http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив » ✓ [R] Ночь перед...


✓ [R] Ночь перед...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[R] Ночь перед...

http://s5.uploads.ru/UkXFW.gif

http://s5.uploads.ru/sVo7j.gif


Участники:
Лето (Тай) / Торонгил Эдельхарн

Дата событий:
17 июня 1945 года

Место событий:
Киютат де Конте

Описание:
Их знакомство было странным, их связь нелогичной. Словно дружба тигра с козлом. Это все должно было закончиться драмой. Закончится ли?

[nick]Тай[/nick][status]полукровен и остроух[/status][icon]http://s8.uploads.ru/JkHUY.jpg[/icon]

Отредактировано Lel (2019-07-16 23:40:49)

+1

2

В то время полуэльф только-только начинал свое путешествие по миру четырех рас. Предложение от отца стать агентом от Светлого Двора уже поступило, ему оно было интересным, но он был пока что совершенно не уверен в том, что это его предназначение. Момент, когда он сделал свой выбор и получил свое второе имя, еще впереди, но и сообщать миру свое первое имя у эльфов было не принято – слишком личный и интимный момент, носимый особое значение. Загадочно улыбаться вместо того, чтобы как-то представиться, было, мягко говоря, странно, и он подошел к этому вопросу очень серьезно, не выбирая первое, что пришло на ум, а стараясь делать некоторые отсылки, придавая смысл и бесконечно пересматривая списки человеческих имен. Это было сложно и мучительно, но выбранное им имя «Лето» принялось практически всеми встреченными им легко и без вопросов.

В этом месте Лето был впервые. Город – такой же, как десяток других, что располагаются на этом континенте, с такой численностью населения, со своей стаей, вампирами, людьми, горсткой эльфов. Такой же и особенный – тоже как все остальные. Ему здесь нравилось. Стакан в его руке – с плавающими кубиками льда в мятном коктейле с примесью сладкого алкоголя – приятно холодил руки и горячил кровь одновременно и был уже далеко не первым. Он не сдерживал себя в этом, хмелел бесстрашно, поддаваясь настроению, легче знакомился, ловил одну волну со всеми, перетекал из одной компании в другую, легко отвечал на желание одинокого незнакомца в кафе пообщаться и летел дальше, впитывая жаркое лето с его настроениями и щедро делился сам. Причина была еще и в том, что в полуэльфе есть толика магии, переданная кровью отца, той самой, что позволит ему отрезветь в самое короткое время, как только он это пожелает. Легко рисковать, когда риск сведен к нулю.

Солнце уже спряталось за горизонтом, но пляж не спешит становится безлюдным. Зажигаются костры, все веселье перемещается к свету вокруг них. Сегодня выходной день, далеко не все торопятся домой на встречу со сном, а кто-то напротив, только проснулся, их время — ночь. Лето все чаще видит новые лица, холодные, бледные. Пора и ему отлипнуть вновь от бара и прогуляться вдоль линии прибоя, сняв ботинки, намочить соленой водой ноги и нечаянно край штанов. Но еще один коктейль, еще пару минут, вдруг так не хочется покидать нагретое место.[nick]Тай[/nick][status]Лето[/status][icon]http://s8.uploads.ru/JkHUY.jpg[/icon]

Отредактировано Lel (2019-07-08 13:09:34)

+2

3

Такси, зашуршав шинами, остановилось у белой колоннады. Открылась дверь, из машины вышел человек, сладко потянулся, нещадно сминая дорогой костюм. Он щедро расплатился с таксистом, махнул рукой на прощание, как старому другу и в три прыжка взлетел по широкой лестнице. Перед ним раскинулось море, широкая полоса белого песка и тяжёлое ночное небо. Горизонт ещё зеленел, подсвеченный последними лучами солнца, которые уже видны были только первым звёздам. Ветер на закате сменил направление, теперь береговой бриз дул в море, снося нагретый за день воздух в прохладные волны. По пляжу прогуливались парочки, весёлые компании собирались у костров и кафешек, компания прыгучих оборотней затеяли схватку в волейбол. Ночь только началась, короткая летняя ночь. И от неё нужно было брать всё, как от короткой жизни.

У того, кто стоял сейчас у мраморного парапета и рассматривал полоску берега, жизни не было. Было куда больше – почти вечность. За плечами всего каких-то триста лет, впереди вдвое больше. Сердце бьётся раз в час, а вдох делается только для того, чтобы наполнить лёгкие вкусным воздухом побережья. Торонгил Эдельхарн вдохнул ещё раз так глубоко, как мог. Пахло свободой. Он спустился вниз по лестнице в пляжу, скинул туфли и носки, бросив их у самой лестницы и не заботясь, что останется без обуви, бросил сверху пиджак, закатал штаны и рукава рубашки. Какая-то компашка эльфов у костра неподалёку одарила его неприязненным взглядом, парочка пьяных с другой стороны напротив, оценили дорогой жилет и серебряную цепочку часов. Вампир на пляже не частое событие, особенно не знакомый большинству, богатый и счастливый.

А Торонгил и правда был счастлив. Он почти закончил все свои дела по ту сторону океана, и жил предвкушением нового поворота судьбы. Он часто приезжал в Киютат де Конте в последнее время, и влюблялся в этот город всё больше. Он пока не придумал, чем удивит здешнюю публику, но уже хотел этого. Его веселил угрюмый взгляд эльфов, опасающихся, что он вздумает подставить бледную тушку свою луне рядом с ними. Одарив их очаровательной улыбкой, вампир побрёл вдоль пляжа, наслаждаясь прохладным песком и влажным ветром, забирающимся под рубашку. В небольшом баре рядом взял пару коктейлей, чтобы не бегать дважды, и обосновался на пустом пирсе. Холодные волны, бьющие по ногам, кубики льда в стакане, сладкая горечь лимона на языке и жар крепкого алкоголя в глотке. Вампир улёгся на деревянные подмостки и закинул руки за голову, разглядывая покачивающееся над головой небо.

Где-то звучала гитара, кто-то пел песни о любви, не попадая в ноты. Что-то про падающие звёзды. Вампир слушал и улыбался. Его начинало терзать смутное желание, но чего именно – пока не понять. Нужно ли это сердцу, уму или телу? Голод непонятной природы – «Хочу то, не знаю что». Впрочем, самым точным определением было бы «хочу этот Голод, на всю свою вечность». Почему он покинул прежнее место? Голод пропал. Неживущий пресытился жизнью, что у него была. Любовница, которая отдала себя всю, без остатка, стала скучна, её было слишком много. Деньги легко шли в руки, их стало слишком много. Хотелось снова добиваться чьего-то сердца и крови, не спать сутками, волноваться и срываться, хотелось даже злиться и ненавидеть. Ошибаться, чего-то не знать, быть смешным. Натыкаться на чьи-то локти в кровати вместо идеально обтекаемых форм, и чтоб голова болела с утра.

В опустевшем стакане на дне одиноко звенел лёд. Это был второй стакан, выпивка кончилась. Торонгил с неохотой снова сел, чувствуя, что эти щербатые доски его спина будет помнить. Вставать и идти до бара ужасно не хотелось, море ласково цепляло за ноги, как кошка. И тут на глаза попался паренёк, бредущий по самой кромке прибоя совсем рядом. Вампир улыбнулся сам себе.
- Эй, парень! – крикнул он. – Будь другом, сходи до бара! Мне чего-нибудь по крепче, себе на свой вкус, - с этими словами он швырнул в незнакомца портмоне и снова разлёгся на тёплых досках. Потом вдруг приподнялся на локте и взглянул на паренька по внимательней. Чёрт, кажется, он оказался эльфом!
[icon]http://s9.uploads.ru/oCYW7.png[/icon][nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][status]Приключенец[/status]

+2

4

Волны набегают с шумом на берег, лижут песок, скрывают следы босых ног, что оставляет остроухий. Блаженство и умиротворенность. Губы сами собой растягиваются в улыбке, взгляд туманен и мечтателен, мысли витают где-то в ночных рваный облаках, что так редки и не способны до конца закрыть яркую луну. Лето сегодня вдоволь наобщался, впитывая нравы разных рас в купе с особенностями местного населения, и сейчас наслаждается одиночеством, но все еще на фоне ночного веселья неподалеку.

Он заметил его не сразу. Фигура на пирсе, он лежал совершенно неподвижно и пока не начал приподниматься, оставался для него частью конструкции, чем-то неживым. Впрочем, неживым он так и остался — это был вампир.

Все это затяжное путешествие было результатом его разговора с отцом. Тот раскрыл тайны своего прошлого, рассказал о работе в разведке, о целях Светлого Двора и теперь предлагал сыну пойти по его стопам, видя немалый потенциал. Почти семейный бизнес. Лето взял время на раздумья, решив потратить его на ознакомление с миром и существами в нем, с которыми ему надо будет иметь дело. Насколько он может быть непредвзят и действовать одинаково качественно вне зависимости от ситуации и того, кто рядом — оборотень, вампир или человек. Это был любопытный путь, в котором полукровка сделал для себя множество открытий, как в окружающих, так и в себе. Ему все больше нравилось предложение отца, он был почти готов его принять, и сейчас просто догуливал последние свободные деньки.

Единственное, что вызывало в нем неконтролируемые эмоции, больше всего похожие то ли на неприязнь, то ли на страх, то ли на враждебность, были вампиры. Посему получалось, что его отношение к ним должно быть таким же, как к остальным. Хотя бы внешне. Но пока ни теоретически, ни практически успехов он не делал. Где-то на подкорке было выведено слово «враг».

Впрочем, на данный момент Лето махнул на это рукой, решив оставить этот момент на обучение, а пока... доотдыхать!

Так вот. Лето отметил на пирсе наличие вампира и пошел бы дальше, не придав этому никакое значения, если бы тот не окликнул его.

- Подай-принеси? Я похож на прислугу?

С последними словами у его ног приземлилось портмоне. Ему бы горделиво вздернуть нос, одарить холодным взглядом и с достоинством прошествовать дальше, окатив наглеца волной пренебрежения. Подумать только, нашел официанта! И дело не в том, что он эльф — убеждал он себя — такое отношение и к человеку неприемлемо. Даже если он угощает в ответ. Такой поступок от остроухих ожидаем.

Лето медлит с пару секунд, ухмыляется криво и кидает в ответ:

- Не вопрос. Поищу самое крепкое.

Подхватывает портмоне и шустрее идет в сторону бара. До ближайшего метров сто, не больше. Он минует пару костров, обходит столики бара, прикидывает, сколько посетителей перед ним хотят выпить и... Идет дальше. Проходит пляж, пропускает машину и перебегает улицы, крутя головой по сторонам.

Лето не собирается возвращаться к пирсу, не собирается приносит выпивку тому вампиру. И он забрал деньги себе. Сколько бы там ни было, он не считал. Ему хватает финансов, у него нет с ними проблем и он не вор, никогда им не был и становиться не собирался. А это... Так получилось. На зло.

В какой-то момент он останавливается, чтобы обуться, присаживаясь на деревянную потертую лавку. С чувством веселого злорадства на душе хочется прогулять по городу всю ночь, но лучше все же в обуви.[nick]Тай[/nick][status]Лето[/status][icon]http://s8.uploads.ru/JkHUY.jpg[/icon]

+2

5

Эльф удалялся, непринуждённо обходя компании, устроившиеся на песке, заглядывая в ярко освещённые окошки пляжных баров и не останавливаясь. И что-то подсказывало Торонгилу, что он не вернётся. Не по своей воле точно. Просто незнакомый вампир отдал остроухому мальчишке набитый деньгами кошелёк, кто будет винить эльфа в том, что он не захотел возвращать неожиданное подношение? Вот только Торонгил выпил ещё слишком мало, чтобы быть таким добрым. И он и правда хотел ещё пару коктейлей, а теперь единственная возможность их заполучить этим вечером стремительно удалялась, превращаясь в призрачный силуэт, как неверный огонёк маяка по ту сторону залива.

Но маяк всё таки горел, а остроухий силуэт уже скрылся за оградой набережной. Вампир нехотя поднялся и побрёл следом. В конце концов, ключи от номера в отеле остались при нём, в кармане жилета лежали пара мятых чеков на такси, и можно было вернуться в апартаменты и заняться делами. А можно было идти босиком по шумным, никогда не спящим улицам большого города, засунув руки в карманы и насвистывая какую-то самому себе не знакомую мелодию. Ботинки и пиджак ожидаемо увели, но похитители эти не вызывали интереса, в отличие от дерзкого эльфа. Этот лгунишка обещал принести выпивку!

Оглядываясь по сторонам в надежде найти воришку, Эдельхарн неожиданно на него взглядом и наткнулся. Парень нырнул в переулок на другом конце квартала, его преследователю пришлось перебегать дорогу посреди потока машин под визг тормозов, клаксонов и водителей. А потом убегать от полисмена, который свистел вслед с таким усердием, что едва не проглотил свисток. А Эдельхарн едва не потерял свою добычу. Но снова нашёл. Что-то в этом эльфе заставляло разглядеть его даже в самой оживлённой толпе, вампир шёл по следу, как гонят уже подстреленную дичь собаки, точно зная, что однажды добыча остановится, и даже представляя себе, где. Ещё квартал, пара перекрёстков – эльф петлял и запутывал след, но вампир был уже слишком близко. Он не спускал с него глаз, но не стремился нагнать сию же секунду. Добыча должна остановится сама, таков закон уважения на охоте – когда её прекращает именно тот, кто начал. А в этот раз охоту затеял этот зайчонок, пустив зверя по своему следу.
«Зайчёнок», - усмехнулся про себя Торонгил, быстрое пересекая улицу и вливаясь в редеющую толпу людей на бульваре. Он видел скамейку, фонарь и фигуру, склонившуюся в этом пятне света. Бесшумно подкравшись сзади, Торонгил позволил своей тени упасть на эльфа и склонился к нему.

- Привет, заяц, - прошептал он в острое ухо. – Хорошо петляешь, но нельзя останавливаться. – с этими словами он обошёл скамью и сел подле эльфа, подобрав под себя одну ногу, так что всем корпусом оказался развернут к своему визави. Босой, лохматый, разгорячённый погоней, должно быть он являл собой странное зрелище. – Далеко ж ты пошёл за выпивкой, парень. Но ты прав, моцион отличная идея, я вот нагулял зверский аппетит. – С этими словами вампир неприкрыто облизнулся и широко улыбнулся, демонстрирую два ряда безупречно белых зубов. – Я всё ещё хочу, чтобы ты выпил со мной. А потом, как и быть, побегаем ещё, раз тебе так нравится.
Мимо шли люди, оборотни, какие-то вампиры и эльфы, и многие бросали странные взгляды на парочку мирно беседующих представителей противоположных миров. Впрочем, мирно – не то слово. Вампир эльфа пожирал глазами, не упуская ни одной черты и движения. Где-то рядом хлопнула дверь, Торонгил вздрогнул как от выстрела. На тёмную мостовую пролилась полоска света из распахнутой двери бара, оттуда же донеслась музыка, что-то из новомодных ритмов. Вампир вскочил, выстрелив как пружина и, схватив эльфа за руку, в мгновение ока втащил в зал.
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][status]Приключенец[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oCYW7.png[/icon]

+2

6

Ночь — время теней. Они рождаются от света луны, фонарей, фар, света окон, живут, прыгают, ползут, появляются и пропадают. И все же Лето вздрагивает от холодной тени, накрывшей его, будто ее здесь не должно было быть ни в коем случае, будто она представляет опасность просто своим существованием. Вздрогнул, но не поверил чутью, что предупредило — беги!

Холодный шёпот на ухо и сердце трусливо екнуло , а Лето с трудом подавил возглас. Конечно, странно было бы его сегодня больше не встретить, и все же тот застал его врасплох и перепугал. Он действительно почувствовал себя зайцем рядом с хищником. Только каким именно, пока не мог понять, ассоциативный ряд ускользал от него.

- Не очень люблю гулять по прямой. — с наглой усмешкой отвечает полукровка, отказываясь признавать, что целенаправленно убегал с добычей. Ничего подобного. А вот дальше сочиняет: — Тем более в поисках достойных напитков. Может быть тебе бы подошло что-то из пляжных баров, но мне, как угощаемому и тому, кому предоставили такую чудесную возможность выбора, там все изрядно надоело за сегодня. Ну и тебе я бы в конце концов что-нибудь принёс. Я же обещал. — Лето плетёт на ходу то, что могло был оказаться правдой, стараясь из-за всех сил игнорировать клыки собеседника. Но взгляд то и дело цепляется за широкий оскал. Это не просто пара удлинённых клыков, перед ним акула, по ошибке ставшая вампиром. Жуть.

Лохматая, всклокоченная акула, что не собирается выпускать живым виновника своей «ночной прогулки». Под его плотоядным взглядом хотелось вжать голову в плечи и тихо-тихо попискивать о помощи, потому что для полноценного крика воздуха в грудь набрать не получилось бы. Трусливо лепетать о прощении, ошибках и не правильно понятых действиях. Даже нарочитая простота позы и босые ноги не вводили в заблуждение — перед ним тот, кто способен на многое.

Был Лето дураком или нет, чтобы понять это, но за него все сделали инстинкты, поселив в нем страх. Вполне определённый — заячий. И все же он не позволял ему влиять на слова и осанку, только на сердце и мысли. И он доказал бы ему, что нисколько не боится, если бы не быстрые перемещения вампира и его рука в холодной хватке. Лето барахтался сзади и даже, кажется, сопротивлялся, но все равно обнаружил себя сидящим на коротком диване за столом в дальнем краю бара. Насилие Лето не любил ни в каком проявлении, потому нахмурится, вперив в акулу суровый взгляд голубых глаз. Никакой вины из-за спертых денег он не ощущал совершенно, потому ни о никаком чувстве долга не могло быть и речи.

- Ладно. Один коктейль и на этом все.

Нетронутое портмоне проползло под его рукой по столу к своему законному хозяину, а недоэльф выбрал в меню напиток, по цвету напоминающее болото.[nick]Тай[/nick][status]Лето[/status][icon]http://s8.uploads.ru/JkHUY.jpg[/icon]

Отредактировано Lel (2019-07-10 17:34:24)

+1

7

В маленьком зале бара играла негромкая музыка, в тёмных углах клубился дым, как пороховой туман прошедшей битвы. Битвы, что повторяется тут каждую ночь. В этом тумане терялись глаза эльфа, а вампир тянулся к ним, как к звёздам. Звёзды смотрели сурово и строго, а ему хотелось, чтобы они улыбались. Этой ночью звёзды должны смеяться и качаться над головой. Торонгил заказал что-то крепкое с шоколадом и кофе, чтоб наверняка, и почти залпом выпил принесённый напиток, который следовало смаковать весь вечер. Не умел он смаковать. Хотелось сейчас, немедленно, взахлёб. На крошечную сцену к микрофону поднялась девушка в ярком красном платье. Красивая, свободная – просто человек. Слабая, но самая сильная, не связанная обязательствами, законами, правилами. Её друг рядом наладил гитару и ударил по струнам. Девчонку щёлкнула пальцами и запела. легко и просто, чуть картавя, как все французы, улыбаясь и прикрывая глаза от удовольствия.

Торонгил поймал взгляд девчонки, она ему подмигнула, бросила насмешливый взгляд на босые ноги и подвёрнутые рукава рубашки, он ответил ей улыбкой. Теперь он знал, что за коктейль будет пить сегодня до самого рассвета, и рот сам собой заполнился слюной, а в крови вскипел огонь, чуждый хладнокровным мертвецам, но такой желанный. Но потом он перевёл взгляд напротив себя и снова встретился с холодным блеском голубых звёзд. Девчонка, поющая о свободе и ищущая приключений померкла, осталась её песня и улыбка, проникающая в душу. Торонгилу вдруг отчаянно захотелось, чтобы так улыбался этот эльф.

Вампир знал эту песню, он подпевал девчонке по-французски, но смотрел на своего неожиданного спутника. И вдруг склонившись к нему через стол шепнул в самое ухо, - Подари мне одно воспоминание.

Что есть у вампира в его чудовищно долгой жизни? Что есть у эльфов в их жизни бесконечно долгой? Только воспоминания. Торонгил хотел увезти из Киютат с собой эту ночь, бар на бульваре, эту песню на французском и одного эльфа, которого преследовал через пол города.

Торонгил встал и подал эльфу руку. Перекрёсток миров, в которых нет ничего общего. Так говорили. Но есть – этот вечер, много алкоголя, бар и музыка.
- Дай мне одно воспоминание, я не прошу ничего больше.

Да ладно, в сторону галантность – Торонгил был уже достаточно пьян. Он снова, как чуть ранее до этого, схватил парня за руку и вслед за собой протащил на самую середину танцпола. В груди кипело что-то, похожее на пузырьки коварного шампанского, вампир улыбался, потому что хотелось. Хотелось смеяться, глядя на этого зайчонка, и ещё очень хотелось, чтобы он смеялся тоже.
- Я оттопчу тебе ноги, я слишком пьян, - ухмыльнулся вампир. Он обнял эльфа за талию и притянул к себе. На них таращился весь бар. Кроме девушки, которая пела и её друга, который играл. Эти двое были заняты друг другом и музыкой. Торонгил закрыл глаза и закружил эльфа, наслаждаясь тем, чего у него не было. Жизнью. Он крепче прижал к себе своего сурового спутника, и тут же оттолкнул в сторону, исчезая за спиной и ловя его на два шага впереди. Он то не отпускал его руки, то бросал одного на середине па, чтобы тут же возникнуть за плечом. Он шёпотом подпевал песне и заглядывал парнишке в глаза.
- Ну давай же, улыбнись! Часто с тобой танцует пьяный вампир? – Тор видел, как дрожит жилка на белой шее, как приоткрываются губы в попытке что-то сказать, как мечется по высокому лбу чёлка. Он обхватил его за пояс и прижал спиной к себе, зарываясь носом в макушку. Он увидел то, что не заметил сразу – парень не был эльфом полностью, полукровка. Но от того лишь больше нравился. Он был похож чем-то на ту девчонку со сцены. На человека, которому одному дана свобода.

Гитара стихла, в песне замолк последний аккорд. Танцпол был пуст, только эльф и вампир. Им аплодировали – люди, разумеется. Такие же пьяные и весёлые. Тор повернул мальчишку к себе и заглянул в глаза, пытаясь увидеть, оттаяли ли голубые льдинки.
- Выпьем? Или выдержишь ещё один раунд?

Музыка

[player][{n:"Песня",u:"http://soundvor.info/mp3/download?id=30088",c:""}][/player]
текст и перевод

[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][status]Приключенец[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oCYW7.png[/icon]

+2

8

Последний аккорд, музыка затихает, голос умолк, только в ушах все ещё бьется ритм. Или это кровь пульсирует в теле, разогретая не столько движением, сколько страстью и свободой, что он позволил себе ощутить? Холодная рука лежит поверх тонкой рубашки, но от неё жарко, спина чувствует надежную опору в объятьях. Они застывают в эффектной позе, безусловно, столь же яркой, как и их танец, срывая овации бара, словно нанятые танцоры. Только профессионалы ориентируются на публику и не выпускают ее из вида, фокус Лето все эти минуты был на вампире, что вёл его весь танец и ни разу не выполнил своей угрозы — ноги мальчишки были не тронуты. Он не мог не смотреть на него, глаза в глаза, не отвлекаясь ни на кого, а когда тот пропадал на миг, Лето опускал ресницы, не желая впускать остальной мир в их объятья.

Это нелепо и как-то странно. Он любит танцевать, но, честно говоря, вне дома этого не делал, наблюдая со стороны, а при дворе это выглядит немного иначе. Эльфы танцуют не так. Но его определенно пленяли танцы людей и особенно оборотней. Это во-первых. Во-вторых, он никогда не видел таких вампиров. Они были холодны и высокомерны, как... мертвый эльф! Если совсем утрировать. Пока его сосед по столику переглядывался с девчонкой на сцене, Лето во все глаза его рассматривал, отводя глаза тут же, как внимание возвращалось к нему. В-третьих, полуэльф привык, что пара в танце состояла из представителей разных полов, никогда не видел ничего иного и не представлял, что такое возможно. Но в-четвёртых, он был пьян, и хоть мог протрезветь в любой момент, совершенно этого не хотел. Ему стало вдруг страшно интересно, а как это? Сначала. А потом он отдался действию настолько, что просто гнилушкой о правилах, упиваясь ощущениями, а они были яркими, насыщенными, невероятными. И это всего лишь танец. Или «это же танец»? Все же стоило доверится шёпоту на ухо, отпустить себя и позволить ликующему сердцу вести тело в этих па.

Глаза сверкают восторгом, грудь вздымается, словно после пробежки, а на щеках разгорается румянец — теперь Лето принадлежит не только ему и эта ситуация его смущает. Неловко.

О, нет! Выпить! И на этот раз и мне что-то покрепче. — он закатывает глаза, но губы тут же растягивает широкая улыбка, смеется, утягивая вампира к столику, теперь он тащит его за руку — не все ему быть ведомым.

Лето падает на своё место, залпом осушая остатки своего коктейля, вылавливая пальцем кусочек подтаявшего льда и с хрустом его разгрызая. Жарко, но где его манеры? Надо возвращаться к ним и объяснениям.

Я вообще никогда не танцевал с вампирами. Ни с трезвыми, ни с пьяными,и с мужчинами вообще-то тоже,Если такое не повториться никогда, то определённо запомнится, как исключение из правил. — Странно, ему казалось буквально десяток минут назад, что вампир заинтересовался девушкой-певицей, тогда он подумал, что на этом все, можно допивать и идти дальше. Например, в сторону отеля, который черт знает где. Но вдруг все обернулось неожиданным образом. — А часто ты танцуешь с эльфами? Пьяный, в баре.[nick]Тай[/nick][status]Лето[/status][icon]http://s8.uploads.ru/JkHUY.jpg[/icon]

Отредактировано Lel (2019-07-11 09:26:53)

+2

9

Эта ночь не изменит никого. Ни Торонгила, чья холодная кровь никогда не будет горячей на столько, чтобы обжигать других, ни этого эльфа, который был крепче всех коктейлей в этом баре. Все в мире стремится к идеальной форме и оптимальному существованию, и каждый живой или мёртвый, прежде чем что-то сделать, имеет право спросить – изменит ли это меня? Вампир привык к тому, что ничто не способно изменить его – мёртвое остаётся мёртвым. Эпитеты про «замершее от восторга сердце» и «сбившееся дыхание» к нему никогда не имели отношения. Он танцевал с эльфом и даже не запыхался, на белой коже не проступал румянец, не сохли губы. Но когда он стоял у бара, ожидая заказ, ему в руку какая-то пьяная девица бросила клок салфетки с нацарапанным на ней номером. И привстав на цыпочки жарко шепнула в ухо, обдавая запахом дешёвого табака, алкоголя и очень плохих духов.
- Передай это своему другу, - девчонка улыбнулась и облизала губы, наверное, думая, что это выглядит сексуально. Вампир проследил этот жест и усмехнулся в ответ, но без тени веселья в глазах эта улыбка выглядела угрозой.
- Нет, не передам. Он мой, - отрезал он и спустя секунду добавил, - друг.
- Мы можем повеселиться и втроём, - девица не теряла надежды.
- Вы – да. Ваша персона, алкоголь и похоть отлично проведёте время, - Торонгил уже не улыбался. Он оглядел ещё раз юную искательницу приключений, задержал взгляд на открытой шее, поморщился. Этот экземпляр человеческого рода не вызывал даже гастрономического желания. – А теперь пошла вон, сука.
Взяв коктейли, Тор вернулся за столик к «своему» эльфу. Они пили быстро, варварски уничтожая «долгие» напитки, рассчитанные на весь вечер. Эльф запустил длинные пальца в бокал и выловил кубик льда, принялся его грызть, а Тор пожалел, что в его стакан льда почти не положили.
- Не часто, - ответил он, глядя на кусочек льда, тающий на губах парня. – Ты первый. Можешь представить главу светлого двора на своём месте? Он не стал бы воровать у меня бумажник, он бы даже его не поднял.
Билет на одно приключение, пожалуйста. Сколько стоит? Всё содержимое бумажника? Я думал куда дороже! А, у вас сегодня скидки? Мне определённо везёт!
Именно так рассуждал Тор, наблюдая за медленной смертью ледяного кубика во рту эльфа. Почему то его существу, отравленному алкоголем, только это казалось важным. Он вдруг подумал, растает ли лёд у него на языке, и как быстро? Никогда об этом не задумывался. В своём стакане льда он не нашёл. А потому дождался, когда эльф возьмёт последний кубик из своего напитка, стремительным движением перегнулся через стол и зубами выхватил его из губ своего визави. Он даже не коснулся эльфа, только на миг оказался так близко, что увидел в его распахнутых глазах собственное отражение.
- Прости, - вампир снова улыбался, оскалив все тридцать два зуба и гоняя между ними хрустящий лёд. – Меня бармен обделил холодом, видимо решил, что вампирам не бывает жарко. Хочешь, могу в ответ поделиться глотком коктейля?
В этот момент сквозь музыку и разговоры чуткий слух Тора уловил далёкий жалобный гудок парохода. И сразу вспомнилось, что перед самым рассветом его ждёт порт, каюта класса люкс и пара дней пути. А потом давно опостылевшая контора, дела, затяжное дело о фальшивом банкротстве и нелюбимый любовник. Как никогда раньше он не желал наступления утра.
- Как тебя зовут, заяц? – спросил он, глядя на эльфа прямым пристальным взором без тени пьяного угара.
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][status]Приключенец[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oCYW7.png[/icon]

+2

10

Лето не слышал разговор вампира у бара, не знал, что вызвал чье-то внимание, понравился и даже вызвал сексуальный интерес. Не слышал и то, как тот разговаривал с девушкой. Потому его мнение о нем в худшую сторону не поменялось, а в обратную – да. Он был слишком необычным, каждым своим действием удивлял и будоражил, и Лето поймал себя на том, что с жадностью ждет он него новых выходок.

Ты считаешь, что все эльфы, начиная от главы Светлого двора и заканчивая полукровкой, ведут себя предельно одинаково или ты ставишь мне в укор мое легкомысленное времяпрепровождение в твоей компании? – полуэльф изгибает удивленно одну бровь, весело хмыкая. Ему не просто понять слишком многое пока что в этом мире и самым простым способом развеять свои сомнения он нашел в том, чтобы спрашивать напрямую. Действует в пятидесяти процентах случаев. И было бы удивительно, если бы вампир не вспомнил его выходку с портмоне: – Ммммм... – тянет словно довольный кот, смотрит хитрюгой. – Я думал, это был подарок гостью вашего города. Традиция местных вампиров: кошелек к ногам, как признание в любви. Нет? О как я был неправ! – картинно восклицает, но он пока еще паршивый актер и всю картину портит смех.

Лето нравится этот город, в нем легко и свободно. И он был бы не против ответной симпатии. Как и в этой компании, легко, свободно и хочется симпатии в ответ. Видимо поэтому он теряет бдительность и лишается последнего подтаивавшего кусочка льда, да еще и таким способом. Варварским? Нарушающим всякое личное пространство? Смущающим? О да, Лето определенно был смущен, ему показалось это действие окрашенным в интимный цвет. Но слова вампира это опровергли – он шутит, он хочет льда и ничего такого. Вот только странность – Лето вдруг так сильно понравилось то, что родилось вместе со смущением, окрасившим его скулы в румянец. Он ругает себя и одновременно сожалеет о том, что все закончилось и не повториться, и вообще не было ничего. Черт... Ведь и не надо. Кажется.

Качает задумчиво головой, то ли в подтверждении своих мыслей, то ли отвечая на вопрос вампира. Впрочем, выпивки ему, пожалуй, достаточно. Слишком странные мысли лезут в голову, слишком странных вещей начинает хотеться, слишком необычно проходит ночь. Не так он жил всю свою сознательную жизнь, чтобы в одночасье переступить через все и освободиться от вопросов, что хочется задать самому себе.

Лето, – с готовностью протягивает руку через стол, таким простым ритуалом отгоняя сложности. Взгляд напротив не кажется более замутнен пьяным весельем, и это нечестно, потому что ему все еще не хочется трезветь, хоть это возможно в любой момент.[nick]Тай[/nick][status]Лето[/status][icon]http://s8.uploads.ru/JkHUY.jpg[/icon]

Отредактировано Lel (2019-07-12 22:35:50)

+2

11

Говорят, если не можешь посмеяться над своей судьбой, значит ты не понял шутки, которую она с тобой сыграла. Торонгил смотрел на эльфа и едва сдерживал желание расхохотаться. Парень называл себя гостем города! Так что же это: два чужестранца встретились на перекрёстке, где каждый день сходятся и расходятся тысячи дорог и жизней.  Случайность? Торонгил не верил в случайности. Любое событие во Вселенной неизбежно, иначе оно не случилось бы. А у Судьбы странное чувство юмора.
Тор неожиданно даже для самого себя запрокинул голову и расхохотался, не в силах сдерживаться. Он всё ещё был пьян, потрясающе пьян. Алкоголь гулял по крови, пузырился в жилах и глубоко в груди порождал отчаяное отчаянное Смех пузырьками шампанского щекотал лёгкие и поднимался по схваченной спазмом глотке. Тор подавился отобранным у эльфа льдом, подтаявший кубик застрял в глотке, из-за чего смех неожиданно сменился задушенным бульканьем. Хорошо, что вампирам не нужно дышать.
- Прости, зайчонок, - отсмеявшись, сказал Тор, возвращая всё своё внимание ушастому. – Какая ирония…мы с тобой оба чужие этому городу.
А Торонгил уже почти любил этот город. А первая причина сидела напротив и не имела к Киютат никакого отношения. Зато у стойки вертелась пьяная девчонка, пристающая уже теперь к другим, певица и её парень давно исчезли, и бар перестал казаться раем. Да и город как то резко терял очарование, становясь «городком на любителя». Но Тор был настроен решительно провести эту ночь наилучшим образом.
- Лето…Ле-то…, - медленно повторил он, пробуя имя на вкус. Почему-то имя было гладким и мягким, как мороженое, как тёплая вода в заливе, как полированные водой и ветром доски на подмостках причала. И при этом от него веяло прохладой, желанной в зной. – Мне нравится твоё имя, - вампир улыбнулся. – А я Торонгил. Тор, для своих, - и подмигнул, давая разрешение эльфу звать себя этим фамильярным осколком благородного имени. Да и он сейчас не похож на опасного кровопийцу Эдельхарна, Мертвеца с Севера. Просто пьяный Тор, хотя ему больше пошло бы имя Локи, его названного братца.
- Вот что, Лето, - Тор вдруг резко поднялся из-а столика и потянулся, разминая спину. – Раз уж мы оба тут гости, хочу тебе кое-что показать. Одно место, с которого этот город по настоящему красив. Поедешь со мной? – Тор опёрся ладонями о столик и склонился к самому лицу Лето, заглядывая в глаза. Совсем как тогда, когда воровал лёд. – Ты уже сегодня воровал бумажник у незнакомого вампира, бегал от него по городу, потом пил и танцевал в баре, не зная даже имени…А теперь такси, ночь и неизвестность. Решишься?
Тор не удивился бы сейчас, если бы эльф отказался. И удивился бы согласию. Но этот парень сегодня уже удивлял, и Тору хотелось ещё. Он не пробовал мальчишку на вкус, в любых смыслах, какие можно вложить в эту фразу, но уже не мог им насытиться.
- Поехали, - шепнул он в острое ухо, чуть задев губами скулу, на которой после танца всё ещё темнел лёгкий румянец. – Ночи сейчас короткие, ты быстро от меня избавишься. Через час-другой я исчезну, а ты всё ещё будешь жив, цел и здоров. Обещаю.
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][status]Приключенец[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oCYW7.png[/icon]

+2

12

Вампиры очень быстры, если того пожелают. Лето знал это, но который раз за вечер был поймал врасплох. Шепот на самое ухо и прикосновение к скуле не способны подарить тепло, но обжигают – острое ухо вспыхивает, глаза распахиваются, а с губ срывается выдох. Как просто, оказывается, выбить его из равновесия. Пожалуй, самое время расставить все точки над «и»: «Извини, Торонгил, ты ошибся, я не смогу скрасить твою ночь, потому что я не гей. Совершенно и абсолютно.» Или он ошибся, а у вампиров так принято?

Лето смотрит во все глаза, пытаясь увидеть что-то во взгляде прищуренных глаз, в улыбке, что скрывает триста тридцать три зуба, в наклоне головы, в запахе...

Раз ты обещаешь, что не используешь меня в качестве еды, то я согласен.

Час-два. Сердце болезненно екает. Это так мало. Всего лишь час. Максимум два. Может быть сегодня солнце сжалостливится над ними и проснется позже? Лето вдруг очень отчетливо понимает, что сильно не хочет так быстро расставаться со своим новым знакомым, таким необычным, чарующим, покоряющим.

Тогда поторопимся, Торонгил. Раз у нас так мало времени, надо успеть взять у ночи максимум.

Они оба гости, это место для них совершенно чужое, они на равных, но Лето с удовольствием берет роль ведомого. Это все обещание. С ним он чувствует себя рядом с ним в полной безопасности. По крайней мере от его клыков.

Протискиваясь через людей и столики, они спешат на улицу, вон из душного помещения, вдохнуть прохладу летней ночи полной грудью, позволить губам расплыться в улыбке, а глазам сверкать в свете звезд и фонарей. В шуме толпы шепчет эльфийские слова, что закручиваются невидимой свежей лозой – волшебство. Оно очищает кровь, освежает мозги, освобождает от алкогольного марева. Довольно. Ему кажется, что это произошло раньше, когда Тор заставил кровь вскипеть, побежать горячим потоком по телу, будоража. А эльфийское волшебство – условность. Теперь он хочет ощутить все чистотой эмоций, получится ли, не виной ли тому только дурман?

Кстати, – Лето падает на заднее сидение такси рядом с Тором, – Я от тебя совершенно не убегал с твоим злосчастным бумажником. Я ушел гулять, оставив это забавное происшествие, как свершившийся факт. Так что в этой гонке принимал участие только ты один, мой друг.

Впервые в жизни полуэльф ведет себя настолько легкомысленно, теряя всякую осторожность в чудом городе, с чужим вампиром, будто это последняя ночь перед концом света, когда более ничего не имеет значение – только капля счастья перед рассветом.[nick]Тай[/nick][status]Лето[/status][icon]http://s8.uploads.ru/JkHUY.jpg[/icon]

+2

13

Тор расплатился за напитки и вызвал такси. Что подумал таксист, когда в машину к нему сели вальяжно-пьяный вампир и почти трезвый полуэльф? Адрес Тор не назвал, велел везти по трассе А-66 до выезда из города. Пустые тёмные дороги привели к цели куда быстрее, чем хотелось бы. Тор в темноте и бликах света в окне машины разглядывал своего спутника, как будто видел впервые. Он не ожидал, что тот согласится ехать куда-то с ним ночью. Взял обещание не кусать и тут же согласился. Просто доверчивость, наивность, граничащая с глупостью – поверить вампиру, ха! – или такой родной самому Торонгилу дух авантюризма? А ещё эльф так забавно смущался и краснел, когда ему оказывались двусмысленные знаки внимания. Тор как бы невзначай, не глядя на эльфа и рассматривая проносящиеся мимо кварталы и переулки, свою ладонь положил поверх его руки, задержав прикосновение за мгновение дольше, чем следовало. Эльф был живой и тёплый. Одна из причин, почему Тор не заводил романов с вампирами – он мёрз рядом с ними. А от этого полукровки веяло теплом, несмотря на прохладу, которую сулило имя. Что-то похожее на июльский вечер, или эту самую ночь.
Такси затормозило у выезда, Тор бросил не глядя совершенно ошалевшему человеку крупную бумажку, велел подождать до рассвета и устремился вверх по склону, путаясь в высокой траве и колючих кустах. Он всё ещё был босой, но вспомнил об этом только тогда, когда какой-то здоровенный шип вонзился в ногу. Тихо выругавшись, он оглянулся, чтобы убедиться, что эльф идёт за ним и все эти жертвы не пропадут всуе.
- Иди ко мне, - мягко позвал он, а потом стянул с себя галстук и быстрым движением завязал Лето глаза, не слушая возражений. – Доверься, - тихо сказал он и взял его за руку, ведя вслед за собой.
Они взбирались довольно долго, шли медленно, так как один был слеп, а второй уже почти хромой. Но высокий холм кончился, и свежий ветер на его вершине взъерошил волосы и чуток остудил одну горячую голову. Тор подошёл к самому краю утёса и подвёл к нему же Лето.
- Осторожно, впереди обрыв, - сказал он и прижал эльфа к себе как чуть ранее на танцполе – спиной к груди одной рукой. А второй сдёрнул с его глаз повязку.
Они стояли на высоком берегу. Под ними были скалы, узкая полоска пляжа и безграничный океан, сливающийся с небом. А по левую руку в глубокой чаше лежал город. Весь город, огромный шумный и расцвеченный огнями Киютат де Конте был у их ног.
- Смотри, - усмехнулся Тор, - как будто небо тряхнули и горсть звёзд свалились на землю.
Река огней, которой был этот город, в низине стекала к самому берегу, и продолжалась в океан до самого горизонта, где редкими светлячками сверкали огни пароходов.
- Там миллионы людей, и мы видим всех. Но никто не видит нас, - прошептал Тор, снова склонившись к острому уху. Будь с ним кто угодно, человек, другой полукровка, маг – он сейчас склонился бы ещё ниже, провёл бы губами от уха до изгиба плеча, где кожа тонкая как рисовая бумага. И вонзил бы клыки, ища нервно бьющуюся жилку. Человек смотрел бы в горизонт, в небо, полное звёзд, на землю, полную звёзд, и даже не заметил бы этого болезненного поцелуя. Эта жажда для вампира всегда была сродни Желанию, почти одно и то же. И из утоления жажды одной всегда следовало пресыщение и другой. Но не в этот раз.
- Пылающую голову рассвет приподнимает…, - сказал Тор, глядя вдаль. У самой кромке воды и неба, где границы ещё недавно не было, теперь появилась тонкая полоса зеленоватого света. Море ещё ловило отражение луны, но уже не прокладывало лунную дорожку в бесконечность. – Ночи лета слишком короткие, да, Лето?
И снова, как в танце, Тор развернул Лето к себе лицом и заглянул в глаза. Вампир был голоден, и одолеваем теперь уже двумя желаниями за раз. Клыки чесались, дёсна зудели, в венах шумела кровь, обычно густая и ленивая, как холодное желе. Но сегодня всё будет не так как обычно. Он же хотел запомнить эту ночь, верно? Тор запустил руку в волосы эльфа на затылке, чтобы не вырвался, другой рукой перехватил тонкие запястья, и, прежде чем парень решил, что пора сопротивляться, поцеловал. Быстро, грубо, пользуясь удивлением и приоткрытым ртом. Прошёлся по мягким губам, задел острым клыком, погладил языком его собственные клыки. Пробовал на вкус и впитывал в себя каждое короткое мгновение. Резко разорвав поцелуй развернулся на месте и оттолкнул эльфа от обрыва, чтобы тот не свалился вниз со скал в порыве сбежать.
- Прощай, Лето, - улыбнулся Тор. – Спасибо за вспоминание.
С этими словами сам Торонгил шагнул назад, проваливаясь в пустоту. Утёс оказался где-то вверху, вместе с таким вкусным, но не распробованным эльфом. Одна секунда свободного падения, а потом он отрастил крылья, обернувшись чёрной птицей, поймал воздушный поток и унёсся в нём в сторону города. Полоса зелёного света на горизонте становилась всё шире.
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][status]Приключенец[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oCYW7.png[/icon]

+2

14

Откинуть все, что он знал о себе, все, чем он жил и считал правильным. Одна ночь. Одна безнадежно короткая летняя ночь.

Рука вздрагивает под холодной рукой, колеблется всего лишь мгновение и переворачивается ладонью к ладони, сплетаясь пальцами. Я так хочу. Не спрашивайте почему. Лето интересно, куда они едут, он пытается следить за дорогой, любоваться мелькающим за окном городом, но внимание совершенно невозможно сосредоточить ни на чем, кроме вампира рядом. Может быть это магия? Чем могут владеть эти существа. Теперь он понимает, почему некоторые люди сами идут к ним в руки, соглашаясь быть едой – желание быть рядом так велико. Это должно насторожить, напугать, включить инстинкт самосохранения.

Иди ко мне, – и он идет, да, доверяя. Почему? «Я не могу не верить этим глазам.» Завтра, когда проснется (если проснется), он будет ругать себя последними словами за такую глупую отговорку, сейчас же она кажется ему единственно верной.

Лето тихо смеется, легко ступая по склону даже с завязанными глазами. Дитя природы – он может бежать по лесу, не видя ничего, и ни разу не встретиться лбом со стволом дерева, не оступиться, не споткнуться о корень. Ему так жаль израненных ног Торонгила, но так смешно. Свежий соленный воздух с моря растрепал волосы, Лето шагает смело вперед до оклика – обрыв. Повязка слетает с глаз, Лето охнул, инстинктивно делает шаг назад, но отступать некуда – он в надежной хватке. Лишь теснее прижимается спиной, накрываясь руками и во все глаза смотрит вперед.

Я думал, это эльфы – романтики, коих поискать, – полукровка хотел хмыкнуть язвительно, но сердце заходится восторгом, колотит о ребра. Прекрасный вид, ему нравился этот свободный город и так, но теперь он влюблен в него. И в него. Все очарование местом вдруг принимает новую окраску, потому что фокус сходится на них, тех, кого никто не видит. Ни люди, которых он видит первый и последний раз, ни блюдущие морали эльфы, ни зоркие обротни, ни голодные вампиры, ни боги, ни демоны. А они видят все. Вселенная у их ног, они – властелины мира. Вместе, только вместе.

Эльф никогда не боялся солнца, даже в палящей пустыни, где оно хотело сжечь его, сварить заживо. Никогда, как эту тонкую полоску света над далеким горизонтом, что несла с собой не меньше, чем смерть…

Всего лишь мгновением успевает Лето ответить на поцелуй – коснуться языком кончика языка, выгнуть спину, поддаваясь вперед, чтобы через короткое прощание в отчаяние бросится к обрыву:

Нет. Нет, нет, нет…

В темноте лишь зарождающегося рассвета не видно тела внизу утеса, но, кажется, птица взмахнула крылом, улетая прочь. Лето стоит на коленях, перегибаясь через край и до рези в глазах пытается рассмотреть что-то внизу. Пока солнце не коснулось скалы, сбегает вниз, развеять сомнения – никого. Выдохнуть и осесть на землю с облегчением.

Чертов вампир, – его смех похож на истерику, которая прерывается требовательным сигналом такси, тот хочет уехать.

Этим днем Лето покидает город с самым ярким воспоминанием в своей жизни. Он не желает ни о чем жалеть, ни о чем думать, он счастлив тому, что судьба дала ему возможность испытать это, и рад, что не стал сопротивляться, приняв этот дар. Такое случается лишь раз в жизни, в одну единственную ночь, с одним единственным вампиром. И это он пронесет в своем сердце всю жизнь, словно воспоминание о первой любви. Только не «воспоминание», это больше, чем просто оно. [nick]Тай[/nick][status]Лето[/status][icon]http://s8.uploads.ru/JkHUY.jpg[/icon]

Отредактировано Lel (2019-07-16 23:19:20)

+2


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив » ✓ [R] Ночь перед...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC