https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/87111.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/98288.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/21146.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/66837.css https://forumstatic.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/57609.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/64280.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/96119.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/86328.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

15.06. — 21.06.
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ
ЗАКРЫТЫЙ ОТЫГРЫШ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив незавершённых отыгрышей » [NC-17, Убить некроманта,AU] Пункт 2. Втереться в доверие к некроманту


[NC-17, Убить некроманта,AU] Пункт 2. Втереться в доверие к некроманту

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[NC-17, Убить некроманта,AU] Пункт 2. Втереться в доверие к некроманту

время действия:
место действия: Через месяц после "знакомства"

участники: Харриет - Кларисса, Mrou - Гхола.

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
Некроманты перелесья пошли в разнос.

0

2

Единожды успела взойти полная луна и истончиться до тонкого серпа месяца с того момента, как старый некромант подобрал в лесу молодую девчонку с Даром. Месяц диких испытаний, мучительных и раздражающих сновидений, холодных ночей и унизительного состояния собачки на привязи, что не смеет войти в дом.
Некромант жил в старой лачуге, но и на порог не пустил Клариссу, велев ей устраиваться как ей будет угодно – но неподалёку. Тогда она слишком устала, чтобы перечить, а после – не посмела. Соорудила себе землянку чуть в стороне, но знала, что это убежище временное – холода близились, и прогревать крошечную комнатушку было крайне сложно, но оставалось надеяться на снисхождение чёртового старика.
Который, к слову, уже и не казался такой уж древней развалиной. Спина распрямилась, морщины слегка разгладились, и во всём теле появилась сила, которой прежде и не пахло – это тревожило девчонку. Ровно в той же мере, что ей совершенно не удавалось раздуть собственный Дар до прежнего состояния. Словно, раненная своим «учителем» тогда, месяц назад, на поляне, она не оправилась до сих пор. И девчонка чувствовала себя больной.
Не меньше беспокойства причинял и «браслет», данный ей некромантом – тяжёлый и плоский чёрный камень на грубой бечёвке, обвивающий запястье и постоянно растирающий слишком тонкую кожу. Грубая красная полоса не сходила, а ослабить узел, подложить листья под верёвку, а то и вовсе снять камень – не позволялось. Кларисса уже не раз ловила себя на истеричной мысли сорвать это «украшение» и забросить его подальше в чащу, но знала, что за этим последует наказание, и, в итоге, камень всё равно вернётся на её запястье. И она терпела.
Некромант учил её смирению и сдержанности. Указывал, что эмоции нужно держать под контролем, что любые сильные чувства – тревожат Дар, а ей этого нельзя допускать. Но мало что давалось ей так же тяжело, как удержаться от вспышек гнева, когда она видела его, выползающего на белый свет, и что-то бормочущего себе под нос. Ей было зло и страшно, потому что более ничему он не собирался её учить, а юной натуре хотелось, конечно же, большего, чем постоянно бороться с собой.
Краска облезла, и девчонка теперь щеголяла естественной «бесцветной» гривой спутанных белых волос, но, благодаря найденному неподалёку источнику, умудрялась содержать себя в относительной чистоте – хотя ночи, становящиеся всё холоднее, сильно умаляли её энтузиазм. Но природная брезгливость была сильнее. Осеннее солнце грело слабо, но и меньше травмировало беззащитную кожу альбиноса, оттого большую часть времени некромантка предпочитала проводить на свежем воздухе, исследуя отведённые ей границы свобод.
Одну она нашла неподалёку от лачуги, по недомыслию не осознав, что наткнулась на одну из защитных ловушек Гхолы – имя она, с грехом пополам, выведала у него. Тогда ловушка, за малым, не прикончила незадачливую девчонку, но кое-что она успела запомнить и отложить в памяти – очертания ловушки, использованные символы, но, более того, влитую в линии Силу. Так много…
День шёл за днём, неделя за неделей, и ей уже начало казаться, что она застряла в этом чёртовом месте навечно, когда кое-что изменилось – некромант чаще стал появляться на опушке перед лачугой, и вёл себя как дряхлая псина – нюхал воздух, вертелся, не находя покоя, а затем ворчал что-то вроде «рано ещё», и убирался назад. Это казалось ей даже смешным, но смеяться вслух она считала опасным. А затем, вдобавок, опять явились кровососы, притащив с собой, на этот раз, какой-то непонятный мешок, и сбросили его невдалеке от очередной защитной пентаграммы, вросшей в землю. Пересилив себя, Кларисса добралась до тюка – когда увидела, что Гхола не показывается из своей дыры, и, закопавшись в него, с удивлением обнаружила монашескую рясу. От святых рун на кантах рукавов и подоле зачесались руки, и девчонка поспешила отложить одежду, недоумевая – зачем это некроманту понадобилась эта гадость. Ну и, конечно же, чем думали вампиры, когда воровали одежду действующего брата Святого Ордена – нешто не нашли кого рангом попроще?
Накануне вечером старик опять выперся наружу, но, в этот раз, сценарий изменился, и он казался даже удовлетворённым, и вместо «рано» девушка услышала «сегодня пойдём». Правда, дальше всё было как всегда – ворчащий хрыч вернулся к себе, и ей самой не оставалось ничего, кроме как забиться в свою нору, в надежде перехватить хотя бы несколько часов тревожной дрёмы.

+1

3

Гхола вышел из землянки незадолго до рассвета и снова принюхался. Да... Годфрид каждую ночь докладывал ему о движениях босых монахов, о положении в замке. Самое время.
Стоит заметить, что некромант преобразился. Он сбрил бороду и до плеч срезал волосы. Шевелюра была вычернена и вычесана. Желтые ногти на руках тоже были подрезаны. Исключительный приступ чистоплюйства (в котором он ранее уличен не был) украл с его лица еще пару лет и сейчас Гхола выглядел не стариком, но взрослым мужем. Впрочем повадки свои он не сменил, пока не сменил. На нем была вышитая разными знаками рубаха, которая перебивала душевную черноту и еле заметно светилась "церковной магией". Сложный артефакт, он много времени на него потратил, но теперь церковники ни за что не поймут, кто перед ними.
Чихнув, некромант пошел к мешку и обрядился в монашескую рясу. Превращение было завершено. Если все пойдет по плану, сегодня он наполнит еще одну ячейку, а там останется всего-навсего десять. Он так близок... Еще раз чихнув, он плюнул в четыре стороны света и проверил мерцающую защиту. Одна пента сорвана, черт бы побрал эту девчонку. Возведя мороки, он спрятал хижину и пошел будить "ученицу".
- Эй! Выходи давай. - Он царапнул по доске, которая служила дверью в убогое жилище мелкой. - Живо!
[NIC]Гхола[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kMceT.png[/AVA]

Отредактировано mrou (2015-06-06 21:05:42)

+1

4

Как и ожидалось – поспать ей удалось лишь пару часов, а то и меньше. Кошмары, наводнившие сознание, заставляли метаться в бреду, стонать и сбивать в кучу натасканные в «гнездо» тряпки, а затем дрожать от холода. Лишь после удалось забыться достаточно, чтобы сон отошёл, но отдохнуть не удалось.
Вначале в сознание вторглось неприятное предчувствие – как дуновение холодного ветра, и лишь затем раздался мерзкий скребущий звук, вырвавший её из оков сна надёжнее, чем громкий стук.
- Я иду! – хрипло выкрикнула, ещё не успев даже проснуться толком и продрать глаза, но уже садясь в «постели» и судорожно растирая лицо.
- Я сейчас… - повторила уже тише, наощупь находя в стороне старую куртейку, и набрасывая её на плечи. После чего, проверив состояние своего тела, пришла к неутешительному выводу, что «болезнь» никуда не делась, и под сердцем всё так же тонко посасывает голод.
Натянув башмаки, перетянула привычно носки бечевой, чтобы не разлезлись, и выбралась наружу, настороженно приоткрывая вначале это самое подобие двери, а затем выглядывая. Увиденное заставило проснуться окончательно и судорожно протереть глаза – «старика» теперь так язык просто не поворачивался назвать, но Кларисса ни за что не смогла бы признать, что моложавость некроманту к лицу. Он ей в любом виде не нравился.
Привычно и угрюмо насупилась, держась от него на расстоянии, но не выходя за границы дозволенного. Или, точнее, за границы «принадлежности», с которой она просто не спорила. Но и приближаться слишком быстро не собиралась, полагая, что если ему что-то потребуется – он и так даст знать. В своей унизительной манере, не иначе.
Но следовало признать, что изнутри её теперь ещё глодало и любопытство – что же такого было у него на уме? Зачем весь этот маскарад?
- Куда мы идём? – спросила привычно в лоб, почёсывая онемевший спросонок нос.

Отредактировано Харриет (2015-06-06 21:19:18)

0

5

Гхола пристально осмотрел девчонку. Вылитая еретичка и ведьма, самое оно. Затея брать ее с собой сопряжена с риском, но она же и запасной вариант. Некромант слишком дорожил своей шкурой.
- В город идем, а потом а замок. - Он потер пальцы, непривычно коротко подстриженные ногти вызывали дискомфорт. Теперь так просто кровь не пустишь. - Уповай на то, что ты хоть чему-то научилась... в плане самоконтроля.
К нему в руку мягко скользнул крюк и он быстро пошел на сближение, удерживая прямой зрительный контакт. Агрессия, не иначе, но глаза в глаза приказ не шевелится. Воля подавляет волю. Он резко потянул крюк вверх, поднырнув им под руку ведьме. Нитка браслета лопнула и камень скользнул ему в ладонь. Гхола так же быстро отошел. Не любил он подходить на расстояние ножа под дых. Повертев в пальцах камень, он ухмыльнулся. Прилично артефакт смог сдоить сил с девчонки, более чем прилично. Он забрал все до капли за какое-то мгновение. Дар внутри вспыхнул и пошел рябью, забившись в клетке рубахи. Гхола бросил камень во времянку девки и, кивнув, пошел в лес.
- Мы идем в город. Там будут босые братья и трибунал инквизиции. Они очень чуткие до артефактов, пока без камня походишь, но потом продолжим. Ты все еще хотела его снять, а должна была перестать замечать. - Прожевал Гхола, уверенно ступая по перелеску. Его голос видоизменялся. Осанка и шаг, мимика стали чужими. Он начал подделывать брата, пробуя разные приемы.
- Наша цель одна местная ведьма. Ее схватили и будут судить, я хочу поговорить с ней. Устроим пару судилищ, развлечемся. По имени меня не называй, сейчас я брат Эдвард. Ты та, кто есть - белая вырожденка, ведьма. Тебя велено доставить барону, брат Эдвард этим и занимается. Поняла?
Он поднырнул под упавшее дерево и занялся лицом. Ушло вечно насупленное выражение лица и злость в глазах, морщина на лбу разгладилась. Гхола поиграл бровями, закрепляя частичный морок на глаза. Теперь он смотрел немного печально и даже добро, но лицо по-прежнему оставалось "родным". Он не менял внешность, лишь штрихами счищал метки некроманта.
- Наблюдай за монахами, ищи повторяющиеся действия, слабые места. Делай только то, что я скажу. Дар не применять.
[NIC]Гхола[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kMceT.png[/AVA]

Отредактировано mrou (2015-06-06 21:50:09)

0

6

Шаг назад, второй – даже несмотря на то, что он ответил, чего она, в принципе, не ожидала. Но, пойманная взглядом красноватых глаз, остановилась, испытывая одновременно беспомощность и злость. Одно порождало другое. И когда к ней потянулась рука с крюком – попыталась дёрнуться, но тщетно, и оттого на душе стало ещё горше.
Лезвие странного орудия царапнуло запястье, проступила очень яркая линия, украшенная кровавыми бусинами, но, вместе с тем, неожиданно легче стало дышать.
Кларисса моргнула, зажав запястье, и уставилась на свою руку недоверчиво – а затем на камень в ладони некроманта. Сопоставить два события было не так уж и сложно, даже спросонок, но выводы она пока придержала при себе, хоть и затаила злость. Но он сам настоял на упоминании этой дряни.
- Не замечать? Сложно не заметить затянутую петлю на шее, - не без язвительности проговорила, отворачиваясь от него, и наблюдая лишь искоса, снова отойдя на почтительное расстояние. Перемены в некроманте пугали и завораживали, но девчонка не могла себе позволить пойти на поводу у примитивных эмоций, тем более – после того, что она обнаружила. Подумать только, а ведь всё это время ей мнилось, что её бессилие – всего лишь следствие наказания некроманта! Но теперь, за  считанные минуты, проведённые без камня, ей стало намного, намного легче! Выходит, эта мерзость была помехой в том, чтобы восполнить природный резерв? Мразь!
Отошла ещё немного в сторону, присев на корточки и осторожно касаясь земли – в пяди от очередной «ловушки», и ощущая теперь все линии куда отчётливее и яснее, чем прежде. Словно сдёрнута оказалась дымная пелена, и теперь гибкий разум девчонки заработал на полную – естественно, в направлении обмана этой чёрной штуковины.
- Поняла, брат Эдвард. Но не думаю, что белая ведьма стала бы так обращаться к своему конвоиру, - рассеянно отметила, снова покосившись на некроманта и оторопев. Изменения, коснувшиеся его мимики и лица поражали сильнее, чем тонкая рябь морока, которую без труда преодолевало истинное зрение некромантии. Было трудно поверить в то, что за этим лицом скрывался безжалостный и брюзгливый старик. Такому лицу хотелось доверять.
- Как отвратительно… -  не удержалась, отмечая эту двоякость. Диссонанс между знанием и восприятием был слишком велик, и девушка нервно тряхнула волосами, судорожным и привычным движением пытаясь пригладить лохматые пряди.

0

7

- Не знаешь ты брата Эдварда, - проворчал брат Эдвард, почти не срываясь с фальшивых интонаций. Пожурил, но по доброму. Какая мерзость. В этом он с девчонкой был согласен. Выдержать бы три дня в мороке, и награда будет его.
Стоило лишь один раз оступиться, совершить маленькую ошибочку в формулировке сделки и пожалуйста, приходится лезть под нос инквизиции. А все из-за того, что лишь раз, он продал не душу не согрешившего еще конкретного ребенка, а душу всех детей от этой мразотной ведьмы. И вывернулась как-то, залечилась, смогла зачать еще одного. Идиотка полоумная.
Дар девчонки восполнялся и расплескивался. Гхолу это бесило. Ему было спокойнее, когда все силы копились, сберегались, а не швырялись направо и налево. Еще что-то там затаила, бесится. Сучка мелкая.
- Ополоумела? - Он резко остановился и зло уставился на Клариссу. Морок пошел рябью, не в состоянии скрыть бешенства на лице некроманта. - Совсем ничему не научилась? Хочешь в монашеский ошейник? Так я тебе устрою, и ошейник, и клетку. Затолкай свою уязвленную душонку поглубже, перестань растравливать дар! Ты думаешь они идиоты и не почувствуют? Ты должна быть безобидна и покорна, если не хочешь идти в конвое. Эдвард добряк, но далеко не дурак.
Морок снова пошел рябью, Гхола взял себя в руки. Жадность. Его погубит именно жадность. И белая вырожденка. Все же ясно как день!
- Контролируй себя, девочка. Незачем таить злобу, она разъедает. - Изменившимся до неузнаваемости голосом святого человека пролепетал брат Эдвард, сложив руки в молитвенный жест. Потом он жестко ухмыльнулся, застегнул ворот и манжеты. Некромант пропал даже для чуткого восприятия дара. Теперь Гхола чуть ощутимо сиял святыми знаками и по всем критериям был монах.
- Пойдем, дитя, дорога близка. Осталось совсем чуть-чуть.
[NIC]Гхола[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kMceT.png[/AVA]

0

8

Клариссу снова передёрнуло от интонаций. Было и обидно и противно от того, как он кривлялся – как легко он принял на себя такую личину, в которую оказалось до невозможности легко поверить. Её воротило с души, но поделать ничего не могла – она дала слово подчиняться. Впрочем, не ради какой-то выгоды, а, скорее, ради того, чтобы выжить. Но ведь, в известной мере, это выгода из выгод, когда на кону стоит твоя жизнь, и более у тебя ничего и нет.
- Возможно, брат Эдвард… - смиренно почти проговорила, опуская глаза, но, однако, тут же рыпнулась в сторону, едва заслышав шипение злобы некроманта. Зыркнула на него, обнаруживая уже хорошо знакомую рожу, и испытала мгновенный укол злорадного облегчения – вот он, скотина, никуда не делся. Боится. Боится?!
Вздёрнулась рука, привычным жестом ложась на грудь, закрывая сердце, и девчонка послушно потупилась, тогда как мысли её понеслись с дикой скоростью вскачь, пытаясь уместить в себе то, что осозналось внезапно.
- Прости меня, брат Эдвард… смирение и покой, как ты велишь… - кротко проговорила, являя ему просто невиданную доселе покорность. Глазки долу, шаг тихий, усталый, словно заплетающийся слегка – но не отстаёт от него, почтительно следуя немножко позади.
Так, значит, чего-то он всё же боится… и это очевидно, что отнюдь не какой-то одной вещи, в лице Инквизиции. Конечно, лестно было бы думать, что он боится и её – но так далеко мысли некромантки зайти не могли – не такого уж и высокого мнения она была о себе. И, всё же, додуматься, что страхом его ведала простая жадность расточаемого ею Дара – было не по силам. Юная, она привыкла буквально купаться в этой Силе, черпать её, по мере надобности, из окружающего мира, и, по возможности, не причиняя этому миру вреда, но он уже, видать, совсем и позабыл об этом.
Теперь уже она совсем не поднимала глаз на него, идя с совершенно измождённым и измордованным видом той, что делает это из последних сил. Невыспавшейся, ей это давалось без труда, лишь раз она отлучилась в сторону, по нужде, а затем снова вернулась «в строй», продолжая размышлять над всеми теми загадками, что ей подсунул дряхлый некромант.

0

9

Гхола, добившийся, чего следовало, сосредоточился на себе. Девку, если сильно припрет, можно и в расход пустить, а вот себя нужно было сберечь. И сберечь себя можно было только одним способом - искусно подделывать Эдварда каждую минуту этих трех дней. Он должен стать Эдвардом.
По тракту они не прошли и лиги, как их подобрал обоз. Так как Эдвард был болтлив, Гхола и эту черту скопировал. Всю дорогу он по душам говорил с мужиком, отвлекая его от ведьмы. Приехали к главным воротам они к поздним петухам. Стражники задержали воз на везде, о чем-то долго совещались, а затем коллективно собрались вокруг Гхолы. Он не растерялся, но ему было противно. Эдварда все узнавали, его любили. Его идиотичного брата-близнеца возносили на такой пьедестал, что барону даже не снился. Барон был его младшим братом, неуверенный в себе рохля. Вообще город, замок и все окрестные земли должны принадлежать Дагмару, по старшинству и по умениям. Уж он-то умел управлять, а не бесконечно трепать языком как Эдвард и жрать как Сигизмунд. Но отец его проклял, изгнал. Спасибо, папа, но я все равно возьму свое по праву.
Пока Эдвард благославлял стражников (собственным способом), подошли и босые монахи.
- Ваша милость, вы приехали! - Сквозь толку прорвался мелкий монашенок. Пока Гхола был Эдвардом и с осточертевшей блаженной улыбкой играл по правилам вежливости, аккуратно он смотрел за старшим в тройке инквизиторов. То был самый опасный, с чернотой в душе. Он не спешил подходить и хмуро разглядывал представление издали. От его реакции зависела успешность всей авантюры. Но вот он подозвал слугу, что-то шепнул. Слуга побежал к людям и все вместе пошли к толпе, выкрикивая приказ разойтись именем инквизиции. "Проверка, значит что-то заподозрил, падаль". Толпа схлынула. Стражники схватили Клариссу, а инквизитор наконец-то подошел.
- Благ вашему дому, милорд. - Пророкотал инквизитор.
- И вам, брат, и вам. - С улыбкой ответил Эдвард.
- Эта ведьма... - начал было Инквизитор, кривя губы.
- Эта лишь девочка, брат. Вы зря ее обижаете. Я понимаю, почему вы так поступили, это ваш долг, но осмелюсь сказать пару слов, прежде чем вы решите ее судьбу.
Инквизитор кивнул. "Заглотил, значит. Тебя ведьма смущает или я?" - подумал Гхола.
- Это дитя не было рождено невинным. Она носит метку Той Стороны. - Толпа охнула и попятилась. - Но ее душа невинна. Посмотри сам, отдели зерна от плевел и ты увидишь, что мразота дара лишь окружает яркий огонек ее души. Она еще не сделала неверный шаг. Значит это мой долг направить, поддержать и помочь ей. Воистину, она невинна.
Расчет был предельно прост. Эдвард настолько наивный добряк, что это стало притчей святости. Он слепо видел хорошее во всем, даже предатель для него не был окончательно потерян. Казалось, нет подвоха. Но его добрая душа была двуличной, иначе он бы не стал бы пытаться убивать своего собственного брата. Но недобил, простофиля. И теперь поплатится. Кажется, это сработало.
- Но она без ошейника. Она опасна. - Инквизитор вздернул подбородок.
- Добром мы учим добру. Недоверием недоверию. Она рождена такой, это не ее грех. Пока она не ступит на путь тьмы, она под моей защитой, брат. Мне приходится с сожалением упоминать мой незаслуженный пост и пользоваться его привилегиями.
Инквизитор размяк и поклонился. Эдвард опустил голову и тоже поклонился. Он подозвал девчонку к себе и осмотрел толпу. Линчевание откладывается?
- Страх гложит ваши души, а не ненависть. - Напомнил он людям.
[NIC]Гхола[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kMceT.png[/AVA]

+1

10

Дорога была муторной – в большей мере от того, как трепался некромант. Тошно было слушать эти благочестивые причитания и вкрадчивую теплоту слов, зная, что стоит за этим. Он говорил, слова растекались елеем, а она видела перекошенное от злобы лицо и слышала злобное шипение. Оттого белая ведьма, сгорбившись, сидела в самом дальнем уголке, едва ли не зажимая уши, и хмуро смотрела вниз, на проплывающую под ней дорогу тракта, покачиваясь в такт мерным шагам коняшки, что везла телегу.
Вскоре послышался шум большого города, и Кларисса сжалась ещё сильнее, подавляя привычное и инстинктивное желание соскочить на землю и сбежать подальше от городских ворот – пару раз за свою жизнь ей удавалось более-менее незамеченной проскользнуть через них, но стоило это таких немыслимых трудов, что повторять этот подвиг ей не хотелось. Тем более, что сейчас она оказывалась здесь у всех на виду в своём естественном обличии, и не факт, что какому-то особому ретивому благоверующему горожанину не придёт в голову начать побивать ведьму камнями ещё до суда. Плевки, гнилые овощи, дерьмо и камни – привычный тёплый приём…
Однако же – его не было. Украдкой, девушка подняла голову, разглядывая собравшуюся вокруг Гхолы толпу, и по лицу её прошла рябь лёгкого смущения. Она начала снова забывать о том, кто был с ней – настолько удачным вышло преображение, что даже некромантка почти поверила в существование брата Эдварда.
Покой, всё-таки, продлился не так уж и долго, испарившись с появлением инквизиции. Девчонку схватили за руки, точно она, в рванье своём, могла хоть что-то сделать закованным в латы инквизиторским псам, и оттащили подальше. Она, памятуя наставления «учителя», не сопротивлялась и не боролась, изображая сломленную душу, и, за малым, не падая на землю. Здесь, впрочем, играть почти не приходилось – не слишком-то балуемая харчами и тощая от природы, Кларисса создавала стойкое впечатление, что сильный порыв ветра её просто унесёт к чертям, и оттого болталась в руках стражи как тряпичная кукла.
И наблюдала, как и было велено.
Старший инквизитор ей не понравился сразу, и далеко не лишь тем фактом, что сразу заклеймил её этим самым «ведьма», разом и обозначив её, и подписав приговор. Нет. Она ощутила тьму Дара в нём, и сама попятилась назад, желая отстраниться от чужого «вмешательства», памятуя о том, что сделал с ней некромант. Но тяжесть латной перчатки на плече, заставившая перекоситься, вынудила снова замереть в ожидании решения её участи.
«- Сам ошейник примерь, сволота…» - вяло огрызнулась про себя в ответ на высказывание инквизитора, но тут же опустила глаза, чтобы не дразнить гусей лишний раз отблеском своих нечеловеческих зенок.
«- Под твоей защитой? Умно, «брат Эдвард», умно… как-то гладко всё идёт. Неужто так верят тебе? А где настоящий брат Эдвард?» - лениво текли мысли в голове, пока стражники расступались, точно колосья перед порывом ветра, а ноги, казалось, сами несли её под чуткое крыло освободителя и протектора.
- Благословите и меня, святой отец, окажите милость… - пересилив себя – преклонила колени, протягивая руку и подхватывая кончиками пальцев край вышитого одеяния, поднося к лицу и делая вид, что прижимается к священным символам губами. Пальцы уже не просто зудели, а, скорее, пекли, но девчонка не издала ни звука, продолжая в благостном смирении ожидать жеста благословления от некроманта.

0

11

Ведьма картинно пала и Гхоле труда стоило не скривится и не отшатнуться. Он уставшей от бесконечных благословений рукой, отвесил еще одно. Полетели комки грязи. Чернь! Он положил руки на голову девчонке, вроде как прикрывая ее от камней, а сам был на грани повторить трюк с подпиткой. В его планы не входил камень в висок. Заставляло оттягивать до самого конца лишь одно, фокус с опустошением дара непременно засечет инквизитор. Камень попал в колено и Гхола чуть отступил, готовый сорвать манжету... но в толпу врезалась стража и начала их разгонять. А раньше это сделать не могли, олухи! Колено раскалывалось болью, он хромал, но на лице сохранял глуповатое выражение, мол, ничего. Эдвард простил, Гхола за такое перебьет половину города. Бешеных собак нужно убивать.
Взяв на запястье девчонку, он хромал вперед. Его там ждал инквизитор.
- Вы в серьез допускаете возможность женщине стать... вступить в орден? - С брезгливостью заметил инквизитор. Да, я тебя понимаю, двуличная ты сволочь.
- Это решит епархия. Моя задача, чтобы невинное дитя не забили камнями до этого решения, каким бы оно ни было. - Ровно произнес брат Эдвард.
У инквизитора была гнилая душа, источенная пороком, словно червями. И именно поэтому он был опасен. Гхола чувствовал, что не все вопросы между ними сняты.
- Артефакт уже готов? - Понизил голос инквизитор.
- В этом богоугодном деле спешка ни к чему, - пространно произнес Гхола. Про артефакт он не знал. Это его заинтересовало. Нужно выяснить, что они задумали.
- Понимаю, но мы не выбираем и время, когда его необходимо применить. - Отрезал инквизитор. Дальше они шли с минуту молча. Гхола раздражался из-за больного колена и из-за того, что девчонку приходилось держать позади. Было неспокойно. А больше всего его держал в напряжении этот высокий тип с мерцающей цепью на шее.
- Вас послали проводить ордалии? - Вдруг сурово спросил инквизитор. Гхола ахнул. Вот чего он боялся, дрянная душонка! Что его выведут на чистую воду и разжалуют, а без власти-то он уже не сможет. Наш человек.
- Нет, мой друг. Епархия вам полностью доверяет. Я прибыл более с родственным визитом.
Гхола почувствовал, как недоверие и напряжение с инквизитора схлынуло. Он немного сжал руку на запястье девчонки, мол, смотри.
- У нас есть сведения, что одна из схваченных женщин... умн, опасна. Я ратую за то, чтобы вы позволили осмотреть ее до ордалий. Я хочу показать девочке как выглядит черный путь души.
- Это которая говорит, что вы приходили и насиловали ее каждые семь лет. Что от каждого соития у нее был ребенок, которого вы приносили в жертву Тем Силам? - уточнил Инквизитор.
Сволочь. Гхоле стоило труда повести себя так, как повел бы себя Эдвард.
- Да. Только по нашим сведениям она обвиняет злой дух моего брата.
- И вы хотите проверить, не правда ли это?
- Это не правда. - С печальной улыбкой ответил Эдвард. - Брат мой упокоен по всем правилам. Но встреча предначертана.
- Хорошо, я устрою все как вы просите.

* * *

- Держись меня, дитя. И не бойся. - Сказал Эдвард. Они спускались по скользкой лестнице в тюремные подземелья. Света от факела впереди идущего тюремщика еле хватало. Колено отзывалось болью на каждую ступень. Их привели к самой дальней двери. Знакомый запах темниц тянул живой гнилью и многолетней симфонией человеческих испражнений.
Тюремщик с грохотанием открыл дверь, поставил факел в держатель на стене и, сплюнув, ушел. Глаза привыкали к темноте. В дальнем углу была прикована женщина.
- Вот так всегда заканчивают те, кто пошел по тропе зла, дитя. - Тихо сказал Эдвард. Женщина встрепенулась и заскрежетала:
- Эдвард, это ты? Эдвард... Он приходил. Эдвард, он жив! Поверь, проверь, я не вру. Он приходил!
- Дагмар упокоен. В тебе говорит болезнь.
- Нет-нет-нет. Я знаю, что видела. Он жив. Поверь мне. Он задумал что-то страшное, ему нужны...
- Я сам это сделал, понимаешь? Как я могу тебе поверить? - Ответил Гхола и шепнул девчонке держаться ближе к стене. Сам он вышел на середину камеры и искал подходящее место на полу.
- Не знаю... Я не знаю. Но это был он... Он хотел...
- Кроме слов, что у тебя есть?
- Ребенок, у меня есть ребенок.
- Его?
- Нет, но он придет за ним. Понимаешь, ему нужно...
- Мы не можем это проверить. - Снова перебил женщину Гхола. Сбрендившая фурия все хотела выболтать секреты. Он аккуратно присел, резанул руку и стал чертить.
- Что ты делаешь, Эдвард? - в голосе женщины прозвучал ужас. - Нет... ты Дагмар?
- Ты бредишь, женщина. - Пробубнил Гхола, выводя сложные узоры в полутьме. Женщина захрипела, пытаясь позвать на помощь. Жалкая попытка. Пентаграмма призыва вспыхнула огнем и осветила помещение. Внутри показался демон, рога которого занимали всю голову и загибались немыслимым полукругом. Гхола не торговался с мелюзгой.
- Забирай ребенка, как договаривались. Этот точно последний.
Демон кивнул.
- Дальше. Мне нужно еще пять лет отсрочки, взамен предлагаю не согрешившего младенца кровного со мной родства и жизнь, именно жизнь, некроманта. Дар я заберу себе.
Демон немного наклонил рогатую голову на бок. В комнате становилось нестерпимо жарко.
- Сделка совершена. - Прогремел он и посмотрел на девчонку. - Сейчас?
Гхола тоже обернулся на девку. Соблазнительно, конечно, но нет. Рано. Он еще может выжать из нее дар.
- Нет, не ее. - Медленно проговорил Дагмар.
- Ты думаешь, мы не знаем, что ты задумал?
- Было бы глупо так считать. Но раз я до сих пор это делаю, значит получил позволение? Вам тоже интересно...
- В твоих словах есть правда. - Риторически заметил демон.
- Берите ребенка. Долг уплачен. - Сказал Гхола и перечеркнул пентаграмму. Демон исчез, полыхнув жаром. Гхола подошел к немой от ужаса женщине.
- Нужно было сразу тебе лоно вырвать, плодовитая шлюха.
Женщина что-то попыталась сказать, но некромант распорол ей брюхо крюком. Порывшись внутри и найдя искомое, он аккуратно подцепил крюком и подрезал. Долг уплачен. Спрятав орудие, он осмотрел руки на свету.
- Когда заключаешь с Теми Силами сделку, проговаривай условия очень четко. В уплату годится все, но более ценится жизнь. Не согрешившие дети, не обязательно рожденные, например. Если они твоей крови, это повышает их ценность. За первенца можно многое выручить, главное не продешевить... И сделку на первенца можно заключить даже сейчас. - Глаза некроманта блеснули в свете факела.
Зачем он вызвал демона при девчонке? Гхола просил отсрочку платежа душой, а значит еще пять лет жизни. При этом он показал, от чьих рук опасается помереть. Демон условия принял. Осталось уплатить и у него появится еще пять лет. Ему должно хватить. Гхола расстегнул манжет и слизал убогие брызги силы, оставшиеся после смерти и явления демона. Дар снова заскулил, заметив лакомый кусок внутри девчонки, но он сдержался.
[NIC]Гхола[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kMceT.png[/AVA]

Отредактировано mrou (2015-06-07 01:41:44)

+1

12

А вот и «подарки» горожан… как предсказуемо.
Кларисса привычно втянула голову в плечи и неожиданно увидела, как сомкнулись над ней ладони некроманта, закрывая от более агрессивных и болезненных нападок – это было не то, что бы неожиданностью, но заставило задуматься об истинной сущности «брата Эдварда» - неподдельного. Он и в самом деле стал бы защищать носительницу Дара? Могла ли стать причиной её душа? То, что Те Самые жаждали получить, но на чём не смели настаивать, хотя и периодически напоминали о том, что эта ставка всё ещё желанна.
Мимо просвистел камень. Но, каким-то чудом, вместо того, чтобы попасть ей по плечу – ударил некроманта по коленке, и девушка снова напряглась, размышляя о том, в какую причудливую форму может обернуться гнев Гхолы – но тот сдержался. Видимо, слишком дорого ему стоило сохранять этот маскарад.
«Брат Эдвард» благодушно улыбался, хотя в улыбке было и нечто устало-болезненное, и пошёл вперёд, взяв её за запястье. Клариссе было сложно не отпрянуть, поскольку, на её памяти, это было едва ли не впервые, когда он просто, кожа к коже, прикоснулся к ней, и пусть сейчас она не ощущала в нём Дар – сам факт касания был неприятен. Но сдержалась и она. Шла, всё так же послушно опустив голову, разглядывая брусчатку мостовой и размышляя о сложностях взаимоотношений церкви и плебеев. Себя она к последним, конечно же, не причисляла. Но, всё же, сохранять видимость порядка, при таких поводах, было, очевидно, не так уж и просто. Народу хотелось крови – её крови, а их так жестоко обманули.
Девушка сдержала кривую ухмылку, поскольку рядом снова замаячил Инквизитор – зыркнула на него искоса, да снова потупилась. Забитая, жалкая, не опасная…
Едва удержалась от кашля, когда высокий священнослужитель выдвинул такое дикое, с её точки зрения, предположение. Нет, в самом деле?! Вообще-то она была с ним совершенно согласна, только со своей колокольни – ей совсем не улыбалась участь стать одной из этих «святых братьев», да и вряд ли бы там обрадовались подобной перспективе, но, очевидно, «брат Эдвард» был другого мнения.
Впрочем, развивать эту тему никто не собирался, и разговор перешёл на некий артефакт – Кларисса навострила уши, пытаясь уловить хоть что-то внятное и конкретное, но тщетно – пара вопросов и ответов, ничего не значащих и неважных. Однако, сами формулировки звучали весьма интересно, и мысленно девушка проговаривала их про себя – каждую, стремясь запомнить. Это было несложно сейчас, поскольку, временно, её оставили в покое.
Но в следующее же мгновение инквизитор нанёс «удар», словно стремясь поймать «Эдварда» на лжи и внезапности, вопрошая о Божьем суде, но, конечно же, промахнулся. Точно она не знала целей Гхолы, но была уверена, что он не собирался занимать место священнослужителя. Но сам некромант счёл важным этот нюанс, поскольку соизволил обратить её внимание на реакцию инквизитора, а сам исключительно миролюбиво успокоил его.
А вот то, что зазвучало следом, было уже интереснее. Ещё одна ведьма? Жертва Гхолы?
Внутренне она содрогнулась от ощущения жути и неправильности, ужаса того факта, что он проклял ту одарённую женщину, и обрёк её на такие жуткие муки, что не снились ей и в страшном сне. Продать Тем Самым ещё не рождённого младенца, невинную кровь… должно быть, для них это был истинно лакомый кусок. Но в её воображении это просто не умещалось. Слишком жестоко.
Но как гладко лжёт! Снова украдкой посмотрела на некроманта, испытав невольное уважение. Идеально держит себя в руках, каждое слово, каждая интонация ему подчинены – как же владеет собой! Вот чему стоило бы поучиться…
Подвалы ей, разумеется, не понравились. Воняло смертью, дерьмом и кровью, чужими страхами и страданием, болью, ложью и отчаянием. Воняло так, что перехватывало дыхание, и тошнота подкатывала к горлу, но некромантка держалась, покусывая нижнюю губу, лёгкой и острой болью заставляя себя терпеть.
Идти оказалось недалеко – гулко стукнула дверь, и красноватые глаза девчонки нашли в темноте скорченную фигуру, которая оказалась женщиной, хоть в это и сложно было верить. Забитый и измученный зверь. Маловато в ней осталось человеческого… в душе брезгливость боролась с жалостью, но на почти беззвучный приказ Гхолы она отреагировала без проволочек – отступив к самой стенке и стараясь не касаться камня. От него несло холодом и много чем ещё.
И вновь, диалог заслуживал пристального внимания – лицемерие некроманта впечатляло, особенно, когда он принялся за творение пентаграммы. Против воли Кларисса подалась вперёд, снова прикусывая нижнюю губу, и, вытянув по-птичьи шею, с жадностью смотрела за движением линий. Такие ровные, аккуратные… идеальные. А затем, когда была поставлена последняя черта, Та Сторона взглянула на них глазами одного из своих служителей.
Такого демона девчонка видела впервые. Огромный, восхитительный и пугающий, он заворожил её, заставив застыть и вытаращиться с раскрытым ртом. Совершенные нечеловеческие линии, великая мощь таилась в его теле…
Непростительно пропустила часть диалога, но когда глаза демона обратились к ней – встрепенулась и сделала шаг назад, впечатываясь спиной в прохладу камня. Нахмурилась, пытаясь понять, что происходит – отчего и Гхола, и демон уставились на неё?
«Нет, не её» - что бы это значило? Заставила себя напрячься и воспроизвести в мыслях то, что, казалось, пропустила мимо ушей, и побледнела – хотя, казалось бы, это было вовсе невозможно.
Но что она может сделать? Он уже не раз показывал ей свою силу. Тот факт, что он может отнять принадлежащее ей, присвоить себе, а её просто сжечь. Слишком сильный. И, всё же, не отдающий её Той Стороне. Стоит ли ей быть благодарной за то?
Ужас от произошедшего слегка притупил её чувства, и оттого на казнь ведьмы она смотрела с поразительным равнодушием. Ни единый мускул не дрогнул на её лице, и когда Гхола обернулся к ней, менторским тоном поясняя ей тонкости договоров с Той Стороной, ровно кивнула.
- Я поняла и учту, - проговорила сдержанно, всё ещё не отлипая от стены. Ей совершенно не нравился взгляд некроманта, и очень-очень хотелось оказаться подальше от этих страшных глаз и угрожающего посула сделки на первенца. Уж не её ли он имел в виду?
Обвила пальцами плечи, глядя на растекающуюся под лежащей ничком ведьмой лужу крови, и с удивлением отметила в себе какую-то опустошенность. Ей было безразлично. Может быть, из-за демона?
- Что дальше? – странным холодом зазвучали её слова. Слишком надменный голос, слишком неверная интонация.

0


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив незавершённых отыгрышей » [NC-17, Убить некроманта,AU] Пункт 2. Втереться в доверие к некроманту


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC