http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/87111.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/98288.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/21146.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/66837.css http://forumfiles.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/57609.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/64280.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/96119.css
http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/86328.css http://forumfiles.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Эпизоды » [NC-17], Дай мне минуту на прощание


[NC-17], Дай мне минуту на прощание

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[NC-17], Дай мне минуту на прощание



http://s3.uploads.ru/nbZCD.jpg


Участники:
Тай / Торонгил Эдельхарн

Дата событий:
12 декабря 2016 года

Место событий:
Киютат де Конте

Описание:
Они уже не вместе. Казалось бы, точка поставлена. Они не могут даже остаться друзьями, простыми знакомыми. Тут либо все, либо ничего. Никаких полумер.
Таю предстоит серьезный шаг, на который он уже решился. Светлый двор отпустил своего агента, но тот владеет слишком ценной информацией, чтобы им спалось спокойно. Потому ему сотрут память за тот период времени, что он на них работал. Есть очень большая вероятность того, что и Тора он забудет, ведь их роман пришёлся как раз на этот период.

Не смотря на то, какие отношения сейчас между ними, насколько они сердиты и обижены друг на друга, Торонгил должен об этом знать.

Это последнее их прощение. Оно должно состояться.

[icon]http://sd.uploads.ru/QcWaz.jpg[/icon][nick]ТаЙ[/nick][status]Половина [/status]

Отредактировано Lel (2019-10-28 22:59:26)

+1

2

Поздняя осень. Ветер с севера несёт стужу, море у берега шуршит ледяной кашей, песок схватился инеем, на улицах всё больше машин, всё меньше людей. Они бегут быстро по своим делам, греют город тёплым облаком дыхания и прячут носы в шарфы. Море тёмное, небо низкое, горизонт ближе, чем казался раньше, время течёт медленнее.

Для Тора оно и вовсе остановилось. Каждый день – один и тот же, каждая ночь похожа на предыдущую. И как вырваться из этого круга, как изменить ход событий и запустить вновь стрелки часов, он не знает. Он пьёт много кофе, глотает «консервы», курит. В последнюю их мирную встречу, до того, как всё полетело под откос, Тай забыл на столике в прихожей пачку сигарет. Тор вспомнил о ней после очередной крупной ссоры. Курил, втягивая в себя едкий дым, кашлял и снова давился никотином, заставляя себя дышать только ради этих сигарет.

Сейчас он снова стоял у парапета набережной, смотрел на чёрное ночное море и курил. Ветер трепал полы длинного пальто и грозил сорвать с головы шляпу. Тор прятал в ладонях крохотный огонёк сигареты и смотрел на полоску пустынного пляжа. Здесь всё началось семьдесят лет назад. Какая ирония.

Рядом просигналило и остановилось авто. Огромный белый автомобиль, баснословно дорогой и удобный. Опустившееся стекло у пассажирского сидения явило чрезвычайно довольное лицо красавца Виардо.
- Садись, подкину, - он улыбается, весело, открыто, почти по-настоящему дружелюбно. Тор, равнодушно давя окурок об мраморные перила, бросает его в мусорку и садится в машину.

На сидении, обтянутом белой кожей, лежит как куртизанка в будуаре Виардо, поигрывая полупустым бокалом в руке. Он предложил Тору шампанское и свежий выпуск какого-то глянцевого журнала. На обложке и половине разворотов – Селвин и златокудрый мальчик.

- Твоя идея сработала, - Виардо отсалютовал бокалом.
- Мой только метод, - Тор отбросил журнал на крохотный столик между сидениями. Перегородка между салоном и водителем была на глухо закрыта, но вряд ли Виардо не доверял своим главным подручным.
- Не скромничай, ты дал мне ещё и приманку. Этот мальчик просто находка.
- Скажи честно, ты даже не запомнил его имя, - вино горчило и удивительно сильно било в голову. Может пора напиться?
- Это так важно? – Виардо достал пульт от встроенного телевизора и начал щёлкать каналы. По всем ночным программам шли передачи про секс, изнасилования, принуждение и новое, охватившее общество, движение «ятоже». Не понять только, что «тоже». Вертел задницей где ни попадя? Оказался наивным дурачком? Продался сутенёру?

- Его зовут Сидни, - сухо ответил Тор, глядя на мелькающие на экране кадры с этим недоразумением в главной роли. Да, Тор его выбрал. Потому что этот наивный молодой мальчишка чем-то неуловимо напоминал Лето. Не внешностью, не жестами, не речью. Только молодостью и верой, что у его дорога уже у его ног. Тору хотелось сказать, - прости, малыш, я продал тебя. Ты теперь только игрушка в нужной постели. И нет, ты не Лето. Он бы такого не позволил.

А машина неслась по улицам, мимо того самого бара, где семьдесят лет назад Тор и Лето танцевали и пили. А за городом всё еще высится тот самый утёс, на котором впервые целовались. Здесь всё началось. И здесь же закончится.

- Где тебя высадить? – Виардо игнорировал мрачное расположение духа своего «творения».
- У ресторана, - тут же водитель получил распоряжение по громкой связи селектора. И через минуту авто притормозил на парковке у «Кровавой Мэри».
- Кстати, Торонгил, а тот эльф, с которым ты встречался, - Виардо широко ухмыльнулся. – Ты не мог бы…
- Нет, - рявкнул Тор и вышел из машины, с силой хлопнув дверцей. Но Виардо не стал защищать несправедливо обиженный автомобиль, он дал сигнал шофёру и укатил.

А Тор снова закурил, прячась в тени у ярко освещённого входа в ресторан. Он разглядывал парочки, входящие и выходящие из дверей. Люди, оборотни, полукровки. И ни одного остроухого.
Дым попал в глаза, Тор устало потёр лицо ладонь, бросил сигарету в пепельницу на урне и вошёл в двери. Третий этаж, кабинет управляющего и его собственный. Много кофе до полуночи, и много виски после.
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/oCYW7.png[/icon]

+2

3

Это решение далось ему непросто. Хоть иное было неприемлемо вовсе, дать окончательное согласие на стирание памяти, как добровольно вычеркнуть лучшие годы жизни. К этому можно было отнестись, как к новому началу. Жизнь с чистого листа. Наверное, неплохо. Может быть он был просто очень привязчив к друзьям, вещам, воспоминаниям. Может быть стоило научиться оставлять все в прошлом и тогда ему самому будет легче жить? Говорят же, что стоит уметь отпускать.

Тора, например. Между ними все кончено. Не понятно, каким образом у них вообще что-то было. Их образы жизни, нерушимые связи, долг, обязанности. Удивительно, как долго они могли это игнорировать. В голове не укладывается. Только сердце ноет и просит обманывать реальность дальше, всеми правдами и неправдами игнорировать условности и не отпускать.

Пора повзрослеть, - пытается говорить себе Тай и ведет себя правильно. Он больше не стремится его увидеть, не ищет причин появиться на пороге. Только ждет каждую ночь, чтобы накричать и выгнать, конечно же. Он сходит с ума. Говорят, что это временно, что все переживают это в юности, когда их настигает первая любовь. А когда ты прожил на свете больше ста лет, стыдно быть таким глупым. Вот только Торонгил и есть его первая любовь, настоящая и, похоже, единственная. Впрочем, говорят, и это глупости, не ставь на себе крест, у тебя вся жизнь впереди, все еще будет. Таю не хочется еще, с него хватит. Точка. Закончили. Он готов вырвать себе сердце, чтобы такого больше не повторилось.

На этом фоне возможность стереть память должна казаться панацеей. Проблема лишь в том, что эльф не жалеет ни о чем. Он был счастлив рядом с ним, как никогда. Самым эгоистичным счастьем на свете, которого возможно не был достоин. И все же, он не хотел это терять. Может быть, когда боль отступит и перестанет тянуть к нему с такой силой, эти воспоминания станут настоящим сокровищем.

Могли бы стать, если бы был шанс.

Еще можно шагнуть назад и согласиться на второе условие. Стать добровольным пленником. Его жизнь среди эльфов была бы неплоха и очень походила бы на детство. Он мог бы стать учителем или садоводством. Тогда его воспоминаниям ничто не угрожало. Вся оставшаяся жизнь с воспоминаниями наедине и больше ничего.

Не простой выбор. Что для него ценнее: прошлое или будущее? Сердце вопит, что будущее ему не нужно вовсе. Разум с трудом перекрикивает его. Хорошо, что рядом есть друг, который может поддержать в трудную минуту, а в особо трудную еще и надавать по голове, вправляя мозги на место.

Решение принято. Минус семьдесят лет, плюс вся оставшаяся жизнь впереди с правом самому принимать решения о своей жизни во всем.

Тафари рядом, он не отходит, помогает, поддерживает, удерживает от опрометчивых поступков. Он бы точно не допустил его новой встречи с Торонгилом, как бы Тай не клялся, что это последний раз. Но он должен попрощаться, он должен сказать все Тору, это их общее прошлое и тот имеет право знать о предстоящем.

Парой часов после заката Тай зашел в двери ресторана «Кровавая Мэри».
- Добрый вечер. У вас заказан столик? – его встречает как всегда приветливая девушка и опять новая.
- Нет. Передайте, пожалуйста, мистеру Эдельхарну сообщение от меня, – он протягивает листок бумаги с незамысловатым текстом на нем: «Мне надо поговорить с тобой. Важно и срочно.» И незамысловатая ажурная подпись в конце. – Я подожду ответа здесь. – сказал он, отступая к бару, где другие, подобные ему, ждали освобождающиеся столики. [nick]ТаЙ[/nick][status]Половина [/status][icon]http://sd.uploads.ru/QcWaz.jpg[/icon][sign] [/sign]

+2

4

- Исчезни, - Тор махнул рукой на щуплого паренька, к яремной вене которого только что приложился. Отмахнулся как от грязной тарелки, передаваемой официанту после ужина. Не самого изысканного ужина, просто утоление голода. Даже если подали фуагра и мраморную говядину – в определённый момент это становится просто едой, без вкуса и без эмоций. А ведь когда-то процессу утоления жажды Тор придавал особое значение. Когда-то ласкал обед взглядом, ласкал тонкую кожу над пульсирующей веной, поцелуем извинялся за причинённую боль, и «обед» уходил счастливым и мечтающим кормить этого вампира вечно. Теперь же Тор кусался грубо, быстро, пил столько, сколько считал нужным, не заботясь о том, что румянцем лицо несчастного донора вновь покроется не скоро. И избавлялся от него сразу же, не запоминая лиц, имён, даже пола.

Секретарь принёс кофе. Большая чашка ароматного напитка с молоком, но без сахара. Поставил на стол и удалился, не задавая вопросов и не бросая косых взглядов. В окружении Тора никто не задавал вопросов. Всем хватало скудных сплетен, а Тора устраивало, что никто не лезет в его существование.

У Тора не было друзей. Он это осознал только сейчас. Долгие годы он был уверен, что друзья ему не нужны. Были приятели, любовники и любовницы, деловые партнёры надёжные и не очень. Но они появлялись и исчезали, редко о себе напоминали и не нуждались в Торе ровно столько же, сколь он не нуждался в них.

Теперь у Тора не было Тая. И он нуждался в нём отчаянно, как вампир, заморённый голодом. Обезумивший кровосос вопьётся в первого попавшегося человека и не отпустит, пока не выпьет досуха. Тор же точно знал, что его жажду может утолить только один донор. И именно поэтому не ждал с ним встречи, не искал его больше и не ждал. Он не хотел пить до дна душу Тая, зная, что уже причинил не мало боли, зная, что будет лишь больнее. Но это как лихорадка – врачи говорят, что должно сначала стать совсем плохо, чтобы потом наступило выздоровление.

Они по началу ещё встречались. После ссор, после измен Тора, после попыток каждого поставить другому невыполнимый ультиматум. Они встречались, идя на поводу у тел, не слушая рассудок. Но все встречи заканчивались тихим «уходи», «доброй ночи» и звуком захлопывающегося замка, или яростным «убирайся!» и грохотом двери об косяк. И однажды Тор ушёл. Чтобы больше не возвращаться, запретить себе даже думать об этом. Он знал, что будет больно, но так и должно быть, иначе всё это ничего не значит.

Тор глотал мягкую горячую горечь и думал о том, что было бы, окажись сейчас в кресле напротив через стол Тай. Если бы он тихо и серьёзно сказал, что хочет всё начать с начала? Тор хотел бы ответить с улыбкой «нет» и попросить остаться друзьями. Но знал, что это не правда. Знал, что улыбка будет фальшивой, что вместо спокойного «нет» он скажет дрожащее «да». И будет пить этого эльфа до дна, задыхаясь и захлёбываясь, даже точно зная, что на дне прекрасного сосуда яд, который в конце концов отравить их обоих. Это только в книжках пишут красивые истории про «спина к спине против всего мира», на деле этот мир всё равно заползает между спинами, и вот уже между лопаток холод, а плечи обнимает темнота. И ты один.

- Сэр, к вам посетитель, - в приоткрытую двери кабинета заглянула девушка-администратор. Она наверняка стучала, но Тор не слышал ничего, погружённый в свои мысли.
- Все вопросы к управляющему, - с выражением усталой злости ответил Тор, не удостоив её взглядом. Он смотрел прямо перед собой и вертел в пальцах смятую пачку сигарет. – За что я ему плачу?
- Сэр, просят о личной встрече, - девушка шагнула к столу и положила перед Тором листок бумаги. Всего одна строка и подпись, до боли знакомый почерк.
- Где он? – Тор вскинул голову, не веря до конца, что это действительно происходит.
- Остался ждать у бара…

Девушка не успела даже договорить, как Тор пронёсся мимо неё, распахнул дверь так, что та врезалась в стену и отлетела, слетел вниз по лестнице, и только перед последним поворотом коридора и аркой барного зала затормозил. Он провёл дрожащей ладонью по волосам, пытаясь привести мысли в порядок. Да, Тай говорил, что между ними всё кончено, да, Тор согласился. Согласился, когда укладывал в свою постель других, когда выставлял полукровку за сразу после бурного секса, когда напиваясь до удивительно реальных галлюцинаций не открывал ему дверь, потому что другой Тай, созданный бьющимся в конвульсиях разумом был рядом и был ласков. Но здесь и сейчас – Тай настоящий. Тор сжал в руках его записку, проводя пальцами по чуть смазанному слову «важно». После всего, что случилось, между ними ещё есть что-то важное. Тот самый яд на дне бутылки, надежда, оставшаяся в закрытом ящике.

- Здравствуй, Тай, - сухо и без улыбки поприветствовал гостя Тор, пряча ладони в карманах брюк. – Давай поговорим в кабинете. Эльф в ресторане вампира привлекает внимание.

Они поднялись на третий этаж, Тор попросил у секретаря ещё кофе, тишину и покой. Он занял своё место за широким деревянным столом, Таю предложил огромное кресло. Смотрел на него и ждал. Ждал, что тот никогда не заговорит, что на землю рухнет метеорит, что взорвётся где-то рядом блуждающий Везувий – что угодно. Чтобы две тысячи лет спустя какой-нибудь удачливый учёный нашёл их двоих здесь.
[nick]Торонгил Эдельхарн[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/CNktp.gif[/icon]

Отредактировано Рысь (2019-11-07 23:32:22)

+2

5

Тай заказывает темный ром со льдом, двойную порцию. Пьет маленькими глотками в ожидании. Разгар вечера, в ресторане полно дел, Тор может задержаться, если придет вообще. Впрочем, эльф знает, что тот придет, не может быть иначе.

- Здравствуй, Тай.

Он допивает остатки в два глотка, молча кивает. Эльф очень хорошо знает Тора, может отличить его притворство от истинного переживания. Но сегодня слишком взволнован, чтобы дать себе время на анализ. Потому холодный тон принимается за истинный. Он это заслужил, пора признать и перестать поддакивать этой горечи в груди.

Они всегда старались не показываться на людях вместе, обычно по его инициативе. Сегодня можно уступить эту роль ради разнообразия. Он так же молча поднялся в кабинет, молча ждет, когда они останутся вдвоем, молчит и после, будто пришел сюда именно за этим – посидеть в тишине в его компании.

- Дай, – протягивает руку к пачке сигарет на столе, поднимается и прикуривает от дорогой зажигалки из рук вампира, наклоняясь.

В кабинете страшно накурено и душно. Тай огибает стол и открывает окно нараспашку. Вампиру и не нужен воздух, чтобы дышать, он может этого просто не замечать, но ему кислород необходим. На улице холодно, и он ведет плечами зябко, замерзнув моментально, но не закрывает окно, пока сигарета в молчании не докуривается до конца. Прикрывает окно, оставляя небольшую щель, по-хозяйски идет к бару и наливает себе еще ром. Тай знает все в этом кабинете и не чувствует себя здесь гостем. Наконец, облокачивается спиной о книжный шкаф, разрывает не гнетущую, но тишину:

- Ты, конечно же, помнишь ту историю, когда я попрощался со Светлый двором, а они «подписали» мне увольнительную, отпуская со службы. С их стороны это было очень великодушным поступком. Не смотря на то, что я сделал для них немало и заслужил уважение и доверие, я все же являюсь носителем ценной информации, компрометирующей, секретной, важной. Что, по моему мнению, очень опрометчиво и легкомысленно. Сейчас такое множество способов получить информацию даже, если ее обладатель этого очень не хочет и готов умереть за ее сохранность. Не знаю, как бы поступил сам на их месте. Но в любом случае я им благодарен.

Тай делает короткие перерывы на глотки из бокала, подливая по мере опустошения, особо не замечая этого.

- Не так давно глава моего Светлого двора умер и на его место пришел другой. И он разделяет мои взгляды на это. Меня отозвали обратно.

Эльф замолкает, задумавшись, покусывает губы, вновь погружая кабинет в тишину на долгие несколько минут.

- Они не требуют моего возвращения, не просят принять присягу и служить вновь. Это в прошлом. Я отказался и глупо это ожидать. Но они хотят обезопасить себя. Мне предложили выбор. Я могу остаться жить у эльфов, тем самым не вынося ничего за пределы их города. Я не знаю, сколько лет я буду жить, чья кровь в этом случае взыграет во мне, но не хочу провести ее остатки взаперти. Даже на такой большой территории и при всей моей любви к отцу, сестре и родине. Второй вариант – они сотрут из моей головы эту опасную информацию.

Тай впервые за сегодня ловит взгляд Торонгила, впивается в него, голос дрогнул. Нет необходимости притворяться, юлить. Если бы их разговор состоялся после последнего расставания, если бы ему нужно было держать позиции и ни за что на свете не давать им повода сойтись вновь, он бы врал и строил маску. Сейчас все иначе. Это может стать их последней встречей.

- Они сотрут мою память, все, что может быть связано с этим. Тор. Есть очень большой шанс, что я забуду тебя. Потому что период наших отношений выпал как раз на это время.

Он не оговорился, он действительно считает эти семьдесят лет отношениями. Неважно, насколько они похожи на принятые в обществе, насколько они постоянны и стабильны. Это были те отношения, которые он ценил как ничто на свете.

- Я забуду тебя. [nick]ТаЙ[/nick][status]Половина [/status][icon]http://sd.uploads.ru/QcWaz.jpg[/icon][sign] [/sign]

+2

6

Наверное, Бог знает, что делает. Нашёл же Он мне тебя.

Говорят, человек умирает тогда, когда умирает память о нём. Человек, которым когда-то был Торонгил Эдельхарн, умер уже очень давно. Так давно, что вампир, носящий тоже самое имя, его не помнил. Этот вампир существовал уже больше трёх столетий, отпечатываясь в умах приятелей, любовниц, врагов и случайных знакомых. Каждый из этих мимолётных прохожих знал своего Торонгила, и в мире существовало множество таких вампиров - добрых, жестоких, снисходительных, упрямых. И только один Тор. Он родился в блеске синих звёзд, которыми смотрел на мир юный бог по имени Лето. И теперь этот бог говорил, что забудет его.

Тор смотрел в лицо Таю и искал там сожаление, печаль, гнев. И находил всё это. Эльфу совершенно не шло быть нечастным, а Тор делал его таковым регулярно. Таю следовало быть улыбчивым, весёлым, лёгким, радостным. Или сосредоточенно собранным, чуть хмурым от тяжести сложных задач, и снова счастливым, когда в его руках разрешалась проблема и простым становился запутанный мир вокруг. Тор, разумеется, знал, с чем и кем работает Тай. Догадался, выяснил, оценил. Юный мальчик с побережья Киютат обошёл Тора по всем параметрам. Умён, красив, уважаем, любим. И всё это без притворства, сколько бы сам Тай не утверждал обратное. А Тор ревновал безумно и горько. Ему нечего было Таю предложить. Больше нечего.

Я забуду тебя. Эти слова повисли в воздухе, можно было увидеть, как собирается в завитки густая завеса сигаретного дыма. Как пороховой туман битвы, когда уже отгрохотали орудия. Тая стоял у открытого окна, по кабинету потянуло студёным сквозняком. Тор одним глотком допил совершенно ледяной кофе и поднялся из кресла. Он подошёл к бару и вытащил бутылку чего-то очень крепкого и неприлично дорогого, сорвал пробку и хлебнул из горла. Тягучая сладкая волна обжигающего тепла прокатилась по горлу. Он же хотел напиться сегодня.

- Дорого же я стою, - усмехнулся Тор, глядя куда-то в пустоту. – Семьдесят лет в приданое.

Каждый раз, когда они встречались на краю света совершенно неожиданно друг для друга, или напротив – отчаянно ища встречи, Тор опрокидывал Тая в ту пору, когда он был Лето, когда ни в чём не притворялся. Доказывал ему, что он никогда не притворялся, он всегда был Таем и Лето. Теперь для этого Таю не нужен вампир. Нужно просто выбросить из головы семьдесят лет, забыть всё, оставив смутные воспоминания о бурной молодости среди оборотней, о попытке быть серьёзным среди эльфов, о поиске себя и обретении смысла в Киютат де Конте. Без Торонгила Эдельхарна – просто мимолётно знакомого хозяина ресторана, и без Тора, чьё лицо и имя сотрётся из памяти.

- Ты сможешь вспомнить нашу первую встречу? – Тор повернулся к Таю, сжимая побелевшими пальцами бутылку. – Ты ведь тогда ещё не работал на Светлый двор.

Даже если не забудет, что толку – между этой встречей и случайным столкновением теперь где-то на улицах города будет семьдесят лет. Даже помня саму встречу, Тай не узнает, что это был именно Тор. Он вспомнит эксперименты с мужчинами, которых пускал в свою постель, но не вспомнит того, что сподвигло его на поиски, и не узнает, чем поиски кончились. И останется свободным, без печати рук, губ, зубов и проникновений чужой плоти в тело, без прикосновений чужих воспоминаний к сердцу.

А Тору останутся воспоминания о событиях, которых не было. О любви, которой никогда не существовало, о «я тебя больше» никогда никем не сказанного, о поцелуях, на которые никто не отвечал, о пустынном береге моря, по которому никто не брёл босым, о тёмной яме по старым трамплином, где никто тайком не смаргивал слёз с слипшихся стрелочками ресниц. Эти воспоминания о том, чего не было, как прочная верёвка, держат Тора у того, что мнится важным и очень тяжёлым. Но в конечном итоге этим важным окажется огромный валун, и на прочной верёвке утянет Тора на дно омута.

Тор запрокинул голову и опрокинул в себя бутылку. Он собирался выпить сегодня очень много, чтобы постараться забыть столько, сколько сможет. Он налил в стакан виски и протянул Таю, сам продолжая опустошать бутылку. В груди что-то сжималось в тугой комок, в горле першило, в голове шумело море. Это похоже на отравление, когда страшно мутит, и знаешь, что тебя вывернет наизнанку рано или поздно, но в какой именно момент – сюрприз. Тору с той же силой хотелось плакать. Он забыл, каково это, разучился. Вся его боль три столетия находила выход в гневе, страданиях тех, кто боль причинил, тех, кто пытался утешить, или просто не вовремя попался под руку. Теперь был только Тай. И боль как плата за боль. Равноценная монета.

- Забудь меня, - тихо сказал Тор, чуть громче, чем следовало, ставя пустую бутылку на стол.  – То, что….было между нами, - слова, слова, где вы, когда так нужны? Последнее признание даётся тяжко. – Этого было слишком много. Слишком много для нас двоих. Мы не справились. – Что ты творишь?! Не отпускай, не смей! Семьдесят лет вырвать из сердца нельзя, а если сердцу всего семьдесят лет, если оно родилось там, в свете его глаз, что останется? -  У тебя будет новая жизнь, без предательств, без сомнений и выбора. А у меня останется тот Тай, который меня любил.

Тор поднял взгляд и посмотрел в лицо эльфу. Ласкал взглядом высокие бледные скулы, тёмные вихры над широким лбом, яркие синие глаза в ободке пушистых ресницы, неприлично яркие губы. Жестокий дар, но преподнесён с любовью. Теперь этот Тай на всегда будет принадлежать только Тору. Не нужно больше делить его с миром, ставить ультиматумы, злиться и ревновать. Этот Тай никогда не уйдёт, оставшись пленником мёртвого сердца.
[icon]http://sd.uploads.ru/CNktp.gif[/icon][nick]Торонгил Эдельхарн[/nick]

+2

7

Тай выдыхает сквозь приоткрытые губы, смотрит пристально, слишком, чересчур, так, что в глазах скапливаются слезы. Стоит моргнуть и по щекам потекут две влажные дорожки.

Он отпустил его. Тай не может в это поверить. После борьбы длинною больше полу века — забудь, хорошо.

Ведь это не первое их прощание, ведь точка уже стоит. Это всего-лишь вежливость, дань уважения прошлому. Отчего же так нестерпимо больно?

Потому что не просто дань. Надежда. Не отпускай меня, пожалуйста. Держи крепко. Будто в твоих силах удержать. Ты не сможешь, не в твоей власти что-либо решать. Никто, кроме меня не способен на это. Я все равно уйду, но... Я хочу, чтобы ты держал.

Какое малодушие, слабохарактерность, а главное — какое самомнение! Он определенно возомнил себя не менее, чем светилом. Помнишь? Солнце для морского демона. Центр вселенной для существа, у которого его не может быть. А у Тора Солнце было. Как будто бы. Смешно. Как нелепо, смешно и глупо!

Тай смахивает быстрым движением слезинки с глаз рукавом, пока они не успели пролиться, кивает:

- Прощай.

Улыбается. С трудом, но тепло, мягко, чуточку виновато. Ему, в последний раз. Больше никогда-никогда. Опускает взгляд и быстро пересекает кабинет, закрывая за собой дверь. Он оставляет на столе секретаря недопитый стакан, что прихватил с собой и не заметил, кивает молча девушке и уходит.

На улице холод хватает за голую шею, бьет ветром в грудь, и полукровка закутывается плотнее, прячась от непогоды и всего мира, ссутуливаясь. Внутри все кипит, внутри все болит и кажется, что сейчас разорвет на части под протяжный вой — свой собственный, громкий, неудержимый. Это уже знакомо и по прежнему нестерпимо. Тай летит вниз по улице, ноги несут, не позволяя остановиться, опомниться, захлебнуться эмоциями. Что же происходит? Что, черт побери, опять происходит? Ведь все прошло даже лучше, чем надо. Именно за таким результатом он шел. Почему эта эмоциональная машина внутри него опять сбоит? Вот что надо попросить у эльфов за верную службу — прикрутить ее хоть немного, уменьшить уровень эмоциональности, желательно ближе к нулю, сам он уже не справляется. Да что уж там, никогда не справлялся. Рядом с Торонгилом Эдельхарном никогда, ни разу, без вариантов. Хотя, если его больше никогда не будет в его жизни, и даже знания о том, что он мог быть, все будет значительно проще? Но все равно, на всякий случай, во избежания этого безумия в будущем — подобных повторов он не хочет ни за что на свете.

Тай пролетает один квартал и этого хватает, чтобы немного прийти в себя. Он взмахивает рукой, оборачиваясь и пытаясь остановить такси. Оно пролетает мимо, уже занятое пассажирами. Ничего, следующее точно будет его, и Тай вновь поднимает руку.[nick]Тай[/nick][status]Половина[/status][icon]http://sd.uploads.ru/QcWaz.jpg[/icon][sign] [/sign]

+2

8

Тай уходил. Не ушёл, не уйдёт – глагол длящегося действия в прошлом, не оконченного, растянутого во времени. Тор слышал, как мягко без скрипа закрылась дверь. Слышал, как звякнул бокал о стол секретаря. Слышал тихие шаги, приглушённые ковром на лестнице. Слышал колокольчик на входной двери. Слышал как шуршали полы пальто и мокрый снег ложился на воротник. Стук каблуков по мостовой, шорох шин проносящихся такси. Других звуков в мире не существовало.  Мир застыл, только Таю была дана воля идти, а Тору – оставить его. Или догнать.

Тор сорвался с места так резко, что секретарь подавился вздохом и получил дверью в лоб. Что там говорилось про нежелание задавать вопросы? Этот ушлый молодой человек грел уши у замочной скважины кабинета шефа. Тор даже не обратил внимания, что рассёк ему ухо и наступил в брызнувшие капли крови. Никаких запахов в мире тоже не существовало, кроме того, что шлейфом оставался по следу Тая, и по которому Тор искал своего зайца.

История повторяется дважды. В первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса. У обычных людей. У мёртвых или слишком живых всё по другому. Фарсом, забавной комедией была первая погоня по этим улицам, трагедией стала вторая. Тор искал взглядом в тёмной ночной толпе  единственно важный силуэт. Увидел, вцепился взглядом, сжал челюсти. Он бежал по улице, расталкивая прохожих, сбил с ног девочку-подростка и пнул коробку для мелочи уличного попрошайки. Он видел машину, замершую возле тротуара, видел протянутую к дверце руку. Его собственные пальцы впились в обманчиво хрупкое на вид запястье, до судороги сжимая его. Дверь хлопнула и закрылась. Тор смотрел в глаза Таю, крепко держа его.

- Смотри на меня, - прорычал он. Вторая рука легла Таю на горло. – Если эльфы не отберут у тебя первую встречу со мной, что ты сделаешь с этим воспоминанием? Похоронишь навсегда?

Рядом с тем местом, где Тор прижимал Тая к холодному боку машины, а недоумевающий таксист что-то кричал, хлопнула дверь и на тёмный тротуар пролилась полоска света. Вышли покурить официантки бара «Сорлей», получившие бонусом к халтуре на работе интригующее зрелище. А семьдесят лет назад именно здесь Тор просил у юного Лето одно воспоминание в дар.

- Это моё воспоминание. Ты его мне подарил. Оно принадлежит мне! – тон повышался, Тор перешёл почти на крик. Его трясло, дрожали руки. – Не смей.Отдать.Его.Кому-то.

И впервые за семьдесят лет Тор сделал то, что всегда хотел.  Он поцеловал Тая посреди шумной улицы, на глазах у десятка людей. Далеко не самый последний полукровка, и не самый безызвестный вампир – завтра об этом будут говорить все. А через неделю Тай забудет всё, удивлённо вскинет брови в ответ на сплетню, и ему поверят. Тор держал крепко пульсирующее горло в пальцах, мог бы придушить, приложи он небольшое усилие. Мог бы сломать запястье, если бы хотел, чтобы отпечатки его пальцев въелись в кожу Тая на всю оставшуюся жизнь.

- Раздел имущества, - сказал Тор, едва оторвавшись от израненных губ. Он не был ласков и осторожен, он кусался, потому что это обещание уже ничего не стоило. – Я просто забираю своё.

Он отступил в сторону, слизывая с губ кровь Тая. Смотрел, как наливаются багровые следы на белой коже шеи и рук. И не чувствовал стыда, хотя когда-то даже лёгкая гримаса боли в ответ на неосторожную ласку вызывала фантом несуществующей боли в ответ. Теперь – ничего. Боли внутри было через край, чужой место не осталось.

Тор открыл дверь такси, водитель которого всё ещё ошарашено ждал развязки. Улица молчала, прохожие шли мимо, обрывая случайные разговоры и поворачивая головы. Официантки у бара забыли запалить сигареты, авто на перекрёстке проворонили зелёные сигнал. Все эти люди, с аппетитом жрущие грязные шедевры Виардо вряд ли сегодня увидят что-то более красивое. Вряд ли они смогут понять, к чему на секунду прикоснулись.
[icon]http://sd.uploads.ru/CNktp.gif[/icon][nick]Торонгил Эдельхарн[/nick]

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Эпизоды » [NC-17], Дай мне минуту на прощание


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC