http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumstatic.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

15.06. — 21.06.
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ
ЗАКРЫТЫЙ ОТЫГРЫШ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [NC-17], Когда ты вернёшься - всё будет иначе


[NC-17], Когда ты вернёшься - всё будет иначе

Сообщений 31 страница 38 из 38

1

[NC-17], Когда ты вернёшься - всё будет иначе



http://s7.uploads.ru/Jpf5o.jpg


Участники:
Тай / Торонгил Эдельхарн

Дата событий:
Начиная 02 сентября 1952

Место событий:
Где-то в Америке

Описание:
Когда ты вернёшься - всё будет иначе
И нам бы узнать друг друга,

Когда ты вернёшься такой невозможный
И такой желанный.

Третья встреча Тая и Торонгила, на этот раз в окружении оборотней, рева мотоциклов, драк, алкоголя, смеха, безрассудства.

Отредактировано Lel (2019-10-28 23:41:55)

+1

31

Тор в который раз убеждался, что у эльфов слишком хорошая память. Он в третий раз чуть не рухнул лицом в…судя по всему – в песок и строительный мусор. Он определённо ориентировался в пространстве этой неизвестной стройки куда хуже, чем Лето на утёсе в Киютат. И если это ответ на утренний кофе, то надо учиться варить его лучше. А потом ухо обдаёт тёплым шёпотом, эльф просит доверять, не бояться, и Тор, вопреки туго натянутой внутри струне и дурному предчувствию делает шаг вперёд.

Его тут же окутывает непривычный жар - плотный, упругий, чуть колыхающийся от ветра. Это не жар камина или сауны, горячего живого тела или колючего свитера. Совершенно незнакомое тепло, от которого мысли текут медленнее, мышцы подчиняются с неохотой. Тор запрокинул голову и медленно открыл глаза. Он уже представлял, что увидит, и внутри в тугой комок сворачивался холодный липкий страх. В зените совершенно ясного голубого неба висело яркое до рези в глазах солнце. Тор посмотрел на свои руки, судорожно сжатые в кулаки. Вопреки ожиданиям, на коже не появлялись зудящие язвы, сочащиеся сукровицей. Только густое тепло затекало в нос, в рот, пробиралось в лёгкие и растворяло холод внутри.

Тор снова поднял голову к небу. Он впервые видел вот так, а не на картинах, как выглядит голубое небо. Он впервые щурясь смотрел на солнце. Он впервые видел море синим, как в детских стишках, а не чёрным. А песок? Тор сбросил ботинки и стащил носки, вставая голыми ступнями на песок и тут же морщась – он и правда раскалённый так, что больной стоять.

Тор медленно повернулся к Таю. Тот смотрел на него, улыбаясь, и кажется даже не представлял, что только что сотворил. Тор подхватил его на руки и закружился, испытывая почти болезненное удовольствие от того, как ноги обжигал песок.

- Ты даже не представляешь, что ты сделал, - крикнул Тор. – Я, чёрт побери, первый вампир, который знает, каково смотреть на солнце! 

Тор кинулся к воде, не выпуская Тая из рук. Поднимая тучи брызг он врезался в мягко накатывающие на берег волны, кинул на мелководье эльфа и сам упал в воду плашмя рядом. С фырканьем вынырнул и огляделся. Вокруг было одно только солнце. Над головой в синеве, вокруг в воде, играющей тысячами бликов и напротив, в синих глазах Тая тоже плясали солнечные зайчики. Тор притянул эльфа к себе и поцеловал. Теперь у поцелуя был привкус моря.

Конечно, всё это было не настоящим. Здесь можно было доплыть до горизонта, и за пальмами в тридцати метрах пляж кончался. Но эти пальмы были настоящими – Тор даже специально пошёл проверить. И кусок утёса, выдающийся над ненастоящим морем – тоже настоящий, Тор даже нашёл как влезть. Настоящий песок под ногами, настоящая тень от огромных листьев, настоящая мокрая и тёплая вода. И настоящее счастье. Тор был счастлив. Если бы тогда в аэропорту северного городка ему сказали, что всего через пару лет он будет так счастлив с этим самым эльфом, он жил бы ожиданием этого счастья. Пусть даже не пару лет, и на пару веков он бы согласился.

Хорошо, что пляж был совершенно пустынный. Вряд ли кто-то из смертных, и уж тем более не обделённых чувством собственного достоинства вампиров, понял бы этого бледного кровососа, который задумал купаться сам и купать любовника прямо в одежде, а потом носился по пляжу в мокрых штанах и куртке, стуча по каждому камню и едва не облизывая пальмы. Наконец первая волна восторга, накрывшая Тора подобно цунами, отошла, оставив после себя рухнувшее мировоззрение. Тор упал на песок под пальмой, не рискуя мочить покрывало.

- Откуда ты узнал про это место? И почему мы в раю одни? Неужели только мы заслужили Эдем? – Тор принялся стягивать с себя одежду, раскладывая мокрые тряпки на солнце. Купальных принадлежностей у Тора отродясь не было, даже если он знал, куда Тай его притащит, брать было нечего. Так что он стоял перед Таем в костюме Адама и ухмылялся так, что было понятно без слов – без греха и этот дивный сад не обойдётся. Да и фиговых листочков поблизости не наблюдалось. – Потерянный рай или приключения Робинзона Крузо? – Тор улыбнулся во все триста тридцать три зуба. – Кем ты хочешь быть, Евой или Пятницей?
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/UrndL.gif[/icon]

+2

32

Тор сошел с ума. Эльф, конечно, ожидал радостной реакции, но недооценил масштабов бедствия. Будто пес, впервые увидевший снег. Тай не видел никогда такой искренней, бурной радости и не преминул влюбиться  в него снова, заново и намного сильнее. Тор в своих порывах был прекрасен. Полукровка хорошо помнил, как в первую ночь на севере, тот расхаживал по номеру, не в силах справиться с эмоциями, рычал и сердился на него. Помнится тогда Тай подумывал о том, чтобы почаще выводить того на такие откровения.

Эльф отфыркивается от воды и смеется. Безумный, безумный Тор. Люблю тебя.

Вслед за ним он вылез из воды, стараясь как можно скорее избавиться от сковывающей движения мокрой одежды. Даже ворчать за это на вампира не хочется, хотя в других условиях тот выслушал бы многое за это. Вещи развешаны по пальмам, а Тай валяется на покрывале. Он прихватил с собой стандартно побольше воды, а еще фруктов – здесь нет насекомых и можно было быть спокойным на это счет. Потому сделал большой глоток из бутылки, не экономя.

- А тебе я взял один пакет «консервов». Больше не было. С другой стороны я подумал, что лучше хоть что-то, чем ничего. Если все твои мысли будут заняты едой, это смажет эффект этой ночи.

Тор стоит голышом, красуется, доставляет эстетическое удовольствие своему любовнику, что щурится от солнца, забыв очки, и не спускает с него глаз.

- О, я разочарую тебя. Ты не первый вампир, который увидел это. Иначе я бы не пустил тебя сюда ни за что.

Солнце – смертельный и непримиримый враг вампиров. И рисковать так Тай бы не стал. Прежде чем привести его сюда, он тщательнейшим образом проверил все документы, результаты анализов и тестирований. В том числе на добровольцах-вампирах.

- Твое удивление понятно, такое Тай – друг оборотней, провернуть бы не смог, – ухмыляется полукровка. – А вот у меня есть полезные связи. – но ладно, хватит загадочности, все хорошо в меру. – Хозяин этой стройки – мой должник. Так получилось, что однажды я спас ему жизнь. Сейчас периодически он мне кое-что поставляет. А не так давно решил рискнуть и вложиться в эксперимент – пляж для вампиров. К его удаче все прошло отлично, здесь полностью безопасно. Но последние проверки закончились буквально на днях и здесь нет ничего, кроме огромного здания и отделанного помещения с плажем. Тут нет даже душа, чтобы смыть с себя соль после, – Тай коротко морщит нос. Его роль сейчас не предполагает такого ханжества, но сам он – считает эльф – изнежен и привередлив. – Но скоро тут появится все: раздевалки, бани, спа, бары, массажи и прочее, прочее, прочее. Как и толпы. Я уверен, что отбоя от желающих не будет. Так что сегодня нам повезло, тут только я и ты. Море, солнце, пляж и куча песка в одежде.[icon]http://s3.uploads.ru/cVpn5.jpg[/icon][nick]Тай[/nick][status]полукровен[/status][sign][/sign]

+1

33

- Давай искупаемся! – Тор протянул руку и поднял Тая с горячего песка, увлекая за собой к воде. Мягкие волны манили и тянули, хотя любовью к морю Тор никогда не отличался. Он слушал его, бродил по берегу, наслаждался ночным бризом и звёздами над чёрной гладью. Это море было совсем другим, оно не просило любоваться собой, оно просило брать, оно было живым, тёплым, пронизанным солнцем.

Тор не умел плавать. Всю свою не жизнь он был уверен, что ему это не нужно. Захлебнуться он всё равно не мог, с борта тонущего корабля может упорхнуть птицей, любая акула положит челюсть на полочку, едва увидит его клыки. Поэтому всё, что Тор умел это лежать на воде, раскинув руки и ноги в стороны и отгонять рыбок. Он и лежал в объятиях воды и солнца. Искусственное светило в несуществующем небе было таким ярким, что жгло глаза даже через закрытые веки. И обжигало кожу, едва отступала прохладная волна. Море и солнце соперничали между собой, одно дарило прохладу и зеленоватый сумрак, другое заливало пространство вокруг слепящим золотом.

Нырять оказалось куда легче, чем изображать на поверхности косолапого пса. Здесь было не так ярко, прохладно и очень тихо. Тор смотрел на незнакомый мир, с удивлением понимая, что под водой тоже есть жизнь. В ночном море нельзя рассмотреть дно, а тут оно было ярким, из розового и золотого песка с вкраплениями разноцветных гладких камешков. Тор потянулся ко дну и схватил один из таких камешков. Он был с дыркой, на ум сразу пришло забытое выражение «куриный бог», то ли из книжки какой-то, то ли из детства, которого не было.

Камешек Тор вынес на берег и спрятал у пальмы. Хотя сам себе не мог объяснить, зачем тот ему сдался. Потом вернулся в море. Если можно было больше никогда не выходить на берег, никогда не окунаться в ночь, в холод – Тор выбрал бы это не колеблясь. Он смотрел как плавал вокруг Тай, отфыркиваясь от воды, которую в него Тор плескал, как щурится на солнце, улыбаясь ему. Это его мир. И сколько бы себя они оба не убеждали в том, что преград не существует – их было море. И не вот это искусственное, с фальшивым горизонтом, а настоящее бескрайнее. И первое из препятствий – солнце. Одного из них оно будит утром, вселяя бодрость, уверенность и отпечатывая на губах счастливчика улыбку, а на носу – россыпь золотых веснушек. Для другого это самое солнце – чума, война, голод и смерть. Но Тай просил доверится, и Тор послушался. Тай показал ему свой мир, как однажды юному Лето Тор показывал свой. Ночной город за минуту до рассвета и яркий золотой пляж в зените дня –крайности одного мира, разделённого на двоих.

Тор шёл по дну, вглядываясь с поверхность воды в поисках Тая. Нашёл и устремился навстречу, легко оттолкнувшись от дна. А вынырнув, обнял со спины, зарываясь носом в пряди волос на затылке, пахнущие морем и какими-то фруктами.

- Мне однажды приснилось, что я акула, - усмехнулся он и прихватил зубами ухо. Острое эльфячье ухо, должно быть, теперь на веки его главный фетиш. От уха он проложил дорожку полуукусов-поцелуев к плечу, а потом усмехнулся и отстранился. – А ты моя добыча.

С этими словами, сопровождаемыми жуткой широчайшей ухмылкой, Тор опустился под воду. Широкими взмахами рук он нарезал круги вокруг Тая, почти не поднимая брызг, как настоящий морской хищник. Потом нырнул глубже и совсем потерялся из виду. В тёмной воде он проплыл совсем рядом, не позволяя себя увидеть, только почувствовать движение. Ухватил за ногу, скользнул пальцами под коленом и отпустил, на следующем круге царапнул клыком выступающую косточку на щиколотке. Тору не нужен был воздух, ему не нужно было дышать, и в груди что-то замирало вовсе не от нехватки кислорода. Тай был сейчас в его власти, но и он сам принадлежал Таю, как никогда и никому раньше.

Тор протянул руку и стянул с Тая трусы, пользуясь эффектом неожиданности. Потом найдёт и выловит, не страшно. Зато теперь Тай, прекрасный Тай, в объятиях солнца, моря и Тора совершенно перед ними всеми беззащитен. Тор висел в воде где-то на уровне его коленок и смотрел снизу вверх на яркое пятно света, в котором Тай плавал, через рябь воды едва различая его лицо. Он сейчас был похож на ангела со старых фресок, с ореолом света вокруг головы, с бликами света по спине. За всё то, что он сделал для Тора, за всё то, что позволил себе и ему, он заслуживал больше чем просто ласки, нежности, жаркой близости. Он заслуживал любви как никто.

Тор поймал в воде Тая за лодыжку и притянул на мелководье, где воды было по шею, а под ногами чувствовалось дно. И встал рядом с ним, резко поднимаясь из воды. Солнце вокруг ослепило, Тор зажмурился и поцеловал эльфа, собирая с его губ море и солнечных зайчиков. Когда глаза снова привыкли к свету, он открыл их и посмотрел в глаза Таю. И так, не отводя взгляда, медленно опустился в воду к его ногам.

Акула по имени Тор впервые за жизнь, должно быть, не причинял клыками боли. Он ласкал ими. Нежно касаясь тонкой кожи, трогая языком вздрагивающие венки и не имея даже желания прокусить и попробовать на вкус. Он выписывал языком круги на прохладной коже, добиваясь такого жара, что даже море уже не могло остудить его. Зубы, губы, язык, пальцы прошлись по каждому дюйму кожи эльфа, везде оставив отпечаток. Тор поклонялся ему и присваивал себе, как эгоистичный жадный демон, возлюбивший ангела грешной любовью. Когда Тай содрогался от наслаждения в его руках, Тор сведённые спазмом мышцы его живота и чувствовал, как обжигающе горячее в холодной воде семя бьёт куда-то в ключицу. И в этот миг он был счастлив, будто так ласкали его самого.

Они как-то сумели добраться до берега и лежали в прибое под накатывающими волнами. Тор перебирал мокрые волосы Тая и выбирал из них песок.

- Здесь и правда всё такое же, как настоящее? – спросил он, косясь на висящий в небе сверкающий диск. – Впрочем, не важно. У этих фальшивых небес есть один настоящий ангел. А у этого ненастоящего моря – всамделишный морской дьявол, - усмехнулся Тор и поднялся, чтобы принести воды и фруктов прямо к прибою. Он был счастлив. Потому что принял решение, которое значило больше чем первый настоящий секс или даже дом на побережье. Он понял, что не сможет без Тая. В его вечной ночи нужно солнце, которое не убивает.
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/UrndL.gif[/icon]

Отредактировано Рысь (2019-11-04 00:27:50)

+2

34

А «солнце» смеется открыто, трусливо отдергивает ноги от чудовища под водой, стонет громко, впиваясь пальцами в плечи, скользкие под водой — сегодня день свободы и можно позволить себе быть громким, открытым и настоящим.

«Солнце» даже не знает, что он солнце. Зато уверен, что у него есть своя личная акула, и страшно этому рад. Он закусывает секс персиком, пачкается соком и жмурит глаза.

- Я знаю, что именно тут не так, потому взгляд цепляется. А так — очень похоже. Я рад, что тебе понравилось. Говорят, что есть вампиры, которые просто напросто ненавидят день и солнце. Надо признать, что это неплохо. Возможно, легче ненавидеть то, чего ты лишен, чем никогда не иметь желаемого.

Море ласкает бока, проводит игриво и нежно по ребрам, Тай ластится к вампиру, приставая с поцелуями, кусаясь остро в плечи, пальцы. Сегодня ночь похожа на идеалистический рай для них двоих, на умноженный в десять раз обман, что окружает их связь. Тай счастлив. До боли в груди, до слез, что стоят в глазах — это все яркое солнце и отсутствие очков. Трудно игнорировать мысль, что это все скоро кончится, что нужно выбираться из этого счастья. Всему есть конец. Черт побери, но ведь люди говорят, что бывают счастливы подобным образом в обычной жизни. Как? Что нужно сделать для этого?

Умереть и заново родиться. Например, ангелом жарких небес или подводным демоном.

Тай замерз в воде, но еще раз забирается на глубину, чтобы поплавать в компании своего акула. Он всегда боялся глубины. Плавал хорошо, долго, без устали, умел нырять и задерживать надолго дыхание, чувствовал себя уверенно и в общем-то любил долгие неспешные заплывы, как и изнуряющие тренировки в бассейне. Но глубина... Черная мутная вода или прозрачная, лишающая ощущения реального расстояния. Там мог быть кто-то. Он подплывает незаметно, плавным неспешным монстром скользит под животом пловца, присматриваясь, оценивая, дотрагивается нечаянно плавником, гладким боком. После распахнет пасть, резкой молнией изгибаясь и вцепляясь в голую ногу мертвой хваткой, утягивая по воду, наполняя воду красными разводами. А жертва будет барахтаться, совершенно безнадежно пытаясь выбраться — он обречен... Любой из этих моментов вызывали в Тае приступ панического страха. При этом это мог быть не реальный момент, а просто мысль об этом.

Сегодня страх не забывает к нему заглянуть, не смотря на изолированность искусственного водоема. Но сейчас некто под водой не плод его фантазии, он реален. Сердце екает испугано, но Тай улыбается. Сегодня под водой самый опасный из разумных хищников и он его. Приручен, опасен и ласков.

Эльф быстро перебирает ногами по горячему песку, пересекая пляж, падая на потертое покрывало на живот, растягивается, занимая все беспесочное пространство и ноет блаженно. Тело покрылось крупными мурашками, а губы посинели. Как в детстве — улыбается широко Тай — когда купаешь до посинения и ни за что не слушаешь указания взрослых. Сейчас он сам взрослый, нет сомнений, но счастлив, как ребенок — чисто, искренне, звонко, открыто, сильно-сильно.[icon]http://s3.uploads.ru/cVpn5.jpg[/icon][nick]Тай[/nick][status]полукровен[/status][sign][/sign]

+2

35

Время остановилось. Шумел искусственный прибой, шуршал песок в накатывающих волнах, несуществующий ветер лениво шевелил огромные листья пальм над головой. Где-то даже пели несуществующие птицы. Тор лежал на песке, положив голову Таю на поясницу, в уютную ямку как в подушку. И думал о том, что он сам тоже не существует. Вот такой он, каким его знает Тай. Полюбивший солнце, полюбивший эльфа. Тор закрыл глаза и представил свою спальню в пентхаусе. Тёмная прохладная комната, бар, виски и пафосный камин. Но и там тоже теперь есть Тай. Им пахнут простыни, даже если их только принесли из прачечной. Им пахнет виски в бокале, его следы на коврике у двери, от его пальцев в мазуте испачканных отпечаток на светлых обоях. Каждый такой штрих как пятнышко краски на картине – от графитного наброска до «смотри-ка, совсем как живой!». Тор ждал каждого нового штриха, чтобы снова чувствовать себя настоящим. Всё не правда – здесь и сейчас, в этом искусственном раю, он наконец настоящий.
- Знаешь сказку об оленёнке Бемби? – спросил Тор. Он всё так же лежал, устроив Тая как подушку. – У Бемби был друг, которого лесничий поймал, когда тот потерял мать. И всю зиму выкармливал. Потом отпустил и…олененок решил, что все люди одинаково хороши и во время охоты пошёл прямо на дуло ружья. – Тор невесело усмехнулся, - Я к чему – как бы мне теперь не забыть, что не всё солнце одинаково приятно.

У Тора кружится голова. Солнце утомило его, даже искусственное. Если закрыть глаза, из под век сочатся слёзы, в теле тяжесть и слабость усталой истомы. Он повернулся и уткнулся лицом в спину Тая, едва касаясь провёл губами между лопаток вдоль позвоночника и до двух ямочек на пояснице. Сил не осталось даже не поцелуи, только на одно долгое невесомое прикосновение. Потом Тор потянулся к своим вещам и выудил из вороха тряпок часы. Стрелка медленно, но неумолимо приближалась к пяти часам. Скоро рассвет.
- Скоро рассвет, выхода нет…ключ поверни и полетели. – протянул Тор где-то когда-то услышанную строку из песни. – Наш Рай тоже не вечен. Но мы сюда когда-нибудь вернёмся? А, впрочем, не важно. Главное, что бы ты был со мной. И мне везде будет рай. – Тор поймал руку Тая и прижал к губам костяшки его пальцев. На губах тут же осел песок и соль. – Чур следующее свидание придумываю я. Попробую удивить тебя.

Тор поднялся с песка и начал одеваться. Простые обыденные действия казались невероятно сложными, руки и ноги слушались с трудом, в голове шумело как от шампанского с голодухи.
- Если доберусь целым до дома, - усмехнулся он. На каждый шаг начинало качать. – Переизбыток витамина Д.

Про переизбыток Тор тут же забыл, едва они с Таем вышли с пляжа. В зарослях папоротника обнаружилась дверь, и сразу за ней – темнота. Словно за соседней стенкой от рая был ад. Тор прислонился спиной к закрытой теперь двери и закрыл лицо руками. Перед глазами, обычно зрячими в темноте, теперь плясали разноцветные круги, а в горле стоял тугой комок. От солнца было плохо, но отказаться от него и уйти было ещё хуже. Тору понадобилось несколько минут, чтобы справиться со слабостью. Он отнял руки от лица и поймал взгляд Тая.
- Всё в порядке. Просто я начинаю понимать тех, кто боится ночей и затмений, - и тут же, тряхнув головой и снова улыбаясь в тридцать два зуба – Так, к тебе или ко мне?
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/UrndL.gif[/icon]

+2

36

Тор не в порядке. Тай видит это по зажмуренным глазам, тяжелым движениям, усталой улыбке. Как он мог быть таким беспечным? Как мог поверить тестированиям, проверкам, бумагам и цифрам? Почему не подождал лет сто хотя бы, чтобы знать наверняка, оказывает ли подобный отдых неблагоприятное воздействие на вампиров? Какой он идиот! Как он мог так рисковать?! Самым ценным, что есть у него на свете.

Все в порядке.

Тай не верит. Он видит иное, а за те минуты, что Торонгил приходил в себя у двери, успел придумать еще тысячу признаков недомогания и теперь видит их отчетливее реальных.

К тебе, — кивает, не раздумывая.

Апартаменты Тора ближе, это сейчас самое главное. Свой мотоцикл Тай оставляет около комплекса. Его присутствие тут не будет сюрпризом, ниточкой, потянув за которую, можно  распутать клубок его тайн. Тайны, одной и самой ценной. Он сможет забрать его потом, заодно заскочит к хозяину — эльфу есть, что ему сказать.

Сам же забирается на вампирский байк на место водителя,безапелляционно приказывая:

Держись!

И ближайшие две недели не спускает с него глаз. В эти дни он особенно внимателен и хмур, страшно волнуется и изгрыз себя обвинениями в халатном отношении. Он забросил дела, забыл о работе. В гараже стоят два мотоцикла, что эльф взялся чинить. Теперь в этом городе у него есть Тор, что организует поставку необходимых деталей моментально, так что на это сослаться больше не получится. Тай отвлекся и от основной своей работы — он давно не видел Брана, а между тем делать этого совсем не стоило.

Утром Тай засыпает рядом с Тором, завернувшись в его объятья или закинув на него ногу, укладываясь щекой на обнаженное плечо. Днем просыпается, незамеченным долго смотрит на спящего дневным непробудным сном, и уходит из спальни. Он гремит посудой и включает тихо-тихо музыку. Удивительное дело, но сейчас Тай не оставляет в раковине грязной посуды и даже следов от чашки на столе не видно. Он собран и виноват. Полукровка понимает, что это все бесполезно, и в общем-то не имеет никакого значения для Тора — неопрятные следы, что он оставляет по всему дому, несильно-то раздражают, но не может ничего с собой поделать. Ему хочется быть идеальным, и видимо где-то на подсознании с детства заложено, что хорошие мальчики опрятны и убирают за собой.

За это время Торонгил не подает никаких признаков плохого самочувствия, Тай решает, что и врать столько времени тот бы не смог — к его великому счастью и облегчению. Внутри все же остается заноза, которая наверняка будет шевелиться каждый раз, когда с его вампиром будет что-то не так, припоминая провинность и предполагая, что именно он мог быть виновником. Даже тогда, когда однажды этот вампир перестанет быть его.

Потому пора заканчивать этот «отпуск по уходу за больным» и возвращаться к своим прямым обязанностям, вылезая из любовного гнездышка. Был за это время и плюс: он здорово отоспался и вволю натрахался. Удовольствие и благодарность организма за это перекрывали даже переживания и самобичевания.

Полукровка вновь постепенно вливается в стаю. Естественно и плавно опять становясь неотъемлемой их частью. Он берет на себя больше ремонта, почти каждый день уматывает куда-нибудь с Браном, все чаще его видят на арене и он вновь постоянно норовит подраться в баре. Тору теперь достается не так много времени наедине с ним и все чаще тот скрипит зубами, наблюдая, как полукровка забирается позади Брана на байк — на ремонт своего категорически нет времени, а он совсем поломался. И все же Тай редко оставляет засыпать Тора утром одного. Он везде и всюду, наверстывая упущенное и не желая упускать полученное. На отдых просто нет времени.

И не надо, когда ты эльф и у тебя есть доступ к не совсем безвредным, но очень действенным средствам. Тай вновь подсаживается на бальзам. Но не стоит беспокоиться, он соблюдает осторожность. Бальзам безусловно вызывает зависимость. С ней чересчур сложно справиться, самостоятельно просто невозможно. Чтобы не забыться и не сбиться в своем безумном ритме, Тай ставит пометки, не выходя за рамки. И все же панацея от сна оказывает на него влияние, которое — он искренне верит — ему удается скрыть легко.

Каждые дней десять-двенадцать эльф уходит на пару суток в спячку, просыпаясь только на короткий перекус и поход в туалет. Объяснять что либо и признаваться в своей слабости он не собирается, потому придумывает всяческие оправдания. На лжи его еще никто поймать не смог, потому еще одна тайна остроухого шпиона остается таковой.

Сегодня Бран уехал с отцом в другой город на пару дней, и этого ему как раз хватит, чтобы прийти в себя. Честно говоря, он и так был на грани — еще денек и ехать сдаваться в эльфийский изолятор. Потому попрощавшись ночью с Тором в баре, Тай уехал к Брану. Неугодная сторона заняла агрессивную позицию и пора было указать на это наследнику города. Мягкие намеки невзначай делали свое дело, но пора было указать на это настойчивее. Утром же полукровка заперся в доме, закрыв шторами окна и уснул, в надежде пропасть из мира минимум на три дня. [icon]http://s3.uploads.ru/cVpn5.jpg[/icon][nick]Тай[/nick][status]полукровен[/status][sign][/sign]

+1

37

Тай отключил телефон. Дом на берегу моря стоял глухой и слепой, с тёмными окнами, закрытыми ставнями, которые эльф заказал специально, чтобы прятать Тора от солнца. Теперь на ними он прятался сам. Дверь никто не открывал, на камень, брошенный в окно, не отзывался, но Тор был абсолютно уверен, что Тай дома. Только не хочет никого видеть и слышать. Или хочет, но не Тора.

Тор скрипел зубами и смотрел, как Тай забирается на мотоцикл к Брану, обхватывает товарища за пояс и прижимается к его спине. Дружба вампира и эльфа уже не была чем-то странным в стае, но Тай всё равно предпочитал ездить с Браном. Он покидал бары по утро с ним, на следующий день пах его сигаретами и рассказывал какую-нибудь шутку, услышанную от волка. Он всё так же делил постель с Тором, но в любой компании искал взглядом Брана, стремился к нему, слушал его и говорил с ним. Тору принадлежало тело Тая, но не его мысли. Тор до боли сжимал челюсти и молчал. Брал Тая так, что тот, выгибаясь в его руках, едва не ломался пополам, замирал на вздохе и кричал имя своего Вампира. Но этого было недостаточно.

Терпение лопнуло. Тор уже не мог себе лгать, что не ревнует. Ревнует, боги, ещё как. Желание разорвать Брана на мелкие клочки было самым к нему милосердным. Когда в очередной раз двери дома эльфа отказались Тора пускать, он решил, что пора расставить точки над Й. Таю это не понравится, быть может сейчас Тор всё испортит, всю его кропотливую работу, но эльф сам виноват. Всё Тор готов был ему простить, кроме лжи. Не после всего того, через что они прошли.

На третий день, когда работа уже не могла скрасить вынужденного одиночества, Тор решился на отчаянный шаг. Он чувствовал себя преданным и брошенным, а такие слабости всегда толкали его на сильные глупости. Едва стемнело, он подъехал к особняку альфы волков, остановил мотоцикл за квартал от нужных ворот и бесшумно пробрался в сад. Будто бы к любовнице на балкон лез – Тор на мгновение обернулся птицей и вспорхнул на парапет. Особняк был старый, лет сто точно, с вычурной лепниной, галереями и балконами. Хоть и была уже середина осени, балконные двери не закрывали – волки любили свежий воздух. Тор отогнул занавеску и шагнул внутрь.

Он ожидал чего угодно – Тая, раскинувшегося на простынях в кровати Брана, самого Брана, пишущего любовные письма. Но комната встретила его тишиной и темнотой. Не проблема – вампиры в темноте видят не хуже, чем люди при свете. Открытый секретер манил своими тайнами. Вытащив пару ящичков, Тор принялся перебирать письма и бумаги. Письма, личные и не очень, не содержали в себе имени Тая, ни словом ни намёком. Зато в каждом была тонная политики. Тор читал и всё больше приходил в недоумение. Бран играет в большую политику! Вот значит, что за задание на этот раз у Тая. Маленький эльф с ясными голубыми глазами – серый кардинал стаи. Невероятно!

- Что ты тут делаешь?! – гневный окрик вывел Тора из задумчивости. Он так был поглощён открытием своим, что не заметил, как вернулся хозяин покоев. Бран был в куртке, с серым уставшим лицом и в гневе. Он только что вернулся откуда-то, что было очень важно, и застал в своём доме шпиона. Тор отчётливо почувствовал, что дело закончится кровью.
- Искал Тая, - честно заявил Тор, отступая к двери балкона и поднимая перед собой руки с миролюбивым жестом раскрытых ладоней.
- Что? – это абсурдное заявление на столько удивило Брана, что подарило Тору несколько секунд на обдумывание. Но помогло слабо, всё равно ничего кроме правды в голову не лезло.
- Он столько времени проводит с тобой, что я решил, будто вы любовники, - заявил он, внимательно следя, как гнев в глазах молодого волка сменяется замешательством. – Он целыми днями и ночами не берёт телефон, дом выглядит будто пустой, а уезжает от с тобой. Что я должен был подумать? – теперь уже Тор говорил с упрёком, словно имел право обвинять в чём-то хозяина дома.
- ты решил что он и я… - Бран секунду смотрел на него, вытаращив глаза, потом расхохотался. Но через минуту смех смолк. – Почему тебя вообще это инте… - он замер на полуслове и ещё раз внимательно посмотрел на Тора. – Не может быть.
- Давай, скажи мне ещё раз, что я идиот, - зло проворчал Тор. – Что он не принимает подарков и не спит с мужчинами.
- Именно. И наверняка у него есть девушка.
- Нет. Он всё время в стае и со стаей, и ни к одной из девчонок не прикипел. Он всё время с тобой, рассказывай, что вы тут устраиваете? Государственный переворот? – Тор кивнул в сторону письменного стола, где валялся ворох писем. Им овладела вдруг страшная злость. Что чёртов Светлый Двор подвергает Тая настоящей опасности, а оборотни позволяют это.
- Да что ты понимаешь, - рявкнул Бран. – Ты не в стае, ты сбежал из своего клана, ты ничего об этом не знаешь.
- Если с его головы упадёт хоть волосок… - Тор угрожающе показал клыки. Между ним и этим волком два века опыта, неужели он думает, что Тору не хватит дерзости вцепится ему в глотку?
- Да в безопасности эльф, остынь!
- Тогда что с ним? Или кто с ним?
- Дома он, отсыпается!
- Третьи сутки?
- Да!
Минуту волк и вампир молча друг друга буравили взглядами. Бран сдался первым.
- Такое уже бывало не раз. Когда много тусуемся и нет возможности отоспаться, он потом дрыхнет сутками. Может, принимает что, но тут за это не судят и не спрашивают.
Тор глубоко вздохнул, успокаиваясь, и повернулся к двери балкона, чтобы уйти. Но Бран, оказавшийся совсем близко, резко его остановил.
- Возвращаю тебе твоё же обещание – если хоть волос с его головы упадёт, ты не кровососом станешь, сосать будешь кое-что другое.

Час спустя Тор сидел на краю кровати Тая. Той самой кровати, в которой они провели столько счастливых часов. Сразу после разговора с Браном, Тор приехал на побережье и вскрыл замок на входной двери. Шуму он наделал порядочно, но Тай так и не проснулся. Он лежал в ворохе одеял, утопив голову в уютной ямке подушки. Бледный, с тенями, залёгшими под глазами, бескровными губами. Он был абсолютно здоров, но истощён донельзя. Не зная, что сделать для него, Тор заказал доставку пиццы и сварил кофе. Пиццу оставили на крыльце, деньги Тор молча выкинул через щель для почты, не открывая двери. Пусть думаю, что хотят. Он и так, быть может, всё испортил для Тая, если Бран теперь знает, какие чувства к нему питает вампир. Но сейчас, когда Тай, сильный, смелый Тай беззвучно дыша лежал в постели с таким видом, будто собрался на тот свет, Тор понял, что всё сделал правильно.

Он до самого утра не сомкнул глаз. Перед самым рассветом проверил ставни на окнах, разогрел пиццу и сварил ещё кофе, водрузил всё это на поднос и поставил на прикроватный столик. Может, запах любимой еды вселит в Тая немного сил. А нет – телефон работает, если эльф не очнётся в ближайшие часы, Тор вызовет скорую. Плевать на все задания, работу, обортней и Светлый Двор.
Рассвет взял своё. Тор, утомлённые ночной вылазкой, гневом, злостью, чувством вины и состраданием, уснул в кресле у кровати. Напоследок только вспомнил, как сам в этой самой койке приходил в сознание после аварии на треке. И как Тай занавешивал гобеленом окно, как достал откуда-то кровь. Бран же достал. Будет ли он теперь думать о Торе плохо? Если надо, Тор согласен получить публично пощёчину и по рукам.
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/UrndL.gif[/icon]

+1

38

Тай проснулся немногим позже рассвета. В доме пахло едой и свежесваренный кофе. Открывать глаза пока не хотелось и он, сладко потянувшись, перевернулся на другой бок. Сон лениво отступал, отпуская его из своего плена, а вот желудок протяжно заурчал, напоминая, что все эти запахи очень кстати. Эльф покрутился еще немного и открыл глаза. В кресле спал Тор. Не дождался, в этот раз терпение лопнуло раньше. Конечно же, это можно было понять уже по запаху, откуда ему еще взяться. И теперь он будет спать до вечера.

Тай спустил ноги на пол, оторвал один кусок пиццы и почти за один укус умял его, залив чашкой кофе. Жить стало ненамного легче, хотелось еще. Тай поднялся, перестелил постель — после своей спячки она не пахла свежестью уж точно — и перетащил Тора на кровать. Белье отправилось в пакет, надо будет доехать до прачечной, пакетов скопилось достаточно, скоро не в чем будет ходить и вовсе. Пицца была съедена за один присест, в течении дня подъелись все остальные запасы из холодильника. Тай приходил в себя, организм восстанавливался.

Оказалось, что он проспал не два дня, как рассчитывал, а захватил и третий. Стоит это запомнить и учесть. Надо тормозить максимум на двенадцатом дне, а лучше не забегать и за десятый. Но это все так сложно сделать, когда жизнь вокруг кипит, а он везде нужен. Бран уже должен был вернуться, надо срочно с ним встретиться и узнать новости. Желательно сею секунду, но нет, сегодня он останется тут. Еще день хорошо бы провести дома: смыть с себя сон, отъесться, поспать, теперь уже нормальным естественным сном, привести себя в порядок, убрав болезненные синяки под глазами, а на магию тоже нужны были силы. Обычно этим днем Тай пренебрегал, слишком много времени в результате уходило в пустую. Сегодня же Тор не оставил ему выбора. Ладно, Тай на него не сердился. Его забота о нем вдруг согрела душу. Оказывается, приятно быть кому-то нужным. Кажется, ради него Тай готов был пожертвовать и ночью. Неожиданный прилив нежности, благодарности и любви переполнили его настолько, что не осталось сил сердиться.

Невозможный, несносный, неуправляемый, упрямый вампир. Что Тай вообще делает среди волков, зачем остается при Светлом дворе, зачем живет еще хоть чем-то, если есть он? Или как он может позволить себе любить вампира настолько сильно, отключая голову и выстанывая его имя по ночам, когда есть все остальное. В интересах всемирного блага. Слишком глобального, чтобы игнорировать. И слишком незначительного, когда забираешься к нему под одеяло и греешь живым теплом.

Тай повозился с мотоциклами в гараже и чуть не пропустил закат. Он успел только отмыть руки и подняться в спальню, чтобы, привалившись привычно к косяку, наблюдать пробуждение Торонгила.

Кофе был очень кстати и как всегда на высоте. Спасибо. Что ты тут делаешь? [icon]http://s3.uploads.ru/cVpn5.jpg[/icon][nick]Тай[/nick][status]полукровен[/status][sign][/sign]

+2


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Неформат » [NC-17], Когда ты вернёшься - всё будет иначе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC