вчера с вашим коллегой встречался, - говорит он, не глядя на Вангю. - Он странную вещь сказал. Будто вы заботливы только с теми, на кого западаете, - тут Донха всё-таки поднимает глаза и смотрит на соседа внимательно, хотя сам не смог бы точно сказать, какой реакции от него ждёт. - Меня это очень удивило.
Допив бульон через край тарелки, он жмурится и выдыхает - остро. Шмыгает носом и встаёт из-за стола, относит тарелку в мойку, потом туда же и посуду, в которой Вангю готовил завтрак. И, налив себе воды из бутылки, говорит, прежде чем выпить её:
- Кладите свою тарелку в раковину, я вымою.

В клинику Донха едет, конечно же, один. Проводит с бабушкой больше часа, как обычно обещает ей беречь себя и врёт, что всё в порядке. Прежде чем вернуться домой, он долго бродит по городу, думая о разном. И больше получается именно о том, как сосед постоянно о нём заботится. Это вполне можно было бы описать как отношение старшего брата к младшему, однако слова Чанхёка не дают это сделать.
Донха это не кажется чем-то отталкивающим. Он не перестаёт думать, что Вангю хороший человек. Что в его обществе Донха чувствует себя спокойнее, как это ни странно.
Заходя в дом, он первым делом слышит как сосед подбирает какую-то мелодию на гитаре - и улыбается, сам того не замечая.
- Я купил мясо, - говорит он, заглянув к соседу. - Давайте пожарим? И посмотрим что-нибудь.

В гостиной столик низкий и есть сидя на диване не удобно, поэтому Донха приносит несколько подушек, чтобы можно было сесть на пол. Расставив тарелки с едой, он садится рядом с Вангю и, положив себе в тарелку мяса, риса и кимчи, смотрит на экран телевизора. Показывают какую-то музыкальную передачу и выступает певица, которую Донха совсем не знает. Голос у неё звучит сладко и мило, но совершенно непривлекательно для Чона.
- Сходить что ли как-нибудь на ваш концерт, - говорит он Вангю. - Интересно, наверное.
Наверняка совсем другие ощущения, чем от домашнего исполнения соседом баллад.

За обедом они разговаривают о разном, старательно обходя тяжёлую сейчас для Донха тему - и тот очень благодарен за это соседу. Он ставит пустую тарелку на стол, с сомнением смотрит на оставшуюся еду и решает немного отдохнуть, а потом уже решать, поесть ещё или закончить на этом.
- Хорошо, - выдыхает он, прислонившись спиной к дивану. И улыбается, глядя на Вангю. - Знаете, я сейчас только понял, что за ощущения у меня от вашего голоса. Игрушка-антистресс. Знаете, такие с каким-то сыпучим наполнителем. Вроде странный на ощупь, но очень успокаивает.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

14

Донха смотрит в ответ удивлённо. Ну да, он ведь Вангю ничего про бабушку не рассказывал. Ничего не спрашивает тем не менее, а, устремив свой взгляд в тарелку и уныло ковыряя ложкой в бульоне, вдруг сообщает, что встретился вчера с коллегой соседа.
Предчувствие, охватившее мужчину вчера вечером, возвращается с утроенной силой, и не зря.
— Он странную вещь сказал. Будто вы заботливы только с теми, на кого западаете, — говорит Донха и смотрит на Вангю, будто его реакцию ждёт. Добавляет, что ему это показалось странным.
Был бы Вангю моложе, он, наверное, принялся бы горячо отрицать этот факт и превратил бы всё в шутку. Был бы Вангю смелее, он бы раскрыл все карты разом. А так он находит в себе силы только на то, чтобы плечами пожать. Отрицать слова Чанхёка желания нет, подтверждать прямо сию минуту тоже, а вот убить его хочется, да.
Сосед тем временем допивает бульон и жмурится. Шмыгнув носом, встаёт и складывает в мойку грязную посуду, да ещё и Вангю говорит его тарелку положить к раковину. Собирается сам всё вымыть. Наивно хочется верить, что это хороший знак, вот только мужчина подозревает, что тут скорее имеет место быть обмен любезностями. Раз он готовил, то Донха моет посуду.

Проведать бабушку, разумеется, Донха уходит один, а Вангю тут же набирает номер друга. Репетиции сегодня нет, так что встретиться предлагает на нейтральной территории, причину излагает коротко:
- Надо поговорить.
- Ну, ладно, надо так надо, хён, - настороженно отвечает Чанхёк, а потом предлагает довольным голосом, - Пойдём тогда в новую кофейню? Недалеко от студии нашей открылась. Давай, а?
Кофейня не слишком-то подходит для выяснения отношений, но Вангю соглашается, уверенный в том, что так Чанхёк точно не соскочит.

Через час Вангю сидит в зале за одним из столиков и портит весь вид заведения, интерьер которого оформлен в нежно-розовых тонах. Персонал такой же милый, как и обстановка, улыбчивый, да и остальные посетители выглядят вполне удовлетворёнными жизнью, только у Пака лицо недовольное.
Чанхёк опаздывает на десять минут и выглядит таким счастливым, будто не ожидает ничего плохого. Вангю даже завидует ему: он за этот час успел не хило себя накрутить, а младшему хоть бы хны.
После того, как они делают заказ, Вангю начинает, сверля друга тяжёлым взглядом:
- Ты зачем вчера моему соседу наплёл всякого?
- Ты о чём, хён? - удивляется Чанхёк, отвлекаясь от созерцания деталей интерьера и озадаченно уставившись на мужчину, - Мы ни о чём таком не говорили, вроде.
- Ты зачем ему сказал, что я забочусь только о тех, в кого влюбляюсь? - продолжает тем же тоном Вангю.
- А, это... Ну так мы о музыке говорили, о балладах, ну и... Стоп, а что тут такого? Я же не девушке твоей это сказал, - начав было оправдываться, Чанхёк сам себя обрывает, - Что такого, что я сказал твоему соседу о том, как ты ведёшь себя с девушками?
Пока официант ставит перед каждым из них чашку заказанного капучино, а перед Чанхёком ещё и пирожное, Вангю уныло размышляет о том, рассказать всё другу или свернуть разговор. Настроение такое, что хочется послать всё к чёрту и поделиться, а то, в самом деле, сейчас его претензии выглядят нелепыми.
- Мне сейчас нравится не девушка, - вздыхает он, отводя взгляд и отпивая кофе.
- Ну, с женщинами, - возводит глаза к потолку Чанхёк, а потом с недоверием смотрит на Вангю, начиная понимать, что тот имеет в виду.
- Соображай быстрее, - ворчит тот, взяв ложку и, отломив кусочек от чужого пирожного, отправляет его в рот.
- Ну хён! - возмутившись, Чанхёк пододвигает тарелочку к себе, а потом тон его становится более серьёзным, - Тебе что, нравится Чон Донха-шши? И это ему ты баллады пишешь?
Вангю кивает в ответ на оба вопроса, и Чанхёк задумывается, прокручивает в голове тексты песен и всё случившееся.
- Так это всё о мужчине... И это у него проблемы с деньгами. А та баллада про синяки и всякое такое... О... А та, про то, как ты её, ой, его хочешь, это после того, как мы тогда в бане были, да?
- Чанхёк, - мрачно и предупреждающе произносит имя младшего едва ли не по слогам Вангю, и тот замолкает.
- Ну знаешь, это я должен тебе претензии предъявлять! - пытается в шутку напасть в ответ друг, но быстро снимает и качает головой, - Ты сам виноват, надо было нам рассказать. Или мне хотя бы. Откуда же мне было знать что ты... - он вдруг начинает улыбаться, что совсем уж раздражает, и добавляет, - Не, ну, Чон Донха-шши ничего такой, тут не поспоришь. Раз он не вышвырнул тебя, сложив два и два, это хороший знак!
- Ага, рассказать... Чтобы вы сказали, что не желаете больше исполнять мои песни, раз они мужику написаны? - спрашивает Вангю, проигнорировав слова Чанхёка о соседе.
- Хён, - тянет друг и смотрит на мужчину серьёзно, - Нет, я, конечно, не понимаю тебя в этом плане, но я всегда на твоей стороне. Правда.
Ну вот как после таких слов можно продолжать сердиться на этого человека?
- Не унывай, я же говорю, может, не всё так плохо, раз он тебя не прогнал. Если бы я был на его месте, то не стал бы так рисковать, - Чанхёк пожимает плечами и, вспомнив о своём пирожном, начинает его есть.
- Ладно. Нашим только не говори, - миролюбиво просит Вангю, и Чанхёк кивает с самым серьёзным видом, мол, конечно не скажу, хён, даже не сомневайся.

После разговора с Чанхёком Вангю и правда становится лучше. Он даже думает о том, что стоит, наверное, поговорить с Донха начистоту. Однако, пока что того дома нет, так что мужчина решает продолжить работу над песней, только теперь попытаться подобрать мелодию, раз текст не идёт.
Сосед приходит, когда Вангю, приуныв, просто сидит и перебирает струны. С мелодией пока тоже ничего не выходит, настроение совсем не то. Он полагает, что Донха сейчас, как обычно, поест и уйдёт к себе, однако тот сообщает, что купил мясо, и предлагает Вангю его пожарить и посмотреть что-нибудь. Вместе.

Они садятся за столик в гостиной, устроившись на подушках, которые приносит Донха, обедают и смотрят какую-то музыкальную передачу. Это всё так по-домашнему уютно, что Вангю то и дело переводит украдкой взгляд с экрана на соседа, любуясь им. Ему хочется запомнить как можно больше на случай, если такие моменты больше не повторятся, а Донха вдруг изъявляет желание как-нибудь посетить концерт группы Вангю.
- Приходите! Я достану бесплатный билет для вас, - кивает тот, улыбнувшись, потому что это было бы действительно здорово, если бы Донха пришёл его послушать. Волнительно, но очень здорово.

Они обсуждают разные темы за обедом, но о том, как прошёл визит к бабушке, Вангю не спрашивает. Он вообще не поднимает пока личные темы, считая, что не время ещё. Сейчас хочется проникнуться как следует атмосферой тепла, и чтобы Донха чувствовал себя морально хорошо. Хотя бы лучше, чем вчера.
Улыбка у соседа красивая, мягкая, и Вангю улыбается ему в ответ, когда тот говорит о его голосе, сравнивая его с игрушкой-антистрессом. Комплимент получается странным, но мужчине нравится, потому что он оригинальный. Передаёт именно то, что чувствует Донха.
- Я рад, что мой голос так действует на вас, - искренне и тепло отвечает мужчина и понимает, что вот он, нужный момент. Остаётся только поблагодарить мироздание за то, что он стал музыкантом, исполнителем и автором песен, а не каким-нибудь офисным работником. В таком случае слова было бы подобрать гораздо сложнее.
Полный нежности к человеку, сидящему рядом, и понимая, что именно сейчас ему важнее признаться и высказать слова поддержки, нежели услышать ответ, Вангю говорит, отводя глаза в сторону:
- Мой коллега вчера вам не соврал, так уж получается, что я действительно проявляю заботу только к тем, кто мне не безразличен. Вы мне очень нравитесь. Я бы хотел продолжить помогать вам, чем смогу. Хоть это и немного, но всё же, буду рад, если вы продолжите принимать мою заботу, даже зная правду.
Смелость странным образом граничит со страхом, но Вангю идёт до конца, раз уж решился. Переведя взгляд на Донха, он продолжает:
- Единственное, я хотел бы, чтобы вы сразу сказали, возможно ли что-то между нами, кроме дружеских отношений, или нет. Если ответите нет, я не буду ни в коем случае настаивать, можете не беспокоиться об этом.
Говоря так, Вангю уверен, на самом деле, что получит отрицательный ответ. Разве может ему повезти? Даже поверить в это невозможно. Раньше, как правило, выбирали всегда не его, к тому же, велика вероятность, что Донха вообще мужчины не нравятся.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

Отредактировано salieri (2019-04-29 01:48:23)

0

15

Донха чувствует себя распоследней мразью, глядя в глаза соседу и совершенно твёрдым голосом говоря:
- Нет, ничего не может быть.
Тяжело говорить такое человеку, который душу тебе открыл, но Донха утешает себя тем, что уж лучше без всяких хождений вокруг да около сразу прямо сказать.
Настроение портится моментально, поэтому он быстро и неловко сворачивает обед, уносит пустую посуду на кухню, чтобы вымыть.

Последний свой выходной Донха проводит у бабушки. Встречается там же с Чжина, которая первым делом чуть с кулаками на него не налетает, не обращая внимание на то, что вокруг полно народу.
- Почему не сказал мне ничего?! - девушка почти кричит. - Я тебе друг или кто? Почему не рассказал о своих проблемах?!
Донха даже защищаться не пытается, просто устало спрашивает:
- Тебе бабушка сказала? И что бы изменилось от того, что я тебе сказал бы?
Чжина поджимает губы, вздыхает тяжело и говорит, что тогда он бы вместе придумали, что можно сделать, что она попыталась бы помочь чем может. Прерывает её экспрессивный монолог звук уведомления на телефоне и девушка, пообещав зайти к Донха в гости на днях, уходит работать.

Следующие дни Донха снова работает с утра до вечера. В первый, правда, его вызывает на разговор ректор, интересуется есть ли у Донха какие-то проблемы. Тот признается, мол, да, есть некоторые финансовые трудности. Ректор, услышав это, смотрит на него с сомнением и переспрашивает:
- Некоторые финансовые трудности? Совсем незначительные, я полагаю? Всего-то на хроническое переутомление. Ладно, идите, - ректор недовольно отмахивается от него и нервно дёргает галстук, ослабляя узел. Поклонившись, Донха выходит из кабинета. Не очень понятно, зачем его отчитали как первоклашку и настроение от этого испорчено на весь день.

Чжина навещает его через два дня. Выкладывает из сумки на стол две пачки практически новых банкнот.
- Только посмей не взять, - угрожающе говорит она, стоит только Донха начать отказываться от денег. - Я понимаю, что здесь мало, но хочу хоть чем-то тебе помочь. Мы ведь друзья, не забывай об этом больше, ладно?
Донха кивает, потому что говорить сейчас не может - кажется, что разревётся, если попытается. Чжина обнимает его осторожно, ободряюще хлопает по плечу и, попрощавшись уходит, вежливо поклонившись и улыбнувшись как раз вернувшемуся Вангю. Донха несколько минут сидит и вертит деньги в руках, задумчиво глядя перед собой, прежде чем уйти в свою комнату.

Ещё несколькими днями спустя всё снова становится привычным. Дом, работа, подработка. Вангю только, кажется, его избегает. Донха смеётся над собой - придумал тоже, можно подумать, у человека своих дел нет.
Просто у него много дел, говорит он себе, когда поздно вечером сосед всё не возвращается домой с репетиции. Да и вообще, он не маленький, чтобы о нём беспокоиться! На этой вдохновлённой мысли Донха слышит как кто-то настойчиво нажимает на кнопку дверного звонка несколько раз.
- Да иду уже! - кричит он недовольно, подходя к двери. Открыв, видит на пороге Вангю, опирающегося на костыли и рядом с ним Чанхёка и какого-то незнакомого мужчину. - О, - только и может сказать он от удивления. Посторонившись, чтобы впустить эту компанию в дом, Донха ёжится и закрывает за ними дверь.

Коллеги Вангю долго в доме не задерживаются - проводив соседа в его комнату, быстро прощаются. Причём Чанхёк почему-то торопится больше всех и при этом успевает что-то тараторить про то как они с Юнсоком-хёном выпивали, а тут ему позвонили из больницы, ну и пришлось ехать туда за Вангю. Проводив их, Донха возвращается к соседу.
- Как вас угораздило? - спрашивает он мягко.
Подморозило к вечеру, оказывается. Скользко на улице, вот Вангю и упал очень неудачно. Донха качает головой и поинтересовавшись успел ли сосед поужинать, уходит. Возвращается через несколько минут со специальным столиком-подносом, аккуратно ставит его на пол. Помогает Вангю сесть удобнее и переставляет столик на кровать, стараясь не расплескать содержимое чашки с рыбным супом и вообще ничего не уронить.
- Приятного. Это дедушкин, - добавляет он, заметив что сосед смотрит на него вопросительно. - Он в последние годы почти не мог ходить.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

Отредактировано mozart (2019-04-30 22:49:38)

0

16

Человек, являющийся сейчас центром вселенной для Вангю, уверенно смотрит прямо ему в глаза и твёрдо отвечает:
— Нет, ничего не может быть.
После этого он быстро и как-то неловко сворачивает их посиделки, собирает пустую посуду по стола, чтобы вымыть, и Вангю цепляется взглядом за порывистые движения его рук, не в силах поднять глаза выше. Странно, вроде, сердце разбили ему, а утешить хочется человека, это сделавшего. Всё ведь шло так хорошо до признания, не стоило портить Донха драгоценные минуты отдыха.
— Всё в порядке, — говорит Вангю слегка изменившимся голосом, найдя в себе всё-таки мужество посмотреть на соседа, — Простите и не думайте об этом.

Ничего не может быть.
Вангю думает, что после таких слов его душа разродится новыми словами, текстами, музыкой, но, спрятавшись в своей комнате, он смотрит на линованный лист блокнота и не может написать ни строчки.
И почему ему так не везёт?
Одевшись, мужчина решает пойти побродить по улицам, дойти до парка, чтобы успокоить мысли и решить, как быть дальше. Решать, правда, нечего, он просто часа два уговаривает себя быть сильным и просто продолжать делать то, что наметил ранее. Помочь Донха, как получится и чем получится. Сделать для него всё возможное, потому что любовь ведь не только в словах да балладах, она и в делах должна выражаться.

— Ещё две баллады... — тянет Хёнчоль, а Вангю с самым хмурым видом опускает голову и пожимает плечами. После прогулки он, погрузившись целиком и полностью в свои чувства, поймал вдохновение, которое и вылилось сразу в два произведения. В одном было не выразить всё.
— В своё оправдание могу сказать, что они мощные, — забрав у друга наброски, он садится и, взяв в руки гитару, исполняет сначала одну, а потом другую балладу.
— Хён, это шедеврально! - восклицает Чанхёк, опомнившись первым, — Это даже круче того, что ты писал до этого! Гляди, даже Юнсок прослезился!
Драммер, которого застали врасплох, спешит стереть следы нахлынувших эмоций со своего лица, но Вангю как-то совсем всё равно. После того, как он излил душу, на него навалилась какая-то апатия.
— Ладно, давайте репетировать. И ещё, может, попробуем увеличить количество концертов, а? Будем выступать везде. Ещё бы на какое-нибудь шоу попасть... — безо всякого энтузиазма говорит Вангю, но его идеи поддерживают.
Уже после репетиции Пака нагоняет Чанхёк и, опустив руку ему на плечо, которую тот тут же сбрасывает, интересуется:
— Тебя послали, хён? На тебе лица нет.
— Бинго, — беззлобно отвечает Вангю.
— Блин, ты ему такие песни, а он... — с досадой говорит друг, — Жалко. Но ладно, может, всё ещё хорошо будет? Бывает, что люди потом понимают, от чего отказались.
— Забей, — спорить и доказывать, что это не тот случай, совершенно нет желания. Просто хочется, чтобы все отстали.

Следующий день у Донха ещё выходной, а потом он должен выйти на работу, Вангю помнит. Лишними разговорами соседа старается не утомлять, вообще, решает пересекаться с ним меньше. Ни к чему это, тем более, сейчас. Конечно, Вангю соврал бы, если бы сказал, что поступает так исключительно для спокойствия Донха. Для себя, конечно, тоже, потому что слишком уж тяжело на душе.

Тяжелее становится, когда Вангю возвращается с репетиции через пару дней и застаёт дома Чжина. Та ему вежливо кланяется и улыбается, после чего уходит, а в гостиной обнаруживается сосед с двумя пачками денег. Сидит, вертит их задумчиво и смотрит прямо перед собой.
У Вангю слишком смешанные чувства, чтобы можно было их контролировать, поэтому он уходит к себе сразу.
Злится на девчонку, именно так ему хочется называть сейчас Чжина в мыслях, за то, что она, в отличие от него, помогает Донха не словом, а делом. Испытывает благодарность ей за это же, потому что сейчас хороша любая помощь. Ревнует, потому что боится, что эти двое станут ближе. Одновременно чуть ли не благословляет их, ведь если так Донха будет лучше, значит, так тому и быть!
Хоть почку продавай, чтобы помочь. От этой мысли Вангю вдруг смешно становится, потому что нервы не выдерживают уже.
Надо расслабиться, завтра концерт.

Дни забиты по полной. После успешно состоявшегося концерта они с группой репетируют каждый день, исполняя новые песни, чтобы при записи сделать всё идеально. Вангю выкладывается по полной, потому что это удивительным образом помогает. Выплескивая чувства на репетициях, домой он возвращается практически опустошенным.

В один из дней после очередной репетиции Юнсок и Чанхёк подбивают их с Хёнчолем пойти пить. Говорят, что нужно расслабиться и всё такое, но Вангю отказывается, потому что уверен, что это плохая идея: в пьяном виде он вполне может начать жаловаться на свою безответную любовь. Хёнчоль же заявляет, что всю ночь мучился бессонницей, поэтому сейчас желает только одного - добраться до кровати.
Вангю покидает студию последним, думает о том, что ему хочется есть, но готовить влом, да и с Донха пересекаться не хочется. Решает зайти по дороге в какую-нибудь забегаловку и поесть лапши. Далеко уйти он, правда, не успевает: к ночи подморозило, так что стало скользко, особенно для тех, кто предпочитает ходить до последнего в лёгких кроссовках.
Обнаружив себя вдруг лежащим на ступенях у входа в студию, Вангю первым делом удивляется, а потом пытается подняться. Только попытавшись наступить на правую ногу, понимает, что что-то тут не то.
— Твою мать, да ладно?! — со злостью выдыхает он сквозь зубы, потому что вот теперь становится больно, и садится обратно на землю. 

Перелом. Не вывих, не трещина, а, мать его, перелом. Пострадавшая нога теперь в гипсе, а Вангю выданы костыли, чтобы мог хоть как-то перемешаться. Ему неудобно и морально, потому что он чувствует себя теперь беспомощным, и физически.
Друзья приезжают быстро. Оба выглядят сильно взволнованными, отчасти благодаря выпитому алкоголю. Чанхёк всю дорогу в такси тараторит, мол, как же так, хён, что же теперь делать.
— Что делать... Я же не шею себе свернул, петь смогу и так, так что репетиции не отменяются, — мрачно отвечает Вангю, что приводит друга в ещё больший ужас.
— Не говори так! Ох, хён!

Донха долго не открывает, и Вангю повторяет:
— У меня ключи есть, хватит вам, — однако, Чанхёк не соглашается, говорит, что надо передать друга из рук в руки. В итоге в ответ на очередной звонок в дверь из глубины дома раздаётся недовольный возглас соседа, а потом появляется и он сам. Удивляется, увидев сразу сразу троих человек.
Чанхёк подозрительно быстро старается уйти. Они с Юнсоком помогают Вангю добраться до его комнаты, усаживают его на кровать, а потом смываются. 
Это неловко ужасно. Он должен помогать, а приносит одни неудобства. Ударив кулаком по постели рядом с собой, Вангю думает было встать, чтобы дойти до кухни и перехватить что-нибудь, но Донха вдруг возвращается в его комнату. Спрашивает, как Пака угораздило так, и голос его при этом звучит мягко.
— Выходил из студии после репетиции. Из-за того, что подморозило, подскользнулся на ступеньках и очень неудачно приземлился. Сразу не понял даже, а когда встать попытался, — Вангю разводит руками и хочет было добавить, что это всё не стоит беспокойства, но Донха успевает первым. Интересуется, покачав головой, успел ли он поужинать, а затем уходит.
К неловкости прибавляется щемящее чувство тепла, когда мужчина через несколько минут возвращается со столиком-подносом и ставит его на мол. Потом помогает Вангю удобнее сесть и очень аккуратно переставляет столик на кровать. В ответ на удивлённый взгляд поясняет, что раньше эта удобная вещь принадлежала дедушке, поскольку в последние годы он почти не мог ходить.
— Спасибо, — искренне благодарит Вангю, понимая, что от нахлынувших чувств теперь точно не получится избавиться, и начинает есть.
Он благодарит Донха ещё раз после ужина и с его помощью встаёт. Всё-таки сразу так сложно научиться пользоваться костылями. До туалета потихоньку доходит сам, и уже там размышляет о том, как же ему теперь принимать душ. Если с тем, чтобы справить нужду, никакой проблемы, в принципе, нет, то с мытьём точно будет.

Уже позже, лёжа в постели и глядя в потолок, Вангю думает о том, что его сломанная нога - одновременно и дар, и проклятье. Донха вон как сегодня заботился о нём. Это было приятно, тепло, хорошо. Вот только забота эта была совсем не из любви, а из сочувствия, и только. На подобных этапах размышлений Вангю обычно переворачивался на другой бок, а сейчас и этого не может сделать из-за гипса. Как же бесит!

Завтрак проходит таким же образом, как и ужин накануне. Донха приносит еду Вангю в постель, чтобы тот мог поесть как следует, не напрягаясь, после чего уходит на работу.
Немногим позже мужчина звонит друзьям, и те уговаривают его пока остаться дома, чтобы хотя бы первый день ногу не тревожить сильно. Советуют поучиться ходить на костылях пока, и Вангю хватается за этот совет. В самом деле, раз уж ему предстоит продолжительное время перемещаться таким образом, надо научиться делать это более-менее нормально.
Вангю тренируется долго, а ещё пытается заниматься разными делами. Выясняет, что играть на гитаре в гостиной ему теперь не слишком удобно, но, в принципе, какое-то время сидеть так он может. Он и обедает в гостиной рамёном быстрого приготовления, потому что за столом сейчас сидеть совсем не вариант.
В душ хочется, и прикинуть, как бы это устроить, Вангю тоже пытается. Интернет говорит, что, прежде всего, необходим защитный чехол для гипса, чтобы тот остался сухим. Далее предлагается поставить в ванну табуретку, чтобы можно было сидеть во время мытья. В целом этот способ хороший, но нюансов, конечно, хватает, и оттого он кажется непростым. Второй вариант тоже не вызывает восторга: обтираться влажной мочалкой вместо того, чтобы принимать душ.
Защитный чехол приносят вечером с доставкой, и Вангю буквально разрывают на части здравый смысл и чувство стыда. Последнее велит попробовать сделать всё самому без чьей-либо помощи. Победа остаётся за здравым смыслом, потому что шею себе свернуть мужчина всё-таки не хочет.

Он высказывает просьбу перед ужином и старается быть максимально корректным, правда, на Донха в этот момент всё равно не смотрит:
— Вы не могли бы мне помочь с душем? Похоже, одному мне сейчас не справиться, а ополоснуться хочется, да и голову бы помыть...
Несмотря на прочтённые статьи, Вангю пока не очень хорошо себе представляет, как всё должно происходить, но надеется, что помощь от Донха потребуется минимальная.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

Отредактировано salieri (2019-05-02 02:02:05)

0

17

Вангю благодарит его и вид у него при этом такой, что Донха как-то сразу понимает, что лучше сейчас его оставить одного. Он возвращается позже, чтобы убрать грязную посуду и потом помочь соседу встать на костыли.
Утром, перед тем как уйти на работу, он приносит Вангю завтрак. А пока едет до университета, думает больше о том, как ещё может помочь соседу сейчас, чем о собственных делах.

Просьба помочь с душем звучит так, будто Вангю стыдно попросить об этом. Донха, как раз расставляющий тарелочки с панчанами, поднимает взгляд на соседа и, обнаружив, что тот даже не смотрит в его сторону, вздыхает.
- Хорошо. После ужина?

Когда знаешь, что и как делать, это даже просто. Первым делом Донха ставит возле душа табурет, проверяет его на устойчивость, потом приносит чистую одежду, которую сосед наденет позже, и помогает Вангю сесть и раздеться, кладёт одежду в корзину с грязным бельём. Взяв душ и отрегулировав температуру воды так, чтобы она была более-менее комфортной, говорит:
- Голову назад отклоните. Не горячо? - спрашивает он, начав поливать голову соседа.
Быстро и аккуратно вымыв Вангю волосы, Донха протягивает ему полотенце, чтобы тот мог сразу их вытереть. И, пока сосед завязывает волосы, чтобы не мешали, намыливает мочалку. Помогает ему потереть спину, с остальным Вангю справляется сам. Ополоснув его из душа, Донха ждёт, пока он вытрется и потом помогает одеться в чистое, встать на костыли и выйти из ванной. Пол теперь мокрый и скользкий, так что теперь передвигаться по нему сложнее.
- В другой раз не стесняйтесь попросить у меня такую помощь, хорошо? - говорит Донха уже когда сосед садится на свою кровать. - Я всё понимаю и мне совсем не трудно это сделать.

Не трудно ему и заниматься всеми теми делами по дому, в которых Вангю временно не может принять участие. Как и проводить соседа до такси, когда тот уезжает на репетиции, или встретить потом. Донха как-то совсем не думает, что это странно - это кажется вполне естественным. Они давно знакомы, они соседи. Вангю тоже о нём заботился, в конце концов.
Донха старается не думать о том, что ухаживает за соседом почти как за родственником.
В один из дней он возвращается позже, чем планировал, потому что в хаквоне пришлось подменить одного из преподавателей, и ловит себя на том, что беспокоится, всё ли в порядке у соседа. Тут же сам себя мысленно одёргивает - конечно в порядке, не парализовало же его. К тому же Вангю уже вполне сносно управляется с костылями и бодро скачет на них по дому.
Увидев соседа в гостиной с гитарой, он даже смешка сдержать не может. Качает головой в ответ на его возмущение, мол, что смешного, садится тоже на диван.
- Настолько привык уже видеть вас вот так... - он осекается вдруг, хмуро смотрит на Вангю и резко меняет тему. - Вы ужинали?

За мытьём посуды после ужина Донха полностью уходит в свои мысли. Как смешно, всего несколько дней назад он так уверенно соврал, что между ними ничего не может быть. Почему же теперь так тоскливо от одной мысли, что однажды этих тёплых вечеров с тихой игрой на гитаре может не стать?

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

18

Сосед соглашается легко и задаёт ответный вопрос. Вангю кивает и благодарит его за всё сразу. От волнения, правда, аппетит не такой уж хороший, но мужчина всё равно свою порцию съедает. Надо много сил, чтобы перелом скорее сросся. И так обед получился не слишком питательным.

Донха действует уверенно, и Вангю вспоминает его вчерашние слова о дедушке. Непросто тогда мужчине приходилось, раз накопился такой богатый опыт. 
Для начала Донха ставит возле душа табурет и проверяет, достаточно ли тот устойчив. Затем приносит чистую одежду для Вангю, помогает ему сесть и раздеться.
Этот момент, на самом деле, неловкий ужасно. Конечно. Вангю хотелось бы, чтобы Донха помогал ему избавиться от одежды, но только в другой ситуации. Совсем в другой. И чтобы одежда при этом на нём самом была не грязная. Впрочем, сосед никак не выражает своё отношение к этому, а спокойно кладёт её в корзину с грязным бельём, а затем принимается регулировать температуру воды. Просит Вангю отклонить голову назад и интересуется, не горячо ли.
— В самый раз, — отвечает мужчина и прикрывает глаза, когда Донха касается его волос. Старается не допускать посторонних мыслей, хотя это и непросто: слишком приятными и интимными ему всегда казались чужие прикосновения к коже головы и волосам. К счастью, Донха делает всё не только аккуратно, но и быстро, и вскоре уже протягивает Вангю полотенце, чтобы тот мог вытереть волосы и завязать их, чтобы они не мешали мыться.
С остальным Вангю успешно справляется сам, Донха ему только спину помогает потереть, и это, чёрт возьми, очень приятно. После сосед ополаскивает его из душа, ждёт, пока Вангю вытрется полотенцем и помогает ему одеться, встать на костыли и выйти из ванной. Последнее даётся непросто, так как пол от воды становится очень скользким.
— В другой раз не стесняйтесь попросить у меня такую помощь, хорошо? — говорит Донха, когда они возвращаются в комнату Пака, добавляет, что он всё понимает и ему не сложно.
— Спасибо вам, — кивает Вангю, подняв на соседа глаза, и чуть улыбается, — Хорошо.
Уже потом, когда Донха уходит, он просто закрывает лицо руками и тяжело вздыхает. За что ему такие испытания? Мироздание имеет очень жестокое чувство юмора.

Донха не жалуется ни разу, несмотря на то, что теперь все домашние обязанности временно лежат на нём. При этом он ещё и провожает Вангю до такси, когда тому надо ехать на репетиции, и встречает после.
Чанхёк, узнав об этом, когда они с Вангю в один из дней приезжают раньше остальных и потому решают поговорить, показывает большой палец вверх и заявляет:
— Знаешь, хён, возможно, твоя сломанная нога очень тебе поможет.
Вангю отмахивается, мол, ерунда какая, но друг настаивает. Пытается доказать, что, раз Донха очень заботится о нём, может быть, это всё неспроста. Хотелось бы верить, конечно, но мужчина слишком хорошо запомнил его ответ. Однозначное нет, так что надо быть совершенно наивным идиотом, чтобы на что-то надеяться. Можно наслаждаться заботой, что Вангю и делает, но надеяться  — нет.

В один из дней Донха Вангю не встречает, и от этого немного грустно. Впрочем, оказывается, что соседа просто ещё нет дома, и тогда грусть сменяется лёгким волнением. Обычно в это время, довольно позднее, он всегда уже успевает вернуться.
Надеясь, что мужчине просто пришлось задержаться на подработке, Вангю осторожно идёт на костылях к дому. За эти несколько дней он уже неплохо научился управляться с ними, так что это теперь не кажется чем-то сложным.
Ужинать одному не хочется, так что мужчина решает дождаться Донха. Устроившись на диване, берёт гитару в руки, решив пока сыграть что-нибудь.
Сосед приходит довольно скоро. Появившись в гостиной, смотрит на Вангю и почему-то смеётся.
— Что смешного?  — возмущается тот, не понимая, чем вызвал такую реакцию, и тогда Донха, устроившись рядом с ним на диване, вдруг признаётся:
— Настолько привык уже видеть вас вот так... — и от этих слов у Вангю дыхание перехватывает. Сосед же осекается, взгляд его становится хмурым и он резко меняет тему, будто сказал то, что не хотел говорить. Спрашивает об ужине.
— Нет, — отвечает мужчина и чуть улыбается, — Решил подождать вас.

После ужина, пока Донха моет посуду, Вангю сидит на диване, наигрывая разные мелодии. Прокручивает в голове слова, сказанные соседом, и, прикрыв глаза, напевает вполголоса одну из баллад.
— В воскресенье у нас концерт в одном из клубов, придёте? — обращается он к Донха, когда тот снова садится рядом с ним, и смотрит на него с ожиданием, улыбнувшись, — Билет я достану.

Походы в душ становятся уже почти обычным делом, хотя волнуют почти так же, как в первый раз. К заботе Вангю тоже привыкает очень легко, но при этом искренне благодарит Донха каждый раз, потому что очень ценит то, что этот человек для него делает.
О Вангю с самого детства так никто не заботился. Более того, он уверен в том, что ни одна из тех девушек, с которыми он встречался раньше, не была бы способна на что-то подобное. Они все требовали внимания к себе, а отдавали мало.
Если до того, как получил травму, мужчина надеялся, что его чувства со временем угаснут, не получая никакой подпитки извне, то теперь он понимает, как они с каждым днём становятся только крепче. Да что там, с каждым часом! С каждым прикосновением Донха к его волосам, с каждым моментом, когда он протягивает Вангю свою руку, помогая выйти из такси, с каждым приготовленным им завтраком и ужином.

Воскресенье приходит слишком быстро, но это и к лучшему. Хочется выйти, наконец, на сцену, и выплеснуть все свои чувства. Жаль только, что делать это придётся сидя.
В основном сет-лист состоит из баллад, но есть и более быстрые песни. Это хорошо, потому что эмоций накопилось слишком много самых разных.
Вангю выкладывается на все сто процентов. Из-за света софитов он не сразу видит, где стоит Донха, но даже сам факт его присутствия придаёт чувствам остроты. По сути Пак и поёт-то сегодня только для этого человека. От этого баллады звучат ещё более надрывно, чем обычно, но это ничуть их не портит, наоборот.
Во время небольшого перерыва Хёнчоль, жадно глотая воду, интересуется:
— У тебя что, кто-то в зале? Ты сегодня просто нереально выкладываешься. Хорошо, что дальше идут две быстрые песни, а то мне кажется, что особо чувствительные девушки там скоро слезами всё затопят.
— У меня у самого уже ощущение, будто моё сердце разбито вдребезги, — вставляет слово Юнсок и трясёт головой, — Брр.
— Типа того, — неопределённо отвечает Вангю. Сейчас, когда он находится не на сцене, охваченный высокими чувствами, то чувствует, как ему жарко. Волосы прилипли к шее, а нога в гипсе чешется. Собрав волосы в хвост, он вздыхает, запрокинув голову назад. Может, стоило всё-таки выступать в тёмных очках? Или и так хорошо? Нормально ли будет, если после перерыва он не будет распускать волосы?
— Хён, он пришёл, да? — толкает его в бок Чанхёк, отвлекая от размышлений, и задаёт вопрос вполголоса, чтобы остальные не услышали. Улыбается, хлопает Вангю по плечу, когда тот кивает.
— Чего у вас там? — интересуется Хёнчоль, обладающий острым слухом и любопытством, — Кто пришёл?
— Никто, — устало тянет Пак, — Хватит вам, перерыв почти закончился.
Всё-таки распустив волосы, он с помощью басиста встаёт на костыли и идёт обратно на сцену.

Вторая часть концерта проходит ещё лучше первой. Вангю проживает каждую строчку. Он не перебарщивает с эмоциями, потому что не играет, а чувствует всё, о чём поёт. Улыбается аплодисментам и восторженным крикам, тепло благодарит зрителей.
Они исполняют дополнительно ещё одну песню, прежде чем уйти, и Вангю гадает, придёт Донха за кулисы или нет. На всякий случай мужчина сказал ему, что предупредит охрану, так что пройти тот сможет легко, но вдруг он просто не захочет? Как в случае чего будет объясняться с друзьями, Вангю не думает. Как-нибудь.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

Отредактировано salieri (2019-05-02 02:01:06)

0

19

Когда Донха, вымыв посуду, возвращается в гостиную, Вангю предлагает ему прийти в воскресенье на его концерт. Обещает достать билет и Донха, пожав плечами, кивает, соглашаясь. Ну да, хотел ведь.

В воскресенье холодно и Донха жалеет немного, что не надел более тёплый свитер, пока добирается от дома престарелых до клуба в котором должен проходить концерт. В зале же полно народу и ему быстро становится душно. Купив себе бутылку воды, он устраивается возле одной из колонн, сбоку от сцены. В общем-то, отсюда всё видно, Донха смотрит на Вангю, ковыляющего на костылях к приготовленному для него стулу, и фыркает, услышав как по залу прокатывается волной женский полный беспокойства вздох.
Вот правда когда Вангю начинает петь, Донха становится совсем не до смеха. У него один только вопрос: как можно практически ничего не делать на сцене и в то же время петь настолько эмоционально. Серьёзно, Донха почти готов понять всхлипывающих стоящих рядом  с ним женщин.

После концерта он выходит на улицу немного проветриться и попытаться привести мысли в порядок. Постояв несколько минут недалеко от входа, он возвращается обратно в клуб и, подойдя к охраннику, объясняет, что хотел бы встретиться с Пак Вангю. Охранник провожает его до гримёрки, постучав в дверь, заглядывает внутрь.
- Пак Вангю-шши, к вам тут пришли.
После этого он пропускает Донха в комнату. Тот кланяется, здороваясь с Вангю и с остальными, и чувствует себя немного неловко.
- О, Донха-шши! Заходите! - радостно говорит Чанхёк и, подскочив к нему, тянет его внутрь. - Не стесняйтесь, скорее!
Юнсок приветствует его более сдержанно и потом принимается объяснять гитаристу, с которым Донха ещё не знаком, что это владелец дома, где Вангю снимает комнату.
- Ну, как вам наш концерт? - тем временем продолжает тараторить Чанхёк. - Круто было, верно?
- А... да, очень, - растерянно говорит Донха, которому так поздно пришла в голову отличная мысль, что можно было и по телефону и выразить своё восхищение, и узнать, собирается ли Вангю ехать домой сейчас или у него какие-то другие планы. - Я ожидал, что это будет мощно, но не думал, что настолько, - и он показывает соседу большой палец.
- Да, мы тоже довольны, - говорит басист. - Даже выпить решили сходить по этому поводу. Кстати, - он вдруг смотрит на Вангю и потом на Донха так, словно что-то задумал. - Пойдёмте с нами? Соглашайтесь! Я вас угощу.
Донха пытается возразить, что это не удобно, вообще-то, но басист всё продолжает наседать, почти не обращая внимание на замечания коллег, что, мол, не хочет человек - незачем заставлять.
- Вы не отвяжетесь? - устало спрашивает Донха у Чанхёка и, получив уверенное "да", вздыхает. - Хорошо, уговорили.
И Чанхёк, почему-то довольный как кот, наконец, начинает дальше заниматься своими делами. Донха решает подождать в коридоре, чтобы не мешать и не смущать никого своим присутствием.

Примерно через час, после того как музыканты управляются со всеми делами, они приходят в кафе, занимают столик. Донха помогает Вангю сесть уже по привычке, кладёт его костыли под стол так, чтобы они одновременно и были под рукой, и не мешали никому. Сам садится рядом с соседом и вместе с Чанхёком начинает раскладывать приборы.
- Давайте закажем самгёпсаль, - предлагает басист. - Соджу и жареное мяско - ммм! Хотя я бы ещё что-нибудь съел. Хёнчоль-хён, может, рамён? Закажи мне рамён, точно. Только не очень острый.
Пока остальные обсуждают, что они ещё закажут, Чанхёк делится с Донха информацией о том, что у него с острой пищей очень сложные отношения. И уговаривает тоже что-нибудь заказать. Донха отвечает, что мяса с него хватит и Чанхёк как-то быстро отстаёт, соглашаясь, мол, ладно, как хотите.

Ужин выходит весёлым и шумным. Донха поначалу неловко, но после второй стопки соджу он начинает чувствовать себя увереннее, у него с соседями по столу находятся общие темы и больше всего все почему-то смеются когда Чанхёк, узнав где и кем работает Донха, удивлённо восклицает:
- Обалдеть! Вы младше меня, а уже профессор!
После, на улице, его немного штормит, однако на ногах он стоит достаточно крепко. Перед тем как разъехаться по домам, все ждут Хёнчоля, который расплачивается за ужин (все отдали ему свою долю, но мало ли, вдруг обсчитались и надо будет ещё добавить). Наконец, он тоже выходит на улицу и, после недолгих прощаний, Донха и Вангю садятся в такси и уезжают первыми. В салоне машины тепло и от этого хочется спать, и Донха улыбается, глядя на то как Вангю клюёт носом. Трясёт его за плечо, когда они подъезжают к дому.

Он помогает Вангю настелить постель, пока тот переодевается ко сну, чтобы сосед мог поскорее лечь, потому что у него глаза слипаются и видно, что он из последних сил держится. Пожелав ему спокойной ночи, Донха уходит к себе. Заваливается на кровать прямо в той одежде, в которой ходил по улице и, тяжело вздохнув, смеётся.
- Ты попал, Чон Донха. И как только умудрился?

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

20

Друзья пребывают в приподнятом настроении после концерта, и Вангю в целом их настрой разделяет: прошло всё очень хорошо. Чанхёк подбивает их отправиться всем вместе выпить и поесть чего-нибудь вкусного, мол, заслужили, и вот даже сил отказаться нет. Не стоило бы пить сейчас, но Пак сильно покривил бы душой, если бы сказал, что ему не хочется. Возможно, соджу хоть немного сможет помочь вздохнуть поглубже и отпустить хотя бы на сегодняшний вечер чувства, от которых так тяжело.
Стоит только подумать в очередной раз о Донха, как в дверь гримёрки стучится охранник и сообщает, что к Вангю пришли. У того аж сердце быстрее биться начинает, как у подростка.
Сосед заходит, здоровается со всеми, явно чувствуя себя немного не в своей тарелке. Вангю улыбается ему широко, а Чанхёк радостно его приветствует. Подскочив к Донха, он тянет его к остальным и призывает не стесняться. Юнсок тоже здоровается, после чего объясняет Хёнчолю, кто это. Басист же тем временем допытывается, понравился ли Донха концерт.
Ответ заставляет улыбнуться снова. Превзойти ожидания любимого человека, что может быть лучше? Вангю даже начинает жалеть, что уже согласился посидеть с группой. После таких слов хочется просто вернуться домой с Донха. Однако, Чанхёк оказывается не так прост и решает взять того в оборот. Помочь что ли хочет? Вангю слушает, как настойчиво тот уговаривает соседа пойти с ними, и смеётся. Повезло ему с младшим коллегой, жаль только, что все его старания напрасны.
- Правда, отстань от человека, - просит он Чанхёка, как и остальные, но тот не привык сдаваться так просто, и в итоге Донха соглашается. Басист при этом выглядит таким довольным, будто это он имеет на него виды, а не Вангю, и тому снова становится смешно.

Где-то через час вся компания заходит в кафе и занимает столик. Для Вангю приятной неожиданностью становится тот факт, что Донха помогает ему сесть сам, а не ждёт, когда это сделает кто-нибудь другой. Что устраивает его костыли так, чтобы они никому не мешали и при этом были под рукой. Одним словом, что ведёт себя заботливо, как дома, совершенно не заморачиваясь, как это могут воспринять остальные.
- Спасибо, - привычно благодарит Вангю мужчину, не сводя с него глаз, а тот устраивается рядом с ним и начинает помогать Чанхёку раскладывать приборы.
Против самгёпсаля, предложенного басистом, Вангю ничего не имеет, даже наоборот, а вот от чего-нибудь ещё отказывается, как и Донха. У него и так обмен веществ не совершенный, так что лучше не переедать, особенно сейчас, когда он не может много двигаться и выполнять какие-либо упражнения.

Ужин проходит шумно, как и обычно. Вангю веселится вместе со всеми, и уже после пары стопок соджу начинает чувствовать лёгкость. Потому что и друзья рядом, и Донха вот он, тут, такой красивый. Потому что он уже нашёл с ними общие темы, влился в коллектив, так сказать. Вангю смеётся, как Чанхёк удивляется тому, что Донха профессор. Помнит, что и сам был впечатлён этим фактом.
Стопка за стопкой идёт совершенно незаметно, и после, когда они стоят на улице и ждут Хёнчоля, Вангю чувствует, что его ведёт немного. Хочется сесть, а не стоять, опираясь на костыли, это отнимает последние силы. Мужчина зевает и ворчит, где там хён пропадает, и, когда тот выходит через пару минут, они с Донха прощаются со всеми и уезжают первыми на такси.
В салоне тепло, так что Вангю дремлет большую часть пути и просыпается, когда они уже подъезжают к дому, потому что сосед трясёт его за плечо.

Донха первым делом заботится о том, чтобы Вангю лёг спать, и от этого тот сейчас испытывает только нежность. Никаких отрицательных чувств, никакой боли, ничего подобного. Только нежность, благодарность и любовь. Как можно так заботиться, не испытывая ответных чувств? Вангю не представляет, но ему не хочется сейчас думать об этом.
Переодевшись в пижаму, он ложится в настеленную мужчиной постель и, пожелав ему спокойной ночи в ответ, закрывает глаза и почти сразу же засыпает.

Утром Вангю чувствует себя на удивление хорошо, вот только спать ему всё ещё хочется. Тем не менее, он себя заставляет встать, потому что ему хочется составить Донха компанию. Тому-то в любом случае надо вставать и идти на работу.
- Здорово вчера было, - говорит Вангю, улыбаясь, когда они уже сидят на кухне, и зевает, - Хорошо, что вы согласились с нами пойти.

Сегодня выходной, репетиций нет, так что мужчина планирует весь день провести дома. После того, как сосед уходит, немного играет на гитаре, а потом дремлет. Ближе к обеду обменивается сообщениями с Чанхёком, который делится своими восторгами по поводу вчерашнего вечера и заявляет, что всё не так уж безнадёжно, как Вангю говорил. Тот возражает, конечно же, но друга не так просто переубедить, проще бросить это дело. Пусть считает, как хочет, это ничего не изменит, к сожалению.

Ближе к вечеру Вангю решает приготовить что-нибудь вкусное на ужин. Более сложное, чем они едят обычно по будним дням, когда нет желания тратить время на стояние у плиты. Начать готовить только приходится заранее, потому что сложно это делать, когда ты на костылях. Ингредиенты приходится резать, сидя за столом, и не спешить, перемещаясь от стола к плите и обратно.
Зато к приходу Донха пибимпаб с говядиной готов. Вангю встречает соседа в гостиной и сразу предлагает, улыбаясь:
- Пойдёмте ужинать!

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

Отредактировано salieri (2019-05-03 00:51:16)

0

21

Следующий день кажется Донха необычным уже с самого утра. Не потому, что Вангю встаёт, только чтобы составить ему компанию во время завтрака - такое ведь уже бывало, просто какое-то необъяснимое предчувствие.
О том, что внезапно проснувшаяся интуиция его не обманывает, он узнаёт когда после обеда приходит зарплата. Донха смотрит на экран смартфона и думает, что, наверное, произошла какая-то ошибка. Обычно сумма, которую он получает, существенно меньше. Во время перерыва он заходит в бухгалтерию и одна из работниц, проверив документы, уверяет, что всё верно. Это премия.
- Чон Донха-шши? - вдруг спрашивает её коллега, до этого что-то сосредоточенно высчитывавшая на компьютере, и поднимает на него взгляд. - Да-да, точно, вас внесли в список в самый последний момент. Это хорошо ещё, что я не успела никуда документы отправить, а то пришлось бы повозиться.
- Понятно, спасибо, - удивлённо говорит Донха и выходит из кабинета.
Немного подумав, он быстро идёт к декану факультета. Правда тот как раз беседует с одним из профессоров, так что приходится немного подождать. И, когда Донха всё-таки удаётся зайти к нему и спросить, с чего вдруг ему решили выдать премию, декан смотрит на него как на идиота.
- Странно, другие ко мне бегут жаловаться за каждую недоплаченную вону, а вы премию не хотите. Работаете хорошо, вот и всё. Теперь идите, перерыв уже закончился, а у вас, кажется, ещё есть лекции.
Поблагодарив его, Донха идёт в аудиторию и чувствует себя будто пришибленным.

Только уже по дороге домой его немного отпускает и даже немного смешно становится. В самом деле, так удивился тому, что ему решили вдруг премию выписать. Ах да, такого ведь не бывало.

Дом встречает вкусными запахами, от которых рот моментально наполняется слюной. Дома встречает Вангю, улыбается и приглашает ужинать. И Донха думает снова, что сегодня всё-таки какой-то особенный день.
Приготовленный Вангю пибимпаб до того вкусный, Донха уплетает его так, что аж за ушами трещит. Наедается до лёгкой тошноты и потом, положив палочки на стол, несколько минут сидит, боясь не то что пошевелиться - вдохнуть слишком глубоко. Тут бы и чувствовать себя счастливым в конкретный момент, но за полгода жизни в страхе не справиться со своими бедами, нервы слишком расшатались.
- Простите, - говорит он севшим голосом и вытирает глаза ладонью. Потом встаёт, собирает грязную посуду и убирает её в мойку, ставит чайник. Неторопливо, стараясь делать всё чётко, без лишних движений - это успокаивает.
- А знаете, наверное, могло бы что-то получиться, - говорит он вдруг, уже когда чай разлит по чашкам. Греет ладони о свою и смотрит куда-то мимо Вангю. - Между нами. Если бы не было всё вот так... таких проблем. Мне умереть хочется, - признаётся Донха, опустив голову. - Каждый чёртов день.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

22

Сосед уплетает пибимпаб с таким аппетитом, что у Вангю сердце радуется. Получилось действительно хорошо, не зря он старался. Вот только после того, как заканчивает есть, Донха извиняется за что-то, вытирая ладонью глаза, и, собрав грязную посуду, идёт складывать её в мойку. Затем ставит чайник. Выглядит это так, будто он сбегает в данный конкретный момент. Вот только от чего?
— А знаете, наверное, могло бы что-то получиться, - говорит мужчина, когда они уже собираются пить чай. Греет ладони о чашку, смотрит куда-то мимо Вангю, а у того сердце замирает от этих слов.
- Между нами, - уточняет Донха, будто Пак вообще мог подумать о чём-то другом. А потом появляется то, что тот больше всего не любит, то самое "если бы". В данном случае Донха считает, что, может быть, что-то могло бы получиться, если бы у него не было таких проблем. Признаётся, опустив голову, что ему каждый день хочется умереть, и от этого у Вангю комок встаёт в горле. Сделав пару глотков чая, которые, конечно же, не помогают, он говорит немного изменившимся голосом:
- Я много думал об этом. Мы почти закончили подготовку альбома. Деньги на запись есть, так что совсем скоро выпустим его. Если всё будет хорошо, а мы стараемся, чтобы так и было, то получим неплохой доход и больше известности. Хотим начать появляться на телевидении. Я буду соглашаться на любые предложения, плюс планирую сам предлагать свою кандидатуру на некоторые музыкальные шоу, туда вполне возможно попасть, и деньги можно получить хорошие. Ещё я подумал, что могу сделать свой видео-канал, как раз приурочить его к выходу альбома, и блог в инстаграме. Не очень люблю все эти штуки, но во многих статьях о заработке пишут, что это тоже приносит хороший доход.
Сделав паузу, Вангю делает ещё глоток и продолжает на выдохе, глядя на Донха:
- Одному тяжело нести такой груз столько времени. Вы очень сильный, но, может быть, в самом деле, позволите помочь вам? Вместе будет легче. Я знаю, вы считаете, что это только ваши проблемы, и что вы не должны ими обременять кого-то другого, но что делать, если проблемы такие, что одному слишком сложно справиться? Тем более, не ваша вина, что на вас свалился такой долг, - хочется убедить мужчину, и на ум Вангю вдруг приходит сравнение с его собственным состоянием, которое он спешит привести, - Знаете, вот я долго собирался с силами, чтобы попросить вас помочь мне принять душ. Было неловко, стыдно даже. Даже думал о том, чтобы не просить, а попробовать справиться самостоятельно. Наверное, если бы я так сделал, то сломал бы и вторую ногу, ну, или руку, смотря как повезло бы.
После небольшой паузы Вангю отставляет чашку в сторону и добавляет, чтобы внести окончательную ясность:
- Только не поймите неправильно, я не хочу вас таким образом купить или что-то в этом роде. Я хочу просто помочь. Если вы чувствуете, что ваше сердце может откликнуться на мои чувства, я буду благодарен за этот шанс. Пусть только озвученное вами "если" этому не мешает.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

23

Попытки отвлечься на что-то - на горячий чай, на тихое гудение лампы, на что угодно - оказываются провальными. Звук голоса Вангю, тихий, хрипловатый и как будто сдавленный, перетягивает на себя всё внимание. Возможно потому, что Донха хочется его слушать и слушать.
Сдержать новые слёзы удаётся недолго, они всё-таки текут по щекам и Донха запоздало отворачивается, быстро вытирает их.
- Чёрт, - выдыхает он, шмыгнув носом. Как же стыдно показывать свою слабость. И за то, что она вообще есть. Немного успокоившись, Донха осторожно отпивает немного чаю из своей чашки, делает несколько глубоких вдохов, не глядя на Вангю. - Может, - говорит он севшим от слёз голосом. - Давно откликнулось.
Он смотрит на соседа и пожимает плечами, не зная, что ещё сказать. Может, прямо и попросить, мол, помогите мне не вскрыть себе вены?  Не нужны Донха его деньги, просто немного сил, чтобы не сломаться и остаться в живых. Мысль об этом почему-то вызывает смех, Донха прижимает ладонь к губам и, заметив беспокойство во взгляде соседа, аж трясётся от смеха.
- Да что же такое, - при этом ему совсем не весело. - Ох... А знаете, я сегодня премию получил. Ни разу не получал, а тут вдруг такую, что... Думал, мне по ошибке столько денег на счёт перевели, в бухгалтерию побежал спрашивать, - успокоиться всё не получается.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

24

Когда у Донха слезы начинают по щекам течь, у Вангю сжимается сердце от желания защитить этого человека. А он отворачивается, вытирает лицо, пытаясь успокоиться. Отпив немного чаю, смотрит куда-то мимо мужчины и признаётся, что его сердце давно откликнулось. Такого признания тот не ожидал совсем, потому как принимал слова соседа о том, что между ними не возможны столь близкие отношения, за чистую монету. Выходит, он обманул тогда? Испугался?
Донха смотрит на Вангю и пожимает плечами, а потом вдруг прижимает ладонь к губам и смеётся. Смена настроения столь резкая, что Пак глядит на него с беспокойством, не понимая, что могло послужить ей причиной.
— Да что же такое, - голос мужчины совсем не весело звучит, так что становится понятно, что это просто нервы. Он подтверждает эту догадку, рассказав о том, как получил сегодня премию и решил, что ему столько денег перевели на счёт по ошибке, даже в бухгалтерию ходил уточнить, точно ли всё верно.
— Хорошо бы чаще поощряли, это так здорово, - чуть улыбается Вангю и предлагает, —Пойдёмте в гостиную?
Устроившись на диване так, чтобы сидеть поближе к мужчине, который всё успокоиться до конца не может, он берёт его за руку, гладит по пальцам и говорит, заглядывая ему в лицо:
— Всё хорошо. Спасибо тебе, - после такого разговора глупо было бы продолжать общаться официально. Притянув Донха к себе, Вангю коротко его обнимает. Хотелось бы долго держать его в своих объятиях, но мужчина пока боится показаться навязчивым.
— Так сложно сразу осознать, - улыбается он, поправляя волосы, — Я ведь тогда тебе поверил. Ты ведь в курсе, что все мои баллады для тебя?

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

Отредактировано salieri (2019-06-06 22:40:49)

0

25

Донха никак до конца успокоиться не может, даже когда они с Вангю в гостиной на диван усаживаются и сосед его благодарит, обнимает коротко. Спрашивает, в курсе ли Донха, что все его баллады для него.
- Я об этом догадывался после разговора с вашим другом, - может кому-то и просто взять и перейти на неформальное общение, но точно не Донха. Но он прислоняется спиной к плечу Вангю, закидывает ноги на подлокотник. - Чанхёк-шши всегда такой болтливый?
После эмоционального всплеска чувствуется только усталость и опустошённость. Шмыгнув носом, Донха берёт Вангю за руку, гладит пальцы и просит:
- Расскажите что-нибудь?

Остаток вечера он расспрашивает Вангю обо всём. О семье, о группе, о взаимоотношениях внутри неё. Про любимые фильмы и книги. Про любимые места и где хотелось бы побывать. Просто обо всём, что придёт в голову. И слушает, слушает, пока в сон клонить не начинает.

***

Для Донха странно, что стало вдруг по-другому. Или не стало? Он и через почти три недели обращается к Вангю то на "ты", то на "вы", чувствуя себя в обоих случаях одинаково неловко. Всё также помогает соседу, пока тому гипс не снимают - из клиники в этот раз Вангю возвращается с тростью и рекомендациями врача ногу всё ещё сильно не нагружать. Донха даже немного грустно от того, что сосед теперь сможет обходиться без его помощи.
- Приятно чувствовать себя нужным, - признаётся он. - Но я рад, что вы почти поправились.
И потом целует коротко в губы, перебивая недовольное "сколько можно выкать". Всё ещё ничего не может с собой поделать.

По-настоящему неловко Донха становится, когда, несколькими днями позже, он приходит спать к Вангю. Ложится рядом, укрывается одеялом до подбородка и очень надеется, что у соседа хватит ума никак это не прокомментировать. Впрочем, когда Вангю обнимает его, он быстро расслабляется.
- Тёплый такой, - говорит он, закрыв глаза.
Даже заснуть быстро получается, не потратив час-два на то, чтобы вертеться с боку на бок.

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

26

Донха признаётся, успокоившись, что догадывался об этом после разговора с Чанхёком, но обращается при этом к Вангю по-прежнему формально. Прислонившись спиной к плечу мужчины, закидывает ноги на подлокотник и интересуется, всегда ли его друг такой болтливый.
- Всегда, иногда убить его хочется, - смеётся Вангю. Ему очень хочется попросить мужчину обращаться теперь к нему на "ты", но он решает не торопить события. Всё-таки, изменения для него и так слишком резкие, пусть привыкает постепенно. Тем более, Донха его сам затем за руку берёт, гладит по пальцам и просит что-нибудь рассказать.
Обычно, когда кто-то просит рассказать о чём-нибудь, Вангю сложно собраться в мыслями и найти тему, с Донха же всё оказывается очень просто. Тот слушает внимательно всё, что Пак говорит, расспрашивает его о моментах, которые ему особенно интересны.
Вангю говорит обо всём честно, ничего не утаивает, потому что смысла в этом не видит. Наоборот, ему хочется поведать Донха обо всём. Не избегает он и острых тем, однако, затрагивая их, он не жалуется, а сохраняет спокойный тон.
Так мужчина узнаёт, что у Вангю есть мать и отец, которые живут на другом конце города в одном доме в бабушкой со стороны отца. Родители матери проживают в Ульсане.
- Обязательно познакомлю тебя с родителями. Знаешь, хотелось бы представить тебя им как своего любимого человека, чтобы они были за меня счастливы... А ещё было бы здорово съездить как-нибудь и в Ульсан. Там море необыкновенно красивое. Каждый раз, когда там бываю, обязательно пишу какую-нибудь балладу на вдохновении.
Рассказывает Вангю и о группе, уже с куда большим воодушевлением, чем о семье:
- Я был на первом курсе университета, когда познакомился с Юнсоком и Хёнчолем. Уже тогда пел немного, а они играли. Мы создали свою группу, исполняли какие-то простые песенки на местных праздниках и чувствовали себя при этом рок-звёздами. Так прошло два года. Никто из нас и не думал, что это перерастёт во что-то серьёзное, а потом к нам прицепился мелкий первокурсник Чанхёк. С восторгом смотрел на нас, на инструменты, умолял взять его в группу, хотя играть тогда вообще не умел. Зато в нём столько энтузиазма было, что он нас всех заразил и мы поверили, что группа может быть нашим общим будущим. Тем более, что специальности, на которых мы учились, никому из нас не нравились. Меня мать чуть не убила, когда я ей заявил, что решил быть певцом, - Пак смеётся, и вообще его голос звучит тепло очень. Он вспоминает всякие забавные моменты из истории их группы, о первых серьёзных концертах, о трудностях, которых он очень боялся из-за того, что это серьёзное испытание для любых отношений.
- Я часто тогда думал о том, что может что-то случиться, и они все решат найти себе более стабильную работу, плюнут на это дело. Или кто-то из них. А в итоги трудности нас только сплотили.
О подработках, которыми обросли все члены группы, когда им потребовалась определённая сумма на группу, Вангю тоже рассказывает, потому что это кладезь весёлых историй, на самом деле. Про взаимоотношения, которые крепли с каждым годом и крепнут до сих пор.
- Поэтому я даже на Чанхёка толком разозлиться на могу, - разводит руками Вангю, - Столько пережили вместе. Знаю же, что он не со зла, просто трепло. Кстати, он удивительно легко меня принял, когда узнал. И приводил доводы насчёт того, что у меня неплохие шансы, раз ты меня после моего признания не вышвырнул из дома сразу.
Он также рассказывает о любимых фильмах, книгах, любимых местах, которых ему хотелось бы побывать, и было бы здорово, если бы вместе с Донха. Вангю кажется, что он давно не говорил так много, и его давно не слушали с таким интересом. Даже жаль, что через какое-то время утомившийся за день Донха начинает клевать носом, и приходится сворачиваться.

***

Проходит почти три недели, и за это время Донха так и не научился обращаться к Вангю неформально. Зато вечера они всё чаще проводят вместе, больше касаются друг друга. Паку может и хотелось бы, чтобы их отношения развивались быстрее, но он не торопит, наслаждаясь тем, что есть.
Когда Вангю снимают гипс, он с одной стороны счастлив, что может теперь ходить практически нормально, а с другой стороны, ему немного грустно, больно сильно привык уже к постоянной заботе и приёму душа с помощью Донха. Особенно к его пальцам, массирующим голову во время мытья волос. Смешно, что мужчина тоже немного грустным выглядит, признаётся, что ему было приятно чувствовать себя нужным, и добавляет:
- Но я рад, что вы почти поправились.
- Сколько можно выкать, - ворчит Вангю, и Донха вдруг перебивает его коротким поцелуем в губы, проявив в этом инициативу первым. Пак затем целует его тоже, чуть дольше и признаётся, широко улыбаясь:
- Тоже испытываю смешанные чувства. Твоя забота слишком приятна, сломанная нога явно стоила того.

Через несколько дней Донха приходит к Вангю, когда тот уже ложится спать. Забирается к нему в постель, укрывается одеялом до подбородка и замирает, будто неловко себя чувствует. Мужчина же улыбается, как дурак, и даже скрыть этого не пытается, зачем, если Донха всё равно на него не смотрит? Притянув его к себе, Вангю касается губами его виска. Донха расслабляется в его объятиях, и это потрясающе.
- Тёплый такой, - говорит он Паку, а тому хочется мысленно мужчину называть мальчиком, до того тот ему сейчас худым и изящным кажется. Вангю действительно больше него, потому что питается лучше, и сейчас эта разница особенно чувствуется.

Утро приходит быстро, и хорошо, что сегодня выходной день, а значит, Донха не надо подхватываться рано. Проснувшись первым, Вангю рассматривает его расслабленное во сне лицо, и думает о том, что он всё-таки красивый невероятно, а сейчас кажется к тому же ещё и более молодым. Когда мужчина открывает глаза и моргает сонно, глядя на Пака, тот вновь его к себе притягивает, потому что сдержаться не может. Ведёт рукой вдоль его позвоночника, не позволяя себе ничего большего, но отдавая себе отчёт в том, что, конечно же, этого большего уже давно хочется.
- Как спалось? - спрашивает он у Донха более хриплым, чем обычно, голосом, - Хорошо отдохнул?

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0

27

Проснувшись утром, Донха в первую очередь понимает, что, чёрт возьми, выспался. Он сонно смотрит на Вангю и удивляется, когда тот его к себе притягивает и по спине гладит. И голос у него совсем хриплый - ото сна, наверное.
- Я уже и не помню, когда так хорошо высыпался, - Донха обнимает Вангю в ответ. - Я тебе не мешал?
Вылезать из нагретой постели совсем не хочется, но всё-таки приходится это сделать. Сходив в уборную, Донха включает отопление, потом, умывшись и переодевшись, скачет по кухне, готовя завтрак.
- Поедешь со мной к бабушке? - спрашивает он у Вангю, когда тот садится за стол. - Если что, она знает о тебе. Так что здесь всё в порядке.
Это действительно так, когда в последний раз Донха навещал её, он решил рассказать о происходящем. И, как ни странно, старушка очень спокойно приняла тот факт, что её внук начал встречаться с мужчиной. Донха даже недоверчиво переспросил её, точно ли всё в порядке, на что она ответила, что, конечно же, это странно для неё, но если Донха чувствует себя хорошо, то больше её ничего не интересует.
Вангю соглашается и вскоре после завтрака они собираются и едут в дом престарелых, где Донха знакомит Вангю со своей бабушкой. Она радостно улыбается им обоим, немного расспрашивает Вангю о том, чем он занимается, и заключает, что он очень милый молодой человек. И, когда, проведя с ней время, мужчины собираются уходить, говорит, что надеется Рождество встретить с внуком и его парнем.

После посещения дома престарелых они немного гуляют - погода на улице хорошая, пусть и холодно. Потом садятся в автобус и Донха, грея ладони, признаётся:
- Очень хочу, чтобы она дожила до того как я выплачу долг. Это очень эгоистично с моей стороны, как думаешь?

[AVA]https://i109.fastpic.ru/big/2019/0408/a5/147a1b4ecc8545149314a69069314aa5.png[/AVA][NIC]Jung Dongha[/NIC]

0

28

Донха отвечает, что и не помнит, когда высыпался так хорошо, обнимает счастливого от его признания Вангю и интересуется, не мешал ли он ему ночью.
- Нет, конечно! - утверждает тот, не задумавшись ни на долю секунды, хоть ему и было, на самом деле, непривычно немного спать впервые за долгое время с кем-то.
- Было бы здорово, если бы всегда так было, - добавляет мужчина, довольно улыбаясь.
Выбираться из постели не хочется. В теле приятная истома, и лениво так, что, кажется, целый день с удовольствием пролежал бы вот так под тёплым одеялом в не менее тёплых объятиях.
К сожалению, вставать всё-таки приходится, хотя бы затем, чтобы съесть завтрак. Им начинает заниматься Донха, пока Вангю, переодевшись, умывается и бреется.
— Поедешь со мной к бабушке? - садясь за стол, Вангю совсем не ожидает получить такое предложение, а мужчина спешит удивить его ещё больше. Говорит, что бабушка уже знает об их отношениях, и с этим никаких проблем нет.
- С радостью, - кивает Вангю, пододвигая к себе тарелку, и ничуть не лукавит. Ему давно уже хочется познакомиться с бабушкой Донха, высказать ей своё уважение. Она, должно быть, прекрасная женщина, раз у неё такой внук. Определённо прекрасная, раз так вот сразу приняла их отношения.

Встреча с бабушкой проходит отлично. В жизни Вангю было мало эпизодов вроде знакомства с родителями или родственниками, и ни одно из них не было таким замечательным. Других людей обычно заботило то, что у него профессия дурацкая, ну что это, рокер, разве он сможет заработать достаточно денег? Также почти все они сразу начинали предполагать склонность к злоупотреблению выпивкой, случайным связям и прочему, руководствуясь какими-то сомнительными стереотипами о рокерах.
Бабушка Донха встречает их обоих искренней улыбкой. Расспрашивает Вангю немного и ненавязчиво о том, чем он занимается, и он рассказывает, что является вокалистом в рок-группе, что пишет песни и играет на гитаре. Делится вкратце планами и обещает подарить бабушке свой альбом и устройство, на котором его можно послушать, если у неё здесь ничего подходящего не найдётся.
Они втроём очень тепло беседуют. Бабушка тактична, не лезет в личную жизнь внука слишком, а ещё Вангю ей кажется очень милым, что вызывает у того смущённую улыбку. Когда же они с Донха собираются уходить, женщина выражает желание встретить Рождество со своим внуком и его парнем. Прямо так и говорит.
Вообще-то Вангю уже начал строить планы пару недель назад о том, как они с Чоном будут отмечать праздник, но он отказывается от них сейчас без сожаления. Ему кажется, что бабушка явно заслужила исполнения своего желания, да и, в конце концов, Рождество - праздник семейный, так что Вангю кивает и улыбается.

Погуляв немного после встречи с бабушкой, Вангю и Донха, замёрзнув, садятся в автобус. Мужчина греет ладони и признаётся, что ему очень хочется, чтобы бабушка дожила до того момента, когда он выплатит долг. Спрашивает, не эгоистично ли это с его стороны.
- Вовсе нет, - уверенно отвечает Вангю, и берёт руки мужчины в свои, мягко растирает его пальцы, благо, автобус полупустой и на них никто внимания не обращает, - Очень надеюсь, что твоя бабушка проживёт ещё очень долго, и после того, как ты выплатишь долг, будет здравствовать. Кстати, насчёт Рождества... Мы сможем забрать её к нам на пару дней, как думаешь? Можно было бы уложить её у тебя. Или лучше обсудить этот вопрос сначала с врачами?

Вангю так тронут знакомством с бабушкой Донха, что у него уже к вечеру появляется одна интересная идея, и потому за ужином он просит, дожёвывая кимчи:
- Слушай, а как твои бабушка и дедушка познакомились? Какой в целом была их жизнь? Может быть, о каких-то особых событиях она тебе рассказывала, или ты что-то такое помнишь из детства?
У Донха, который до этого явно думал о чём-то своём, поглощая пищу, взгляд удивлённый, и поэтому Вангю сразу поясняет, решая его не интриговать:
- Хочу написать песню, думаю, ей будет приятно.

[NIC]park wankyu[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/xuXbp.jpg[/AVA]

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC