https://pp.vk.me/c608921/v608921921/4c14/YiJ8jtsNlYs.jpg

ОСНОВНОЙ НИКНЕЙМ:
lepestok

ПРЕДПОЧИТАЕМЫЕ ЖАНРЫ|ФЭНДОМЫ:
ЖАНРЫ: ангст, драма, супергероика, мистика, детектив
ФЭНДОМА: Молокососы, Отбросы, Проповедник, Мувиверсные версии марвел и диси, Бесстыжие, Гримм, Сверхъестественное, Дневники вампира, Франкенштейн, Обмани меня,

ИНТЕРЕСУЮЩИЕ ПЕРСОНАЖИ:
много, очень много по указанным фендомам

СВЯЗЬ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

НЕМНОГО О СЕБЕ:
Играю не быстро, но с чувством, с толком, с расстановкой. Посты пишу разного размера: как короткие экшеновые, так и длинные ангстовые простыни с самокопанием - все зависит от эпизода, настроения и соигрока. Птицу-тройку не люблю. И вообще боюсь птиц - они разносят инфекцию.

Пример пишется под спойлером

Детлеф неожиданно понял, что хочет найти приключений на свою задницу. О чем думает любой нормальный человек, когда по пути ему встречается делегация бунтующих? Свернуть, отойти - подойдет любой способ, лишь бы не приняли за "своего", за участника митинга, за сумасшедшего, думающего, что плакатами с яркими и броскими фразами он сможет чего-то добиться. Детлеф так делал постоянно, но сегодня было исключением. У него по плану была работа для себя, не на заказ, поэтому в студии он не торопился - нагуливал подходящее настроение.

Нагулял. Правда не совсем такое, какое ожидал. Детлеф не любил ввязываться во всякие подозрительные авантюры, но настроению не прикажешь.

Он с интересом рассматривал митингующих: толпа была настолько разномастной, что он даже не мог представить, какой же категории людей здесь нет. В основном, конечно, воевала во имя своих интересов молодежь, но и мужчин "в самом расцвете сил", и женщин-ягодок здесь также хватало. "И чего им дома не сидится?" - подумал Детлеф, разглядывая людей, часть которых вышла просто с целью побунтовать. Как он давно заметил, у определенных личностей, особо скучающих и ничем более не увлеченных, часто возникает привязанность к одному делу. Оно становится их навязчивой идеей. И пусть им и не важен результат сего действия, они будут продолжать этим заниматься - для удовлетворения своих выдуманных потребностей. В данном случае этим делом был митинг. "Уверен, какая-то доля из местных ораторов участвует в каждом волнении, даже взаимоисключающих себя" - подвел парень итог.

Что кричала толпа, было непонятно. Но Детлеф понял, что большую часть массы составляли люди из сферы искусства: повсюду были плакаты, призывающие к свободе самовыражения в творчестве и разрушению рамок. Ему только и оставалось, что признать невозможность случайного совпадения. Сколько в Берлине проходит митингов, а его притянуло именно на этот.

Парня постоянно бесило отношение к его работам "знатоков искусства", утверждающих, что он пишет портреты не в том стиле, который сейчас нравится публике. Детлеф пытался им доказать, что настроения у этой самой публики меняются изо дня на день и что у каждого свой вкус, но нет - "Ваш стиль не современен. Делайте то, что мы хотим видеть, и тогда во всех галереях вас встретят с распростертыми объятиями" . Единственное, что вынес их этих вечно повторяющих отказов Детлеф, было осознание нежелания "таких объятий". Он предпочитал делать то, что он хочет, а не следовать слепой моде.

Парня завлекала толпа, манила своей сплоченностью, но разум все еще давал отпор, отгораживая от создания ненужных проблем. Однако митинг уже успел закинуть пару искр в глубь души, взбудоражив в ней все эмоции, что Детлеф пытался похоронить и забыть. "Да, что же со мной случится? Не убьют, надеюсь, а остальное - мелочи," - уговорил он сам себя и подошел ближе. Со стороны его порыв выглядел весьма странно: парень напоминал голубя, осторожно приближающегося к предложенному на улице корму - медленно, постепенно, изучая реакцию, постепенно накапливая смелость.

Детлеф пока не принимал активного участия - он просто стоял в толпе, все больше и больше заряжаясь их настроением. Он, уже без особого удивления, находил среди митингующих знакомые лица - со многими он пересекался еще в университете на лекциях, семинарах, да и просто в коридорах и столовой. Некоторых он даже знал лично, но большинство - только мимоходом.