https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/87111.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/98288.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/21146.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/66837.css https://forumstatic.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/57609.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/64280.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/96119.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/86328.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

15.06. — 21.06.
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ
ЗАКРЫТЫЙ ОТЫГРЫШ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив законченных отыгрышей » [R, Pirates of the Caribbean] Cost of Freedom


[R, Pirates of the Caribbean] Cost of Freedom

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[R, Pirates of the Caribbean] Cost of Freedom

время действия: 1745 г.
место действия: Ямайка

участники: Elizabeth Swann & James Norrington

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
История происходит незадолго до событий "Проклятия Черной Жемчужины", когда прекрасная мисс Суонн еще не знала пиратов, кроме как в книгах да песнях, живя праздной жизнью аристократки в расцвете лет под бдительным взором губернатора Уизерби Суонна. Тем временем Норрингтон был капитаном и боролся с пиратами в пределах порученной акватории, выполняя все без исключения приказы из адмиралтейского штаба. Одно такое задание в итоге обернулось для Элизабет настоящим опасным приключением, о котором она лишь мечтала в детстве, да разве что еще и поучительным, ведь когда пытаешься помочь освободиться от цепей другим людям, вряд ли полагаешь, что из-за них придется думать о собственной свободе...

[NIC]James Norrington[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i600/1708/35/8bac2b76e663.png[/AVA][SGN]http://s013.radikal.ru/i323/1708/01/d6f06256ffad.png[/SGN]

Отредактировано Admiral N (2017-08-19 16:38:27)

+3

2

– Невозможно представить удара по чести великого английского флота страшнее, чем неорганизованность действий из-за личной неприязни двух слишком самовлюбленных командующих офицеров. По их вине испанцы беспрепятственно преодолели блокаду, тем самым, возможно, поставив точку в едва начавшейся войне. Нерешительное сражение, которое случилось у Тулона, свидетельствует о том, что перехваленный британский флот нуждается в значительных переменах и часть его видных представителей следовало бы…
– Лейтенант Грувз, отдайте мне эту газету, – вдруг раздался голос за спиной красноречиво читающего Теодора, от чего все вокруг него собравшиеся и сам лейтенант в том числе незамедлительно повскакали с мест, застуканные за… А собственно, за чем недопустимым, судя по каменному выражению лица Джеймса, немым вопросом отразилось уже на лице растерявшегося Теодора. В ту же секунду, когда капитан требовательно протянул руку к газете, Грувз покорно вытянулся по струнке и прочистил горло:
– Это всего лишь газета, сэр… – промямлил он, уже не смея смотреть на попавшее в руки Норрингтона печатное издание.
– Это все лишь запрещенная газета, – поправил меланхолично Норрингтон, бегло и с нескрываемым презрением просматривая исписанные, казалось, вдоль и поперек листы.
– Откуда она взялась, позвольте узнать? – пристально уставившись на лейтенанта, Джеймс сохранил на лице самую невозмутимую маску, какую только мог себе позволить. Он и сам знал. Поскольку однажды видел пожилую бабушку Грувза в Лондоне, которой даже спустя десятки лет после свадьбы все никак не удавалось привыкнуть к суровому климату Туманного Альбиона после солнечной Барселоны. И Теодор прекрасно понимал, что такие посылки с почтового судна, что они недавно повстречали, повлекут неприятные последствия.
Грувз пытался подобрать нужные слова в ответ, пока младшие офицеры и несколько пехотинцев тихо стояли в стороне, словно сами не были причастны к деморализующему непатриотичному чтению. Вздохнув, капитан занес руку с газетой над фальшбортом и выкинул ее в море.
– Надеюсь, мне не придется объяснять, почему такого больше не должно повториться, правильно, мистер Грувз?
– Да, сэр, – глядя тоскливо на горизонт, Теодор шмыгнул носом и совершенно поник духом. Война шла уже четвертый год, но сами они вступили в нее официально всего лишь пару месяцев назад, и их хватило, чтобы новость разлетелась по всем углам разрастающейся британской империи. Когда же в адмиралтейство в Порт-Рояле поступило известие о том, что теперь все соседи – это вражеские укрепления, начался хаос. Вступать в бой при схождении в море или делать вид, что новость не дошла?.. Риск да и только, не говоря уже о постоянной проблеме в лице пиратов.
– Вижу землю, капитан! – прокричали со смотровой площадки, и Джеймс оглянулся к носу «Перехватчика», за которым уже выступала на горизонте блеклая, но все же заметная полоска суши.
– Разошлись!.. Лейтенант, когда мы прибудем в порт, вы останетесь на корабле.
– Но, сэр, я…– запротестовал было Грувз, но поперхнулся.
– Ночная вахта должна помочь от глупых мыслей в голове. К тому же, как прибудем, мне придется покинуть корабль.
– Срочное послание?..
Удостоверившись, что никого рядом нет, Джеймс с тяжелым вздохом кивнул и вытащил из кителя полученное неделю назад письмо из Порт-Рояла. Писали ему в лучшем случае штабные крысы со всякими оповещениями о грядущих смотрах или требованиях предъявить отчеты и судовой журнал, но в этот раз на письме красовалась адмиральская печать.
– Что-то важное, сэр?
– Нет, приглашение на чай, – возмутился тихо Норрингтон, невольно ужасаясь тому, насколько Грувз порой бывал невыносим своей странной инфантильностью. – Что-то связанное с Африканской компанией. Судя по всему, наш рейд не закончен…
***
–…А продолжается еще на недельку. Через три дня «Перехватчик» должен быть в Джорджтауне и сопроводить «Вепря» к нам в порт.
– Это мало, Оливер, что вы, – возмутился губернатор Суонн, в кабинете которого и происходила беседа. С одобрения главы города «Перехватчик» вновь должен был отправиться в путь, но на этот раз слишком быстро, едва причалив.
– Адмирал, это невозможно… Кхм, – на миг прикрыв глаза и моментально встав в стойку, руки за спину в замок, Джеймс застыл как камень. Он немногим мог проявить свое негодование приказом адмирала Уинтера, резко вставшего из-за стола, где покоился чай, с таким лицом, словно капитан оскорбил всю его родословную, причем слишком виртуозно, не по чину и не вовремя.
– Невозможно?! – прорычал Уинтер, шмякая об стол принесенный все же отчет, который Джеймс скрупулезно составлял минувшей ночью. Бумаги служили адмиралу скорее подносом для блюдца, но и за молот правосудия по звуку подошло не меньше.
– Если позволите, сэр, я поясню, – глядя прямо перед собой, Джеймс проигнорировал то, с какой ненавистью в нем прожигали дыры. Еще бы, ему уже лет пятнадцать минимум не могли забыть одно только происхождение, не говоря уже о завидном карьерном росте. Адмирал Лоуренс Норрингтон, царство ему небесное, успел оставить неизгладимый след в главном адмиралтействе в Лондоне. Потому его сына воспринимали не меньше чем угрозу стабильности и порядку в высших военных кругах, где за заслуги поднимались еще реже, чем за репутацию родственника. И это несмотря на то, что только стабильность и порядок были в приоритете у самого капитана, фамилией отца пользующегося разве что для подписей тех же отчетов. Чужой славой Джеймс не пользовался, стремясь только к собственной.
– Оливер, будьте снисходительней, мистер Норрингтон имеет… Моральное право после столь удачного рейда, – улыбнувшись в чашку, Уизерби по-отечески дружелюбно кивнул капитану, пока адмирал не видел. Джеймс позволил себе лишь едва заметно улыбнуться в ответ. Губернатор всегда проявлял мягкосердечность, когда речь шла о друзьях или добрых знакомых, в числе которых был и Джеймс. Сообща они много времени потратили на то, чтобы сделать Порт-Роял достойным городом, и в отличие от адмирала Уинтера, Уизерби видел в капитане потенциал сделать Ямайку жемчужиной в Карибском море.
– Слушаю, капитан, – ядовито ответил Уинтер, садиться, впрочем, не пожелав, а потому и Джеймс остался стоять на своем месте как монумент честности и законопослушности, не шелохнувшись.
– Мой экипаж не готов отправиться в Джорджтаун за трое суток, сэр. Мы неоднократно сталкивались с пиратами, «Перехватчик» нуждается в починке, а состав моих офицеров поредел на четверть. Люди вымотаны, сэр… Я понимаю обеспокоенность вашего друга, но…
– Мистер Бин, капитан, главный инвестор дохода губернаторской казны, – перебил Уинтер, больше не желая слушать никакие доводы. – Его плантации в конечном счете – наш ключ к благополучию всего города! На судно с его грузом напали не то пираты, не то испанцы, не то французы, черт бы их всех побрал! Команде «Вепря» чудом удалось избежать смерти, а я в чудеса не верю! Эскорт необходим, груз на корабле слишком ценный, так что позаботьтесь, чтобы ваши люди были готовы к плаванию через три дня! Свободны!
Покинув дом, Джеймс ненадолго задержался на крыльце поместья губернатора, чувствуя, как от негодования хочется что-то сломать. Лишь крепче зажав замок рук за спиной, он неторопливым шагом побрел через сад к воротам, про себя думая, что новость лишь прибавит ему злобных взглядов в спину, ведь только он отдаст приказ отчаливать от берега, едва на него взойдя, и только его будет ненавидеть команда… И почему-то с особенным раздражением ему напоследок вспомнился чай и лейтенант...
***
Спустя девять дней «Перехватчик» снова мерно покачивался у причала, но на этот раз его потеснил громоздкий «Вепрь», корабль нелицеприятный как внешне, так и по содержанию. Пока выгружали «ценный товар», едва ли кто-то кроме детей и постоянно любопытного лейтенанта Грувза уделял ему внимание. Прохожие спешили от причала на рынок или по местным тавернам, разбросанным по береговой линии, и никому в голову не приходило уделить ценному грузу с «Вепря» хоть немного времени. Это была непримечательная норма, с которой каждый житель колониальных островов Его Величества уже давно свыкся как с будничной рутиной.
– Рабы, – вздохнул Грувз с двойственными чувствами – омерзения и жалости. Некоторые из негров плохо перенесли тяготы плавания от мыса Доброй Надежды и теперь представляли собой особенно печальное зрелище.
– А вы ожидали что-то другое в трюме судна, принадлежащего работорговцам? – пройдя мимо лейтенанта, между делом поинтересовался Джеймс, даже не подняв глаз от списка ремонтных материалов, которые потребуются «Перехватчику» на верфи. Последовав за капитаном к трапу, чтобы спуститься с судна на причал, Грувз обогнул проходящих на борт матросов, чтобы поспеть за Норрингтоном на берег.
– Мне больно видеть, что божьи создания находятся в таком ужасном состоянии, – пробурчал Грувз, и Джеймс резко затормозил, из-за чего лейтенант вынужденно остановился сам, почувствовав, что сказал явно лишнее.
Захлопнув папку с бумагами, капитан хмуро и откровенно ожесточенно осмотрел прибывший в порт товар, который уже вереницей вели к нескольким тачкам, чтобы доставить на плантации.
– Такие же божьи создания поймали их как животных и продали за гроши или безделушки, – вкрадчиво и тихо ответил Джеймс. – Мы не ловим их по всей Африке, лейтенант. Они сами ловят друг друга. Божьи ли это создания, если готовы себе подобных отправить почти наверняка на смерть?
Повисло молчание, от которого и самому Норрингтону вдруг стало не по себе. Сконфуженно взглянув на рабов, Джеймс бросил взгляд на скалистый берег, где под арочным выступом в воде колыхались подвешенные скелеты пиратов. Стиснув зубы от тихой злости, Норрингтон манерно расправил плечи и всунул папку в руки лейтенанта.
– Цивилизация требует жертв. Радуйтесь, что у вас испанские, а не африканские корни, мистер Грувз. И займитесь наконец делом. Идите на верфь, пусть готовят материалы заранее, я не хочу слушать оправдания, что мы слишком поздно подали списки.
– Капитан Норрингтон, – раздался звучный голос адмирала Уинтера, и Джеймс рефлекторно развернулся и козырнул, коснувшись треуголки. Грувза к тому моменту и след простыл.
– Доброго дня, сэр, – апатично отозвался Норрингтон, едва ли радуясь встрече со старшим по званию до обеда. Да еще и в компании своего доброго друга.
– Мистер Бин, – учтиво кивнув, Джеймс отметил про себя, что мужчина выглядит достаточно сильным для плантатора сахарного тростника, чем мог бы зажиточный торгаш, привыкший к тому, что за него все делают рабы. Единственное, и по сути главное, что отталкивало от мистера Бина – это глаза. Неживые, но пристальные, от чего Норрингтону идея вдруг озвученного адмиралом предложения отметить удачную доставку на самой плантации в поместье Бина пришлась как нож под ребра.
Словно заметив эту предательскую мысль, адмирал многозначительно вздернул брови, ожидая исключительно один ответ.
– С удовольствием, сэр. Я обязательно приеду к ужину, – выдавив из себя улыбку, Джеймс спокойно выдохнул лишь когда адмирал покинул причал, а вслед за плантатором выкатились в сторону восточной дороги несколько повозок с весьма печальными людьми, чьей судьбе можно было только посочувствовать.[NIC]James Norrington[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i600/1708/35/8bac2b76e663.png[/AVA][SGN]http://s013.radikal.ru/i323/1708/01/d6f06256ffad.png[/SGN]

Отредактировано Admiral N (2017-08-19 16:38:51)

+2

3

-Мисс Суонн, мисс Суонн,- о святые, помогите мне пережить очередной день в ужасных пышных платьях и с кораблем на голове,- мисс Суонн, осталось немного, прошу потерпите.
Служанки то и дело начесывали и закалывали мои волосы, которых такими темпами почти и не останется. Платье жало и терло во всех местах, которых можно, особенно подмышками, из-за чего приходилось держать руки выше, чем можно было бы себе представить. Я была похожа на ту куклу, которая была в шкатулке-шарманке.  Хотелось даже себе под нос прожужжать надоедливую мелодию.
-Мисс Суонн, тут Ваш господин губернатор явился, просит Вас,- о! Ну хоть единственный здравомыслящий человек пришел, может вообще скажет, что не нужно было наряжаться в подарки дядюшки Бина.
-Отец,- я вышла из-за ширмочки, которую услужливо подвинули в сторону, дабы я не упала, что было неоднократно,- отец, оно мне тесно и неудобно. Почему я должна выглядеть как кукла? Тем более, что дядюшка всего лишь на день у нас.
Этот странный мистер Бин, владелец огромных плантаций где-то в стороне от Порт-Рояла, прибыл к нам в дом сегодня рано утром, и весь день улаживал дела с моим отцом. Вот только… Не прошли его дела и мимо меня. Даже не хочу думать, что там он захотел устроить за планы.
-Милая, мистер Бин, очень нам помог, поэтому будет верхом невежества не примерить его подарок, к тому же… Сегодня, в восемь часов будет званный ужин, на котором я очень хотел бы видеть тебя, - ну вот… вечер за книжкой мне не провести.
Я выдыхаю и опускаю руки, которые уже очень устали висеть слишком высоко от тела, а вот если опустить… Я ненавижу все женские штуки, которые приходится на себя вешать. Похожа на пальму в рождество, ну или на елку в Англии, лет десять назад.
-Хорошо, отец,- я грустно выдыхаю, но стараюсь, чтобы отец этого не заметил, потому что его надо радовать, ему и так нелегко.
-Я рад, Элизабет, ты сможешь скрасить этот унылый вечер в обществе любителей похвастаться количестве плантаций и выращенного сахарного тростника, как будто бы они сами это делали,- отец довольный удаляется из моей спальной комнаты, а я продолжаю строить из себя манекен, чтобы мне сделали прическу и прицепили маленькую шляпку на верхушку башни из моих кудрей и каких-то примочек под них.
***
Гулять в ожидании вечера в тесном платье, под палящим солнцем не самая лучшая затея, как впрочем, и просто провести день, закрывшись в своей комнате, читая Джозефа Аддисона. Хоть он давно уже умер и похоронен в Вестминстерском аббатстве, но все так же популярен в постановках в Лондоне, да и на окраинах. А мы здесь, на островах, совсем уже забыли что такое выход в свет, ну и хвала Богу, потому что я бы не выдержала чопорности английских девиц и их престарелых мамаш, которые стареют уже к тридцати годам, и выглядят как старухи… Как дядя Бин, которого хоть обряди в платье, лучше не станет. Вот и приходится ему выделяться из толпы таких же плантаторов еще большим состоянием, связями с моим отцом и мною. Кстати! Для того, чтобы хоть как-то понять, что же движет циничным, везде ищущим выгоду человеком, я решила подслушать разговор между отцом и дядей. Вот только я не ожидала, что в кабинете будет столько мужчин!
Капитана Норрингтона я сразу же узнала и была крайне удивлена, поскольку среди остальных негодяев, не считая отца, он таким не был никогда, он смотрелся крайне нелепо. Я выдохнула, едва слышно, потому что стояла возле щелки из потайного шкафа, двери которого могли открываться внутрь отцовского кабинета. Адмирал Уинтер, дядя Бин, отец и мистер Норрингтон. Компания была не самая радужная, да и судя по морщинам отца и военной выправке капитана, я бы сказала, разговор тоже не самый радостный. Вот тут-то точно необходимо было узнать почему, похоже именно поэтому состоится унылый ужин.
– Невозможно?! – прорычал Уинтер, ударяя об стол толстую кипу бумаг, что я аж подпрыгнула, и на волосок была от гибели, потому что тяжелая книга с оглушительным шуршанием, но видимо только для меня, поехала по полке и скатилась с моего платья, ударив меня по ноге.
Да уж, не хотела бы я быть на месте капитана Норрингтона, потому что как минимум двое из него хотели сделать пиратское утопленное судно, изрешеченное снарядами. Капитан нравился моему отцу… И мне бы он тоже нравился, если бы не одно но… Он старше меня! Да и намного интереснее мне с Уиллом, нежели с мистером Норрингтоном, он забавный, бывает порой даже милым, но как вспомню наше плаванье из Англии сюда, так вздрогну! Я помню его, высокого, грозного, резко отдающего приказы матросам, что аж хотелось спрятаться под лестницу, ведущую на капитанский мостик не вылезать…
Хотя, вот вспомнив это, я совсем перестала жалеть капитана Норрингтона, вот ни капли не было сожаления. Зато отца стало жалко, ну ведь он не виноват, что ему приходится участвовать во всем этом, лишь потому что однажды стал губернатором Суонном.
Половину разговора я благополучно прослушала, потому что боролась с юбкой, которую так и придавила книга, но из-за тесноты шкафа, я не могла поднять ее. Зато как только избавилась от неудобности, я вновь прильнула к щели, чтобы послушать.
-… Его плантации в конечном счете – наш ключ к благополучию всего города! На судно с его грузом напали не то пираты, не то испанцы, не то французы, черт бы их всех побрал! Команде «Вепря» чудом удалось избежать смерти, а я в чудеса не верю! Эскорт необходим, груз на корабле слишком ценный, так что позаботьтесь, чтобы ваши люди были готовы к плаванию через три дня! Свободны! – адмирал кричал, хотя не могу понять, почему. Дом отца, кабинет отца, а на всех кричит адмирал. Глупость какая-то, да и только. Вот только… Ах ты ж! теперь мне все понятно. Груз, плантация, «Перехватчик», «Вепрь». Все ясно и просто. Только вот зачем дяде Бину нужна была я? Совсем непонятно.
Я выбралась из шкафа только после того, как все разошлись. Книжку нужно было вернуть на место, а для этого стоило поднять ее с пола, вот и пришлось слегка попотеть. Зато отец ничего не заподозрил, когда застал меня в своем кабинете с книгой в руках.
-Элизабет, а я и не заметил, как ты прошла мимо меня,- он был рассеян и слегка расстроен.
-Отец, я просто не хотела тебе мешать, видимо дядя пришел с большими делами, вот я тихо и прошла мимо. За книгой,- я передернула плечами и потрясла книгой перед лицом отца, не люблю ему врать, но очень уж часто приходится это делать последнее время.
***
Спустя три дня после подслушанного разговора, я мерно качалась в карете, которая везла меня к дяде. Все было сделано с одной единственной целью. Найти мне достойную партию для женитьбы. В городе мне прочили в мужья капитана Норрингтона, кого-то еще, с кем я косвенно была знакома, но лично никогда. Вот теперь нашелся еще один кандидат. Какой-то дядюшкин племянничек, совсем дальний родственник, внезапно оказавшийся возможным наследником бездетного дяди Бина. Смотреть на это чудо на тоненьких ножках, засунутых в чулки, да к тому же совершенно не светского вида, было уморительно. Вот только вести разговор с ним было весьма и весьма утомительно, потому что по большей части этот малый пытался говорить о тростнике, который он весьма прекрасно знал, ну и о том, что рабы должны быть рабами.
Вот последнее меня больше всего разочаровывало в мальчишке. Собственно, я согласилась на эту поездку лишь для того, чтобы… Да, я решила освободить новых рабов, которых должен был сопровождать «Перехватчик». План у меня был совершенный.
Когда «Вепрь» высадит всех своих пленников, я прослежу за тем, куда их отведут, потом, ночью, забрав ключи от клеток, я открыла бы их и высвободила. Собственно, именно для действия на одни сутки, я согласилась провести в доме дяди Бина почти две недели, слушая постоянные разговоры много болтающего племянника дядюшки.
Через девять дней после разговора, во дворе дома дяди Бина меня снова поймал его наследничек и сладко пропел:
-Мисс Элизабет, сегодня будет ужин в честь удачного прибытия кораблей в порт, Ваше присутствие как почетной гостьи хозяина плантации обязательно,- ух… так бы и стукнула по этой учтивой роже маленького зазнайку. Мальчишке дай Бог лет восемнадцать было, но он так себя носил, так двигался, как будто бы он уже лет двадцать прожил как дядя Бин. Ух! Глаза б мои его не видели.

[NIC]Elizabeth Swann[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i632/1510/96/e10a75ccfa8a.png[/AVA][SGN]http://s017.radikal.ru/i400/1510/3f/e72217917360.png[/SGN]

Отредактировано Беззуб (2015-10-07 08:14:59)

+1

4

– Может быть, в кои-то веки принарядитесь, сэр?.. Темно-синий вам, конечно, очень подходит, но…
– Джонатан, я не для того тебя приглашал из столицы, чтобы ты каждый день давал повод об этом пожалеть, - раздраженно проворчал Джеймс, запрягая вороного Алмаза в небольшой конюшне во дворе дома. Карету нанимать не хотелось, а свой собственный экипаж Джеймс так и не приобрел, считая изыски излишними для простого офицера королевского флота, пускай деньги и позволяли ему делать подобные покупки. Средства позволяли жить достаточно роскошной жизнью в окружении прислуги и богатого убранства, но прислуга чаще работала, пока капитан находился в море, чем при нем. В собственном поместье, что располагалось ближе к черте города у джунглей, капитану вообще ничего бы не приходилось делать самому, если бы не одно но – природное упрямство.
Джонатан Милтон, дворецкий капитана Норрингтона и, по-хорошему, единственный человек во всем Порт-Рояле, кто знал его с детства, ухитрялся сохранять самое невозмутимое выражение чопорного лица, даже когда Джеймс возвращался спустя месяцы долгого плавания не редко раненный, а еще чаще просто через чур уставший. Ему было не привыкать к скверному характеру хозяев с фамилией Норрингтон, ведь Милтон служил еще при адмирале Лоуренсе в Лондоне и несколько раз даже отправлялся с ним в плавания по Атлантике. Поэтому Джонатан мог с чистой совестью сказать, что сыну до отца еще далеко. Джеймс хотя бы не пытался сам себя лечить, как Лоуренс, что грозило смертью куда больше, чем нанесенные колотые или огнестрельные раны. Но упрямство оставалось неизменной общей чертой всего семейства, а в единственном сыне Лоуренса отразилось еще и с достаточно изысканной ядовитостью, потому Джонатан лишь интересовался, как и очередным приятным теплым вечером, прислушаются ли к нему или нет. Хоть раз… Хотя бы по важному поводу?
– Если я не ошибаюсь, сэр, на ужине будет и мисс Суонн, – как бы между прочим уточнил Милтон, позволив себе скосить взгляд на занятого капитана. На долю секунды Норрингтон ожидаемо замер на месте, только взявшись за подпругу.
«Элизабет…» – подумал он про себя, не заметив как сердце от чего-то остановилось, и лишь по воле разума снова забилось в привычном темпе. Но спустя еще мгновение вдруг охватившее его просветление тут же сменилось обыкновенной задумчивой хмуростью.
«В таком случае и губернатор… Странный ужин»
– Кхм, – проверив, все ли правильно и надежно закрепил, Джеймс похлопал Алмаза по загривку и со вздохом обернулся к стоящему за спиной дворецкому.
– Я там не задержусь, выражу свое почтение к хозяевам и столь почетным гостям и сразу же назад.
– Я бы посоветовал вам по возможности отдохнуть и повеселиться, сэр.
Джеймс не удержался от широкой наглой улыбки.
– Меня не было месяц, а ты уже устал от моей компании?
– Что вы, сэр, - попытался искренне возмутиться Милтон, но ничего с возмущением не получилось. Выведя Алмаза под уздцы во двор, Джеймс взобрался в седло, слегка неловко, откровенно отвыкнув от сухопутной жизни в целом и от езды в частности.
– Приятного вечера, сэр, – Милтон услужливо открыл ворота.
– Хотелось бы в это верить, – бросил напоследок Норрингтон, выезжая на улицу.
Джонатан еще недолго провожал капитана глазами до первого же поворота в городской темени, тихо затворил едва слышно скрипнувшие ворота и неторопливо направился во вновь опустевший дом.
***
Алмаз, словно чувствуя беспокойство ездока, упрямо воротил головой, стоило ему спрыгнуть перед поместьем на тропинку и направиться к сияющему теплым рыжим светом дому плантатора. Огромная территория, которой владел Бин, была полностью покрыта зеленым морем сахарного тростника, разделенного на невероятно аккуратные даже для несведущего человека сектора. Кто-то из рабов еще трудился, не разгибая спины и собирая порцию урожая под бдительным и явно ненавистным взором охранника с плетью-кошкой в руках.
Зная, какое это суровое и беспощадное орудие, если уметь им пользоваться, Джеймс быстро отвел взгляд в сторону. На пороге дома тоже стояли охранники, оберегая хозяев поместья и важных гостей. Или они всегда сторожили двери под роскошным крыльцом?
Алмаз грозно фыркнул и потянул повод, делая шаг назад, чем вынудил капитана все же обратить на неспокойное животное больше внимания.
– Да что с тобой? Тоже отвык от меня?..
– Я помогу, сэр, пожалуйста, – вдруг раздался голос сбоку от низкорослого и в меру упитанного конюха, перехватившего Алмаза под уздечку, – вас уже ждут! – Напомнил прислужник, от чего Норрингтон демонстративно важно выпрямил спину, потирая руки.
«Потрясающе…»
На пороге, где по обе стороны проема стояли весьма габаритные фигуры охранников, Джеймс с деланным равнодушием представился и дождался, когда ему откроют двери. В обществе незнакомых или слишком важных людей он всегда старался придерживаться общепринятых правил поведения, как бы не старался его упрекнуть в обратном Милтон.
– Добро пожаловать, капитан, – учтиво поприветствовал его хозяин дома.
– Наконец-то! Мы уже заждались, – увидев в просторной столовой Джеймса, адмирал Уинтер поспешно отвернулся к своей тарелке, уже набитой едой как в последний ужин в его жизни.
– Мисс Суонн, – первым делом поклонившись леди, Джеймс поприветствовал и губернатора, и мистера Бина, слегка скептическим взглядом осмотрев молодого человека, что восседал рядом с губернаторской дочкой.
– Мой племянник, Натаниэль, – с тихой гордостью назвал родственника мистер Бин, и когда все уселись за стол, решил поднять первый тост.
Оказавшись по левую руку от адмирала, Джеймс сел за стол с невыразимым чувством, которое наверно испытывали все преступники, вдруг оказавшись за решеткой. С этого момента все речи, разговоры и шутки были посвящены исключительно плантациям и экономике, политике и войне, о которой один из офицеров даже не заикался, опасаясь не сколько небесной кары, сколько штрафов. Адмирал Уинтер уже года два не вылезал из офиса в штабе на Кэнон стрит, поэтому о реальной военной ситуации знал очень мало. Но звание и положение не позволяли ему признаваться в своей неосведомленности, что Джеймс прекрасно понимал, молча или вслух соглашаясь с на редкость затуманенным мнением старшего по званию. В частности, нападение на «Вепрь» сам Джеймс считал делом рук пиратов, а не враждебных им теперь французов или испанцев, уж слишком много было повреждений у корпуса корабля, когда «Перехватчик» оказался в Джорджтауне и офицеры своими глазами увидели корабль для эскорта.
Норрингтон едва ли удивился тому, что в скором времени такие беседы наскучили единственной даме в сугубо мужской и скучной компании. Поспешно встав чуть ли не первым из-за стола, когда мисс Суонн решила ненадолго отлучиться, он позволил себе бросить ей вслед короткий взгляд и со вздохом устроился назад, как и все собравшиеся.
– Не могу в который раз отказать себе в удовольствии восхититься вашей дочерью, губернатор, - начал было мистер Бин, недвусмысленно кашлянув, чтобы племянник собрался с мыслями и поддержал хвалебную речь.
– Она умна и прекрасна! Завидная невеста, – выдавив неловкую улыбку, юноша сник под грозным взглядом дяди, но губернатору и таких слов хватило, чтобы расцвести искренней улыбкой.
– Благодарю, она и в самом деле как сокровище. И вся в мать, отрада для моего старого сердца.
Еще минут двадцать хозяева дома пытались убедить губернатора в том, что он молод и на удивление прозорлив, тихо сведя речь к плантациям и их поддержке из губернаторской казны.
Джеймс уже искренне жалел, что привычка пить мало по сути обрекает его на вдумчивое осмысление всех бесед, но из этакой обреченной дерзости все же потянулся за кувшином с вином, чтобы налить себе очередной бокал. Кувшин стоял не так близко и ему пришлось слегка привстать и нагнуться вперед. Но взять хрустальную посуду он так и не смог, невольно вздрогнув от неожиданно раздавшегося выстрела. На темно-синию ткань кителя брызнула алая кровь, а завалившийся с простреленной головой адмирал Уинтер рухнул за спиной капитана вместе с двумя стульями. Резко бросив взгляд в окно, где в темени наступивших сумерек вновь сверкнуло ружье, Джеймс первым делом кинулся к губернатору.
– Вниз!! – очередной выстрел не заставил себя долго ждать, но на этот раз неизвестный промахнулся.
Уизерби спрятался под стол, куда забился и напыщенный Натаниэль, трясясь от страха. Мистер Бин же ринулся к холлу, где в шкафу хранилось оружие, а гости оставили свое собственное на комоде. В дверь уже ломились, но Бин успел затворить тяжелый засов, явно предназначенный для подобных случаев.
Схватив свой пистолет и шпагу, капитан оглянулся на вопли из столовой, куда через окно кинулись самые смелые из бунтовщиков. Темнокожие рабы с яростными почти звериными оскалами явно жаждали крови и не важно чьей. Пока мистер Бин сражался с первым уже успевшим схватить губернатора бунтовщиком, капитан занял позицию у окна и быстро засадил клинок в грудь еще одного раба, решившего помочь товарищу. Успев просунуть вместе с рукой факел, раб выпустил его из ослабевшей хватки под занавесками, из-за чего мгновенно вспыхнула тюлевая ткань. В зареве начинающегося пожара сражение мистера Бина с темнокожим выглядело сценкой из театральной постановки, страшной и кровавой. Перерезав негодяю глотку, Бин и сам оказался залитым кровью.
– К черному ходу, скорее! – крикнул он, хватая опешившего племянника за локоть, чтобы потащить за собой на кухню, но и там уже оказались враги.
Помогая растерявшемуся губернатору идти, Джеймс заметил, как на них летит, занося тесак для мяса, озверевший и дорвавшийся до мести раб. Не растерявшись, Джеймс выхватил из-за пояса пистолет и прострелил нападающему голову аккурат промеж глаз.
– Бегите! – скомандовал Норрингтон, вылетев на улицу первым, где тут же пришлось скрестить шпагу с очередным соперником, тем самым отгородив Суонна от беды.
– Моя дочь! Элизабет! Где Элизабет!? – чуть было не вернувшись в дом, губернатор подпрыгнул на месте, когда из огненного вала, в котором пылала уже вся кухня, вылетел еще один раб. Выстрел намертво скосил негодяя в бок, Норрингтон выкинул ставший бесполезным пистолет и наконец смог расправиться с соперником, что пытался зарезать его доставшейся от охранников саблей.
– За мной!
Поспешив к конюшням, где встревоженные животные в большинстве своем вырвались из денников, Джеймс перешел через труп конюха и открыл дверцу самого крайнего, в котором нетерпеливо топтался Алмаз.
– Садитесь, сэр, времени нет!
– Но Элизабет?
– Спасайтесь, я найду ее, клянусь. Вам надо вернуться в город, сэр! Быстрее!
Суонн все же осознал, что дочери поможет скорее с подкреплением, чем своими собственными руками, и вскоре губернатор взобрался в седло, поскакав в джунгли, а Норрингтон, услышав нечеловеческие вопли из дома, с секундной задержкой, чтобы собраться с духом, вернулся назад под своды уже горящей крыши.
Мистера Бина на кухне и след простыл, зато над его племянником нависло сразу двое. Натаниэль жался к стенке с попадавшей посудой, пытаясь закрыться кастрюлями. Услышав за спиной шаги, оба раба обернулись не достаточно вовремя, чтобы защититься – одного капитан нашпиговал на лезвие насквозь со спины, а второго с силой пнул в бушующий в камине огонь, обеспечив не мало ожогов на лице и руках. Вытащив уже по рукоять окровавленную шпагу, Джеймс увидел как в коридоре мелькают дьявольские тени, быстро схватил юнца за шкирку и выкинул через горящий черный ход на улицу.
«Надо где-то укрыться и понять, где Элизабет… Надо сменить позицию...» - пытаясь думать рационально и логично, Джеймс снова схватил ноющего мальчишку за воротник дорогого расшитого камзола и помог ему встать на ноги.
– Где еще есть оружие?
Ответа не последовало, уж слишком громко стучали у Натаниэля зубы. Норрингтон встряхнул его посильнее, наконец поймав более осмысленный взгляд:
– Соберитесь, мастер Бин, сейчас от этого зависит не только ваша жизнь, но и жизнь Элизабет!
– Домик охранников! Если он еще не з-занят.
– Разберемся, – многообещающе пробурчал Джеймс, подтолкнув Натаниэля вперед себя, чтобы показывал дорогу.
[NIC]James Norrington[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i600/1708/35/8bac2b76e663.png[/AVA][SGN]http://s013.radikal.ru/i323/1708/01/d6f06256ffad.png[/SGN]

Отредактировано Admiral N (2017-08-19 16:39:08)

+1

5

Моя бы воля, надела бы унылую маску и сидела так весь вечер, но! Мое такое поведение всегда сильно задевало отца, а уж его-то я не хотела расстраивать. Поэтому улыбка и учтивые разговоры были моими спутниками на этом унылом вечере.
Весь вечер я прокручивала в голове мой скромный план: покинуть общество мужчин ближе к одиннадцати под чисто женским предлогом (определенно он у меня был, большая проблема есть наравне со всеми, но при этом не иметь возможности выпучить живот, чтобы еде было где разлечься), прокрасться в комнату охраны, забрать ключ от темницы, в которую посадили новых рабов, пробраться в нее и открыть. Все! И моя миссия будет исполнена.
В принципе, представляя себе все в красках, я почти и не заметила как прибыл капитан Норрингтон, если б он не обратился ко мне, я так и продолжила смотреть в бокал с вином, стараясь не слышать ненавистные мне разговоры.
Благо, мне было интересно украдкой наблюдать за капитаном, то как он старался скрыть свое истинное отношение ко всему нас с ним окружавшему. Вот уж кто явно должен жить в море! Вдыхать морской воздух полной грудью и каждый день встречать по паре горсток пиратов, так это капитан Норрингтон, а не эта штабная крыса адмирал. Я даже краем губ улыбнулась своим мыслям, переводя взгляд с одного офицера на другого.
Но мое внимание резко привлек собеседник по левую руку от меня, мало того что он был надоедлив, так еще и крайне неуклюж. Этот недотепа умудрился зацепить рукавом своего костюма ложку, которая была засунута в паштет. И что можно было дальше предвидеть? Правильно, паштет полетел в лоб служке. Чернокожему мальчонке лет пятнадцати на вид, в каком-то глупом голубом берете и таком же расшитом камзоле и белых чулках и туфлях, разодетый как безвкусный франт. Захотелось самой зарядить ложкой в лоб этому негодяю, который под одобрительный взгляд своего дяди слегка начал прихихикивать, трясясь как грудь девицы легкого поведения на Тортуге.
Это меня и заставило вскочить с места.
-Господа, мне очень приятно ваше общество, однако за невозможностью поддерживать разговор на должном уровне, вынуждена покинуть вас. К тому же, усталость берет свое и будет совсем нетактично покинуть вас носом в тарелке,- отец покачал головой.
Знал бы ты, папа, какие на самом деле я хотела сказать слова! Ты бы ужаснулся, откуда твоя дочурка может знать такое и стал бы осмотрительнее в выборе литературы для своего дома. А эта дочурка уже бегом рванула в сторону сторожки, стуча каблуками по гулким пустынным коридорам дома плантатора. Надо было все же другую обувь надевать, но мне нельзя было мешкать, мало ли когда все захотят разойтись. Вот поэтому я не так тихо подкралась к сторожке, где на больших крюках висели многочисленные ключи от всяческих дверей плантации. Поначалу я даже опешила от такого количества ключей, но спустя полминуты взглядом сквозь щелку двери смогла разглядеть нужную связку. Оставалось только зайти в комнатку в ширину максимум десять шагов, в длину, наверное, шагов пятнадцать. В ней стоял простой деревянный стол с выщербленными от старости и плохого ухода торцами, вокруг стояло три стула, но внутри я видела только двоих.
В надежде, что третий не стоит за дверью, я открыла и с широко распахнутыми глазами прерывисто и быстро стала кричать:
-Скорее!- в этот момент стала тыкать руками в открытое за дверью пространство,- Быстрее! Там! На плантации! Рабы! Напали! На… - и тут я задумалась, во вранье я не была особо сильна, поэтому нужно было не переборщить, но и быть убедительной,- На! На племянника! – вот не хочу я вспоминать его имя,- На Натаниэля! Он стал поднимать пыль, как обычно! – что было вполне для него естественно, - и попал камнем в глаз одному уборщику тростника, а второй накинулся на него! Надсмотрщик не справится, там их много вдруг стало! Я видела все это с балкона! Дядя и отец далеко, они с адмиралом и капитаном решили поиграть в карты, - ох…. И гореть мне за это в аду, но отец быстро простит меня, я уверена.
Вот в чем я не была уверена, так это в том, что недалекие умы, которым поручили одну простую задачу – никого не подпускать к ключам, решат, что мне можно доверить следить за ними.  Однако, я зря так была настроена на проигрыш. Они их не просто доверили! Они кинулись спасать засранца племянника, оттолкнув меня от прохода. Неслыханная по временам дерзость, у меня даже от такого безобразия перехватило дыхание.
Но долго оставаться в шоке мне нельзя было, поэтому я скоро схватила свою связку ключей и поспешно направила в сторону подвала под домом, где и находился так называемый «отстойник» для свежих рабов, которые должны были привыкнуть к неволе. Возле входа никого не было, оно и понятно, зачем акцентировать внимание? Зато вот внутри меня ждали… Отчего-то меня ждал только один какой-то совсем юный малец. Ах! Ну точно, кто еще может сторожить рабов, которые не понимают по-английски, да к тому же  напуганы? Совсем зеленый мальчуган, в принципе, все логично.
Вот как его бы спровадить? Таким же способом, как и тех, в сторожке, не получится. Зеленые –такие зеленые. Они упертые, своей головой не думают, дословно исполняя приказы начальства. Стукнуть по голове – не вариант, мне его очень жалко, да и сил не хватит, чтобы его отправить к Морфею. Его надо было обманом выставить за дверь, а самой вывести рабов через второй вход. Дядя ведь не дурак, у него есть куча путей для отхода, либо вывода нажитого добра в случае пожара. Так что он очень предусмотрительно сделал второй вход как раз недалеко от решетки новеньких.
-ТСсс, - я тихонечко зову мальчишку, заглядывая внутрь, -тсссс, пойди сюда, я тебе кое-что принесла, - вижу как ему хочется, но этот юношеский запал совсем не дает мозгу работать, - это из кухни, ты же есть хочешь,- он вечно тут голодный ходит, тоже жалко.
И вот когда все же голод перебарывает чувство долга и здравый рассудок, мальчик едва передвигая ногами выходит, где спотыкается о раскиданный мною остов тростника, который видимо, был приготовлен для скота или еще чего, мне было не понятно. И вот, когда солдатик летит пахать носом землю, я уже забегаю в темницу и защелкиваю за собой засов, который все же с большими усилиями и скрипом отделяет меня, рабов от маленького королевства плантации.
Немногочисленные факелы тускло освещали сырое мрачное помещение, у меня было ощущение, что я где-то даже слышала покапывание воды, но может это уже было мое воображение.
Мое дело было только открыть ключом одну дверь, да показать на другую. И все, я буду большой умницей, если бы не одно но. Наш языковой барьер и некоторая враждебность по отношению ко мне, которую я все же свалила на общую усталость людей и страх.
Вот только они-то не были настроены так оптимистично, как я. И вот, открыв скрипучую, как и все здесь, дверь, я жестом показала, что рабы могут быть свободны и могут идти в другой выход, самый большой и агрессивный из них, схватил своей немытой потной черной рукой мое плечо и ухмыльнулся-оскалился. По сверкнувшему в полумраке взгляду я поняла, что весь мой план был сделан зря. Эти люди должны были работать на дядю, пока не умрут. Вот только пожалеть о содеянном и попросить всех вернуться назад, мне не дали. Грубо вытолкали из подвалов, потащили за собой, в темноте я даже не смогла разглядеть, да и боролась весь путь с подступившей к горлу тошнотой от запаха немытых черных тел и все ситуации.
Что я наделала! Лишь бы отец и капитан Норрингтон не пострадали…
Меня притащили в оружейную, у меня даже возник законный вопрос – откуда они знали о ее существовании, ведь это были свежие рабы, которые даже по плантации не гуляли. Значит, все это было тоже заранее спланировано, а я лишь помогла исполнению. Ну что ж, надеюсь, в этой суматохе никто и не подумает о том, что губернаторская дочь помогла бунту рабов. Если вот только губернаторская дочка не будет обесчесчена, убита и брошена на съедение каннибалов к концу вакханалии.
Вокруг стали раздаваться выстрелы, и я не заметила, как слезы полились из моих глаз, и я стала шептать что-то о пощаде. Я была даже согласна носить дядины платья и ходить на светские приемы, лишь бы все уже закончилось и меня вытащили из лап этих грязных обезьян. Чтобы хоть как-то отвлечься, я стала разглядывать обстановку домика охранников, где стихийно образовался штаб восстания.
Отчасти, я была рада, что моя вдруг унылая жизнь заиграла яркими красками восстания с похищением и стрельбой, но я очень боялась, что все это затянется настолько долго, что в конченом итоге, кто-нибудь погибнет или будет ранен. Видимо, в связи с большими переживаниями, мой мозг отказывался верить в то, что уже кто-то пострадал и, может быть, погиб! А может даже мой отец!
И, что было бы весьма обидно, в сухопутном бою, мог бы пострадать или погибнуть капитан Норрингтон.
[NIC]Elizabeth Swann[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i632/1510/96/e10a75ccfa8a.png[/AVA][SGN]http://s017.radikal.ru/i400/1510/3f/e72217917360.png[/SGN]

Отредактировано Беззуб (2015-10-07 08:14:47)

+1

6

Казалось, хуже уже быть попросту не могло. Во всполохах огня, что в считанные минуты уже сияли ярким пожаром на крыше поместья, их передвижение среди тростниковых зарослей оставалось неприметным, но в то же время ужасно рискованным. А все потому, что чем ближе был домик охраны, расположенный на другой стороне плантации, тем чаще мастер Бин сокрушался о своей печальной участи. Чаще и на беду капитана Норрингтона громче. От страха у парнишки стучали зубы, а глаза так и норовили выпасть из орбит от любого шума со стороны тропинок, что разделяли тростниковое поле на участки. Между ними с оружием в руках бродили беглые рабы, то пиная трупы своих павших надзирателей, то хвастаясь трофеями, что успели вынести из горящего дома хозяев. Дозорные плохо справлялись со своей задачей, хотя откуда им было знать, как ее выполнять, думал про себя Джеймс, стараясь сохранять рассудительность даже в те моменты, когда ужасно хотелось пристукнуть невольного спутника, лишь бы перестал скулить. Ему и так приходилось пробираться на корточках поодаль, чтобы недалекие чернокожие считали шум за баловство ветра.
– Плохая идея… Плохая идея… Дядюшка погиб. Они его наверняка растерзали и съели! – сокрушался Натаниэль, хватаясь за голову. Все происходящее в ней просто не укладывалось, а когда пыталось, вызывало боль и душераздирающий протест. Не справившись с эмоциями, отчаявшийся аристократ вскинул голову к несправедливым небесам с откровенным укором и слезами, просто рухнув на колени. Тростник мольбам не внял и зашуршал в самый неподходящий момент, когда один из бунтовщиков проходил мимо. Джеймс готов был поклясться, что убьет мальчишку сам, если его не опередят. Бунтовщик покрепче взялся за трофейный мушкет и пошел аккурат к тому месту, где сидел и ныл мастер Бин, совершенно не обращая на угрозу для своей жизни уже никакого внимания.
«Черт тебя побери», – выругался Норрингтон, беззвучно злобно выдохнув и направившись врагу наперерез. Темнота и вдруг начавшиеся около дома переговоры явно помогли отвлечь внимание дозорного, чем Джеймс и воспользовался. Прежде чем раб увидел бывшего хозяина в грязи и с заплаканным лицом, капитан наскочил сбоку, выдрав из мушкета байонет и с размаху засадил клинок негодяю в горло, утащив того вниз в заросли, чтобы никто не заметил быстрой схватки и ее кровавых последствий.
Натаниэль запоздало всхлипнул от ужаса и попытался было дать деру, но Норрингтон схватил его за шею и зажал рот рукой, в очередной раз слегка встряхнув. В руке еще был нож, но такая мелочь капитана совершенно не волновала в отличие от чужого безответственного поведения. Грешно было жаловаться, что парнишка остался жив, но он напрашивался на иной исход начавшейся страшной ночи. Самое опасное еще было впереди, и Джеймсу нужна была помощь, а не новая обуза.
– Слушайте внимательно, – процедил сквозь зубы капитан, уже еле сдерживая злость, но от того говоря явно убедительно и беспрекословно, – вы пригласили в дом важных гостей и не смогли обеспечить им безопасность на собственной земле… В результате уже погиб старший офицер Его Величества, чуть не погиб губернатор Ямайки и сейчас одному Богу известно(!) что случилось с вашим дядей и мисс Элизабет… И я вам обещаю, если услышу от вас хоть еще один звук, он станет последним… В сложившихся обстоятельствах еще один труп лишним не покажется. Это ясно?.. – тихо и вкрадчиво поинтересовался Джеймс, с холодной яростью сверля юношу взглядом так, будто угрозу свою готов был выполнить в принципе в любой момент. Особенно красноречиво тому свидетельствовал кровавый нож, зажатый в той же руке, которой юношу заткнули. Но тот к вящему облегчению капитана усердно кивнул, хотя в глазах страха стало только больше.
– Передвигаемся дальше. Мы почти у цели, – скомандовал капитан, взяв мушкет и направившись дальше к виднеющемуся домику охраны, подле которого на пороге стояло несколько бунтовщиков, явно весело о чем-то беседующих на родном наречии.
Троих пристрелить Джеймс при всем желании не мог, поэтому берег заряд для того случая, когда уже не придется прятаться. Им пришлось окольными путями обогнуть дом, чтобы оказаться у потайной кладовки, на дверцах которой валялся тяжелый замок.
– Полагаю, ключей у вас нет? – риторически вполголоса поинтересовался Джеймс, скептически осматривая замок. Ножом заковырять его капитан попросту не мог, лезвие было слишком широким. А вот пилкой шансов было куда больше. Скосив удивленный взгляд на предмет в протянутой руке Натаниэля Джеймс не удержался от нового вопроса.
– Неужели вы это с собой всегда носите?..
Молодой человек лишь пожал плечами, будто ничего особенного в постоянном уходе за собой и не было. Закатив глаза, Джеймс взял пилку и через минуту стараний все же смог вскрыть замок. Откуда, в конце концов, у него мог быть такой навык, чтобы справиться с задачей быстрее? Тихо открыв створки, двое пробрались в кладовку и оказались в кромешной тьме. Джеймс не рисковал делать быстрых шагов, древком ружья находя препятствия на пути. Впереди в потолке вдруг оказалась щель, через которую лился свет.
– Мы под оружейной, – тихо шепнул Натаниэль, находу врезавшись Норрингтону в бок. Дернув плечом, Джеймс нащупал у основания люка стремянку и тихо ее расставил, чтобы забраться повыше и приподнять деревянную крышку люка. В комнате никого не было, но обзор застилали шкафы и ящики, брошенные и поломанные, а некоторые нетронутые, но явно передвинутые.
– Берем только пистолеты… И как можно больше пороху, пуль… И картечь… И не вздумайте что-то ронять на пол, иначе нам конец, –  решил все же заранее предупредить капитан, прежде чем открыть люк шире и выбраться в комнату. Натаниэль выкарабкался следом и в три погибели обогнул стол, где располагались ящики с оружием. Джеймс огляделся и обнаружил необходимые запасы для стрельбы как из мушкета, так и из пистолетов, которых прихватил сразу два.
Дверь в соседнюю комнату была слегка приоткрыта и Натаниэль, заслышав чей-то смех, чуть не выронил свой пистолет из рук. Оружие закувыркалось в воздухе, грозясь рухнуть с грохотом, но молодой человек все же поймал его и прижал к груди как младенца, зажмурившись от еще не отпустившего его страха. Тихо выдохнув и открыв глаза, мастер Бин увидел просто вымораживающий нутро взгляд капитана Норрингтона и виновато оскалил белые зубы в жалком подобии виноватой улыбки.
«Угораздило же развлечься вечерком», –  пробурчал Джеймс про себя, не сразу заметив за сборами для долгой и отчаянной обороны, что Натаниэль, либо просто потеряв рассудок в силу страха, либо от глупости своей перешел к двери поближе, присел на корточки и прищурился, высмотрев на полу в противоположном углу комнаты что-то очень важное. Сначала он помахал мисс Суонн рукой, а потом начал так же призывать ко вниманию угрюмого Джеймса, на что тот отреагировал не сразу. Натаниэль сделал символический жест, мол, я сейчас, и переполз назад к капитану.
– Там Элизабет, – шепнул он едва слышно и Джеймс сам чуть не выронил пистолет, который заранее решил зарядить. В голове сразу же возникли весьма опасные, но логичные мысли по спасению барышни.
– Кто там еще есть?..
– Пара рабов, я не рассмотрел.
– Понятно, – вздохнул напряженно капитан, собираясь с духом и мыслями воедино. Выбор был совсем не богатый и отчасти успех грядущей операции зависел от того, хватит ли у Натаниэля силы воли не струсить в решающий момент.
– Я отвлеку охрану на пороге, – наконец выдал решение капитан, уверенно, но тихо продолжив,  – выманю как можно больше бунтовщиков на улицу. Подальше от дома… А вы вызволите мисс Суонн и тем же путем, каким мы сюда пришли, выведете ее наружу…  Спрячьтесь где-нибудь.
– Но…
– Нам надо продержаться до возвращения губернатора и солдат, – напомнил Джеймс, глубоко вздохнув, и, перекинув сумку с запасами через плечо, отправился к люку.
– Как начнется переполох, сразу же к мисс Суонн.
– Но…
– Возьмите, – протянув Натаниэлю байонет, Джеймс скрылся из виду в люке и растворился в темноте подсобки.
Вскоре он уже был на улице, придирчиво осматривая местность. В морской пехоте капитан естественно не служил, но навыки боя на суше в академии все же преподавали. В принципе, было логично, что в любой ситуации надо занять позицию повыше, что в море, что на суше. Следовательно, лучше всего для диверсии подходила смотровая деревянная башня, с которой наблюдали за работами на плантации.
Медленно пробравшись через тростниковые заросли к лестнице, ведущей наверх, Джеймс вскарабкался на площадку и тут же занял позицию у перекрытия, перезарядив мушкет. Сощурив левый глаз, капитан присмотрелся через мушку на одного из бунтовщиков у порога домика охранников и, затаив дыхание, выстрелил. Судя по начавшимся воплям, попал Норрингтон на удивление метко, одного убив, а того, с кем беглый раб болтал, изрядно ранив. Но позицию свою Джеймс сразу же выдал, поэтому время пошло на секунды, которых должно было хватить для спасения Элизабет.
[NIC]James Norrington[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i600/1708/35/8bac2b76e663.png[/AVA][SGN]http://s013.radikal.ru/i323/1708/01/d6f06256ffad.png[/SGN]

Отредактировано Admiral N (2017-08-19 16:39:28)

+1

7

Из места, куда меня кинули как котенка, видно было, толком ничего. Ну полуоткрытая дверь, ведущая, видимо на оружейный склад, ну стол, которым, видимо, меня хотели укрыть от лишних глаз. И, в принципе, ничего. Да и разглядывать что-то мне не была особая охота, потому что запах, источавшие рабы, заставлял слезиться глаза, а смотреть на них было сущим издевательством над человеческой природой. Вот так и сидела, опустив голову вниз, разглядывая кружева на платье, внезапно оказавшиеся до ужаса очень интересными.
Вот только мои пленители посчитали, что мне нужно связать руки, чтобы я не убежала, для чего дернули меня за руки вверх, чтобы я встала.
-Руки прочь, мерзкие, гадкие…- я попыталась от них отбрыкаться, но куда уж мне, в этом платье, против здоровой черной обезьяны с ружьем в руках. Никогда б не подумала, что буду настолько ненавидеть рабов, как в этот момент, когда с диким гигиканьем мне стали веревкой поверх платья стягивать ноги, как какой-то дикой лошади для стреноживания.
Закончив со своими приготовлениями, тот самый оскалившийся и не понравившийся еще в темнице предводитель восстания, толкнул меня наглым образом своим грязным пальцем прямо в плечо, коснувшись участка оголенной кожи. Меня замутило, закачало, и я рухнула, как стояла, на пол. Больно ударилась плечом, затылком и спиной, вот только сама не могла понять, обо что я так стукнулась, что в принципе, не помешало мне заметить, как из приоткрытой двери мне махал никто иной, как Натаниэль. Ох…
Куда делся капитан? Ну почему меня будет отсюда вытаскивать мастер Бин? Почему??? Я была в жутком расстройстве, потому что ожидала, что меня отсюда вытащит гроза пиратов капитан Джеймс Норрингтон, но увы, мои ожидания не обернулись реальностью. И теперь, мне приходится довольствоваться трясущимся от страха со стучащими зубами Натаниэлем. Я отвернулась от дверцы и взглядом уперлась в противоположную мне стену, а что еще делать-то? Ползти в сторону так называемого спасения, я не могла. Оставалось ждать, вот я и ждала.
В принципе, ждать пришлось не долго, видимо, все же капитан не погиб в сухопутном бою. С улицы раздался выстрел, послышались вопли, и почти все мои стражники ринулись на улицу, кроме все того же ухмыляющегося. Ах ты ж, обезьянья рожа! Он лишь сделал пару шагов в сторону двери на улицу, но зато полностью повернулся ко мне спиной, что вполне мне было на руку. Я перевернулась на бок, встала на четвереньки и тихо-тихо поползла в сторону дверцы.
Моя голова уже была внутри, глаза привыкали к полумраку, когда сзади я услышала грозный рык, похожий на рык того льва в клетке, которого однажды привез дядя Бин ради развлечения. Мне оставалось только взвизгнуть и рухнуть на пол всем телом, чтобы дать возможность Натаниэлю выстрелить.
-Стреляйте, чего ждете!- мой голос звучал пискляво и как-то по-девчачьи, чего я совсем не ожидала.
Вот только сам мальчишка совсем от страха остолбенел, только продолжал к груди прижимать байонет и пистолет, все так же ошалело сидя на полу. Мне пришлось вырвать у него из рук пистолет, развернуться и наставить его на приблизившегося раба.
-Отойди, или выстрелю, - едва смогла произнести пересохшими губами, кожа на которых вдруг стала лопаться. Мои руки так и продолжали быть связанными, как, собственно, и ноги. Видимо, я выглядела в связи с этим очень жалко, раз мужчина остановился на пару секунд и ухмыльнулся.
Ну и я не выдержала такого напряжения, случайно нажала на спусковой крючок, раздался оглушительный выстрел, я сама даже вздрогнула и взвизгнула, видимо, даже очень громко, потому что внезапно в себя пришел милый мальчик Натаниэль. А вот предводитель всей восстанческой братии рухнул. Я даже не стала смотреть, что с ним случилось, нужно было убегать, потому что вот-вот должны были вернуться все остальные.
-Что встал, помоги же!- я плечом закрыла дверь, протянула руки мальчишке.
Трясущимися руками, мастер Бин все же разрезал веревки на моих руках. Этого было достаточно, чтобы я сама дальше смогла разобраться с веревками на руках и, наконец, встать на ноги полноценно.
-Идемте, мисс Суонн,- он все еще придерживается приличий в этом бедламе?
В такой ситуации, я вполне могла бы двинуть ему хороший подзатыльник и это не считалось бы зазорно, но приличная девушка должна держать себя в руках и давать возможность проявлять инициативу мужчине.
-Да уж, с инициативой у Вас, Натаниэль, проблемы,- буркнула сама себе под нос и, подхватив все свои многочисленные юбки, направилась за спасителем. Вот только далеко не пришлось идти, люк скрывался за очередным столом. За сегодняшний день, мне стали ужасно надоедать столы и любые их вариации. Но это еще было пол беды, люк, в который очень хорошо пролез племянник дядюшки Бина, я со всеми своими юбками, ну никак не проходила.
Было два варианта, либо я снимаю все эти юбки прям здесь и сейчас, либо… Либо выхожу через дверь, где могут пристрелить или чего похуже.
-Отвернитесь,- сама я повернулась лицом к двери, в надежде, что никто так и не додумается вернуться назад.
Едва разделавшись с тугими завязками на юбке, путем их разрезания, я в щели досок увидела пару лосняшихся при свете свечей, рабов. Вот их принесла нелегкая, они тут же все сложив рванули к той двери, за которой находилась я.
В спешке, я запуталась в юбке, и тут же рухнула в открытый люк, рассадив голые плечи о доски, но внизу меня уже ждал Натаниэль, ловил прям… Ну почти правильно, только совсем неустойчиво. Так что я рухнула прямо на него, свалив за собой на пол.
-Не обольщайтесь, то, что Вы смогли меня хоть немного поймать, не говорит о том, что Вы не смотрели, а это! Противоречит этикету,- я пихнула его под бок, как бы невзначай, потому что вроде как вставала, но на самом деле все это было задумано специально.
Сверху доносились характерные звуки поисков, что грозило нам ничем хорошим, ведь люк так же оставался открытым. Мне оставалось только потянуть за собой мальчишку, естественно, при отсутствии света, я на что-то наткнулась и с грохотом это повалила.
-Где выход?- шумно выдохнула я, пихая вперед себя Натаниэля.
Лишь потому, что я совсем не знала положение вот этой кладовой, приходилось рассчитывать только на унылого племянника. Я обернулась, чтобы убедиться, что хоть на немного мы отстали, но заметила, как вниз из открытого люка упала зажженная свеча, и тут же за ней загорелась солома, раскиданная для чистоты на полу.
-А вот и свет,- я понимала, чем грозит нам зажженная солома, а вот наследник дядюшки совсем нет, поэтому продолжал все так же медленно продвигаться вперед,- пошли, а то будем похожи на тех свиней, которые сегодня были на ужине.
Я обогнала Натаниэля и рванула к двери, не замечая, что в руки сжимаю отобранный наверху байонет. Дверь кладовой была слегка приоткрыта, но выбегать вперед было бы большой глупостью. Вот так в одной из книг убили моего любимого героя! А я не хотела так глупо погибнуть, а вот Натаниэль не читал такую книжку, поэтому прибавил шаг, но я вовремя его схватила за руку.
-Глупый что ли???- шикнула на него и выглянула на пару секунд из двери.
На удивление, никого не было, только это все равно мне не нравилось, должен же быть подвох! Этот подвох ожидал тогда, когда меня не послушав, все же мальчишка вышел вперед. Его тут же схватили. И вот я застряла между Сциллой и Харибдой. Сзади все ярче и ярче разгорался огонь, грозя взорвать всю оружейную, а вместе с ней и меня, но впереди ждали свирепые рабы.
[NIC]Elizabeth Swann[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i632/1510/96/e10a75ccfa8a.png[/AVA][SGN]http://s017.radikal.ru/i400/1510/3f/e72217917360.png[/SGN]

+2

8

Удивленные вопли вскоре сменились яростными криками. Не решившись тратить понапрасну готовые заряды в пистолетах, Джеймс  быстро спрятался за переборку и прислонился к ней спиной, чтобы перезарядить мушкет. В его направлении тут же просвистели шальные пули – целиться беглые рабы не умели ровно так же, как и говорить по-английски. Единственное, что капитан знал наверняка, так это то, что по его душу на непонятной тарабарщине летели проклятия, и, на что он, собственно говоря, рассчитывал в первую очередь, все внимание оказалось приковано к опасному стрелку, а не к девушке-пленнице в домике охраны.
Выманив бунтовщиков, Норрингтон искренне надеялся, что Натаниэль не растеряется, и к моменту, когда рабы выбегут на улицу пытаться пристрелить или зарезать капитана, молодой человек сумеет спасти Элизабет и спрятаться вместе с ней в джунглях. Ожидать, что неженка аристократ и губернаторская дочка рискнут прорываться ночью через густой и опасный лес к цивилизации, оставшейся на южном побережье, было слишком самонадеянно. Да и само по себе мероприятие вырисовывалось непростительно опасным. Джунгли кишели дикими тварями, не говоря уже о ловушках самой природы, беспощадной к тем, кто не готов бороться за свою жизнь любыми средствами…
Очередная партия выстрелов оглушила округу и капитан даже вынужден был сползти чуть ниже, поскольку пули пролетели в опасной близости от головы. Одна даже продырявила переборку аккурат рядом с его ухом, на что капитан отреагировал скорее с раздражением, чем с испугом, дернувшись в сторону. Ему просто мешали перезарядить спокойно мушкет, но он все равно затолкал пулю в ствол, выкинул пыж, с которым больше не хотел возиться, и привстал, чтобы прицелиться во врага. Один раб занимался тем же самым, чем и Джеймс парой секунд назад, поэтому и поплатился за нерасторопность, схлопотав пулю в легкое. Но больше никого не было. Джеймс удивленно осмотрел опустевший дворик перед домом охраны, чувствуя пробежавшийся по спине холод.
Смерть и в самом деле подкралась сзади. Заметив нависшую над ним блеклую тень, Джеймс перехватил руку с тесаком, который чуть не раскроил ему голову, и врезал свободной рукой рабу в висок, уронив на деревянный настил. Забрав тесак, Норрингтон не долго думая и едва ли испытывая угрызения совести вогнал тяжелое грязное лезвие в грудь противника. С тяжелым хрипом негр начал захлебываться собственной кровью, еще пытаясь дотянуться до капитана, но тот лишь переступил через почти готовый труп и по наитию поспешил спуститься вниз с башни на плантацию.
Раз его решили убрать почти что персонально, значит, все остальные бунтовщики были за домиком, догадавшись о военном маневре с отвлечением внимания. «Черт возьми», - ругался он про себя, вытаскивая на ходу пистолеты. Крик Натаниэля лишь подтвердил его страшную догадку. Беглые рабы держали племянника хозяина за горло, как дичь после охоты. Джеймс мог поклясться, что молодой человек даже не дотягивался ногами до земли, настолько сильной и высокой была хватка бунтовщика. Натаниэль задыхался под смех рабов, пока удерживающий его за горло негр не выхватил из-за пазухи нож.
– Нет! – осознав, что случится в следующую секунду загодя, капитан навскидку выстрелил, но попал рабу не в голову, как надеялся, а в плечо. Нож все равно вспорол Натаниэлю брюхо, будто тот был мясом для разделывания.
Разъяренный кровавым зрелищем, капитан вскинул второй пистолет и вышиб мозги ринувшемуся на него из группы бунтовщику, после чего взялся за шпагу, чтобы встретить врага в ближнем бою. Поддавшись стадному чувству, рабы желали было разделаться с одним из последних англичан толпой, но кто-то вновь закричал на непонятном Джеймсу наречии и преступники рванули кто куда врассыпную.
Добив несчастного, что все же решил доверишь бой до конца, Норрингтон аж сбился с дыхания, все же сумев выкрикнуть: – Элизабет!.. Элизабет! Ох, Господи...
Заглянув девушке за спину и увидев дым, Норрингтон на миг потерял дар речи, осознав, от чего рабы так перепугались.
– Простите, но… Бежим!
Не став объясняться больше, капитан взял мисс Суонн за руку и повел бегом куда подальше, предусмотрительно пропустив вперед себя, поскольку знал, что их ожидает. Спустя несколько мучительно долгих секунд за их спинами не просто вспыхнул, а раздулся и подпрыгнул весь дом. Осколки стекол из окон, обломки конструкции, даже частично крыша – все разлетелось в пух и прах.
Рухнув от взрывной волны навзничь, Джеймс кое-как перевернулся на спину и с ужасом осмотрел зарево нового пожара. Он даже не предполагал, сколько оружия и пороха хранилось в том подвале. Дикая мысль о причинах успела закрасться офицеру в голову, но прежде всего в приоритете была и оставалась безопасность мисс Суонн, к которой Норрингтон и обратил все свое внимание, неуклюже, но решительно передвинувшись к девушке поближе, чтобы и самому убедиться, что она цела, своими собственными глазами: – Вы не ранены?..
За треском пламени вновь послышались крики бунтовщиков. Наверняка черти хотели проверить, утянуло ли в разгоревшийся Ад последних из так называемых «хозяев». Поспешно встав на ноги, капитан услужливо предложил помощь для мисс Суонн. Времени, чтобы скрыться с глаз долой, у них было катастрофически мало.
[NIC]James Norrington[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i600/1708/35/8bac2b76e663.png[/AVA][SGN]http://s013.radikal.ru/i323/1708/01/d6f06256ffad.png[/SGN]

Отредактировано Admiral N (2017-08-19 16:39:43)

+1

9

Стоять и просто ждать, когда за мной решат снова придти, было почему-то мне не по нутру. Хотя, я думаю, моя мама, которую я так и никогда не узнаю, сделала бы так еже. Вряд ли я была такой воинственной натурой в отца. Он всегда желал отойти и уступить, нежели ввязаться в бой. Собственно, я стала оглядываться вокруг, в поисках чего-нибудь более весомого, нежели байонет от, видимо, орудия капитана Норрингтона. С одной этой фитюлькой я смогла бы поднять на смех все восстание, но вот с шестом для подпорки!
Мне было крайне удивительно, почему внезапно в таком месте стоял шест, увесистый, но для меня вполне подъемное. Поэтому, я взяла его в руки, и как раз в этот момент услышала вопль капитана. У меня аж сердце пропустило один удар, потому что мне показалось, что кричал он из-за того, что вот-вот распрощался бы с жизнью, но оглушительный хлопок выстрела вернул мне надежду, что все же Джеймса Норрингтона я все же еще увижу.
С воинственным рыком, насколько позволял тяжелый шест вскинутый на бок для удара, я наконец выскочила из-за двери. И сразу же, для себя крайне неожиданно, врезала поперек груди торцом весла какому-то рабу. Это придало мне уверенности, и зарядило воинственностью, да так, что я аж не заметила, как этим же шестом огрела его по голове, с характерным пустым звуком.
Ну а тут вдруг все закрутилось и завертелось, так что мне удалось только увидеть капитана Норрингтона и бежавших прочь рабов, одного я совершенно случайно ударила куда-то пониже живота, так что он перестал бежать. Ну я от неожиданности уронила ему шест на ногу, а сама откликнулась на зов капитана.
На секунду я залюбовалась отсветами пожара в глазах мужчины, но потом до меня дошла мысль, что все это не с проста… И одновременно с тем, что меня схватили за руку и потащили вперед, мои ноги сами рванули вперед, не давая даже обернуться и посмотреть. Я едва поспевала, чтобы капитан не наступал мне на пятки, потому что то и дело мои ноги застревали в лужах и грязи плантации. И в момент, когда я в очередной раз выдернула свою ногу из лужи, что-то с огромной силой толкнуло меня вперед, да так сильно, что показалось как я пролетела ну точно порядка метра. А может и меньше, ведь как только я повернулась посмотреть, что вообще это было, капитан Норрингтон почти касался моих ног, так что ну никак не могла пролететь. А в книгах это так красочно описывают, взрыв, ударная волна взрыва… А тут все намного приземленнее. Грязь, мошки и огромный пожар, от жара которого волоски на руках начинают закручиваться в барашки.
Я не видела лица Джеймса Норрингтона, но вполне понимала, что на моем лице красноречивое выражение, потому что по-другому это никак не назвать. Я сама испытывала ужас, удивление и отчего-то боль в лодыжке. И в такой момент капитан решил все же обратить на меня внимание. Одновременно с ним вообще завошкались бунтовщики, как будто бы чувствовали, что этот взрыв не унес наши души в чистилище.
Я выдохнула и вежливо улыбнулась, как бы говоря, что все в порядке и могу продолжить в бешенном темпе вальс адской ночи. Капитан галантно предложил руку, чтобы я смогла подняться, что было очень актуально, ведь нога стала все больше и больше болеть.
-Я не ранена, но нога очень болит,- я посмотрела на нее и тут внезапно вспомнила,- а где Натаниэль?
Я племянника дядюшки Бина не видела с того момента, как его схватили, и тела его тоже не заметила… Или не хотела замечать? О Боже… До меня дошло раньше, чем капитан ответил.
-Пусть земля ему будет пухом,- выдохнула я совсем тихо, при этом шаталась как пару раз дядюшка, после очередной ночи за партией в карты.
-Капитан, как мой отец?
[NIC]Elizabeth Swann[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i632/1510/96/e10a75ccfa8a.png[/AVA][SGN]http://s017.radikal.ru/i400/1510/3f/e72217917360.png[/SGN]

Отредактировано Беззуб (2015-11-01 20:09:26)

+1

10

Подобрав оброненную в падении шпагу, Джеймс быстро вогнал ее в ножны, не решаясь тратить время даже на то, чтобы очистить ее от крови.
– Губернатор в полном здравии и, надеюсь, уже далеко отсюда, – торопливо ответил Джеймс, с тревогой оглядевшись по сторонам. Оставалось только догадываться, откуда враг снова мог показаться во всеоружии, но Норрингтон не собирался испытывать судьбу. Тем более, когда она невольно стала общей с судьбой мисс Элизабет. Им нужно было пережить ближайшие несколько часов, пока на плантации не появится гарнизон из Порт-Рояла, но для этого необходимо было найти укрытие. Переведя напряженный взгляд на простирающиеся рядом с ними джунгли, Джеймс снова услышал инородную речь, и осмотрел Элизабет, словно она могла и не заметить какую-нибудь другую травму, кроме той, на которую успела пожаловаться.
– Нам надо спрятаться. Раз вам больно ходить, я вас понесу, – уверенно сказал Норрингтон и как мог осторожно взял Элизабет на руки, чтобы не причинить ей боли. – Ваш отец обязательно приведет подмогу, нужно продержаться до его прибытия, – уверенно добавил он, и в следующее мгновение снова раздались крики взбунтовавшихся рабов. Больше не теряя ни секунды, Джеймс поспешил в чащу джунглей, подальше от открытой местности, где они с Элизабет были легкой добычей.
Утешением в столь злосчастную ночь оказалась яркая луна, чей свет помогал не заплутать в тени высоких деревьев. Прохлада джунглей как будто стала естественной преградой на пути, из-за которой Джеймс невольно замедлил шаг, едва они оторвались от преследователей среди заросших пальм и колючего кустарника, скрывающего за собой опасные мелкие овраги и склоны местности. Но останавливаться означало рисковать жизнью мисс Суонн, поэтому Джеймсу упрямо шел вперед, стараясь не оглядываться назад, чтобы не запутаться в выбранном направлении.
Он никогда не был в этой части острова и не знал, куда держал курс. Никаких тропинок и тем более дорог в глухой чаще не было, и чем дальше они углублялись в джунгли, тем опаснее становилось само окружение, а не бунтовщики, ищущие «хозяев» из-за жажды крови и мести.
Выдохнув прохладный воздух, Джеймс даже не заметил, как появился пар. Они были достаточно далеко от опасного берега, окруженные шелестом листвы и тихим стрекотом. Джунгли спали, и даже присутствие двух людей не могло потревожить сон природы. Надеясь, что так будет и дальше, и не объявятся никакие дикие животные, Джеймс наконец позволил себе отпустить мисс Элизабет, осторожно установив ее под кроной раскидистого дерева, еще придерживая за руки, чтобы девушка не упала ненароком на неровной местности.
– Точно оторвались, а дальше посмотрим, – прокомментировал свои действия Джеймс, словно только в тот момент осознал, как много переступил обычных правил этикета. Выживание требовало жертв, но не означало потерю лица. – Надеюсь, я не сделал вам хуже, – сказал он искренне, виновато взглянув на подол платья девушки, тем самым намекая на ее травму.
[NIC]James Norrington[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i600/1708/35/8bac2b76e663.png[/AVA][SGN]http://s013.radikal.ru/i323/1708/01/d6f06256ffad.png[/SGN]

Отредактировано Admiral N (2017-08-19 16:39:56)

+2

11

Я в восхищении наблюдала за тем, с какой силой и мужской грацией, присущей только воякам, капитан Норрингтон вогнал в ножны неочищенную от крови бунтовщиков шпагу. А слова, сказанные им после этого, смогли расслабить натянувшиеся до ужаса нервы. Право, сказать капитану о том, что все это затеяла я было настолько страшным, что уж и смотреть в глаза ему стало стыдно. Я отвернулась и посмотрела куда-то в сторону зарева от горящего дома.
-Спасибо, капитан,- я была уверена, что безопасность моего отца зависит целиком и полностью только лишь от знаний Джеймса Норрингтона, которого совершенно не зря сюда попросило командование. И знать зачем, мне совершенно не было интересно, особенно сейчас.
И не успела я что-либо еще сказать, как капитан успел подхватить меня на руки, а до этого еще и посмотреть, есть ли еще какие-то раны или травмы, какие я не смогла заметить сразу. Это было совершенно неловко, но в этой критичной ситуации, даже то, что меня на руках и всего лишь в нижней рубашке с панталонами нес капитан Джеймс Норрингтон, совсем не было безобразным отступлением от принятых норм в обществе. Сейчас нас могли поймать и черт знает, что могли сделать. Думать об этом совсем не хотелось, поэтому-то я и уткнулась в плечо мужчины.
Я прислушивалась к мерным шагам своего спасителя, к его слегка сбивчивому дыханию, пытаясь абстрагироваться от криков, которые то и дело раздавались позади нас. Однажды мне показалось, что совсем рядом был слышен топот рабов, но, видимо, это была лишь игра моего испуганного мозга.
Вскоре, когда мне стало все более и более холоднее, мы остановились и Норрингтон так же аккуратно и медленно, как и поднял на руки, опустил на землю. Я едва устояла на ногах, если бы не галантно держащие за ладони руки мужчины.
-Спасибо, капитан,- мне только и оставалось, что благодарить, потому что я была очень виновата во всей этой заварушке,- нет-нет, у меня все хорошо и Вы чудесно сыграли роль...- я тут же прикусила язык, потому что продолжение фразы была наиглупейшая, будто бы я перечитала глупеньких романов старого света.
Передернув плечом, я только и смогла, что вновь поблагодарить за чудесное спасение мужчину. Смотреть в глаза капитану было очень стыдно, но я все же решилась сообщить страшную новость, ведь все равно мне с ним придется рано или поздно видеться.
-Капитан,-  я снова зябко поежилась, но скорее не от холода, а от того, что мне предстоит сообщить,- в этом я виновата.
Мне даже не так страшно было лезть к клеткам с рабами, чем говорить Норрингтону о том, что я натворила... Что собственными руками привела к погибели дядюшку и его племянника, поставила под угрозу жизнь своего отца и капитана. От осознания своего поступка, его бездумности и высшей степени безответственности, я стала оседать на землю, пряча в ладонях лицо.
Внезапно захотелось плакать, как это делала у нас дома.
-Простите, я очень виновата, - на секунду отрываю лицо от рук и вновь прячу, слегка содрагаясь от слез.

офф

простите, капитан, я до безобразия все Вам задолжала...

[NIC]Elizabeth Swann[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i632/1510/96/e10a75ccfa8a.png[/AVA][SGN]http://s017.radikal.ru/i400/1510/3f/e72217917360.png[/SGN]

+2

12

Состояние мисс Суонн не могло не тревожить Джеймса. Казалось, из-за волнения за юную леди он мог надумать не только незамеченные увечья, но и показавшиеся в карих глазах слезы, однако, совсем скоро Джеймс убедился, что едва ли ошибся: Элизабет переживала, и, быть может, еле сдерживала свои чувства, все еще пытаясь сохранять аристократическое спокойствие. Но даже самые сильные люди порой нуждались в заботе и возможности отпустить на волю то, что тревожило их сердце. Тем более повод оказался более чем весомым. Смятение, что вряд ли был подходящей персоной, чтобы вернуть Элизабет утраченный покой и комфорт, не позволило Джеймсу вовремя найти слова поддержки. Он думал, что знал причины печального состояния мисс Суонн, ведь вряд ли она была готова даже к толике тех испытаний, которые ей пришлось пережить. К тому же волнение за губернатора Суонна тоже могло сказаться на состоянии его любящей дочери. А обстановка вокруг них, среди темных джунглей в ночи, где наверняка бродили помимо их преследователей и ночные хищники, не могла не угнетать. Растерявшись, как помочь Элизабет прийти в себя, Джеймс вовремя заметил, что его собеседницу перестали держать ноги. Он помог Элизабет усесться на единственный более-менее сильно выпирающий из земли крупный корень того самого дерева, что стал им укрытием и убежищем от прохладного ветра, с изумлением на лице задумавшись о произнесенных Элизабет словах. В чем она нашла свою вину? Джеймс не мог понять, о чем плакала мисс Суонн, но одних ее слез было достаточно, чтобы опровергнуть заявление, сколько бы в него не верила с какой-то стати сама Элизабет. Сев рядом с Элизабет, Джеймс нахмурился и отрицательно качнул головой.
– Ну что вы, мисс Суонн, – по-отечески снисходительно улыбнувшись, произнес Джеймс, все еще удивленный ее заявлением. Оно казалось Джеймсу совершенно необоснованным и надуманным из-за охвативших девушку чувств, ведь все, что сделала Элизабет по мнению Джеймса - это выжила вопреки обстоятельствам в одиночку среди обезумевших рабов. Он взял из кармана платок и деликатно преподнес Элизабет, чтобы она могла стереть свои слезы. Не став говорить вслух о своем тайном восхищении ее смелостью и стойкостью в столь тяжелой ситуации, Джеймс поймал взгляд Элизабет, надеясь, что его слова окажут на нее влияние и смогут утешить.
– Вы ни в чем не виноваты. Ваш дядя знал, как эти негодяи опасны, но не предусмотрел бунта, чем поставил под угрозу как свою, так и ваши с губернатором жизни. Непростительная недальновидность, – со вздохом холодно добавил Джеймс, заставив себя снова улыбнуться, лишь бы приободрить мисс Суонн. – Ваша вина разве что в том, что не нашли повод вежливо отказать в визите, – попытался было усмехнуться Джеймс, представив, чем бы закончился вечер, не будь семьи губернатора на праздничном ужине. – Вы выдержали страшное испытание, вам стоит собой гордиться.
Осознав, что мисс Суонн дрожит, Джеймс снял свой китель и деликатно надел его на плечи Элизабет, про себя невольно улыбнувшись тому, что мундир был ей определенно велик, из-за чего вновь подумал, какой беззащитной и хрупкой она была несмотря на свой волевой характер.
Осознав, что непростительно долго смотрел на леди, Джеймс смущенно отвел взгляд в сторону, на шпагу, которой еще, возможно, предстояло воспользоваться в ближнем бою. Как бы он не хотел защитить Элизабет от всех угроз, наземные сражения были для него в новинку, равно как и тактика боя, в котором привык командовать, стоя на мостике судна, а не в диких джунглях в ожидании облавы. Вытащив оружие из ножен, Джеймс с досадой осмотрел окровавленный клинок, после чего вытер с него кровь землей и вогнал перед собой в землю, чтобы в случае неожиданного нападения сразу схватиться за рукоятку.
– Надо лишь немного потерпеть, пока здесь не появятся красные мундиры, – сказал он, глядя на шпагу. Его голос звучал уверенно, хоть Джеймс и не знал точно, как скоро должна была прийти помощь из города.

офф

Ничего страшного, миледи =)

[NIC]James Norrington[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i600/1708/35/8bac2b76e663.png[/AVA][SGN]http://s013.radikal.ru/i323/1708/01/d6f06256ffad.png[/SGN]

Отредактировано Admiral N (2017-08-19 16:40:13)

+1


Вы здесь » Бесконечное путешествие » Архив законченных отыгрышей » [R, Pirates of the Caribbean] Cost of Freedom


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC