http://www.picshare.ru/uploads/160622/s4Yx31cfx7.jpg
ОСНОВНОЙ НИКНЕЙМ:
Курт

ПРЕДПОЧИТАЕМЫЕ ЖАНРЫ|ФЭНДОМЫ:

- Детектив.
- Научная фантастика.
- Готика.
- Драма.
- Фэнтези (городское, историческое, героическое, альтернативные миры);
- Мистика.
- Ужасы.
- Постапокалипсис .
- Киберпанк.
- Эротика.
- Реальная жизнь.
В общем-то готов поддержать любые самые смелые идеи.

ИНТЕРЕСУЮЩИЕ ПЕРСОНАЖИ:
В основном играю не канонических персонажей.

СВЯЗЬ: ЛС

НЕМНОГО О СЕБЕ:
По желанию

+

"Главное помнить, что на твой вопрос, почему это происходит именно со мной, нет никакого секретного ответа." (с)

- Этот храм Света перестал дарить благодать Бога вместе с последним вздохом веры в сердцах тех, кто клятвенно присягал ему на верность. Тьма поселилась в его закоулках, седая вуаль липкой паутины покрыла священные писания, гордыня обвилась шипящими скользкими змеями вокруг чистых душ, ослеплённых властью. Моей падшей души не достигает ни один луч благодатного Света, ибо я самый тёмный из них. На шее моей терновый венец грешника… - внутри всё скручивало тугими жгутами, опутывая тело тугой тянущей болью, не позволяя сделать и вздоха полной грудью.
Погибель может принимать различные облики и формы, дабы одурманить и обмануть разум, наложить пелену иллюзии на глаза, чтобы вершить свои тёмные дела. Тьма многогранна в своём коварстве. Её сладкоголосый чуткий многошепчущий голос с лёгкостью может убедить нас поверить, услышать и почувствовать, что только пожелает, исказив реальность. Во тьме так легко затеряться. Самое любимое её блюдо, это сердца, чья вера колеблется на чаше весов, на грани между светом и тьмой, добродетельностью и жестокостью, правдой и ложью, невинностью и пороком. Порой, люди и сами этого желают, отдаваясь на её милость.
Шаг. Под подошвой ботинок чавкает и хрустит кровь вперемешку с крошевом пыли и песка. Многочисленные искорёженные тела в чёрных балахонах вывернуты наизнанку и поломаны, будто разбитые в страстной агонии ненависти их создателя, чья рука безжалостно сминала их шеи, чтобы те, больше не проронили ни слова, выдавливала мякоть глаз, чтобы те, никогда не увидели больше света белого, вырывала их горячие сердца, чтобы больше не слышать их жалких, трусливых перестуков. Шаг. Ещё шаг.  Кровавые разводы небрежными влажными мазками тянулись до самой высокой железной двери.
- Как там?... – светло голубые глаза хищно сощурились, впиваясь взглядом в дверь, как острое копьё в сверкающие доблестные латы. - Целовать твои ступни хладные и каменные? - губы искривились в злой насмешке, а пальцы сжались в кулак, так что острые костяшки побелели.
- Я больше не внемлю Твоим устам отеческим! Я больше Тебя не слышу!– выкрикнув со всей злостью, человек полосонул острейшими когтями по двери, оскверняя, оставляя огромные глубокие полосы, в прорезях которых теплился огненный жар из самой преисподни. В расширенных зрачках ворочался и ликовал огонёк её беспросветного величества, что довольно оскаблилась в улыбке, нашёптывая на ухо своё материнское одобрение, подталкивая, ободряя, как первые лучи тёплого весеннего солнца после долгой зимы. Итан не мог отказать ей и уверенно поворачивал ключом в замочной скважине, приумножая сердечный перестук. Грудь сдавливало болезненным спазмом, но он не сопротивлялся и подчинялся её воле, делая последний поворот ключа. За железной дверью находились служители тайного ордена Его светлости, что следуют Его слову, совершая благие дела под знаменем Его имени. Стояли полукругом в ритуальных белых одеяниях, как свечи, колыхаясь в такт с песнопениями, с полыхающим огнём веры в мутных глазах, готовые, если не разорвать в Его честь, то заговорить Его словом до смерти, только бы сберечь свою главную тайну. У всего есть две стороны медали. Даже у добра есть тёмная и светлая сторона.
- Как ты…проник сюда?! – послышалось громкое возмущение напополам с проклятиями. Послышались тихие перешёптывания.– Ты не имеешь право входить сюда! – в ответ послышалась лишь презрительная усмешка. С разбитых костяшек медленно стекала живым алым соком кровь, бесшумно капая на белоснежный мраморный пол, как первые капли дождя перед бурей.
- Прочь! – в приказном тоне один из мистиков выставил руку вперёд, указывая на выход. В ответ Итан лишь зафиксировал холодный взгляд на адамовом яблоке главного среди них, как лезвие ножа, втыкаясь острейшим концом, мысленно пробивая, выпуская наружу красную россыпь, обратив белое в грязно алое.
- Молите меня, как молите Его, ввергая других в благоговейный ужас Его имени,  и быть, может тогда, я снизойду до вас и позволю жить,- голос хриплый и низкий, горделивый, а в уголках рта спряталось отвращение.
- Неужели вы не ощущаете зловонный запах собственного падения и грязи, что течёт в ваших венах вместо человеческой крови? Неужели не слышите, как ангелы обливаются слезами, а их рты выворачивает горечью от того во что вы превратились?!– повысив голос до крика, надменный изгиб рта искривился в оскале, а внезапный сильный порыв ветра, как хлёсткий удар кнута, затушил все свечи, оставив после себя лишь дым.
Окровавленные бледные руки яростно тянулись к беспросветной глубине, за которой скрывалась рука того, кто вытащит из этого замкнутого порочного круга, того в чьих силах совершить гневный суд. Сжатый сгусток яркой вспышки быстрым электрическим разрядом прокатился по рукам и разошёлся смертельной волной, озаряя помещение. Вырвавшись, она мощным разрядом пожрала огненным языком смертную оболочку, испепелив всё живое на своём пути до которого только могла добраться. В воздухе мгновенно запахло гарью. На лбу и висках выступили мелкие бисеренки холодного пота. Израненное и истощённое тело парня едва находилось в сознании. Наклонившись, Итан тяжело опёрся рукой о стену и подобрал серебряный ключ, ведущий в тайное подземелье ордена и, отряхнул от пепла, что остался после главного мистика. С помощью ключа открывался портал, переносящий в запретные недра ордена, в подземелья. Руки ужасно ломило от боли, а в голове черти устроили дикие пляски, пестря перед глазами расплывающимися пятнами. Внутри зияла полнейшая пустота. Оставалось последнее усилие. Протянув руки вперёд, юноша стал буквально разрывать пальцами пространство, яростно отрывая невидимые лоскутки материи тонкого иного мира, за которым пряталось главное сокровище - парящий кристалл, отливающий всеми оттенками фиолетового. Внутри него теплилась потусторонняя жизнь, отдающаяся вибрацией в книге, что была спрятана в его сумке через плечо. Одно стремилось к другому. Заключив кристалл в ладони, Итан испуганно вздрогнул, едва успев закрыть глаза, прикрываясь рукой от яркой вспышки тысячи солнц. В одно мгновение всё исчезло. Наступила тишина.
Следы останков приспешников ордена нашли тем же вечером. Началась смута и паника. Глава ордена в спешном решении отправил запрос в гильдию, чтобы прислали того, кто сможет помочь вернуть потерянные сокровища и самого вора.

Отредактировано Курт (2016-06-22 22:26:11)