https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/87111.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/98288.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/21146.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/66837.css https://forumstatic.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/57609.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/64280.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/96119.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/86328.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

15.06. — 21.06.
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ
ЗАКРЫТЫЙ ОТЫГРЫШ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив законченных отыгрышей » ✔ [G,флешбек] Everybody wants to rule the world


✔ [G,флешбек] Everybody wants to rule the world

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[G, A Song Of Fire And Ice]  Everybody wants to rule the world

время действия: 1,5 г. до ВЭ
место действия: Драконий камень

участники: Королева Висенья в роли Висейры Таргариен и fire and blood в роли Валейны Веларион.

описание эпизода:
«Пока сами завоеватели слишком заняты делами насущными, кому же ещё, как ни старшему поколению, беспокоиться о проблемах грядущих? Слишком увлечённые сражениями, стратегиями и надменными королями, они не способны зрить в корень. Ослеплённые отблесками стали и пламени, они не видят истиной проблемы, способной обратить все их стремления в ничто - у Эйгона до сих пор нет наследника. Этот вопрос и беспокоит Висейру. Проницательная женщина прекрасно понимает, что сейчас слушать её нравоучения внуки не станут. Но ведь слушать их потом может быть слишком поздно. Поэтому она и решает упрекнуть в бездействии Валейну, в надежде на то, что дочь примет её сторону и вместе им удастся найти нужные рычаги давления. » ©

[NIC]Многоликий[/NIC][STA]winter is coming[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/UpzY7.jpg[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано fire and blood (2015-07-17 20:05:04)

0

2

[AVA]http://brokencrowns.rusff.ru/img/avatars/0015/59/03/10-1427627911.jpg[/AVA]
[NIC]Висейра Таргариен[/NIC]
[STA]Бабушка залива[/STA]

Внешний вид: Бирюзовое платье с черной отделкой, перехваченное поясом с ониксом на талии, теплая шаль, черные кожаные сапоги. Длинные волосы заплетены в косу.

Море было во власти летней бури в ту ночь, когда барка старейшей из Таргариенов спустила свои черно-бюрюзовые паруса у стен Драконего камня. На востоке уже забрезжили первые лучи солнца, когда экипаж корабля помог четырем леди: своей госпоже и трем ее внучкам спуститься на берег. На западе Драконовластные вели свою завоевательную кампанию, покуда их родовой замок оставался самым надежным и неприступным оплотом во всем Узком море.
Именно сюда Висейра привезла трех дочерей Дейнейры, в то время как сама леди Острого крюка вместе с сыном-лордом осталась в своих землях. Лорд не мог покидать своего замка, будучи примером для своих подданных. Дейнейра не могла покинуть пост, который наконец-то получила. И, признаться, крутой нрав младшей из дочерей беспокоил Висейру: много ли дел она натворит там, покуда она не успеет вмешаться? Но для всех своих дел у Висейры был надежный друг и советчик, которому можно было доверить все свои сомнения или намерения. Таковым для Висейры стала Валейна, старшая из дочерей, мать Таргариенов, драконовластных отпрысков древней Валирии, в чьих жилах текла самая древняя и крепкая из возможных кровей.
Девочки немедленно были отправлены в отведенные им покои, сама же Висейра встретила рассвет на стене замка. Ее не клонило в сон, но она не отважилась будить леди Драконего камня. Ее дочь многое пережила и нуждалась в покое, который едва ли будет доступен для нее в ближайшие годы, покуда ее дети огнем и мечом куют для себя новое королевство.
Спустившись в один из залов, леди Таргариен велела слугам разжечь большой камин и велела принести теплого вина с корицей, что бы согреться от дождя и холодного ветра. Закутавшись в шаль, Висейра сидела у камина, ожидая когда же проснется хозяйка замка, что бы разделить с ней свои тревоги и опасения.

Отредактировано Королева Висенья (2015-07-20 22:30:25)

0

3

[NIC]Valaena Velaryon[/NIC] [STA]with fire and blood[/STA] [AVA]http://s017.radikal.ru/i412/1507/12/953492a45d15.jpg[/AVA]
Гул, что во время шторма раздавался в древних стенах Каменного Барабана, никогда еще не был таким яростным. Раскатистый, громоподобный, оглушительный. Что ж, леди Веларион все равно не смогла бы заснуть, даже пожелай боги отвести от острова неистовствующую бурю. То, чему положено свершиться, – свершится, то, что должно разразиться, – разразится. Было бы наивно призывать спокойствие, когда её дети кровью и огнем завоевывают себе королевство. Столь же непозволительным было считать, будто ненастье не проникнет сквозь стены их твердыни. Порой это был гнев стихии, заставляющий Каменный Барабан издавать гул, в столь поздний час не дававший женщине уснуть, но в последнее время то были вассалы, которым не хотелось воевать. Сейчас, в час волка, она принимала первого гостя, второй нанес визит вдовствующей леди Таргариен, когда солнце еще было в зените. Оба с характером прескверным – лишь страх да гнев, который призван сокрыть опасения. Лорду, в отличие от шторма, было чего бояться, к слову. И хотела бы Валейна сказать, что все еще можно уладить, обо всем договориться, что не тронут его, но тревога в чужих глаза и жестах – как раз то, что ей необходимо. Она получила, что хотела, чего нельзя было сказать о досточтимом лорде, которому не оставалось ничего другого, кроме как отчаянно пытаться заполучить желаемое. Спесивец не желал просить, не мог опуститься до того, чтобы унижаться перед женщиной, пусть и матерью Завоевателей, ибо не привык церемониться, когда ему что-то нужно. Но в этот раз, как бы ни хотелось, он не мог позволить себе подобной роскоши. Ведь, как известно, чтобы что-то получить, нужно то, чего, вот досада, у без пяти минут мятежного лорда нет. Козырь. Рычаг. Преимущество.
− Миледи, − женщина оборачивается, смерив спустившегося в её покои мейстера пристальным взглядом и прищуриваясь, чуть склоняя голову набок. – Буря стихает. Барабан все еще громок, но сонное вино успокоит и расслабит вас.
− Спасибо, − отвечает она, принимая из рук старца кубок. Зелья в нем немного, может, с наперсток-другой. – Пусть боги даруют вам крепкий сон, как вы даруете его мне.
Мейстер раскланивается и, пожелав своей госпоже спокойной ночи, удаляется. Валейна же принимает снотворное, и позволяет грезам утянуть себя, не сопротивляясь. Темные сны и заботы не посмели потревожить покой леди Веларион, проснувшйся поутру отдохнувшей и бодрой.
− Доброе утро, миледи, − приветствует её служанка. Голос кроток, даже более, чем обычно. – Все готово.
− Что за суматоха? – интересуется хозяйка Драконьего Камня. Не гоже ей узнавать обо всем, что творится в замке последней. – Кто-то снова просит аудиенции?
− Ваша матушка, − отвечает девица, наполняя глубокое блюдо водой из кувшина. – Она просила не будить вас. С ней приехали внучки, дочери леди Дейнейры.
Что ж, стоило признать, причина для усердного хлопотания и чрезмерной покорности вполне оправдана. Когда-нибудь это должно было случиться. Но если сам визит не был тайной, то что именно будет предметом их обсуждения – оставалось только гадать. Война? Вряд ли. Она прекрасно понимала (как понимала и Висейра), на поиски чего отправились её дети. Здесь, в мрачной островной крепости под курящейся горой в Узком море, что до Рока была крайним западным владением Валирийской империи, им стало тесно. Размах крыльев стесняют пределы небольшого государства, выстроенного Таргариенами в Кровавый Век. Стены сдерживают рост дракона, и древние владыки не допускали этого, давая своим ящерам привольно парить в небесах. Её дети – драконы, и они не желают останавливаться в своем росте и развитии. Как же она может их удержать?
− Белое, − с губ срываются словно бы не слова, но снежинки. Леди Веларион все еще в трауре, пусть одеяние и поблескивает серебряными нитями и мелким жемчугом.
Пальцы перебирают драгоценные камни, что обхватывают запястье, Валейна задумчиво смотрится в зеркало, ожидая, пока последние приготовления будут закончены, и через несколько мгновений отправляется на встречу к Висейре.
− Матушка, − женщина сердечно приветствует мать, пока слуги за её спиной подают легкий завтрак. – Отправляйтесь узнать, не нуждаются ли в чем мои племянницы, − разговор можно будет начать только после того, как слуги будут отосланы. – Прошу, миледи, − убедившись, что они в покоях одни, леди Веларион приглашает мать к столу, дабы разделить утреннюю трапезу. – Что же потревожило леди Дрифтмарка и Высокого прилива, если она отважилась отправиться к дочери в шторм, но отважилась разбудить её? – с улыбкой спрашивает Валейна.

Отредактировано fire and blood (2015-07-17 20:02:39)

0

4

[NIC]Висейра Таргариен[/NIC][AVA]http://brokencrowns.rusff.ru/img/avatars/0015/59/03/10-1427627911.jpg[/AVA]
[STA]Бабушка залива[/STA]

Драконий камень мало изменился с тех пор, как Висейра Таргариен покинула его в свои пятнадцать. Всякий раз, приезжая сюда, она гадала, суждено ли было бы ей стать его владычицей не погибни ее брат и нареченный в море? Но море поглотило Бейлона, поглотило оно и Висейру, обрядив в бело-бирюзовые платья Веларионов. Близнецы опять разделили свою участь на двоих, как будто бы стали жертвой, принесенной в угоду древним Богам Валирии. Висейра не роптала. Но сделала свою старшую дочь его владычицей, она реализовала свои планы даже зная, что ее Валейне дорого придется заплатить за них. Собственным счастьем. Но что поделать? В Валейне из дома Веларонов тоже текла кровь драконовластных. Все они были не властны над своей судьбой, которую уготовили им Боги. Валейне было суждено стать дочерью, женой и матерью Дракона, будучи рожденной в море и пене. Стать той золотой серединой, которой давно не хватало рожденным от пламени дракона.
- Здравствуй, дочь моя. - Висейра поднялась из кресла, раскрывая свои объятия, что бы принять в них свою кровь и плоть. После смерти Деймона она стала еще больше ценить своих выживших детей. Когда-то она дала жизнь семерым, но лишь трое из них стали утешением ее старости - Теперь, когда твои дети покинули гнездо, "а твой супруг упокоился с миром", ты наконец-то можешь мирно спать под шум бури. Кто я такая, что бы лишать тебя заслуженного сна?
Как образцовая хозяйка, Валейна распорядилась о завтраке и отправила прислугу справиться о племянницах. Сама Висейра не сомневалась: ее внучки мирно спят. Их еще не тревожили дурные сны, не менее дурная действительность или их собственная совесть. Скоро все изменится, а пока - пусть спят.
Вдовствующая леди Веларион ест и пьет, пользуясь гостеприимством дочери. Она Таргариен по крови, но здесь она только гостья. И останется таковой до самой смерти. Ее разговор важен, но не требует чужих ушей, он касается только ее и дочери. А еще тех драконов, которых здесь нет. Теперь все упирается в них.
- Скажи, дорогая, сколько лет прошло с тех пор, как Эйгон взял в жены твоих дочерей? - начинает издалека Висейра. Дата, ничего не значащая и такая известна на первый взгляд, кроет в себе столько всего, если копнуть глубже.

0

5

[NIC]Valaena Velaryon[/NIC] [STA]with fire and blood[/STA] [AVA]http://s017.radikal.ru/i412/1507/12/953492a45d15.jpg[/AVA]
Валейна чуть склоняет голову набок. В этом едва различимом жесте – все невысказанное, сокровенное, что существовало между матерью и дочерью. Разумеется, леди Веларион еще долго не будет знать спокойного сна, и Висейре это известно. Её дети ведут войну на материке, матери драконовластных приходится держать оборону в твердыне Таргариенов, что стала домом для их предков после Рока Валлирии. А значит, ни заточение, ни одиночество вовсе не закончены. Оные маячили на горизонте, когда супруга не стало, но смутные предчувствия не позволяли Валейне предвкушать тот миг, когда она сможет ни о чем не тревожась почивать на лаврах, дожидаясь внуков. И как оказалось, она запрещала себе думать и желать всего этого не зря. Спустя недолгое время после того, как муж покинул мир подлунный, Эйегон созвал знамена, намереваясь пламенем и кровью завоевать корону для себя и своих жен. А значит, безмятежного сна еще довольно долгое время, ей даровано не будет. Поистине, боги приготовили вдовствующей леди Веларион странное испытание. Она должна оборонять стены замка, что однажды стал для неё клеткой. Многие не проявили бы подобной стойкости, твердости и верности, но только не она, давшая однажды слово быть такой же несгибаемой, как её леди-мать. Обстроив свою темницу на собственный вкус и манер, окружив себя зеркалами, которые становились единственными свидетелями её истинных чувств и желаний, женщина методично и неторопливо шествовала по пути, который начала невестой дракона. И отражала участившиеся атаки каждого, кто посмеет бросить угрожающее, раздраженное и надменное «Я не предупреждаю дважды», отвечая им спокойным и вкрадчивым «А я так ни единожды». Пока этого хватало. Пока...
Валейна, отогнав дурные мысли, последовала примеру матери и принялась за трапезу. Простой завтрак, козий сыр, оливки, изюм на сладкое и легкое, подслащенное медом вино, вот и все, что преподнесли слуги. Откусив небольшой кусочек от оливки, Висейра пристально взглянула на дочь пурпурными глазами, и поинтересовалась:
– Скажи, дорогая, сколько лет прошло с тех пор, как Эйгон взял в жены твоих дочерей?
Стоило признаться, что это последнее, что женщина ожидала услышать. На лице не проступило удивления, но не признать (хотя бы самой себе), что вопрос застал леди Веларион врасплох, было невозможно. В конце концов, такого рода слабость и роскошь она могла позволить лишь наедине с матушкой.
− Тебе это хорошо известно, − следует ответ и невесомая улыбка касается губ Валейны, аметистовые её глаза теплеют. Течение времени, предопределенное богами, неизбежно, вот только почему-то совершенно не верится, что прошло уже столько лет с того дня, когда были произнесены брачные клятвы и обеты, а Драконий камень однажды должен будет перейти к лорду и двум леди Таргариен. И хотелось бы погрузиться в воспоминания того дня, но матушка вряд ли явилась сюда, повинуясь зову ностальгии. Боги и люди могли обвинять женщину, что дала ей жизнь в чем угодно, но никто не смел поставить ей в вину пристрастие к пустой болтовне. – Почему ты спрашиваешь? – в интонациях невысказанное «Почему ты спрашивает на самом деле», в фиалковых глазах – сдержанные любопытство и интерес, наряду с желанием выслушать все опасения, связанные с её внуками, которые Висейра решила озвучить и вспомнить только сейчас, спустя много зим и весен, минувших со дня свадьбы Эйегона, Висеньи и Рейенис. Её что-то тревожит, это стало понятно еще в тот миг, когда новость о том, что матушка ожидает пробуждения вдовствующей леди Веларион в чертоге Драконьего камня, коснулась её слуха. Но было ли в её беспокойстве нечто новое, из-за чего Валейне за все годы, проведенные в твердыне Таргариенов, пока что не доводилось лишаться спокойного сна?

0

6

[NIC]Висейра Таргариен[/NIC][AVA]http://brokencrowns.rusff.ru/img/avatars/0015/59/03/10-1427627911.jpg[/AVA]
[STA]Бабушка залива[/STA]

Старшая из дочерей всегда была опорой Висейре. Не столь мягкая и податливая как Лейра, что рано покинула этот мир на родильном ложе, не столь взрывная и бездумная как Дейнейра, чей нрав с трудом поддавался усмирению, но верная себе и своему долгу, готовая подчиниться обстоятельствам и воле богов, не потеряв при этом саму себя. Эйрион был глупцом, который не сумел оценить мудрости своей супруги, но он был драконом, что всегда позволяло отпрыском Валирии самодурствовать. Этим он напоминал своего дядю Эйликса: жестокого, бездумного, ограниченного. Не способного произвести на свет наследника Драконего камня. Этого боялась и об этом беспокоилась Висейра, двадцать пять лет назад беря на руки новорожденную Висенью. Боялась, что кровь дракона зачахнет по воле богов или собственной глупости ее племянника. Но ее мольбами этого не произошло. Эйгон появился на свет, молодой дракон которому, вне всяческих сомнений, были суждены великие деяния. Ему и его двум верным сестрам, коих он взял в жены. Но сейчас именно этот треугольник крови и пламени внушал Висейре опасения. Опасения, которые пробуждались в ней каждое поколение. Опасения о их наследии.
Эйгон был вдумчив, тверд и очень осторожен, чем немало походил на свою мать. Висенья, жесткая и жестокая, страшная в ярости и опасная вне ее более походила на своего деда Деймиона, и все же унаследовала от своего отца больше чем ее брат и сестра. Кокетка Рейнис, та, что влюбляла в себя одним только взмахом ресниц была живым воплощением леди своей прародительницы из Веларионов - Дейнейры, чей век был короток, но которая навсегда осталась в памяти своих подданных. Но могло ли случиться так, что Боги не желают господства Таргариенов над соседним континентом? И они дают знать об этом лишив Эйгона законного наследника его завоеваний?
Висейра молчит, в ответ на слова дочери и лишь тяжело вздыхает, глядя на нее.
- Почти семь лет прошло с тех пор, как твои дети принесли друг другу обеты в этих чертогах. И множество раз солнце и луна сменили друг друга над горизонтом, но эти чертоги так и не были оглашены детским плачем. Ни одна из твоих дочерей не родила Эйгону ребенка, ни одна из них не понесла от него. И сейчас все они пребывают в мечтах о славном и великом будущем, которое им некому будет оставить.

0

7

[NIC]Valaena Velaryon[/NIC] [STA]with fire and blood[/STA] [AVA]http://s6.uploads.ru/dnJmC.jpg[/AVA]
В голосе матушки скорбь и мрачность, её дочери, однако, не передавшиеся. В фиалковых глазах женщины все те же сдержанные любопытство и интерес, которые читались на её лике до того, как Висейра поведала о своих опасениях. Валейна нашла их… странными, если уж начистоту. Никто в семье не сомневался, что прозванная бабушкой Залива, урожденная леди Таргариен непременно увидит правнуков, пусть не тотчас же. А пока молодые завоеватели постигают искусство гораздо более древнее, нежели война или дипломатия. Оно требует определённых жертв, что приносят скорее Рейенис и Висенья, принимающие лунный чай и прочие травяные отвары, которые не позволяют им зачать. Но цена приемлема, отнюдь не так высока, как может показаться поначалу.
Известно, что после Рока Валирии, сильная и славная империя, где каждый день и час творилась магия, стала лишь воспоминанием уже на следующий день. Четырнадцать Огней извергли из себя дым, пепел и пламя, спалившее даже драконов в воздухе. В земле открылись трещины, поглощавшие храмы, дворцы, целые города, озера закипали, превращаясь в кислоту, горы лопались, огненная лава била на тысячу футов ввысь, из красных туч сыпалось драконово стекло и лилась черная кровь демонов, сушу на севере затопило гневное море. Некогда цветущий полуостров превратился в группу вулканических островов с руинами городов, к которым опасно приближаться и поныне. Дейнис Сновидица предвидела все это и уговорила отца бежать из родных земель на остров Драконий Камень. После Рока, сами Таргариены и драконы, которых они вывезли – стали последними представителями своего рода. Лишь пятому поколению удалось понять, что на самом деле означает быть столь уникальными и единственными в мире. Ведь больше никто не обладал подобной властью. Эйегон же осознал это в полной мере, и уяснив, он собирается стать королем.
− Когда в руках винодела каким-то чудом оказывается ящик редчайшего вина, и он точно знает, что другого ему подобного не сыскать во всех землях к северу и югу, западу и востоку, он разбивает кувшины, оставляя нетронутым лишь один, − задумчиво произносит Валейна. – Потому что за исключительные, неповторимые вещи, можно запросить любую цену. Таковы сейчас и трое молодых завоевателей, ведь кроме них никто не владеет драконами, ни в чьих жилах более не течет золотая кровь Древней Валирии и никто более не обладает знаниями о чарах, что были почти полностью утеряны после Рока, − её рассуждения вполне справедливы, ведь дом Таргариенов был пусть не самым влиятельным на Эссосе, но не уступал прочим ни в древности, ни в богатстве. Крохи огромного наследия смогли уцелеть. Возможно, её детям удастся восстановить часть всех тех бесценных знаний, что поглотили землетрясение и извержение. − У драконовластных будет потомство, но не раньше, чем они завоюют Вестерос. До тех пор, они должны оставаться единственными в своем роде, − Валейна пригубила легкого вина, что было подано слугами и отправила в рот несколько небольших кусочков сыра. – Но возможно ты имела в виду нечто другое? – интересуется леди Веларион. Сама она не подозревала бесплодия у своих детей, в этом же в один голос уверяли и мейстеры. За двести лет, лишь лорду Эйликсу Таргариену так и не удалось зачать наследника. Так отчего же Висейра думает, что кровь молодых драконов поражена этим недугом? – Или ты хочешь открыть мне какую-то страшную тайну о каком-нибудь семейном проклятье? − улыбаясь вопрошает Валейна, вновь поднося к губам кубок с вином и делая небольшой глоток. – Остались ли еще те, что мне неизвестны?

Отредактировано fire and blood (2015-08-05 08:47:57)

0

8

[NIC]Висейра Таргариен[/NIC][AVA]http://brokencrowns.rusff.ru/img/avatars/0015/59/03/10-1427627911.jpg[/AVA]
[STA]Бабушка залива[/STA]

Слушая речи своей дочери Висейра удивлялась тому, что Валейна была куда больше Таргариен, чем она сама. Не о имени шла речь и не о крови в ее жилах, а о ее духе. Все Таргариены - безумцы. И сейчас дочь виделась старой леди Веларион одной из таких. Действительно ли ее новое имя и статус превратили Валейну в истинную Таргариен? Стало быть пламя драконов просушило ее одежды, позволяя воспарить, в то время как одеяния ее старой матери все больше пропитывали соленые капли. Капли соленой морской воды и капли слез. Валейне не довелось видеть столько смертей, сколько выпало на век Висейры. Не суждено ей было видеть и самой ужасной из них - смерти своих собственных детей.
- Мне было десять, когда Эйликс обвенчался с Рейной. Следующие десять лет от них ждали наследника. Следующие десять лет я видела как пришли в этот мир и покинули его четверо их дочерей, а потом и сами их родители. Мне было четырнадцать, когда мой брат и суженный Бейлон упал вместе со своим драконом в морскую пучину и после каждую ночь видела как надо мной смыкаются волны. - Висейра замолчала, постукивая пальцами по столу. Ее сну, как и смерти Бейлона было суждено воплотиться. Их обоих поглотило море, каждый из них стал его частью. - Спустя почти десять лет я предавала огню и морю собственных детей: Дейрдрис и Люцериса*. Я была с Лейрой, когда она взошла на родильное ложе, что бы более не сойти оттуда живой, вместе со своим единственным ребенком. Держала за руку Дейнейру, когда она оплакивала своих погибших детей. Я видела как моя вторая сестра Элейна каждый день молилась богам, умоляя их даровать ей ребенка, дабы наш род не прервался и как они ответили на ее мольбы в ту ночь, когда драконий камень огласился плачем новорожденного Эйрона.
Много смертей выпало на долю Висейры. И это не поминая о тех, что настигли ее недавно: супруг, Деймон и его старший сын. Но для них кончина была естественным итогом. Прожив долгую жизнь, которая подошла к закату они успели оставить не только славу о своих деяниях, но и потомков, продолжающих их дело.
- Мы - драконы. - Кивнула она дочери, которая теперь была не только на равных с ней, но и превосходила свою старую мать в своем качестве. - Но как и порождения огня, которые мы седлаем мы - смертны. И порой сильнее, чем мы того ожидаем. Смерть наш враг и она - коварна. Она и ее спутница - Горе, подстерегают нас там, где мы меньше всего их ожидаем. Боги были милостливы к тебе Валейна, не дав тебе увидеть кончину собственных детей у тебя на руках, но я и твои сестры хлебнули эту чашу горя за тебя.
Старая леди почувствовала как соленые капли жгут ее глаза. Те самые, которые больше не давали ей парить наравне с дочерью. Ее легкость скончалась много лет назад, вместе с Мереисом, окончательно превратив Висейру Таргариен в леди Веларион.
- Они не всегда будут милостливы. Твои дочери уже не молоды и с каждым годом их шансы понести и явить свету живое дитя - тают. И я боюсь, что настанет день, когда Дракону придется взять в жены полевого зверя.
В глазах Висейры это было началом конца. Она знала, как неохотно ее предки заключали браки даже с Веларионами. Как возмущены были братья решением их отца отдать Висейру за Джейкейриса. Каждый из них лелеял надежду, что младшая сестра достанется ему и сможет произвести на свет наследника. Как разочарован был Деймион, когда в браке с Джекейрисом она родила Деймона, а потом еще шесть детей. И лишь последующее рождение Эйрона примирило его с этим.

* Двое детей Висейры и Джекейриса, не переживших детство.

Отредактировано Королева Висенья (2015-09-01 00:02:21)

0

9

[NIC]Valaena Velaryon[/NIC] [STA]with fire and blood[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/mXDbP.jpg[/AVA]
Матушка отвечает пространно, торжественно и скорбно. Леди Веларион выслушивает речь, не проронив ни слова и еще раз убедившись, что тайн да семейных проклятий, женщине неизвестных, не осталось. Во многом была права Висейра, но не во всем. Валейне и правда посчастливилось не испытать горечи множества потерь, смерть были редким гостем в этих чертогах. Гибель супруга, как она подозревала насильственная, нельзя было назвать утратой, ибо когда женщина твердо решила, что выяснит, её двигало желание отомстить лорда Таргариена, что незаслуженно пал жертвой полевого зверья, ничего более. Мать драконовластных была далека от бушевавшей войны, что призвана будет спаять семь королевств в единую Империю и не видела, сгоревших заживо в пламени Балериона, Мераксес и Вхараг, не слышала стонов и плача по погибшим на поле брани, ни одна капля крови умиравших от фамильных мечей валирийской стали – Темной Сестры и Черного Пламени – не осквернила белоснежного одеяния вдовствующей леди Драконьего Камня. У дочери дома Веларион своя битва, свои мечи и своя война. Здесь, в этих чертогах, с теми из вассалов, кто присягнул на верность, но все же опасается, как бы свирепствующее пламя, что они разожгли, не пожрало их самих. Ведь всем известно, что смертные любят играть в престолы. Ну а Боги наверняка не прочь развлечь себя игрой в людей. И что же тогда способно воспрепятствовать их воле и желанию? Не исключено, что они вознамерились дать Сновидице узреть гибель их родины, с тем лишь, чтобы троих потомков древнего дома погубила развязанная ими война. Как не исключено, что Эйнар с семьей спасся, чтобы Эйегон, Висенья и Рейенис однажды могли завоевать себе корону и королевство. У каждой монеты две стороны. Какой смысл опасаться, что непременно выпадет та, что предвещает пришествие бледной кобылицы? В конце концов, смерть ожидает каждое живое существо. Валейна хорошо это понимала, что Драконы – огонь, но облеченный плотью все же, телом, что может пасть жертвой метко пущенного арбалетного болта или дротика. Рок настигнет каждого. Рок Валирии, когда-то разрушившей могущественную, цветущую Империю или рок, что рожден одним целым с нами и тенью следует по пятам, дожидаясь своего часа.
− Немолоды? – апатично переспрашивает женщина. − Это мы с тобой немолоды, матушка, − слова грозятся осесть на стенах чертога, обратившись инеем, но право же, она не говорит ничего, кроме истинны. Обе почтенные леди стары для войн, что бушуют на континенте, они стары для интриг, впрочем, в это никогда не признаются, они стары даже для собственных детей, которых перестают понимать. Они лишь хотят увидеть внуков и правнуков, да спокойно отойти в мир теней, когда придет время, которое, хорошо бы, дало им приличную отсрочку, длинной в вечность. Но все это – удел простых смертных, королям не ведомый и недоступный. − Государям приходится заключать династические браки, − замечает Валейна. – Но, думается мне, они будут похожи на предложение, сделанное низвергнутому Аргиллаку Надменному, − большего от Эйегона вряд ли удастся добиться кому бы то ни было. Оставалось надеяться, что мятежные лорды и короли будут умнее своих предшественников и вспомнят о судьбе, постигшей того, кто посчитал оказанную честь оскорблением. Между прочим, бастарды тоже должны на что-нибудь сгодиться, вот только тем самым «что-нибудь» должна являться отнюдь должность Десницы. Впрочем, не стоило размышлять об этом прямо сейчас. – Если ты того желаешь, я поговорю с ними, − после недолгой паузы, роняет леди Веларион. И она действительно поговорит со своими детьми, если матушка попросит об этом. К слову, женщина может хоть сейчас сообщить Висейре кnо и что ответит. Рейнис улыбнется, шутливо упрекнув матушку в жестокосердии, ведь та полагает будто военный лагерь или Эйегонфорт – подходящее место для воспитания и рождения детей. Эйегон даст понять, что его сын родится лишь когда Вестерос будет завоеван, дабы потомок его мог зваться принцем, а после – королем. Висенья, поджав губы, промолчит. Ведь девять из десяти ночей брат и муж проводит не в её покоях вовсе.

0

10

[NIC]Висейра Таргариен[/NIC][AVA]http://brokencrowns.rusff.ru/img/avatars/0015/59/03/10-1427627911.jpg[/AVA]
[STA]Бабушка залива[/STA]
- Да я стара. - устало отзывается на шутку дочери Висейра - Стара и, должно быть, стала несносна. Или вовсе выжила из ума. Слишком многое я видела за свои годы. - старая леди откидывается на спинку кресла, не сводя взгляда со своей старшей дочери. - Все мы смертны и мой час близок. По утрам я молюсь нашим богам с просьбой скорее воссоединить меня с моим мужем, братьями и сестрами, моими погибшими детьми. Но молю сделать это не прежде, чем я смогу взять на руки юного дракона, наследника нашего славного рода, в котором будет жива кровь старой Валирии. Кровь Драконов. Кровь Таргариенов.
Мудра и права была ее дочь. Мудра и права была сама Висейра. Мудры и правы были их дети и внуки, но годы и поколения разделили их самым жестоким образом: их цели были разными и это затрудняло понимание друг друга. Быть может пятьдесят лет назад юная и стремительная Висейра тоже предпочла бы идти в бой об руку с Бейлором, своим братом и супругом, но сейчас ее куда более волновало будущее их семьи, нежели их слава. Их слава будет жить, покуда живы будут драконы и после них. Ее хватит на многие поколения, и детям и внукам Эйгона и его сестер-жен. Но эту славу должно оставить тому, кто сможет нести ее далее сквозь века, не дав ей раствориться в темных веках людского невежества. Войны всегда оборачиваются смертью и сейчас Висейра молила ее забрать себя вместо своих внуков.
- Аргиллак - тщеславный глупец. - поджала губы старая леди - Это тщеславие и погубило его на поле брани. Но пройдет еще лет десять, и его предложение (по содержанию, а не по форме) уже не будет казаться столь безумным. И наступит момент, когда красота будет уступать место молодости. У зрелости возможностей больше чем у старости, а у юности их более чем у кого другого.
Леди Веларион выдохнула. Ей удалось достучаться до своей дочери, хоть последняя и не разделяла опасений матери доверяя судьбу их дома всемогущему Року.
- Поговори с ними, дочь моя. - сказала Висейра, целуя дочь в лоб. - Подари своей старой матери спокойные сны. Даже если твои дети не прислушаются к моим советам, я буду знать, что сделала для того все возможное.

Висейре Таргариен, леди Дрифтмарка не было суждено взять на руки своих правнуков. Равно как и не суждено было сбыться ее опасениям о прерывании династии, чьей славе суждено было жить в веках.

Отредактировано Королева Висенья (2015-10-05 16:52:25)

0


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив законченных отыгрышей » ✔ [G,флешбек] Everybody wants to rule the world


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC