http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Игровая зона » [18+, 2.12.2015] Ночь Багровых небес


[18+, 2.12.2015] Ночь Багровых небес

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[nick]Шериф[/nick][status]talk about it[/status][icon]https://i.ibb.co/whWC0Sm/2.jpg[/icon]
Ночь Багровых небес
https://funkyimg.com/i/2USKt.jpg
Время и место действия: Детройт и пригороды Детройта
Краткие описание ситуации или сюжетного задела: перед смертью не надышишься. Никто и не дышал. Ну, по крайней мере из тех, кому дышать уже не полагается. Да и те, кому вроде и положено бы, временами забывали о такой мелочи. Все, и дышащие, и недышащие, судорожно готовились к встрече незваного гостя, судя по всему, готовящегося взять и припереться со дня на день.
Это было бы самой скверной шуткой, которую мог отколоть вторженец: начать впираться посреди глубокого дня, когда половина встречающих лежала бы в глубоком забытьи. Хотя надвигающийся всеобщий трындец сплотил сверхнатуральный Детройт как никогда за всю его историю, заставив повылазить из щелей и кое-кого из истинных магов, мощностей, достаточных чтобы  устроить по щелчку пальцев экстренное солнечное затмение, у города  не было. Может быть, и успели бы подтянуть таких гигантов работы с материей Вселенной, и убедить, что не шутки шутятся и никто не дёрнул особенно забористого канабиса, да и вполне вероятно, кто-нибудь из раскиданных по миру мастеров сам почувствовал нехорошие возмущения, исходящие откуда-то со стороны Штатов. Но время тоже было в категорическом дефиците. Переговоры и планирования, летучие, полные взаимной настороженности, молниеносно взросли в план действий. Такой же примерный и изменчивый, как нервное ожидание начала конца. Никто не знал точно, когда это начнётся, как начнётся, город лихорадило, город держал руки на мобильных и рукоятках оружия, ритуалы бдения не прерывались ни на секунду, прощупывая эфир на предмет энергетических вспышек - кофе живым начинало не хватать тоже. И всё же, когда поступил первый звонок, известивший Шерифа, что "всё, началось", он был подобен удару кнута. Звонки, перебегая от номера к номеру, полетели по всему ночному городу, а затем из Детройта потянулись вереницы машин, мчащихся по накрытым искусственным сном улицам  в сторону юго-западной пригородной зоны.
Участники: Джо, НЕРО, Василиса, Илва, Gabriel, Дух
Очерёдность: Дух, Илва, Неро, Василиса, Gabriel, Джо

+3

2

[nick]Шериф[/nick][status]talk about it[/status][icon]https://i.ibb.co/whWC0Sm/2.jpg[/icon]

Около одиннадцати вечера с Детройтом произошло что-то странное. Движение замедлялось, замедлялось всё больше, пока наконец город не охватило полное оцепенение. Словно у огромной сложной механической  игрушки закончился завод, и беспечная детская рука не подкрутила вовремя ключ. С той  стороны  Амбассадора или с высоты рейсового полёта авиалайнера, всё выглядело как обычно: россыпь огней, окутанная ночным заревом, светящиеся жилы улиц, грели фонари, витрины, часть окон в офисных и жилых зданиях. Впрочем, все неудобные  детали были скрыты от лишних глаз  пеленой тумана, окружившего Детройт густой мантией, превратив его просто в огромное пятно светящихся взбитых сливок.  Но там,  за внешней ширмой...
Город выглядел жутковато. Неправильно. Улицы были абсолютно пусты, как декорации съёмок во время перерыва на обед. Машины стояли припаркованными у обочин, некоторые кое-как, неряшливо выставив зады на проезжую часть или вперевшись мордой на тротуары, но никто не спешил пожинать богатый урожай штрафных талонов. Потому что копов не было тоже. Да и вообще прохожих на улицах не было.
Копы спокойно спали в своих патрульных машинах, уронив головы на подголовники или бордачки и не слыша шипения совершенно пустого эфира раций. Не хлопали двери  баров и круглосуточных супермаркетов - люди-фигурки полулежали,  навалившись на кассы; лишь слабые движения рёбер выдавали в них живых существ. Точно так же лежали или сидели в квартирах, на вахтах, в радиорубках и приёмных покоях. Тихо и безболезненно отходили во сне на новый жизненный круг несколько вскрытых пациентов на операционных столах. Мизерные потери из возможных - против тех, что ждали бы Детройт, бодрствующий в эту проклятую ночь. Скольких сил это стоило тем, кто отвечал за "общий наркоз", как окрестил его кто-то, то ли Шериф, то ли Сенишаль, то ли кто-то из самих подключившихся к этому делу магов, потом не узнает никто. И о насильно украденных часах жизни тоже не вспомнит. Только вот само "потом", выйдет ли город из ментального сна,  пока что было под большим, очень большим вопросом.

Действительно бодрствующих в Детройте было около двухсот заблудившихся душ, нескольких смертных и одной стаи Гару - не считая нескольких невосприимчивых бомжей, ошарашенно шарящихся по опустевшим улицам, бормоча себе под нос невнятную околесицу. И большая часть сейчас неслась через пустынные улицы на юго-запад. Машины всех мастей и марок, мотоциклы, осёдланные седоками в коже с заклёпками и прочими вкраплениями тяж.мета различной насыщенности. Мчались, как на стритрейсинге, игнорируя не поддавшиеся всеобщему сну светофоры и знаки. Один байк с разгона впилился в  невысокий столбик и с грохотом полетел по асфальту, теряя запчасти; наездник тоже страшно, как кукла, прокатился по жёсткому покрытию, но в отличие от своего стального коня ничего не растерял. Вскочил, провернувшись вокруг себя, как зверь - и тут же был сбит обратно на землю другим байкером, почти на ходу соскочившим с сидения идущего сзади мотоцикла и с ходу, отточенным движением проткнувшим неудачливого гонца остро заточеннолй деревяшкой, прежде чем тот успел броситься на него, как взбешенный зверь. Безвольно рухнувшее тело тут же, за руки и ноги закинули в подоспевший фургон - и вся группа, попрыгав за рули и на сидения, помчалась дальше, оставив перекрёстку жертву в виде разбитого байка. Этой сцены город тоже не увидит - как не увидела его камера, заранее ослеплённая странным сетевым сбоем, прекратившим видеозапись уличных следящих устройств.
Чем ближе к окраине, тем больше гонщики были не в себе, будь они живыми, белки глаз наверняка были бы налиты кровью от внутреннего давления.

Эпицентр был там. За чертой пригородных коттеджей. Впрочем, здесь их особенно и не было - мало кому по нраву соседство с городским кладбищем и крематорием. Довольно обширное, классическое, лишённое деревьев - не считая самовольно пробившейся поросли. Где-то там и вызревал чудовищный кокон, готовый лопнуть и залить округу ментальным напалмом, уже густо просачивающимся через какие-то оболочки. Те, кто подтягивался к месту грядущей катастрофы, собирались либо вокруг  давно заброшенного здания крематория, бросая транспорт на соседнем взгорке или под ним, либо  на пол-мили восточнее - там, где возвышался мрачный корпус небольшого холодильного комплекса. Тоже давно заброшенного. Занятное это было соседство, но сейчас всем было плевать на аллегории и шутки о мертвечине и консервах. Здесь давление было почти невыносимо. Защитный купол, поддерживающийся над всеми бойцами другой группой магов и старших менталистов из Сородичей, объединивших усилия в совместном чудовищном напряжении, почти ощутимо трещал по швам, что не добавляло спокойствия в оскаленные ряды защитников.
Уолтер ходил тут же, полосуя готовое к штурму "войско" пронзительно-серыми глазами, как ланцетами.
- Все помнят, мать вашу! Дикари, Сброд - в первых рядах, пробиваете дорогу к паскуде и гасите, гасите, гасите всё, что движется без спросу! Любители искусства - та же херня, но больше сечёте за своими, вырубаете, если кому-то, блядь,  сносит крышку. Психи - тоже гасите, только с дистанции. И, сука, не вздумать крыть по площади! Убью сам нахуй!
Малкавиан рыкнул, как заправский Бруджа, встряхнув крупнокалиберной пушкой, не поуидающей руки, стрелять он собирался, или действовать ею как особо тяжёлым кастетом, понять было трудно.
- Когда подтянутся мохнатый и их королева фей, выступаем.
Взгляд Шерифа нетерпеливо, с лютой, болезненной тяжестью устремился туда, в сторону светлых столбиков полурассыпавшихся надгробий.

Там, где-то в центе,  уже не просто пульсировал едва различимый сгусток тьмы.  Сгусток начал расцветать алыми сполохами, словно спустившимися к нему с низких туч, здесь, над центром кладбища, не утративших кровавого отлива даже после захода. Слишком густого, чтобы походить на зарево от пожара, не дающего света, лишь тревогу, ярость и желание убивать. И там, между каменных плит, под набухающими смертью облаками, уже мелькали неясные, но мерзкие тени. И пёрло, пёрло, пёрло давление, словно кто-то толкал в лица бесплотными конечностями. Туда, кроша фомор, открыто сползшихся на порчу, мерзость невиданной концентрации, должны были прорываться Гангрелы, Бруджа и  Тореадоры-ближники. И Гару, если не изменят планов. Впрочем, на встрече их боевой вожак не произвёл на Уолтера впечатления гавкающего брехла. Анархи тоже должны были подтянуться с севера, но на них Уолтер больших ставок не делал. По привычке. Потому что так и не смог заставить себя доверять - да и не хотел заставлять.
Большая часть Вентру, Малкавиан и Тореадоры, больше поднаторевшие на ментальных Дисциплинах, должны были поддерживать бойцов с дальних позиций, наблюдая за полем боя, сбивая отродье с толку собственными мозговыми атаками, вычислять и нейтрализовать тех, чья защита не выдержала. Носферату - те, что не остались  контролировать город - была отведена позиция в арьегарде битвы - давать Покров авангарду, доставлять срочные вести о ходе боя на других участках или из тыла. В идеале. Так всё выглядело на планах. Но впереди... впереди ждала неизвестность. И равенство, невиданное, настоящее, без деления на высших и низших, Неонатов, Птенцов и Сиров. Каждый сегодня имел одинаковое право сделать всё, что в его силах, сдохнуть или выжить.

+4

3

Старенький, давно порастерявший внешний лоск Альфа-Ромео раскрывался только здесь, на дороге, в лютой скорости, в слаженном поскрипывании рессор, не стонущих на самых резких поворотах, в ровном рёве мотора, не бьющегося в одышке, как можно было заподозрить, взглянув на немолодую оболочку автомобиля. Сейчас он, кажется, и  сам превратился в железного демона, несущегося через околдованный, помертвевший  город, полосуя ночь лучами горящих фар. И почти чудо, что глаза не светились у самого водителя, с уверенным остервенением  поворачивающего рулевую баранку, слабо подсвеченную зелёными кошачьими глазами приборной панели.
Наверное, это почувствовали почти все. Кто почувствительней - даже до звонка, мигом сорвавшего  с места всех, кто не погрузился в оцепенение, как рой взбудораженных шершней. Как резко навалился невидимый пресс, давящий на черепную коробку, грозя расплющить все связные мысли. Как начало жечь  внутри, заставляя Зверя заметаться в своём убежище, как волка в горящем лесу. Зверь Варда, злой, агрессивный, как дикий пёс, рвался наружу, Зверь желал сам разобраться с теми, кто сделал таким некомфортным его логово - ну да, в понимании Зверя, читай,  со всеми, кто подвернётся на пути. Если бы не упрямство, не менее бешеное, чем у внутреннего тёмного жильца, может быть, сдержать его и не удалось бы. Но Дух, сцепив вылезшие   клыки, гнал, гнал по знакомым улицам, пока в поле зрения не возник нужный дом. Подъезд. Окно.
Окно светилось. Ещё бы нет - Вард прозвонил на номер прямо перед тем, как сигануть за руль и устроить по улицам Детройта маленькое, но зрелищное ралли.
Едва остановившись, Дух вдавил клаксон и продолжал насиловать его ещё несколько секунд. Знал, что трубный вой не сподвигнет никого восстать и полить охреневшего ночеброда матами или чем посущественнее, вроде цветочного горшка или содержимого  кружки, экспрессивно черпанувшей  из унитаза. А если бы и сподвигло... Срать на него. Мочить, а потом срать, и пусть там потом матерится сколько хочет со своего облака.
Отпустив бикало, Вард откинулся на сидении, потом резко повернул голову и перегнувшись через кресло, с силой распахнул дверцу навстречу одной из торопящихся фигур.
- С собой?
Зубы Бруджа почти лязгали, но в жёстких  глазах, вперившихся в лицо садящейся рядом Илвы, не было всесжигающей злости, которой дышало почти каждое движение. Взгляд, цепкий, глубокий, вёл её лицо - Дух даже подался вперёд, - уходил куда-то в глубину, пока Ровер не уселась на место и выворачивать шею было уже не время.
На Волчёнка Вард тоже оглянулся, пересёкся с ним мимолётным, но очень многоговорящим взглядм, намного более уместным, чем всяческие кивки, мацания рук и прочие простецкие политесы.
Автомобиль снова взрычал мотором и вывихнулся на проезжую часть, в доли секунд  набирая прежнюю бешеную скорость всех упрятанных под капот лошадей, а то и мать их страусов.
- Блядь.
Очень смачная, точная и короткая характеристика - личностная и индивидуального отношения к -  тому, что дожидалось их всех там, за чертой внезапно вымершего города. Кажется, способность изъясняться развёрнуто Дух временно просто утерял. Или желание, отвечая на все
возможные обращения предельно кратко, лаконично и нецензурно.
Так, в почти полном молчании домчались туда, куда было велено голосом незабвенного Примогена. Вклинив тачку среди остального брошенного транспорта, Вард выскользнул наружу - и только тут немножко прорезался вербальными способностями.
- Не ссы. Я тоже буду рядом.
Внезапно и цепко пожав Илве плечо холодной жёсткой ладонью, Вард повёл спутников туда, где уже кучковались, щерились разномастным  оружием, кидали взгляды в глубину последнего пристанища... вероятно, и кого-то из присутствующих тоже. Если не всех скопом.
Мельком цепляя знакомые и полузнакомые лица - соклановцев, Сородичей из других кланов,  - Дух решительным шагом пропилил кучковато растянувшуюся толпу.
Уолтер только сверкнул серыми зенками - и клинком, висящим на заклёпанном плотном ремне. Пристально, оценивающе. Кивнул. И развернулся к остальным.
- Эй, слушай меня! - хрипловатый зычный голос раскатился над зашевелившейся массой. - Время показать, чего мы стоим! И просто показать!
Вздёрнутый средний палец, выставленный в сторону кладбища,  внёс первый штрих ясности в предначертанную картину.
- Ближники - пошли! С  богом, блядь!
Десятки Гангрел, Бруджа, Тореадоров и прочих, определённых в ударную силу, откликнувшись гортанными хохотами, рычанием или гробовой тишиной, хлынули вперёд, к столбикам надгробий и оживившейся дряни, потянувшейся навстречу первой волне.
Остервенело окаменев лицом, по-особенному, как каменеют в очень узкой палитре мимики люди, всерьёз готовые убивать, убивать много, по-настоящему, Вард скользнул вперёд, вливаясь в покатившиеся к краю кладбища ряды - и не отрываясь от Илвы дальше, чем на метр-полтора. Ошипованная короткая металлическая труба, нож, пистолет за поясом - всё было готово к использованию.
Впереди уже затрещали чьи-то кости, наполняющий голову шум, усиливающийся по мере продвижения вперёд, дополнился отвратительным мявом и прочими звуками, никак не могшими исторгаться человеческими или хотя бы человекоподобными глотками. А сзади выжидали "контролёры" - большая часть Вентру, Тореадоры и Малки, те, кто должен был прикрывать и бить ментально, двигаться на некоторой дистанции от передовых. Большинство из них тоже была с оружием - никто, в конце концов,  не знал, сколько продержится это стройное  разделение  на волны, на что способно то и те, кто бил по башкам, в прямом и переносном смысле, там, впереди, и когда всё может смешаться в единое хаотичное месиво.

+4

4

Совместные старания Волчонка и Илвы.

Илва влетела в квартиру как метеор, выпрыгнула из машины, едва та остановилась и понеслась вверх по лестнице. Наплевав на распахнутую настеж дверь, она вломилась в собственную комнату, расшвыряв вещи, полезла в тайник.
- Дверь закройте, - крикнула девушка неустанно следовавшим за ней спутникам. - Два поворота влево до щелчка!
Она бросила чемодан на кровать и начала бережно вынимать из него вещь за вещью. Мудрить не стоило, все наслелие бабушки Марго хранилось в этом чемоданчике, принесшем ее жадной семейке не мало бедствий. В одной руке Илва нежно держала перо Макои, второй перебирала содержимое чемодана, медленно, прислушиваясь к каждому движению и вещи. Она словно погрузилась в транс, полностью сосредоточившись на своих действиях. Если находящиеся рядом и пытались что-то выведать у нее, то их слова не досягали сознания девушки. Пока ведунья не замерла, держа в руках мешочек из грубой ткани. Они нагрелись одновременно, перо и мешочек. Илва нахмурилась, все еще не доверяя своему подсознанию. Она знала что лежит в этом мешочке - несуразный железный кулон в форме ромба, разрезаный посередине на два равных треугольника. Впервые взяв его в руки девушка подумала, что это какая то деталь и отложила в сторону. Чудом не выкинула.
Сейчас же она вынула кулон из тряпицы и задумчиво взвесила в руке. Отложенное в сторону перо неожиданно само по себе качнулось, поднялось в воздух, покрутилось вокруг своей оси и легло обратно.
- Окей, намек понят, - пробормотала Илва и начала ощупывать безделушку. В один момент сжав его с двух сторон она вдруг обнаружила, что он разворачивается на манер ширмы, стороны крепились друг к другу пазами. Еще немного покрутив его в руках Илва собрала обьемный ромб, обнаружив на одной стороне выгравированное солнце и плоский, едва поблескивающий золотистый камешек.
- Посмотри, похож ли на твой знак, - Илва продемонстрировала кадильницу Волчонку, ей показалось, что нечто подобное она мельком заметила на его бутылочке.
Дверь была закрыта как Илва и велела, и Волчонок, какой-то особо взъерошенный сегодня после встречи с удивительной Макои и ее опасными состайниками, после мыслей об опасности, сначала уселся в углу, рассматривая обстановку и наблюдая за тем, как девушка копошится в вещах.
Хрупкая человеческая самка против Большого Зла. Страшно было за нее. Волчонок поклялся защищать, да только он и сам как воин Геи от горшка три вершка. Страшно было за нее. Да и за себя, признаться, хвост поджимался.
Подобравшись ближе, когда Илва добыла из своих закромов цацку, Волчонок повел носом и обнюхал находку.
- Пахнет похоже. И знак тот же, - он, Теург, хоть и недоученный, прекрасно запоминал знаки. Но бутылочку всё же продемонстрировал. - Чую силу. В этой штуке. Большую, - он даже немного поежился - передергивало, как слабый разряд тока.
Илва задумчиво поскребла затылок, силы она не чувствовала, вот прям ни единой вибрации. Видать не дошла еще до такого дзена. Только вот кадильница на ощупь была теплой.
Распрощавщись с Вардом, она разместила оставшегося Волчонка в общей комнате, покормила чем смогла и, извинившись, заперлась в своей комнате.
Нужно было подумать. В одиночестве. Переварить все страхи, найти в себе рациональное зерно и бережно взрастить его. Несколько минут Илва просто лежала головой на столе, поначалу прокручивая встречу от начала и до конца, а после просто в полудреме. Поймав себя на мысли, что засыпает, Илва встала, похлопала себя по щекам и отправилась на кухню. Угощать Волчонка и себя крепким кофе.
- Ты же шаришь во всех этих штучках? - Илва не расставалась с пером Макои. - Помнишь, при нашей первой встрече я очень испугалась…
Девушка замолчала, думая как поделикатней обозвать то чудовище, которым впервые перед ней предстал Волчонок.
- Того, другого твоего вида.  И там… Вы все такими будете? А вдруг я не смогу себя контролировать, как думаешь получится зачаровать эту вещь?
Она имела в виду подаренное нй перо.
- Я не мастер, - смутился Волчонок. Поев, он стал менее взъерошенным, угрюмым и настороженным. Он указал на перо. - Но я теург. Мы... шаманы. Типа того. Родились под серповидной луной. Получили благословение от Селуны, - имя духа луны было произнесено таким тоном, что становилось ясно - Волчонок, а может и весь его род это существо уважают до благоговения. - Каждый получил его, но разное. Мы чуем духов. Можем с ними вась-вась.
Поняв затем, к чему она клонит, Волчонок склонил набок голову. Какое-то время непонимающе пялился и водил носом, инстинктивно нюхая воздух.
- Ааа. Это. Делирий. Когда-то мой народ властвовал над твоим. Вызывал уважение, но и страх. Большой страх. Люди помнят. Инстинкты. Их не обманешь. Зачаровать... - Гару задумался. - Не знаю. Надо помедете.. медити... тьфу. Надо обратиться к духам. Родичи нас не боятся. Но ты не наш родич, а фей. Может, и это может помочь само по себе. - Волчонок свернулся клубком. - Может ты типа.. привыкнешь? Я ща превращусь, а ты попробуешь понять, что в безопасности. Что я это я.
Илва слушала его навострив уши, Вард никогда не был так откровенен. Волчонок сыпал многими непонятными словами, но у девушки складывалось впечатление, что нечто подобное она видела в книгах Марго. Илва кивнула.
- Я отсяду, ты только ничего плохого не подумай, - не успев договорить она малодушно сбежала в самое дальнее кресло, залезла в него с ногами и зажмурилась. Но аура страха докатилась даже сквозь закрытые глаза. Горло сдавило ужасом, стало очень тяжело дышать, слезы брызнули из ее глаз.
- Стоп, стоп, стоп, хватит! - закричала она и через несколько секунд поняла что все прекратилось. Девушка сползла на пол и отдышалась.
- Нет, я так точно не смогу, надо по другому.
Илва встала на трясущиеся ноги и подошла ближе к Волчонку. Уселась напротив, упрямо глядя на него, сжала в пальцах перо Макои.
- Давай еще раз.
Илва старалась дышать очень глубоко и ровно, от пера по ее руке вверх шло мягкое тепло, а сама девушка старательно внушала себе, что существо перед ней не несет опасности.
Защитник. Защитник. Защитник.
Со временем, с каждым разом становилось легче и легче. Илва уже могла контролировать свои мысли и тело, могла встать и сесть, что-то сказать. Амулет действовал, возможно перо самостоятельно впитывало энергию ведуньи и Гару, преобразовывая ее. Оставалось усилить защиту и у девушки уже были идеи на этот счет.
Она вытащила из комнаты в общую все свои припарки и заготовки, вместе с книгами и показывала Волчонку как она зачаровывает свои деревяшки.
- Хочу попробовать усилить действие пера с помощью руны Силы, - пояснила Илва, старательно вычерчивая руну на березовом кругляше.
- Давай, - ответил Волчонок. Он удивлялся - как вот такое могло быть? Илва - избранница духов, а может, даже самой Геи,  при этом она, как и все люди, боится Гару, хотя стоит для Геи куда больше каждого отдельного воина.
- Ну чё, поехали, - сказал Гару, когда девушка закончила с руной.
В этот раз трёхметровая махина свернулась клубком на полу и завиляла хвостом. Волчонку в голову пришла странная идея.
- Погладь меня, - смущенно-угрюмо сказал он.
Может, если она поймет, что его можно гладить, как зверушку, ей станет легче?
Илва удивленно вздернула брови. Погладить? Серьезно?
А, к черту!
Девушка уже очень уверенно поднялась на ноги. Страх покалывал кончики пальцев но, ухватившись за тонкий ручеек уверенности, Илва упрямо сделала несколько шагов вперед, почти рухнула рядом с Гару и положила руку ему на шею.
Свои ощущения она распознать не могла, но полностью контролировала свои мысли и движения, не без нервной дрожи конечно.
- Вроде получается, - почему то шепотом проговорила девушка, осторожно поглаживая жесткую шерсть. - Только пузико почесать не проси.
И прыснула со смеху, представив себе такую картину. И смешно, и стыдно, Илва понадеялась, что Волчонок на это не обидится. Зато страх в этот момент пропал.

+4

5

Она почувствовала начало конца не за долго до  звонка Варда. Даже новенький, недавно скрафченный амулет не смог сдержать плотную волну ментального пресса, накрывшего металлической тяжестью кувалды. Илва на несколько секунд закрыла глаза, тяжело дыша и ощущая как сердце разгоняет свой бег. На шее, на крепкой вощеной нити висел свеженький амулет из пера Макои с прикрепленной деревянной плашкой и начертаной руной Силы, по бокам их поджимали камешки, которые Волчонок кинул им с Вардом при первой встрече. Функционала камни не несли ни какого, Гару сказал, что они уже выполнили свое предназначение и были пусты, но Илве они нравились, а потому исполняли эстетическую роль.
Времени между телефонным звонком и остервенелым гудком авто внизу Илве было достаточно, чтобы сменить домашнюю одежду на заготовленный походный комплект, цапнуть рюкзак с вещами, перепроверить в сотый раз кадильницу, предупредить Волчонка и перед самым выходом схватить из шкафа подаренную Кириным экс-бойфрендом биту.
На кой? - отчетливо читалось в глазах Варда, остановившегося взглядом на бите, после того как Илва маякнула перед ним кадильницей. Он молча забрал биту и вручил ей нож. Илва пожала плечами и так же молча приняла. Что с ножом, что с битой она толком обращаться не умела, хотя оружие в руке вселяло в нее ощущение безопасности.
Девушка с удивлением подметила, что улицы города опустошены. И весь встречающийся разномастный транспорт направлялся в одну сторону. После крутого поворота, заставившего Илву вцепиться изо всех сил в сиденье, она вдруг узнала эту дорогу. Бывало, что и сама ею пользовалась. Вела она к заброшенному крематорию. 
Здесь уже скучковалось приличное количество автомобилей и сновали люди. Ввиду знакомства с Духом Илва уже не была уверена, что это люди.
А тем не менее давление все увеличивалось. Девушка чувствовала как оно нарастает, аж до тошноты. Илва поморщилась и потерла горло. Капризничать было некогда. Напряженный Вард не сыпал своими привычными эпитетами, однако его поддержка была очень кстати. Илва чувствовала любопытные взгляды со всех сторон. Высокий бледный мужчина в стороне откровенно разглядывал ее и от такого внимания девушке становилось еще страшнее.
Пока он едва ли не бежала в след за уверенно шагающим Духом успела заметить как странно подсвечено небо. Вернее даже не подсвечено, алое сияние мерзко заливало окружение, размывало детали и Илве было очень сложно сосредоточиться на определенных образах. Что там впереди, за высокими фигурами, скучковавшимися перед ней, она не могла разглядеть. Лишь иногда вверху показывались массивные несуразные тени, годные для самых мерзких хорроров.
Впереди послышалось громкое напутствие и воздух, разрезаемый шипением и стрекотом наполнился воем и рычанием, наряду с ментальным давлением подстегнувшим ее сердцебиение.
Думать и жалеть себя времени не было, как всегда в экстримальной ситуации Илва действовала. Намотала вокруг запястья кадильницу, вынула нож из чехла и, покрепче ухватившись за рукоять обеими руками, побежала в след за Духом.

+4

6

Напряжение витало в воздухе. Им пропиталось все вокруг - от серых домов до пустых сейчас автомобильных дорог. Детройт, не гудящий машинами, не погруженный в дым от их выхлопных труб - это было непривычно, и в этой непривычности не было ничего приятного - город сейчас был одна сплошная неправильность, будто вымерший, а не заснувший. В воздухе разлилось ощущение надвигающейся беды.
Игнасио смотрел в окно и курил. Сигаретный дым смешивался с туманом, уплывая в буро-сизое, подсвеченное городскими огнями, марево.
Эпохальное событие, если так подумать. Будет о чем вспомнить. Однако об этом как-то не думалось - мысли занимала неопределенность и выживание.
Отщелкнув окурок, Барон вернулся к своим.
Здесь были в основном старшаки - сильные бойцы, крутые парни, на которых нередко с восторгом и завистью смотрели новички. Барон позвал с собой десятерых. Сейчас, переводя взгляд с одного сурового лица на другое, Игнасио видел затаенный, спрятанный за каменной маской страх.
Такой же, как у него. Было здесь и несколько мелких, смелых и решительных ребят, не хотевших оставаться в стороне. Жаль будет, если они полягут. Конечно, дело было для всех - большинство Птенцов и слабокровок отправилось патрулировать территории, чтобы Шабашиты, или еще какая безумная мразь не вздумала пробраться в город, пока тут идет война. Там же остались основные силы Анархов - драться против инфернальной твари Игнасио взял только несколько бойцов - таких, какие стоят десятерых - но все-таки, несколько. За свою шкуру он опасался, весьма. Однако у него были причины лично продемонстрировать готовность выступить плечом к плечу с Камарильей.
- Вижу, не все последовали моему совету не соваться в пекло, - холодный взгляд черных глаз скользнул по молодым. - Скорее всего, вы умрете. Я даю вам шанс свалить сейчас. Другого не будет. - Игнасио скрестил руки на груди и выждал минуту. Никто из молодых Анархов не сдвинулся с места.
- Так я и думал. - Несмотря на мрачный тон, в нем проскользнули нотки уважения.
Барон снова закурил, маскируя привычным жестом нервозность.
- Значит так. Держимся рядом - нет гарантий, что никто из Камарильцев не ударит нам в спину. Союзников не трогаем. Ни при каких обстоятельствах. На крайняк - кол в сердце. Это всем ясно?
Пристально вглядевшись в каждое лицо и увидев на нем понимание, Игнасио кивнул и продолжил.
- Мастера Превращения - основная ударная сила. Стойкости - на вас их защита. Стремительности - быстрые атаки и отступление под защиту. Прочие дисциплины - на ваше усмотрение. Молокососы - атакуйте дистанционно. Не подставляйтесь. Клык, ты принес?
Барон обратился к здоровому чернокожему бугаю, на шее у которого висел здоровый клык.
- Спрашиваешь.
Клык был мастером-оружейником. Обеспечение патронами с белым фосфором, ящик которых он небрежно вытолкнул легким пинком на всеобщее обозрение, как раз было по его части. Поговаривали, что Клык потому и Клык, что здоровая хреновина у него на шее вовсе не искусственная, а трофейная кусалка оборотня, которого он загасил со снайперки в былые времена. В здоровенном ящике были патроны на любой вкус и цвет. Во втором, присоединившемся к первому, находилось различное оружие. Целый арсенал.
- Выбирайте и двигаем, - приказал Барон, и вампиры молча приняли вооружаться, а затем направились в сторону того самого, жуткого и треклятого, кладбища. Следом шли гули - тридцать боевых упырей, собранные со всего анарховского сброда, со снайперками и рюкзаками, напичканными патронами с белым фосфором, которые должны отстреливать все, с чем не дерутся непосредственно вампиры, и что пытается пробраться им за спины. Скрывать то, что у Анархов белый фосфор есть, сейчас смысла не было - да и все, на самом деле, отлично знали, что именно они это дело изготавливают и поставляют для своих.
Анархи не обманули своих предполагаемых боевых товарищей, и подтянулись, как и собирались, с севера.
***
Волчонок, взъерошенный и напряженный, вместе с Илвой залез в Вардовскую машину. В самодельной сумке на плече, ремень которой был слишком длинный, от чего сумка доходила оборотню до колена, прятался дар Макои. Рука нервно сжимала рукоядь клейва. Он тоже ничего не говорил, придавленный общим напряжением.
Когда машина остановилась, и троица боевых товарищей вылезала из нее, неподалеку послышался вой, и со стороны города прибежало несколько зверей, которых издали легко было принять за обычную собачью стаю. Большая часть из них и выглядела как плешивые псы, однако тот, кто бежал впереди - явно был волком. Крупный, мощный, с бурым мехом. Оборотни кругом обступили Илву и двоих других её защитников. Вместе с ними пришел ветер - свежий, будто бы морской бриз - быстрое дуновение, тут же пропавшее, однако все собравшиеся на кладбище ощутили, что сил прибавилось, и стало чуть легче выносить давление, исходящее от чудовищного кокона.
Как только поступил сигнал к действию, оборотни перекинулись, превращаясь в трехметровых монстров, и с воем бросились в атаку вместе с вампирами.

+4

7

Темный дом скорбно вздыхал половицами, ухал ставнями раскрытых окон, изнывал от ночной духоты. Маленькие ножки осторожно семенили вниз по ковровому покрытию деревянной лестницы. Белая сорочка светилась в ночи голубым лунным светом, отражая его, проникающего сквозь открытые окна.
Девочка спустилась в гостиную и остановилась, прислушиваясь. За входной дверью в холле что-то скреблось. Противно и настойчиво. Она постояла, холодея от страха, ногами врастая всё крепче в покрытие.
Раздался лёгкий стук. Входная дверь зияла тёмным пугающим пятном на светлых стенах холла.

- Зизиии, - тихий шелест по ту сторону. – Открой, малышка.

Маленькие ножки сорвались с места и быстро подбежали к двери.

- Мама?! Что ты там делаешь?

Зизи отодвинула занавеску на стекле входной двери и увидела мать. Неестественно выпученные глаза с мутными зрачками медленно перевели взгляд с дверного глазка на маленькое личико за стеклом.

- Я вышла подышать воздухом, малышка, а дверь захлопнулась. Пусти меня.
Девочка медлила.
- Открой дверь, Зизи! – настойчиво с нажимом потребовала женщина за стеклом. Она не моргала. Не шевелилась. Лишь буравила своими белёсыми, словно у мёртвой рыбы, глазами.

Зизи неуверенно протянула руку к замку.

- Стой! – её руку быстро отдёрнули и потащили прочь от двери.
- Ты спятила, там же мама! – Зизи пыталась упираться, хватаясь за разные предметы на пути, но вторая девочка была сильнее.
- Это не она.

И тут за дверью что-то душераздирающе заревело. Сама же дверь стала биться в мелкой дрожи от сильных ударов с той стороны. В раскрытое стекло Зизи увидела, как кожа матери лопается кровавыми пузырями, являя миру что-то ужасное. Множество щупалец вырвалось из разодранного рта, врезаясь с силой в дверной проём.

- Ч-ч-что это за тварь?! – взвизгнула Зизи.
- Явно не мамочка, - хмуро заметила Жози и больно ущипнула вторую половину своего сознания.

Пробуждение было не из лёгких. Но она смогла. Будь она человечкой, проснулась бы с ором и в холодном поту. Но сородичи не склонны потеть.
Жози села на краю кровати, мотнув гривой, хмурясь. Резко поднявшись на ноги, она стремительно вылетела вон из своей комнаты.
- Что происходит, Клаус? – прокаркала девушка, влетев в кабинет Сира взъерошенной галкой.
- Началось, - сухо пояснил тот.
- Началось.., - эхом прошептала она и осела на пол.
[icon]https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/84/ab92c79b41fecfc44b948e4a02570084.png[/icon][status]Улыбайся![/status][nick]Жози[/nick]

Отредактировано Василиса (2019-07-06 21:42:15)

+4

8

[nick]Ванесса[/nick][status]На чёрных крыльях[/status][icon]https://d.radikal.ru/d24/1904/47/dfa3768139aa.jpg[/icon]
Ночь начиналась как обычно, но вдруг была разрезана на части, на осколки. Словно на голову лилось расплавленное железо, обжигало и застывало коркой. Ванесса постаралась не шевелиться, но Андерсон крепко взял за плечо. В его глазах плескалась лава.
- Пора. Надо пережить эту ночь.
Идти никуда не хотелось. Свернуться в маленький пернатый клубочек и закрыться глубоко-глубоко в погребе.
- Надо. Другого пути нет. Мы должны хотя бы попытаться, - злой шелестяший шёпот, зовущий за собой.
Он подал давно собранные вещи. Ванесса кивнула и приняла реальность. Шаг за порог – назад пути нет. Теперь только вперёд. Два чёрных ворона разрезали кипящий воздух, направляясь к условному месте. Внизу бежали звери, небо пронзали другие птицы. Их было немного, если сравнить с потоками в городе.
Гангрел собрались на окраине, почтительно склонили головы, ожидая, пока из сырой земли воспрянет самый старший, который тоже умел считать секунды. Ярость глаз его обжигала, кожа белела холодным снегом, а свистящий шёпот вгрызался в уши:
- Ты, ты и ты – сюда, - он тыкал в Неонатов, распределяя их на групки, и в карту, которую быстро развернули старшие. – Ты, ты и ты – здесь, - колючий взгляд пронзил девушку, уже после раздачи заданий Птенцам, от чего она отшатнулась на четверть шага назад. – Все остальные пойдут со мной разминать кости на форморах и прочих пришлых. Мелочь, друг от друга не разбредаться, Шабаш на порог не пускать. Всё ясно?
Неонаты покорно кивнули, Ванесса тоже по инерции, Птенцы разлетелись, а мелкая чёрная ворона осталась в обществе старших, уже избавленная от тяжёлого взгляда.  Андерсон шепнул на ухо:
- До утра разгребем.
Он не сомневался. Или старался не сомневаться. В дороге к зареву она успела прокрутить в голове пару мыслей. Во-первых, прожила в жизни и не-жизни не так уж много, не успела привыкнуть, многое до сих пор воспринималось как игра. И это помогало отогнать страх. Казалось, судьба подкидывает задачки и сама же помогает их решать. Так и сейчас. Почему нет?
Это была вторая встреча с Бароном. Первый раз Ванесса еще много не знала, не верила в новую не-жизнь, не понимала, почему так покорны старшие перед самым главным среди них. Теперь прекрасно знала: визит в покои древнейшего Носферату показал, на что способны те, кто прожил побольше. Однако там же, в зловонном подземелье канализации Гангрел поняла, что и она может бить формор, что те не бессмертные, хоть и опасные. Чудесное возвращение на поверхность придавало сил и желание попробовать отстоять свой мир. А ещё рядом стоял Андерсон, который твёрдой когтистой рукой вёл за собой, ему девушка верила больше, чем себе.
Барон дал последний шанс выйти вон за дверь и оградить себя от встречи с гостями из ада, девушка вдруг осознала, что если она уйдёт, то… нет, её оставят жить дальше. И поймут. Ну, так показалось. Но уходить она не хотела. Барон пообещал скорую смерть. Ванесса про себя усмехнулась, слишком часто ей так говорили.
Игнасио причислил самый молодняк к молокососам, Гангрел даже не обиделась, так оно и было. Дугой дело, что Мастера Превращения оказались основной ударной силой, значит… они с Андерсоном разделятся. «Так тому и быть». А дальше Барон и Клык как новогодние волшебники поделились содержимым двух ящиков: оружие и патроны из белого фосфора. Раньше такое девушка видела только в фильмах. Жестокая реальность щедро угощала, а Ванесса корила себя за маленький рост и профанство в том, что и как стреляет. Андерсон ненавязчиво постучал когтистым пальцем по как-то огнестрельной штуке, отсыпал к ней патронов и намекнул, как заряжать. Радовало лишь то, что стрелять она умеет. Точнее, меткость глаз и прямость рук не  подводят.
Зловещая тишина и звук затворов, разбираемых патронов, а потом – молчаливый же марш туда, где начинался конец света.

Отредактировано Gabriel (2019-07-08 09:08:51)

+3

9

- Не гони.
Тонкие пальцы сжали руль крепче, а массивный ботинок чуть приотпустил педаль газа показательно послушно, но лишь для того, чтобы в следующую секунду нажать еще сильнее. Она была за рулем, Маркус - рядом, держа мягкую и тяжелую ладонь на ее колене. В эту ночь он был так предельно внимателен и нежен, как давно уже не был. Когда приехал к ней сам с царской порцией свежей крови и плохими новостями, когда помогал открыть дверь в авто и заправлял выбившуюся косу за ухо, когда интересовался ее самочувствием и смотрел с такой искренней привязанностью прямо в глаза, выжидая ответа. Все это нисколько не успокаивало, а выводило из себя еще больше.
- Будет обидно тратиться на переломанные ноги и руки, если мы не впишемся в поворот. Не гони.
Она молчала, не сбрасывая скорости, укладывая массивную, верную старушку Тахо в заносы на поворотах, чиркая задом по фонарным столбам и мусорным бакам.
- А ты пристегнись. - Подергав за ремень, что врезался в ее грудь, комкая футболку и наделяя нарисованное на ней личико Мерлин Монро уродливыми чертами, Вик дернула коленом, пытаясь сбросить холодную руку и при этом не дать опуститься стрелке спидометра ни на деление ниже.
- Рубашка замнется, будут заломы на ткани, это будет смотреться неприлично в таком высоком обществе. - С ироничной улыбкой Тореадор сдул пыль со своего плеча.
Он тоже нервничал, но скрывал это более умело. И это тоже бесило. Его Зверь был приструнен уже давно, они нашли общий язык и ладили отлично много десятков лет. Внутри Сен Марко ее личное Безумие клокотало и ворчало, ворочаясь, царапая изнутри когтями, ища выход из ненадежной клетки, желая вырваться и броситься в самую гущу событий, не принимая роль поддержки, не желая оставаться чуть поодаль, на второй линии, пусть даже Хозяйку это положение устраивало очень даже. Давление извне не помогало, натягивая и без того звенящий поводок, расшатывая крепление оков.
- Да не трогай ты меня! - Психанув и крикнув, намеренно останавливаясь так, чтобы этому идеальному денди пришлось в панике хвататься за подлокотник, Саммерс выскочила из машины, оставив дверь открытой, рванув вперед.

- Если я сорвусь, выключи меня. Не хочу подыхать разорванной на части.
Они получили необходимые инструкции, пламенное напутствие, знали план действий и ждали начала, и совсем не разговаривали после ее бегства из Шевроле и до этого самого момента, когда уже некоторое время стояли там, где им сказано было стоять. Не совсем рядом. Маркус был справа и чуть впереди, их разделяло несколько Сородичей, но ее тихие слова достигли его ушей. Он вдруг оказался прямо перед ней, взяв за подбородок пальцами и накрыв ее еще не закрывшиеся после последнего слова губы поцелуем. И в первый раз за несколько лет Вики ответила ему, смяв эту чертову идеальную сорочку на плечах. Она боялась, он боялся, они боялись не только умереть, но и потерять друг друга навсегда. Смотреть в лицо Смерти вдвойне страшней, если туда же смотрит тот, кто тебе очень важен.
- Я оставил твою машину на углу в двух кварталах отсюда у газетного киоска. Завещание у нотариуса, ты удивишься, какой обеспеченной леди ты станешь. Не подведи меня, не разрушь моё детище. Наше. Наше детище.
- Иди на хуй, Марк. Я запрещаю тебе сдыхать. Только попробуй, и я оборву крылья всем "птичкам", распущу твоих гулей и сдохну с голода!
- Я тебя понял. Береги себя.
Все уже началось. Шум, рычание, суета и ужасное давление, ощущение надвигающегося и неизбежного пиздеца сводили с ума. Они посмотрели друг другу в глаза, оттуда их Звери тоже посмотрели друг другу в души. Они кивнули одновременно и разошлись еще дальше друг от друга. Чтобы Смерти пришлось поискать второго, если она придет за первым.
[nick]Виктория Саммерс[/nick][status]Сен Марко[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2N34M.jpg[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Джо (2019-07-11 10:53:22)

+4

10

Это было похоже на Ад, только хуже, намного хуже. Не  компьютерно-киношный - реальный, как самый плохой приход, старший жирный брат того, что успел зацепить из своим крылом месяца  три назад.  И не было летучего мать его корабля с хитророжим  капитаном "мистер-чувак-макушка-по колено", чтобы свалить, если всё пойдёт совсем нахуй плохо. Он был здесь, вокруг, и там, впереди, уда, мелькая кожаными и тканевыми спинами, уже двинули, озаряя ночь первыми вспышками выстрелов, самые отчаянные ряды авангарда.
Но самое худшее, он был внутри.
Конечно, всех предупредили об очень эксклюзивной группе поддержки, и всё же, когда в залитый багровыми бликами  клин врубились звери, да пошли раскладываться вверх, в здоровенные волосатые махины, кое-кто из своих не совладал с собственными неистово бесящимися внутри Зверями. Дух видел, как напряжённо дёрнулась  в душном отсвете худая щека Жемери, маячившего жёсткой худой тенью рядом с Шерифом. Как развернулся на яростный вой, словно словил неожиданный удар в спину, парень, которого Дух знал лишь по кличке; мелькнул лютый оскал, безумный блеск глаз, окутанный алой дымкой вампир рванулся на Гару, мелькнула мохнатая лапа, отбрасывая обезумевшего сородича куда-то в сторону. Дальнейшее умолчала стремительно вершащаяся история, ей, суке, было некогда вписывать в анналы такие мизерные мелочи. Её распирало, как утреннее метро, от замелькавших когтей, шипованных бит, с треском и чаваньем врезающихся в живое и условно живое, рева зверей, полосующих когтями уродливые тени, бросающиеся им навстречу из нездорОво подсвеченного сумрака. И Дух как-то сходу, спасаясь от собственного беса, ревущего и бесящегося внутри, врубился в общий кровавый хаос, перенаправляя тошную пульсирующую муть, выжигающую мозг, нутро, желание быть человеком, в не утоляющую, но хотя бы дающую якорь деструкцию.
Даже словил в ней какой-то рваный, но люто затягивающий ритм. Гару перли вперёд, как ледоколы, расшвыривая и сцепляясь с любой мразью, пытающейся прорваться внутрь живой двуслойной "брони", двигающейся вокруг маленькой убийцы  кошмара, клубящегося впереди, и двух её более мощных соратников - Шерифа и Волка. Всё, что умудрялось продраться мимо Бутылочных Стёкол, тут же перехватывали те, ко двигался чуть дальше от их мохнатых спин.  И успевать реагировать становилось всё сложнее с каждым отбитым метром беспонтовой, никому не нужной заброшенной земли.
Тварь почуяла. Даже Вард ощутил, как заволновалось удушающее марево, как изменились какие-то невидимые потоки в сгущающемся воздухе, словно кто-то медленно разворачивал огромные производственные вентиляторы в литейном цеху в их сторону. Давление усилилось, даже Зверь умерил попытки, придавленный чудовищным прессингом, пёршим оттуда.
Как всё это выдерживала Илва, хрупкая девчонка из подворотни?.. Как она вообще могла ввыдерживать это дерьмо? Или её,  не словившую штамп  чуждой, нечеловеческой меткой, и цепляло не так сильно?.. Дух в душе не ебал, просто старался не терять из бокового зрения фигурку в центре, и  продолжал бить с плеча, с ноги, выдирать клочья плоти - и начинать терять свои собственные. Атака уродливых тварей, разноликих, как сборище из хорроров всех мастей, ощутимо сосредотачивалась, словно кто-то направлял выползшую из неведомых гнойников дрянь к трём смертельным маячкам. Хотя, почему - "словно"?..
Ревел над ухом вошедший в раж зверь, кто-то из Бутылочных Стёкол, но сознание вязло в мути, то  отступающей, и тогда становилось чуть легче, то... дерьмо. Кажется, там, сзади, где работали менталисты, чт-то случилось; по ком пиздит колокол - бессознательно подумал Дух, с сило вьёбывая в какое-то ну пиздец  тошное зубастое  табло  (только бы не своё, не из своих табло), мелькнувшее на фоне неровно подсвеченных туч - и оскалился от неожиданности, на долю мгновений подавшись назад, задирая к небу ошарашенное, злющее, забрызганное кровью и дрянью лицо.

Тварь не желал дожидаться рандеву с угрозой спокойно, как истинный джентльмен. В конце концов, тут всё таки были Штаты, да и хер его знает, не был ли пульсирующий сгусток тьмы вовсе даже и леди. В любом случае, на приближение трёх смутно мерцающих сквозь завесу точек, острых, опасных, как едкая звёздная соль, кокон отреагировал пугающе активно.
Низкий пульсирующий звук, пронизывающий оболочку зреющего нарыва, доступный лишь самому существу, или сути, гттовящейся лопнуть потоком чистой, всесметающей энергии, сменил тональность на угрожающее гудение. Мощь, копившаяся, зревшая вокруг сердцевины, частично высвободилась, сначала едва заметными потёками. А потом над коконом начала расти, раскачиваясь, ввинчиваться к самым  облакам огромная тускло мерцающая воронка. УСлишком узкая и бесшумная для знаменитых канзасских торнадо, воронка угрожающе раскачивалась, напоминая скорее титанический шланг, высунутый кем-то из огромной прорвавшейся канализации. Наверное, ни у одного мелькнула ми\ысль, что сейчас эта хрень просто изогнётся, как огромный аттракцион, и всосёт всё, что шевелилось, грызлось, мельтешило и дохло в доступном периметре. Возможно, эта участь и ожидала жалких букашек в какой-то из приближающихся моментов - верх бешено крутящейся энергетической  "воронки" начинал медленно расширяться, как раструб старинного пылесоса, а на фоне неба мелькали, множась с каждой секундой, тонкие светящиеся "усики", беспрерывно шевелящиеся и переплетающиеся в сеть. Чёрт знает, что за функцию они выполняли, но всё вместе, весь этот сюрреалистический кошмар, включая разгорающееся багровое сияние, начинающее просвечивать сквозь стенки кокона, так, что это было видно даже с окраин кладбища, выглядело пиздец как скверно. Откровенно страшно, если совсем без  всяких грёбаных преуменьшений.

А там, сзади, действительно было не всё в порядке. Пять машин. Их можно было принять за опоздавших, есущихся на всех парах от города. Если бы. Если бы не "пузыри" на крышах. Если бы все до единой во внезапном "кортеже" не имели одинаковую, легко узнаваемую окраску. Если бы лица тех, кто сидел внутри, не были мертвенно бледны и пусты взглядами, как лица восковых кукол, ради шуток засунутых в полицейские машины.
Конечно, это был не бравый SWAT, но парни спец.подразделения Детройта пятнадцать человек, имели одно преимущество: ими двигал долг. Железный, выжженный в мозгу калёным железом, убившим все чувства... которые, впрочем, и не пробуждались. Нет, полицейских вызвали не всполошённые жители городской окраины, возмущённые творящимся где-то на заброшенном кладбище безобразием. Абонент, пробудивший копов  единственного полицейского участка, до которого смог дотянуться своим "позывным", давал намного более мощные мотивации, ведя оглушённых ребят прямо за мозги. Туда, где трудились, шарахая ментальными ударами, засоряя эфир помехами, мешая кокону наладить чистую связь со своими будущими марионетками, другие, хитрые и опасные букашки, устроившиеся слишком далеко от не успевшей расползтись нечисти.
Пятнадцать человек, в бронежилетах, десяток автоматического оружия, выдающегося для особых операций, пятнадцать табельных  пистолетов, световые гранаты. Тварь не разбиралась в тонкостях спецопераций, ей не нужен был эпос прошлого мира, который вскоре должен был стать её нераздельным домом - таким, который был привычен ей самой. Но протоколы защиты тем и были хороши: стоило лишь дёрнуть крайнюю ниточку, и вязь заложенного порядка действий начинала сплетаться автоматически, следуя  цепочке, вложенной в головы кукол из плоти и крови.

+2

11

Илва хрипло дышала через рот, вместе со спасительным кислородом глотая вонь. Тошнотворную, которая то и дело перетягивала горло сухим кашлем и позывами. От мерзкого багрового света все кружилось и вертелось, девушка, вспотевшая уже всем телом, отчаянно вертелась по сторонам, шарахаясь от рева, звуков рвущихся тел и летящих брызг. Под ногами адское месиво из пропитаной кровью земли, останков и скользкой плоти. Ее всю трясло, с носа капал пот, из глаз слезы, нож в руках трясся как травинка на ветру. В дело она его так ни разу и не пустила, зато уже с ног до головы была забрызгана всякой гадостью.
Давление было не реальным, вкупе с рассеивающим внимание красным светом, Илва удивлялась как ее защитникам удавалось так быстро и ловко расправляться с противниками. Она едва успевала замечать эти жуткие, зубастые, хвостатые, когтистые, метр за метром наваливающиеся со всех сторон тени. До нее долетали только отвратительные запахи и брызги.
Впереди рычали Гару, здоровенные и страшные как смертный грех, но почему-то с их появлением Илве стало гораздо легче. От них по прежнему шли волны первобытного ужаса, здорово рассеянные с помощью амулета Макои, но продолжавшие гнать мурашек по ее телу. И именно этот первобытный ужас стал для нее соломинкой, реальностью за которую Илва цеплялась и на которой концентрировалась, помогая снижать давление от кокона.
В один момент Илва едва не упала, зацепившись за что-то ногой. Девушка встряхнула ногой и попыталась сделать шаг и обнаружила, что одна из этих дряней достала ее. Снизу из-под земли высунулась тварь, похожая на пиявку, вцепившаяся в толстую подошву ее ботинок. Между прочим некогда подсмотренных у Духа, Илва в этот момент подумала, что не зря отвалила за них хорошую долю из своей заначки, высокая крепкая подошва, стальные стаканы в носах, металлические вкладки в пятках, толстая мягкая кожа высокого голенища. Крепкая подошва никак не поддавалась мелким игольчатым зубам твари, Илва запрыгала на одной ноге, тряся другой, пока один из спутников не заметил ее. Перехватив девушку поперек туловища он поднял ее вверх, свободной рукой оторвав тварь от ботинка и с хрустом сжал ее, отбросив мертвое тело. Илва едва успела поблагодарить своего спасителя, совершенно не в курсе услышал ли он ее, вбивая пятку в череп лезущей с боку тени.
Теперь девушка гораздо внимательней вглядывалась себе под ноги, периодически со всего маху прыгая на подозрительные участки. Вверх было смотреть еще страшнее, за те несколько секунд, что она провела в воздухе она успела заметить закручивающуюся воронку и жуть, что гребла в сторону их мирка. Таким тварям тут не место! Хоть горло сковывало ощущение ужаса, и раздавшийся вибрирующий звук заставил трепетать все органы, Илва уперто на равне с напарниками перла к цели, намереваясь показать этой заднице здоровенный такой фак.

+2


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Игровая зона » [18+, 2.12.2015] Ночь Багровых небес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC