https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/87111.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/98288.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/21146.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/66837.css https://forumstatic.ru/files/0014/0c/7e/78840.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/57609.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/64280.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/96119.css
https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/86328.css https://forumstatic.ru/files/0008/c8/71/50008.css
Странник, будь готов ко всему! Бесконечное путешествие открывает для тебя свои дороги. Мы рады видеть любого решившего отправиться в путь вместе с нами, где нет рамок, ограничений, анкет и занятых ролей. Добро пожаловать!
На форуме есть контент 18+

15.06. — 21.06.
АКТИВНЫЕ ОТЫГРЫШИ
ЗАКРЫТЫЙ ОТЫГРЫШ

Здесь могла бы быть ваша цитата. © Добавить цитату

Кривая ухмылка женщины могла бы испугать парочку ежей, если бы в этот момент они глянули на неё © RDB

— Орубе, говоришь? Орубе в отрубе!!! © April

Лучший дождь — этот тот, на который смотришь из окна. © Val

— И всё же, он симулирует. — Об этом ничего, кроме ваших слов, не говорит. Что вы предлагаете? — Дать ему грёбанный Оскар. © Val

В комплекте идет универсальный слуга с базовым набором знаний, компьютер для обучения и пять дополнительных чипов с любой информацией на ваш выбор! © salieri

Познакомься, это та самая несравненная прапрабабушка Мюриэль! Сколько раз инквизиция пыталась её сжечь, а она всё никак не сжигалась... А жаль © Дарси

Ученый без воображения — академический сухарь, способный только на то, чтобы зачитывать студентам с кафедры чужие тезисы © Spellcaster

Современная психиатрия исключает привязывание больного к стулу и полное его обездвиживание, что прямо сейчас весьма расстроило Йозефа © Val

В какой-то миг Генриетта подумала, какая же она теперь Красная шапочка без Красного плаща с капюшоном? © Изабелла

— Если я после просмотра Пикселей превращусь в змейку и поползу домой, то расхлёбывать это психотерапевту. © Кэрка

— Может ты уже очнёшься? Спящая красавица какая-то, — прямо на ухо заорал парень. © марс

Но когда ты внезапно оказываешься посреди скотного двора в новых туфлях на шпильках, то задумываешься, где же твоя удача свернула не туда и когда решила не возвращаться. © TARDIS

Она в Раю? Девушка слышит протяжный стон. Красная шапочка оборачивается и видит Грея на земле. В таком же белом балахоне. Она пытается отыскать меч, но никакого оружия под рукой рядом нет. Она попала в Ад? © Изабелла

Пусть падает. Пусть расшибается. И пусть встает потом. Пусть учится сдерживать слезы. Он мужчина, не тепличная роза. © Spellcaster

Сделал предложение, получил отказ и смирился с этим. Не обязательно же за это его убивать. © TARDIS

Эй! А ну верни немедленно!! Это же мой телефон!!! Проклятая птица! Грейв, не вешай трубку, я тебе перезвоню-ю-ю-ю... © TARDIS

Стыд мне и позор, будь тут тот американутый блондин, точно бы отчитал, или даже в угол бы поставил…© Damian

Хочешь спрятать, положи на самое видное место. © Spellcaster

...когда тебя постоянно пилят, рано или поздно ты неосознанно совершаешь те вещи, которые и никогда бы не хотел. © Изабелла

Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея. Если прихватишь что-нибудь ценное ещё и у Селвина, то до музея можно будет добраться только по частям.© Рысь

...если такова воля Судьбы, разве можно ее обмануть? © Ri Unicorn

Он хотел и не хотел видеть ее. Он любил и ненавидел ее. Он знал и не знал, он помнил и хотел забыть, он мечтал больше никогда ее не встречать и сам искал свидания. © Ri Unicorn

Ох, эту туманную осень было уже не спасти, так пусть горит она огнем войны, и пусть летят во все стороны искры, зажигающиеся в груди этих двоих...© Ri Unicorn

В нынешние времена не пугали детей страшилками: оборотнями, призраками. Теперь было нечто более страшное, что могло вселить ужас даже в сердца взрослых: война.© Ртутная Лампа

Как всегда улыбаясь, Кен радушно предложил сесть, куда вампиру будет удобней. Увидев, что Тафари мрачнее тучи он решил, что сейчас прольётся… дождь. © Бенедикт

И почему этот дурацкий этикет позволяет таскать везде болонок в сумке, но нельзя ходить с безобидным и куда более разумным медведем!© Мята

— "Да будет благословлён звёздами твой путь в Азанулбизар! — Простите, куда вы меня только что послали?"© Рысь

Меня не нужно спасать. Я угнал космический корабль. Будешь пролетать мимо, поищи глухую и тёмную посудину с двумя обидчивыми компьютерами на борту© Рысь

Всё исключительно в состоянии аффекта. В следующий раз я буду более рассудителен, обещаю. У меня даже настройки программы "Совесть" вернулись в норму.© Рысь

Док! Не слушай этого близорукого кретина, у него платы перегрелись и нейроны засахарились! Кокосов он никогда не видел! ДА НА ПЛЕЧАХ У ТЕБЯ КОКОС!© Рысь

Украдёшь на грош – сядешь в тюрьму, украдёшь на миллион – станешь уважаемым членом общества. Украдёшь у Тафари Бадда, станешь экспонатом анатомического музея© Рысь

Никто не сможет понять птицу лучше, чем тот, кто однажды летал. © Val

Природой нужно наслаждаться, наблюдая. Она хороша отдельно от вмешательства в нее человека. © Lel

Они не обращались друг к другу иначе. Звать друг друга «брат» даже во время битв друг с другом — в какой-то мере это поддерживало в Торе хрупкую надежду, что Локи вернется к нему.© Point Break

Но даже в самой непроглядной тьме можно найти искру света. Или самому стать светом. © Ri Unicorn


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Каталоги:
Кликаем раз в неделю
Цитата:
Доска почёта:
Вверх Вниз

Бесконечное путешествие

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[R]Wild hunt

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

[R]Wild hunt

http://s017.radikal.ru/i406/1509/47/45c1bcebe0d9.jpg

время действия:весьма условный 19 век, июнь
место действия:для начала – главная резиденция Ордена в Ватикане, далее будет добавляться по мере передвижения

участники: Adeline в роли Астрея Торелли; Spellcaster в роли Винсент Ланца, AKBO в качестве разной нечисти

описание эпизода и отступления от канона (если есть):
Тяжела, хоть и весьма увлекательна, доля простого охотника не нечисть. Куда пошлет тебя тайный и могущественный Орден, туда и отправляешься рисковать собственной жизнью. И даже заикнуться не дадут, что на этот раз твой спутник в опасном путешествии тебе не очень-то по душе…

0

2

- Надолго на этот раз?
Неожиданный ночной приезд Астреи поднял прислугу с постели, и теперь умудренная опытом экономка Доната, нацепив накидку прямо поверх многослойной ночной сорочки, умудрялась одновременно подавать угрожающего характера  знаки не слишком расторопным горничным и с искренней заботой и вниманием разглядывать свою молодую хозяйку.
- Только до утра. Завтра я еду в Ватикан.
Доната понимающе кивнула. Она слишком давно служит в этой семье, так что ей уже не нужны дополнительные объяснения. От взгляда экономки, наверняка, не укрылся свежий шрам на запястье Астреи. А сама синьорина невольно вспоминает обстоятельства, при которых этот шрам появился:
- Проклятая тварь, - проносится в голове у женщины. - Хотя, конечно, повезло, что я отделалась так легко.
Больше женщины  не разговаривают. Они идут буквально по пятам за суетящимися горничными, которые пытаются тут же соорудить хоть какое-то подобие безупречного порядка. Избалованная практически постоянным отсутствием хозяев прислуга, обычно чувствует себя здесь довольно свободно. Небольшой охотничий домик – лишь часть владений рода Торелли, и изредка добиралась сюда разве что Астрея. Остальные все-таки предпочитали проводить считанные дни отдыха в родовом замке.
Наконец, перед женщинами появляются двери спальни. Войдя вслед за прислугой, Астрея тут же почувствовала, духоту помещения и запах пыли.  Спальню убирали нечасто, а проветривали, видимо, еще реже. Горничные с двойным усердием тут же принялись за наведение чистоты, но уставшая синьорина Торелли лишь молча дает им знак выйти. Что ж ей доводилось спать и в гораздо худших условиях…

Июнь в этом году выдался исключительно жарким, а потому Астрея выехала еще за несколько часов до рассвета, чтобы хотя бы часть пути преодолеть в утренней прохладе. Можно было взять комфортную карету или добротную повозку, но путешествовать просто верхом все еще гораздо быстрее, так что женщина предпочла именно этот способ.
В приличном обществе принято считать, что конные прогулки располагают к раздумьям, но размышлять Астрее как раз пока было особо не о чем. Раз уж вызвали, не дав толком отдохнуть от прошлого путешествия, значит -  надо. Наверняка, снова нужна помощь кузену или дяде.
Женщина грустно улыбнулась. Отец и брат редко брали ее в компанию для заданий, предпочитая работать вдвоем. Их ветвь семейства Торелли  вообще считали исключительно везучей - отец Астреи  - Рэниро Торелли – не так давно отсчитал свой сорок шестой год, но все еще был жив и продолжал даже вполне успешно охотиться.  Сама же женщина долю везения, конечно, не исключала, но предпочитала полагаться на более приземленные вещи, вроде, знаний и тренировок.
Несмотря на ранний выезд, до Ватикана Астрея добралась только к вечеру. Монах, пропустивший ее на территорию собора и неодобрительно покосившийся на ее мужской наряд, явно подумал, что дама явилась слишком поздно для исповеди. Но сама синьорина на обратила на это никакого внимания, косые взгляды давно уже перестали ее беспокоить.
Краткий разговор с посвященным святым отцом, и сняв со стены немного закопченный фонарь, Астрея уже спускается по длинной лестнице прямо из исповедальни. Преодоление множества ступенек могло стать скучным, если бы матушка-природа не позаботилась о том, чтобы его разнообразить. Под влиянием неумолимого времени каменные ступени рушились, стачивались, осыпались в самых неожиданных местах, так что женщине приходилось все время быть на чеку, чтобы не скатиться куда-то в самый низ и не сломать себе шею таким вот нелепейшим образом. Наконец, лестница привела ее к тяжелой деревянной двери, и Торелли дернула веревку дверного колокольчика. Довольно скоро отворилось небольшое окошко, и на Астрею уставился крепкого вида монах, явно позабывший о том, что чревоугодие -  тоже грех. Он не раз уже видел здесь Астрею, но стремясь сохранить протокол, все-таки потребовал у дамы условленный пароль. Еще пара слов – и госпожа Торелли, наконец, оказалась в самом сердце главной резиденции Ордена.
Здесь, под землей, совсем не ощущалось, что день сменяется ночью и наоборот. Изобретательные монахи  и их помощники, кажется, в любой час возились со своими сложными конструкциями. Когда где-то в углу грохнул небольшой взрыв, ученые даже не отвлеклись от своих занятий – шумные эксперименты были тут делом привычным. Так что на Астрею, прошествовавшую прямо через масштабно огромный зал к кабинету Вестника, никто тем более  не обратил внимания. Вестником называли  главного подручного Старейшин Ордена. Именно ему поручалась работа с охотниками – краткое пояснение заданий, сдержанные ответы на вопросы и снабжение всем необходимым для очередного опасного путешествия. Ничего лишнего от Ордена добиться было невозможно.
Астрея из вежливости постучала в дверь кабинета, прекрасно зная, что ее уже ожидают. Молчаливый слуга впустил ее в комнату, но, к своему удивлению, вместо предполагаемой родни Торелли, женщина увидела в кабинете вместе с Вестником какого-то незнакомца.
- Добрый вечер, господа.
Стоило как-то начать разговор. Хотя бы с банального приветствия, быть может, так ей скорее пояснят, что здесь происходит.

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

Отредактировано Adeline (2015-10-11 22:00:58)

+2

3

Все началось с того, что Винсент неудачно выбрал невесту. Впрочем, нет, все началось еще раньше - с того, что дедушка внезапно решил умереть.
На памяти Винсента, это был уже шестой раз, когда уважаемый сеньор Габриэле Ланца ложился в постель, оповещал всех своих многочисленных домочадцев о намерении скоропостижно скончаться и объявлял свою последнюю волю. В прошлый раз она заключалась в том, что кузену Винсента, Раймонду, надлежит немедленно приобрести ткацкую фабрику, дабы дедушка перед смертью успел убедиться что он оставляет причитающуюся тому часть состояния "серьезному человеку, обладающему деловой хваткой". Фабрика была приобретена и Раймонд занялся ею, после чего дедушка внезапно передумал умирать.
В этот раз, уважаемый сеньор Габриэле пожелал успеть увидеть избранницу старшего отпрыска своего младшего сына, чтобы со спокойной душой уйти на покой, будучи уверенным, что "кровь семьи Ланца не застоится". Наличие у его старшей дочери троих внуков, почему-то такую уверенность не вселяло.
Винсент жениться не жаждал, категорически. Но "последняя" воля дедушки - это дело святое. Пришлось всей семье срочно искать подходящую племенную кобылку, а Винсенту питать надежду на то, что в этот раз дедушка все-таки доведет начатое до конца, и после торжественных похорон можно будет разорвать помолвку, если окажется, что невеста (которую Винсент в глаза так и не увидел), придется ему не по вкусу.
После недолгих, но очень интенсивных поисков, подходящая девушка была, наконец, найдена, погружена в свадебный поезд и отправлена в сторону места проживания будущего супруга. Именно "в сторону", потому как до места назначения невеста так и не доехала, пропала по дороге.
Что тут началось! Обе семьи винили в пропаже друг друга, и неминуемо разразился бы грандиозный скандал, если бы не обстоятельства пропажи. По словам опрошенных очевидцев выходило, что невеста не сбежала, а была похищена, и не каким-нибудь другим соискателем ее руки, не разбойниками и не прочими лихими людьми, а самой настоящей нечистью. При том, ни приданое, ни охрана, ни сопровождавшие свадебный поезд люди, не пострадали и не пропали - похищен был только экипаж с находившейся внутри сеньоритой. И можно было бы еще усомниться в инфернальной подоплеке происходящего, если бы его, экипаж то есть, не видели за последние три недели, едва ли не в десятке мест по всей Италии, а также во Франции, Швейцарии, Люксембурге, и, в самое последнее время, в Голландии, вблизи Харлема и Занстада. Очевидцы утверждали, будто экипаж был несомненно тот самый, с узнаваемыми вензелями дома Ланца (разумеется, за невестой отправили его и почетный эскорт для охраны), и будто бы несся он по дороге, запряженный четверкой черных, как ночь, коней, и там где они проезжали, молоко скисало и птица переставала нестись. Тут уж хочешь, не хочешь, а поверишь во всякую чертовщину.
Что касается Винсента, то он был почти рад такому решению проблемы, но вот дед его и отец, в один голос вещали, что это возмутительно, и что нельзя позволить экипажу с вензелями Ланца на дверцах, носиться по всей Европе, пугать добрых христиан и бросать тень на имя семьи. С этим нужно было "что-то делать". (Что!?) Для дела сразу же нашелся крайний. Кому, как не Винсенту выпало пуститься в погоню за пропавшей сеньоритой. Задача перед ним была поставлена равно понятная и совершенно невыполнимая: разыскать экипаж и вернуть сеньориту Джемму либо под венец, либо родителям, если окажется, что ее девичья честь была поругана, либо... действовать по обстоятельствам.
С какого конца взяться за это дело, Винсент, разумеется, не имел ни малейшего представления. По стечению обстоятельств (как-то слишком много на его вкус их стекалось в последнее время), семья с давних пор покровительствовала некому ордену, занимающемуся, кто бы мог подумать, истреблением всяческой нечисти. И это в просвещенный 19-й век! Названия ордена Винсент так и не выяснил, но получил подробнейшие инструкции относительно того, как найти и связаться с его представителями, а также письмо, которое нужно было вручить. Все это заняло какое-то время (экипаж продолжал с ветерком колесить по дорогам Европы), по истечению которого Винсент оказался в том самом месте и в то самое время, где и когда он должен был встретиться с...
"Они издеваются?"
Нет, собственно к этому выводу он пришел еще раньше, пока общался с представителем ордена и ждал их человека, рекомендованного ему как знатока своего дела и, вообще, прекрасного специалиста. Просто потому что у беседовавшего с ним Вестника (так представился ему человек ордена, умолчав о своем имени), нет-нет да и проглядывало в глазах нечто такое, в чем можно было бы заподозрить откровенную насмешку. Винсент и сам был не прочь пошутить и в другом случае непременно оценил бы иронию происходящего, но не теперь, когда ехать "туда, не знаю куда" должен был он сам. А то, что рекомендованный человек оказался женщиной, вообще превращало всю эту историю в настоящий фарс. Впрочем, здесь нужно было признать, что сеньо... -рита, скорее всего, оказалась весьма приятной внешне.
И тогда Винсент совершил, наверное, самый разумный в своей жизни поступок. Он глубоко вдохнул, выдохнул, и решил воспринимать все, что последует за этим - как должное. А именно - с чувством юмора и с галантностью, подобающей мужчине из хорошей семьи. Поэтому, при появлении сеньориты, он поднялся, отвесил ей глубочайшего почтения приветственный поклон, жестом предложил свой стул, и предоставил возможность говорить Вестнику.

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]что НЕ делается, всё к лучшему[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2015-09-07 14:39:39)

+2

4

Астрея с удивлением рассматривала незнакомца, склонившегося в церемониальном поклоне. Обычно в Ордене такого рода условности были не приняты. Мужчина мало походил на охотника, на ученого тоже не тянул, значит – либо гость, либо заказчик. И те и другие, как ни странно, бывали и в тайной организации, только, конечно же, с самого высочайшего разрешения…
Помедлив еще пару мгновений, женщина заняла предложенный ей стул. А что – вполне удобная позиция, оба собеседника у тебя, как на ладони. Вестник дождался пока охотница сядет, жестом предложил второму гостю последовать ее примеру, сам же так и остался стоять.
- Госпожа Торелли, благодарим вас за то, что смогли прибыть так быстро.
- Ну да, как будто бы у меня был выбор. Если посланцы Ордена не достанут, так родные отец с братом найдут даже на краю света и отправят на задание…
- Позвольте представить вам господина Винсента Ланца.
Охотница взглянула на незнакомца и кратко кивнула.
- Астрея Торелли, - свое имя она назвала сама, не дожидаясь, пока это сделает Вестник. Женщина искренне надеялась, что незнакомец не решит придерживаться всех церемониальных глупостей и не соберется вдруг целовать ей руку. Иначе для этого ей придется снимать перчатку, удобную длинную перчатку, надежно застегнутую в районе локтя.
- Один только список заслуг рода Торелли перед Орденом, пожалуй, занял бы несколько длиннющих свитков.
- Гляди-ка, вспомнил о заслугах семейства. Точно хочет подсластить  пилюлю. Сейчас, наверняка, поручит какое-нибудь особенно опасное или особенно глупое задание.
Второй вариант синьорине казался гораздо худшим развитием событий. А еще были задания таинственные – такие, в которых тебя отправляли рисковать жизнь, особенно не объясняя, что к чему. Да еще и уточнять или спрашивать было никак нельзя. Вот такие Астрея не любила еще сильнее, чем дуратские.
- Сейчас мы бы хотели поручить вам задание исключительной важности.
- Значит, таинственное…
Астрея чуть заметно скривила губы.
- К сожалению, господин Рэниро Торелли сейчас исключительно занят.
- Ах, вот оно что! Вы не смогли достать отца и брата, и потому позвали меня…
Далее Вестник четко и без лишних подробностей изложил суть задания. Предстояло как можно скорее отплыть в Голландию, чтобы найти там странствующую компашку нежити. Которая, по большому счету, может и не нежить вовсе. Так, обыкновенные разбойники с жуткой репутацией. Обнаружить, спасти из их лап некую девицу (даже если та станет оказывать сопротивление) и вернуть ее на родную землю. Пока ничего сложного. Ничего такого, что бы Астрее не доводилось делать ранее. Значит, подвох был еще впереди. И предчувствие не обмануло молодую охотницу.
- Это дело чрезвычайно деликатное.
Вестник сделал паузу, давая возможность присутствующим задуматься о ситуации.
- Дело в том, что похищенная девица приходится господину Ланца невестой.
Женщина бросила краткий взгляд на второго мужчину. Не повезло, парню, бывает. Впрочем, это не редкость. Нежить и нечисть очень падки на девиц накануне свадьбы.
- Совет Ордена весьма уважает семейство Ланца и потому крайне заинтересован в скорейшем успешном решении этого дела.
Астрея снова кивнула – пока все выходило складно.
- А для этого господин Ланца отправится вместе с вами.
Чуть отвлекшись, охотница едва не кивнула снова. Но вовремя остановилась. Вестник замолк, позволял ей осознать новость.
- Простите, что?
Астрея нахмурилась и перевела взгляд с Вестника на господина Ланца.
- Вы серьезно?
Но мрачное лицо Вестника не оставляло сомнений в его серьезности.
- Извините, но сеньор Ланца никак не похож на охотника и рискну предположить, что охотником не является.
Теперь уже Вестник молча кивнул  в знак подтверждения ее догадки.
- И, наверняка, знает о нечисти только то, что нянька когда-то рассказывала ему в страшных сказках на ночь.
На этот раз Астрея посмотрела на Винсента. Впрочем, не ожидая подтверждения от него.
- То есть вы предлагаете мне не только сразиться с компашкой возможной нежити, но и служить нянькой сеньору, чья семья, как вы говорите, очень уважаема Орденом? Не думаю, что это удачная идея.

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

Отредактировано Adeline (2015-10-11 22:00:38)

+2

5

Становилось все интереснее и интереснее. Сеньорита в разговоре с Вестником держала и вела себя так, словно она и впрямь является той, за кого ее выдают. Винсент начал подозревать, что его, таки, не держат здесь за дурака. Это было приятно. Кроме того, он порадовался, что воздержался от опрометчивых заявлений. И правда, окажись она настолько профессионалом своего дела, насколько ее пытаются выставить, и Винсент со своим возмущением непременно стал бы выглядеть глупо. А он не любил выглядеть глупо. Черта, присущая всем Ланца. Да и всем мужчинам, чего уж там.
Итак, сеньорита действительно оказалась охотником. С опытом, насколько он мог судить по разговору. Вестник определенно проявлял к ней уважение. Ценный кадр. Это было хорошо.
Со своего места (а он все таки присел на предложенный стул), Винсент продолжал наблюдать за сеньоритой, пользуясь тем, что она поглощена разговором. Впрочем, если она действительно так хороша, как ее рекомендуют, то его изучающий взгляд она непременно должна была заметить. Винсент этого совсем не смущался. В конце-концов, она не может не понимать, насколько важна для него эта миссия. Не может же он пуститься в путешествие столь опасное, с кем попало. Посему, Ланца без зазрения совести изучал все, открывающееся его взору. Вид был приятным.
Он подумал, что современные барышни, зря упаковывают себя во все эти оборки и складки, за которыми совершенно не видно становится фигуры. Нет, определенно, зря. Им бы следовало иногда носить более подчеркивающую одежду. Почему бы и не мужскую, в конце концов? Ведь барышня в мужской сорочке выглядит весьма притягательно. Особенно, если это твоя сорочка.
За размышлениями он как-то отвлекся от происходящего и смысл разговора потихоньку ускользнул из его сознания, сменившись куда более приземленными (а может, наоборот, возвышенными, черт его знает) образами.  Поэтому, когда госпожа Торелли обратилась к нему, Винсент едва было не оказался застан врасплох, но вовремя собрался и вернулся мыслями и присутствием к проблемам насущным, к разговору.
Вот уж чего он никак не ожидал, это того, что ему придется уговаривать кого бы то ни было, взять себя с собой. В своей-то собственной способности держать в руках оружие Винсент не сомневался.
- О, сеньорита, - он улыбнулся, сглаживая повисшую в воздухе неловкую паузу. - Уверяю вас, моя нянюшка была очень просвещенной женщиной. К тому же, держать шпагу меня учила не она.
- Этот вопрос не обсуждается, госпожа Торелли, - подал голос Вестник. - Сеньор Ланца едет с вами.

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]что НЕ делается, всё к лучшему[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2015-10-05 10:45:49)

+2

6

Что ж разговор грозил стать весьма и весьма эмоциональным. Тем более что господин Ланца теперь лично решил принять участие в беседе, не оставляя Астрее возможность ругаться один на один с Вестником.
- Простите сударь, но вы сами решили взяться в бой, - не без ехидства подумала синьорина Торелли.
- Ах, вот как, - молодая женщина даже несколько наиграно приложила руку к груди, отвечая на  реплику Винсента о нянюшке. – Надеюсь, эта почтенная женщина научила вас быстро бегать и не путаться под ногами?
На решение Ордена язвительные реплики охотницы, конечно, никак не повлияют. Зато Астрея получила возможность хоть немного отвести душу.
Однако кажется, маленький, но весьма темпераментный итальянский театр сегодня в планы Вестника не входил. Потому он скоро прервал разговор, сообщив о том, что решение неизменно…
Вообще Орден редко шел на уступки. У этой организации всегда было плохо с компромиссами. Впрочем, это не мешало им иногда немного играть с подчиненными в дипломатию. Делалось это весьма просто – изначально охотникам заявляли неприемлемые условия, выполнять которые, однако же, никто не собирался. После ожидаемого  возмущения со стороны борцов с нечистью нереальные условия снимались. Орден показывал себя организацией сговорчивой и гибкой, а охотник вдруг ощущал собственную значимость. Чаще всего на такие уловки попадались именно мужчины-охотники. Вот, например, собственный братец Астреи был весьма падок на лесть. Женщины уловку распознавали как-то скорее…
Но Вестник явно дал понять – в этот раз игры в дипломатию не будет, и настаивать на своем бесполезно.
Астрея вздохнула. Хозяин кабинета не стал дожидаться ее дальнейших высказываний, а поспешил перейти к деловым вопросам.
- У вас всего день на сборы. В порту уже обо всем договорено, и завтра вечером вас будет ожидать корабль, чтобы доставить туда, где интересующую всех особу выдели в последний раз.
Вестник ненадолго перевел дыхание, прежде чем продолжить.
- Госпожа Торелли, все необходимое для путешествия  вы, как всегда, получите от брата эконома, ему даны на этот счет соответствующие распоряжения. И еще…
Говоривший сделал еще одну паузу, и, кажется, чуть улыбнулся.
- Астрея, зайдите, пожалуйста, к Карлу. У него кое-то есть для вас.
- Ох, и хитрые же эти "уважаемые господа"… - пронеслось в голове у охотницы – Знают, чем меня можно подкупить.
Нет, ну скажите на милость, какой охотник не захочет получить оружие из рук лучшего изобретателя Ордена?
Но демонстрировать свою радость Астрея вовсе не спешила. Выждав драматическую пазу после речи Вестника, женщина все-таки согласно кивнула. Затем снова перевела взгляд на навязанного ей спутника.
- Что ж, господин Ланца, - сказала охотница с милой улыбкой, которая, впрочем, ничего хорошего синьору благородных кровей не сулила. – Когда будете собираться в дорогу, свои парадные костюмы можете оставить дома – выхода в свет не предвидеться. А вот завещание вам все-таки стоит составить…
Сказав так, Астрея предпочла не дожидаться ответа, а оставить Винсента наедине с Вестником. Молодая женщина неспешно поднялась со своего места и направилась к двери.
- Орден очень хочет предоставить мне совершенно ненужного  компаньона, но никто ведь не гарантирует, что господин Ланца сам не передумает ввязываться в опасную авантюру.
Захлопнув за собой дверь кабинета, Астрея направилась прямиком в обитель изобретателя.
[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+2

7

Эта короткая перепалка доставляла Винсенту удовольствие. Он хотел было заявить, что быстро бегать учился сам и без посторонней помощи, но в бесстрастном взгляде Вестника ему почудилось осуждение. Тот был словно родитель, взирающий на драку двух неразумных детей, устроенную из-за игрушки. Молчал и не вмешивался, но и не одобрял. И Винсент промолчал. Улыбнулся, пожал плечами. В конце концов, сеньорита ведь задавала вопрос не для того, чтобы получить на него ответ. Но если она захочет продолжить их занимательную беседу, то это можно будет сделать и позже, уже вне досягаемости пристального взгляда Вестника.
Право, Винсент удивился бы, узнай он, как далеко порой способен достигать этот самый взгляд.
Вот уж чего он не собирался сегодня делать, так это составлять завещание. Во-первых, в его планы на ближайшее время не входила скоропостижная гибель. А в чьи планы в его-то возрасте она входит, спрашивается? Во-вторых, и завещать-то ему особенно было нечего. Младший отпрыск почтеннейшего семейства, он в полной мере пользовался достатком семьи, но назвать что либо из этого достатка лично своим, увы, не мог. Разве только свой гардероб и несколько личных вещей. То есть все то, что либо не подойдет остальным членам семьи по размеру, либо не вписывается в круг их интересов. Так что обе его коллекции: небольшая - оружия, и куда более обширная - игральных карт, после его предполагаемой гибели просто просто перестанут быть коллекциями и перейдут частями, в пользование остальных домочадцев мужского пола. Его комната станет гостевой, а может быть в ней поселят какую-нибудь дальнюю родственницу. Вероятнее всего, это произойдет совсем вскоре. Комнате не придется долго пустовать в ожидании нового хозяина. В конце-концов, в ней же никто не умер.
Зато часть оружия и гардероба Винсент взял с собой. И этой частью он ужасно гордился. Вернее - ее продуманностью и компактностью. После многочасовых сборов, во время которых Винсент укладывал, думал, потом выкладывал то, без чего по его мнению, он сможет обойтись в дороге, багаж его составлял всего два небольших кофра, с которыми мог бы справиться и всего один крепкий носильщик или расторопный слуга. Разумеется, среди вещей было и то, что сеньора Торелли назвала бы "парадным костюмом", но в большинстве своем то были вещи немаркие и почти немнущиеся. Все это, а также и упомянутый выше слуга Джон... Джек... Джой? Винсент никак не мог запомнить имя, впрочем, неважно. Все это и слуга, ожидали его сейчас в припортовой гостинице. Очень приличной кстати, нужно сказать.

После ухода сеньоры разговор его с Вестником оказался совсем коротким, и состоял из ничего не значащих напутственных и прощальных фраз. После этого Винсент покинул кабинет и оказался в коридорах Ордена, внезапно, совсем один. То ли Вестник позабыл выдать ему сопровождающего и инструкции, то ли сделал это намеренно, кто знает. На пути сюда сопровождающий у Винсента был, поэтому он не особенно утруждал себя запоминанием верной дороги. Теперь, выходило, что он понятия не имеет, в какую сторону идти.
Винсент пожал плечами и пошел наугад, а вернее - на шум, мимо вереницы совершенно одинаковых дверей. Шум этот привел его к распахнутой двери и лежащему за ней огромному помещению со сводчатыми потолками и множеством столов с разложенными на них, а также на полках вдоль стен, предметами, часть из которых Винсент затруднился бы поименовать правильно. Из-за причудливости предметов этих он и подумал было, в первый момент, что попал в пыточную, но почти тотчас осознал свою ошибку. Это была, несомненно, либо мастерская, либо арсенал. Между столами, не обращая на него ни малейшего внимания, ходили монахи в кожаных передниках и деловито занимались чем-то очень загадочным.
Винсент вошел. Никто ему не препятствовал. Он принялся бродить между столами, рассматривая то, что лежало на них. Но и тогда никто не поспешил окликнуть его или другим каким-нибудь способом дать понять, что здесь ему находиться не положено. Винсент расслабился и принялся с интересом разглядывать устройства, о назначении половины из которых, он мог разве что строить предположения.
Внимание его, привлекало конечно же то, что больше походило на оружие. На одном из столов лежало похожее на охотничье ружье со стволом невероятной длины, изукрашенное причудливой гравировкой. Винсент взял его в руки, дивясь неожиданной легкости, которой никак нельзя было предположить по виду. Примерился к прицелу, погладил пальцем курок.
- Это не для вас!
Чьи-то руки грубо отобрали у него ружье, а затем мягко, почти любовно, вернули его на стол. Винсент испытал гамму чувств, где доминировали разочарование и раздражение.
- А... - попробовал возразить он, но ему не дали.
- Оно требует особенных навыков, которых у вас нет. - пояснил монах, телесами, проступающими под рясой, больше напоминающий кузнеца. - Поимеете глупость стрелять из него и вам выбьет плечо.
- Но... - снова попробовал высказаться он и снова потерпел поражение.
- Возьмите это.
В руки ему легли, взятые с соседнего стола, два небольших орудия, на которые Винсент хоть и смотрел до того, но не впечатлился ими, посчитав отчего-то дамскими. И теперь то, что монах предлагает ему их, показалось Винсенту оскорбительным.
- Но, позвольте... - в этот раз он успел сказать целых два слова.
- Позволяю! - великодушно разрешил монах, расплываясь в широченной улыбке, где отсутствовали два передних зуба, потом обернулся и заорал куда-то в глубину комнаты. - Марко! Покажи нашему сеньору гостю, как ухаживать за "сестренками"! - и отечески похлопав Винсента по плечу, отчего тот малодушно присел на край стола, пожелал "развлекаться" и удалился.
- Сумасшедший. - пробормотал вполголоса Винсент, наблюдая как мелькает между столами обтянутая рясой широкая спина.
- Дайте сюда. - подобравшийся незаметно монах, отобрал у него оружие и принялся разбирать его на столе. И сделал это весьма бесцеремонно. Бесцеремонность, вообще, кажется была общей чертой здешнего общества. - Куда вы смотрите? Смотрите сюда. Вот это называется "капсюль"...

офф:

Сестренки - два пятизарядных револьвера, ручной работы. Стреляющих серебряными либо разрывными патронами. К каждой имеется по одному сменному барабану. Револьверы быстро перезаряжаются путем смены барабана (пустой извлекается, полный ставится на его место).

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]что НЕ делается, всё к лучшему[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-03-15 16:07:47)

+2

8

Вообще, изобретатели обычно работали в одном большом зале. Там вечно что-нибудь шумело, позвякивало, хлопало и взрывалось, а чудаковатые гении перекрикивали весь этот шум и до хрипоты спорили о том, что могло пойти не так. Однако особо уважаемые ученые получали от Ордена для работы более комфортные условия, например, отдельный кабинет, мастерскую или даже собственные роскошные покои прямо над местом работы, чтобы возвращаться к ней в любое время дня и ночи, когда только настигнет озарение. Трудно было сказать наверняка, относил ли Орден Карла к разряду таких вот очень талантливых ученых, или же коротышка-гений просто допек высшее руководство постоянными рассказами о том, как здесь его ценят, но, так или иначе, с недавнего времени инженер обзавелся своим собственным отдельным кабинетом. Хоть и совсем небольшим. И довольно отдаленным. Астрее пришлось изрядно поплутать по коридорам, несколько раз переспрашивая дорогу у встречных, прежде чем она, наконец, оказалась на месте.
- Закрой дверь! – буркнул ученый, даже не поворачивая головы. Ему было совершенно неважно, кто стоял там, на пороге. Если покой изобретателя потревожили по делу, дверь можно было закрыть с внутренней стороны, а если без дела – то лучше поскорее закрыть ее с наружной…
- У меня был не самый удачный день, Карл, - Астрея тоже не стала устраивать долгие церемонии. – Да еще и задание предстоит на редкость бессмысленное. Надеюсь, хоть у тебя найдется что-то, способное поднять мне настроение.
Коротышка только на мгновение бросил взгляд на молодую женщину и снова вернулся к сбору, закручиванию, закреплению и перекладыванию деталей на своем столе.
- Если бы ты была нормальной девицей, я предложил бы тебе духи и помаду, но, боюсь, они заинтересуют тебя лишь в том случае, если в них будет какой-нибудь особо быстро действующий яд.
Астрея одобрительно хмыкнула и бегло скользнула взглядом по полкам кабинета. Коллеги-охотники часто предпочитали громоздкие конструкции, способные выстреливать несколькими осиновыми кольями за раз или целой очередью кольев. Вот как раз такими, по большей части, и был заполнен кабинет. С похожей штукой возился Ван Хелсинг, а значит, популярность ей была обеспечена. Женщина презрительно скривила губы – сама она не любила такую грубую работу.
- За кем гонишься на это раз? Оборотень? Вампир?
- За сбежавшей из-под венца девицей.
Брови Карла удивленно взлетели вверх.
- Хм… Для сбежавших девиц у меня ничего не предусмотрено, - вполне серьезно заметил монах.
- Ну вот, разве что…
В ладонь Астрее тут же легла небольшого размера металлическая штука. Приглядевшись получше, можно было заметить, что это шпилька, вроде тех, какими  «нормальные», по словам Карла, дамы украшали свою прическу. На навершие вещицы располагались какие-то блестящие камушки, хотя в целом работу ювелира, создававшего ее,  нельзя было назвать очень уж искусной.
- И как ты предлагаешь мне это использовать? Впечатлить загадочную девицу своим полным отсутствием художественного вкуса?
- Можно и так,- Карл вернулся было к своему конструированию, однако после слов Астреи снова отложил работу. – Но есть и другие способы.
Изобретатель ткнул пальцем в один из блестящих камешков, и длинная часть шпильки раздвинулась, позволяя выбраться наружу короткому, узкому, но довольно таки острому кинжалу.
- Кстати, он серебряный.
Снова спрятав кинжал, Карл положил шпильку на стол перед охотницей. Особого впечатления на госпожу Торелли она не произвела, но отказываться от дополнительного оружия точно не стоило, так что женщина спрятала вещицу в сумку на поясе.
- А что-нибудь повеселее найдется? Только не предлагай мне одну из тех штук, - Астрея кивнула в сторону мощного вида стрелкового арсенала.
- Тебе еще попробуй угодить, - усмехнулся коротышка. – Со своим устаревшим клинком ты точно не расстанешься, - монах кивнул в сторону оружия на поясе охотницы. – Кинжалами тебя тоже особо не удивишь, наверняка, за голенищем одного из сапог у тебя припрятан ровный, а за вторым – изогнутый.
Охотница не стала возражать. Тем более что ученый был прав.
- Вот разве что…
Карл открыл один из ящиков стола и высыпал на стол несколько небольших металлических звездочек.
- Сделал недавно по образцу одних восточных штуковин. Никто из ребят не берет, говорит, какая-то бабская ерунда. Так что попробуй...
Астрея хотела было возразить, что если оружие не понадобилось охотникам-мужчинам – это еще не повод пытаться впихнуть его ей, но тут Карл добавил.
- Если освоишь, конечно…
Женщина самодовольно усмехнулась и осторожно взяла одну из звездочек. Взвесила на руке, прикинула вес. Конечно, гораздо легче кинжалов и метательных ножей, но зато довольно острые и могут нанести урон любой из граней. Астрея осторожно размахнулась и запустила звездочку прямо во входную дверь. Металлическая конструкция стукнулась об дерево и отскочила. Женщина недовольно скривила губы – никто не любит проигрывать. Во второй раз вышло лучше, на третий – тоже вполне неплохо.
- Они тоже серебряные, разумеется.
- Пойдет, давай.
Позвякивая, звездочки тоже отправились в сумку…

Вечером к кораблю Астрея прибыла точно в назначенное время. Сборы охотницы не были слишком долгими. Ей не в первый раз ей приходилось внезапно отправляться в путешествие! На женщине был удобный костюм мужского образца, сапоги, на поясе висел фамильный клинок Торелли. По правде сказать, таких клинков в семействе было несколько. Хорошо сделанное оружие часто служило дольше, чем жили охотники. Поэтому, когда братья уже получили свое семейное оружие, третий клинок, наконец, достался Астрее. Впрочем, даже не странно, что никто из них им не соблазнился. Хотя, как и другие европейские клиники, этот являлся прямым, лезвие у него было относительно узким и длинным. Разумеется, не таким тонким, как у новомодных рапир и шпаг, но гораздо тоньше, чем у мечей средневековых рыцарей. Имени у оружия не было – охотница так и не стала сентиментальной по части вещей. Кинжалы располагались именно там, где их предполагал найти Карл. Диковинные звездочки были устроены в одном из кисетов  на поясе. Шпилька расположилась в волосах. А в мешке за плечами, кроме небольшого количества теплых вещей и дамского набора из бутылочек со святой водой и разной формы кольев, можно было обнаружить также небольшой запас сухой провизии и две фляжки – с водой и с весьма крепким ромом. Пару глотков последнего в критической ситуации можно было использовать как обезболивающее, обеззараживающее или даже успокоительное…

Как и было обещано, корабль уже снарядили к отплытию,  и капитан ожидал своих пассажиров прямо на верхней палубе.
- Добрый вечер! – с улыбкой поприветствовала  его Астрея. – Что господин Ланца? Еще не появлялся?
В голове у женщины внезапно возникла одна идея. Наверняка, господин аристократ пожелает опоздать не менее чем на час, как это принято в светском обществе. Значит, можно выждать положенные четверть часа и уговорить капитана отправляться, а потом заявить Ордену в качестве объяснения, что господин Ланца, видимо, сам запаниковал перед рискованным путешествием и не соизволил явиться…

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+2

9

А вот и не угадала. Господин Ланца не только соизволил появиться на два часа раньше назначенного времени, да еще и в сопровождении Джона... Джека?.. своего слуги, в общем, и еще одного носильщика, волочащих его сундуки, но и расположиться на корабле, да не где-нибудь, а в каюте самого капитана. На меньшее дворяне обычно не соглашаются, вот и Винсент не согласился. У него были деньги. Скромные, по меркам двора, но вполне достаточные чтобы заплатить капитану и забрать его каюту, оставив бедолагу ютиться с остальной командой в... как называется то место, где они обычно вешают свои гамаки? Трюм? Вот. В трюме.
Каюта капитана оказалась по габаритам меньше, чем ожидал Винсент, но по меркам всего остального корабля она была просто роскошной. Тут была и кровать, уже и тверже той к которой привык Винсент, но куда лучше гамака из крученого джута или парусины, которыми довольствовалась здесь команда. На кровати лежало роскошное (некогда) багряное покрывало. Глядя на нее, Винсент потирал подбородок и пытался угадать, как скоро госпожа Торелли предпочтет гамаку в общем трюме, общество его, Винсента, и этой кровати. Наверняка она будет слишком напыщенна и слишком высокомерна, чтобы сделать это слишком быстро, но через одну-две ночи... Именно столько времени он отводил себе на покорение сердца и тела этой чудаковатой женщины.
Женщины, они женщины и есть. Мало какая из них могла устоять перед его обаянием. Разве что только самая набожная, страшащаяся гнева Господня пуще гнева своего отца или брата. Но госпожа Торелли не выглядела такой уж набожной. Впрочем... может и три. Да, пожалуй, что три ночи он может потерпеть. Тем более, что нужно было еще привыкнуть к качке.
Качка чувствовалась уже и сейчас. Она и запахи на корабле не располагали к немедленным активным действиям. Разве что только бежать к борту и... но у Винсента было при себе специальное снадобье. Разумеется, он рассчитывал что может положиться на свой организм, но подстраховаться все равно не мешало.
"Надо будет сегодня за ужином не налегать на жирное," - подумал он.
Кроме кровати в каюте капитана был стол, уставленный всякими морскими приборами, стул, перегородка, за которой пряталось отхожее место. Два сундука Винсента поместились у стены, образовав спальное место для Дж... его слуги. Обходиться без слуги во время путешествия он не собирался. Никто из команды, этих босоногих дикарей, не мог выполнят эту функцию. Да чего уж там! Никто из них и камзол для завтрака не мог бы ему правильно подать. Непременно перепутал бы с камзолом для ужина.
Из оружия при себе он оставил шпагу. Одну из тех, что так критиковала его новая спутница. Шпага была новая, но скромная и функциональная. К шпаге прилагалась дага, выполненная в том же стиле и украшенная вензелем того же оружейного мастера. Винсент мог бы драться и без даги, просто обмотав левую руку плащом, но дага придавала ему в бою образ некоторой изысканности.
Кроме этого, в подвалах Ордена Винсенту подогнали под размер очень странную портупею, висящую не на бедрах, как он привык, а охватывающую кожаными ремешками его торс, так что обе "сестренки" расположились у него по бокам, почти под мышками. Испробовав, Винсент нашел такой способ ношения револьверов вполне удобным. Правда куртку или камзол, когда дело дойдет до боя, придется держать постоянно расстегнутыми, но это небольшое неудобство. К тому же, вид расстегнутого камзола обычно оказывает мощное действие на женщин. Еще один его союзник в борьбе со снобизмом госпожи Торелли.
На палубу Винсент выходил при полном параде, то есть в надлежащем камзоле и со всем своим вооружением. К "сестренкам" нужно было привыкать, к тому же с ними он чувствовал себя настоящим авантюристом.
Госпожа Торелли уже была там и Винсент приветствовал ее куртуазным поклоном, обворожительной улыбкой и букетом цветов. Белые маргаритки (Джон, тупица! Цветов поприличнее, что ли, не мог достать!?) были протянуты девушке вместе с правой рукой. Подразумевалось, что в его протянутую руку она вложит свою, чтобы он мог поцеловать ее.
- Госпожа Торелли! Счастлив видеть вас. Великолепно выглядите.
Тут он не соврал. Даже в мужской одежде она выглядела замечательно. Тем более, в мужской одежде. Штанов с дамы Винсенту еще ни разу не приходилось снимать и это вносило в их будущие отношения нотку совершенно особенного предвкушения.

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]что НЕ делается, всё к лучшему[/STA]

+2

10

Что ж, стоило отдать аристократу должное – своей предусмотрительностью ему все-таки удалось впечатлить Астрею. При виде его, выходящего на палубу, брови женщины удивленно взлетели вверх, выдавая ее эмоции, но Торелли постаралась как можно скорее совладать с собой и вернуть своему лицу прежнее ироничное выражение.
- О, маргаритки, - охотница приняла букет у собеседника, а затем пальцем свободной руки чуть наклонила в сторону головки у нескольких цветов, проверяя их свежесть. – Неплохой выбор. Благодарю. Если успеть сделать настойку прямо сейчас, хорошо подойдет для лечения ран и ушибов.
Прежде чем продолжит Астрея взглянула на господина Ланца и усмехнулась.
- Кстати, она же будет нелишней, если вдруг  вам при вашей утонченности не понравится простая матросская еда.
Пока капитан разговаривал с пассажирами на верхней палубе, команда уже готовилась к отплытию. Впрочем, это не мешало матросам время от времени отвлекаться от выполнения своих обязанностей и украдкой поглядывать не странных гостей.
- Я задержу вас еще ненадолго, капитан. Прежде чем мы отплывем, мне хотелось бы осмотреть корабль.
Не то, чтобы госпожа Торелли собиралась держать здесь круговую оборону или совершать какие-либо боевые подвиги, но за годы охоты она обзавелась привычкой проводить своеобразную ревизию места, где приходилось оставаться на достаточно длительный срок – узнавать о возможных источниках опасности и вариантах защиты. Изменять этой привычке женщина не собиралась. Особенно глупо было это делать, когда корабль станет твоим убежищем посреди бескрайнего океана.
Капитан согласно кивнул, и Астрея последовала вслед за ним на осмотр «владений». Корабль был небольшим, и конструкция его была вполне стандартной. Внизу, возле самого днища, располагался трюм. Сейчас в нем, в основном, хранились припасы и некоторый запас оружия на всякий случай. Однако Астрея успела заметить, что капитан старается не привлекать ее внимания к парочке ящиков и бочек. Похоже, владелец судна все-таки не удержался и, помимо пассажиров с заданием Ордена, захватил также некоторый груз. Тоже, разумеется, не бесплатно. Следующий ярус отличался самыми низким потолком, Торелли здесь едва не задевала его головой, а уж у высоких мужчин вряд ли получилось бы выпрямиться здесь в полный рост. Эта палуба предназначалась вовсе не для прогулок. Именно здесь находились бойницы, по две с каждой стороны, и сомневаться в исправности расположенных рядом с ними пушек не приходись. Небольшому грузовому кораблю, вроде этого, совсем не нужен был целый арсенал. Воевать они не собирались – лишь защищаться в случае возникновения острой надобности, а лишнее тяжелое оружие сказалось бы на весе, а значит скорости и маневренности судна. Так что четырех пушек было полнее достаточно. Этажом выше располагался длинный кубрик, в котором спали матросы. Конечно, здесь качка ощущалась меньше, чем на нижних ярусах, но все-таки говорить о комфорте по привычным для респектабельных пассажиров меркам не приходилось. Поднявшись на следующий ярус, можно было обнаружить отдельную каюту капитана. А уже над ней – та самая верхняя палуба, с которой они начали осмотр. Перемещаться между ярусами можно было по деревянной лестнице, она начиналась в центре верхней палубы и проходила через все четыре этажа вплоть до самого дна. В целом корабль производил впечатление пусть и не нового, но весьма добротно судна.
Перед дверью собственной каюты капитан отчего-то замешкался и не спешил приглашать пассажиров войти. Однако Астрея сделала вид, что не заметила возникшей неловкой паузы и, прежде чем кто-то успел ее остановить, шагнула внутрь личного помещения.
- Однако…
Девушка огляделась по сторонам и, чуть усмехнулась. По присутствию здесь слуги да и по пополнению багажа нетрудно было догадаться, кто теперь обживается в каюте.
- Благодарю вас, капитан. Мы не будем более задерживать отплытие.
Морской волк отправился командовать матросам, Астрея же предпочла в данном случае не путаться под ногами у мастеров своего дела и заняться вещами попроще.
- А вы здесь неплохо устроились.
Женщина еще раз скользнула взглядом по более не капитанской каюте.
- Мне прямо даже почти жаль, что придется вас потеснить.
После этих слов Астрея вышла из каюты и довольно шустро спустилась на этаж ниже. Здесь, в матросском кубрике, охотница неторопливо прошествовала мимо развешенных гамаков, придирчиво выбирая среди них тот, что показался ей наиболее крепким. Женщина ощупывала канаты, проверяла их натяжение, подмечала дыры, оставленные грызунами. Наконец, выбор был сделан. Торелли довольно долго провозилась с узлами, прежде чем смогла, наконец, снять выбранный гамак. Затем он был перемещен в каюту капитана, где закреплен между элементами деревянных конструкций.
Тем временем матросы справились со своим делам, и корабль уверенно заскользил по волнам к выходу из порта, чтобы идти далее проложенным курсом.
- Я бы советовала вам лечь пораньше, - обратилась Астрея к своему невольному соседу. – Едва утром взойдет солнце, здесь станет невыносимо душно, так что о крепком сне можно будет забыть.
Женщина нашла место для своего багажа. Затем расстегнула плащ и вскоре уже разместила этот предмет одежды на одной из деревянных вешалок в стене. Далее – женщина расшнуровала жилет и пристроила его вслед за плащом. Теперь пора было избавиться от сапог. Оставшись в рубашке и штанах, Астрея забралась в гамак. Назвать этот спальное место удобным было, кончено никак нельзя. Веревки немилосердно впивались в тело, а спина ныла из-за необходимости скрючиваться на весу. Но охотнице приходилось спать и в худших условиях, так что без сомнений, поворочавшись немного, она все-таки заснет.
- Еще  я бы советовала вам быть осторожнее с этим роскошным ложем, - тут Астрея вновь обратила внимание на Винсента. – Древесные клопы и блохи – не лучшие соседи по постели. А на кораблях не всегда есть возможность соблюдать чистоту.
Любопытно пороком не считается, так что не было ничего дурного в том, что Торелли была ужасно любопытна реакция аристократа.
Некоторое время спустя охотница повернулась спиной к собеседнику, тщетно стараясь устроиться поудобнее.
- И мне ведь не нужно напоминать, что я сплю с кинжалом? – произнесла она, уже глядя куда-то в стену. – Вряд ли вы или ваш слуга захотите узнать, как быстро я смогу его вытащить и насколько хорошо я им владею.

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+2

11

Отзвучал зычный крип капитана. Корабль тяжко, со скрипом оттолкнулся от берега, расправил паруса, наполнив их попутным ветром. Он открыл глаза, с кряхтением поднялся со своего места, потянулся, вдохнул полной грудью просоленный воздух. Корабль вышел в море и пустился в пуль, хорошему клабаутерману пора приниматься за дело. А он был хорошим клабаутерманом, даже не смотря на то, что он делал. Благодаря тому, что он делал.
Осмотрев кубрик тяжелый взглядом, клабаутерман покачал головой. Когда судно уходит в ночь вся команда не спит: кто участвует при отплытии, кто в последний раз проверяет груз, а кто просто устраивается поудобнее. А это нехорошо. Не по правилам это. Ночью надо спать, не высыпавшаяся команда - усталая команда. Он зло, неодобрительно смотрит на матросов из тени, а затем шагает из кубрика прямо на верхнюю палубу. Что такое для него расстояние, если он сам - корабль? Он слышит всё, что происходит на корабле. Он видит всё, что происходит на корабле. Он чувствует, что происходит на корабле. Каждая доска, каждая рея, мачта, стеньга - всё он.
Корабль мягко покачивается на волнах. Клабаутерман смотрит на капитана отдающего приказания и скалится. Может тот и умелый моряк, хотя лично он в этом сомневается, но он не достоин звания капитана. И за это поплатится и жизнью, и честью. Вытащив изо рта трубку, он пускает в воздух струю дыма и принимается за саботаж: ослабить канаты, распустить снасть. Через четверть часа ветер усилится и парус перекосит, почти сорвет. Теперь главное не допустить, что бы его саботаж нашли раньше.
Клабаутерман улыбается. Он чувствует, что в капитанской каюте чужаки. И баба. Капитан в его глазах пал ещё ниже. Кто разрешил ему пускать женщину на борт?! Кто разрешил отдавать им свою каюту? Сами виноваты.
Он делает шаг, уходя с палубы сразу в каюту. У чужаков много железа, много освященного железа. Это злит. Он принюхивается, скалится. Слишком много чужаков.
Он делает пару мягких шагов к столу, доски почти не скрипят под его весом, и переворачивает на бумагу содержимое трубки. Тлеющий табак. Он раздувает его, позволяя помещению наполниться горьковатым дымом. Он собирается отвязать гамак от балки, но чужаки спят чутко, а он не намерен показываться им на глаза.
Он делает шаг из каюты в трюм, и терпеливо дожидается, когда оттуда уйдут матросы.

Офф.: если что, я готов поправить всё, что потребуется.
[NIC]Klabautermann[/NIC][STA]Клабаутерман[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/QnbON.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+2

12

О, разумеется, она язвила и ёрничала. Винсент бы здорово удивился, поведи себя сеньорита Астрея так, как повела бы себя любая другая девушка ее возраста. Той надлежало бы покраснеть и лепетать слова благодарности за цветы. И дать поцеловать себе руку.
Астрея его протянутую руку проигнорировала. Винсент подержал ее на весу пару секунд, а потом опустил, дав себе зарок в дальнейшем так не простоволоситься. И он был чуточку зол. Могла бы соблюсти хотя бы видимость приличий, пока они на виду у посторонних. О черни из команды он даже и не думал. До них ему не было никакого дела. Но вот капитан, присутствовавший при встрече, наверняка понял, что Винсента только что банально отшили. Это уязвляло. Впрочем, Винсент хорошо умел держать себя в руках, поэтому когда он заговорил, в голосе не было и намека на обиду.
- Рад что смог доставить вам удовольствие хотя бы такой малостью, - произнес он с усмешкой. - Жаль что в это время года в Италии невозможно было достать резеду.
Да, резеда бы ей, пожалуй, подошла. Самое то для вздорной деревенской девчонки. К тому же, какие-то лечебные свойства у этого растения тоже кажется были. Какие именно Винсент, впрочем не представлял, но и этого было ровно достаточно, чтобы ботанический обмен колкостями звучал двусмысленно. Все, как любят люди его уровня утонченности.
- Что вы говорите!? - Картинно изумился он, поддерживая ее игру. - Здешний повар действительно так ужасен? Удачно, что я захватил кое-какую провизию с собой. И у меня есть вино. Достаточно неплохое. Не маргаритковая настойка, конечно, но тоже ничего. Кстати, капитан, я распоряжусь передать вам бутылочку.
С капитаном нужно было дружить.

Уподобляться спутнице и обшаривать судно, будто корабельная крыса, Винсент разумеется не собирался. Вместо этого он устроился в каюте и приказал слуге подать ему легкий ужин. Хлеб, купленный только нынешним утром, был еще мягким, ветчина (хорошо прокопченная, она должна была хорошо храниться), в меру пряной, а твердый сыр ароматным. К ним хорошо подошли бы свежие груши или виноград, но за неимением, с заменой неплохо справились и крупные маринованные маслины.
Стол, а вернее заменяющий его ящик, был накрыт на двоих. На нем присутствовала и бутылка упомянутого им раньше вина. Неспешно смакуя тонкие ломтики мяса, Винсент ждал, пока сеньорита к нему присоединится. И она появилась. Хозяйским взглядом обозрела каюту, проигнорировала накрытый ящик (ну вот и пусть довольствуется "простой матросской едой", упрямица, ей же хуже), и ошарашив Винсента сообщением (он точно правильно ее понял?), что собирается ночевать прямо тут, удалилась.
- Однако… - эхом повторил он ее слова, пялясь на дверь. - Это было, прямо скажем, весьма неожиданно.
Нет, он ни на секунду не обманулся в ее намерениях, предположив, будто красавица намеревается нынешней же ночью запрыгнуть к нему в постель, но... но если они будут жить в одной каюте, то обхаживать ее будет не в пример легче, чем если бы она целыми днями торчала в кубрике. Вот только, пожалуй, надо будет переселить туда Дж... Дж... эту проблему следовало, все же, решить. И чем скорее, тем лучше.
- Эй, - помахал он рукой, привлекая внимание своего человека. - Напомни, как тебя звать.
- Патрик, сеньор.
- Вот что, Пат... что? Нет! Тебя не могут так звать!
- Полагаю, что моей матушке, возможно, виднее, сеньор.
С этим было трудно поспорить. Винсент озадаченно кашлянул.
- Ладно. Неважно. Убери это, Патрик.
- Да, сеньор.
Слуга принялся убирать со стола, а Винсент завалился на постель, прямо поверх покрывала, в одежде и сапогах, заложил руки за голову и принялся размышлять о своем дальнейшем житье-бытье. Пока все шло неплохо. Весьма неплохо. К моменту возвращения сеньориты Торелли с гамаком, он уже довольно насвистывал.
От появления гамака в каюте, в ней сразу же стало тесно. Но интересно. Из-за полуприкрытых век Винсент наблюдал, как его спутница раздевается.
- О, не волнуйтесь. Я об этом уже позаботился.
На постоялых дворах тоже не всегда есть возможность соблюдать чистоту. С блохами и клещами Винсент успел уже познакомиться, пока добирался в Рим. Поэтому капитанское ложе было заранее сбрызнуто полынной настойкой. Теперь Винсент искренне радовался своей предусмотрительности. Но его компаньонку это не впечатлило и она продолжила язвить.
- Помилуйте! - Винсент со всем тщанием изобразил на лице оскорбленную невинность. - За кого вы нас принимаете? Да разве же нам пришло бы в голову вас ограбить!?
Вот так. Пусть не воображает себе, что здесь кого-то волнуют ее сомнительные прелести. Впрочем... не такие уж и сомнительные.
Астрея не ответила, и вскоре Винсенту стало невыносимо скучно. Ничего не оставалось, кроме как раздеться (сапоги и камзол он снял, штаны и рубашку оставил) и завалиться спать. Это оказалось непросто. Здешние клопы оказались на редкость необразованными тварями, ничего не смыслящими в достижениях современной фармацевтики. Или просто слишком голодными? Так или иначе, но на полынную настойку им оказалось пофиг. Едва Патрик загасил фонарь, как они принялись жрать. Так что сон Винсента был далеко не таким безмятежным, как ему бы того хотелось.
Может поэтому он открыл глаза и проснулся, когда каюта начала заполняться дымом.
- Что... кха, кха! Проклятье! Патрик!
Зашарив руками вокруг себя, он нащупал сапог, который лежал почему-то подле него на постели. Не было времени удивляться. Схватив сапог, Винсент кинулся тушить им стол, на котором уже плясали хоть и робкие, но уже опасные язычки пламени.
- Дверь, Патрик! Немедленно отопри дверь!
Слуга, сонный и слабо соображающий что происходит, кинулся исполнять приказ, но дверь заклинило. Он остервенело дергал за ручку, пока Винсент пытался сапогом пришибить пламя. Продолжать спать в такой обстановке было решительно невозможно.
- Просыпайтесь, Астрея! - Кричал Винсент через плечо, продолжая сражаться с огнем. - Да проснитесь же, дьявол вас побери! Мы горим!

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]что НЕ делается, всё к лучшему[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-06-21 13:13:11)

+2

13

Астрея уснула довольно скоро, и сон, видевшейся ей, был весьма приятным. Кажется, подсознание желало намекнуть госпоже Торелли, что она слишком давно не отдыхала, а потому показывало ей весьма соблазнительные картины на эту тему. Во сне женщина оказалась на открытой террасе. Та была щедро нагрета солнцем, а, утомившись от его лучей, можно было скрыться в одной из тенистых беседок. В центре террасы оказался бассейн, прозрачная вода, наполнявшая его, позволяла разглядеть белоснежный мрамор на самом дне. Недолго раздумывая, Астрея прошла сквозь террасу и окунулась в прохладную воду. Когда с плаваньем было покончено, и синьорина Торелли вышла из бассейна, на террасе само собою возникло огромное ложе. Удобно устроившись на нем, Астрея зажмурилась и подставила лицо палящему солнцу. Но блаженствовать долго ей, увы, не пришлось. Пару мгновений спустя, охотница вдруг поняла,  что в постели она теперь не одна. Открыв глаза и перевернувшись на другой бок, женщина обнаружила удобно устроившегося тут же господина Ланца. Тот выглядел как раз так, как Астрея запомнила, прежде чем провалилась в сон – лежал, смежив веки, и насвистывал какую-то дуратскую мелодию.
– Это еще что такое!
Синьорина во сне рывком села на кровати
– Мало того, что у меня не вышло отделаться от тебя в реальности, так теперь ты еще и в мой сон заявился!
Неизвестно, расслышал ли  ее сосед по сну эти слова, но он вдруг выпрямился , взглянул охотнице прямо в лицо и воскликнул:
- Просыпайтесь, Астрея! Да проснитесь же, дьявол вас побери! Мы горим!
-Что?
Во сне женщина нахмурилась, пытаясь поныть, что происходит.
- Что?
Этот вопрос был уже задан вслух, потому что сон как раз довольно бесцеремонно вытолкал госпожу Торелли из своих объятий.
Женщина инстинктивно глубоко вдохнула после пробуждения и тут же закашлялась.
Удивительно, как она вообще могла крепко спать в каюте, наполненной едким дымом?!
Вопросы, что произошло и как это случилось, можно было оставить на потом. А вот сейчас необходимо было действовать.
Астрея, мигом скинув с себя остатки сна, выскочила из гамака. Обернувшись в одну сторону, она с трудом разглядела в дыму Винсента. Похоже на то, что он пытался совладать с огнем где-то возле стола. В ее вещах была фляга с водой, но против такого огня ее было уже ничтожно мало. Однозначно нужно выбираться за помощью наружу.
Посмотрев в другую сторону, можно было заметить слугу, возившегося с дверью. 
- Отойди!
Астрея сама попыталась рвануть дверь, но, увы, кажется, защелку замка заклинило в самый неподходящий момент. Охотница, продолжая кашлять, метнулась обратно к гамаку, выхватила кинжал из сапога и снова рванула к двери.
Закрыв глаза, которые уже начинали слезиться от едкого дыма, женщина нащупала замок и щель, между дверью и стеной. Как раз туда и был отправлен кинжал. Замки на корабле не очень хитрого устройства, так что у охотницы были все шансы справиться с этим. Осторожно крутанув кинжал, Астрея ловко подцепила часть железной конструкции. Еще несколько манипуляции с кинжалом – и щелчок сообщил о том, что замок открыт. Охотница торопливо толкнула дверь наружу и выскочила, глубоко вдыхая свежий воздух.
По палубе к ним уже спешили матросы, и капитан совершенно не собирался от них отставать. Пара человек с ведром воды тут же заскочила в каюту, остальные остались снаружи. Теперь, при наличие необходимых ресурсов с пожаром справились довольно скоро.
- Вы с ума сошли! – забыв про уважение к пассажирам и трепет пред Орденом, капитан кричал теперь на Астрею и Винсента. –  Так увлеклись, что не смогли уследить за свечой или фонарем? Из-за вас мы все могли бы погибнуть!
Госпожа Торелли прекрасно понимала причину гнева капитана. Она была не сильна в морском деле, но знала, что такое пожар на борту корабля. Немногие понимают, чем страшен пожар, если вокруг вода. Но вся массивная конструкция корабля держится на плаву лишь до того момента, пока не наполнится водой. А после – лишь дело времени, когда она под собственной тяжестью пойдет ко дну. Если бы пожар успел разгореться, судно пришлось бы наполнить немалым количеством воды, чтобы потушить его.

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+2

14

Ожидание длится недолго. Он чувствует, как по каюте распространяется едкий дым. Он чувствует зарождение пожара, как маленькие, аккуратные лепестки огня раскрываются, находя для себя первый самый сладкий ужин. Вся его сущность требует бежать туда, поднять шум, затоптать ещё нераскрывшийся цветок. Клабаутерман должен охранять корабль от зла, от огня, от шторма. Он должен хранить судно от всего. Вот только это не тот случай. И он глушит свои порывы, оглядывает трюм злым взглядом. Люди тоже начинают чувствовать наступление неприятностей. Где-то раздаются первые, самые тревожные, самые неуверенные крики: "Пожар! Горим!" Матросы вскакивают с мест, бросаются к выходу. Странные существа люди. Что они смогут сделать такой толпой в узком проходе? Ничего. Зато корабль на  какое-то время становится почти пустым.
Он ещё раз оглядывает трюм недовольным взглядом. Сейчас столько возможности для мелких пакостей, он довольно потирает ладошки и запускает руку в ближайший кисет заново набивая свою трубку табаком. Первая затяжка, клуб дыма уходит под потолок трюма. Он походя развязывает горловины пары вещевых мешков, опрокидывая их на пол. А потом делает шаг и оказывается на палубе.
Пока большинство матросов толпятся на подходах к капитанской каюте, он ошивается около спасательных шлюпок. Полуразобранные спасательные суда стоят "матрешкой": одна в другое. Он внимательно оглядывает конструкцию, и начинает ослаблять канаты. Через десять минут порыв ветра дернет парус, и шкот с ослабленной снастью ударит по "матрешке" шлюпок, раскидывая их и корёжа.
[NIC]Klabautermann[/NIC][STA]Клабаутерман[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/QnbON.png[/AVA][SGN]  [/SGN]

+2

15

Следом за Астреей, кашляя и чертыхаясь, выскочил из каюты и Патрик. Хватанул ртом воздух и кинулся было бежать, но вовремя вспомнил, что внутри остался его господин. Поэтому он резко, прямо на бегу, изменил направление движения, приложился лбом о торец распахнутой двери, ойкнул и сел на палубу, вряд ли готовый вообще куда либо бежать в ближайшее время.
Мимо него, переступая через его ноги, в каюту вбежало сразу несколько матросов с ведрами. По звукам плеска и ругани, раздавшимся оттуда в следующий момент, можно было сделать вывод, что они щедро поливали не только стол, но и Винсента.
Сеньор Ланца появился из каюты короткое время спустя, на ходу застегивая на себе перевязи с оружием. Он был без камзола и в одном сапоге. По его растрепанной шевелюре ручьем стекала вода, глаза были красны от дыма, а щеку перечертила длинная полоса сажи. И он был зол как целая тысяча чертей, морских или сухопутных, без разницы, так что кричать на Винсента сейчас, было не самой рациональной тактикой.
- Что!? - Взъярился он, едва до него дошел смысл сказанного капитаном. - Вы смеете обвинять нас в... в...
Он захлебнулся от возмущения и не находил слов.
- Вы думаете хотя бы, что говорите!? Госпожа Торелли - порядочная женщина!
Вот в этом был весь Винсент. Аристократ до мозга костей, он мог сколько угодно заигрывать с Астреей, но коль скоро кто-то позволил себе высказывания, бросающие тень на честь женщины, которую он уже подспудно считал своей - этого он вытерпеть не мог. Ощущение жестокой несправедливости клокотало в нем и только присутствие команды мешало сейчас взять капитана за грудки и как следует приложить его головой о мачту.
- Не пытайтесь списать на нас свою некомпетентность! Кто-то из ваших людей вознамерился удушить нас в вашей каюте, подпалил стол и запер дверь, а вы теперь покрываете его!
Теперь уже пришел черед капитана возмущенно пучить глаза и хватать ртом воздух. И они бы наверное вцепились друг в друга и покатились по палубе, если бы не крик, раздавшийся со стороны шлюпок. Там уже что-то протяжно скрежетало и бухало.
Оба, и Винсент, и капитан, не сговариваясь развернулись и кинулись в ту сторону. А там уже бегала часть команды с фонарями и криками. Свет метался по палубе, гвалт и скрежет стоял такой, что Винсенту казалось, будто разваливается сам корабль. Отвязавшиеся шлюпки от малейшего крена катались от борта к борту, грозя впечатать в них всякого, неосторожно подвернувшегося. Мимо лица Винсента просвистела какая-то отвязавшаяся снасть.
Полное непонимание происходящего заставляло его инстинктивно хвататься за оружие, вот только сражаться было не с кем. В общей свалке Винсент успевал только уворачиваться от бегающих вокруг людей, больше мешая, чем помогая им. Наконец ему удалось поймать за рукав пробегающего мимо матроса.
- Что происходит? - Закричал он в лицо человеку, отчаянно дергавшему на себя руку. Матрос пытался высвободить свою одежду из пальцев Винсента, но тот держал крепко.
- Пустите!
- Какого дьявола здесь творится, я спрашиваю?!
- Пустите, или мы все погибнем!
Лицо у матроса было до такой степени яростно отчаянное, что Винсент отпустил. Отшагнул назад, упершись спиною в мачту.

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]Слабоумие и отвага[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-07-01 11:13:41)

+2

16

Астрея не торопилась ругаться с капитаном. Совершенно не важно, что он считал первопричиной случившегося, гораздо важнее итоговый результат – по вине кого-то из пассажиров на корабле могла случиться серьезная беда.  Увы, сама Торелли понятия не имела, кто именно позабыл свечу, фонарь или оставил не потушенной трубку, так как уснула первой.
Впрочем, Астрея все же не могла не оценить благородный порыв, с которым господин аристократ ринулся за нее заступаться.
- Однако придется попросить его забыть об этом кодексе чести. Если господин Ланца станет бросать перчатку каждому, кто усомниться в моей репутации, наше путешествие будет состоять исключительно из дуэлей…
Но уже мгновение спустя Астрея поняла, что разговор об этом явно придется отложить для более спокойной обстановки.
Услышав шум и скрежет, матросы и пассажиры как по команде обернулись в одну сторону.
- Это еще что такое?
Вопрос вырвался у Астреи невольно, потому что задавать его, по большому счету, не имело никакого смысла. Такое же недоумение было написано сейчас на лицах любого участника этих событий, и никто не готов был дать какие-либо толковые пояснения.
Охотница вместе со всеми метнулась к шлюпкам. Корабль был небольшой, а потому оснащен лишь четырьмя весельными лодками для перевозки на берег людей, грузов и, конечно же, для спасения во время кораблекрушения. Еще когда Астрея осматривала корабль вечером, шлюпки были сложены друг на друга и лежали там, где нужно. Теперь же отчего-то сбитые с места, они, повинуясь качке, носились от борта к борту, грозя повреждениям людям и кораблю.  Уворачиваясь от несущейся снасти, матросы пытались перехватить шлюпки, желая снова собрать их в устойчивую конструкцию.
Проворный мальчишка-юнга, не дожидаясь приказа капитана, крепко обхватил широкую мачту руками и ногами и принялся карабкаться вверх. У ловкого парня сейчас было больше всех шансов поймать летающую снасть и облегчить другим матросам работу. 
Разумеется, первой слетела самая верхняя лодка. На очередном валу горка с размаху стукнулась о борт и верхняя шлюпка, отскочив, перелетела через перила и шлепнулась  в воду, оставляя за собой лишь всплеск. Помощник капитана, схватив факел, ринулся к борту. Но южная ночь всегда была исключительно темной. Где теперь разглядишь потерянную лодку? А посылать кого-то нырять за ней и вовсе чистое безумие.
Тем временем мачту удалось закрепить, и метущийся парус уже не мешал морякам работать, однако было поздно.  Последний удар снасти заставил матрешку из шлюпок разлететься. Две лодки  отправились при новом витке качки к соседнему борту.  С размаху ударившись об него, они снесли добрый кусок перил и чуть повредили верхнюю часть корпуса. А затем, теперь уже безо всяких преград, тоже отправились в темное море. К счастью, повреждения корабля оказались незначительными. Если уровень воды не станет критическим, затопление им не грозило, однако починить поломку все же стоило.
Матросы торопливо метнулись к последней оставшейся лодке. Но, увы, так оказалась дырявой. Кажется, ее собирались починить еще в порту, да пока не успели…
Сердце Астреи бешено забилось. Как-то слишком много бед для одной ночи. Фатальное невезение команды или все же нечто иное? За годы охоты служители Ордена привыкают с подозрением относиться к любым совпадения. Трудно сказать, что это – предчувствие или просто мания? Но привычку постоянно быть на страже не так-то просто изменить.
- Капитан, до наступления утра соберите матросов в одном месте! Пусть все будут на виду, и никто не остается один!
- Надо починить поломку по правому борту, - капитан выглядел теперь весьма настороженным и, кажется, был не настроен спорить с Астреей, лишь выяснить все обстоятельства.
- Пошлите двоих, и пусть никогда не теряют друг друга из виду.
Кто-то из толпы моряков поспешил насмешливо ответить охотнице.
- Нам что ж и в уборную всей компанией ходить?
Астрея повернулась к говорившему и, ничуть не смущаясь, громко произнесла:
- Если я скажу, что надо – будете ходить!
Однако затем перевела дыхание и ответила уже чуть тише.
- Но пока не надо.
Пока еще есть надежда, что это не предчувствие, а обычная мания охотника на нежить…

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+1

17

Всё происходит ровно так, как должно. Он удовлетворенно улыбается, потирая руки, и довольно потягивает трубку. На корабле царит атмосфера хаоса, раздражения и недоверия. Просто прекрасно. Повреждения корабля клабаутерману, правда, не нравятся, но ради благого дела можно и потерпеть. Он долгим взглядом провожает лодку, упавшую за борт, и прикусывает мундштук собственной трубки.
На сегодня его дела закончены. Сегодня ночью он - хозяин на корабле. Люди напуганы, люди возмущены. Никто не станет ему мешать, никто не станет ему перечить. Заперты в одном месте. как крысы в бочке. Он скалится слыша распоряжение женщины. И ещё сильнее скалится, когда капитан прогибается под бабой, соглашаясь на эти распоряжения. И это морской волк! Он с досады сплевывает на палубу и делает шаг на нос корабля, зорко оглядывая местность. Привычка есть привычка. Но впереди только темные воды и звездное небо: ни рифов, ни скал, ни мели, ничего.
Когда люди в своем большинстве покидают палубу, он расправляет плечи и неспешным шагом обходит свои владения. Он ненадолго останавливается в тени, наблюдая как пара матросов спорно чинят борт корабля. Это они дело устроили. Он покуривает трубку, выпуская клубы дыма, и думает что им это всё равно не поможет. Этот корабль станет призраком, и причалит у какого-нибудь тропического острова. Он для этого сделает всё возможное.
В последний раз выпустив клубы дыма клабаутерман по-хозяйски неспешно двигается дальше по палубе, продолжая свой обход.
[NIC]Klabautermann[/NIC][STA]Клабаутерман[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/QnbON.png[/AVA][SGN]  [/SGN]

+2

18

Винсент не был опытным мореходом, но даже ему уже стало ясно, что творящееся на борту этой посудины не является делом обыденным. Четыре потерянные шлюпки вселяли в него сильное беспокойство. Настолько сильное, что он предпочел бы вернуться в Рим и там поискать более надежный корабль. Но согласятся ли капитан и Астрея с его доводами?
Стараясь не лезть под руку матросам, сеньор Ланца наблюдал, как приводят в относительный порядок корабль. О том, чтобы вернуться обратно в каюту и пытаться остаток ночи доспать, не было и речи. И дело даже не в том, что сеньорита Торелли распорядилась чтобы все оставались на виду. У Винсента и самого сна не было ни в одном глазу. Рассвет, определенно, принес бы его душе некоторое успокоение, но до рассвета, судя по всему, было еще далеко. Закончены ли их неприятности на сегодняшнюю ночь?
Все на корабле, кажется разделяли его опасения. И все слушались Астрею. Кто с готовностью, кто с недовольством, но никто не перечил ей. Это выглядело в глазах Винсента странным, но не вся ли эта история, в которую он ввязался, была насквозь странной? И он решил не выказывать ни возмущения, ни удивления, идущим ходом событий. Пусть пока сеньора делает свою работу. Впрочем, уже одно то, что она считает происходящее своей работой, не сулило ничего хорошего.
Сопротивляясь качке, Винсент приблизился к тесно столпившимся на палубе людям. Фонари в их руках недалеко разгоняли мрак, но даже и это было лучше, чем ослепляющая темнота. Патрик оклемался, вспомнил о своих обязанностях и даже в такой обстановке умудрился разыскать и принести Винсенту второй сапог, куртку и влажное полотенце, чтобы тот мог умыться и привести себя в порядок. Умывшись и обувшись, сеньор Ланца почувствовал себя немного лучше, велел Патрику держатся поближе и отправился поговорить с сеньоритой Торелли.
- Астрея, - позвал он. - Можно вас на два слова?
И только убедившись, что поблизости нет ненужных любопытных ушей, продолжил:
- Вы считаете, тут замешана какая-то черная магия?
В понимании Винсента, обывателя и приверженца христианской традиции, никакой другой магии, кроме черной, в мире не существовало.

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]Слабоумие и отвага[/STA]

+2

19

Потоптавшись еще немного на палубе, матросы, кроме тех двоих, что были назначены выполнить ремонт корабля, поочередно спустились в трюм. Если рассматривать все ночные происшествия по отдельности, то их наверняка можно было отнести к разряду неприятностей. Да, они могли обернуться бедой. Но ведь не обернулись. Простые моряки видели происшествия гораздо хуже, а складывать разрозненные события в странную головоломку то ли не хотели, то ли не могли. Так что крепкие парни предпочитали все-таки урвать у ночи еще хотя бы несколько часов сна. Рассвет был уже не так далек, а с ним и чья-то утренняя вахта.
На палубе оставили лишь несколько фонарей. Два – для тех, кто занимался ремонтом. Участок поломки был не так уж велик, так что двух источников света вполне хватало. Второй – у рулевого. А третий фонарь достался слуге господина Ланца.
Размышляя, Астрея неторопливо ходила из стороны в сторону вдоль одного из бортов. В некотором отдалении довольно ловко продвигался ремонт. Матросы хорошо справлялись, несмотря на поздний и темный час. 
То, что дневной осмотр корабля ничего подозрительного не выявил, Астрею совершенно не удивило. У каждого из потусторонних существ был весьма богатый арсенал средств, который позволял им скрываться из виду при надобности. Впрочем, это вовсе не означало, что узнать об их существовании, если они того не хотят, совершенно невозможно. С Орденом работали особые люди – медиумы, предсказатели, маги, обладавшие даром видеть созданий с того света. Некоторые из них становились даже неплохими охотниками, другие же всегда были готовы помочь советом. Однако в семействе Торелли такого дара не было, а потому они, как и многие другие охотники, использовали для обнаружения нечисти и нежити целый ряд подручных средств.  От размышлений о способах достижения цели Астрею отвлек господин Ланца.
- Да, разумеется. У вас есть какие-то вопросы?
Мысли охотницы сейчас были заняты анализом ночных происшествий, так что для построения новых язвительных конструкций у нее не было ни сил, на настроения.
- Черная магия?
Астрея невольно улыбнулась этому обывательскому пониманию происходящего. Когда твой обычный круг оставляют такие же охотники, невольно привыкаешь к постоянным разговорам об этом ремесле с теми, кто в нем разбирается.
- Возможно, а возможно и нет. Любую магию – как черную, так и белую, творят люди. И последствия у таких деяний бывают самые разные. А есть еще волшебство, изначально существующее в мире, и оно тоже далеко не всегда бывает добрым. Я бы сказала иначе – я подозреваю, что в происшествиях на корабле могут быть замешаны потусторонние силы. Но чтобы сказать, какие именно, и что стало тому причиной, нужно разобраться в деле получше. Впрочем, вполне возможно, что это лишь неудачные совпадения, а то, что все кажется мне странным – лишь одна из издержек ремесла охотника.
Астрея ненадолго перевела дыхание и взглянула на море за бортом, которое сейчас казалось совершенно черным.
- После наступления рассвета я планирую снова осмотреть корабль. На этот раз более внимательно.
Отправляться на поиски сейчас – слишком верный способ попасть в ловушку. Ночь – время потусторонних существ, час их преимущества. Рассвет дарит передышку и возможность подготовиться к следующей ночи.
- Меня все-таки очень беспокоит потеря шлюпок. Наверняка, и капитана тоже. Теперь мы лишены возможности покинуть корабль до того самого момента, пока не окажемся в порту. А это еще очень не скоро.
Женщина обвела взглядом палубу. Тишину, кроме плеска волн, нарушал только стук и скрежет, которые обычно сопутствовали ремонту древесины. Ничего необычного пока не происходило. Значит, они могли продолжить разговор.
- Благодарю, что вступились за мою репутацию, сеньор Ланца, но все же не стоило. Иначе во время нашего путешествия вам придется вызывать на дуэль едва ли не каждого второго. У семейства охотников нет, и не может быть безупречной репутации. Род Торелли не менее древний, чем многие из тех, кто зовет себя аристократами, но если бы вы встретили кого-то из моей семьи в привычных вам кругах, вы бы отчетливо расслышали шепоток и смех у них за спиной. Охотники – странные люди, слишком суровые и, видимо, дикие.
Госпожа Торелли усмехнулась.
- Но самое главное, что охотники – непонятные. Так что не складывается у нас с приличным обществом. К счастью, мы бываем там исключительно редко – дела служителей Ордена оставляют не слишком много времени для светской жизни.
Астрея плохо представляла себе отца или брата, которые захотели бы явиться на какой-нибудь прием при полном параде.
- А я – еще хуже. Я – женщина-охотник. Значит, о моем добром имени и вовсе можно забыть. Репутация женщины в нашем обществе – дело исключительно хрупкое. И если, ради выполнения заданиям мне придется нарушить добрую сотню правил приличия, я, не колеблясь, сделаю это. Если будет нужно, я запросто отправлюсь в злачное место, посещать которое приличной синьорине  никак не положено. Если понадобиться, я буду водить знакомство с людьми, давно утратившими репутацию и доверие, и даже поселюсь в одной каюте с мужчиной, если это будет неизбежно.
Госпожа Торелли, не отводя взгляд, смотрела прямо на собеседника.
- Так что о моем добром имени можно забыть. Но, знаете, что самое смешное? Несмотря на презрительное отношение к нам, охотники все еще продолжают постоянно спасать людей. И я бы ни за что не променяла свою жизнь на жизнь женщин вашего круга.
Астрея даже рассмеялась от нелепости такого предположения.
- А то кружева мне не идут, да и с вышиванием никогда не ладилось.

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

Отредактировано Adeline (2016-07-17 16:19:21)

+2

20

Магия, волшебство, потусторонние силы... Винсенту было до фонаря, как это называет Астрея. Суть была в том, что это "что-то" враждебно, и оно пыталось напасть на них. В то, что случившееся на борту - просто совпадение, он не верил. Другое дело, что это могло быть происком не темных сил, а вполне себе материальных людей. Из плоти и крови. Винсент хмыкнул. Он не знал, кто мог желать ему зла настолько, чтобы устроить диверсию на корабле. Или не ему, а Астрее, или капитану, или владельцу груза.
- А не разумнее ли будет нам вернуться в Рим? Взять на борт новые шлюпки и провести ремонт в лучших условиях, чем здесь.
Он кивнул в сторону пятна света, выхватывающего из окружающей темноты копошащихся у борта матросов.
Нет, трусом Винсент не был, как и никто из его семьи, море не было его стихией. Оно внушало ему трепет и заставляло испытывать беспокойство. Винсент предпочел бы видеть берег на всем протяжении их путешествия, а что еще лучше, крепко стоять обеими ногами на земле. И это при условии, что путешествие протекало бы спокойно и обыденно. Впрочем, вероятно у команды были свои представления об обыденном, уж слишком легко они отправились спать. Да, предусмотрительно выставив перед тем часовых, но все же. Сам Винсент сейчас не смог бы сомкнуть глаз. Мысль о том, чтобы вернуться сейчас в каюту, была беспокойной. Да и наверняка там все еще ощущается запах гари. И постель мокрая. Сколько ведер воды матросы на нее вылили? По-хорошему, нужно бы отправить в каюту Патрика, наводить порядок. Но лицо у слуги, носящего за Винсентом фонарь и одновременно старающегося не прислушиваться к господским разговорам, и вообще старающегося делать вид, что его здесь нет, слишком несчастное. Он явно будет не рад остаться в одиночестве в каюте. Нет уж. Лучше им быть сейчас здесь, под открытым небом, хоть и терпеть при этом отсутствие сна и некоторые другие неудобства.
Он присел на корабельные канаты, сложенные витками на палубе и некоторое время молчал. Астрея тоже какое-то время не спешила продолжить разговор. Будто обдумывала что-то.
- Благодарю, что вступились за мою репутацию, - наконец, решилась она, и Винсент только собрался было открыть рот, чтобы заверить спутницу в своем горячем намерении и дальше поступать таким образом, но ему не дали. Он нахмурился, обдумывая приведенные ей доводы. Потом улыбнулся тому, как рьяно она отстаивает свое право не носить кружева и юбки. Так, словно он угрожал ей ввести сеньориту в высшее общество и сделать ее "порядочной женщиной".
- Мужчина не будет мужчиной, если не станет защищать вверенную ему женщину, сеньорита Торелли. Быть может, вы и не слишком много внимания придаете условностям нашего общества, но большинство людей не таковы. Так что уж позвольте тогда и мне быть собой, коль скоро требуете этого от меня. Вы правы, говоря, что ремесло охотника чуждо и непонятно. Вы правы также и в том, что решительные действия - это не то, чего обычно ожидаешь от женщины. Так что я растерян, да. И не знаю как себя с вами вести. Но нам с вами еще работать вместе и будет скверно, если мы не найдем общий язык.
Теперь он говорил с ней не так, как говорил бы с другой, которую намеревался бы обхаживать, пока она не ответила бы взаимностью. Что-то переменилось, да, в его отношении к ней. Вся эта полночная встряска как-то подействовала на его мозги. Теперь Винсент увидел в Астрее еще что-то. Нечто, что превращает женщину в глазах мужчины в леди и заставляет испытывать к ней уважение.
- Так что, если вы дадите мне шанс, возможно я смогу понять вас. Лучше.

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]Слабоумие и отвага[/STA]

+2

21

Во время их разговора Астрея время от времени скользила взглядом по палубе корабля.  Свет фонарей добивал не слишком далеко, а тьма за его пределами казалась только гуще, однако человеческую фигуру или даже странную тень можно будет заметить за несколько шагов, и не позволить опасности застать себя врасплох.
- Вернуться в Рим – значит потерять время. Ветер был попутный, и мы успели уйти уже достаточно далеко. Путь у нас и так небыстрый, и компания, в которой видели вашу невесту, вряд ли станет дожидаться нас лишний денек. Я предпочту разобраться с ними как можно скорее, пока они не успели еще что-нибудь повторить. Не говоря уже о том, что, если ваша невеста до сих пор не стала одной из них…
Тут Астрея замолчала на мгновение, жестко сомкнув губы.
- То каждый день вместе с ними для нее – настоящая пытка.
Если девица, так и не ставшая госпожой Ланца, просто примкнула к разбойничьей шайке – польстилась на приключения или голубые глаза атамана, всякое бывает – то разговор тут будет простой и короткий. Вернуть жениху или родителям, и пусть уж эти аристократы потом сами решают. А вот если та компашка действительно была связана с нечистой силой, и успела сделать синьорину одной из них… Астрея предпочла пока не говорить о том, что им придется сделать в таком случае. Конечно, настанет момент, когда господина Ланца придется предупредить об этом, но пока еще они только в пути, и время терпит.
- К тому же, пока у нас есть лишь мои опасения насчет корабля и ничего больше.
Заявление о том, что она может быть «вверенной кому-то женщиной» оказалось настолько забавным, что охотница даже не стала ему возражать. Она отвернулась, чтобы спрятать улыбку и сделала еще несколько шагов вдоль борта.
- О, не переживайте насчет совместной работы!
Охотница снова обернулась к своему собеседнику.
- Совсем скоро все это закончится, вы вернетесь к своей привычной жизни с дюжиной лакеев и завтраком в постель, а наше путешествие станете вспоминать, как странный сон.
- Главное, конечно, чтобы сон этот не обернулся кошмаром, - но уж на это Астрея была бессильна повлиять.
Впрочем, слова Винсента точно не оставили ее равнодушной. Взглянув на собеседника с неподдельным интересном, госпожа Торелли ответила на его вопрос:
- Понять меня? Я не слишком-то сложно устроена. Просто выполняю то, что должна и настолько хорошо, как умею.
Охотница развела руками – что уж тут еще добавить.
- Пожалуй, стоит обойти палубу. Так, на всякий случай.
В таком обходе было не слишком много пользы, но все же это лучше, чем совершенно бездействовать. Тем временем мастера по дереву уже завершали свою работу.

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+2

22

Винсент поджал губы. Упоминание о его несостоявшейся невесте и ее бедственном положении, звучало донельзя укоризненно. Впрочем, может это только ему так показалось. Мол, там бедная девушка страдает, а он тут беспокоится о каких-то мелочах, вроде потерянных шлюпок. Возможно, его совесть возмущалась бы тише, не окажись Винсент в этом путешествии в такой приятной компании, как сеньорита Астрелли. Да, ее присутствие скрашивает это путешествие, но отнюдь не делает его похожим на увеселительную прогулку. А он вовсе не бесчувственный болван и ему искренне жаль эту незнакомую девушку. Пустился же он в это путешествие, в конце-то концов. А мог бы оставаться дома и ждать свой завтрак в постель.
Слегка уязвленный, он решил не отвечать, потому как не мог быстро придумать ответ, который не звучал бы как оправдание. Вместо этого Винсент забрал у слуги фонарь. Тот совсем был не рад этому, но спорить с господином не решился, только придвинулся ближе к качающемуся пятну света.
- Я посвечу вам, - сказал Винсент Астрее, и отправился вслед за ней осматривать палубу. Впрочем, осматривала скорее она, потому что он понятия не имел, что нужно искать и на что следует обращать внимания. Сам он счел бы подозрительными и относящимися к колдовству разве что соломенных кукол, заткнутых между досками обшивки, или каббалистические знаки, написанные прямо на палубе кровью какого-нибудь невинного бедняги.
Наконец, любопытство победило в нем опасение выглядеть невежественным.
- Что мы ищем?
Пламя в фонаре колебалось и бросало причудливое смешение теней и бликов на детали корабля и их собственные лица.
- И каких еще неприятностей нам следует ожидать, если ваши опасения окажутся подтверждены?

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]Слабоумие и отвага[/STA]

+2

23

Обход. Ему нравится чувствовать себя полноценным хозяином корабля. Ему нравится чувствовать себя полноценным хозяином положения. Он широко улыбается, вдыхает полной грудью морской воздух. Он чувствует свободу и удовлетворения, и не намерен ни от кого скрываться.
Так что когда до его слуха доносится тихий скрип досок, когда он ощущает, как по палубе в его направлении идут тро. он не намерен ни останавливаться, ни прятаться. Пусть знают. с кем связались. Пусть знают, кому принадлежит этот корабль, и все его пассажиры.
Он улыбается и сильнее раскуривает трубку. В неровном дрожащем мареве от её конца, глаза клабаутермана отблескивают красным. Его шаг становится тяжелее и решительнее.
Глупые люди.
Те, кто лезет искать приключения на свою голову, чаще всего их таки находят. И чаще всего оказываются абсолютно к ним не подготовленные. Команда сидеть всем вместе. на взгляд клабаутермана была толковой. В отличии от их обхода.
Когда появляется луч фонаря, он оскаливается, зло смотря на троих людей. Чужаки. Они ему сразу не понравились. Ещё до того, как над палубой пронеслись слова "охотник" и "Орден". Ему не нравится ни то, ни другое, но тут он, якорь ему в глотку, хозяин! И ему нечего бояться всяких там чужаков!
[NIC]Klabautermann[/NIC][STA]Клабаутерман[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/QnbON.png[/AVA][SGN]  [/SGN]

+2

24

Пляшущие тени от фонаря -  плохие помощники при осмотре. В них так просто укрыться другой темни, той самой, что может мелькнуть только на миг и снова пропасть, и лишь самый зоркий глаз сумеет заметить ее. Поэтому этот вечерний променад по палубе был необходим скорее для личного успокоения, Астрея мало верила, что он окажется  действительно полезным.
- Мы ищем все, что может показаться подозрительным. Не все подозрения бывают беспочвенными.
Охотница как раз размышляла над тем, как бы лучше ответить на вопрос об ожидающих неприятностях, когда при очередном шаге луч фонаря выхватывает из темноты невысокий силуэт. В первое мгновение госпожа Торелли даже не поверила, что это произошло. Казалось невероятным, что тот, кого они пытались найти и в чьем присутствии все еще не были совершенно уверены, вот так запросто выйдет к ним навстречу.
- Потеряла бдительность. Слишком увлеклась разговором.
Но замешательство охотницы длилось совсем недолго. Уже в следующий миг она шагнула вперед, закрывая собой господина Ланца и его слугу. Тот шел последним и, кажется, еще не успел ничего заметить.
- Не суйтесь вперед, - тихо произнесла Астрея, предвосхищая попытки Винсента стать героем, - вы понятия не имеете, что делать.
Женщина запоздало поняла, что все ее оружие осталось в закопченной каюте. Правда, за одним исключением –  та самая серебряная «шпилька», выданная Карлом все еще находилась в ее волосах. Ловким движением Астрея вытащила вещицу из волос, щелчок – и узенький серебряный кинжал уже был у нее в ладони. Охотница вытянула руку вперед, сохраняя равновесие и готовая любой момент уйти в необходимый маневр. Существо, стоявшее теперь перед ними, ей встречать не доводилось. В обширной библиотеке потомственных охотников Торелли можно было найти труды о самых разнообразных потусторонних созданиях, и юное поколение проводило за чтением немало часов. Однако человеческая память лучше всего сохраняла тех существ, с которыми приходилось встречаться чаще всего. Остальные - оседали в сознании где-то поглубже, так что при встрече с редким существом все еще оставался шанс вспомнить  и о нем. Но с тем же успехом история о нем вполне могла улетучиться из памяти. Это странное создание, чертами напоминавшее человека, Астрея вспомнить не могла. Возможно, для этого ей понадобится время. Хотя, если повезет, не понадобится.
- Тебе здесь не место, - твердо произнесла охотница. – Тебе не место рядом с живыми.
Охотница сделала паузу, чтобы убедится, что существо ее понимает. Кажется, человеческая речь была ему известна.
- Я отпущу тебя без боя, если ты сам тут же вернешься во тьму.
Если это существо достаточно сильно, бой с ним будет сложным. И, прежде чем охотница сумеет с ним справиться, могу пострадать  люди и корабль. Астрея живо представила себе, как долго они протянут без шлюпок с пробоинами в бортах и с искромсанными парусами. Охотников считали недалекими вояками, но, если был шанс избежать боя, они старались его использовать. Эти люди хорошо знали – не все из созданий тьмы виновны в том, чем они стали или кем родились. И далеко не все из них опасны для людей. А потому тех, кто  еще не успел нанести вреда, могли отпустить обратно во тьму без боя. Орден, конечно, мечтал уничтожить всех темных тварей без исключения, так что политики этой не одобрял. Но у охотников был свой кодекс чести. 
- Иначе мне придется уничтожить тебя.

[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+1

25

Еще прежде, чем круг света от фонаря облил стоящую на палубе невысокую фигурку, Винсент увидел огонек, разгорающийся и гаснущий. Глаза уже зацепились за него, а разум еще не успел осознать, что именно они видят. Запоздалое понимание, что так разгораться и гаснуть может только живой огонек, раздуваемый живым человеком (Живым ли? Человеком ли?) пришло позже, чем он замедлил шаг. А на следующем шаге было уже поздно что-то говорить, высказывать свои догадки, потому что объект их явился перед ними воплоти.
Винсент едва не споткнулся на ровном месте, такой ошеломительно чуждой оказалась непритязательная с виду фигурка, стоящего на палубе существа. С кем они имеют дело, он понял сразу. Не то, что существо перед ними - клабаутерман, нет, он и слова то такого прежде не слышал. Но то, что стоящее перед ними - не человек, понял сразу. Ведь не станет никто из команды стоять вот так - в непроглядной темени. А если бы и стоял, то попав в свет фонаря, непременно сощурился бы, заморгал, попытался рукой прикрыть от света глаза, привыкшие к темноте. А этот даже не моргнул, и, Винсент мг бы поклясться что зрачки ни на тысячную долю дюйма не расширились у него. Что есть свет, что нет света, все было кажется едино для этого существа, и от того Винсенту стало как-то особенно жутко.
Патрик, следующий за ним по пятам, не видел происходящего впереди и не был готов к остановке, а потому ткнулся носом в спину хозяина и поспешно отступил, бормоча извинения, но сильно далеко во тьму позади них не отшагнул, оставшись на границе света. Выглядывая из-за спины Винсента, он смог наконец разглядеть существо, преградившее им дорогу. И хоть непонятно было, что именно он успел увидеть, но что-то, со всей очевидностью, почувствовал. Потому как глаза распахнул и принялся истово креститься.
Сам же Винсент ни креститься, ни молиться, не стал. Он словно прирос ногами к палубе. И хотя сердце его сильно билось, но фонарь в вытянутой руке не дрожал.
Поведение Астреи явно говорило о том, что она-то уж точно знает, что нужно делать, и это вселяло некоторую уверенность. Повинуясь ее словам, он не лез поперед охотницы и не хватался за оружие, хоть и был готов это сделать, ежели она подаст команду. Но и у нее, похоже, тоже было кое-что при себе. Появлению клинка из шпильки он практически не удивился. С самого начала, подспудно, ожидал от девушки чего-то такого, каких-то охотничьих уловок. И вот их время пришло.
Хорошо что он понятия не имел о том, что Астрея не может вспомнить ни названия этого существа, ни способа справиться с ним. Хорошо, иначе легкое дуновение жути, пробирающее его по позвоночнику, превратилось бы в ураган ужаса и паники.
Патрик продолжал истово вполголоса молиться.

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]Слабоумие и отвага[/STA]

+2

26

Всё оказывается довольно интересным. Насколько он успел узнать людей, у них обычно мужчины защищают женщин, а не наоборот. Впрочем, тут явно ситуация иная. Он с причмокиванием достает трубку и изо рта выпускает струю дыма. Ему предлагают сдаться! Ему, духу корабля! Сущности корабля! Сдаться! Уйти! Эта леди самонадеянна и глупа. Он смотрит на неё с нескрываемой насмешкой.
А затем с явной неохотой переводит взгляд на её острый сюрприз. Серьезно? Она угрожает ему этим? Она собирается убивать его этим? Он даже не железный! Серебро мягкий металл, что бы нанести с его помощью вред дереву надо приложить немалые усилия. Дрожащий фонарь в руке мужчины и то опаснее! А вот от судорожных действий второго мужчины клабаутермана немного потряхивает. Не нравится ему всё это. Духам нужна вера. Здесь, на корабле посреди океана, он - бог этих людей. Это в него они должны верить, ему молиться.
- Прекрати! - он сверлит жалкого человечка злым взглядом, надеясь что он этого у него отнимутся руки и язык. Ему не нравится этот человек, хотя леди ему не нравится ещё больше. - Это мой корабль. И здесь моё место.
Он шипит, почти выплевывает каждое слово в лицо женщины, а затем делает ещё одну затяжку. - А вот Вам, леди, здесь не место.
[NIC]Klabautermann[/NIC][STA]Клабаутерман[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/QnbON.png[/AVA][SGN]  [/SGN]

Отредактировано AKBO (2016-10-22 16:19:53)

+2

27

Человечек не спешил соглашаться на предложение Астреи. Впрочем, стоило ли ожидать, что нежить удастся уговорить так легко? Охотницу все же радовало, что их потусторонний собеседник не торопился нападать. Однако расслабляться здесь тоже не стоило. Некоторое создания, помаявшись долго во тьме и одиночестве, любили хоть немного поговорить со своим противниками, прежде чем попытаться отнять их жизнь. Так что Астрея, хоть и опустила руку с кинжалом чуть ниже, но все также готова была пусть его в ход при необходимости.  Охотница сделала еще несколько шагов, сокращая расстояние между ней и странным существом – пусть не думает, что она боится. Где-то там, за ее спиной, бедный слуга с грохотом рухнул на палубу без чувств, когда странный челочек обратился прямо к нему.  Астрея не стала оборачиваться, предпочитая не терять нежить из виду и надеясь, что господин Ланца сумеет позаботиться о своем спутнике.
- Твоя шалость сегодня могла стоить обитателям корабля жизни. А я как раз защищаю жизни людей, так что лучше тебе прекратить свои забавы и исчезнуть.
Охотников обычно считали сумасбродно храбрыми, но это, конечно же, далеко не всегда было правдой. Нельзя сказать, что Астрея сейчас была напугана. Страха в виде безумной и жуткой паники сейчас не было в ее душе. Однако охотница опасалась, это значит, была напряжена и готова, что события в любой момент могут принять гораздо более пугающий оборот.
- Тебе не нравлюсь я?
Астрея чуть усмехнулась.
- Мое место здесь ненадолго, лишь пока не закончиться путь морем. Но здесь могут бывать другие люди, и другие женщины тоже. И посягать на их жизни ты также не имеешь права.
Госпожа Торелли хорошо знала, какими разными бывают потусторонние существа. Были те, что с бездумной злостью бросались на людей с желанием убить, покалечить или уволочь за собой во тьму. А были и иные – те могли вести разговоры, долгие разговоры, и каждым словом тихо исподволь заманивать тебя в ловушку. Возможно, один из них и был сейчас перед нею?
Но пока мысли охотницы оставались вполне ясными, она осознавала, где находится и полностью владела собственным телом.
- Твои забавы опасны для людей, и я повторяю, что тебе придется уйти.
[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+2

28

"Хорошо, что фонарь был в моих руках," - подумал Винсент, когда грохот за спиной оповестил его о падении слуги. Нет, никакого особенного осуждения с его стороны этот поступок не вызвал. Разве что только легкое раздражение. Но слуга человек простой, так что с него взять? Это в обязанности аристократа входит защищать своих слуг, а не наоборот. Это-то, как раз, нормально и правильно. Так что слуги и женщины могут позволить себе грохаться в обморок. Женщины. Винсент мысленно хмыкнул. Кто тут не собирался грохаться в обморок, так это Астрея. И это несмотря на то, что ненависть маленького существа явно была направлена именно на нее.
Он задумался.
Несмотря на то, что нечасто путешествовал морем, Винсент не был совсем уж серым человеком. Он знал, что морская братия до ужаса суеверна, и что большая часть их считает женщину на корабле дурной приметой. Что до этого существа, то оно выглядело очень по-корабельному, говорило очень по-корабельному и вообще смотрелось в обстановке корабля до ужаса органично. Так почему бы ему не разделять моряцкие суеверия? Это уже не говоря о том, что оно, похоже, и само было "моряцким суеверием".
- Погодите-ка, Астрея, - Винсент мягко положил руку на плечо своей спутницы. Осторожно. Ему вовсе не улыбалось напугать ее сейчас, когда она так напряжена, и вызвать с ее стороны какой-нибудь неприятный рефлекс. Даже не тренированная женщина способна с испугу разбить нос мужчине, который в другой обстановке способен постоять за себя. Чего уж говорить об адептке Ордена, вся жизнь которой - постоянная шлифовка рефлексов. - Дайте мне.
Все так же мягко заставив ее опустить руку с... гм, оружием, Винсент передал ей фонарь, а сам опустился на корточки, чтобы оказаться на одном уровне (по росту, конечно же) с неведомым существом. Это было жестом доброго намерения. Переговоры всегда куда комфортнее вести, когда переговорщики чувствуют себя равными.
- Простите, не знаю вашего уважаемого имени, сеньор, - начал он. Безупречная вежливость не только характеризует истинного дворянина, практика показывает, что она часто служит хорошую службу. - Меня зовут Винсент Ланца, и я нанял этот корабль для своего путешествия, и... - тут пришлось собраться с духом, чтобы признаться, - именно я привел с собой сюда свою спутницу.
Вот так. Мужчины разговаривают, женщины не вмешиваются. Следовало ожидать что раздражение существа после такого признания перекочует на Винсента. Но следовало и понимать также, что уж ежели именно Астрея является причиной недовольства корабельной нежити, то разговор с ней может разве что усугубить это недовольство, но никак не сгладить его.
- Если я правильно понимаю, - продолжал он, - вам не нравится присутствие сеньориты на корабле. Понимаю, это нарушает морские традиции. Понимаю даже лучше, чем вы можете подумать. Видите ли, я и сам принадлежу к древнему роду, - капелька умеренной лести, намек на признание в собеседнике благородного происхождения. - И для меня традиции - не пустой звук. Но вы, как и я, наверняка понимаете, что иногда традициями приходится слегка поступиться, - он намеренно не произнес слова "нарушить", - в пользу необходимости, или... - едва наметившаяся улыбка, - выгоды.
Винсент балансировал на острие корабельного ножа и понимал это. Если он неправильно предположил мотивы существа, если выбрал неправильный тон, если, если...
- Возможно, мы могли бы сгладить возникшее недоразумение, сведя его к обоюдной выгоде. Скажите, есть ли что-нибудь, в чем я, -и опять он намеренно не упоминал Астрею, - мог быть бы полезен вам. Возможно, какое-то неоконченное дело на берегу? Или какое-нибудь приобретение для корабля?
Предположения были не праздными. Винсент знал, что само появление нежити часто связано с каким-нибудь неоконченным делом, невыполненным обещанием, проклятьем или нарушенным словом. С чем-то таким, что для человека постороннего может показаться пустяком, сущей глупостью, но однако же намертво привязывает неупокоенную душу к миру бренному.

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/4ZrR9.jpg[/AVA] [NIC]Винсент Ланца[/NIC] [STA]"счастливый" жених[/STA]

Отредактировано Spellcaster (2016-09-28 12:11:58)

+2

29

Жалкий человечек падает. Прекращая бормотать свои глупые молитвы, и он рад, почти счастлив. Вот так и только так. Тут он Бог. И только ему можно молиться на корабле. Только его просить. И может быть, тогда он прислушается к их шепоту. Но вряд ли, потому что они все не те.
Женщина ведет себя чересчур нагло. Как будто эта острая штука в её руке дает ей какие-то права, как будто из-за неё эта женщина может приказывать и командовать. Трижды "ха". Он не позволит ей распоряжаться здесь!
- Здесь я - право. Только я.
Он вскидывает подбородок и надменно выпячивает нижнюю губу. Нет смысла разговаривать с глупой женщиной, которая не хочет его слышать. Его не волнует, что она тут ненадолго, она ему не нравится и всё. Не о чем больше разговаривать. Он собирается шагнуть и исчезнуть. Но тут в разговор вступает мужчина.
Он кривится, когда тот акцентирует внимание на его росте, подчеркивая, что до этого смотрел сверху вниз. Хочешь оказать почтение  вставай на колени! Затянувшись собственной трубкой, он выпускает клубы дыма в лицо мужчины. Хотя, вежливость сеньора Ланца подкупает. Совсем чуть-чуть. Хоть кто-то на этом корабле, наконец-то, проявляет ему должное почтение! Впрочем, это им не поможет. Но ещё пару минут своего времени он им уделит.
Клабаутерман склоняет голову на бок, внимая речи человека. То, что говорит этот потомок древнего рода - чушь! Он даже не знает, как правильно управляться со снастями! Что может знать сухопутная крыса о жизни? Чем он может помочь? Какие дела могут быть у клабаутермана на берегу. Он громко насмешливо харкает и сплевывает на палубу.
Последнее предложение сеньора Ланца интересует его, но лишь чуть-чуть. Если бы он планировал оставить корабль на ходу, оно было бы благосклонно принято, после непродолжительных торгов, но теперь... ему это не надо. Ему это незачем. А значит, и нет смысла идти на уступки.
- Традициями нельзя поступаться! - он заявляет это гордо и заносчиво. Он заявляет это со всей ответственностью и готов нести ответ за свои слова. - И жалкий человечишка ничего не может сделать для клабаутермана. Это клабаутерман может что-то сделать для человека.
Он скалится и делает шаг в сторону, растворяясь на палубе, оставляя после себя только слова, которые растворяются в воздухе, слегка дрожа на просоленном ветру.
- Но не будет.
[NIC]Klabautermann[/NIC][STA]Клабаутерман[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/QnbON.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+2

30

Астрея настолько удивилась, когда изнеженный аристократ, никогда до сих пор не встречавший нежити, вдруг возомнил себя полноправным охотником и даже осмелился проявить инициативу, что… растерялась. С охотницей такое случалось не часто. Служба обязывает все время быть начеку. Но одно дело – постоянно конфликтовать с потусторонними существами, и совсем другое – взаимодействовать с людьми. В первом случае госпожа Торелли была мастером, а вот со вторым дело обстояло несколько сложнее. Пожалуй, только благодаря этой растерянности женщина не отправила господина Ланца отдохнуть на палубе рядом со слугой. А когда Астрея снова смогла мыслить здраво, ее спутник уже разглагольствовал о том, что именно он, оказывается, нанял корабль да еще и привел ее с собой. Охотница не удержалась от скептического смешка, но прерывать разговор не стала. Пока господин Ланца заговаривал зубы загадочному созданию, женщина предпочла воспользоваться временем и получше рассмотреть возмутителя спокойствия корабля. Охотница внимательно наблюдала за внешним видом существа, его движениями, жестами. Стараясь при этом  еще и прислушиваться к его словам. Мелочей здесь быть не могло. Где-то во всем этом крылась разгадка истории этой нечисти, а значит – и секрет победы над ним.
Когда существо вдруг начало таять в воздухе, Астрея бросилась вперед, оттолкнув в сторону господина Ланца. Охотница резко протянула руку, однако удержать человечка ей не удалось – сжавшаяся ладонь  ухватила лишь воздух. В мире встречалась нечисть, которая была связана с  исключительно мощным физическим телом. Например, вампиры и оборотни – найди способ совладать с их чудовищной физической силой и способностями, и сможешь убить такого врага. Другие же, как например, призраки физическим телом не обладали вовсе, что совсем не мешало им вредить людям. А вот третьи могли принимать физическую форму и отказываться от нее по своему желанию. И справиться с ними было, пожалуй, сложнее всего. Для того, чтобы удержать их в телесной форме против воли нужен специальный ритуал или артефакт, а серебряная шпилька Астреи не годилась для первого и не являлась вторым. Поэтому существо запросто растаяло в воздухе, оставив после себя лишь последнюю реплику.
- Проклятье!
Астрея с досадой хлопнула себя по руке.
- Теперь он исчез!
Охотница зачем-то подтвердила и без того очевидный факт.
Высказывать нечисти все, что охотница о ней думает, уже не имело смысла, а потому госпожа Торелли обратилась к более близкому объекту.
- О чем вы только думали, когда затеяли эти переговоры? В следующий раз, когда вам в голову придет какая-нибудь идея, которая покажется вам хорошей, обсудите ее со мной, и я объясню, почему это не так!
По правде сказать, бывали случаи, когда умение вести с нечистью длительные беседы, могло сослужить весьма неплохую службу, но в данном случае эта стратегия себя не оправдала. А сообщать господину Ланца, что при иных обстоятельствах он вполне может оказаться полезным, Астрея не собиралась.
- Между прочим, в мои обязанности совершенно не входит возвращение вашего мертвого тела скорбящим родным и безутешной невесте!
- И это еще повезет, если тело вообще останется…
[NIC]Astreya Torelli[/NIC]
[STA]Мне ли жалеть огня?[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/8022419.png [/AVA]

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC